WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«1988–1989. 25НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ АНТРОПОЛОГИЯ ПАМЯТИ САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 ...»

-- [ Страница 1 ] --

1988–1989.

25НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ

АНТРОПОЛОГИЯ ПАМЯТИ

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА

В 1988–1989 гг.

ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ

25-летию самообороны

армян Кировабада посвящается

Составители

Гриша Оганезов,

Грануш Харатян, канд. ист. наук Исторический очерк и комментарии Грануш Харатян ЕРЕВАН ИЗДАТЕЛЬСТВО «ГИТУТЮН» НАН РА УДК 94/99..941(479.25) ББК 63.3+63.3(2АР) С 176 Печатается по решению ученого совета Института археологии и этногафии НАН РА С 176 Самооборона армян Кировабада в 1988-1989 гг. глазами очевидцев. Составители Гриша Оганезов, Грануш Харатян. – Ер.; Изд-во «Гитутюн» НАН РА, 2014, –534 стр.

Из насильственных действий по отношению к мирным жителям в период изгнания армянского населения из Советского Азербайджана в 1988–1992 гг. более или менее известны резня в городах Сумгаите и Баку и т. н. операция «Кольцо». В действительности же примеров насилия над мирным населением несравнимо больше. Их характер и масштаб были обусловлены степенью географической защищенности конкретного населенного пункта, сопротивлением жителей, решительностью тех, кто осуществлял насилие, ресурсами, настроем государственных, политических и административных органов.

В этой книге посредством документов и свидетельств очевидцев представлены малоизвестные специалистам и широкому кругу читателей события: выселение армянского населения Кировабада и попытка самообороны кировабадских армян в 1988–1989 гг. Книга предназначена для историков, конфликтологов и тех, кто интересуется процессом распада СССР и армяно-азербайджанскими отношениями.

1988-1992.

ISBN 978-5-8080-1094-9 © Институт археологии и этногафии НАН РА, 2014 © Оганезов Г., 2014 © Харатян Г., 2014 Авторы выражают благодарность почетному председателю благотворительной общественной организации «Гардмана еркир», депутату Национального Собрания РА Спартаку Сейрановичу Меликяну, за оказанную ма

–  –  –

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ

Эта книга о так называемых «событиях», происшедших в азербайджанском городе Кировабаде в 1988–1989 годах. В ней изложены факты глазами очевидцев, пытавшихся выжить и защититься от оголтелой, необузданной, истеричной, по сути своей расистской агрессии.

Часть свидетелей – жертвы «событий», абсолютно уверены, что они («события») были спланированы и организованы государственными властными структурами: партийными и исполнительными органами, советами, милицией, судами, вероятно, также армейскими подразделениями. Может быть, они ошибаются. Возможно, властные структуры просто не выполнили своих функций, не защитили своих граждан, одних людей от других тогда, когда одна из сторон остро нуждалась в защите. Возможно, власти на разных уровнях просто пережидали время. Однако жертвы задаются вопросом

– как же случилось, что из больниц выдворяли больных определенной национальности, как стало возможным, что люди в милицейской форме не просто не вмешивались, когда одни убивали других, а даже поощряли убийц?

Как могло случиться, что у жертв требовали подписи о том, что зачинщиками и провокаторами «беспорядков» являются они, то есть сами жертвы?

Каждый в отдельности. Нейтральное слово «беспорядки» в то время в Кировабаде означало: надругательства, групповые жестокие избиения, изнасилования, убийства, поджоги, грабежи, натравливание одних на других, героизация вандалов и даже вандализация подростков. И так продолжалось изо дня в день.





«События в Кировабаде» 21 ноября – 8 декабря (обобщенно) Утром 21 ноября 1988 года в Кировабаде к площади Ленина, напротив административного здания ГК КП 1 и горисполкома2, начали стекаться организованные колонны студентов, к которым примкнули работники промышленных предприятий и возбужденные толпы. К обеду 1 ГК КП – городской комитет коммунистической партии.

2 Горисполком – городской исполнительный комитет.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ вся площадь Ленина была заполнена разъяренными людьми. Звучали призывы «Прочь, армяне!» и «Смерть армянам!». Риторика ораторов до предела накаляла страсти. К 15-ти часам огромная толпа молодежи в сопровождении сотрудников УВД (управление внутренних дел, милиция), вооруженная железными прутьями и камнями, двинулась в армянскую часть города, избивая встречавшихся на своем пути армян.

Прорвавшись к армянской действующей церкви, толпа азербайджанцев учинила погром, однако вскоре, встретив отпор в районе Красного села 3, она отступила. На обратном пути был подожжен дом №68 на улице Фиолетова. Бесчинства продолжались около шести часов. К вечеру того же дня армянская часть города была оцеплена войсками.

В армянской части города, в ожидании очередных эксцессов, армяне всю ночь дежурили на улицах возле костров. На следующий день, к полудню, в армянской части города появились первые беженцы-армяне, проживающие в азербайджанской части города. А к шести часам вечера в азербайджанской части начались массовые избиения армян и погромы их домов и квартир.

Группа армян, посоветовавшись друг с другом, решила самообороняться (см. в этой книге под заглавием «Воспоминания» 21–22 ноября).

Впоследствии эта группа стала называться инициативной группой – ИГ. В помещении церкви было создано некое подобие штаба ИГ, куда начала стекаться информация о происходящем, и где принимались решения – как помочь людям. ИГ наладила контакт с представителями комендатуры. Комендантом города (в те дни им являлся генерал-лейтенант Петр Петрович Полях) был издан приказ о введении особого положения – комендантского часа4, с 10-ти вечера до 6-ти утра.

По требованию ИГ для переброски армян из азербайджанской части в армянскую комендатура города выделила две автомашины (без бензина) в сопровождении одного офицера и безоружного солдата, прибывших только к 12-ти часам ночи. В ту же ночь десять добровольцевармян, рискуя собственной жизнью, выехали в районы погромов. Было 3 Красное село – официальное название одного из кварталов Кировабада в армянской части города, названного так в честь Красной армии, вошедшей в Кировабад именно с этой части города. В народе квартал назывался по-старому «Тязашен» («тяза» – по азерб.

«новый», «шен» – по арм. «поселение», «деревня»).

4 Комендантский час – ограничение передвижения граждан, запрет находиться на улицах, в общественных местах без особого разрешения на определенной территории в определенное время (в основном ночью), с целью установления и поддержания порядка и уменьшения количества жертв во время чрезвычайного положения, в военное время.

За соблюдением запрета следят специально выделенные для этой цели подразделения войск или полиции государства. В Кировабаде тогда не было введено чрезвычайное положение.

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 7 спасено 77 человек, в основном дети, женщины и старики. Всю ночь в штабе шла регистрация и прием заявлений от пострадавших.

С 21 по 23 ноября 1988 года из больниц были грубо изгнаны все больные армянской национальности, в том числе недавно прооперированные и тяжелобольные. Они были размещены в специальном медпункте, созданном инициативной группой рядом с церковью. В армянскую часть города «скорая помощь» не выезжала.

В первые дни погрома армяне были изгнаны со своих рабочих мест.

Работники сберегательных касс и касс Аэрофлота рвали паспорта армян, пришедших получить вклад или приобрести билеты для выезда из города. С одной стороны, молодчики-вандалы кричали: «Прочь, армяне, из Азербайджана!», с другой стороны – перекрывали пути, не давая возможности уехать. Очень многие остались без документов.

Для того, чтобы помочь эвакуировать армян из азербайджанской части города в армянскую, с 23 ноября инициативной группе военными было выделено два автобуса с вооруженной охраной и выдано армянам 50 пропусков, в том числе на автомашины, с разрешением ездить по городу во время комендантского часа.

Бесконечный поток избитых, изнасилованных, обезумевших от страха, раздетых людей, не имеющих документов и средств к существованию, размещали в церкви и прицерковной школе. Среди них были не только армяне, но и русские, украинцы, грузины, евреи, греки – люди разных немусульманских национальностей.

В азербайджанской части города, на площади Ленина, продолжались митинги, лозунг «Смерть армянам!» за два дня был перефразирован в «Смерть армянам и русским!».

Видимо, неудовлетворенные не достаточно радикальными решениями своих руководителей митингующие требовали к себе первого секретаря ГК КП Багирли. Но, узнав о побеге Багирли, они устроили погром в здании ГК КП, на крыше которого в течение 36-ти часов красовался турецкий флаг.

В это же самое время по азербайджанскому телевидению из столицы Баку демонстрировались митинги антиармянского толка, на которых выступавшие требовали принятия решительных мер по отношению к армянскому населению, проживающему в Азербайджане. В период с 24 по 27 ноября положение не изменилось. На просьбы ИГ, обращенные к сменившему П. Поляха новому коменданту города В. Омельченко об оказании помощи пострадавшим, обеспечении их продуктами питания, медикаментами, комендатом города был дан ответ: «Это не входит в нашу компетенцию».

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ

Нерешительные действия армии позволили азербайджанцам бесчинствовать в течение 6-7-и дней. За эти дни:

– убито – 10 человек, в том числе трое военнослужащих;

– изнасиловано – 5 женщин и девушек;

– пропало без вести – 53 человека;

– тяжело ранено – 74 человека;

– число беженцев – 4.500 человек (переселившихся из азербайджанской части города в армянскую);

– разграблено – 1.120 квартир;

– украдено – 20 автомашин;

– сожжено – 4 автомашины.

Более 250 человек получили первую медпомощь в «полевом госпитале», созданном ИГ при армянской церкви, при содействии добровольцев врачей и медсестер.

Около семи тысяч жителей оказались без крова. Многие квартиры армян уже были заселены азербайджанцами. Заселение происходило с ведома жилуправлений.

На седьмой день происходивших событий в штаб ИГ прибыл подполковник Николай Васильевич Зубов. Он пригрозил ИГ и потребовал, чтобы помещение церкви было освобождено, а «скрывающиеся» там пострадавшие граждане вернулись в свои разграбленные, сожженные дома. Одновременно было сообщено, что в город прибыла следственная группа Прокуратуры СССР и работники Главного управления уголовного розыска СССР.

29 ноября прекратились массовые погромы, началась новая волна акций. Работники военного комиссариата начали призывать в армию молодежь, а комендант города издал приказ о сдаче охотничьих ружей.

Прокуратурой СССР проводилась судебно-медицинская экспертиза лиц, подвергшихся избиениям и изнасилованиям.

Подполковник Н. Зубов озадачил членов ИГ ультиматумом – принять выдвигаемые местной администрацией условия, а именно: а) «не заниматься подстрекательством» (т.е. снять самооборону), б) «расходиться по домам» (по каким домам? Разграбленным, без окон и дверей и/или занятым погромщиками?) и г) «выйти на работу» (куда на работу? Туда, где администрация отказывала в помощи, где сослуживцы угрожали?). Если эти условия не будут выполнены, он не отвечает за последствия, и войска будут выведены. На размышление было дано 4 часа. Инициативная группа, естественно, не могла предложить беженцам «расходиться по домам», либо разгромленным, либо занятым азербайджанцами (все время звучали неопределененные обещания «заниматься каждым случаем в отдельности, а пока расходиться»). Не ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 9 могла «не заниматься подстрекательством», т.е. снять самооборону, что в данной ситуации означало оставить людей один на один с неприкрытым произволом убийц и насильников.

Воспользовавшись создавшейся ситуацией, ГК КП поменял тактику и решил организовать переезд армян в Армению. Городские власти с помощью комендатуры города срочно организовали эвакуационный пункт. Военнослужащие, разъезжая по армянской части города на бронетранспортерах, вели агитацию среди населения, оповещая народ о том, что в штабе гражданской обороны города функционирует эвакопункт. Желающие выехать должны были дать подписку о том, что они уезжают добровольно и никаких претензий к кому бы то ни было не имеют (автор идеи – второй секретарь ГК КП).

По требованию ИГ, комендантом города эта акция была приостановлена, однако от записавшихся на добровольный отъезд, подписку об отсутствии претензий взяли.

Подполковник Н. Зубов, игнорирующий все эти дни ИГ, предложил ей встречу на нейтральной территории. На встрече кроме городских руководителей присутствовали также представители комендатуры.

Основными требованиями ИГ были: приостановка эвакуации, выдача дубликатов паспортов, обеспечение питанием, медобслуживанием, восстановление работы почты, телефона, признание организованного целенаправленного погрома и ряд других насущных вопросов. Требования не были приняты.

7 декабря 1988 года в Армении произошло чудовищное землетрясение, и попытки городских властей организовать вывоз армян из Кировабада в Армению прекратились.

Следственную группу Прокуратуры СССР и ГУУР 5 СССР местные власти перевели из армянской части Гянджинского РОВД 6, в здание УВД, находящееся в азербайджанской части города. Это привело к тому, что потерпевшие уже не могли давать показания. Расчет был прост – затруднить следственный процесс, так как многие пострадавшие, которых не удалось эвакуировать в связи с землетрясением и со сложившейся в Армении ситуацией, не поедут в азербайджанскую часть города и не смогут предъявить обвинения. Практически следственный процесс был заблокирован, а армянам оставалось самостоятельно находить возможность покинуть пределы Азербайджана. Очень скоро в Кировабаде не осталось ни одной армянской семьи.

5 ГУУР – главное управление уголовного розыска.

6 РОВД – районное отделение внутренних дел.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ «События» (это трусливое определение как обычно, так и в данном случае применяется для того, чтобы изначально не называть явление соответствующим термином, оставив это на совести политиков и историков) в городе Кировабаде в 1988–1989 годах – только одно из звеньев агрессивного армянофобства, пробудившегося и развернувшегося в Азербайджане в 1988 году и, к сожалению, продолжающегося до сих пор. Так называемые «кировабадские события» в этой цепи широкому кругу читателей малоизвестны, в том числе в Армении и Азербайджане. В течение самих «событий» советская и зарубежная пресса упорно молчала до тех пор, пока армян в Кировабаде не осталось. Собственно говоря, молчание продолжалось и дальше. Между тем кировабадские армяне оборонялись, и этот длившийся почти три недели эпизод коллективной самообороны в процессе дикого выдавливания армянского населения из Азербайджана, сопровождавшемся групповыми насилиями, погромами, поджогами, убийствами, выпукло продемонстрировал чудовищное давление советской власти на безоружных граждан, брошенных на растерзание обезумевшим группам расистов и криминальных лиц.

Весь процесс выдавливания армян из Кировабада был задокументирован инициативной группой, все речи записаны на аудиокассетах.

Устные рассказы некоторых пострадавших также записаны на аудиокассеты. Медики-добровольцы армяне вели налаженный медицинский журнал. Добровольные денежные взносы для поддержания жизни людей, нашедших приют в армянской церкви и в армянской части города у знакомых, родных, добросовестно записаны и тщательно задокументированы. Часть собранного материала была передана работникам Прокуратуры СССР, в том числе заявления пострадавших о погромах, грабежах и насилиях, фотографии погромщиков и пострадавших, записи допросов задержанных и их собственные показания. Многие материалы, переданные в комендатуру еще в первые дни погромов, бесследно исчезли. Вместе с ними исчезло более 400 заявлений, отобранных из материалов следователем майором Красавиным.

Хронику «событий» начал записывать журналист Семен Бабакехвян, продолжили фактический руководитель ИГ Гриша Оганезов, а также Тигран Джамгарян и Валерий Байталов. У Гриши Оганезова хранятся также все оставшиеся документы: записи, заявления и др.

После эвакуации из Кировабада оставшихся в живых армян Гриша Оганезов вместе с некоторыми другими членами ИГ занялись обустройством и решением разных проблем беженцев-армян из Азербайджана, и, в частности, кировабадских беженцев. Только спустя более двадцати ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 11 лет он смог заняться архивом тех дней и вместе с Грануш Харатян подготовить к изданию сей скромный труд.

В 1988 году в Азербайджане армянофобство пробудилось не из глубокой спячки. В скрытых формах оно существовало в течение всего советского периода. Время от времени оно проявлялось открыто, однако под давлением советских властных структур обычно переходило в плохо скрываемое злобное сдерживание чувств. В рамках идеологического курса перестройки в СССР было допущено некое политическое послабление по отношению к республикам, и в 1988 году одна из этноадминистративных единиц, Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) в составе Азербайджанской Республики посмела поверить перестроечным обещаниям и попробовала в рамках советских законов выразить давнее стремление выйти из состава Азербайджана.

Краткая справка: Нагорный Карабах вместе с равнинной частью находится на Южном Кавказе, в восточной части Армянского нагорья.

В начале нового летосчисления нагорный и равнинный Карабах вместе назывались Арцахом, являясь одной из провинций Великой Армении. После распада Великой Армении и армянских царств Арцах был в составе Персидской империи, но долгое время управлялся местной армянской знатью – меликами. Начиная с 14-го века равнинная часть Арцаха заселялась различными тюркоязычными племенами. В обиход вошло новое, тюркское название Арцаха – Карабах. В 18-м веке в равнинном Карабахе было образовано Карабахское ханство, которое вскоре установило власть над армянонаселенным Нагорным Карабахом.

В 19-м веке, во время русско-персидской войны, Карабахское ханство было занято русскими войсками. По русско-персидскому Гюлистанскому мирному договору 1813 года Карабахское ханство было признано за Россией. В 1823 году Карабахское ханство было ликвидировано. Нагорный Карабах вошел в новообразованную Карабахскую провинцию, затем стал частью Елизаветпольской губернии.

В 1917 году, после развала Российской империи и установления большевистской власти, Собранием армян Карабаха сформировалось самоуправление Карабаха. В течение трех лет регион стал ареной ожесточенных столкновений между тюркоязычными мусульманами (будущими азербайджанцами, которых армяне называли «турками», русские – «татарами», «кавказскими татарами» или «закавказскими турками», грузины – «татарами») и армянами; события стали как бы продолжением Геноцида армян 1915 года в Османской САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ империи. Эта необъявленная жестокая война унесла жизни десятков тысяч мирных жителей. В городе Шуше от резни погибло почти все армянское население, составляющее в 1916 г. 22.934 человек («Кавказский календарь» на 1917 г., Тифлис, 1916, с. 190–196). Новообразованная вследствие развала Российской империи Азербайджанская Демократическая Республика (АДР), несмотря на абсолютное большинство армян в Карабахе, оспаривала право армян управлять регионом. Ослабленная до предела новообразованная Республика Армения, защищаясь от нападений турецкой армии, не в силах была защитить армянское население Карабаха от совместных нападений кавказских турок – будущих азербайджанцев, и регулярной армии Турции. После большевизации трех республик Южного Кавказа решением Кавбюро ЦК РКП(б) от 4 июля 1921 года было решено передать Нагорный Карабах Армении, но окончательное решение оставить за ЦК РКП(б), однако новым решением от 5 июля он был включен в состав Азербайджана с предоставлением широкой областной автономии. В 1923 году из армянонаселенной части Нагорного Карабаха (без Шаумяновского и части Ханларского района) в составе Азербайджанской ССР была образована Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК). В то время, согласно переписи 1926 года, в новообразованной АОНК армяне составляли 94%, а из оставшихся 6% подавляющее большинство были азербайджанцы. В 1937 году АОНК была преобразована в Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО).

За годы советской власти процент азербайджанского населения НКАО возрос до 23%. Азербайджанцы были сконцентрированы в основном в самом маленьком по площади Шушинском районе, где в 1989 году, согласно последней советской переписи, проживало 23.156 человек, из которых 21.234 (91,7%) были азербайджанцами и 1.620 (7%) армянами.

Все это время армяне НКАО стремились выйти из состава Азербайджанской ССР.

Итак, во время горбачевской перестройки, 20 февраля 1988 года, внеочередная сессия народных депутатов НКАО обратилась к Верховным Советам Армянской ССР, Азербайджанской ССР и СССР с просьбой рассмотреть и положительно решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджана в состав Армении. В ответ на это обращение официальный Баку пригрозил утопить в крови весь Карабах. В Ереване собралась группа граждан в защиту карабахских армян, и начались многотысячные круглосуточные митинги, на которых информировали население о ситуации в Азербайджане. 27 февраля в Азербайджане, в г. Сумгаите, недалеко от столицы Баку, начались погромы армянского населения города. Призывы насильников «Смерть арОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 13 мянам!», «Мусульмане против армян!», убийства, изнасилования, грабежи, поджоги людей и домов, словом – вакханалия расистов, продолжалась три дня. «К вечеру 27 февраля трибунные выступления переросли в насильственные действия. Сотни сумгаитских азербайджанцев, распаленные митинговыми призывами, подогретые спиртными напитками, раздаваемыми бесплатно с грузовиков (следствием эти факты установлены), беспрепятственно приступили к погромам квартир армян, их массовым избиениям, убийствам, которые длились до поздней ночи. Государственные, партийные и правоохранительные органы города и республики на беспрецедентные беспорядки в городе не отреагировали. Сумгаит полностью перешел во власть погромщиков»7. Местные республиканские и городские власти «активно бездействовали», поощряя уголовников и опьяненных безнаказанностью грабителей и убийц. Милиция не вмешивалась и не реагировала на мольбы армян о помощи.

Параллельно с Сумгаитом произошли случаи насилия над армянами в Кировабаде. Группы молодых азербайджанцев под прикрытием милиционеров избивали людей прямо на улицах армянской части города, ломали окна и двери. 29 февраля 1988 года в Москве, на заседании Политбюро ЦК

КПСС обсуждалась ситуация в Карабахе, Азербайджане и Армении. Члены ЦК были хорошо информированы о ситуации. О Сумгаите сообщалось:

«...бесчинствуют молодчики, их рассосали, но они пошли небольшими группами бесчинствовать – палить автобусы, совершать убийства – уже имеется 14 смертей. Многие люди в госпиталях... 110 раненых... Тут свирепствуют уже бандитствующие элементы, среди них оказались рецидивисты, вся пена поднялась наверх, а сумгаитская милиция уже стоит и ничего не делает.

Значит, эта акция задумана в ответ армянам, чтобы дать «острый ответ»...

14 убитых, в том числе 3 женщины, 3 азербайджанца, 6 армян, остальные устанавливаются, пострадал от телесных повреждений 71 человек, в том числе 48 армян. Сожжено 6 автомобилей, в 13 домах совершено 19 поджогов, пострадали Дом политического просвещения, автовокзал. Имели место 4 факта насилия. Пострадало 54 работника милиции, задержано 47 человек, в том числе 5 мародеров... Из числа задержанных двое признались в том, что один убил пять, а другой трех человек. У мародеров изъяли золото, драгоценности... Двум женщинам груди вырезали, одной голову отрезали, а с девочки кожу сняли. Вот такая дикость. Некоторые курсанты в обморок падаКривопусков В. Мятежный Карабах. Из дневника офицера МВД СССР. Изд. второе, дополненное. М., 2007, с. 188.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ ли после того, как увидели это...»8. На заседании долго обсуждается вопрос о целесообразности введения комендантского часа в Сумгаите, и некоторым членам Политбюро удается убедить М. Горбачева в необходимости такого решения. Только спустя три дня в город вошли советские войска и приостановили жестокий погром. Суд над погромщиками-расистами практически не состоялся. «Все судебные процессы должны были проходить только в судах различных городов Российской Федерации. Однако лишь один процесс слушался в Москве в Верховном Суде СССР и три процесса были проведены областными судами Воронежской, Волгоградской и Куйбышевской (ныне Самарской) областей. Все остальные дела Генеральная Прокуратура СССР направила в суды Азербайджана, их слушания прошли в Баку и Сумгаите.

Далеко не все убийцы и погромщики оказались на скамье подсудимых. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР по уголовному делу №18/60232-88 от 18 октября 1988 года трем азербайджанцам за «...

организацию и непосредственное участие в массовых беспорядках, сопровождающихся погромами, поджогами и убийствами в городе Сумгаите...»

вынесла обвинительный приговор, по которому только один из них А. И.

Ахмедов, был приговорен к смертной казни»9. «Крайне скудные материалы уголовных дел, равно как и показания Рубена Рштуни, Рубена Саакяна и Полины Шапошниковой (адвокатов, представлявших интересы пострадавших) однозначно показывают, что расследование и судопроизводство уголовных дел по сумгаитским преступлениям умышленно провалились... до начала следствия М. Горбачев выступил с миссией по его курированию... В следствии по вполне объективным причинам не могли участвовать свидетели и пострадавшие, однако это вовсе не стало основанием для того, чтобы в спешном порядке, всего за месяц (с 18 октября до 18 ноября 1988 г.) завершить судебный процесс. Судопроизводство в Сумгаите началось 12 октября... Все существенные ходатайства армянских адвокатов без каких-либо аргументаций отклонялись. Характерно также, что П. Шапошникова и Р. Рштуни ходатайствовали для выдвижения подсудимым дополнительного обвинения на основе нарушения национального или расового равноправия, однако по последовательному указанию заместителя генерального проку

–  –  –

рора СССР Катусева убийства были квалифицированы как совершенные из хулиганских побуждений»10.

Тот фарс, который выдавался за судебный процесс, и по-видимому, должен был демонстрировать перестроечную демократию, откровенно продемонстрировал несостоятельность перестройки11. Сумгаитские армяне были вывезены в Армению, а грабители и убийцы в риторике антикарабахского и антиармянского движения в Азербайджане возвысились в ранг героев.

Поздно, очень поздно отдельные люди из числа офицеров МВД СССР начали размышлять над вопросами, ответы на которые еще в 1988 г. озвучивали армяне. «...Из громадного числа сумгаитских погромщиков к судебной ответственности были привлечены всего 94 человека – преимущественно подростки и молодые парни. Им предъявлялись обвинения в убийствах и изнасилованиях, избиениях и т. п., причем во всех случаях их действия мотивировались как «из хулиганских побуждений». По решению Генеральной Прокуратуры СССР, которое было согласовано с руководством страны, единого общего процесса не проводилось. Дело о «хулиганских побуждениях»

было разбито на 80 эпизодов. Расчленение дела на эпизоды, вся организация следствия заведомо исключали установку истинных организаторов и вдохновителей преступлений, вынесение судом определения ответственности Азербайджанским республиканским государственным органам за допущенную преступную трехдневную бездеятельность. Для профессионалов ясно, что следствие и судебные разбирательства в этом случае не смогут дать ответов на многие вопросы. Почему, например, массовые убийства и насилия были квалифицированы как «хулиганское побуждение», тогда как преступные действия азербайджанского населения Сумгаита были направлены против одной из национальных групп, составляющей значительную часть жителей города? Почему следствие не установило и не привлекло к судебной ответственности откровенных подстрекателей погромов и убийств армян, нападений на военнослужащих?»12.

В Армению, естественно, приходили тревожные, но непроверенные слухи о Сумгаите. На ереванских митингах продолжалась риторика в поддержку решения карабахцев, выражалась тревога о судьбе армян в Азербайджане. В речах – никакой агрессии, никаких призывов к убийству, к 10 Предсказуемый провал следствия и судопроизводства по сумгаитским погромам, http:// n-idea.am/ru/publications.php?id=27539 11 Шахмурадян С. Сумгаитская трагедия глазами очевидцев. Ереван, 1989; Сумгаит… Геноцид…Гласность? Ереван, 1990.

12 Кривопусков В. Указ. соч., с. 190–191.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ мести. Наоборот, частые упоминания о том, что Карабахское движение «не направлено ни против азербайджанского меньшинства в Армении, ни против азербайджанского народа в целом»13. Все это было хорошо известно центральной власти. На том же вышеупомянутом заседании 29 февраля 1988 года М. Горбачев сообщает членам ЦК КПСС: «Во всех выступлениях была тема Карабаха, его присоединения к Армении. Говорилось, что этот вопрос при Сталине был решен неправильно, что это решение было навязано народу в известных условиях, что оно неправильно и что этот вопрос надо решить сейчас, в рамках демократизма и перестройки. Мне Власов14 дал пленку, на которой события этих трех дней сняты скрытой камерой.

Я просмотрел все выступления, всю эту массу видел. Перспективу покажут – миллион голов стоят голова к голове, насколько камера берет. Среди них – молодежь, старики. Выступали знатные люди – народные артисты, художники, в общем, крупные величины. Все концентрировалось вокруг положения в Нагорном Карабахе. Говорилось о неуважительном отношении к армянской культуре, о том, что армяне, армянская автономия бесправны, без связей с родиной и т.

д. Все напряжение было на армянском крыле. Потому что решением, которое мы приняли на Политбюро, мы держали Азербайджан, откровенно говоря (выделено Г.Х.). Если бы мы не приняли этого решения, то было бы то, о чем я вам скажу потом... То, что история, судьба разметала армянский народ – это все мы знаем и понимаем. Собственно я вижу две причины: с одной стороны, многие упущения, в самом Карабахе и плюс эмоциональное начало, которое сидит в народе. Все, что исторически произошло с этим народом, оно сидит, и поэтому все то, что его задевает, вызывает такую реакцию.

А за что уцепиться, там было и есть. Оказывается, секретарь Степанакертского обкома за 14 лет ни разу не был в Армении, хотя Нагорный Карабах – это ведь армянская автономия. Ну и многое другое начинают перечислять. Даже дороги, ведущие в Армению, забросили. Культурная связь была нарушена. Это сознательно делалось. Передачи турецкого телевидения 13 Воеводский К. Перестройка в Карабахском зеркале. – «Pro Armenia», 1993, № 1.

14 Власов Александр Владимирович (1932–2002) – советский государственный и партийный деятель. Министр внутренних дел СССР с 24 января 1986 по 20 октября 1988 года. Являлся организатором создания ОМОН (Отряд мобильный особого назначения, ранее – Отряд милиции особого назначения и Отряд особого назначения) – подразделения полиции, предназначение которых – выполнение опасных заданий в городских условиях, включая захват и ликвидацию вооруженных преступников, силовое подавление массовых беспорядков и пр. Как правило, подразделения ОМОН лучше вооружены по сравнению с обычной полицией, а сотрудники ОМОН проходят специальную подготовку.

ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 17 принимаются в Нагорном Карабахе, а армянского – нет. А это все ведь задевает чувства людей.

Я Виктора Михайловича15 спрашиваю: «Что ты там сделал с пограничной полосой»? Он мне ответил, что в Нахичевани16, где проходит граница, у пограничников есть своя полоса, где расположены заставы и т.д. А всю глубину пограничной зоны определяют местные органы, в данном случае республиканские. И какое решение было ими принято? Вся Нахичевань была отнесена к пограничной зоне, свободный въезд туда был запрещен. А ведь там жертвы геноцида были захоронены, там находятся все могилы. Там было 90 памятников армянской культуры, из которых один остался17. И все.

Никого не пускают под тем предлогом, что это пограничная зона и дорога, которая ведет туда, как говорят, 70 лет не ремонтируется. Это же, знаете, как все воспринимается»18.

Да, центральная власть СССР знала ситуацию, знала также политику азербайджанской власти по отношению к армянам, Карабаху и Армении, 15 Чебриков Виктор Михайлович (1923–1999) – председатель КГБ СССР в 1982–1988 гг. С 1988 г. был секретарем ЦК КПСС и председателем Комиссии ЦК КПСС по вопросам правовой политики.

16 Нахичевань – Нахичеванская Автономная Республика в составе Азербайджанской ССР с 1921 г. Часть бывшей Великой Армении. Перешла к России от Персии в 1828 г.

по Туркманчайскому договору «в совершенную собственность» и сразу же из Нахичеванского и Эриванского ханств была образована Армянская область, а в 1849 г. с присоединением Александропольского уезда была образована Эриванская губерния.

Нахичеван был включен в Эриванскую губернию на правах уезда. В 1918–1921 гг., сразу после Геноцида армян в Османской Турции, в Нахичевани параллельно с Карабахом и Баку произошла резня армян местными татарами (будущими азербайджанцами).

16 марта 1921 г. правительства Советской России и Великого Национального Собрания Турции в Москве заключили договор о дружбе и братстве, по которому Нахичеванская область «образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству». В октябре того же года Карсским договором стороны подтвердили Московский договор. В феврале 1923 г. в составе Азербайджанской ССР был создан Нахичеванский автономный край, преобразованный 9 февраля 1924 г. в Нахичеванскую АССР. 19 января 1990 г.

чрезвычайная сессия Верховного Совета Нахичеванской АССР приняла постановление о выходе Нахичеванской АССР из Союза ССР и объявлении независимости. 17 ноября того же года Верховный Совет Нахичеванской АССР изменил наименование «Нахичеванская АССР» на «Нахичеванская Автономная Республика». Конституция Нахичеванской Автономной Республики в статье 1 гласит: I «Нахчыванское автономное государство демократическая, правовая, мировая автономная республика в составе Азербайджанской Республики». II. Статус Нахчыванской Автономной Республики определяют Конституция Азербайджанской Республики, Московский 16 марта 1921 г. и Карсский 13 октября 1921 г. международные договора.

17 М.Горбачев имел в виду бесценный памятник христианской культуры – тысячи уникальных хачкаров с армянскими надписями на старинном кладбище Джуги, уничтоженном уже в независимом Азербайджане в 2006 г. На месте уникального памятника построен военный полигон.

18 ЦХСД, коллекция рассекреченных документов, с. 82–90.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ знала... но «держала Азербайджан, откровенно говоря», т.е. поддержала длительную и сиюминутную азербайджанскую агрессию, задуманный антиарменизм. Зачем? На том заседании М. Горбачев так и не ответил на этот вопрос, несмотря на обещание: «Если бы мы не приняли этого решения, то было бы то, о чем я вам скажу потом...». По крайней мере, в опубликованном документе никаких объяснений по этому вопросу нет. Гипотез может быть несколько: 1) возможная угроза со стороны Турции; 2) недовольство мусульманского и тюркоязычного мира; 2) тревога по поводу цепной реакции со стороны других этноадминистративных анклавов, 3) задуманная иллюзорность свободного волеизъявления; 4) давление нефтебогатого Азербайджана и т.д.

В дни сумгаитских погромов с легкой руки высшей политической власти СССР распространились термины, характеризующие активно действующие группы армянской и азербайджанской сторон. Армянских активистов в официальной московской прессе называли «сепаратистами», «националистами», «экстремистами», азербайджанских – «бесчинствующими молодчиками», «хулиганствующими элементами». Так, доведенные да расистского психоза, учинившие зверскую расправу над армянами бандиты были названы всего лишь...«хулиганствующими элементами».

Массовые митинги протестов в обеих республиках нарастали и в объемах, и в требованиях. С мая 1988 года в Баку их возглавляла фанатичная исламско-тюркская националистическая организация «Варлыг» («Реальность») во главе с рабочим Нейматом Панаховым (Панахлы). Эта организицая призывала к выселению армян из Азербайджана и бросила клич «смерть армянам».

Хронология дальнейших событий19 После сумгаитских погромов многие армяне начали искать возможности покинуть Азербайджан. Параллельно шел неприкрытый и поддерживаемый властями процесс выдавливания армян из Азербайджана и азербайджанцев из Армении. Летом и осенью 1988 года нарастал двусторонний поток беженцев. К началу 1989 года почти все армяне покинули города и села Азербайджана (кроме территории НКАО, армянонаселенного Шаумяновского района и части бакинских армян), а Армению покинули почти все азербайджанцы.

Часть армянских беженцев из Азербайджанской ССР сконцентрировались в 19 Общую «Хронологию карабахского конфликта» см.: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/ karabah/Getashen/chapter1.htm#_VPID_2; http://news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_ 3681000/3681079.stm ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 19 НКАО, в близлежащем Шаумяновском районе и четырех селах Ханларского района – Чайкенд (арм. Геташен), Мартунашен, Азад и Камо.

12 января 1989 года в НКАО были приостановлены полномочия областных партийных и государственных органов, ограничены конституционные права граждан и было введено прямое управление с образованием Комитета особого управления Нагорно-Карабахской автономной областью. Руководил Комитетом Аркадий Вольский20. Несмотря на то, что агрессия явно проявлялась в Азербайджане по отношению к армянами, тем не менее, чрезвычайное положение почему-то было введено в Армении и Нагорном Карабахе.

15 сентября 1989 года Верховный Совет Азербайджанской ССР принял постановление о роспуске Комитета особого управления Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО).

28 ноября 1989 года Верховный Совет СССР утвердил решение Верховного Совета Азербайджанской ССР от 15 сентября 1989 года. В тот же день Комитет особого управления Нагорно-Карабахской автономной области был заменен так называемым Республиканским оргкомитетом по НКАО во главе со вторым секретарем ЦК КП Азербайджана Виктором Поляничко21. Виктор Поляничко был известен своим армянофобским усердием. Сессия Совета народных депутатов НКАО не признала Республиканский оргкомитет.

Армянское и азербайджанское население соответственно признали одну из двух властей, армянское – Совет народных депутатов НКАО, азербайджансВольский А. И. (1932–2006) – советский, затем российский политический деятель. В 1988– 1990 гг. возглавлял Комитет особого управления (КОУ) Нагорно-Карабахской автономной области – орган, сосредоточивший в своих руках полномочия расформированных обкома и облисполкома. А. И. Вольский боролся за мирное разрешение карабахского вопроса. На I съезде Народных депутатов СССР заявил о недопустимости дальнейшего бездействия на высшем уровне. После этого выступления его отношения с Горбачевым испортились, а после январских погромов в 1990 г. в Баку КОУ был распущен.

21 Поляничко Виктор Петрович (1937–1993) – политический и государственный деятель СССР и Российской Федерации. В 1988–1991 гг. – второй секретарь ЦК КП Азербайджана, с 1990 г. – руководитель Оргкомитета по Нагорному Карабаху, занимавший крайне жесткую позицию в отношении Карабахского движения и организовавший массовую депортацию армян из ряда населенных пунктов в районах, прилегающих к НКАО. Во время работы в Степанакерте на него армянами было совершено несколько покушений.

С 26 июня 1993 г. – глава Временной администрации на территориях Моздокского района, Пригородного района и прилегающих к нему местностях Северной Осетии и Малгобекского и Назрановского районов Ингушетии, в ранге заместителя председателя Совета Министров Правительства Российской Федерации. Погиб в Северной Осетии 1 августа 1993 г. в результате террористического акта. Это случилось в зоне уже российского межнационального конфликта 1 августа 1993 г. в окрестностях села Терское Пригородного района Республики Северная Осетия. На Кавказе Поляничко оставил о себе недобрую память. Многие утверждают, что в его смерти могли быть заинтересованы разные народы. По иронии судьбы, в 1980 г. Поляничко был награжден медалью «Дружбы народов».

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ кое – новосозданный Республиканский оргкомитет. Вскоре этот орган осуществил депортацию армянского населения северной части Нагорного Карабаха и соседних районов с помощью силовиков – милиции и внутренних войск.

1 декабря 1989 года Верховный Совет Армянской ССР и Национальный Совет НКАО приняли совместное постановление о включении Нагорного Карабаха в состав Армении. В Баку бушевали митинги «Народного фронта»22 с призывами убивать всех оставшихся в Азербайджане армян, и в разных частях города происходили групповые налеты на квартиры армян, убийства, грабежи жителей и случайных прохожих, посмевших выйти за покупками.

Весь декабрь для армян, оставшихся в Баку, как в заложниках, прошел в тревожных ожиданиях и в поиске возможностей выезда. 7 января 1990 года началась ловля уцелевших жителей и открытые налеты на армян. Преступникам усиленно помогала милиция. Больницы не принимали пострадавших армян. Обезумевшие от двухлетней безнаказанности убийцы проявляли формы нечеловеческой жестокости по отношению ко всем армянам, в том числе к старикам и детям. Лишь спустя несколько лет о бакинских ужасах сможет написать бакинка-беженка Ирина Мосесова23. Сотрудник МВД СССР, офицер В. Кривопусков24 достаточно хорошо знал, что на самом деле 22 Народный фронт Азербайджана – Радикальные активисты в Баку, недовольные медлительными с их точки зрения действиями советских властей в Азербайджане по а) отпору требований карабахских армян, б) демократизации Азербайджана в рамках перестройки. Летом 1988 г. группировались вокруг разного рода лидеров – от демократов до нациоаналистов. Согласно российскому исследователю Д. Фурману, это были а) маргинализированная городская «чернь» – плебс, вырванный из сельского, традиционно исламского образа жизни и попавший в преступные слои промышленных городов; б) бакинская интеллектуально-бюрократическая элита, довольно русифицированная в 60-е и 70-е гг.; в) пантюркистский и прозападный слой азербайджанской интеллигенции – часто провинциальной и имевшей сельское происхождение (Фурман Д. Несостоявшаяся революция. Политическая борьба в Азербайджане (1988–1993 годы). – «Дружба народов», №4, 1994, с. 155–156). Эти активисты недовольных слоев общества в августе 1988 г. в рамках Бакинского клуба ученых самоорганизовались в инициативную группу Народного фронта Азербайджана. По мнению Д. Фурмана, руководящие элиты боялись темного плебса и старались направить его гнев в русло погромов армян, а позднее – национальных военных усилий в Карабахе. Очевидно, именно так поступали и либералы Народного фронта. Так или иначе, антиарменизм с громким лозунгом «смерть армянам»

в Азербайджане возглавлял именно НФА, в том числе интеллигентская, так называемая либеральная часть этой организации, которая отделилась от нее только на третьей конференции 6–8 января 1990 г., когда начиналась бойня против последних остатков армян в Баку.

23 Мосесова И. Армяне в Баку: Бытие и исход. Ереван, 1998.

24 Кривопусков Виктор Владимирович – советский, затем российский административный и общественно-политический деятель. В 1990–1991 гг. был начальником штаба следственноОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 21 происходит в Баку: «13 января состоялся 150-ти тысячный митинг, после которого толпы погромщиков, возглавляемые активистами НФА (Народный фронт Азербайджана – Г.Х.), скандируя антиармянские лозунги, пошли по адресам из размноженных списков и начали выселять армян из их жилищ.

Бандиты врывались в квартиры и дома армян, сбрасывали их с балконов, заживо сжигали на кострах, применяли изуверские пытки, некоторых расчленяли, насиловали девочек, женщин, старух. Семь последующих дней в городе безнаказанно длилась вакханалия насильников, грабителей и убийц армян. А те, кому удавалось избежать гибели, подверглись насильственной депортации. Тысячи армян паромом через Каспийское море доставлялись на восток в порт города Красноводска Туркменской ССР, а оттуда самолетами в Армению. Только 19 января по сводкам МВД, которые вряд ли отражали действительность, в Баку было убито 60 армян, около 200 ранено, изгнано из города 13 тысяч... Схема действий погромщиков была однотипной.

Вначале в квартиру врывалась толпа из 10-20 человек, начинались избиения армян. Затем появлялся представитель Народного фронта, как правило, с уже оформленными по всем правилам документами на обмен или якобы продажу квартиры, после чего немедленно предлагалось покинуть жилище и направиться в порт. Людям разрешали брать вещи, но при этом отбирали деньги, драгоценности, сберегательные книжки. В порту действовали пикеты НФА, они обыскивали беженцев, иногда снова избивали»25. «Стали поступать более подробные сведения о невероятно жестоком насилии над людьми. Одного армянина, укладывавшего свои вещи в контейнер, закрыли в нем и сожгли живьем. Выбросили в окно с пятого этажа сначала мужа на глазах у жены, а потом и ее. Даже сейчас трудно говорить об этом. И чем дальше, тем страшней становились картины побоища... Раненых было мало. Били насмерть... боевики не дали возможности ни улетать, ни уезжать на поездах...»26. Однако 15 января чрезвычайное положение почему-то было введено не в Баку, а в НКАО, приграничных с ней районах Азербайджанской ССР, в Горисском районе Армянской ССР, а также в пограничной зоне вдоль государственной границы СССР на территории Азербайджанской ССР. Была приостановлена деятельность областного и районных советов наоперативной группы МВД СССР в Нагорно-Карабахской автономной области, принимал непосредственное участие в разворачивающихся там событиях, хорошо знал многих участников Карабахского движения, подполья, его лидеров. Автор книги «Мятежный Карабах», описывающей ситуацию в Карабахе и «вокруг него».

25 Кривопусков В. Указ. соч., с. 222–223.

26 Рыжков Н. Истоки разрушения. – «Голос Армении», 13.01.2007. Николай Рыжков занимал в то время должность председателя Совета Министров СССР и хорошо знал ситуацию.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ родных депутатов НКАО, Нагорно-Карабахского обкома КП Азербайджана, партийных и всех общественных организаций и объединений по всей области, кроме азербайджанонаселенного Шушинского района. В Степанакерте в соседних зданиях (областного совета народных депутатов и обкома компартии Азербайджана) размещались продолжавший функционировать исполком упраздненного облсовета, Оргкомитет по НКАО и Комендатура района чрезвычайного положения. Такое странное решение было принято на заседании Политбюро СССР от 15 января. Спустя 17 лет Н. Рыжков, будучи в 1990 году Председателем Совета Министров СССР, напишет: «Вел заседание Горбачев. До членов Президиума была доведена информация о состоянии дел в республике (Азербайджан – Г.Х.) за последние 2-3 недели, особенно за последние двое суток. Было высказано мнение, что если не будут приняты экстренные меры, ситуация окончательно выйдет из-под контроля органов власти, и тогда Сумгаит по сравнению с этим покажется мелким эпизодом.

Предлагалось ввести чрезвычайное положение в Баку и некоторых районах республики. Но против этого категорически выступила Кафарова – председатель Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР. В то же время на вопрос, сможет ли руководство республики гарантировать безопасность граждан и соблюдение порядка в городе, вразумительного ответа она дать не смогла. Было видно, что ничего толком она так и не скажет»27. «В этот же день, поздно вечером, с учетом резкого возражения Кафаровой и вечного лавирования Горбачева, Президиумом Верховного Совета СССР было принято решение ввести чрезвычайное положение не в Баку, где уже густо лилась кровь людская, а в Нагорном Карабахе и некоторых районах Азербайджана и Армении»28.

Даже скупая советская пресса вынуждена была написать некоторые подробности о зверствах в Баку. «15 января в Баку погромы и нападения продолжаются. Всего в результате столкновений за последние трое суток, по предварительным данным, погибло 33 человека. Однако эту цифру нельзя считать окончательной, поскольку в Баку проверены еще не все квартиры, где побывали погромщики...» (газета «Известия», 16 января 1990 г.); «16 января в Баку были выявлены 64 погрома квартир, в которых проживали армяне... В Ленинском районе столицы республики обнаружены четыре обгоревших трупа, которые пока не опознаны» (газета «Известия», 18 января 1990 г.); «17 января в Баку совершено 45 погромов и поджогов жилых домов»

27 Там же. 28 Рыжков Н. Истоки разрушения. – «Голос Армении», 16.01.2007.ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 23

(газета «Известия», 19 января 1990 г.). Даже один из лидеров бесчинствующих, озверевших народофронтовцев Этибар Мамедов удивлялся бездействию властных структур: «Я лично был свидетелем того, как недалеко от железнодорожного вокзала убили двух армян, собралась толпа, их облили бензином и сожгли, а в двухстах метрах от этого находилось районное отделение милиции Насиминского района, и там было где-то около 400-500 солдат внутренних войск, которые на машине проезжали в 20-ти метрах от этих горевших трупов, и никто не предпринял попытки по оцеплению района и разгону толпы» (газета «Новая жизнь», 1990, № 5).

19 января в Баку армян не осталось, и Народный фронт Азербайджана свои уже натренированные усилия направил на советскую власть в Азербайджане, окружая здания органов власти. Только после этого, 20 января, в Баку были введены войска для предотвращения захвата власти антикоммунистическим Народным фронтом Азербайджана. Как только армян в Баку не осталось, советская центральная власть начала действовать! «Утром 19-го...в Баку произошла трагедия – власти в республике нет. Утром вооруженные боевики заблокировали здание Совета Министров, Верховного Совета и ЦК компартии. Положение критическое. Обстановка не контролируется. Надо принимать меры. Вот приблизительно такой произошел разговор с представителем Верховного Совета СССР Е. Примаковым»29, – сообщает Николай Рыжков, по-видимому, также считая, что пока происходили все ужасы с армянами, трагедии еще не было, а вот «Утром 19-го... в Баку произошла трагедия – власти в республике нет».

Армяне, однако, еще оставались в некоторых южных, исторически армянонаселенных районах. Они старались защищаться. Но 25 июля 1990 года был издан Указ Президента СССР «О запрещении создания незаконных формирований, не предусмотренных законодательством СССР, и изъятии оружия в случаях его незаконного хранения», безусловно нацеленный на защитников армянского населения Карабаха. Согласно данным, которые приводит В. Кривопусков, в течение 1990 года было проведено 160 оперативновойсковых операций по проверке паспортного режима и выполнению этого Указа, из которых 156 – в городах и селах, где живут только армяне: «За 1990 год на территории НКАО проведено 160 оперативно-войсковых операций по проверке соблюдения гражданами паспортного режима, 156 из них осуществлено в городах и селах исключительно с армянским населением.

Во многих случаях, при попустительстве командования внутренних войск,

29 Там же. САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ

они сопровождались погромами в жилищах, мародерством и грабежами личных вещей, домашнего скота и птицы у жителей проверяемых населенных пунктов.

При патрулировании улиц городов и сел допускаются необоснованные задержания, побои и унижения достоинства граждан. Со стороны азербайджанцев резко увеличились факты краж личного и общественного скота из армянских сел. В 1988 и 1989 годах у армян угнано 682 коровы и 990 овец, разбои были единичными. За 10 месяцев 1990 года похищено 1.252 головы крупного рогатого скота и 2.150 голов овец и коз. Зарегистрировано 23 случая вооруженного нападения на армянские населенные пункты, большое количество обстрелов армянских домов. Среди нападавших азербайджанцев были люди в милицейской и омоновской форме, с автоматами. Эти факты отмечались 26.10.1990 при нападении на армянское село Джанятаг, 02.11.1990 – в лесном массиве села Казанчи на группу работавших там армян.

В то же время личный состав милиции из лиц армянской национальности не имеет фактически сил и средств предотвращать преступления, противостоять случаям вооруженных разбоев и угона скота. Как известно, по указанию МВД СССР, осуществленному по предложению МВД Республики Азербайджан, с осени 1989 года в НКАО у армянских милиционеров изъяты все автоматы. Особую напряженность, по многочисленным данным, в том числе по итогам оперативного рейда-проверки, проведенного личным составом СОГ МВД СССР, создают пребывающие на территории НКАО и прилегающих к ней районах дополнительные подразделения ОМОНа республиканского подчинения, не предусмотренные штатным расписанием. В Азербайджанской Республике наблюдаются попытки создать и узаконить новые, не согласованные с МВД СССР военизированные формирования, которые впоследствии направляются в НКАО якобы для охраны общественного порядка и безопасности населения. На самом деле они своими действиями создают еще большую напряженность, что вызывает законное возмущение местного населения. По решению Совета Министров республики дополнительно увеличен штат милиции НКАО на 460 человек, из них создано 12 отделений милиции с дислокацией в азербайджанских населенных пунктах. Проверкой установлено, что в Азербайджане, без согласования с МВД СССР, ведется формирование сверхштатных подразделений ОМОНа. Эти незаконные формирования дислоцируются неофициально, без регистрации в местных отделах внутренних дел и комендатурах района чрезвычайного положения, как правило, вблизи армянских населенных пунктов. Набор личного состава ведется из числа лиц азербайджанской национальности, в основном это беженцы из Армении, отмечается отсутствие у них должного образования ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 25 и соблюдения специальных требований, подготовка сведена к 20-дневному обучению, в основном – к умению владеть оружием»30. Очевидно, что все меры официальной Москвы и официального Баку были направлены против самозащищающихся армян. Никакая информация не могла повлиять на жесткую позицию начатого курса – довести дело до полного выселения армян из НКАО и окончательного решения карабахского вопроса «по-азербайджански» – Карабах без армян.

В апреле 1991 года Поляничко резко высказался за ужесточение мер против армян в самом Карабахе: «Выдворить, выселить, выгнать из НКАО всех лидеров армянского сепаратизма и экстремизма, дать им под задницу, а пока мы их боимся и Москва тоже. Для армян нам нужен спецсуд....Мы не прочесываем армянские села, не ищем боевиков. В ближайшее время нужно провести депортацию армян из сел Геташен и Мартунашен Ханларского района, в Шаумяне снять военную комендатуру, провести чистку в других зонах НКАО, укрепить границу вокруг нее, чтобы и муха оттуда не пролетала»31. Тогдашний президент Азербайджана Муталибов вторил ему: «Вот наш ОМОН взял под контроль аэропорт (имеется в виду аэропорт в Степанакерте – Г.Х.) и наводит там порядок. Мы создадим другие ОМОНы, доведем их численность с одной тысячи до десяти тысяч, окружим армян, и они сами приползут к нам. Следственно-оперативной группе МВД СССР здесь делать нечего, я знаю, как и чем она тут три года занималась. На нашей территории действует наши законы. Ловить и судить армян и других граждан должны мы сами здесь в Азербайджане... Снять охрану с сел Мартунашен и Геташен и других (имелись в виду армянские села бывшего Шаумяновского района)... Депортировать армян можно и нужно. Надо для Москвы в этом духе подготовить пакет наших предложений, мы поедем к Горбачеву на Совет Обороны СССР и... согласуем с ним наши планы»32.

Так и было сделано. С конца апреля по начало июня 1991 года в НКАО и прилегающих районах силами подразделений МВД Азербайджанской Республики, внутренних войск МВД СССР и Советской Армии была проведена так называемая операция «Кольцо»33. Атаковали не только силами ОМОНа, но подключили армию. Против мирных жителей сел. Сводки с того, по суКривопусков В. Указ. соч., с. 124–125 31 Там же, с. 259.

32 Там же, с. 259–260.

33 Подробнее об «Операции “Кольцо”» см. http://sumgait.info/ring/operacia-kolco.htm САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ ти, настоящего фронта передавали ужасные подробности зверств по отношению ко всем армянам региона34.

Операция «Кольцо», имевшая в качестве официальной цели разоружение армянских «незаконных вооруженных формирований» и проверку паспортного режима в Карабахе, довершила начатые в 1988 году погромы и завершилась полной депортацией населения 24 армянских сел.

30 августа 1991 года Верховный Совет Азербайджанской ССР провозгласил независимость Азербайджана. Армянам НКАО не оставалось иного выхода, как решить свою дальнейшую судьбу самим. 2 сентября 1991 года на совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумяновского районного Советов народных депутатов была принята Декларация о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики в границах Нагорно-Карабахской автономной области и сопредельного Шаумяновского района Азербайджанской ССР.

25 сентября азербайджанцами был начат обстрел Степанакерта, столицы НКАО, противоградными установками «Алазань», продлившийся четыре месяца. Это стало началом Карабахской войны.

10 декабря 1991 года был проведен референдум (тогда как независимость Азербайджанской Республики была провозглашена не посредством референдума) о статусе НКР, 99,89% участников которого высказались за ее независимость. 6 января 1992 года парламент НКР первого созыва – Верховный Совет НКР – принял Декларацию «О государственной независимости Нагорно-Карабахской Республики».

23 ноября 1991 года Верховный Совет Азербайджанской Республики принял постановление о ликвидации НКАО.

Потом, в 1992–1994 годах, карабахские армяне будут вынуждены завоевать свою независимость, защищая себя и свою страну от военного нападения Азербайджана на Карабах. Но в 1988 году кировабадцы и не помышляли о распаде СССР, о независимости республик, о войне азербайджанской власти и, к сожалению, азербайджанского народа против армян Карабаха. В 1988 году кировабадцы-армяне считали себя гражданами СССР и Азербайджана и как таковые ждали помощи от властей. Они еще не знали, что против своих граждан-армян власти Азербайджана фактически ведут войну, и в этом их поддерживает центральная власть СССР.

–  –  –

«Кировабадские события» 1988 года, как сказано выше – только одно из звеньев в цепи бушевавших страстей в Азербайджане, Нагорном Карабахе и Армении. Их, этих звеньев, много. И они недостаточно изучены. Более того, о них мало знает общественность, даже эксперты. Судя по высказываниям, еще меньше знают политики. Материалы, публикуемые в этой книге, возможно, прольют свет на этот локальный случай, на это локальное звено. В книге в основном собраны документы.

С 22 ноября по 16 декабря 1988 года преследуемые необузданной толпой убийц армяне Кировабада сумели организовать самооборону в так называемой армянской части города. Население города разделилось на три части

– преследуемых, преследователей и наблюдателей, в числе которых были сочувствующие. Преследуемые за несколько дней собрались в одном из кварталов города, вокруг армянской церкви и забаррикадировались.

Сами, по сути, оказавшись в заложниках, они пытались спасти своих соплеменников, оставшихся в заложниках во вражеской части города, в своих квартирах и рабочих помещениях; организовать жизнь скопившихся беженцев – обуть, одеть, накормить, оказать медицинскую помощь; искать пропавших, отражать попытки налетов; наладить связь с закрытым для них внешним миром; наладить отношения с военными; не терять гуманности и чувства справедливости; не отчаиваться и, быть может, переждать «события», пока найдется решение. Эти смелые люди организовали также своего рода «канцелярию» – собирали сведения о разгромленных квартирах и домах, допрашивали жертв, записывали их рассказы, записывали все свои собрания, вели отчеты о сборе и расходе денег, отчитывались перед людьми, коллективно обсуждали возникающие вопросы, коллективно принимали решения. Будучи жертвами, они должны были завоевать свое право на групповую самооборону у городских властей, ставших в одночасье врагами, даже у военных, призванных защитить жертву. Ситуация не из легких, решения надо было принимать быстро, действовать быстро. И все это – без собственного опыта.

Единственный опыт – прошлое их дедов, переживших такие ситуации примерно 70-80 лет назад, в 1905–1906-е и в 1917–1920-е годы. Все три периода совпали с революционными временами: 1905–1906-е годы – революционная ситуация в России, 1917 год – буржуазно-демократическая и большевистская революции в России, 1988 год – «перестроечная революция» с последующим развалом СССР.

И еще ужасный сумгаитский опыт февраля того же 1988 года, о котором кировабадские армяне в то время знали в основном по скупой, противоречивой, зачастую лживой официальной информации.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ В книге представлена лишь часть материалов, более или менее освещающих сами «события» с видения одной – армянской стороны, армянского населения Кировабада тех дней. У нас нет ни официальных документов властей Кировабада, ни журналистских сведений (о Кировабаде почти ничего не написано), нет также возможности побеседовать с кировабадцами, ныне проживающими в городе. Армянин не может поехать в Азербайджан, не опасаясь за свою жизнь. Это подтвердилось и в 2012 году, когда в Азербайджане началась очередная истерия, теперь уже по поводу романа Акрама Айлисли «Каменные сны» (опубликовано в журнале «Дружба Народов»

2012, № 12). Стоило азербайджанскому писателю напечатать доброе слово об армянах, пусть даже в художественном изложении, как его тут же объявили армянином с вердиктом: «Айлисли армянин – смерть Айлисли!», лишили пенсии, отобрали все награды, уволили из Союза писателей Азербайджана, уволили с работы членов его семьи35.

Так или иначе, материалы данной книги представляют документы, опыт и переживания в основном самообороняющихся армян, за редкими исключениями нескольких русских, попавших «под горячую руку» обезумевших групп. Их опыт в этой книге отражен в письмах о помощи и некоторых выступлениях на собраниях самообороняющихся.

Прошло 25 лет. Трудно сказать, много это или мало. Конфликт, послуживший поводом для пятилетнего активного противостояния, с точки зрения международного права еще не решен, а само время не делает его историческим. С другой стороны, в Кировабаде уже 25 лет нет армян, и уже один этот факт в определенном смысле делает сами «события» историческими.

Однако основные свидетели и участники «событий» живы. Вынужденно покинувшие родной город люди до сих пор переживают тот период своей жизни достаточно остро, эмоционально, оплакивают погибших, страдают от полученных болезней, травм. Некоторые из них еще лелеют надежду получить хоть какую-то компенсацию за потерянное, разграбленное. Многие из них до сих пор не устроены, не живут более или менее стабильной жизнью.

Должно быть, многие оставшиеся в Кировабаде кировабадцы также вспомиhttp://vesti.az/news/146970; http://vesti.az/news/146107#ad-image-0;

http://vesti.az/news/146109; http://vesti.az/news/147131; http://vesti.az/news/147395;

http://analitika.at.ua/news/azerbajdzhanskij_pisatel_celju_napisanija_romana_o_rezne_ armjan_bylo_pokajanie_za_nashi_postupki/2013-02-01-72567;

-kamennye-sny-gohttp://analitika.at.ua/news/azerbajdzhanskij_avtor_knigi_o_rezne_ armjan_boitsja_za_svoju_bezopasnost_posle_akcii_protesta/2013-01-31-72527;

http://minval.az/view_yazar.php?id=105; http://haqqin.az/multimedia/5586;

http://www.tert.am/am/news/2013/02/09/aylisli1/;

http://www.kavkazoved.info/news/2013/02/06/avtora-romana njat-iz-azerbajdzhana.html ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ 29 нают «события» не без содрогания. Их переживания и надежды, их душевные травмы – продолжение «событий».

Материалы представлены в книге в хронологическом порядке. Подлинники материалов хранятся у одного из составителей книги – Гришы Оганезова. После публикации все материалы будут переданы в Национальный архив Армении. В изложении книги материалы приведены на том языке, на котором они были записаны – на русском и армянском. Все тексты записей на армянском языке переведены на русский язык. Тексты записей рассказчиков печатаются в том виде, в каком они были записаны – речь на диалекте и на русском языке приводится без изменений, словом, составители не вмешивались в тексты. Они старались передать материалы читателю в том виде, в котором они есть в оригинале. В период самообороны обороняющиеся имели телефонную связь со спонтанно организованным в Москве «штабом»

при Постпредстве Армянской ССР (об этом см. «Беседу с Арменом Лалаяном» в конце книги). В Москве, в подвальном помещении Постпредства Армении, «штабники» вели своего рода дневник – каждодневные записи в журнале о доходящей до них разной информации. Не только из Кировабада.

Дежуривший у телефона человек записывал всю сообщаемую информацию

– а) для того, чтобы передать ее туда, куда просили информирующие, б) для передачи информации очередному дежурному. Записи сделаны, естественно, от руки, разными почерками. Журнал весь отсканирован и печатается как оригинал (см. Приложение 1).

Материалы печатаются практически без анализа, без комментариев.

Они говорят сами за себя.

Все фотографии сделаны самообороняющимися, они передали право на публикацию составителям этой книги.

Материалы подобрали и подготовили к изданию Гриша Оганезов и Грануш Харатян.

ОПЫТ ПРОШЛОГО

О татаро-армянских столкновениях 1905–1906 и 1917–1920 годов написано немало. Невероятно, но пресса того периода реагировала на происходящие события быстрее, оперативнее, подробнее и гибче, чем СМИ 80–90-х годов 20-го века. В изобилии имеются материалы в газетах тех лет, в основном в армяноязычных (по сути – армянских) и русскоязычных (русских, армянских и татарских). Кажется странным также, что по татаро-армянским столкновениям начала века вышло несколько аналитических и описательных книг сразу после установления пусть хрупкого, но равновесия (А. В.

Амфитеатров. Армянский вопрос. СПб., 1906 (далее – Амфитеатров); И. Алибегов. Елисаветпольские кровавые дни пред судом общества. Тифлис, 1906, http://www.genocide.ru/lib/alibegov/elizavetpole.html (далее – Алибегов));

Дживилегов А. К. Армяне в России. М., 1906; Г. Е. Старцев. Кровавые дни на Кавказе. СПб, 1907 (далее – Старцев); -, -, Ереван, 1907; М. С. Ордубади. Кровавые годы, 1911 (далее – Ордубади), (http://www.karabakh-doc.azerall.info/ru/azerpeople/ap061-1.php); Б.

Ишханян. Великие ужасы города Баку. Тифлис, 1920 г.; Чалхушьян Г. Красная книга. Ростов на Дону, 1919;., (1901–1918), т. 3, Венеция, 1926 и др. В частных архивах до сих пор выявляются новые рукописи, в том числе воспоминания, в основном армян, некоторые из них публикуются (например, Зарэ Мелик-Шахназаров.

Записки карабахского солдата (воспоминания участника событий 1918–1920 гг. в Нагорном Карабахе), М., 1995). Почти по дням можно восстановить картину татаро-армянских столкновений как 1905–1906, так и 1917–1920 годов.

Здесь мы вкратце передадим лишь общую картину. Она даст возможность сравнить начало и конец одного и того же кровавого 20-го века.

Опыт 1905–1906 годов (историческая справка)36 9 января 1905 года в Петербурге была расстреляна демонстрация рабочих, чем, собственно, началась первая революция в России, названВсе материалы подобраны из русскоязычной прессы, имеющейся в изобилии в интернетпространстве, в частности, на сайте http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/118001#cite_noteСпециально обойдены материалы армяноязычной прессы того времени: «Мшак»

(1872–1920, Тифлис); «Нор дар» (1883–1916, Тифлис), «» (1883–1918, Тифлис), «» (1889– 1907, Тифлис), «» (1896–1912, Тифлис), а также выходившие за рубежом «» (1885–1923, Париж), «» (1887–1915, 1935–1940, Женева), «Женева) и многие другие, в которых практически по дням передавалась подробная информация о происходящем.

ОПЫТ ПРОШЛОГО 31 ная в официальной историографии «буржуазно-демократической».

В Закавказье на этот революционный «призыв» столицы откликнулись своеобразно – здесь вспыхнула затаенная вражда татар и армян по отношению друг к другу. «Санкт-петербургские ведомости» от 4.3.1905 пишут, что в январе–феврале чины полиции сообщили татарам, что армяне собираются устроить им резню, и настойчиво советовали опередить армян. Пошли слухи, будто армяне готовятся напасть на мечети, резать там свиней и перебить всех мулл. В той же газете «Санкт-петербургские ведомости»37 от 22.4.1905 говорится, что в газете «Каспий» было сообщение о якобы заготовленном армянами складе бомб и что армяне «выписали известного турецкого главу армянских шаек Андраника». По передаче очевидца Д. Анануна, все началось с убийства 12 января 1905 года солдатами-армянами одного татарина, подозреваемого в убийстве армянина, при попытке бегства. 6 февраля, в воскресенье, родственник убитого, известный всему городу разбойник Ага-Риза Бабаев попытался отомстить и выстрелил в одного из армянских солдат прямо на глазах пришедших в воскресный день на литургию армян. Его схватили и передали русскому полицейскому. Последний через несколько шагов отпустил его. Преступник вернулся и снова попытался напасть на собравшихся. На этот раз толпа его линчевала.

Вечером того же дня многочисленные родственники и друзья Бабаева, возглавляемые бандами убийц, убили 40 армян (., с. 168 (далее – Ананун)). По сообщению «Санкт-Петербургских ведомостей» от 25.5.1905, «всего в первый день было убито до 35 человек, из них 3-4 татарина, остальные – армяне». «Шайки убийц появились одновременно в разных частях города. Загремели выстрелы...

Застигнутые на улицах армяне спасались бегством. Вслед им гремели выстрелы. Несчастные падали, не добежав иногда несколько шагов до дверей своего дома... Жертвы среди армян насчитывались уже десятками. В то время, когда большинство мирного армянского населения в страхе ждало со стороны полиции и войск избавления от грозящей беды, раздраженная горячая молодежь рвалась мстить за убитых родичей и единоплеменников... Когда на улицах больше некого было убивать, татары кинулись громить армянские лавки. Взламывали двери, стреляли внутрь лавок залпами, вытаскивали неосторожно оставшихся в 37 «Санкт-Петербургские ведомости» – газета, выходила в Санкт-Петербурге в 1728–1917 гг.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ лавках торговцев и зверски расправлялись с ними» («Русское слово»38, 22.2.1905). Власти не вмешивались в происходящее («Русское слово», 22.2.1905). Полицейские отмахивались от обращений за помощью. Г. Е.

Старцев в книге «Кровавые дни на Кавказе» описывает многочисленные случаи, когда должностные лица, в том числе губернатор князь М. Накашидзе39, либо нейтрально наблюдали, либо поощряли убийц.

Официально заявлялось, будто у власти недостаточно войск, «чтобы прекратить беспорядки». Газеты 1905 года подтверждали, что резню провоцировала полиция, усиленно нагнетая страх, распространяя слухи, будто армяне собираются убивать татар, и даже советовала опередить их. Некий Шахтахтинский агитировал, что армяне против царской власти, что они на Кавказе угнетают и всегда угнетали другие народы, больше остальных – татар, и что татарам следует быстрее избавится от армянского гнета, убивая их. Газеты подтверждали, будто татары были уверены о существовании приказа полиции и даже губернатора М. Накашидзе бить армян в течение трех дней. В любом случае полиция и власти действительно не вмешивались в течение трех суток, о чем утверждает также известная антиармянская газета «Каспий». 7 февраля, ввиду бездействия городских властей, армяне во главе с членами партии «Дашнакцутюн» совещались, как им самообороняться, и в тот же день небольшой отряд Никола Думана40 начал разгонять толпы погромщиков. Столкновение прекратилось лишь 9 февраля, когда армяне, наконец, сумели сомоорганизоваться и нанести контрудар. Как только число жертв среди татар начало расти, губернатор Накашидзе во главе группы, в которой были городской голова, Ширванский епископ Анания и др., лично вышел на улицы с белым флагом, и резня мигом прекратилась. Это было 9 февраля, на четвертый день резни.

Пресса передавала разноречивые данные о количестве жертв. По данным Бакинского статистического бюро и татаро-русско-армянского комитета по оказанию помощи пострадавшим, армян было убито 205, ранено 121 человек. Мусульман убито 111, ранено 128 человек; имущественно пострадавших армян – 451, мусульман – 62 («Санкт-Петербургские ведомости», 25.5.1905). По данным же Д. Анануна, за три

–  –  –

дня, с 6 по 9 февраля, были убиты 224 армянина, 41 азербайджанец и 4 русских. Ранено 95 армян, 87 азербайджанцев, 38 представителей других национальностей. Все источники утверждают, что за содеянное никто не был арестован или привлечен к ответственности.

На бакинские вооруженные столкновения быстро откликнулись в провинции. Безнаказанность спровоцировала новый всплеск агрессии.

Уже 20 февраля произошли столкновения в Ереване, повторившиеся 23–25 мая, 18 сентября 1905 года, 27 мая и 8–9 июня 1906 года, в мае 1905 года в Нахичевани, в городе и ожесточеннее – в селах, в августе 1905 года в Карабахе и в Зангезуре, в ноябре 1905 года в Елизаветполе и Тифлисе, в июле 1906 года вновь в Карабахе, а в августе – вновь в Баку. Сразу же после бакинских столкновений по всему Закавказью были распространены слухи о предстоящей мести армян «после бакинской резни, где татарам удалось отстоять себя и тем вызвать особое раздражение армян, жаждущих кровавой мести» («Русское слово», 24.5.1905, второй вып.).

В мае 1905 года в Нахичевани, например, писались листовки, призывающие правоверных к резне армян. «1 мая в Нахичевань прибыл эриванский вице-губернатор 41 Тарановский. В тот же день мусульмане начали помечать дома армян особыми знаками. Перепуганные армяне закрывали лавки. Однако утром 12 мая оба хана, Тарановский и пристав Мехтинбек-Зейнал-Абдинбеков пошли по базару, приказывая армянам открывать лавки. Армяне послушались и лавки открыли. Ровно в 9 часов утра с мечети была пущена сигнальная ракета и «моментально вслед за этим весь базар оказался окруженным тысячной толпой татар, вооруженных ружьями, кинжалами и револьверами... бросились на безоружных армян...» («Санкт-Петербургские ведомости», 1.7.1905). «Над толпой развевались знамена с надписями: «Да здравствует ислам! Смерть гяурам!»» («Биржевые ведомости»42, 26.8.1905).

«Поднялась стрельба; раненых армян добивали кинжалами, и жгли, обливая керосином (сожжено 6 человек). Спаслись только те из армян, кого сами же мусульмане спрятали в своих лавках. При этом грабежом распоряжался пристав Мехти-хан с несколькими городовыми. Главари шаек призывали: «Убивайте неверных! Грабьте, жгите! Будь проклят тот, кто хоть щепку оставит!» («Санкт-Петербургские ведомости», 1.7.1905). Всего 12 мая было убито 49 армян и ранено 12; татары потеряли одного человека. Было разгромлено 180 армянских лавок из 195 41 Нахичеванский уезд входил в состав Эриванской губернии.

42 «Биржевые ведомости» – газета, выходила в Петербурге в 1861–1879 и 1880–1917 гг.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ («Санкт-Петербургские ведомости», 1.7.1905; «Санкт-Петербургские ведомости», 11.8.1905).

Не прошло трех месяцев, «пламя пожара» в августе перекинулась в Карабах и Зангезур («Тифлисский листок»43, 17.8.1905 и 8.9.1905;

«Сын отечества»44, 30.8.1905, вечерн. вып.). В сентябре в Зангезуре «татары шести обществ, с красными значками сеидов, сожгли два армянских селения. Армяне, жители этих селений, сожгли девять татарских селений» («Сын отечества», 12.10.1905, 2-й вып.). Операции армян обыкновенно заключались в том, что относительно небольшие, но опытные и тактически грамотные армянские отряды скрытно занимали господствующие высоты и оттуда открывали убийственный огонь по селению, чему татары, хотя и превосходившие армян числом, ничего не могли противопоставить («Гракан терт»45, 9.6.1990).

Пораллельно с Шушой и Зангезуром нападения на армян возобновились в Баку. Татар возбуждали тем, что «в Шуше армяне взяли верх, надо за шушинских мусульман отомстить в Баку» («Русское слово», 4.9.1905), легально раздавалось оружие «для самозащиты» («Русское слово», 30.8.1905), а в армянских кварталах «происходили обыски и конфискации оружия: так, в квартале Канитана, населенном армянской беднотой, за год было не менее четырех поголовных обысков; в то же время в татарских кварталах почти открыто существовали склады с оружием («Сын отечества», 2.10.1905, 2-й вып.). 18 и 19 августа в гостиницах «Мадрид» и «Исламия» происходили совещания татарских 43 «Тифлисский листок» – газета, выходила в Тифлисе в 1886–1916 гг. В 1905–1906 и 1908 гг. в издании газеты были перерывы вследствие забастовок и прекращения ее издания в административном порядке. В перерыве с 27.9. по 19.10. 1906 г. выходила «Тифлисская газета».

44 «Сын отечества» – газета, выходила в Петербурге с 1878 г. В 1900 г. перестала издаваться, но в течение 4 лет поддерживала свое существование выпуском нескольких экземпляров.

18 ноября 1904 г. вышел первый номер обновленного «С. О.». Из-за резкости тона и левых взглядов уже за первый номер газета получила предостережение и запрещение розничной продажи. Эта кара усилила симпатии к газете, и она сразу стала расходиться в нескольких десятках тысяч экземпляров. После 8-го номера газета получила второе предостережение, а после 12-го – третье, с приостановкой на 3 месяца и отдачей по возобновлению под предварительную цензуру. Последний, 39-й номер газеты вышел 5 февраля 1905 г. В марте 1905 г. возобновился «С. О.», с обязательством представлять в цензуру каждый номер не позже 11 ч. веч. накануне выхода. Бывали месяцы, когда из 30-ти номеров конфисковались 15. С июля 1905 г. стало выходить рядом с 1-м второе, дешевое издание «С. О.», под той же редакцией. 2 декабря 1905 г. в 244-м номере газеты был помещен манифест совета рабочих депутатов; за это она была закрыта впредь до судебного рассмотрения. 7 декабря «С. О.» возобновился под именем «Наших Дней», но успели выйти только 2 номера, 40 и 41. (см. http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efro n/141330/%D0%A1%D1%8B%D0%BD). Из-за перерывов выпусков, о погромах на Кавказе в газете сообщалось по мере издания.

45 «Гракан терт» – газета Союза писателей Армении, выходит в Ереване.

ОПЫТ ПРОШЛОГО 35 лидеров, а на улицах тем временем появились шайки вооруженных с ног до головы молодцов во главе со своими «кочиями». Пошел слух, что в субботу «будет резня». В пятницу, 19 августа многие богатые татары в клубе предупреждали знакомых армян, рекомендуя завтра не выходить на улицу («Кавказские минеральные воды»46, №78). Уже вечером 19 августа в татарском квартале началась стрельба из окон и с крыш («Русское слово», 27.8.1905). «По улице двинулась толпа, состоявшая из босяков, безработных и нескольких, по-видимому, интеллигентных лиц. Один армянин был зарезан прямо у подъезда генерал-губернаторского дома. Было сожжено до двух десятков армянских домов. В Баилове толпа осадила дом с 200 обитателями-армянами. В последний момент солдаты спасли обитателей от верной смерти, переведя в казармы Сальянского полка; дом же был разграблен и сожжен» («Новое обозрение»47, 23.11.1905). «Три дня Балаханы, Забрат, Раманы (кварталы города Баку – Г.Х.) напоминали ад: озверевшая толпа била, грабила, расстреливала, жгла. Некоторых русских щадили. Других истребляли вместе с армянами. Раненых швыряли в горящие мазутные ямы или дорезывали. Подле промыслов Манташева окружили безоружную толпу человек в 30 и всех искрошили кинжалами и бейбутами. В Раманах замучили, перестреляли, сожгли более 300 человек» («Тифлисский листок», 11.9.1905). 7 сентября в Баку с красноводского курорта прибыл наместник. Уже на станции его встретила делегация мусульман во главе с А.М-б Топчибашевым. Он пообещал предоставить подробную докладную записку, «из которой его сиятельство усмотрит, кто начал новую распрю и кто истинный виновник... несчастья», и сообщил, что «всегда мирные, спокойные и лояльные, бакинские мусульмане жаждут мира» («Тифлисской листок», 10.9.1905).

После столкновений в Шуше три месяца действовало временное отделение Елизаветпольского окружного суда; в результате из 26 дел, касавшихся участников погрома, было рассмотрено 4, а остальные отложены «за неявкою обвиняемых и свидетелей»48 («Новое обозрение», 1.12.1905).

46 «Кавказские минеральные воды» – газета, выходила в Пятигорске в 1902–1906 гг. (см.

http://www.evartist.narod.ru/works/kmv.htm).

47 «Новое обозрение» – газета, выходила в Тифлисе в 1901–1906 гг. с перерывами. 15.11.1903 г.

издание газеты приостановлено «ввиду вредного направления», а с 12.12.1905 г. – в связи с забастовкой. С 18.03.1906 г. издание газеты прекращено по распоряжению военного губернатора на время военного положения (см. http://feb-web.ru/feb/periodic/bb-abc/bb2/ bb2-4625.htm).

48 Практика прекращения судебного разбирательства с формулировкой «неявка обвиняемых и свидетелей» в судебных процессах по отношению к бандитам и убийцам армян продолжалась также в Азербайджане, в следственных процессах 90-х гг.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ 15 ноября губернатор Елизаветпольской губернии Такайшвили приехал в город Елизаветполь и первым делом заявил, что «в Елизаветпольской губернии все спокойно, и он слагает миссию военного генералгубернатора». Однако в городе было неспокойно. «Один из служащих канцелярии елизаветпольского полицмейстера дал показание генералу Маламе о том, что до 18-го числа ноября полицмейстер Гасанбеков уверял, что никакой резни не будет... 18-го числа, когда в 9 ч. утра пришел в канцелярию, то ни одного татарина-сослуживца не было в канцелярии. В начале 11 ч. утра около полиции раздались выстрелы.

Поднялся шум, гвалт. Городовой-татарин Кярим, заведующий арестным отделением, из коридора полицейского управления начал стрелять из маузеровского ружья по армянам, спасавшимся в помещении полиции. Затем Кярим выбежал на улицу и вместе с соседними татарами-харчевниками, чайчи и пр. стал палить по армянам. Группа татар под предводительством того же Кярима вошла в полицию и начала ломать цейхгауз, где хранилось оружие и казенные патроны. Забрав все количество оружия и патронов, она освободила 12 арестантов-татар, обвиняющихся в ограблении богатого татарина... За все это время никто не распорядился прекратить резню. Спустя около двух часов в канцелярию Асландузского полка, где скрывалось около 300-400 армян, зашел генерал Такайшвили и объявил, что «все спокойно»...(Алибегов, с. 16–17). Обращающимся за помощью людям генерал-губернатор Такайшвили отвечал: «Я охраняю город, мне нельзя охранять частных лиц» («Тифлисский листок», 1.12.1905). Кстати, автор статьи отмечает также, что в тот день татарский разбойник Согон спас 150 армян. В «Тифлисском листке» описывается, как губернатор «охранял»

город: «Около лавок стоял действительно ген. Такайшвили и спокойно разговаривал с толпой, а кругом шел грабеж. Тащили материи, тащили кровати, тюфяки, лампы... Пожар пожирал лавку за лавкой, магазин за магазином... Татары обливали армянские постройки в татарской части керосином и жгли... Пожар был виден и в армянской части, горели татарские постройки» («Тифлисский листок», 1.12.1905).

На следующий день толпа татар двинулась на армянские кварталы.

В 2 часа дня в город прибыли начальник гарнизона генерал Флейшер и ротмистр Хуциев, и при поддержке армян выступили против погромщиков, выдвинув артиллерию («Тифлисский листок», 23.11.1905).

После этого татары запросили перемирия. Однако на город двинулись толпы сельских татар, и ночью сражение разгорелось с новой силой.

Мир был заключен только 20 ноября. Стороны обменялись убитыми и заложниками. Город распался на две части: армянскую и татарскую, разделенные рекой («Тифлисский листок», 2.12.1905). На протяжении ОПЫТ ПРОШЛОГО 37 двух месяцев после окончания резни регулярно вспыхивали перестрелки и столкновения. В окрестных селениях погромы с обеих сторон продолжались. Татары громили и вырезали население армянских сел Гетабек, Бадакенд, Чардахлу, армян Казаха («Тифлисский листок», 6.12.1905;

«Тифлисский листок», 3.1.1906). 22 декабря армяне окружили, сожгли и вырезали село Топал-Гасанлу, жители которого участвовали в разгроме Елизаветполя и которое служило базой и сборным пунктом для татарских набегов. Затем были разгромлены села Молла-Джалу, Дозилар, Балулах и другие. Общее количество жертв первой татаро-армянской резни не было подсчитано. Один из последних исследователей столкновений 1905–1906 гг. Павел Шехтман, ссылаясь на журнал «Новый Восток» (1926, № 3, с. 181), пишет, что количество разгромленных деревень примерно совпадало и достигало 200 с той и другой стороны49.

Основной итог анализов первых публикаций о причинах татаро-армянских столкновений 1905–1906 годов указывает на геополитические планы Российской и Османской империй, на формы управления имперской России путем натравливания народов друг на друга, посредством накаливания внутренних противоречий между народами, на влияние панисламистских и пантюркистских политических проектов и пр. (Амфитеатров, Старцев).

В частности, Старцев приводит множество свидетельств о Баку, о том, как раздавалось оружие мусульманам, как поощрялись полицейскими и даже лично губернатором Накашидзе убийства армян и погромы их домов, как удивлялись солдаты, что им не позволяется вмешиваться (На вопрос «Что, брат, неужели у вас так мало солдат, что не можете справиться с буянами?», простой ответ: «Как мало, барин? Шестнадцать рот... Если бы нам позволили, мы бы в 2-3 часа весь город успокоили, да вот велено не вмешиваться в толпу и сидим в казармах без дела»... Разводящий, старший унтер-офицер, пришедши вечером убрать караул, прямо заявил: «Полиция, барин, виновата. Нашто видано, чтобы люди убивали, грабили среди бела дня, а войску приказывали не вмешиваться»?..) (Старцев, глава «Армянская резня», http:// www.mecenat-and-world.ru/aragast/3-aragast/starcev.htm). «Случайно на меня выпала тяжелая обязанность быть защитником во всех положительно делах об армяно-татарских столкновениях, разбиравшихся военными судами с применением законов военного времени. И ни в одном из этих дел не удалось доискаться до истинных причин этих столкновений и до имен действительных их вдохновителей. И лишь в процессе об убийстве Бакинского 49 Павел Шехтман. Пламя давних пожаров. Итоги и последствия, http://armenianhouse.org/ shekhtman/docs-ru/result.html САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ губернатора князя Накашидзе, убитого бомбой (защищал вместе со мной и присяжный повторенный А. С. Зарудный), брошенной армянскими террористами, удалось пролить свет на роль князя Накашидзе и вообще русской администрации в деле организации этих погромов, причем администрация определенно инспирировала татар на эти погромы, снабжая их и оружием»,

– напишет Б. Байков в 1921 году.50 Есть, конечно, исторические экскурсы, работы, анализирующие социальное устройство двух народов. К сожалению, почти ничего нет с азербайджанской стороны. Вышедшая в 1911 году книга «Кровавые годы» М.

С. Ордубади51 по стилю изложения скорее напоминает сказку. В ней, например, объявляется, что армяне заранее готовились к нападению на татар и «успели мобилизовать войско из Турции и Ирана... Для доказательства этого достаточно привести письма, найденные на трупах двух армян, убитых в бою при Овчу-Шабадак. Из этих писем явствует, что один из армян был родом из Турции, а другой – из Ирана». По мнению «рассказчика», раз двое погибших из многих тысяч армян оказались родом из Турции и Ирана, то армяне, конечно, «мобилизовали войско из Турции и Ирана». Листовками такого мифического содержания лидеры татар обычно запугивали и раздражали необразованных татар против армян. Например, в описаниях Ордубади бакинских погромов февраля хорошо вооруженные, организованные армянские группы нападали на безоружных, неорганизованных татар, но в итоге выходило так, что, после большого сражения «...наиболее милосердные «мусульмане» укрывали у себя армян. В этот день на улицах было подобрано около пятидесяти брошенных армянских трупов. «Мусульмане» же уносили своих погибших и раненых в дома,... «мусульманские»

добровольцы успешно противостояли армянам и их регулярным войскам.

Что же касается «мусульманских» лидеров, то они при случае укрывали у себя армян, оказывая им помощь». В написанной в духе «рассказа» книге, однако, можно усмотреть, во-первых, восприятие татарами армянских политических устремлений (книга построена на подтверждении планов армян на автономию), что вызывало сильнейшую тревогу у татар, во-вторых, доказательство верности татар российскому трону. Например, описывая встречу лидеров армян и татар для обсуждения путей восстановления мира, Ордубади представляет ее как раскрытие армянского заговора против

–  –  –

российской власти и доказательство верности мусульман русскому царю.

Армянский лидер говорит: «Люди! Мы, армянский народ, давно мечтали о том, чтобы превратить Кавказ в единый котел, варить в нем единую пищу справедливости, равенства и разделить ее между всеми нами. Ныне этот котел готов, и нужен лишь треножник, на который его можно будет поставить. Одна ножка этого треножника – армяне, другие – грузины. Теперь надо, чтобы и вы, мусульмане, стали его третьей ножкой. Мы надеемся на вас в этом вопросе». Ответ лидера мусульман: «Вы, армяне, плохо знаете нас, «мусульман»! Мы никогда не боялись ваших угроз. Азербайджанский народ

– не ваши солдаты! Нам не нужны ни ваши деньги, ни ваше оружие. Если мы решим выступить, то нужды в средствах испытывать не будем. С чего это вы будете платить нам, чтобы мы выступили против нашего царя?! Наша религия учит, что так поступать нельзя... Мы в таких делах не помощники».

Очевидно, что Ордубади, по крайней мере в те годы, был под сильным влиянием подстрекательских листовок, скорее всего составленных в тайниках российской жандармерии. Например, цитата «Как известно, основной целью армян было изгнание «мусульман» из Гянджинской (Елизаветпольской – Г.Х.) губернии и учреждение там Армении». Откуда известно? Все социально-политические устремления армян были сосредоточены исключительно на улучшении положения армян в Западной Армении, в Турции, Армянский вопрос был вопросом западных, турецких армян. Тем не менее усилиями обеих империй закавказских, российских турок вводили в заблуждение, и основная масса искренне верила небылицам.52 В феврале 1906 года по приказу новоназначенного наместника графа И.

И. Воронцова-Дашкова53 была создана комиссия из армян и татар для рассмотрения вопросов восстановления мира. Комиссия вынесла резолюцию:

52 Недалеко ушли также современные азербайджанские исследователи. Обычно они тщательно обходят конкретные источники о столкновениях 1905–1906 гг. и ограничиваются обвинением армян в терроризме общими формулировками типа: «Во всех случаях инициатором столкновений выступала армянская сторона». Например, А.

Халилов пишет: «…армяне, вооружившись до зубов, искали повод для начала массового наступления на мусульманское население Закавказья. С началом I русской революции 1905–1907 гг. эпицентр армянского экспансионизма и терроризма перемещается в Закавказье. Первые столкновения между армянами и мусульманским населением начались в феврале 1905 года и вскоре охватили весь Закавказский регион. Вооруженные конфликты имели место в Баку, Тифлисе, в Нахичевани, Ираване, в Гяндже, Карабахе, Зангезуре и других местах. Во всех случаях инициатором столкновений выступала армянская сторона…» (Аслан Халилов. Геноцид против мусульманского населения Закавказья в исторических источниках. Баку, 2000, с. 4–5).

53 Воронцов-Дашков Илларион Иванович (1837–1916) – генерал-лейтенант, участник Кавказской войны и русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Должность наместника на Кавказе существовала в 1844–1883 гг. и 1905–1917 гг. Воронцов-Дашков занимал этот пост в 1905– 1915 гг.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ «Мы, представители всех слоев мусульманской, армянской, русской и других национальностей г. Баку, собравшись 16 февраля в количестве 3-х тыс.

человек для обсуждения вопроса о причинах кровавого побоища, пришли к глубокому убеждению, что это побоище возникло не на почве национальной вражды, как это умышленно лживо утверждают официальные агентства со слов местной власти, и не на почве социально-экономического антагонизма или религиозного фанатизма, так как ни фанатизма, ни вражды, ни антагонизма между мусульманами и армянами нет и не было. Кровавая резня подготовлена исключительно провокацией тайной и явной полиции, распускавшей перед резней среди мусульман чудовищные, разжигающие массу слухи, будто армяне намерены резать татар. На самом деле, власти, распуская подобные гнусные слухи, хотели противопоставить готовившейся рабочей политической демонстрации темную мусульманскую массу и, таким образом, в крови граждан затопить движение в среде рабочих и других слоев населения г. Баку. Таким образом, как и в Кишиневе евреи, у нас в Баку армяне были избраны козлом отпущения за ею собственные грехи и преступления перед всеми народами, населяющими Россию. Считая поэтому истинным виновником татарско-армянской резни исключительно провокаторские происки агентов полиции и умышленное бездействие и попустительство громилам местной власти, мы признали, что только на их голову должна пасть вина за невинно пролитую кровь тясячи невинных жертв резни и погрома и что только коренное изменение существующего политического режима может нас гарантировать от повторения подобных ужасов» (Старцев, глава «Армянская резня», http://www.mecenat-and-world.

ru/aragast/3-aragast/starcev.htm).

Лидеры татар, однако, высказали свое личное видение татаро-армянской вражды, что, к сожалению, не всегда учитывалось впоследствии армянами и что, по сути, сыграло роковую роль в татаро-армянских взаимоотношениях края в первые десятилетия 20-го века и, пожалуй, в конце 20-го века. В феврале 1906 года, во время переговоров, татары устами влиятельного представителя татарского капитала, домовладельца Исрафила Гаджиева заявили, что любые антитурецкие выступления, тем более антитурецкие организации, для них неприемлемы, так как «Турция для мусульман Закавказья – родная страна: кто действует против Турции, тот, естественно, является врагом турок Закавказья» (Ананун, с. 218). Для «турок Закавказья»

одно существование партии «Дашнакцутюн» воспринималось как действие против Турции и, конечно, «турок Закавказья». В контексте этой формулировки надо было понять, что армяне в целом, имея претензии к Турции, ОПЫТ ПРОШЛОГО 41 воспринимались как «антитурецкий» народ, а значит – «антитатарский» в масштабах Закавказья. Армяне должны были предвидеть это обстоятельство, тем более что армяне в целом, тысячелетиями имеющие собирательное этническое самосознание с выраженными институциональными традициями (многие столетия имеющие государственность, собственный алфавит, письменность, церковь, школы, самоорганизованное разделение управления внутренней социальной жизни в виде разного рода национальных советов, благотворительных организаций и пр.), должны были понять сложность сосуществования с системно не устоявшейся и не организованной социокультурной массой. Тем более что то, что устами Исрафила Гаджиева было сформулировано как «турки Закавказья», в обиходе армян называлось просто «турками», и основная масса армян даже не придавала особого значения религиозному шиизму последних, в отличие от суннизма османских турок.

На то, конечно, были основания. В антиармянских выступлениях отличались именно тюркоязычные шииты.

Ордубади даже искренне возмущался составом комиссии со стороны мусульман, куда были включены и сунниты:

«После всего происшедшего по указанию наместника на Кавказе вновь создана комиссия, наделенная полномочиями решать вопросы всего Кавказа...

Прежде всего, с мусульманской стороны в этой комиссии будут участвовать не только люди, выбранные мусульманами, но судя по всему, и известные лидеры, беки, ханы и панисламистские идеологи. Люди, при подстрекательстве которых и осуществлялись нападения мусульман... В комиссию, кроме армян и представителей шиитов, входят и представители суннитов...

Зачем беспокоят этих суннитов? Если полагают, что и они будут заодно с шиитами и враждовать с армянами, то это предположение ошибочно. Потому что сунниты, можно сказать, всегда и во всем сохраняли нейтралитет и не участвовали в грабительских набегах шиитов54 (выделено Г.Х.).

54 Шииты на Кавказе – В начале 16 в. в Иране, со взлетом династии Сефевидов, опорой которых были тюркоязычные кочевые племена (румлу, шамлу, устаджлу, бахарлу, текелю, афшар, каджар и др., носившие собирательное имя «кызылбаши»), шиизм был объявлен государственной религией. С установлением власти «кызылбашов» основные носители этой ветви ислама стали активно распространятся на территории закавказских ханств, где преобладали мусульмане-сунниты, и начали насильственное насаждение шиизма. Будучи «религией власти», шииты поддерживались Сефевидами и постепенно выдавливали из закавказских ханств бывших правителей-суннитов, многие из которых были представителями местных кавказоязычных народов. В 1711 г.

вспыхнуло антииранское восстание «лезгин» (в данном случае собирательное название местных кавказоязычных народов – лезгин, аварцев, гапутлинцев, джеков, ингилоев и др.), принявшее религиозную оболочку борьбы суннитов против шиитов. После падения династии Сефевидов в 18 в. и хаоса последующих лет, на территории северовосточного Закавказья образовались два десятка полунезависимых ханств и султанств со смешанным шиито-суннитским и христианским (армяне и кавказоязычные удины) САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ В любом случае в восприятии армян тюркоязычные мусульмане Закавказья нередко отождествлялись с турками Османской Турции, и этнические установки армян за и/или против турок, наверное, распространялось также на них.

Очевидное недовольство татар армянами было вызвано также интенсивно развивающейся армянской буржуазией, более грамотной организацией социокультурной жизни армян в Закавказье в целом, и в Баку в частности, в отличие от необразованного, не привыкшего еще к урбанизированной жизни мусульманского населения края: «...Пусть они (армяне – Г.Х.) развивают свои силы во всех направлениях, но в этом не мешают и мусульманам, пусть не стремятся к исключительному владению благосостоянием края, а также к духовному и экономическому порабощению мусульман» (Ананун, с. 235). Безусловно, лидирующие положение армян, по сравнению с «закавказскими турками», в области промышленности, образования, культуры, организации социальной жизни в Баку (Старцев; Амфитеатров; Хачатур Дадаян. Армяне и Баку (1850-ые гг. – 1920 г.). Ереван, 2007 (далее

– Дадаян)) могло вызвать недоброе отношение к армянам лидеров пробудившихся от натурального хозяйства и входящих в капиталистические отношения татар. Несмотря на то, что, по Х. Дадаяну, «армянский капиталист порождал собственных могильщиков, но это был естественный ход эволюции» (Дадаян, с. 74), тем не менее, как более образованный слой армяне города Баку и некоторых городов Закавказья должны были тонко учитывать несколько фактически существующих истин: а) везде в провинциях края (кроме, пожалуй, Карабаха) еще с периода владычества Персии долгие столетия господствовали шиитские татарские беки, привыкшие к униженнаселением. Бакинское ханство и большую часть Талышского ханства составляло мусульманское население (тюркоязычное и ираноязычное) почти исключительно из шиитов, большая часть мусульманского населения Ширванского ханства (тюркоязычные и кавказоязычные) состояло из шиитов, но власть принадлежала суннитам. Правящие семьи Карабахского (джеванширы) и Кубинского ханств были шиитами, но в Карабахском ханстве было много армян-христиан, в том числе карабахские меликства самоуправлялись армянами-меликами, а среди поданных мусульман преобладали сунниты. Примечательно, что носители пантюркистской идеологии на Кавказе в начале 20 в. были в основном из шиитской тюркоязычной среды, несмотря на то, что в Турции господствовали сунниты. Помимо всего прочего, очевидно, что в вопросах геополитического характера в начале 20 в. мусульмане Закавказья ориентировались по идентичности, а в вопросах идентичности главную роль играла не религиозная, а языковая принадлежность. Не безинтересно, что еще в начале 20-го века в составе мусульманского населения Закавказья среди суннитов преобладали местные каквазоязычные (лезгинской группы - лезгины, авары, удины, рутулы, цахуры и пр.) этнические единицы, частично тюркоязырованные за 18-19 вв. Среди кавказоязычных и даже уже трюркоязырованных суннитов выраженных туркских симпатий не было.

ОПЫТ ПРОШЛОГО 43 ному, порабощенному положению христианского населения; б) после присоединения к России местные мусульмане воспринимали армян-христиан как естественных союзников России, а значит – врагов мусульман; в) цивилизационные претензии армян сильно отличались от татар, а в составе России они воспринимались более прогрессивными, возбуждая комплексы цивилизационной неполноценности у татар. С их точки зрения, армяне вели себя так, будто «на Кавказе никто не может быть превыше армян» (Ордубади); г) после присоединения к России армяне действительно достигли заметных успехов в образовании, в накоплении капитала, наладили контакты с европейскими странами, открывали там филиалы своих предприятий, создавали интеллектуальные и исследовательские центры-общества (географическое, этнографическое и др.), имели школы даже в отдаленных селах, вырастили действительно внушительный слой интеллигенции – писателей, врачей, инженеров, юристов, ученых, выпускали газеты даже в самых провинциальных городках, причем часто на никому кроме армян не понятном армянском языке и армянским алфавитом (что, наверное, внушало опасения о существовании некоего внутриармянского заговора), имели постоянно пополняющиеся библиотеки, организовывали театральную жизнь и пр.; д) имели политические партии, чего татары были еще лишены; е) Армянский вопрос интенсивно обсуждался на разных международных политических аренах, тем самым внушая татарам опасения о потенциально возможном образовании самостоятельной государственности у армян «в обход» татарам.

Тем более, как им могло казаться, Армянский вопрос обсуждался во вред Турции и косвенно – во вред «закавказским туркам». Конечно, все это могло внушить лидерам татар мысль о стремлении армян к «исключительному владению благосостоянием края, а также к духовному и экономическому порабощению мусульман». По крайней мере, лидеры армян должны были учитывать возможность такого рода самовнушений. Таким образом, у лидеров «закавказских турок» накопились немало социокультурных и мнимых политических обид на армян. Безусловно, как утверждают авторы аналитических работ, в усилении антиармянских настроений у татар Закавказья сыграла свою роль также турецкая агентура, и конечно, царская жандармерия.

Армяне Закавказья в свою очередь имели свои претензии к «туркам», как они называли тюркоязычных мусульман Закавказья. На горизонтальном уровне они прежде всего были обусловлены униженным и бесправным положением армян Закавказья на протяжении нескольких столетий, со времен Персидского владычества. Оно продолжало быть таковым в провинциСАМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ ях, где помимо российской администрации «социальную верхушку» составляли мусульманские беки и агалари. Так или иначе, армяне распространяли на тюркоязычных мусульман Закавказья также ответственность за тяжелые условия жизни и периодически повторяемую резню армян в Турции. О тяжелом положении армян в Турции писала армянская пресса, говорили лидеры армян и прежде всего члены армянской партии «Дашнакцутюн». На вертикальном уровне для армян оставалась актуальной принудительная исламизация христиан Закавказья, достигшая своего пика в 18-м веке, но продолжавшаяся также в 19-м веке55 и в первое двадцатилетие 20-го века.

Мусульманское духовенство часто твердило о долге мусульман вести священную религиозную войну, придавая накопившимся проблемам религиозный оттенок. Армяне считали, что турки в целом более склонны к грабежам, мародерству, чем к созидательной, цивилизованной, организованной социально-экономической жизни на тех принципах, которые были приемлемы для армян. Разность цивилизационных установок усугубляла взаимное отчуждение. И, конечно, всем этим пользовалась в своих целях российская царская администрация, натравливая одних на других. Не случайно во всех без исключения случаях татаро-армянских столкновений царская администрация либо «опаздывала» до тех пор, пока обороняющаяся сторона не самоорганизовывалась, либо чиновники администрации находили возможность самим натравливать одну из сторон на другую (Амфитеатров;

Старцев; Алибегов, Ордубади, практически вся пресса того времени). В Баку это продлилось три дня. Как увидим далее, эти «три дня» становились роковым и традиционным. Словом, действовали обычные колониальные правила. Важно учитывать также, что во всех случаях наказания зачинщиков не последовало.

Опыт обеих империй в деле внедрения межнациональной ненависти, конкретизировавшийся в истреблении народами друг друга, не пропал даром и, судя по материалам, играет роль до сих пор. Выросли целые поколения татар, уверенные в том, что уничтожение армян – их священный патриотический долг. Спустя многие годы в Париже писательница Ум-эль-Банин, наследница бывших бакинских мусульманских, тюркоязычных богачей, напишет на французском языке книгу «Кавказские дни». В ней она, вспоминая свои излюбленные детские игры в годы жизни в Баку, до большевистской

–  –  –

революции, напишет: «В праздничные дни мы играли в резню армян, игру, которую мы предпочитали любой другой. Опьяненные своими расистскими страстями, мы приносили в жертву Тамар (армянку по матери) на алтарь нашей атавистической ненависти. Сначала мы ее произвольно обвиняли в убийстве мусульман и немедленно расстреливали, несколько раз один за другим, чтобы возобновить удовольствие. Потом ей отрывали члены, язык, голову, внутренности, которые кидали собакам, чтобы выразить презрение к армянской плоти» (цит. по газете «Урарту», 1992, № 17).

У армян же антитурецкие восприятия будут усиливаться еще и Геноцидом армян во втором десятилетии этого трудно начатого века.

После убийств, истязаний, поджогов, грабежей, выселений, опустошения сотен деревень в 1905–1906 годах и практически тотального обнищания армянского и татарского населения, 12-13 лет прошли сравнительно мирно. За это время обе стороны смогли бы обдумать возможности сосуществования. Однако ни в локальном, ни в геополитическом плане второе десятилетие 20-го века в армяно-татарских отношениях не располагало к мирным перспективам. Начавшаяся Первая мировая война поставила стороны противоположные баррикады: армяне Закавказья горячо поддерживали Россию, татары – Турцию. Для татар это была война на освобождение от христиан: «Сегодня по городу (Баку-Г.Х.) поползли слухи, что султан Великой Османской империи Его величество Мехмет Рашид решил объявить войну христианскому миру. Его победоносная армия успешно наступает с востока, чтобы освободить мусульман от гнета России и Англии. Объявлена священная война джихад, и над дворцом халифа развевается зеленое знамя Пророка» (Курбан Саид (Лев Абрамович Нусенбаум), Али и Нино, 2008, гл.11; http://prozaik.org/prose_/prose_classic/kurban-said-ali-i-nino.html ) (далее Курбан Саид).

Каждая из сторон не скрывала своих эмоций и планов. Помимо официальной службы армяне-добровольцы быстро пополняли российскую армию и на Кавказском фронте воевали против Турции, помогали добровольцам материально, оружием, чего татары не могли простить и не простили. Первые победы российской армии армяне встретили с возрастающими надеждами и ликованием, татары – угрюмо и сдержанно. Практически, за время войны лидеры татар определили свою политику, наполняя созданную в 1911 году социал-демократическую партию «Мусават» (Равенство) панисламистским и пантюркистским содержанием. Если бы партия «Мусават» осталась верна социал-демократическим идеям и развивала их согласно местной специфике, возможно, социокультурное, и в итоге, этническое сплочение и САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ этническая идентичность тюркоязычных мусульман Закавказья приобрели бы более социально-идейные оттенки.

Однако шла война, на которой Турция спланировала и организовала этнический геноцид армян (частично также греков, ассирийцев, езидов), придавая этой войне дополнительное осмысление, а именно – этническое самоутверждение посредством уничтожения «цивилизационных этнических противников»56 (в книге «Турецкое национальное «я» и Армянский вопрос»

автор Танер Акчам утверждает, что турецкое национальное «я» имеет разрушительный потенциал). Турция тем самым «указала» закавказским татарам-туркам а) кратчайший путь освобождения от противника, б) кратчайший путь этнического сплочения на почве ненависти, конфликта и, как им казалось в то время, победы над противником, г) освобождение от вынужденного противопоставления цивилизационных претензий («Турецкое национальное «я» – это реакция против постоянного комплекса неполноценности». – Танер Акчам), д) формы подтверждения политической и этнической общности с турками Турции. Вся военная обстановка, на самом деле, должна была подтолкнуть «Мусават» именно к выбору уничтожения армян.

Посредством уничтожения турецких армян Турция «избавилась» от вечного раздражителя – Армянского вопроса, посредством «точного определения»

врага – армянина, сплотила османцев-суннитов Турции (по крайней мере огромную часть) против врага и постепенно перешла к новому определению этой массы через этноним «турк»57.

56 Танер Акчам. Турецкое национальное «я» и Армянский вопрос. М., 1995, http://www.

twirpx.com/le/742514/ 57 Этноним «турк» для суннитов Турции практически ввел в официальный обиход Кемал Ататюрк. Тюркский исследователь Танер Акчам пишет, что о национальном «я» турки впервые серьезно начали думать лишь в начале 20-го века. Вместо определенного этноназвания «турк» в обиходе употреблялись термины «мусульманин» (последний в простонародье имеет хождение поныне) или «османец». Танер Акчам упоминает воспоминания члена османского парламента Халиль Ментеше о том, что «турки были вынуждены объединять разные этнические элементы империи, и потому боялись провозглашать себя «турками». Не исключено, конечно, что это осознанный выбор на пути ассимиляционной политики Османской империи, но скорее всего – это неосознанное отступление от известного негативного образа «турка» как в окружающем мире, о чем так много сетовали туркские авторы, так и в самой Османской империи, где термин «турок» употреблялся в оскорбительном значении (Танер Акчам ссылается на Koi Bey Risalesi, Milli Eitim Basimevi, Istanbul, 1972). После распада Османской империи новые власти Турецкой республики во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком объявили страну светской и поставили цель обобщить историю Турции и изложить ее в учебниках. Однако, так как под «изложением истории» предполагалось прежде всего облагораживание прошлого и конструирование нового образа «турка», вышла история «желанная», по сути – «мифическая». Вышла сказка. «…В результате усилий основателей республики и их стремления заново написать историю, мы превратились в общество без прошлого.

ОПЫТ ПРОШЛОГО 47 Несмотря на то, что Турция в принципе проиграла войну, она в итоге приобрела определенную сплоченность своих граждан и определилась после падения Османской империи на выборе самоназвания «турк». Ничего, что эта сплоченность зиждилась не столько на социокультурной, исторической и гражданской общности, сколько формировалась против «общего врага», на общей вине и на награбленном у армян. «Запоздалое» турецкое национальное «я» и агрессивность, вызванная стремлением наверстать упущенное (Танер Акчам), толкали турок Турции и Закавказья на быстрые, но преступные действия.

Ни Турция, ни тем более «Мусават» и лидеры тюркоязычных мусульман Закавказья не могли предвидеть, как дорого обойдется такое решение вопроса как младотуркам Турции, так и всему турецкому обществу, мечущемуся в поиске невинного этноиндикатора в виде этнонима. Этноним «турк» попал впоследствии в западню турецких властей, не определивших политических виновников Геноцида армян и тем самым оставивших перед миром «туркский народ» с этнонимом «турк» главным ответственным за геноцид.

Во время Первой мировой войны лидерам тюркоязычных мусульман Закавказья было очень нелегко. Будучи гражданами России, они тем не менее желали победы противнику России – Турции. Богатые мусульмане Баку думали примерно так: «Если великий князь победит, то на свете не останется ни одного исламского государства. А это послужит лишь усилению царя. Нас он, конечно, не тронет, потому что у нас есть деньги. Но все мечети и школы прикажет закрыть, нам будет запрещено говорить на родном языке, иностранцев здесь станет больше, чем нас, и некому будет уже защитить мусульман. Вне всякого сомнения, любая, даже самая маленькая победа Энвера послужила бы нашей пользе» (Курбан Саид (Лев Абрамович Нусенбаум), Али и Нино, глава 16). В этом вопросе их планы были полностью противоположны планам армян. Кроме этого Геноцид армян в Турции в определенном смысле настраивал некоторых лидеров закавказских турок на продолжение резни 1905–1906 годов. Посредством «этничесНаша историческая память, наши знания об истории ограничиваются событиями, происшедшими при нашей жизни, и рассказами наших стариков…Может, наше желание забыть прошлое объясняется именно геноцидом? По мнению основателей новой Турции, республиканские порядки означали самоочищение, избавление от «лишнего балласта».

Со школьной скамьи начиналось промывание мозгов: детям внушали, что война за независимость «была войной за возрождение», «борьбой за возрождение из пепла».

Может быть, стремление возвысить республиканские порядки имеет непосредственное отношение к потере исторической памяти?» – задается вопросами Танер Акчам.

САМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ кой чистки» открывалась перспектива освобождения от присутствия армян.

«Освобождение от армян» в некотором смысле должно было соответствовать также идеологическому настрою партии «Мусават», так как в процессе новых капиталистических социально-экономических отношений главными соперниками в Закавказье ими воспринимались вырвавшиеся далеко вперед в накоплении капитала армяне и русские. Но русские – особая статья. Вопервых, русские в Закавказье были не «коренным народом», в силу чего их присутствие воспринималось как временное. Во-вторых, Закавказье все еще находилось в составе России, все структуры власти формировали русские, и вообще, русские были «господа». В этом смысле их господствующее присутствие в экономической жизни воспринималось сравнительно нормально и соответствовало восприятию мироустройства: «господа на то и господа, что имеют господствующие права». Конечно практическое поражение России на кавказском фронте для турок Закавказья открывало возможности создания первой самостоятельной государственности, либо присоединения к Турции. По большому счету исход войны обсуждался в активных кругах богатых мусульман Баку примерно в духе «Разве плохо было бы избавиться от всех русских, которые живут у нас? Да и не только русских, но и всех чужих, всех, кто говорит на другом языке, у кого другая вера, кто думает не так, как мы? По сути дела мы все хотим этого, но только я осмеливаюсь говорить об этом вслух. Что же будет теперь? Мне все равно, пусть правит Фатали хан58. Хотелось бы, конечно, чтобы к власти пришел Энвер59, но ничего, пусть будет Фатали хан. Главное - под корень вырезать всех чужих»(Курбан Саид, глава 16). А пока идет война, по совету Хан Хойского, 58 Фатали хан, он же Хан Хойский - Фатали Хан Искендер оглы (1875–1920) - юрист, депутат Государственной думы Российской империи II созыва, позже азербайджанский политический деятель и первый премьер-министр Азербайджанской Демократической Республики (АДР). Правительство Хойского приветствовало турецкую оккупацию мусульманских районов Кавказа в июне – июле и занятие Баку турецкой армией в сентябре 1918. Один из организаторов резни армянского населения Баку в сентябре 1918г., в сущности-по всему АДР в 1918-1920гг. Был убит армянами Арамом Ерканяном и Мисаком Григоряном на Эриванской площади в Тифлисе 19 июня 1920 года.

59 Исмаил Энвер, Энвер-паша, Энвер-бей (1881–1922) - османский военный и политический деятель, активный участник Младотурецкой революции 1908 г., один из лидеров младотурецкой партии «Единение и прогресс» («Иттехад ве теракки»). и один из руководителей басмаческого движения; идеолог и практик пантюркизма, вместе с Талаат-пашой и Джемаль-пашой был одним из идиологов и главных организаторов геноцида армян 1915г., геноцида греков и ассирийцев в Османской империи во время первой мировой войны. После подписания Турцией Мудросского перемирия в 1918 году Энвер вместе с Талаат-пашой и Джемаль-пашой бежал в Германию. В его отсутствие послевоенный трибунал в Стамбуле судил Энвера и заочно приговорил его к смертной казни.

ОПЫТ ПРОШЛОГО 49 лучше ждать: «Кто бы ни победил в этой войне, он будет ослаблен, раны его заживут еще не скоро. Мы же будем сильны и поэтому сможем тогда уже не просить, а требовать. Мы - страна исламская, шиитская, и от царского ли двора или османского будем требовать одного и того же: полной независимости во всех вопросах. И чем слабее станут эти сильные государства после войны, тем ближе будем мы к свободе. А свобода увеличит могущество наших еще не растраченных сил, денег и нефти. Надо помнить, что не мы зависим от мира, а мир - от нас... Ждать! Какое прекрасное слово! Ждать исхода войны, кто победит - русские или турки. Потому что победитель будет искать нашей благосклонности - ведь, в наших руках нефть» (Курбан Саид ( (Лев Абрамович Нусенбаум), Али и Нино, глава 16).

Противовесом пантюркистским лидерам закавказских турок были не очень организованные и не очень понятные в их среде большевики, для которых национальные вопросы, по крайней мере до прихода к власти, были не первой важности.

Окрыляющий лидеров турок Закавказья ход Первой мировой войны рушил все надежды и планы армян. Во-первых, главная партия армян «Дашнакцутюн» потерпела жестокое поражение в своих важнейших политических планах – если не пересоздание государственности для западных, турецких армян, то по крайней мере существенное улучшение их жизни и создание возможности развития национальных ценностей. За 1915 –1918 годы армян на части своей исторической родины, находившейся в Турции, просто не осталось. Их в основном жесточайшим образом перебили, а уцелевшие разбрелись по всему свету, в том числе – по Закавказью. Во-вторых, сосредоточение всего огромного политического капитала, человеческих и материальных ресурсов исключительно на «партии России», практическое поражение России в войне, уничтожение армян в Турции, объявление новой Советской Россией своей протурецкой позиции, по сути, загнали в тупик политическую мысль армянства. Главная партия армян «Дашнакцутюн» зализывала раны, но с одной стороны, всячески старалась а) вернуть на родину беженцев; б) помочь их временному устройству; в) спасти оставшихся в укрытии в Турции армян, с другой стороны – подготовить политический процесс против проигрывающей войну Турции и спланировать политическую перспективу для армян Закавказья.

Однако для партии «Дашнакцутюн» налаживание отношений с лидерами закавказских турок не было делом первостепенной важности. С их точки зрения, весь армянский мир должен был сосредоточиться на проблемах туСАМООБОРОНА АРМЯН КИРОВАБАДА В 1988–1989 гг. ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ рецких армян. Главным противовесом партии «Дашнакцутюн» в политическом смысле были армянские большевики, для которых, как наверное, и для большевиков закавказских турок, национальные вопросы в шкале ценностей занимали не первые позиции.

Таково было в общих чертах соотношение подходов и возможностей лидеров армян и турок Закавказья, когда в России прогремела Февральская революция, а затем – октябрьский переворот, что в корне изменило ситуацию в Закавказье. Временное правительство новой России в начале марта 1917 года упразднило главную власть Российской империи в Закавказье

– Закавказское наместничество, и создало временное правление – Особый Закавказский Комитет, из основных национальностей края – армян, грузин, азербайджанских турок, русских. Вслед за этим народы Закавказья создали свои национальные советы – грузинский, мусульманский, армянский и русский со своими филиалами, каждый из которых практически стал верховной властью соответствующих национальных групп. Тем самым структуры власти в Закавказье сразу стали национальными. В Баку, например, действовали Армянский, Мусульманский и Русский национальный советы.

Они продержались практически до объявления независимости трех Закавказских республик, около года. Последовавший за Февральской революцией октябрьский переворот был воспринят в Закавказье скептически, неодобрительно. Три основные национальные партии Закавказья – армянские дашнаки, мусульманские мусаватисты и грузинские меньшевики, 15 ноября 1917 года упразднили Особый Закавказский Комитет и создали новый орган власти – Закавказский комиссариат. В декабре 1917 года приказом Ленина в Баку была утверждена большевистская власть в виде комиссариата во главе с чрезвычайным комиссаром Ст. Шаумяном. Таким образом, по крайней мере в Баку, действовало три органа власти: общий – Закавказский комиссариат, по национальностям – Национальные советы, и большевистский.

Время было тяжелое, с конца декабря с фронта начали возвращаться предоставленные сами себе солдаты-дезертиры русской армии, вслед за ними открытые границы начали переходить части турецкой регулярной армии, истребляя на своем пути армянское население. Скопившиеся в Закавказье, у границ с Турцией, беженцы-армяне в панике искали возможности переселения. В декабре закавказские турки заняли железную дорогу и установили контроль над передвижением как российских войск, так и армян, полностью лишая последних возможности пользоваться линией Баку–Тбилиси.

Лидеры тюркоязычных мусульман готовились к присоединению к турецким войскам, натравливали группы татар на армян, а лидеры армян лихоОПЫТ ПРОШЛОГО 51 радочно пытались сплотить свои военные силы против надвигающейся на Закавказье армии османских турок, несомненно, представляющей для армян смертельную опасность. В Закавказье никто никому не доверял – ни народы, ни политические группы, ни разноуровневые властные структуры.

В этих условиях недоверия по отношению друг к другу, в атмосфере структурирования власти по своим национальным меркам, в феврале Закавказский комиссариат создал выборный орган власти от основных национальных партий Закавказья – Закавказский сейм. Время учреждения этого органа власти совпадало, с одной стороны, с продвижением турецкой регулярной армии в Закавказье с начала 1918 года, с расформированием русских войск на Кавказском фронте после очень тяжелого Брест-Литовского договора60 и с начавшимися татаро-армянскими столкновениями в Закавказье. Сложившаяся ситуация открывала для сторон разные перспективы. Более или менее сильной армией владела армянская сторона – воевавшие на Кавказском фронте армянские военные русской армии вместе с добровольцами имели опыт ведения войны, чего были лишены татары. Однако татар обнадеживало приближение турецкой армии, и они старались всячески мешать сопротивлению армян. Армянские войска не только оставались один на один против опытной турецкой армии, получивший помимо всего прочего также добро советского руководства Брест-Литовским договором, но также без политического руководства, так как главные органы власти в Закавказье – Закавказский комиссариат и Закавказский сейм, практически мешали военному сопротивлению армян, тем самым способствуя продвижению турецкой армии.

С октября 1917 года Закавказский Комитет, во главе с Е. П. Гегечкори, распорядился закрыть для уходивших с фронта войск город Тифлис, опасаясь разграбления богатейших военных запасов города. «Вместе с тем тот же Комитет, учитывая и последствия переворота, свергшего Временное правительство и давшего власть большевикам, и развал фронта, и совершенное обнажение государственных границ, постановил разрешить формирование национальных частей... Разрешено было и русскому населению Закавказья формирование особого русского корпуса... Татарам в выдаче оружия было 60 Брест-Литовский договор от 3 марта 1918 г. между Советской Россией и странами Четверного Союза – Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией. По части Закавказья, и в частности для армян, это был настоящий грабительский договор.

Советская Россия обязывалась возвратить Турции все анатолийские провинции (Западную Армению), а также завоеванные в 1877–1878 гг. округа Ардаган, Карс и Батуми, населению которых предоставлялось право путем волеизъявления решить свою судьбу.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«Jem aennan академии ист ории мат ериальной к ул ь т ур ы имени Я. Л. М арра М. И. А Р Т А М О Н О В ОЧЕРКИ ДРЕВНЕЙШ ЕЙ ИСТОРИИ ХАЗАР _jТ осу д ар1 швейное с Социально-экономическое и з да ш ел ьсш в о Ленинградское ошделепие I / Л с((( i o t a i r Л'. Mavv lift...»

«Домашнее задание по математике для 6а;8а;8б;8в;9а классов 1. 6а п.23.24,25 прочитать, законспектировать Стр. 144 историческая справка, прочитать №820-826 №848,853,861,849,868 №880,882.890.2. 8а,8б,8в Подготовка к...»

«С? oS о н CQ КНИГА И ТЕХНИКИ В.Ф. Рунге ИСТОРИЯ ДИЗАЙНА, НАУКИ ДИЗАЙНА, НАУКИ И ТЕХНИКИ Книга вторая ИСТОРИЯ Москва Издательство "Архитектура-С" А прошлое ясней, ясней, ясней. Булат Окуджава Автор — Рунге Владимир Фёдорович — дизайнер, заслуженный деятель искусств и лауреат Госуд...»

«ПУЧКОВ ПАВЕЛ АНДРЕЕВИЧ Социально-политические и исторические взгляды Джонатана Свифта АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Москва Работа выполнена в Московском государственном областном университете на кафедре новой, новейшей истории и мето...»

«"Вопросы экономики".-2009.-№2.-С.4-23. ДРАМА 2008 ГОДА: ОТ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА К ЭКОНОМИЧЕСКОМУ КРИЗИСУ* В. MAY, доктор экономических наук, профессор, ректор Академии народного хозяйства при Правите...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 7 к ООП СОО ФК ГОС МАОУ лицей г. Бор Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение лицей г. Бор Нижегородской области Рабочая программа по истории 10-11класс г. Бор 2016 год Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе Федерально...»

«РУССКАЯ СТАРЦА ЕЖЕМСЯЧНОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ИЗДАНІЕ. 1897 годъ. Гадъ ХХІІІ-Й. -А. П Ф Л. Ь".ОО ДБРЖ А Н ІЕ: ТИ. Изъ семейныхъ воспоми­ !. Похоронный го д ъ. Н. К. 5— 25 наній объ император Але­ Ш и л ь д е р а ІІ. Къ характеристик импе­ ксандр I. Сообщ. М. А. ратора Ніколай I и исто­ Д р у ж и и и н а.. 1 21—1...»

«© 1999 г. АЛ. СВЕРДЛОВА МЕЦЕНАТСТВО В РОССИИ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ СВЕРДЛОВА Алла Леонидовна аспирантка Института социально-политических исследований РАН. О российских предпринимателях-меценатах, их роли в создан...»

«Безгин Владимир Борисович ЖЕНСКАЯ СОБСТВЕННОСТЬ В ПРАВОВЫХ ТРАДИЦИЯХ РУССКИХ КРЕСТЬЯН В статье выяснены правовые особенности имущества крестьянского двора. Установлено содержание правовых традиций русского села применительно женской со...»

«Константин Кравчук Женщины Абсолюта Серия "Источники живой истины" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8333207 Женщины Абсолюта: Ганга; Москва; 2014 ISBN 978-5-906154-64-4 Аннотация В книгу включены...»

«©1999 г. Д.В. ИВАНОВ КРИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ВИРТУАЛИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА ИВАНОВ Дмитрий Владиславович ассистент кафедры теории и истории социологии Санкт-Петербургского государственного университета. Значительная часть социологических дискуссий последних пятнадцати двадцати лет посвящена проблематике социокультурного сдвига от Модерна...»

«Аннотации дисциплин направления подготовки 38.03.01 "Экономика" профиль Экономика и управление в сфере туризма и гостеприимства Аннотация программы учебной дисциплины "История"1. Цели и задачи дисциплины Целью изучения дисциплины является получение фундаментального образования, способствующего р...»

«ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ Л. И. Журова Институт истории СО РАН, Новосибирск "Наказания" в структуре Слов "Соборника" митрополита Даниила Аннотация. В рукописном наследии митрополита Даниила "Соборник", составленный из 16 авторс...»

«УДК 008+130.2 Голкова Мария Леонидовна Феномен благотворительности в культуре северных регионов России и Норвегии Специальность: 24.00.01 — теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии Санкт-Петербург Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Федерального госуд...»

«Государственное образовательное учреждение дополнительного образования детей города Москвы "Детская школа искусств имени С.Т.Рихтера" "Утверждаю" Директор ДШИ им. С.Т.Рихтера Михалёва Л.Н. Приказ №78а от 13.06.2007 г. Образовательная программа дополнительного образования детей "Историко-бытовой и...»

«68 Зусман В.Г. Гибридность в литературе мигрантов. Гетерогенное "письмо" В. Вертлиба // Русская германистика: Ежегодник Российского союза германистов. – Т. 10. – М., 2013. – С. 180–187. Лотман Ю.М. Текст и полиглотизм культуры // Лотман Ю.М. Избр. ст. : в 3 т. – Т. 1. – Таллин, 1992. – С. 142–147. Хромова Е.О. А...»

«ЖЕМЧУЖИНА НАЦИОНАЛЬНОЙ ХОРЕОГРАФИИ "Журавли" прилетели! Важной заботой родившегося в 1938 году в Уфе музыкального театра было создание национального репертуара. В истории башкирского балета есть э...»

«Берендеева Светлана Княжна Санкт-Петербург Написано пером УДК 82-311.2 ББК 84 (2Рос=Рус)6 Б48 Редактура В. Чернышев Корректура В. Марышева Оригинал-макет А. Чаргазия Обложка А. Зальцман С. Берендеева Б48 Княжна. Роман/ С. Берендеева С-Петербург: ООО “Написано пер...»

«ПЧ-13 ФКУ "ОФПС ГПС по Московской области (договорной)" по охране филиала "Шатурская ГРЭС" ОАО "Э.ОН Россия" Вам не страшны багровые пожары Ни ночью ветренной, ни знойным днём. Выхрабрые, лихие...»

«СЕДЬМЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ "ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА". ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 8– 9 ЯНВАРЯ 2000 ГОДА. Марина Черевко МАРИЯ БОРИСОВНА ДАРГОМЫЖСКАЯ В КРУГУ СЕМЬИ И В МИРЕ ЛИТЕРАТУРЫ Я бы хотела воскресить историю одной забытой жизни, судьбы, так и оставшейся в тени своих знаменитых родс...»

«Генри Саггс Величие Вавилона. История древней цивилизации Междуречья http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3120385 Генри Саггс. Величие Вавилона. История древней цивилизации Междуречья: Центрполиграф; Москва; 2012 ISBN 978-5-9524-4989-...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.