WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«Введение..3 Глава 1. Историко-социальная обусловленность установления уголовной ответственности за незаконную охоту..7 1.1. История развития ...»

-- [ Страница 1 ] --

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение……………………………………………………………………….3

Глава 1. Историко-социальная обусловленность установления уголовной

ответственности за незаконную охоту……………………………………………..7

1.1. История развития уголовного законодательства об ответственности за

незаконную охоту……………………………………………………………………7

Социальная обусловленность установления уголовной

1.2.

ответственности за незаконную охоту……………………………………………17

Глава 2. Юридический анализ состава незаконной охоты……………….

.24

2.1. Объект незаконной охоты………………………………………………24

2.2. Объективная сторона незаконной охоты……………………………...28

2.3.Субъективные признаки незаконной охоты…………………………...38

2.4. Квалифицирующие признаки незаконной охоты……………………..44 Глава 3. Особенности квалификации незаконной охоты…………………53

3.1. Квалификация незаконной охоты при совокупности преступлений..53

3.2. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административно-правовых деликтов…………………………………………..64 Заключение…………………………………………………………………...70 Список использованной литературы……………………………………….72 Приложение. Приговоры судов по ст. 258 УК РФ………………………...79 ВВЕДЕНИЕ Конституция Российской Федерации гарантирует право каждого человека на благоприятную окружающую среду. Наряду с указанным правом ст. 58 Конституции Российской Федерации обязывает каждого человека сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам 1.

Конституционная гарантированность указанных интересов свидетельствует об особой важности и принципиальном значении сохранения благоприятной окружающей среды для нашего государства и является приоритетным направлением его развития. Так, Указом Президента Российской Федерации от 10 августа 2012 г. № 11572 2013 год в России был объявлен Годом охраны окружающей среды, по итогам которого были разработаны, в частности, Стратегия сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов в Российской Федерации на период до 2030 года 3, Стратегия развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года4 и др.

Обеспечение указанных интересов реализуется, в том числе, путем уголовно-правовой охраны окружающей среды от преступных посягательств, что является одной из задач, стоящих перед уголовным законом (ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации)5. Глава 26 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за экологические преступления. В структуре уголовно-правовых норм, направленных на охрану экологических отношений, Конституция РФ. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 декабря.

Указ Президента Российской Федерации от 10 августа 2012 г. № 1157 «О проведении в Российской Федерации года охраны окружающей среды» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2012 г. - № 33. - Ст.

4634.

Распоряжение Правительства РФ от 17 февраля 2014 г. № 212-р «Об утверждении Стратегии Стратегия сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов в Российской Федерации на период до 2030 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2014. - № 9. - Ст.

927.

Распоряжение Правительства РФ от 3 июля 2014 года № 1216-р «Об утверждении Стратегии развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2014. - № 28. - Ст. 4107.





Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: принят ГД ФС РФ 24 мая 1996 г., одобрен СФ ФС РФ 5 июня 1996 г. (в ред. Федеральных законов от 30 декабря 2015 г. № 441-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.

статья об ответственности за незаконную охоту относится к числу норм, призванных обеспечить охрану окружающей среды в части сохранения биологического разнообразия (баланса) животного мира и рационального использования охотничьих ресурсов в России.

По распространенности среди экологических преступлений незаконная охота за последние пять лет занимает четвертое место. Так, по данным МВД России по ст. 258 УК РФ в 2010 году было зарегистрировано 1560 преступлений (около 4% от общего числа экологических преступлений), в 2011 году - 1540 (около 4%), в 2012 году - 1517 (около 5%), в 2013 году - 1613 преступлений (около 6%), в 2014году - 1640 (около 7%), в 2015 году - 1613 преступлений (около 6%)1. Однако представляется, что статистические данные об относительно редкой применяемости ст. 258 УК РФ не могут служить основанием для категоричного вывода о незначительной степени фактической распространенности исследуемого деяния. Это обусловлено тем, что экологические преступления обладают высокой степенью латентности.

Причинами латентности незаконной охоты являются пробелы законодательства в данной области, бланкетность диспозиции ст. 258 УК РФ об ответственности за незаконную охоту, а также недостаточно слаженная система взаимодействия правоохранительных органов и органов по регулированию и охране численности животного мира в охотхозяйственных угодьях.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об актуальности, теоретической и практической значимости темы и необходимости проведения комплексного теоретико-прикладного исследования по вопросам уголовной ответственности за незаконную охоту.

Объект дипломного исследования – общественные отношения, связанные с нарушением правил охоты, установленные ст. 258 УК РФ.

Предметом исследования является уголовно-правовая норма, предусмотренная ст. 258 УК РФ и иные правовые акты, связанные с На основании формы государственного статистического наблюдения «Единый отчет о преступности» (Форма 1-Г) за 2010-2015 гг. / по данным ГИАЦ МВД России.

регулированием отношений в сфере охраны животного мира, личность преступника, причины и условия, способствующие совершению браконьерства.

Целью исследования является всесторонний анализ нормы, регламентирующей уголовную ответственность за незаконную охоту.

Указанная цель исследования достигалась путем решения следующих задач:

рассмотрения процесса формирования и развития норм об ответственности за незаконную охоту;

- определения социальной обусловленности установления уголовной ответственности за незаконную охоту в российском уголовном праве путем исследования соответствия данного деяния критериям криминализации;

- осуществления юридического анализа объективных и субъективных признаков состава незаконной охоты с выделением проблем бланкетной основы уголовно-правовой нормы об ответственности за незаконную охоту и ее применения в практической деятельности;

- обоснования предложений по квалификации незаконной охоты, в том числе по ее разграничению со смежными составами преступлений и сходными административно-правовыми деликтами, а также выделению круга преступлений, квалифицируемых по совокупности с незаконной охотой.

Нормативную основу работы составили Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Федеральные законы РФ, законы субъектов Федерации, акты Президента и Правительства РФ, министерств и ведомств, регулирующие отношения в области охоты и охотничьего хозяйства.

В научной литературе вопросы экологической преступности разработаны довольно тщательно. Общим вопросам охраны окружающей среды и животного мира в уголовно-правовой литературе уделено существенное внимание.

Теоретическую базу исследования составляют монографии известных ученых, таких как М.М. Бринчук, С.Я. Булатов, Т.А. Бушуева, В.К. Глистин, П.С.

Дагель, O.JI. Дубовик, Ю.Н. Ерофеев, А.Е. Жалинский, Э.Н. Жевлаков, Б.Н.

Звонков, В.Д. Иванов, И.Я. Козаченко, О.С. Колбасов, Н.В. Краев, Н.Ф.

Кузнецова, Н.А. Лопашенко, В.В. Мальцев, А.М. Плешаков и другие. В работах вышеперечисленных авторов приводится анализ экологической преступности в целом либо отдельных её видов.

Эмпирической базой проведенного исследования являются 30 приговоров районных судов г. Новосибирска, Новосибирской области и других субъектов РФ в отношении 72 лиц, совершивших 38 преступлений, предусмотренных ст.

258 УК РФ.

Данная работа базируется на диалектическом методе познания. В ходе исследования также применялись научные методы: сравнительно-правовой, системного анализа, статистический и др.

Работа состоит из введения, трех глав и заключения. Первая глава посвящена истории развития законодательства об ответственности за незаконную охоту, правовому регулированию охоты, вторая – уголовноправовому анализу незаконной охоты, третья – отграничению от смежных составов преступлений и административных правонарушений.

ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ

УСТАНОВЛЕНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕЗАКОННУЮ

ОХОТУ

–  –  –

Охота, как вид человеческой деятельности, возникает и начинает развиваться вместе с самим человеком. При первобытнообщинном строе охота составляла промысел, доступный для каждого, и служила часто одним из основных средств существования целых племен. На этом этапе развития человеческого общества охота не подлежала никаким ограничениям, если не иметь в виду сложившиеся обычаи, которые в последствии легли в основу права.

Важность охоты на Руси можно оценить по тому, что одна из первых русских денежных единиц «куна» происходила от названия продукта охоты – куницы.

Ярким памятником Древнерусского государства является Русская правда1. Условно Русская Правда в ее многочисленных списках делится на три редакции: 1) Краткая Правда (X-XI вв.); 2) Пространная Правда (XII-XV вв.); 3) Сокращенная Правда (XV в.). Тексты всех трех редакций по своему составу, древности и конкретике существенно отличаются друг от друга.

Как Краткая, так и Пространная редакции Русской Правды содержат нормы, устанавливающие ответственность за посягательство на некоторые виды животных. Согласно ст. 36 Краткой редакции Русской Правды предусматривалась ответственность за кражу голубя, курицы, утки, гуся, журавля, лебедя. Наказывалось данное деяние штрафом в 30 резан и 60 резан хозяину. Статья 37 устанавливала штраф в 3 гривны за кражу чужого пса, ястреба или сокола. Таким образом, уже в веке законодатель X Правда Русская / Под общ. ред. акад. Б.Д. Грекова. М.: Изд-во АН СССР. 1963. - 471 с.

предусматривает больший размер наказания за кражу ловчих птиц и собак, при помощи которых производилась охота.

Пространная редакция Русской Правды уже в то время регулировала добычу бобра. Так, согласно ст. 69 «если украдет кто бобра, то взыскивать 12 гривен»1. В то же время, ст. 70 Пространной редакции Русской правды указывает «если земля будет разрыта, или останутся признаки ловли, или сети, то общине или сыскать у себя вора, или платить штраф (продажу)»2. По мнению Г.К. Амелина, норма, закрепленная в ст. 70, была направлена на защиту владельцев охотничьих угодий. Она запрещала охоту посторонних лиц на чужой территории3. В связи с этим представляется очевидным, что данные нормы древнерусского уголовного права были направлены не на защиту экологического благополучия, а имущественных интересов (собственности) феодала.

Вместе с тем уже в то время начали появляться особые территории, называемые в настоящее время заповедными. Они были характерны для монастырских угодий и назывались «Святые места». На таких землях не имели права охоты даже княжеские ловчие. К примеру, «на Соловецких островах монахи охраняли птиц, Саровский монастырь запретил охоту на лосей, медведей и других животных»4.

Таким образом, на этапе становления норм об охране животного мира охота имела большое значение для древних славян и являлась одним из основных средств добычи пищи. Она осуществлялась свободно, без каких-либо ограничений. В Древнерусском государстве норм об охране природы как таковых установлено не было. Существующие на тот момент нормы, предусматривающие охрану некоторых видов животных, содержали деяния, которые можно отнести скорее к имущественным преступлениям, а природные объекты охранялись с точки зрения имущественных прав на них.

Кузнецов И.Н. История государства и права России: Учебное пособие / И.Н. Кузнецов. -4-е изд. - М.:

Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2012. - С. 89.

Там же.

Там же. – С.104.

Там же. – С.90.

Кроме того, как справедливо отмечает Н.А. Лопашенко, невозможно точно определить, относились ли рассмотренные деяния к числу преступлений или гражданско-правовых деликтов, так как на первоначальном этапе формирования рассматриваемых норм не существовало такого деления1.

Законодательство России веков по-прежнему охраняло XV-XVI природные объекты великокняжеских, монастырских и общинных владений от посягательств со стороны иных лиц. Крупный правовой акт того времени Судебник 1497 г. - не содержал природоохранительных норм, как и Судебник 1550 г. Однако при Иване Грозном получила свое укрепление система засек, сформировавшаяся в единый оборонительный комплекс. Использование таких лесов запрещалось.

Кроме Судебника 1497 и 1550 гг. были распространены царские грамоты, которые содержали в себе отдельные распоряжения, касавшиеся любой сферы деятельности.

Основные положения Русской Правды нашли свое отражение в Псковской и Новгородской судебных грамотах. В них сохранилась тенденция охраны охотничьих прав владельцев угодий, в том числе в монастырских владениях. Наряду с этим, в 1635 году была издана царская грамота «О воспрещении ловить капканами бобров и выдр»2 в целях сохранения данных животных. То есть, законодатель предпринимал попытки усиления охраны отдельных видов животных, что было обусловлено особой значимостью таких видов. Владельцы же угодий, имеющие исключительное право охоты, не заботились о сохранении численности животного мира и использовали принадлежащие им природные ресурсы по мере своей надобности без ограничений.

С XVII веком связывают начало формирования российского уголовного права как системы права. Этот важнейший этап связывают с принятием Соборного уложения 1649 г. В данный период развития российского Лопашенко Н.А. Экологические преступления: уголовно-правовой анализ: Монография. - М.: Изд-во ООО «Юрлитинформ», 2009. - С. 6.

Чистяков О.И. Российское законодательство X-XX веков в 9 томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. - М.:

Юридическая литература, 1984. - С. 107.

государства особое место занимает царская охота. Свой расцвет она получила в период царствования царя Алексея Михайловича (1629-1676 гг.). В связи с этим для населения был введен запрет на охоту около Москвы. Нарушение данного правила влекло за собой смертную казнь. С формированием царской охоты, как особо привилегированного вида деятельности и забавы, появлялись запреты охоты в окрестностях Москвы и Петербурга. Соборное уложение 1649 г.

предусматривало более суровые виды наказаний в сфере охраны природы. Так, согласно ст. 217 «А будет кто такую птичью чюжую приваду испортит, измажет дехтем, или чесноком, или иным чем нибудь, и тем птиц от тоя привады отгонит, или кто тетеревиной шатер, или куропотную сетку украдет, и в том на него будут челобитчики, и с суда про то сыщется допряма, и на нем за то доправить исцу за шатер тетеревиной три рубли, а за куропотную сеть рубль.

А за то, что он ту птичью приваду испортит, учинить ему наказанье, бить батоги нещадно, чтобы ему и иным таким непавадно было впредь так делать» 1.

Наряду с вышеуказанным, Соборное Уложение предусматривало наказание за ловлю бобров.

Следующим правовым актом после Соборного Уложения 1649 г. следует выделить Артикул воинский 1715 г. Стоит отметить, что созданный при Петре I Артикул по глубине и масштабу нельзя сравнить с Соборным Уложением, отличавшимся своей проработанностью. Так, Артикул Воинский не включал в себя природоохранные нормы. Однако Петр I любил охотиться, поэтому запрещал охоту другим вокруг Москвы на расстоянии 30 верст и в Измайлове.

В отношении других территорий запретов не было.

После действия Соборного Уложения 1649 г., а также Артикула воинского 1715 г. в начале XIX века предпринимается попытка систематизации российского уголовного законодательства. Эта задача была возложена на законодательную комиссию, которая, в свою очередь, разработала проект такого закона. Он был рассмотрен дважды, но не вынесен на общее собрание. В

Чистяков О.И. Российское законодательство X-XX веков в 9 томах. Т. 3. Акты земских соборов. - М.:

Юридическая литература, 1985. - С. 213.

1832 г. принимается Свод законов Российской империи - официальное собрание расположенных в тематическом порядке действующих законодательных актов Российской империи. В XV том Свода законов было включено уголовное законодательство. Несмотря на такой шаг законодателя, необходимость систематизации уголовного законодательства оставалась актуальной. В связи с этим в 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Применительно к Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. не приходится говорить о системе природоохранительного уголовного законодательства. Однако во 2 главе раздела VIII «О нарушении постановлений для обеспечения народного продовольствия» предусматривалась ответственность за «безвременное и излишнее истребление служащих в пищу диких животных». Наряду с этим, в первой главе об общих положениях раздела VII «О преступлениях и проступках против имущества и доходов казны»

содержалась норма об ответственности чиновника в случае, если он допустил «производить на казенных землях, без надлежащего дозволения или билета, охоту, ловлю зверей, птиц, рыбы и иных водных животных или жемчуга» 1. При совершении данного деяния впервые виновному объявляли строгий выговор, а при повторном нарушении чиновник лишался своей должности. Таким образом, законодатель впервые выделил чиновника в качестве специального субъекта, который мог способствовать совершению незаконной охоты.

Историки, а также ученые в области уголовного права связывают XIX век с началом формирования системы природоохранительных норм в России. Как было обозначено, основной этап становления и развития норм об ответственности за незаконную охоту берет свое начало во второй половине XIX века. Так, по мнению А.В. Смирнова, «из законодательных актов России XIX века самым передовым в деле защиты флоры и фауны оказался Устав о

Чистяков О.И. Российское законодательство X-XX веков в 9 томах. Т. 3. Акты земских соборов. - М.:

Юридическая литература, 1985. - С. 215.

наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г.»1. Он содержал в себе две статьи, предусматривающие ответственность за нарушение правил охоты. Так, ст. 57, расположенная в главе четвертой «О проступках против общественного благоустройства», предусматривала наказание «за охоту... в запрещенное время, в недозволенных местах, запрещенными способами или без соблюдения предписанных правил, равно как за разорение птичьих гнезд или продажу дичи, добытой в недозволенное время.» 2. Статья 146 данного Устава, находившаяся в главе тринадцатой «О проступках против чужой собственности»

предусматривала ответственность «за самовольную охоту на чужих землях или в чужих лесах.» 3. За оба «проступка» предусматривалось наказание в виде денежного взыскания не свыше десяти рублей.

Особо важным моментом в истории становления и развития норм об ответственности за незаконную охоту является факт принятия 3 февраля 1892 г.

Закона об охоте4. Рассматриваемый Закон стал первым в истории российского государства актом, который закреплял механизм получения разрешений на проведение охоты и регламентировал порядок ее производства.

Закон содержал 35 небольших статей, которые были сгруппированы в два раздела, а именно:

«Производство охоты» и «О порядке наблюдения за исполнением правил об охоте и обнаружения нарушений означенных правил».

Ко всему прочему в период размножения была запрещена охота на копытных и птиц. Поощрялось истребление всех хищных зверей и птиц в течение всего года, что с современной точки зрения недопустимо. Правила имели исключение только для Сибири, так как там промысловая охота не имела никаких ограничений.

Следует вывод, что в рассматриваемый период были приняты Смирнов А.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с незаконной добычей водных животных и растений и незаконной охотой: по материалам Северного Прикаспия: дис.... канд. юрид.

наук:

12.00.08 / Смирнов Антон Викторович. - Саратов, 2006.

Судебные уставы России 1864 г. (опыт истории и современность): учебное пособие / Составители: Е.И.

Голованова, А.С. Емелин. - М.: Московский университет МВД России, 2009. - С. 88.

Там же. – С.89.

Закон об охоте от 3 февраля 1892 г. // Полное собрание законов Российской Империи. СПб., 1895. Собранье

Третье. Т. 12 (1892). № 8301. С. 81-85. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:

URL:http://www.runivers.ru/bookreader/book10006/#page/84/mode/1up (дата обращения: 06.03.2016).

основополагающие законы, прямо или косвенно повлиявшие на положение дел в области охраны природы, растительного и животного мира. Были введены первые жесткие ограничения на охоту, как по видам дичи, так и месту охоты, началось разведение и выпуск на свободу отдельных охотничьих животных, введены законы о запрете охоты на лося, об охранении зубра, закон о сроках охоты.

Сразу после Февральской революции 1917 года начались определенные разногласия государства и общества в вопросе о праве на охоту, особенно на государственных землях. И на втором Всероссийском съезде Советов в октябре 1917 года был принят Декрет «О земле», с которого берет начало процесс создания советского уголовного законодательства об охране природы и где все природные богатства страны объявлялись всенародной собственностью, предназначенной для удовлетворения нужд населения.

В последствие в Постановлении Совета народных комиссаров от 29 мая 1919 года «О сроках охоты и праве на охотничье оружие» была установлена уголовная ответственность за посягательства на животный мир.

Примерно через год, после вышеуказанного постановления, в июле 1920 года издается Декрет «Об охоте», который определил основные принципы охоты в стране. Согласно данного Декрета, за нарушение охотничьих правил правонарушители подвергались законной ответственности.

Как следствие 1 июня 1922 года вступил в действие Уголовный кодекс РСФСР. В главе «О государственных преступлениях», а точнее в статье 99 законодатель закрепил уголовно-правовую норму, посвященную охране природы. Статья 99 гласила следующее: «Нарушение законов и обязательных постановлений, установленных в интересах охраны лесов от хищнической эксплуатации и истребления, а равно ведение лесного хозяйства с нарушением установленного плана: охоты и рыбная ловля в недозволенное время, в недозволенных местах и недозволенными способами и приемами: выборка камней, песку и проч. без разрешения надлежащих властей, а равно разработка недр земли с нарушением установленных правил, карается лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года с конфискацией незаконно добытого, а равно орудий или лова, или штрафов до пятисот рублей золотом»1. Вероятно законодатель того времени исходил из того, что браконьерство это преступление против порядка управления.

В октябре 1924 года было принято Постановление, согласно которому из диспозиции статьи 99 исключались все деликты, кроме касающихся лесонарушений. Данное действие указывало на недооценку общественной опасности такого явления, как незаконная охота.

Даже тогда, когда был принят второй Уголовный кодекс РСФСР, где в статье 86 была предусмотрена уголовная ответственность за незаконное занятие рыбным промыслом, по-прежнему незаконная охота оставалась в числе административных правонарушений.

Впоследствии, законотворцами было издано постановление, согласно, которого УК РСФСР дополнялся статьей 86с, предусматривающей уголовную ответственность за «производство охоты в запрещенных местах, в запрещенные сроки или запрещенными способами или орудиями». Несомненно, существующий пробел в уголовном законодательстве был восполнен.

Свое дальнейшее развитие законодательство об уголовной ответственности за незаконную охоту получило в третье Уголовном кодексе РСФСР 1960 года. Этот кодекс объединил в себе четыре нормы за посягательства на животный мир и заключил их в главу под названием «Хозяйственные преступления». Данная глава состояла из четырех статей, в том числе и статья 166 «Незаконная охота».

Через некоторое время в статье 166 произошли некоторые изменения. В первой части данной статьи была установлена уголовная ответственность лишь за повторное нарушение, и это только после наложения административного взыскания, а во второй части указывалось на характер причиняемого ущерба, в данном случае принимался во внимание крупный ущерб, и соответственно особые свойства животного, как являющихся особоохраняемыми. Затем, в 1972 Гуров В. Браконьерство в России, национальная трагедия // Охота - 2013. - №3. - С.12.

году круг признаков отягчающих ответственность был расширен с указанием на место и способ охоты.

В целом уголовно-правовые нормы об охране животного мира до 1996 года отражали устаревшие концепции приоритета экономических интересов над экологическими, которые закладывались в государственные планы социального и экономического развития в первый период становления советского государства и затем в последующий. Эти причины явились одним из катализаторов изменения действовавшего законодательства.1 В 1991 году был принят Закон «Об охране окружающей природной среды». С вступлением в силу УК РФ 1996 г. преступления против природной среды законодатель выделил в самостоятельную главу 26 «Экологические преступления», тем самым подчеркнув значимость и необходимость уголовноправовой охраны экологии2. Данное обстоятельство является началом современного этапа развития норм об ответственности за экологические преступления в целом и незаконную охоту в частности.

Однако до 2009 г. действовало предыдущее законодательство, регламентирующее основания, условия и порядок производства охоты. Лишь в 2009 году был принят Федеральный закон от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»3, затем в 2010 году был издан приказ Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512 «Об утверждении правил охоты»4 и, наконец, в 2012 году принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 21 от 18 октября 2012 г. «О применении судами законодательства об Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана природной среды в Российской Федерации. – М., 2010.- С. 26-27.

Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 29.12.2015) "Об охране окружающей среды" // Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 2. - Ст. 133.

Федеральный закон от 24.07.2009 N 209-ФЗ (ред. от 01.03.2015) "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. – 2009. - № 30. - Ст. 3735.

Приказ Минприроды России от 16.11.2010 N 512 (ред. от 06.08.2015) "Об утверждении Правил охоты" (Зарегистрировано в Минюсте России 04.02.2011 N 19704) // Российская газета. - 2011. - 24 февраля.

ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»1.

Кроме того, в рамках проводимого Года охраны окружающей среды Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 150-ФЗ в УК РФ была введена ст.

258.1, предусматривающая ответственность за незаконные добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации.

Таким образом, современный этап характеризуется новым подходом законодателя к определению важности и ценности общественных отношений по обеспечению благоприятной окружающей среды. Норма об ответственности за незаконную охоту выступает одним из основных средств уголовно-правовой охраны части животного мира в целях сохранения его разнообразия и обеспечения благоприятной окружающей среды.

Таким образом, проанализировав исторический путь развития законодательства об ответственности за незаконную охоту, мы пришли к следующим выводам.

Генезис уголовного законодательства Российской Федерации об ответственности за незаконную охоту включает в себя три исторических периода: начальный этап формирования уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за незаконную охоту (XI-XIX вв.); основной этап формирования и развития рассматриваемых норм (XIX-XX вв.);

современный этап развития данных норм (XX-XXI вв.).

Начальный этап характеризуется возникновением норм об ответственности за посягательства на отдельные виды животных как формы частной собственности. Охота в этот период является свободным, доступным для каждого человека промыслом, являющимся одним из основных источников пропитания. С развитием государственности и появлением сословий охота Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 12.

становится доступной лишь для некоторых из них по принципу собственности земельных угодий. Со временем выделяются отдельные территории, охота на которых доступна лишь государю. Запрет на осуществление охоты в пределах границ таких территорий и ответственность за его нарушение вводятся на уровне Указа государя.

Основной этап формирования и развития норм об ответственности за незаконную охоту характеризуется тем, что были сделаны попытки административного регулирования деятельности по осуществлению охоты, а также введения норм об ответственности за нарушение порядка ее осуществления с точки зрения экологической ценности указанных отношений.

Однако, ввиду исторически обусловленных событий в России данные попытки не получили должного внимания. Лишь с принятием УК РСФСР 1960 г. была установлена уголовная ответственность за незаконную охоту как хозяйственное преступление. Норма об ответственности за незаконную охоту, содержащаяся в ст. 166 УК РСФСР, предусматривала возможность привлечения к ответственности в случае неоднократного нарушения правил охоты (ч. 1 ст.

166) и содержала квалифицированные составы (ч. 2 ст. 166).

Современный этап характеризуется новым подходом законодателя к определению важности и ценности общественных отношений по обеспечению благоприятной окружающей среды. Норма об ответственности за незаконную охоту выступает одним из основных средств уголовно-правовой охраны части животного мира в целях сохранения его разнообразия и обеспечения благоприятной окружающей среды.

1.2. Социальная обусловленность установления уголовной ответственности за незаконную охоту Право как один из социальных регуляторов имеет своим объектом общественные отношения, то есть явления социального, а не правового порядка. И содержание нормы права, как известно, определяется законодателем не произвольно, а на основе познания и закрепления устойчивых, наиболее важных свойств, признаков регулируемого этой нормой общественного отношения1. Исходя из этого, в широком смысле под социальной обусловленностью права следует понимать соответствие права регулируемым общественным отношениям, его способность отражать объективные потребности общественной жизни.

Социальная обусловленность установления уголовной ответственности за определенное деяние отражается в критериях криминализации деяния, под которой понимается процесс выявления общественно опасных форм индивидуального поведения, признания допустимости, возможности и целесообразности уголовно-правовой борьбы с ними и фиксации их в законе в качестве преступных и уголовно наказуемых2.

Незаконная охота в настоящее время пока является экологическим правонарушением, поэтому вначале раскроем её признаки, как экологического деликта с учетом общего понятия преступления. Преступлением, согласно статьи 14 УК РФ, является виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.3 На сегодняшний день существует ряд различных точек зрения на понятие экологического преступления.

Ссылаясь на мнение Э.Н. Жевлакова: «Экологическим правонарушением является нарушение норм законодательства об охране окружающей среды представляет собой негативное социальное явление. Его результатом является посягательство на установленный в стране правопорядок в области охраны окружающей среды»4.

На основании данного понятия предлагаются различные определения в области охраны природы, например, по мнению Ю.И. Ляпунова это «предусмотренное уголовным законом общественно опасное виновное Сырых В.М. Социология права: учебник / Сырых В.М. - М.: Юстицинформ, 2012. – С.12.

Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / под редакцией В.С. Комиссарова. - СПб.:

Питер, 2015. С. 45.

Комментарий к УК РФ. Под ред. С.И. Никулина, 3-е изд. М.: изд-во "Юрайт", 2012.- С. 110.

Жевлаков Э.Н. Экологические преступления и экологическая преступность. - М., 1996. – С.13.

воздействие на естественный ресурс, выразившееся в его захвате, уничтожении, повреждении»1.

По мнению О.Л. Дубовик, при рассмотрении проблемы о понятии экологического правонарушения. Экологическое преступление это предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие либо бездействие), посягающее на окружающую среду и ее компоненты, рациональное использование и охрана которых обеспечивает оптимальную жизнедеятельность человека, и состоящее в ее непосредственном противоправном использовании природных объектов, как социальной ценности и приводящее к негативным изменениям»2.

Отмечая это обстоятельство необходимо добавить, что экологическим преступлением чаще признается посягательство, которое вытекает из общего понятия преступления, направленное на нарушение тех или иных общественных отношений в зависимости от того, какое общественное отношение, по мнению того или иного ученого, является объектом преступления в сфере охраны окружающей среды.

Е.Ю. Гаевская считает, что – «экологическое преступление – это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания, направленное против рационального использования и охраны окружающей среды в целом и ее отдельных компонентов»3.

Исходя из этого, следует, что в современном действующем законодательстве нет четкого и ясного понятия экологического преступления.

Нельзя не согласиться с Крассовым О.И. в том, что «Экологическим правонарушением признается общественно вредное виновное действие или бездействие, нарушающее нормы законодательства об охране окружающей среды, причиняющее вред окружающей среде и здоровью человека либо Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права.

Учебное пособие. - М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. – С.49.

Дубовик О.Л. Причины экологической преступности, 2013. – С.61.

Гаевская Е.Ю. Уголовно-правовая охрана животного мира. Автореф. Дисс. канд. юрид. наук. – М., 2005.- С.34.

создающее угрозу причинения такого вреда»1.

Полагаю, что данное определение экологического преступления является наиболее полным, поскольку, в нем раскрываются все характерные черты для действующего законодательства.

По мнению Э.Н.

Жевлакова причинами экологических правонарушений являются следующие основные источники криминогенной детерминации2:

Во-первых, это возникновение и распространение различного рода негативных явлений непосредственно в сфере использования и охраны природных ресурсов: в управлении, добыче, сбыте, охране и прочие.

Во-вторых, это усиление негативных явлений в сознании: психология потребителя, представления о неисчерпаемости природных богатств, равнодушие к нуждам иных лиц и последующих поколений, стремление к наживе и др.

Причинами и условиями, которые способствуют совершению экологических преступлений, на основании вышеперечисленного, являются3:

– неблагоприятная экономическая ситуация в стране;

– недостатки, связанные с организационно-техническими вопросами деятельности отдельных народнохозяйственных объектов, являющихся источником загрязнения природной среды);

– несовершенство законодательного регулирования вопросов экологоправовой охраны и защиты природной среды, здоровья человека;

– недостатки организационной и исполнительной деятельности органов государственного и общественного контроля за охраной природной среды;

– низкая правовая и экологическая культура населения, а также эффективность экологического воспитания и просвещения граждан.

Наиболее очевидной стороной общественной опасности экологического преступления является сумма, состоящая из вредных единичных последствий, Экологическое право: Учебник / О.И. Крассов, 4-е изд., пересмотр. - М.: Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2016. – С.128.

Жевлаков Э.Н. Экологические преступления и экологическая преступность. - М., 1996. – С.16.

Зуева Л.А. Общественная опасность незаконной охоты // Закон и право. - 2015. - № 1. - С. 113.

причинивших экономический и экологический вред. К примеру, В.В. Петров приводит интересные соображения, что «в результате использования современной техники сенокошения уничтожается птиц, зайцев, молодняка более крупных животных в 10-15 раз больше, чем охотой и браконьерством»1.

Но все же, законодателем общественная опасность браконьерства считается большей, по отношению к общественной опасности несоблюдения правил предосторожности.

Общественная опасность экологических преступлений состоит из двух характеристик – качественной и количественной. Так, качественная характеристика, во-первых, определяется характером социальных ценностей, на которые и направлено преступное воздействие. Говоря иначе, общественная опасность таких преступлений состоит в нарушении права каждого человека на благоприятную окружающую среду (одна из отличительных черт экологических преступлений), а также в причинении вреда, как самой природе, так и здоровью, и имуществу, в снижении уровня безопасности населения.

В свою очередь, количественная характеристика общественной опасности экологических преступлений учитывается законодателем в содержании ответственности за то или иное, совершенное деяние. Степень общественной опасности определяется размером причиненного вреда экологическим правоотношениям, характером вины, а так же место, время, способ совершения преступления.

Правовым выражением общественной опасности является противоправность, она закреплена в нормах УК РФ, так как он относит, те или иные действия к противоправным.

На данный период экологическое право развивается учитывая следующие важнейшие факторы: кризисное состояние окружающей среды в стране и общественные потребности в восстановлении благоприятной окружающей среды; дефекты существующего экологического законодательства;

перспективы создания правового и социального государства; введения Петров В.В. Экология и право. - М.: Изд-во МГУ,.2010. - С. 81.

многообразия форм собственности на природные ресурсы; тенденции развития взаимоотношений общества и природы и права окружающей среды в мире.

Важнейшим принципом формирования экологического законодательства на современном этапе является его гармонизация с передовым мировым законодательством.

При рассмотрении проблемы следует упомянуть, что незаконная охота ещё не долго будет относиться к преступлениям экологической направленности. Согласно данным газеты «Известия» уже в ближайшее время Государственная Дума собирается законодательно приравнять незаконную охоту и незаконную вырубку леса, которые приносят огромный ущерб государству, к преступлениям экономической направленности. Ранее уже обсуждались возможные изменения по улучшению законодательной работы в сфере охотничьего пользования и охотничьего хозяйства парламентарии в действующих ст. 258, 258.1, 260 УК РФ, согласно которым, желающим заработать на незаконной охоте или продаже леса придется ответить за свои преступления по санкциям, которые будут предусмотрены экономическим разделом УК РФ. Кроме всего прочего, полномочия по контролю за нарушениями в области природопользования будут возложены не на лесничих, а на отдел по борьбе с экономическими преступлениями1.

В связи с переквалификацией рассматриваемых статей наказание за незаконную охоту и вырубку леса будет караться штрафами соразмерными причиненному ущербу, и соответственно конфискацией имущества и предмета преступления. Констатируем, что в ноябре 2013 года с подобным требованием выступал президент В.В. Путин, который поручил переквалифицировать данные преступления в преступления экономической направленности.

Таким образом, по нашему мнению, не оставляет сомнений тезис относительно достаточной степени общественной опасности незаконной охоты Жевлаков Э.Н. Проблемы законодательной конструкции и содержания состава преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы XI Международной научно-практической конференции (30-31 января 2014 г.). - Москва: Проспект, 2014. С. 315для признания данного деяния преступным. Это обусловлено, в первую очередь, важностью и ценностью сохранения в природной экосистеме птиц и зверей, а также необходимостью их защиты от истребления. Также стоит отметить высокую степень опасности экологического вреда, причиняемого вследствие незаконной охоты окружающей среде, ввиду того, что такой вред, как правило, трудно исчисляем и невосполним. Установление уголовной ответственности за незаконную охоту соответствует обоснованным в науке уголовного права критериям криминализации.

ГЛАВА 2. ЮРИДИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОСТАВА НЕЗАКОННОЙ

ОХОТЫ

–  –  –

Возможно констатировать факт, что в зависимости от объекта формируется система Уголовного кодекса (разделение его на определенные разделы, главы, статьи). Соответственно, уголовно-правовой анализ той или иной статьи всегда начинается с определения объекта преступления. В теории уголовного права всегда уделялось большое внимание объекту и предмету преступления.

Отметим обстоятельство, что объектом преступлений в теории права признаются общественные отношения, охраняемые законом от преступных посягательств. Соответственно, эти общественные отношения рассматриваются, как отношения между людьми в процессе их совместной деятельности или общения, находящиеся под охраной правовых и моральных принципов.

Со временем, наряду с изменением политической, социальной, экономической и иных сфер жизнедеятельности человека изменилась и теория понимания объекта преступлений.

Раскрывая понятие объекта преступления необходимо добавить, что в теории уголовного права объект делится на три различных вида, во-первых это родовой вид, во-вторых это видовой вид, а в-третьих это непосредственный.

На подобную классификацию объекта, имел влияние Уголовный Кодекс 1996 года, а точнее его деление его особенной части на главы и разделы.

Соответственно, при анализе структуры Уголовного Кодекса РФ следует вывод: родовым объектом всех преступлений заключенных в разделе 9 является общественная безопасность, видовым объектом преступлений, заключенных в главе «экологические преступления», являются общественные отношения по рациональному использованию природных ресурсов, сохранению качественно благоприятной для человека и иных живых существ природной среды и обеспечению экологической безопасности человека.

Алгоритм анализа требует дальнейшего рассмотрения непосредственного объекта преступления, предусмотренного статьей 258 УК РФ.

В теории уголовного права существует множество различных мнений по поводу объекта незаконной охоты. К примеру, В.М. Раднаев считает, что непосредственным объектом незаконной охоты являются существующие в обществе общественные отношения по поводу порядка производства охоты на диких животных и птиц в интересах их воспроизводства и сохранения1.

Г.Г. Булатов считает, что объектом незаконной охоты являются общественные отношения собственности на государственный охотничий фонд2.

По мнению А.А. Дежурного, непосредственным объектом незаконной охоты являются общественные отношения в области охраны животного мира, его воспроизводства и рационального использования для наиболее полного удовлетворения потребностей личности, общества и государства в соответствии с экологическим правопорядком и международными обязательствами Российской Федерации3.

При рассмотрении данного вопроса, мною были исследованы различные источники, и в этой связи хочется отметить, что в большинстве из них дается следующее определение объекту незаконной охоты: «общественные отношения по охране и рациональному использованию диких животных».

Рассматривая объект преступления необходимо уделить внимание и предмету преступления. Так, предмет незаконной охоты составляют дикие звери и птицы, обитающие в состоянии естественной свободы в охотничьих угодьях, а также выпущенные на свободу в целях разведения независимо от того, в чьем ведении эти угодья находятся4.

Раднаев В.М. Браконьерство: уголовно-правовые и криминологические аспекты. - СПб, 2010. - С. 12.

Булатов Г.Г. Правовая охрана государственного охотничьего фонда. - М., 2009. - С. 216.

Дежурный А.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика браконьерства (по материалам Дальневосточного региона). Дисс. канд. юрид. наук. - Хабаровск. 2004.- С. 73.

Федеральный закон от 24.04.1995 N 52-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "О животном мире" // Собрание законодательства РФ. – 1995. - N 17. - Ст. 1462.

Насекомые и иные членистоногие не могут являться предметом незаконной охоты. Не относятся к предметам данного вида состава преступления также дикие животные, которые находятся в неволе и полувольных условиях, в силу того, что потеряли естественное состояние свободы, животные, отловленные человеком и находящиеся в питомниках и зоопарках, либо иначе содержащиеся в неволе. Домашние животные также не являются предметом незаконной охоты. Завладение или убийство домашних животных образуют уже состав другого преступления. Животные, не меняя своей биологической природы, могут поменять юридический статус.

На основании Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»

действия лиц, совершивших незаконное завладение с корыстной целью содержащимися в неволе животными либо их умерщвление, подлежат квалификации как хищение либо уничтожение чужого имущества (ст. 167 УК РФ)1.

Вместе с тем, не являются предметом незаконной охоты и водные животные, которые относятся к предмету преступления, предусмотренного статьей 256 УК РФ (к ним относятся – рыбы, водные беспозвоночные, водные млекопитающие и другие).

Перечень объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, исходя из численности, статуса, традиций в использовании, видов и качества получаемой продукции, составляется специально уполномоченным государственным органом по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Федерации и утверждается Правительством Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 12.

РФ. Перечень объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, утвержден приказом Минприроды России от 17.05.2010 № 1641.

Не относятся к объектам охоты животные, хотя и указанные в данном Перечне, но занесенные в Красную книгу РФ.

Объект и предмет любого правонарушения неразрывно связаны между собой. Не подлежит сомнению то, что объект это определенные общественные отношения, а предмет, в свою очередь, точно определяет, что относится к объекту уголовно-правовой охраны. На основании вышесказанного можно дать заключение, что объектом незаконной охоты являются общественные отношения в области охраны и использования животного мира, а предметом незаконной охоты дикие животные и птицы, находящиеся в состоянии естественной свободы.

В завершение данной части работы кратко остановимся на ее основных выводах:

Под объектом экологических преступлений следует понимать охраняемые уголовным законом общественные отношения по сохранению и рациональному использованию компонентов природной среды и обеспечению экологической безопасности. Исходя из классификации экологических преступлений в зависимости от объекта и предмета посягательства, незаконная охота в данной структуре относится к группе преступлений, посягающих на общественные отношения в области охраны и рационального использования животного мира (фауны).

Непосредственным объектом незаконной охоты выступают охраняемые уголовным законом общественные отношения по охране природной среды в части сохранения биологического разнообразия (баланса) животного мира и рационального использования охотничьих ресурсов.

Приказ Минприроды России от 17.05.2010 № 164 (ред. от 11.07.2013) "Об утверждении перечня видов охотничьих ресурсов, добыча которых осуществляется в соответствии с лимитами их добычи" (Зарегистрировано в Минюсте России 23.07.2010 N 17962) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - 2010. - № 33.

Под предметом незаконной охоты следует понимать охотничьи ресурсы, а именно находящиеся в состоянии естественной свободы млекопитающие и птицы, которые в соответствии с федеральным и (или) региональным законодательством используются или могут быть использованы в целях охоты, за исключением животных, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ и красные книги субъектов РФ.

2.2. Объективная сторона незаконной охоты

Объективная сторона преступления состоит в производстве незаконной охоты при наличии хотя бы одного из условий, указанных в пунктах «а, б, в, г»

части первой статьи 258 УК РФ:

а) с причинением крупного ущерба;

б) с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов и иных способов массового уничтожения птиц и зверей;

в) в отношении птиц, зверей, охота на которых полностью запрещена;

г) на особо охраняемой природной территории либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Признаки основных составов незаконной охоты (ч. 1 ст. 258) практически полностью совпадают с незаконной добычей водных животных и растений, квалифицирующейся по ч. 1 ст. 256 УК РФ «Незаконная добыча водных животных и растений».

В соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» преступления, предусмотренные в пунктах «б», «в» и «г»

части 1 статьи 258 УК РФ, признаются оконченными с момента начала совершения действий, непосредственно направленных на поиск, выслеживание, преследование в целях добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу, первичную переработку, транспортировку1.

В теории уголовного права и судебной практике нет единого мнения по вопросу о том, когда незаконную охоту следует считать оконченным преступлением. Некоторые ученые отмечают, что незаконная охота является оконченным преступлением при условии, если виновный добыл предмет незаконной охоты. По мнению других, незаконной охоту следует считать оконченной с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты животные.

Поскольку в пункте «а» части 1 статьи 258 УК РФ указан «крупный ущерб», то в этом случае состав будет окончен лишь при наличии реального ущерба.

Если лицо, занимаясь незаконной охотой, по независящим от него обстоятельствам не смогло достичь результата, то содеянное образует покушение на незаконную охоту по признаку крупного ущерба.

Представляется целесообразным привести пример из судебной практики Новосибирской области.

«…Так, 07 июля 2013 года судья Чановского района согласился с позицией государственного обвинения и признал жителя Новосибирска Александра Меньшикова виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а, б» части 1 статьи 258 УК РФ (незаконная охота с применением механического транспортного средства и причинением крупного ущерба).

Как установлено судом, 24 февраля 2013 года Меньшиков на снегоходе в лесу около деревни Новояблоновка Чановского района из карабина застрелил двух лосей, чем причинил природным ресурсам Российской Федерации ущерб в размере 240 тысяч рублей.

Приговором суда Меньшикову назначено наказание в виде 300 часов Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 12.

обязательных работ…»1 Размер ущерба, определяется в каждом конкретном случае на основе стоимости добытых зверей или птиц по специальным Таксам для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный юридическими и физическими лицами незаконным добыванием или уничтожением объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты. Размер ущерба оценивается исходя из экологической ценности, количества добытого, поврежденного или уничтоженного, а также из вреда, нанесенного животному миру.

Рассчитаем размер ущерба, причиненного охотничьим ресурсам, в соответствии с Методикой исчисления, утвержденной приказом Минприроды России от 08.12.2011 № 948 в редакции приказом Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 22 июля 2013 года № 2522.

Например, если физическое лицо, находясь в общедоступных охотничьих угодьях, совершило отстрел самки лося, не имея разрешения на добычу этого вида охотничьего ресурса.

При этом: Т = 40000 руб., К = 5, N = 1 Исчисление размера вреда охотничьим ресурсам осуществляется по формуле:

У = 40000 x 5 x 1 = 200000 руб. Штраф составит 20000 тысяч рублей вместо 40 тысяч. А если этот же лось был убит на особо охраняемой природной территории, то штраф увеличивается в 7 раз. Учитывая то, что некоторые из видов животных могут входить в Красную книгу (а это увеличивает штраф в 7 раз) – браконьерам стоит серьезно задуматься о своём бюджете. (Приложение В) Если изъять незаконно добытые объекты животного мира не представляется возможным, то возмещается рыночная стоимость мяса убитого Обвинительный приговор Чановского районного суда Новосибирской области по делу Дело № 1- 152/13 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: https: // rospravosudie.com/court-xorinskij-rajonnyj-sud-respublikahttp://sudact.ru/regular/doc/led10URYddbb/ (дата обращения: 02.03.2016).

Приказ Минприроды России от 08.12.2011 N 948 (ред. от 22.07.2013) "Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного охотничьим ресурсам" (Зарегистрировано в Минюсте России 26.01.2012 N 23030) // Российская газета. - 2012. – 1 февраля.

животного.

Вместе с тем, в случае причинения крупного ущерба необходимо установить причинную связь между действиями виновного и их последствиями.

В данном случае необходимо установить, не наступили ли указанные последствия вне зависимости от установленного нарушения, и не совершено ли противоправное деяние в состоянии крайней необходимости.

К примеру, охотник, имея лицензию на отстрел одного медведя, в качестве самообороны убивает двух медведей, (охотник, совершая выстрел по одному медведю, не заметил второго медведя, выскочившего с другой стороны), соответственно он совершает противоправное деяние в состоянии крайней необходимости, несмотря на причинение крупного ущерба.

Судебная практика показывает, что по признаку крупного ущерба несут уголовную ответственность лица, незаконно добывшие лося, кабана и других крупных животных. Но охота, причинившая крупный ущерб, будет и в том случае, если ущерб нанесен в результате незаконной охоты на небольшую дичь, но добытую в большом количестве. В настоящее время не имеется четкого и конкретного определения крупного ущерба, что является «белым пятном» в законотворчестве о незаконной охоте. Как же тогда можно определить степень общественной опасности и предвидеть ее последствия, если нет четко определенных границ крупного ущерба, причиненного незаконной охотой. В примечании статьи 260 УК РФ «Незаконная порубка деревьев и кустарников»

расписаны границы ущерба и правила его исчисления.

Предлагаю возможным, добавить в статью 258 УК РФ пункт на указание значительного ущерба, а по примеру статьи 260 Уголовного Кодекса РФ сделать примечание к статье 258 УК РФ, где прямо указать, что значительным в настоящей статье признается ущерб, исчисленный по утвержденным Правительством Российской Федерации таксам, превышающий 50 тысяч рублей, крупным размером – 100 тысяч рублей, особо крупным размером – 200 тысяч рублей.

Представляется возможным, установить наказание в виде лишения свободы до двух лет за деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 258 УК, поскольку на практике возникает нелогичная ситуация, когда лишение свободы может быть назначено лицам, совершившим незаконную охоту в составе группы, при этом не имеет значения, был ли причинён ущерб их действиями. Вместе с тем, согласно санкции ч. 1 ст. 258 УК в случае, если один браконьер незаконно добудет большое количество животных (к примеру, 5-8 медведей,7-9 лосей и т.п.), то даже при наличии всех признаков, закреплённых в этой части (соответственно это и с применением транспортных средств, на территории заповедника и др.) ему не может быть назначено лишение свободы.

Пункт «б», рассматриваемой статьи, устанавливает ответственность за незаконную охоту с применением механического транспортного средства, воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей.

Существенной особенностью для вменения указанного преступления необходимо установить факт непосредственного использования механических транспортных средств или воздушного судна в качестве средства охоты:

выслеживания, преследования, добывания путем наезда и т.п. В данном случае нельзя не согласиться с мнением О.Л. Дубовик, которая признает под применением механических транспортных средств его использование при доставке к месту охоты капканов и другого снаряжения.1 В судебной практике установилось такое правило: « Использование механических транспортных средств для доставки людей или орудий охоты к месту ее проведения не является охотой с применением механического транспортного средства или воздушного судна. Указанные действия при наличии к тому оснований могут быть квалифицированы как соучастие в незаконной охоте в форме пособничества» 2.

Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 05.11.98 Дубовик О.Л. Экологическое право: Учебник – М.: ТК Велби. Изд-во Проспект, 2009. - С. 646.

Пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21" О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" года «при разрешении дел о незаконной охоте судам следует иметь в виду, что орудия, с помощью которых совершался отстрел зверей, а также пользовавшиеся при этом транспортные, в том числе плавучие средства, принадлежащие виновным, рассматриваются, как вещественные доказательства и могут быть конфискованы на основании части 3 статьи 81 УПК РФ в случае умышленного использования их самим осужденным либо его соучастниками в качестве орудия совершения преступления»1.

Под механическим транспортным средством следует понимать автомашины, мотоциклы, моторные лодки и другие транспортные средства, приводимые в движение двигателем. Термин распространяется также на любые трактора и другие самоходные машины, которые указаны в Правилах дорожного движения РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ конкретизирует и относит к воздушным судам: самолеты, вертолеты и иные летательные аппараты2.

Их применение означает, что с их помощью велся поиск зверей и птиц, таким образом они выслеживались, преследовались, добывались. Если транспортные средства служили лишь средством доставки браконьеров в район охоты, отвоза добытого, данный признак состава отсутствует. Так, К., не имея разрешения, в запрещенное для охоты время на снегоходе выследил, преследовал, а затем убил лося. Он был обоснованно осужден по п. «б « ч. 1 ст.

258 УК РФ. В связи с этим вряд ли можно согласиться с утверждением, что применением транспортного средства при незаконной охоте следует считать его использование при доставке к месту охоты капканов и другого снаряжения.

Пункт 53.1 Правил охоты при осуществлении охоты также запрещает нахождение в охотничьих угодьях на механических транспортных средствах, за Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.

11.1998 N 14 (ред. от 06.02.2007) "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 1. - Документ утратил силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 N 21 "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования".

Пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21" О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" исключением случаев осуществления охоты в целях регулирования численности волка, шакала и лисицы (в ред. Приказа Минприроды России от 05.09.2012 N 262).

Представляется целесообразным привести пример из судебной практики Кемеровской области.

Богданов А.А., находясь на участке местности в лесополосе Кемеровского района, увидев лося, умышленно, из азарта, с целью совершения незаконной охоты, не имея права на охоту в указанное время и месте, в нарушение сроков охоты, установленных Постановлением Коллегии Администрации Кемеровской области, не имея при этом разрешения на добычу охотничьих ресурсов, выданного на основании Приказа Министерства природных ресурсов и экологии РФ №121 от 23.04.2010 года «Об утверждении порядка выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов и формы бланка разрешения на добычу охотничьих ресурсов», незаконно, из имевшегося при себе зарегистрированного охотничьего одноствольного самозарядного ружья, произвел два прицельных выстрела в лося, от чего лось был убит. Тем самым, Богданов А.А. совершил незаконную охоту на лося, причинив объектам животного мира Кемеровского района Кемеровской области, отнесенным к объектам охоты, крупный ущерб, который в денежном выражении составил 120 000 рублей.

Суд приговорил Богданова А.А. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п.»а» ч.1 ст.258 УК РФ(незаконная охота, совершенная с причинением крупного ущерба) и назначить ему наказание в виде 6 (шести) месяцев исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства.

Вещественные доказательства по делу в соответствии с п.3 ч.3 ст.81 УПК РФ подлежат уничтожению, охотничье ружье на основании п.1 ч.3 ст.81 УПК РФ передать в разрешительную систему МВД России по Кемеровской области1.

Обвинительный приговор по делу № 1-361/2015 Кемеровского районного суда Кемеровской области [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://2202.kmr.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=894 (дата обращения: 30.03.2016).

Под способами массового уничтожения птиц и зверей законодатели понимают различные приемы и методы, ведущие к истреблению животных в больших количествах: применение автоматического оружия, взрывчатых веществ, газов, электротока, ядов, загон большого количества животных в топь или в засаду, путем пускания палов и иные методы.

Другими способами массового уничтожения птиц и зверей являются взрывы, выжигание травы и леса, а также другие виды воздействий, которые могут привести к гибели большого количества животных.

Разрешая вопрос о том, совершено ли преступление способом массового уничтожения птиц и зверей, судам следует учитывать не только запрещенные вид орудия или способ добычи, но и устанавливать, может ли их применение повлечь указанные последствия. В необходимых случаях к исследованию свойств таких орудий или примененных способов добычи целесообразно привлекать соответствующих специалистов либо экспертов.

В пункте «в» устанавливается ответственность за незаконную охоту в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена. К примеру, законодателем запрещается охота на редкие и находящиеся под угрозой исчезновения объекты животного мира, которые заносятся в Красную Книгу РФ и (или) Красные Книги ее субъектов.1 Полностью запрещена, например, охота на пятнистого оленя, зубра, леопарда, снежного барса, белого медведя, фламинго, аиста, журавлей. Перечень зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена, дается в Положении об охоте и охотничьем хозяйстве.

Этот запрет распространяется на все субъекты Федерации, причем, в соответствии с особенностями фауны каждого из них, он дополняется перечнем охраняемых животных, обитающих на территории, где действует запрещение.

Под полным запрещением понимается запрет все виды охоты на определенные виды птиц и зверей вследствие их особой ценности в любое время года.

Необходимо отметить, что охота на зверей и птиц, в отношении, которых Статья 24 Федерального закона "О животном мире" от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1995. - № 17. – Ст. 1462.

установлены определенные ограничения (например, лицензирование), не может квалифицироваться по рассматриваемому пункту.

Вместе с тем понятие «полное запрещение» сегодня стало относительным и касается главным образом охотников, осуществляющих промысловую, любительскую и спортивную охоту. Федеральный Закон «О животном мире» в исключительных случаях допускает оборотоспособность таких животных. В частности, охота на «краснокнижных» животных путем отлова может быть разрешена в научных целях, целях акклиматизации и переселения, гибридизации, размножения. Коренным малочисленным народам Севера также разрешен отстрел некоторых животных (например, моржей). Разрешен он также в целях обеспечения безопасности людей (например, белых медведей)1.

В связи с изложенным целесообразно, на наш взгляд, заменить формулировку п. «в « ч. 1 ст. 258 УК РФ на формулировку, употребляющуюся в Федеральном законе «О животном мире», уточнив в ней, что преступлением является добыча «птиц и зверей, оборотоспособность которых ограничена».

Не так давно, в 2013 году, Уголовный Кодекс РФ был дополнен статьёй 258.1, предусматривающей ответственность за незаконную добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащим к видам занесенным в Красную книгу РФ, что является большим прогрессом в законотворчестве, связанном с экологическими преступлениями.

Пункт «г» статьи 258 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконную охоту на особо охраняемой природной территории либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Охота на территории заповедника представляет особую опасность причинением вреда ценной дикой фауне, а также грозит ущербом научной и селекционной деятельности. Необратимые последствия для животного мира Дмитренко А.П. Проблемы квалификации незаконных добычи и оборота особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации // Вестник Московского университета МВД России. - 2014. - № 11. - С. 116.

может повлечь охота в зоне экологического бедствия или зоне чрезвычайной экологической ситуации.

При охоте на зверей и птиц, охотиться на которых полностью запрещено, охоте, причинившей крупный ущерб, охоте на территории заповедника и охоте с применением автомототранспортных средств, уголовная ответственность наступает независимо от того, привлекался ли виновный ранее за нарушение правил охоты к административной ответственности.

На основании всего вышесказанного следует заключение, что объективная сторона незаконной охоты (части 1 статьи 258 УК) состоит в совершении любого из следующих действий: выслеживание с целью добычи, преследование с целью добычи и, соответственно, добыча дикого зверя или птицы. При этом в силу указания пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» преступления, предусмотренные в пунктах «б», «в» и «г»

части 1 статьи 258 УК РФ, признаются оконченными с момента начала совершения действий, непосредственно направленных на поиск, выслеживание, преследование в целях добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу, первичную переработку, транспортировку.

Это разъяснение не применимо в случае, если имеет место незаконная охота в крупном размере.

Следует вывод, что действия, указанные в пунктах «б», «в» и «г» части 1 статьи 258 УК, образуют формальный состав, а в пункте «а» состав материальный, потому что необходимы последствия в виде крупного ущерба и причинная связь между деянием и последствием.

Подведем итог, уголовно наказуемый состав незаконной охоты носит формально-материальный характер и состоит в следующих признаках:

Во-первых – это действие – незаконная охота на диких животных, если это деяние совершено с применением запрещенных орудий и способов охоты, на особо охраняемой природной территории либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации, и соответственно в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена;

Во-вторых – это последствие – реальная добыча диких животных в крупном размере, независимо от способа или места совершения преступления.

Необходимо отметить то обстоятельство, что разграничение уголовно наказуемой незаконной охоты с составами административных правонарушений, то есть с нарушением правил охоты (часть 1 статьи 8.37 КоАП) не вызывает трудностей с учетом формулировок, рассмотренных выше пунктов статьи 258 УК РФ.

На сегодняшний день сложилось так, что административное воздействие в природоохранной сфере значительно больше уголовного воздействия. Нормы уголовной ответственности применяются гораздо реже административной. Все это видимо от того, что при решении вопроса об уголовной ответственности в том или ином случае возникает слишком много спорных вопросов, на которые нет единого мнения, поэтому наиболее простым решением является применение норм административного воздействия.

2.3.Субъективные признаки незаконной охоты

Субъективные признаки состава преступления относятся к двум элементам: субъекту и субъективной стороне. Рассмотрим данные признаки применительно к такому составу преступления, как незаконная охота.

Как известно, ст. 20 УК РФ устанавливает, что уголовной ответственности подлежит физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности.

Такой признак как физическое лицо означает, что преступление совершается человеком. Как справедливо отмечает А.С. Курманов, в том случае, когда в процессе осуществления охоты, к примеру, спущенная с привязи собака без соответствующей команды добыла дикое животное, то ее хозяин не подлежит ответственности, так как им самим противоправное действие непосредственно или опосредованно при помощи собаки не совершалось, а по отношению к указанным последствиям отсутствует его вина1.

Следующим признаком субъекта преступления выступает вменяемость.

Статья 21 УК РФ указывает на тот факт, что лицо не подлежит уголовной ответственности, если во время совершения общественно опасного деяния оно находилось в состоянии невменяемости. Как отмечалось и в более ранних исследованиях, посвященных проблемам уголовной ответственности за незаконную охоту, так и при изучении уголовных дел нами выяснено, что правоохранительными органами фактов незаконной охоты, совершенной невменяемым лицом, выявлено не было.

По общему правилу возраст, с которого наступает уголовная ответственность, составляет шестнадцать лет. Исключение составляют лица, совершившие особо тяжкие преступления, перечень которых устанавливается частью 2 ст. 20 УК РФ. Такие лица подлежат уголовной ответственности с четырнадцати лет.

Субъектом незаконной охоты признается лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Субъектом незаконной охоты может быть как лицо, имеющее статус охотника, так и не имеющее его. Охотником может стать гражданин, достигший возраста восемнадцати лет. Исходя из этого, отметим, что доля лиц, совершивших незаконную охоту в возрасте до 18 лет, составляет не более 5 %. Наряду с этим, в возрасте от 18 до 30 лет незаконную охоту осуществляют около 40 % лиц, от 30 до 45 лет - около 30 %, от 45 до 60 лет около 25 %. Однако, и в возрасте свыше 60 лет незаконная охота совершается около 5 % лиц2. К примеру, 8 мая 2015 г. правоохранительными органами был выявлен факт незаконной охоты на лося, причинившей крупный ущерб на сумму 200 000 рублей, в Шаховском районе Московской области. В результате Курманов А.С. Незаконная охота: уголовно-правовые и криминологические аспекты: дис.... канд. юрид.

наук: 12.00.08 / Курманов Альберт Сауфатович. - Челябинск, 2002. - С. 89.

Зуева Л.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту: диссертация... кандидата юридических наук:

12.00.08 / Зуева Любовь Александровна.- М., 2015.- С.111.

проведенных оперативно-разыскных мероприятий сотрудниками полиции был установлен и задержан подозреваемый, им оказался 65-летний москвич1.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию в уголовном судопроизводстве, являются обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Данные обстоятельства могут быть учтены в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьями 61 и 63 УК РФ. Таким образом, стоит различать понятия «субъект преступления» и «личность преступника». Личность преступника является криминологическим понятием, находящимся за пределами состава преступления и не влияющим на квалификацию содеянного в целом. Однако изучение личности преступника является обязательным элементом при расследовании преступлений, так как способствует более точной индивидуализации наказания с учетом всех обстоятельств содеянного, в том числе личностной характеристики виновного.

Так, А.М. Каблов в своем исследовании приводит следующие данные о личности преступника, совершившего незаконную охоту: «из 146 судимых за незаконную охоту, лица мужского пола составили 100%. Следующим образом распределился уровень образования: 61% - среднее образование, 19% образование 8 классов, 9% - среднее специальное и 11% - высшее и неоконченное высшее образование. Неработающие лица составили 17% осужденных»2.

Статья 258 УК РФ в части второй предусматривает ответственность за совершение незаконной охоты лицом с использованием служебного положения, то есть законодатель выделил повышенную общественную опасность незаконной охоты, совершенной специальным субъектом, а именно - лицом, имеющим и использующим свое служебное положение при совершении Сайт «Московский день»: «В Подмосковье задержали браконьера за незаконную охоту на лося»

[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://mosday.ru/news/item.php?402281/ (дата обращения: 10.03.2016).

Каблов А.М. Уголовная ответственность за незаконную охоту: проблемы теории и практики: дис.... канд.

юрид. наук: 12.00.08 / Каблов Андрей Михайлович. - Пятигорск, 2012. - С. 130.

преступления непосредственно, или способствующим его совершению с помощью своих полномочий.

Субъективная сторона состава преступления включает в себя следующие признаки: вина, мотив, цель и эмоциональное состояние. Обязательным признаком субъективной стороны преступления является наличие вины, которая определяется как «психическое отношение лица к совершаемому им преступлению»1. Как известно, различают две формы вины - умысел и неосторожность.

Говоря о субъективной стороне экологических преступлений в целом, отметим, что глава 26 УК РФ содержит, как преступления с умышленной формой вины, так и с неосторожной. В преобладающем большинстве встречаются умышленные преступления, однако ряд из них могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности.

Вопрос о форме вины лица, совершившего незаконную охоту, вызывает некоторые споры среди ученых, исследовавших проблемы квалификации рассматриваемого преступления. Так, большинство из них склоняется к мнению о том, что незаконная охота может быть совершена только умышленно2.

Согласимся с мнением А.М. Каблова, который отмечает, что «незаконная охота, совершенная по неосторожности, не характеризуется той степенью общественной опасности, которая присуща преступлению и должна влечь за собой административную или материальную ответственность»3.

Таким образом, считаем, что незаконная охота может быть совершена только с умышленной формой вины.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М.: Юристъ, 2001. - С. 147.

Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к Главе 26 Уголовного кодекса РФ. - М., 1998. - С.

291. Жевлаков Э.Н. Уголовно-правовая охрана природной среды в Российской Федерации. – М., 2010.- С. 464;

Лопашенко Н.А. Экологические преступления: уголовно-правовой анализ: Монография. - М.: Изд-во ООО «Юрлитинформ», 2009. - С. 189; Каблов А.М. Уголовная ответственность за незаконную охоту: проблемы теории и практики: дис.... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Каблов Андрей Михайлович. - Пятигорск, 2012. - С. 132 и другие.

Каблов А.М. Уголовная ответственность за незаконную охоту: проблемы теории и практики: дис.... канд.

юрид. наук: 12.00.08 / Каблов Андрей Михайлович. - Пятигорск, 2012. - С. 132.

Факультативными признаками субъективной стороны преступления, как отмечалось ранее, являются цель, мотив совершения преступления и эмоциональное состояние лица, совершившего преступление. Данные признаки могут выступать в качестве обязательных в случаях, если это прямо указано в законе. Статья 258 УК РФ, устанавливающая ответственность за незаконную охоту, таких признаков не содержит, поэтому при совершении данного преступления цель и мотив лица не влияют на квалификацию содеянного.

Но есть и другие обстоятельства, предполагающие косвенный умысел, например, попадание в орудия лова животных, занесенных в Красную книгу, хотя виновный прямо не желал их вылова, но предполагал это и безразлично относился к последствиям, то есть действовал с косвенным умыслом.

Косвенный умысел возможен и в случае причинения крупного ущерба.

В подтверждение вышесказанному можно процитировать Б.Н. Звонкова, о следующем: «Практика свидетельствует о возможности совершения некоторых браконьерских действий с косвенным умыслом. Это может иметь место, когда фактические последствия действий браконьера не совпадают с его целями. Например, желая совершить простое браконьерство, преступник сознательно, хотя и ненамеренно, вызывает последствия, подпадающие под отягчающие обстоятельства. Таков, в частности улов или убой ценных пород рыб или животных, когда он имел место лишь как побочный и эвентуальный, как сознательно допускаемый, но не как специально рассчитанный результат»1.

Мотивы и цели преступления связаны только с умышленной формой вины, и законодатель никогда не упоминает о них при совершении преступлений по неосторожности. Следует вывод, что вина, мотив и цель в своей совокупности образуют психологическое содержание всякого умышленного преступления.

Мотивы и цели преступной деятельности влияют на квалификацию только тогда, когда они указаны в диспозиции нормы, как признаки

Зуева Л.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту: диссертация... кандидата юридических наук:

12.00.08 / Зуева Любовь Александровна.- М., 2015.- С.107.

преступления.

Обычно браконьерство совершается по корыстным мотивам с целью извлечения выгоды. Многим лицам настолько выгодно заниматься браконьерством, что отпадает надобность заниматься законной деятельностью.

Мотивы и цель незаконной охоты на квалификацию преступления не влияют, но могут учитываться судом при назначении наказания.

Спортивный азарт и корыстные побуждения являются наиболее распространенными мотивами браконьерства.

Мотивом может служить не только корысть с целью извлечения прибыли, им может быть и стремление отдельных лиц продемонстрировать свою «удаль», своего рода соревнования, кто больше отстреляет животных, не задумываясь об экологическом вреде и иных последствиях.

Таким образом, изучив субъективные признаки незаконной охоты, остановимся на основных выводах и положениях.

Субъектом незаконной охоты может быть только физическое вменяемое лицо, которое осознавало фактический характер и общественную опасность своих действий и могло руководить ими, достигшее возраста 16-ти лет. Наряду с общим субъектом часть 2 ст. 258 УК РФ предусматривает специальный субъект, а именно лицо, использующее свое служебное положение.

Совершение незаконной охоты возможно лишь с умышленной формой вины, причем вина в виде косвенного умысла возможна лишь при совершении незаконной охоты, предусмотренной п. «а» ч. 1 ст. 258 УК РФ. В связи с тем, что лицо, совершившее преступление с прямым умыслом, как правило, считается более общественно опасным, аргументируется позиция о том, что в обвинительных приговорах судов по делам о незаконной охоте, совершенной с причинением крупного ущерба, необходимо указывать вид умысла в описательно-мотивировочной части приговора.

При изучении субъективной стороны незаконной охоты нами были выявлены следующие цели и мотивы ее совершения: 1) с целью проведения интересного досуга, в результате которого могут быть получены яркие эмоциональные ощущения. Корыстный мотив, как правило, при этом отсутствует; 2) с целью добычи животного, его туши и (или) частей и производных. В таких случаях может присутствовать корыстный мотив совершения преступления.

2.4. Квалифицирующие признаки незаконной охоты

Статья 258 УК РФ, устанавливающая уголовную ответственность за незаконную охоту, содержит следующие квалифицированные виды данного деяния:

незаконная охота, предусмотренная ч. 1 ст. 258 УК РФ, совершенная: 1) лицом с использованием своего служебного положения; 2) группой лиц по предварительному сговору; 3) организованной группой.

Совершение незаконной охоты в указанных формах соучастия, а также лицом, использующим свое служебное положение, способствует облегчению совершения преступления, налаживанию канала сбыта незаконно добытой продукции, оперативному сокрытию следов преступления, повышается вероятность причинения крупного ущерба в результате незаконной охоты.

Поэтому законодатель определяет указанные виды незаконной охоты в качестве квалифицированных составов ввиду повышенной степени общественной опасности данных преступлений. На наш взгляд, такой подход вполне обоснован.

Согласно данным статистической отчетности по наиболее тяжкому составу незаконной охоты (т.е. по ч. 2 ст. 258 УК РФ) выявлено: в 2008 г. - 520 лиц из 541; в 2009 г. - 679 из 703; в 2010 г. - 670 из 697; в 2011 г. - 606 из 631; в 2012 г. - 583 из 597, в 2013 г. из 567 - 551, в 2014 г. из 431 - 423. Исходя из указанных данных, можно сделать вывод о том, что действия лиц, совершивших незаконную охоту, чаще всего квалифицируются по ч. 2 ст. 258 УК РФ1.

Зуева Л.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту: диссертация... кандидата юридических наук:

12.00.08 / Зуева Любовь Александровна.- М., 2015.- С.125.

Как видим, наиболее распространенной по ч. 2 ст. 258 УК РФ является незаконная охота, совершенная группой лиц по предварительному сговору. Как правило, она совершается с причинением крупного ущерба (п. «а» ч. 1 ст. 258 УК РФ), с применением механического транспортного средства (п. «б» ч. 1 ст.

258 УК РФ) или в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена (п. «в» ч. 1 ст. 258 УК РФ).

Несмотря на то, что законодатель в ст. 258 УК РФ не выделяет самую простую форму соучастия в преступлении в виде группы лиц без предварительного сговора - совершение данного деяния возможно, однако на практике редко распространено. Это обусловлено тем, что, в случае совершения незаконной охоты группой лиц, соглашение о соучастии в преступлении достигается после начала выполнения объективной стороны преступления. В данном случае соисполнительство при незаконной охоте возможно в случае, если преступное деяние начинает совершать одно лицо, а затем, в процессе выполнения объективной стороны преступного посягательства, к его действиям присоединяется другое лицо, у которого возник умысел участвовать в совершении начатого преступления. То есть преступление совершается виновными сообща, при помощи объединения усилий для достижения единого преступного результата. В данном случае уголовная ответственность наступает по ч. 1 ст. 258 УК РФ. Наряду с этим, данное обстоятельство может рассматриваться в качестве отягчающего (п. «в»

ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору относится к одной из форм соучастия в преступлении. Так, согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору в том случае, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Под предварительным сговором понимается договоренность между соисполнителями о совершении преступления, достигнутая до начала совершения преступления, то есть на стадии приготовления. Сговор, который состоялся уже в процессе осуществления преступления, не считается предварительным1.

Таким образом, главным признаком для признания совершения преступления группой лиц по предварительному сговору является именно предварительная договоренность этих лиц.

Для квалификации преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, необходимо: 1) установить наличие предварительного сговора на совершение преступления; 2) установить, что не менее двух участников такой группы выступили в роли соисполнителей2.

В абз. 1 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»3 дается следующее разъяснение: «при совершении незаконной охоты группой лиц по предварительному сговору исполнителями преступления признаются лица, осуществлявшие поиск, выслеживание, преследование и добычу охотничьих ресурсов, производившие их первичную переработку и (или) транспортировку».

Таким образом, в связи с тем, что охота законодателем рассматривается как процесс, а не конечный результат и охватывает деятельность от начала поиска охотничьих ресурсов, заканчивая их переработкой и (или) транспортировкой, то даже в том случае, когда роли соучастников будут распределены, к примеру, таким образом, что один из соучастников осуществляет поиск, выслеживание, преследование и добычу охотничьих ресурсов, а другой (один или несколько) - транспортировку добытого, то их действия будут квалифицироваться как соисполнительство.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (2-е издание, исправленное, дополненное и переработанное) (под редакцией доктора юридических наук, профессора Чучаева А.И.). Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: «ИНФРА-М», 2010. - С. 58.

Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть: учебник по специальностям «Правоохранительная деятельность», «Правовое обеспечение национальной безопасности» / под общ. ред. доктора юридических наук, проф. Н.Г. Кадникова. - М.: ИД «Юриспруденция», 2013. - С. 178.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 12.

К примеру, 10 октября 2013 г. на территории охотхозяйства «М» были задержаны А., С., К., осуществляющие незаконную охоту. Роли между соучастниками при совершении преступления были распределены таким образом, что А. и С. осуществляли поиск, выслеживание и непосредственно добычу охотничьих ресурсов, а К. ожидая в автомобиле, должен был произвести транспортировку туши добытого животного. Однако при погрузке добытого все участники совершения преступления были задержаны. Их действия были оценены как соисполнительство и квалифицированы по ч. 2 ст.

258 УК РФ как незаконная охота, совершенная с причинением крупного ущерба группой лиц по предварительному сговору1.

Аналогичную ситуацию приводит в пример А.С. Курманов, когда действия соучастников были квалифицированы по ч. 2 ст. 258 УК РФ, как совершенные группой лиц по предварительному сговору. При этом роли между соучастниками были распределены следующим образом: обнаружив следы животного возле лесопосадки, Я. должен был идти вдоль леса, умышленно создавая шум, при этом С. и Ст. расположились на краю указанных посадок. В намерение указанных лиц входило, что от шума, создаваемого Я., животные выйдут из леса на С. и Ст., которые и должны были произвести их отстрел2.

Отметим, что кроме соисполнителей при совершении незаконной охоты, способствовать совершению данного преступления могут иные лица. К примеру, предоставлять орудия преступления, содействовать совершению незаконной охоты советами и указаниями (предоставлением маршрутов передвижения определенного вида охотничьих ресурсов на территории и др.).

На этот счет в абз. 2 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 поясняется: «лица, непосредственно не участвовавшие в незаконной охоте, но содействовавшие совершению этого преступления советами, указаниями, предоставлением орудий охоты,

1. Обвинительный приговор Доволенского районного суда Новосибирской области по делу Дело № 1- 37/13 [Электронный ресурс]. Режим доступа:

- URL:

http://dovolensky.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=173 Курманов А.С. Незаконная охота: уголовно-правовые и криминологические аспекты: дис.... канд. юрид.

наук: 12.00.08 / Курманов Альберт Сауфатович. - Челябинск, 2002. – С.119.

транспортных средств, а также приобретающие, хранящие или сбывающие продукцию охоты по заранее данному обещанию, привлекаются к уголовной ответственности в качестве пособников со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ при условии, что им было достоверно известно о незаконной охоте»1.

Помимо такого квалифицирующего признака как совершение незаконной охоты группой лиц по предварительному сговору, ч. 2 ст. 258 УК РФ предусматривает повышенную ответственность за совершение незаконной охоты в составе организованной группы.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

По данной категории дел процент совершения незаконной охоты очень мал. Как уже отмечалось, незаконная охота организованной группой совершается в 5 % деяний, квалифицируемых по ч. 2 ст. 258 УК РФ. При этом практически во всех выявленных случаях это незаконная охота на животных, занесенных в Красную книгу РФ и красные книги субъектов РФ.

К примеру, в Камчатском крае полицейскими совместно с УФСБ России по Камчатскому краю в ноябре 2012 г. была задержана группа лиц, перевозившая кречетов на судне из Олюторского района в город Петропавловск-Камчатский. Позднее следствием было установлено, что согласно распределению ролей, 29-летний А. совместно с другими лицами охотились на кречетов в Олюторском районе. В октябре-ноябре 2012 г. они отловили более 40 птиц. Уголовное дело было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 УК РФ, а именно: незаконная охота с причинением крупного ущерба, в отношении птиц, охота на которых полностью запрещена, совершенная организованной группой2.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) "О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования" // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 12.

Шалыгин А. «Охотничья преступность растет: окончено расследование об охоте на кречетов» [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.nexplorer.ru/news 13026.htm (дата обращения: 12.02.2016).

При совершении незаконной охоты в составе организованной группы действия всех соучастников независимо от роли каждого в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство. При этом ссылки на ст. 33 УК РФ не требуется.

Помимо рассмотренных квалифицирующих признаков незаконной охоты в виде соучастия в форме совершения преступления группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой, ч. 2 ст. 258 УК РФ содержит такой квалифицирующий признак, как использование лицом своего служебного положения при совершении незаконной охоты. Стоит согласиться с мнением большинства ученых, что в данном случае вред причиняется двум объектам: с одной стороны выступают отношения в области охраны окружающей среды и природопользования, а с другой нормальная деятельность государственных, коммерческих и иных организаций.

Согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 при совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 258 УК РФ к лицам, использующим свое служебное положение, относятся: а) должностные лица; б) государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц; в) лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.

При изучении обвинительных приговоров судов по рассматриваемому виду преступлений, из перечисленных категорий, относящихся к лицам, использующим служебное положение, незаконную охоту чаще совершают должностные лица. К примеру, З., являясь инспектором Государственного зоологического заказника то есть должностным лицом, осуществляющим функции представителя власти, используя свое должностное положение, добыл дикого животного - лося. Таким образом, З. совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 258 УК РФ1.

Как правило, высокопоставленные должностные лица, осуществляя незаконную охоту, так или иначе используют свое служебное положение.

Стоит отметить, что законодатель указал рассматриваемый квалифицирующий признак как «использование служебного положения». Как отмечает А.М. Каблов в практической деятельности возникают ситуации, когда правоохранительные органы, квалифицируя содеянное по ч. 2 ст. 258 УК РФ, указывают на использование лицом служебных полномочий, а не положения2.

Данное обстоятельство приводит к сужению объема подпадающих под данный признак деяний. Поддерживая данную точку зрения, считаем, что законодатель точно и полно указал рассматриваемый нами признак как «использование служебного положения». Данное положение частично разъясняет вышеуказанное постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21, которое указывает, что использование служебного положения выражается не только в умышленном использовании указанными выше лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влияния исходя из значимости и авторитета занимаемой ими должности на других лиц в целях совершения ими незаконной охоты.

Таким образом, при квалификации незаконной охоты, совершенной с использованием служебного положения, на практике возникают некоторые трудности. Прежде всего, необходимо исходить из прямого указания законодателя на использование лицом служебного положения, куда могут входить такие действия, как: использование форменного обмундирования, определенной атрибутики, служебного оружия, транспортных средств и др.

Данный подход является единственно правильным, так как существующие в Приговор по делу о незаконной охоте с причинением крупного ущерба, на территории заказника с использованием своего служебного положения [Электронный ресурс].

Режим доступа:

https://rospravosudie.com/court-aleksandrovo-zavodskij -rajonnyj -sud-zabajkalskij -kraj -s/act-102459402/ (дата обращения: 12.01.2016г.).

2 Каблов А.М. Уголовная ответственность за незаконную охоту: проблемы теории и практики: дис.... канд.

юрид. наук: 12.00.08 / Каблов Андрей Михайлович. - Пятигорск, 2012. - С. 120.

практической деятельности случаи квалификации рассматриваемого деяния с точки зрения используемых лицом служебных полномочий приводят к сужению круга деяний, попадающих под данный признак. Наряду с этим необходимо, чтобы лицо при совершении указанного вида незаконной охоты осознавало то обстоятельство, что оно при этом использует свое служебное положение. В случае использования форменного обмундирования или документов представителя власти лицом, не имеющим законного основания на их использование, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 258 УК РФ.

Однако факт использования перечисленного может быть оценен как отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

В завершение данной части работы остановимся на ее основных выводах и положениях.

Наличие в ч. 2 ст. 258 УК РФ указания на группу лиц по предварительному сговору и организованную группу отвечает научно обоснованным критериям конструирования квалифицированных составов преступлений. Групповой характер незаконной охоты с одной стороны значимо влияет на степень общественной опасности этого деяния, а с другой - не является характерным и не сопровождает большинство преступлений, предусмотренных ст. 258 УК РФ. Вместе с тем, осуществление незаконной охоты в составе организованной группы обладает качественно иной (большей) степенью общественной опасности по сравнению с совершением аналогичного состава преступления в составе группы лиц по предварительному сговору. В связи с этим представляется, что необходимо выделить соответствующий квалифицирующий признак в ч. 3 ст. 258 УК РФ.

В связи с тем, что охота законодателем рассматривается как процесс (последовательность действий от начала поиска охотничьих ресурсов, заканчивая их переработкой и (или) транспортировкой), то в случае, когда роли соучастников распределены (например, один из соучастников осуществляет добычу охотничьих ресурсов, а другой - транспортировку и (или) переработку добытого) их действия следует квалифицировать как соисполнительство.

С учетом законодательного определения организованной группы, данного в ст. 35 УК РФ, незаконную охоту следует считать совершенной организованной группой, если такие действия осуществлены устойчивой группой лиц, заранее объединившихся и подготовившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Установление законодателем повышенной уголовной ответственности за незаконную охоту лицом с использованием своего служебного положения явилось мерой теоретически обоснованной и практически значимой. Такое деяние посягает одновременно на два непосредственных объекта: 1) обязательный, охарактеризованный ранее, - общественные отношения по охране окружающей среды в части сохранения биологического разнообразия (баланса) животного мира и рационального использования охотничьих ресурсов, и 2) факультативный - общественные отношения, обеспечивающие интересы государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, либо общественные отношения, обеспечивающие интересы службы в коммерческих и иных организациях.

Под использованием лицом своего служебного положения при незаконной охоте следует понимать совершение лицом любых действий с использованием своего статуса и (или) обусловленных им возможностей, как в пределах, так и вне пределов его полномочий.

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ НЕЗАКОННОЙ ОХОТЫ

3.1. Квалификация незаконной охоты при совокупности преступлений Практическая значимость любого научного исследования по уголовному праву заключается в разработке конкретных предложений, направленных на исключение квалификационных ошибок, то есть случаев неверного установления наличия либо отсутствия состава преступления, а также его соответствия описанию в нормах Общей и Особенной частей УК РФ1.

Отдельные проблемы квалификации незаконной охоты нами уже были рассмотрены при уголовно-правовой характеристике состава преступления, предусмотренного ст. 258 УК РФ. Вместе с тем, некоторые вопросы были целенаправленно оставлены без внимания для последующего самостоятельного анализа в рамках отдельного параграфа данной работы.

Так, весьма непростым для решения является вопрос о юридической оценке незаконной охоты при совокупности преступлений. Согласно ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение лицом двух или более преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено.

Рассматривая особенности квалификации незаконной охоты по совокупности с другими преступлениями, будем руководствоваться обоснованной в науке уголовного права классификацией преступлений на тождественные, однородные либо разнородные2. Тождественными называются преступные деяния, которые в рамках основного (простого) состава совпадают по всем элементам: объекту, объективной стороне, субъекту, субъективной стороне. Каждое из них является самостоятельным оконченным либо неоконченным преступлением и попадает под самостоятельную санкцию статьи Особенной части УК РФ. Отличие от продолжаемого преступления здесь заключается в том, что преступное деяние совершается всякий раз по Колосовский В.В. Ошибки в квалификации уголовно-правовых деяний. - Челябинск, 2005 и др.

Уголовное право России. Общая и Особенная части. Учебник для высших учебных заведений / Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора Н.Г. Кадникова. - М. Книжный мир. 2012. - С. 55.

вновь возникающему умыслу. Каждое из нескольких тождественных преступлений подлежит самостоятельной квалификации.

Можно привести следующий пример тождественных деяний, квалифицируемых по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 258 УК РФ. Так, 5 июня 2010 г. М., А. и Л. в нарушение положений правил охоты и ФЗ РФ «О животном мире» договорились между собой провести незаконную охоту на диких копытных животных - косуль. С этой целью они умышленно, распределив между собой роли, в целях незаконной добычи косуль, не имея лицензии и разрешения на отстрел животного данного вида, около 22 часов тех же суток на автомобиле «В» прибыли на автодорогу «А»... Затем они, используя указанный автомобиль и свет его фар, а также свет самодельного устройства, двигаясь по дороге, выследили двух косуль, к которым М. в каждом случае приближал автомобиль на расстояние выстрела, А. освещал животных светом самодельного устройства, а Л. произвел отстрел двух косуль.

Кроме того, М., А. и Л. 16 июня 2010 г. в нарушение положений правил охоты и ФЗ РФ «О животном мире» договорились между собой провести незаконную охоту на диких копытных животных - косуль. С этой целью они умышленно, в целях незаконной добычи косуль, не имея лицензии и разрешения на отстрел животного данного вида, около 8 часов 30 минут этих же суток на автомобиле «В» прибыли на автодорогу «С». Затем они, используя указанный автомобиль, двигаясь по дороге, в дальнем свете фар заметили косулю. М., управляя автомобилем, стал преследовать косулю и, приблизившись к ней, остановил автомобиль, а Л. в этот момент произвел отстрел одной косули.

Оценив материалы, полученные в ходе предварительного расследования, суд установил, что предъявленное подсудимым М., А. и Л. обвинение обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Действия подсудимых органами предварительного расследования правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 258, ч. 2 ст. 258 УК РФ, в каждом случае как незаконная охота, совершенная с применением механического транспортного средства, группой лиц по предварительному сговору1.

Вместе с тем, на наш взгляд, действия, связанные с незаконной охотой, не имеют самостоятельного уголовно-правового значения (не подлежат квалификации как отдельные преступления), если они охватывались единым умыслом лица. Это правило следует распространить и на те ситуации, когда причиненный ущерб от каждого случая добычи животного является крупным.

Так, руководствуясь общетеоретическими положениями уголовного права о сложном единичном преступлении и множественности преступлений, незаконные действия охотника, добывшего в короткий промежуток времени нескольких диких кабанов, необходимо квалифицировать как единое продолжаемое преступление.

Однородными называются преступления, предусмотренные различными статьями одной и той же главы либо различными частями одной и той же статьи УК. Однородные преступления совпадают по большинству элементов состава преступления и вместе с тем отличаются по какому-нибудь из них, например по объективной (способ совершения преступления) или субъективной (форма вины) стороне и т.д.2 Относительно незаконной охоты в данной группе преступлений следует выделить лишь те, которые располагаются в одной главе 26 УК РФ.

При этом среди однородных преступлений, предусмотренных данной главой, наибольший интерес представляют: 1) загрязнение вод (ст. 250 УК РФ);

2) незаконные добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации (ст. 258.1 УК РФ); 3) уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Обвинительный приговор по делу № 1-8/2010 Доволенского районного суда Новосибирской области [Электронный ресурс]. Режим доступа:

- URL:

http://dovolensky.nsk.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=173 (дата обращения: 30.03.2016).

Уголовное право России. Общая и Особенная части. Учебник для высших учебных заведений / Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора Н.Г. Кадникова. - М. Книжный мир. 2012. - С. 56.

Российской Федерации (ст. 259 УК РФ); 4) уничтожение или повреждение лесных насаждений (ст. 261 УК РФ); 5) нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов (ст. 262 УК РФ).

Как правило, вопрос о квалификации данных преступлений по совокупности с незаконной охотой, возникает при ее совершении с применением взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей (п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ). Следует признать, что такой вид незаконной охоты не является широко распространенным на практике. Вследствие этого, совокупность рассматриваемых видов преступлений в практической деятельности встречается крайне редко. Однако, представляется, что теоретическая основа рекомендаций по правильной квалификации в случае совершения таких деяний все же необходима.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 250 УК РФ, выражается в загрязнении, засорении, истощении поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, если эти деяния повлекли причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству. При совершении незаконной охоты с применением взрывчатых веществ, газов или иных способов, направленных на массовую добычу охотничьих ресурсов (п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ), последствия применения таких средств и способов могут выразиться в загрязнении, засорении, истощении поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств.

Вместе с тем, на наш взгляд, при совершении незаконной охоты с применением взрывчатых веществ, газов или иных способов, направленных на массовую добычу охотничьих ресурсов, в случае, если такие действия привели к последствиям, указанным в ч. 1 ст. 250 УК РФ в виде причинения существенного вреда исключительно животному миру, совокупность преступлений, предусмотренных статьями 258 и 250 УК РФ будет отсутствовать. В тех же случаях, когда незаконная охота повлекла причинение существенного вреда растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ и ч. 1 ст. 250 УК РФ.

Как представляется, действия лица следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статей 258 и 258.1 УК РФ, только в случаях незаконной добычи нескольких видов диких животных, лишь часть из которых включена в Перечень особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, для целей статей 226.1 и 258.1 УК РФ. Так, например, действия охотника, незаконно добывшего лося и зубра, необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 258 УК РФ и ч. 1 ст. 258.1 УК РФ.

Если незаконная охота связана с уничтожением критических местообитаний организмов, занесенных в Красную книгу РФ, содеянное, помимо ст. 258 УК РФ, следует дополнительно квалифицировать по ст. 259 УК РФ, поскольку указанные последствия выходят за рамки состава незаконной охоты.

Как представляется, аналогичный подход должен быть реализован и при квалификации незаконной охоты, сопряженной с уничтожением или повреждением лесных насаждений и иных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем или источниками повышенной опасности, то есть последствий, предусмотренных ст. 261 УК РФ. Также как при загрязнении вод и уничтожении критических местообитаний организмов, занесенных в Красную книгу РФ, указанные последствия могут явиться следствием применения взрывчатых веществ, газов или иных способов, направленных на массовую добычу охотничьих ресурсов при производстве незаконной охоты.

Незаконную охоту, связанную с нарушением режима особо охраняемой природной территории, на наш взгляд, не следует квалифицировать по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 262 УК РФ. Однако, следует согласиться с высказанной в науке уголовного права точкой зрения, что, если такие деяния повлекли причинение существенного ущерба заповеднику или заказнику как целостной экосистеме, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных статьями 258 и 262 УК РФ1.

Третью разновидность совокупности образуют разнородные преступления. Разнородные преступления различаются по всем элементам состава преступления, за исключением субъекта. Они описываются в различных разделах и главах УК РФ2.

Наибольшую распространенность среди данной группы преступлений при совершении незаконной охоты получили следующие составы: 1) незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК РФ); 2) причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ).

При совершении незаконной охоты, сопряженной с незаконным хранением и (или) ношением оружия, необходимо установить к какому конкретно виду оружия оно относится. Это обстоятельство обусловлено тем, что для такого вида оружия, как гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, огнестрельное оружие ограниченного поражения, газовое оружие, холодное оружие, в том числе метательное, уголовная ответственность наступает за его незаконный сбыт (ч. 4 ст. 222 УК РФ). Другие нарушения правил оборота перечисленного вида оружия влекут административную ответственность по ст. 20.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

К примеру, «С., осознавая незаконность охоты, предвидя в результате этого причинение ущерба государственному учреждению П. и нарушение 1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. (постатейный). Т.2 // Под ред. А.В.

Бриллиантова. - М., 2015. – С.284.

Уголовное право России. Общая и Особенная части. Учебник для высших учебных заведений / Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора Н.Г. Кадникова. - М. Книжный мир. 2012. - С. 56.

интересов государства, активно желая этого, с целью реализации своего преступного умысла, взяв с собой незаконно хранящееся им нарезное огнестрельное оружие - винтовку ТОЗ 8 и 5 спортивно-охотничьих патронов, прибыл в местность, расположенную на особо охраняемой территории государственного природного биологического заказника регионального значения. После чего, находясь на особо охраняемой природной территории С.

зарядил указанное ружье и с целью добычи диких копытных животных стал их выслеживать. Таким образом, С. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ и п. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ»1.

Таким образом, объективная сторона преступления, предусмотренного ст.

222, в случае совершения незаконной охоты, выражается в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему. Как правило, вменяется незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.

Стоит отметить, что использование оружия при осуществлении охоты в охотничьих угодьях всегда несет риск причинения смерти по неосторожности иным лицам, находящимся на той же территории в это же время. При этом содеянное квалифицируется по ст. 109 УК РФ, а при условии наличия признаков незаконной охоты, то по совокупности с ней.

Как показывает практика, зачастую смерть причиняется лицам, совместно производящим охоту, в связи с несогласованностью действий участников охоты. К примеру, в июле 2014 г. в Свердловской области сотрудник полиции застрелил приятеля на незаконной охоте. 17 июля 2014 г. в отдел полиции обратилась жительница села Елань, заявившая, что ее супруг отправился 16 июля в лес со своими друзьями и не вернулся. В ходе поисковых и оперативнорозыскных мероприятий было установлено, что гражданин 1982 года рождения ушел вечером в компании трех знакомых, имея при себе оружие.

Обвинительный приговор Хоринского районного суда Республики Бурятия [Электронный ресурс]. - Режим доступа: (дата https://rospravosudie.com/court-xorinskij-rajonnyj-sud-respublika-buryatiya-s/act-105049206/ обращения: 02.03.2016).

Полицейские предположили, что мужчины отправились на незаконный промысел косули. Оперативники установили личности предполагаемых преступников, среди которых оказались неработающий гражданин 1977 года рождения и два инспектора ДПС ГИБДД ММО МВД России «Ирбитский» лейтенанты полиции 1986 и 1984 года рождения. Сотрудники уголовного розыска доставили их в отдел полиции, где те рассказали, что житель Елани был случайно застрелен на охоте, и указали, где произошла трагедия. На место происшествия незамедлительно выехала следственно-оперативная группа. Тело местного жителя было обнаружено в лесу. В ходе разбирательства оперативники установили, что погибший выполнял роль загонщика, а инспектор ДПС 1986 года рождения, стоящий на «номере», примерно около полуночи, в темноте, выстрелил в него, приняв за животное. Испугавшись содеянного, мужчины спешно покинули место происшествия. По данному факту было возбуждено уголовное дело1.

Дискуссионным является вопрос о совокупности незаконной охоты и жестокого обращения с животными (ст. 245 УКР Ф). Отдельные ученые полагают, что если жестокое обращение с животными (применение взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения животных) являлось способом незаконной охоты, то имеет место совокупность преступлений, предусмотренных статьями 245 и 258 УК РФ. Б.В. Яцеленко, напротив, характеризуя п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ, признает конститутивный характер применения в процессе охоты взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей, и, как следствие, необходимость квалификации подобных случаев исключительно по п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ2.

Как представляется, следует поддержать позицию Р.Б. Осокина, по мнению которого деяния, сопряженные с незаконной охотой, необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями В Свердловской области сотрудник полиции застрелил приятеля на охоте [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://fedpress.ru/news/society/news_crime/1405766476-v-sverdlovskoi-oblasti-sotrudnik-politsii-zastrelilpriyatelya-na-nezakonnoi-okhote (дата обращения: 30.03.2016).

Осокин Р.Б. Отграничение жестокого обращения с животными от преступлений и правонарушений, смежных с ним по составу // Вестник Московского университета МВД России. - 2014. - № 2. - С. 94-95.

245 и 258 УК РФ, только в том случае, когда при незаконной охоте присутствует малолетнее лицо, осознающее общественную опасность и противоправность совершаемых виновным лицом действий, так как жестокое обращение с животным в процессе охоты, приведшее животного к смерти, может привести к психологической травме малолетнего1.

Осуществление незаконной охоты зачастую может быть связано с систематической реализацией продукции, полученной в результате переработки добытых охотничьих ресурсов (например, мяса или шкур животных, готовых изделий из меха, бытовой или подарочной продукции из рогов, копыт или костей животных). Такая деятельность объективно обладает признаками предпринимательской деятельности. В этой связи, можно сделать вывод, что, если лицо осуществляло ее без надлежащей регистрации и (или) лицензии, то при установлении крупного ущерба или дохода в крупном размере, содеянное следует дополнительно квалифицировать по ст. 171 УК РФ.

В отдельных случаях незаконная охота может быть сопряжена с функционированием отлаженного механизма легализации доходов, полученных преступным путем. При этом в деятельности по приданию вида законного происхождения того или иного имущества могут участвовать не только лица, занимающиеся охотой, но и владельцы или служащие ряда коммерческих структур в сфере производства, торговли или предоставления услуг. На наш взгляд, в таких ситуациях квалификация действий лиц, занимающихся незаконной охотой, должна осуществляться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 258 УК РФ и ст. 174.1 УК РФ, а иных лиц - только по ст.

174 УК РФ.

Непростым для решения является вопрос о юридической оценке незаконной охоты, совершенной лицом с использованием своего служебного положения, по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст.ст.201, 285 или 286 УК РФ. Согласно абз. 3 п. 3 постановления Пленума Верховного Осокин Р.Б. Отграничение жестокого обращения с животными от преступлений и правонарушений, смежных с ним по составу // Вестник Московского университета МВД России. - 2014. - № 2. - С. 95.

Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 в связи с тем, что в ст.

258 УК РФ специально предусмотрена ответственность за совершение деяния с использованием служебного положения, содеянное необходимо квалифицировать только по ч. 2 ст. 258 без совокупности с преступлениями, предусмотренными статьями 201 или 285, 286 УК РФ. Вместе с тем, такой подход является дискуссионным, поскольку ведет к объективной несправедливости в юридической оценке действий лица - ч. 2 ст. 258 УК РФ, являясь преступлением небольшой тяжести с наиболее строгим наказанием в виде лишения свободы на срок до двух лет, охватывает преступления средней тяжести (части первые статей 201, 285 и 286 УК РФ) с наиболее строгим наказанием в виде лишения свободы на срок до четырех лет. Как представляется, в решении данного вопроса следует руководствоваться обоснованным в науке уголовного права положением о том, что, если способ совершения преступления является более общественно опасным, чем то преступление, ради совершения которого он применяется, необходима квалификация по совокупности преступлений.

В завершение данной части работы остановимся на ее основных выводах и положениях.

Действия, связанные с незаконной охотой, не имеют самостоятельного уголовно-правового значения (не подлежат квалификации как отдельные преступления), если они охватывались единым умыслом лица. Это правило следует распространить и на те ситуации, когда причиненный ущерб от каждого случая добычи животного является крупным. Руководствуясь общетеоретическими положениями уголовного права о сложном единичном преступлении и множественности преступлений, такие действия необходимо квалифицировать как единое продолжаемое преступление.

При совершении незаконной охоты с применением взрывчатых веществ, газов или иных способов, направленных на массовую добычу охотничьих ресурсов, в случае, если такие действия привели к последствиям, указанным в ч. 1 ст. 250 УК РФ в виде причинения существенного вреда исключительно животному миру, совокупность преступлений, предусмотренных статьями 258 и 250 УК РФ, отсутствует. В тех же случаях, когда незаконная охота повлекла причинение существенного вреда растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 1 ст. 258 УК РФ и ч.

1 ст. 250 УК РФ.

Если незаконная охота связана с уничтожением критических местообитаний организмов, занесенных в Красную книгу РФ, содеянное, помимо ст. 258 УК РФ, следует дополнительно квалифицировать по ст. 259 УК РФ, поскольку указанные последствия выходят за рамки состава незаконной охоты. Аналогичный подход должен быть реализован и при квалификации незаконной охоты, сопряженной с уничтожением или повреждением лесных насаждений и иных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем или источниками повышенной опасности, то есть последствий, предусмотренных ст. 261 УК РФ.

Незаконная охота, повлекшая причинение существенного ущерба заповеднику или заказнику как целостной экосистеме, образует совокупность преступлений, предусмотренных статьями 258 и 262 УК РФ.

Деяния необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 245 и 258 УК РФ, в случае, когда в процессе незаконной охоты жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, было реализовано в присутствии малолетнего.

Незаконную охоту, связанную с систематической реализацией продукции, полученной в результате переработки добытых охотничьих ресурсов, то есть с осуществлением предпринимательской деятельности, при наличии прочих условий необходимо квалифицировать по совокупности со ст.

171 УК РФ.

3.2. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административно-правовых деликтов Вопросы, связанные с разграничением смежных составов преступлений и отграничением преступления от административного проступка, часто приходится решать в судебно-следственной практике. В таких случаях следует установить и закрепить точное соответствие между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, иными словами правильно квалифицировать деяние. На практике наибольшую сложность вызывает отграничение незаконной охоты от административных правонарушений.

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении указал, «в случае возникновения трудностей в разграничении уголовно-наказуемого деяния и административного проступка особое внимание следует уделять выяснению всех обстоятельств, характеризующих состав экологического правонарушения, последствий противоправного деяния, размера нанесенного вреда и причиненного ущерба»1.

Разграничение незаконной охоты, наказуемой в уголовном порядке (ст.

258 УК РФ), и административного проступка - нарушения правил охоты следует производить по квалифицирующим признакам состава преступления:

причинение крупного ущерба, применение механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов и иных способов массового уничтожения птиц и зверей, а также, если деяние совершено в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена, либо на территории заповедника, заказника, либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации2.

Принятый в 2001 г. Кодекс РФ об административных правонарушениях предусмотрел три статьи, предусматривающих административную Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2012. - № 12.

Зуева Л.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту: диссертация... кандидата юридических наук:

12.00.08 / Зуева Любовь Александровна.- М., 2015.- С.167.

ответственность в следующих случаях: ст. 7.11 - пользование объектами животного мира без разрешения, ст. 8.35 уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений, ст. 8.37 – нарушение правил пользования животным миром.

Сопоставив нормы административного и уголовного права, можно выделить следующие признаки для сравнительного анализа ст.

258 УК РФ с указанными выше правонарушениями:

1) охота в запретных местах (ст. 8.37 КоАП) и охота на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (п. «г» ч. 1 ст. 258 УК);

2) охота запрещенными орудиями и средствами (ст. 8.37 КоАП) и охота с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов или иных способов массового уничтожения птиц и зверей (п. «б» ч. 1 ст. 258 УК);

3) уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений (ст. 8.35 КоАП) и незаконная охота в отношении птиц и зверей, добыча которых полностью запрещена (п. «в» ч. 1 ст. 258 УК); 4) причинение крупного ущерба.

1) П. «г» ч. 1 ст. 258 УК РФ предусматривает ответственность за незаконную охоту на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Этот перечень территорий является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Следовательно, административная ответственность за данное деяние наступает в случае его совершения на иных территориях, где охота не разрешается. Так, в административном порядке наказуема охота в национальных парках, ботанических садах, зеленых зонах и т.д.

Таким образом, вопрос о привлечении лица к уголовной или административной ответственности должен решаться однозначно в зависимости от места совершения незаконной охоты.

2) Уголовно наказуемым деянием является охота с применением механического транспортного средства, воздушного судна, взрывчатых веществ, газов, иных способов массового уничтожения птиц и зверей (например, ядохимикатов). К запрещенным орудиям и способам охоты, применение которых влечет административную ответственность, относятся:

разрушение мест обитания диких животных, сбор яиц и разорение гнезд диких птиц, разрушение бобровых плотин, применение на охоте пневматического оружия, луков, арбалетов, ловчих ям, стрельба дробью по диким копытным животным и бурому медведю, применение световых устройств для добычи птицы и т.д.

3) Статья 8.35 КоАП РФ фактически полностью дублирует п. «в» ч. 1 ст.

258 УК РФ, и, следовательно, вызывает определенные трудности в судебноследственной практике. Так, из анализа ст. 8.35 КоАП РФ видно, что административная ответственность наступает за совершение следующих действий: уничтожение, добывание, содержание, приобретение, продажа, пересылка, а равно за действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности либо нарушению среды обитания животных занесенных в Красную книгу РФ. В то же время уничтожение и добывание животных, занесенных в Красную книгу РФ являются уголовно-наказуемыми деяниями.

Следовательно, возникает коллизия норм уголовного и административного права. «Уничтожение и добывание животных, занесенных в Красную книгу РФ, представляют повышенную общественную опасность», поэтому такие действия должны оцениваться как уголовно-наказуемые, ответственность должна наступать по Уголовному кодексу.

Таким образом, те деяния, которые являются смежными уголовному законодательству (уничтожение и добыча), должны быть исключены из диспозиции ст. 8.35 КоАП РФ.

4) Из положений ст. 258 УК РФ следует, что случае причинения крупного ущерба, виновные подлежат уголовной ответственности, если же ущерб не является крупным, то административной. На практике именно этот признак вызывает наибольшую трудность из-за отсутствия четкого понятия «крупный ущерб». В правоприменительной практике может возникнуть вопрос о разграничении незаконной охоты и хищения, например, кражи. В тех случаях, когда совершается добыча зверей и птиц, чье существование находится под контролем человека и опосредуется его трудом, например, на обособленной территории звероводческого хозяйства, имеет место хищение, поскольку такие звери и птицы являются собственностью тех, кто занимается их разведением, выращиванием, содержанием1.

Незаконная охота и незаконная добыча водных животных являются разновидностью браконьерства, их «объединяет близость непосредственных объектов посягательства, общность характера действий, составляющих объективную сторону, тождественность форм вины и примерно равная степень общественной опасности».

Учитывая схожесть объективных и субъективных признаков ст. 258 и ст.

256 УК РФ, разграничение указанных посягательств следует проводить по предмету преступления.

Предметом незаконной охоты являются дикие звери и птицы, находящиеся в состоянии естественной свободы. Предметом же незаконной добычи водных животных, являются водные биоресурсы, имеющие и не имеющие промыслового значения. К ним в частности, относятся запасы рыбы, водные млекопитающие, иные водные животные, промысловые морские растения.

К водным животным относятся морские млекопитающие (моржи, тюлени, нерпы, дельфины и др.), ракообразные (раки, крабы, креветки и др.), моллюски (кальмары, осьминоги, гребешки, мидии, устрицы и др.), иглокожие (трепанги, морские ежи, морские звезды и др.), кишечнополостные водные организмы2.

Лопашенко Н.А. Экологические преступления: уголовно-правовой анализ: Монография. - М.: Изд-во ООО «Юрлитинформ», 2009. – С.259.

Экологическое право: Учебник / О.И.Крассов, 4-е изд., пересмотр. - М.: Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2016. – С.258.

При этом следует иметь в виду, что водоплавающие птицы, а также водоплавающие пушные звери (выдра, ондатра, речной бобр, нутрия, выхухоль, белые медведи и др.) к водным животным не относятся. Их незаконная добыча квалифицируется как незаконная охота.

Разграничение незаконной охоты и нарушения режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов следует проводить путем анализа и сопоставления признаков состава преступления, в первую очередь, объективных сторон.

Объективная сторона ст. 262 УК РФ представляет собой нарушение режима особо охраняемых территорий, а именно, совершение действий, которые прямо запрещены федеральными законами и подзаконными актами, в частности, действия, изменяющие гидрологический режим земель, изыскательские работы и разработка полезных ископаемых, охота, распашка земли и т.д. Последствиями данного преступления является причинение значительного ущерба особо охраняемым природным территориям.

Таким образом, из диспозиции ст. 262 УК РФ видно, что она предусматривает ответственность, в том числе за незаконную охоту в границах особо охраняемых природных территорий. Следовательно, возникает конкуренция ст. 258 УК РФ и ст. 262 УК РФ, в случае совершения незаконной охоты на территории заповедника или заказника, причинившей значительный ущерб.

Согласно ст. 17 УК РФ если преступление предусмотрено общей и специальной нормой, и совокупность преступлений отсутствует, то уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Следовательно, если нарушение режима особо охраняемой территории выразилось в совершении на территории заповедника или заказника незаконной охоты, то квалифицировать содеянное следует по ст. 258 УК РФ. Однако, если такие деяния повлекли причинение существенного ущерба заповеднику или заказнику как целостной экосистеме, содеянное, необходимо квалифицировать также и по ст. 262 по совокупности.

В завершение данной части работы остановимся на ее основных результатах.

Отграничение незаконной охоты от административного правонарушения, связанного с нарушением правил охоты, заключается в наличии (отсутствии) соответствующих криминообразующих признаков, указанных в ч. 1 ст. 258 УК РФ.

Незаконную охоту следует отграничивать от смежных составов преступлений, которые могут быть классифицированы две группы: 1) экологические преступления (статьи 256, 258.1 и 262 УК РФ); 2) иные преступления, ответственность за которые предусмотрена нормами, расположенными в других разделах и главах УК РФ (статьи 158, 167 и 358 УК РФ).

Отграничение незаконной охоты от преступления, предусмотренного ст.

256 УК РФ, следует проводить по признакам предмета преступления. При этом следует учитывать, что водными животными являются гидробионты животные, вся жизнь которых проходит в воде. Руководствуясь подобным подходом, незаконную добычу выдры, калана, нутрии, и других животных, чья среда обитания неразрывно связана с водой, необходимо квалифицировать по ч.

1 ст. 256 УК РФ. Данная позиция подтверждается также тем обстоятельством, что согласно действующему законодательству к охотничьим ресурсам указанные виды животных не относятся.

Отграничение незаконной охоты от преступлений, посягающих на собственность, следует проводить по признакам предмета посягательства. Изменение социально-экономической сущности предмета из категории объекта природы (животного мира) в категорию объекта отношений собственности, свидетельствует об отсутствии признаков незаконной охоты и должно квалифицироваться как посягательство на государственное, муниципальное или частное имущество.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенного мной исследования можно сделать следующие выводы.

Объекты животного мира являются неотъемлемой частью окружающей среды и выполняют важные для человека и общества функции:

экологическую, экономическую, культурно-оздоровительную и др. Обладая исключительной социально-экологической ценностью, объекты животного мира подлежат охране со стороны государства, которая осуществляется экономическими, организационными, техническими, идеологическими и правовыми средствами.

Оказывая негативное воздействие на состояние объектов животного мира, браконьерство реально посягает на конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду, и уже по этой причине представляет повышенную общественную опасность.

Незаконная охота опасна тем, что она препятствует рациональному использованию полезной дикой фауны и приводит к сокращению заготовок пушных зверей, мяса, водоплавающей и боровой дичи. В результате незаконной охоты нарушаются общественные отношения, содержанием которых являются охрана, воспроизводство и рациональное использование животного мира.

Объективная сторона состава заключается в незаконной охоте, если при этом имеют место точно указанные в ст. 258 УК РФ признаки. Охотой признаются такие действия, как выслеживание с целью добычи, преследование и сама добыча диких птиц и зверей. К охоте приравнивается нахождение в охотничьих угодьях с оружием, собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями охоты либо с добытой продукцией охоты и др. Признаками незаконной охоты являются охота без соответствующего разрешения либо вопреки специальному запрету; либо лицом, не имеющим права на охоту или получившим лицензию без необходимых оснований; либо осуществляемая вне отведенных мест, в запрещенные сроки, запрещенными орудиями и способами.

Видами уголовно наказуемой охоты выступают:

а) охота с причинением крупного ущерба (п. «а» ч. 1 ст. 258 УК);

б) с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов и иных способов массового уничтожения птиц и зверей (п. «б»);

в) в отношении птиц и зверей, охота на которых полностью запрещена (п.

«в»);

г) на территории заповедника, заказника, либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (п. «г»).

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом.

Лицо сознает, что совершает незаконную охоту, и желает этим заниматься.

Субъект – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Введенный в действие 1 января 1997 года Уголовный кодекс РФ не решил всех поставленных теорией уголовного права и судебно-следственной практикой вопросов в квалификации незаконной охоты. В первую очередь, вопроса, касающегося разграничения уголовно-наказуемой и административнонаказуемой незаконной охоты. Практика насчитывает многочисленные примеры, когда действия виновных лиц содержат признаки преступления, предусмотренного ст. 258 УК РФ, но последние привлекались к административной ответственности. Кодекс РФ об административных правонарушениях 2001 г. не устранил существующую коллизию. В частности, ст. 8.35 КоАП РФ установила ответственность за уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных (в том числе за добывание без специального разрешения животных занесенных в Красную книгу РФ). В тоже время данная норма фактически дублирует п. «в» ч. 1 ст. 258 УК РФ, что вызывает трудности при квалификации в подобных случаях.

Подводя итог, необходимо отметить, что активная и скоординированная между собой деятельность природоохранных и правоохранительных органов, при наличии эффективного законодательства позволит результативно бороться с таким посягательством на окружающую среду, как браконьерство.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты Конституция РФ. Конституция Российской Федерации (принята 1.

всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Российская газета. - 1993. - 25 декабря.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63ФЗ: принят ГД ФС РФ 24 мая 1996 г., одобрен СФ ФС РФ 5 июня 1996 г. (в ред.

Федеральных законов от 30 декабря 2015 г. № 441-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.

Кодекс Российской Федерации об административных 3.

правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 20.03.2016) // Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 1 (ч. 1). - Ст. 1.

Федеральный закон от 24.04.1995 N 52-ФЗ (ред. от 13.07.2015) "О 4.

животном мире" // Собрание законодательства РФ. – 1995. - N 17. - Ст. 1462.

Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 29.12.2015) "Об 5.

охране окружающей среды" // Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 2. Ст. 133.

Федеральный закон от 24.07.2009 N 209-ФЗ (ред. от 01.03.2015) «Об 6.

охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2009. - № 30. - Ст. 3735.

Указ Президента Российской Федерации от 10 августа 2012 г. № 7.

1157 «О проведении в Российской Федерации года охраны окружающей среды»

// Собрание законодательства Российской Федерации. - 2012 г. - № 33. - Ст.

4634.

Распоряжение Правительства РФ от 17 февраля 2014 г. № 212-р «Об 8.

утверждении Стратегии Стратегия сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов в Российской Федерации на период до 2030 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2014. - № 9. - Ст. 927.

Распоряжение Правительства РФ от 3 июля 2014 года № 1216-р «Об 9.

утверждении Стратегии развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года» // Собрание законодательства Российской Федерации.

- 2014. - № 28. - Ст. 4107.

Приказ Минприроды России от 16.11.2010 N 512 (ред. от 10.

06.08.2015) «Об утверждении Правил охоты» (Зарегистрировано в Минюсте России 04.02.2011 N 19704) // Российская газета. - 2011. - 24 февраля.

Приказ Минприроды России от 17.05.2010 № 164 (ред. от 11.



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Мирошниченко Мария Ильинична ЖЕНСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ НА УРАЛЕ В 1920-1935 ГГ. И БОРЬБА С НЕЙ:ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1920-Х НАЧАЛА 1930-Х ГГ. Статья раскрывает процесс накопления исторических знаний по проблеме состояния проститу...»

«С.. Малкина1 Постановка проблемы конца метафизики и завершения философии у М. Хайдеггера В онтологической экспозиции истории западноевропейской метафизики, предпринятой Мартином Хайдеггером, существенное место занимали размышления о природе философии, характере философствова...»

«Е.В. Килимник Ж.В. Орлова ИСТОРИЯ ДИЗАЙНА Евгений Витальевич Килимник Жанна Валерьевна Орлова ИСТОРИЯ ДИЗАЙНА Учебно-методическое пособие Екатеринбург, 2017 г. УДК 008 ББК 71.4 К 39 Рецензенты: д.архитек., проф. Л.П. Холодова (Уральский Государственный АрхитектурноХудожественный Университет, Ека...»

«ОБЗОР СПОРТИВНЫХ СОБЫТИЙ УДК 796(476) ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ В РИО Усенко И.В. (Белорусский государственный университет физической культуры) Первый белорусский таэквондист на олимВ олимпийском турнире по таэквондо в Риопийском даянге де-Жанейро, который пройдет с 18 по 21 августа, в каждой...»

«Мюнхенская конференция и советско-германский пакт о ненападении в дискуссиях российских историков В. П. Смирнов* М юнхенская конференция 29 сентября что он положил начало предвоенному сотрудничеству 1938 г. и советско-германский пакт...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА" ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ КОМПЛЕКСНЫЙ ЭКЗАМЕН ПО ДИЗАЙНУ направление подготовки 54.04.01 Дизайн ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Вступительные испытани...»

«Титульный лист программы Форма обучения по дисциплине Ф СО ПГУ 7.18.3/37 (Syllabus) Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Гуманитарно-педагогический...»

«ПРОГРАММА ДЛЯ ГИДРАВЛИЧЕСКОГО РАСЧЕТА СИСТЕМ ХОЛОДНОГО И ГОРЯЧЕГО ВОДОСНАБЖЕНИЯ, КАНАЛИЗАЦИИ И ПОЖАРОТУШЕНИЯ ИНСТРУКЦИЯ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ПРОГРАММЫ На 85 листах Санкт-Петербург 2017 г. ОГЛАВЛЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ПРОГРАММЫ "УМНАЯ ВОДА" САЙТ П...»

«Памяти защитников Отечества посвящается Российская академия наук Институт экономических стратегий Центр исследования военно-стратегических и военно-исторических проблем Главный военно-исторический совет Научно-экспертное бюро исторических исследований В...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова РЕФЕРАТ по истории науки Тема: Возможности повышения продуктивности животных на основе современных достижений науки Аспирант (соискатель): Фомин А....»

«швмилил* лЯФЗПЬР-ЗПКЬЪЬРЬ цдтп-ыгмш зьаышлфр ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР ^шишгшЦш1|шБ ^{иширдтЬ&Ьг № 11955 Общественные науки КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ К оценке деятельности Исраела Ори и Минаса-вардапета Изучение и обобщение истории возникн...»

«Д. С. МЕРЕЖКОВСКИЙ Чехов2и2Горь7ий I Если бы теперь, когда для России наступает страшный суд истории, русская интеллигенция пожелала узнать, с чем она пойдет на этот суд, то могла бы сделать это лучше всего по про изведениям Чехова и Горького. Как бы мы ни судили о сравнительной...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Витебский государственный университет имени П.М. Машерова" Государственное научное учреждение "Институт истории Национальной академии наук Беларуси" Белорусск...»

«Главное Управление МЧС России по Красноярскому краю Отдел надзорной деятельности по г. Шарыпово, Шарыповскому и Ужурскому районам АЗБУКА ЕЖЕМЕСЕЧНАЯ ГАЗЕТА пожарной безопасности ваша безопасность наша профессия СЕГОДНЯ В НОМЕР...»

«А.Г. Шубаков Русская идея от преподобного Сергия От редакции В этом году Россия празднует великую дату своей истории – 700-летие рождения Великого Игумена земли российской преподобного Сергия Радонежского. Предлагаем вниман...»

«В. Федоров ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СОБАКИ В ОХОТЕ С ЛОВЧЕЙ ПТИЦЕЙ В ТРАДИЦИИ НАРОДОВ ПЕРЕДНЕЙ И СРЕДНЕЙ АЗИИ Охота с ловчими птицами в Азии имеет глубокие исторические корни. Ландшафт азиатских территорий – степи и пустыни, горные районы, лесной древостой, густые...»

«РАЗДЕЛ 1. ФИЛОСОФСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА ИЛИЧНОСТИ УДК 101.1: 316 © В.П. Бабинцев ИНТУИТИВНО-РАЦИОНАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА В РОССИЙСКОЙ СОЦИОЛОГИИ К...»

«Концепция молодежной образовательной конференции "Освоение Арктики: музейно-выставочная деятельность" Проблематика В настоящее время Россия укрепляет свои позиции в Арктике. Этот регион становится зоной...»

«Военно-исторический проект "Адъютант!" http://adjudant.ru/captive/index.htm Первая публикация: Белоусов С.В. Военнопленные армии Наполеона в Поволжье: размещение, содержание, взаимоотношения с местным населением // Вест...»

«ИИ кадетский корпус: история и современно сть ОМСК 2003 УДК 355.231.1(571.13) Б Б К 68.4(2Рос—4.0мс)3 Б27 Басаев В. Р. Б27 Омский кадетский корпус: история и современность. Омск: Г У И П П "Омский дом печати", 2003. — 176 е., 54 илл. ISBN 5-86849-25...»

«АЫЧ Печат ает ся по пост ано влению Ученого Совета Х а к а с с к о г о Н И И Я Л И Коллектив авторов ВОПРОСЫ ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ ЮЖНОЙ СИБИРИ Хюасска* облает*** { библиотека И. Л. К Ы З Л А С О В Древние изваяния и менгиры Хакасии ( К методике полевых исследований) Каменные изваяния — тот вид памятников древности, которы...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.