WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ОСТРОВ РУСЬ с предисловием и послесловием Юрия Магаршака Совершенно Секретно Перед прочтением сжечь Для внутреннего российского потребления Перевод на иностранные ...»

-- [ Страница 1 ] --

Иван Державный

ОСТРОВ РУСЬ

с предисловием и послесловием

Юрия Магаршака

Совершенно Секретно

Перед прочтением сжечь

Для внутреннего российского потребления

Перевод на иностранные языки запрещен

@ all rights reserved

• ОСТРОВ РУСЬ

• МЫ – НАШИ

• СООТНОШЕНИЕ РУССКОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

• ВВЕДЕНИЕ В НАЦИОНАЛЬНОЕ КРЕДО

• КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ОТ ПЕРВОГО РИМА ДО ТРЕТЬЕГО

• НАШЕ ВЕЧНОЕ ВПЕРЕДИ

• НАШ ЗОЛОТОЙ ГЕНОФОНД

• ГЛОБАЛИЗАЦИЯ НАМ НЕ ГРОЗИТ

• ЖИЗНЬ В ЭПИЦЕНТРЕ ПРАВДЫ

• ОШИБКА ЕВРОПЫ

• ПОЛОВОЙ ОТВЕТ

• ПРАВДА ПРОТИВ ИСТИНЫ

• ЖЕНЩИНА КАК ЭЛЕМЕНТАРНАЯ ЧАСТИЦА

РУССКОГО ПОЛЯ

• ПРИВЕТ ИЗ НЕДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО

• КТО ЧЬЕ НЕБО НЕСЕТ

• БОЛЬШЕ ЧЕМ ЛЮДИ

• HOMO PASSIONARIUS

• РУСОЕ ЗОЛОТО

• ДВАЖДЫ ЕСТЕСТВЕННАЯ МОНОПОЛИЯ

• РОССИЯ И УМ

• РУССКОЕ ЗЕРКАЛО

• ПАРТИЙНАЯ ИСТИНА И БЕСПАРТИЙНАЯ ПРАВДА

• РОССИЯ МЕЖДУ ДУХОВНОСТЬЮ И ДУШЕВНОСТЬЮ

• МЫ – РЕНЕССАНСНЫЙ НАРОД

• ИМПЕРИЯ ЧУВСТВ

• СТРАНА ЛЮБИТЕЛЕЙ ЖИЗНИ

• БЕЗДНА В БЕЗДНЕ

• ПОЛИГОНЫ ЛЮБВИ

• НАРОД ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ

• ДВА ОТПОРА ЗАКОРЕНЕЛОМУ ЗАПАДНИКУ

• ПОМОГИТЕ МНЕ ПОНЯТЬ, ПОЧЕМУ ОНА НЕ МОЖЕТ?

• ГРАНЬ ЗА ГРАНЬЮ

• МЫ ВЫШЕ МОЛОДОСТИ

• НЕРУШИМАЯ ДЕВСТВЕННОСТЬ

• ОДИННАДЦАТЬ СЕКРЕТОВ НАШЕГО ВЕЧНОГО ВПЕРЕДИ

• ПАРОВОЗ ВРЕМЕНИ

• ИМПЕРИЯ СМЕЛОСТИ

• НЕБЫТИЕ И СОЗНАНИЕ

• ЗОЛОТОЕ ДНО ОБЩЕСТВА

• ГОРЕ ПОСТРАДАВШИМ

• РУССКОЕ ВРЕМЯ

• ЗОВ ПОТОМКОВ

• ОДНА САТАНА И ОДИН АНГЕЛ

• АФРИКАНЦЫ С БЕЛОЙ КОЖЕЙ

• ИМПЕРИЯ ЗЛА. ОЧЕНЬ ЗЛА!

• ПОЛЛИТРА КАК СИМВОЛ ВЕРЫ

• ОРГАНЫ НАШИХ ЧУВСТВ

• РУССКИЙ АВОСЬ И ГОСПОДЬ БОГ

• СТО МИЛЛИОНОВ ФИГАРО

• РУССКИЙ ПОЛЕТ • “ ПРАВДА Орган Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза ”

–  –  –

Знаете ли вы, что Россия – остров? Да, да, именно остров! Что бы ни говорили на этот счет географы. Фотографии со спутников. Политики. И наши доблестные пограничники иже с ними.

География наука вредная. Если уничтожить карты, цивилизация тотчас перейдет на новый аллюр, как лошадь с рыси на галоп. Так знание трехмерных координат ячеек, в которых хранится компьютерная программа, сводит шанс понять, как эта программа функционирует и на кой лях создана, к нулю. Очевидный каждому русскому человеку факт: знание деталей препятствует пониманию – способен удивить только закостенелого европейца. Но не нас с вами.





Русское расстояние давно уже не измеряется в единицах длины. Глядя на знаки над какой нибудь автострадой Нью Йорк- Бостон или Киото-Токио, на которых черным по зеленому написано что-то вроде: “До Копенгагена 7357 миль”, невольно ухмыляешься свысока и думаешь: как же безнадежно они там от нас отстали! Насколько же русское понимание мира прогрессивнее и перспективнее, чем этот указатель, берущий начало в Ньютоновом детерминизме! Насколько же наше мировосприятие устремленнее в Завтра!

У нас все не так. Один километр по шоссе Москва-Симферополь и по Тунгусской тайге – это далеко не одно и то же. А расстояние от Собора Василия Блаженного до Большого Кремлевского Дворца вообще можно измерить только номенклатурным положением наблюдателя. Для подавляющего большинства россиян, дефилирующих по Красной площади, до него, скрывающегося за зубцами Кремля, как язык за зубами, но, несмотря на это, видного невооруженным оптическим прицелом – глазом: и цепким глазом москвича, и восторженным оком провинциала – как до края Вселенной. Для номенклатурника и бизнесмена средней руки преодоление этого расстояния, хотя и требует затрат, включая затраты энергии, но все же реально в масштабах жизни. Для подавляющего же меньшинства избранников из избранников, перед которыми все двери в стране открыты, как партсобрания, до двери кабинета, где заседает аппарат президента, от двери кабинета, в котором заседают они сами, можно сказать, рукой поддать.

Пространство-время едины. Это не я сказал-как-отрезал, это Эйнштейн. Мы эту гениальную относительность мировоззрения принимаем – и не просто принимаем, а на ур-ра. Мы нашу широту взглядов впитали, извиняюсь за физиологическую метафору, с молоком Матери-Родины. И задолго, между прочим, до рождения родоначальника теории относительности. Западный же мир делает вид, что к его повседневной реальности это откровение не относится. Со свойственным Европе вульгарным детерминизмом, они, закостенелые в своем либерализме, уверены, что истина находится не только в небесах, что законы пишутся не только для создания дыр в них, что ворами не рождаются, а становятся, и что на работе надо работать. Боже! Какая примитивная система ценностей! Как высоко над ней мы парим! И как далеко вперед учесали!

Согласен: примитивная вера в возможность упорядочения настоящего помогла римлянам построить водопровод, Форду изобрести конвейер и лидеру партии зеленых Биллу Гейтсу заработать несусветные миллиарды купюр этого жизнелюбивого цвета. Но в двадцать первом веке философии типа: все что не да, то нет, и все что не ложь, то истина, способны только ра-зру-шать. Наше, русское мировоззрение намного менее закомлексовано. Оно более прогрессивно и передовито, чем европейское. А с американским практицизмом нашу духовность вообще смешно сравнивать. Не очевидно это только слепому, догматически помешанному на философиях Платона, Декарта, Ньютона и Гегеля, а также буквальном трактовании Нагорной проповеди.

Замечено, что расстояние от Петербурга до Москвы и от Москвы до НьюЙорка одинаковы – восемь часов. Сел в точке А – заснул – проснулся – и ты в точке Б. А то, что в одном случае тебя несло над облаками, а в другом - трясло по-над шпалами, только затуманивает суть. И когда слушаешь англо-немецкую бредятину насчет равноудаленности судей как от пристрастия, так и от беспристрастия, или о независимости законодательной власти от исполнительной, мы, русские, только снисходительно ухмыляемся. Боже, как безнадежно они от нас отстали!

Русское расстояние измеряется в чем угодно, кроме единиц длины. Куда органичнее у нас смотрится, например, такая скрижаль: от Петербурга до Парижа три часа сорок минут, или Расстояние от деревни Зимари до города Бийска не меньше трех суток за любые деньги. Поэтому между двумя квартирами на одной лестничной клетке может запросто протекать океан. В центре тяжести секретарши может в считанные дни образоваться черная дыра, засасывающая в себя все и вся, включая начальника. А между мужем и женой вдруг родится из пустоты разделяющая их вселенная – и хоть ты тресни!

Любезные дамы и их господа.

Прелестные леди и их джентельмены.

Дорогие товарищи и их подружки.

Братья по разуму и сестры по недоразумению.

РОССИЯ - ОСТРОВ. Ныне. Присно. И вовеки веков. А те, кто с этим не согласны – ослы, свято верующие в то, чему их учили в школе.

РУССКИЙ ПРОСТОР

Каждый русский человек знает, что значит быть наедине с пространстом.

Бескрайний сосновый бор. Или: бескрайняя степь. Или: бескрайняя тундра. Или:

озеро, за берегами которого угадываются зеленое море тайги. И ты – один. Точноее

– один на один. С чем? С Русской Вселенной. С Бесконечностью. И с Вечностью, тебе, человечище, дарованной и уготованной.

Ощущение себя в бескрайном мире – одно из самых острых в русской душе.

Когда смотришь в пространство, как в бездну. Когда вглядываешься в даль, как в пропасть. Когда остро ощущаешь свою равноудаленность как от смерти, так и от бессмертия. Когда от своего единения с Всевышним кружится голова.

У европейца русского национального головокружения от единения с ширью не было, нет и не будет. Другое бывало, но русское – нет. Разве что в странствиях Одиссея – но то уж совсем, знаете ли, легенды. И, что еще более важно: когда сегодня плаваешь по местам, так сказать, Одиссеевой славы, то бишь по греческим островам, испытываешь ощущение комфорта и счастья, а вовсе не своего божественного конца. И, кстати сказать, вдруг понимаешь, что остракизм (к которому приговаривали в древней Греции выдающихся политических деятелей для того, чтобы они не представляли угрозы родному полису своим чрезмерным величием, и заключавшимся в том, что оного выдающегося принудительно заставляли десять лет … нет, не работать в каменоломнях, а всего лишь путешествовать по островам Средиземного моря – коих, между прочем, насчитывается порядка двух тысяч, по полтора дня на остров: прекрасно составленное расписание! – хотя и не только по ним, ограничение ссыльных в маршруте не было столь суровым, как в современных туристских турах), был не совсем тем же самым, что ссылка в Сибирь при Сталине или Николае, а скорее, напоминал затянувшееся свадебное путешествие. Ну в самом деле: переезжаешь с одного райского острова на другой: чем плохо? только-только на десять лет ссылки хватит, чтобы с чувством, толком и расстановкой осмотреть их и вернуться наполненным впечатлениями для новых подвигов на благо греческого отечества.

Нет, господа-товарищи, русская ширь - это вам не Средиземное море! Это я ответственно заявляю.

Некоторые думают, что нечто подобное общению русского человека с русской тайгой можно почувствовать в африканской саванне. Черта с два!

Фигушки! У них в саванне и примкнувших к ней джунглях для того, чтобы прокормиться, достаточно потрясти пальму. А у нас? Тряси сосну или можжевельник хоть до посинения – никакая гроздь бананов не свалится на голову.

А это, скажу я вам, громадная и основополагающая разница.

Ничего подобного русскому общению человека с бесконечным пространством не было и в Америке. Разве что в рассказах Джека Лондона о золотой лихорадке; но, во первых, то были отдельные искатели счастья, а не весь американский народ, которые, во-вторых, общались с природой только потому, что выбора у них не было, в-третьих, только на короткое время, и в-четвертых, с узкоутилитарной целью разбогатеть. Шатание по снежной пустыне Юкатана не было самодостаточным мероприятием – в отличие от нашего общения с русской бескрайностью. Мы один на один с пространством живем целым народом сотни и сотни лет и выходить из этого нашего русского национального единения с Миром Божьим не собираемся. Потому что в нем – одно из высших блаженств, данных Богом двуногому и двурукому существу, именуемому человеком. Потому что в благоговейном оцепенении на Русском Закате и в ожидании Русской Зари, сидении на Русской Лавочке и набирании Русской Воды из Колодца, странствовании через Русскую Степь и созерцании Русской Глади есмь Русский Путь Познания, познания без слов, ни в чем не уступающего дзен-буддистскому, только приспособленному к суровым жизненным условиям и оттого еще более близкому к Богу. Истинно, истинно говорю вам: русский человек наедине с русским простором ближе к Всевышнему, чем американец в соборе. Такова моя русская точка зрения. Потому и говорим мы о святости земли нашей, что общение с ней один на один 1 возвышает человека, делает его великаном и поднимает его над землей. В общении с русским простором – краеугольное зерно Русского Счастья. В нем, в нашем Русском Приволье, не только прошлое, но и далекое будущее человечества. Которые смыкаются в бесконечности, даденной смертным людям, сливаются в ней и расплываются во что-то еще более вечное и бесконечное, чем вечность и бесконечность.

РУССКОЕ ПОЛЕ

Существование русского поля не вызывает сомнения ни у кого, кто хотя бы раз был заброшен в Россию волею судеб или спецслужб. Не в том смысле поля, что оно засеяно рожью или гречихой – эти поля, и иже с ними рожь и гречиха – в не большей степени русские, чем могут или не могут быть русскими березы и медведи, прокатные станы и пивные ларьки. А в том самом смысле Русского поля, в каком полем является гравитация, заставляющая яблоко с яблони падать на землю – или на голову, если таковая по воле рока окажется на его траектории.

Никто в России не может избежать влияния на себя русского поля, которое, в отличие, например, от электромагнитного, действует исключительно на живое.

Этим, в частности, объясняется то, что, только умерев, русский человек имеет шанс стать вечно великим.

В отличие от фундаментальных полей, известных из физики, русское поле не действует на неживую материю. Зато все, что может летать, скакать, ходить, бегать, плавать, ползать или прыгать, Наше Поле либо притягивает, либо отталкивает – притом отнюдь не обратно пропорционально квадрату какого-либо расстояния, а самым причудливым образом и не слабо.

Но вернемся к красе всего живущего, то есть к Нам с Вами. Ничто человеческое не может избежать воздействия Нашего Поля на Нашей территории.

Никто не может иметь в нем, так сказать, нейтральную русскость. Каждый русскоязычный индивид имеет заряд русскости, и по тому, положительный он или отрицательный, испытывать его воздействие. При этом положительная и отрицательная русскости не компенсируются, поэтому в Нашем Поле никто не может остаться нейтральным к чему бы то ни было, так что бесполезно и пробовать.

Но только один на один! любой коллектив русскому общению с Богом через природу противопоказан. Даже наедине вдвоем можно быть только с экраном телевизора, в лучшем случае с музами, но не с вечностью и ее создателем Божеством. Что же касается русского НаединеВтроем, то о нем мы будем говорить в другом месте.

Но, конечно, особый и куда менее тривиальный интерес представляет взаимодействие русского поля с человеческими существами. Здесь, я вам скажу, есть миллиарды возможностей, разнообразных, как и сама жизнь, и их изучение есть захватывающий предмет для мыслителя и естествоиспытателя.

Во временных масштабах, сравнимых с продолжительностью средней человеческой жизни, русское поле действует на русских людей в двух и только в двух стратегических направлениях. А именно, одни в нем всплывают, другие идут ко дну. Для того чтобы установить эмпирически, кто процветает в русском поле и какие для этого нужны физиогномические и личностные характеристики, достаточно посмотреть телевизор, или полюбоваться газетами, или, на худой конец, походить по Русскому музею и Третьяковке час-другой. И что же? Мы с удивлением обнаружим, что типаж руководящих лиц со времен Малюты Скуратова и всяких там Бекбулатовичей существенно не изменился! Лидер партии опричников Басманов в государственной думе Ельцинского созыва отнюдь не казался бы одиозным и на фоне других политических деятелей более поздних эпох даже не очень уж бы и выделялся. И выступать любимец Ивана Грозного мог бы, несомненно, не меняя опричного лексикона, лишь слегка поднабравшись новых слов из русско-российского словаря, хотя и это не обязательно: патриотическая направленность, должность и интонация говорили бы сами за себя независимо от содержания речи и вместо ее. Уверен: если бы Иван Грозный обратился к депутатам в Белом Доме с той же самой речью, которую он произнес непосредственно перед тем, как распространил вертикаль Московской власти на Господин Великий Новгород вплоть до полного искоренения самостийности последнего, речь царя была бы встречена такими бурными и продолжительными, что все бы встали и долго не утихали – спорю на что угодно.

С другой стороны, те, кто в русском поле во все времена, при всех правительствах и общественных строях идут ко дну, тоже имеют устойчивый типаж. Это работяги. Пришибленные интеллигенты. Правдолюбцы. Женщины, которых во времена Льва Толстого называли порядочными. Короче говоря одним словом и на едином дыхании - все те, кто обречен не нападать, а обороняться по причине отсутствия у них таланта быть хищником, а также те, кто по причине наличия убеждений не вписываются в виражи.

Исследование Русского Поля впереди. Оно с нетерпением ждет своих Беллинсгаузенов и Лазаревых, Берингов и Курчатовых, Пржевальских и МиклухоМаклаев. Пока, со свойственной мне скромностью, я претендую на роль первооткрывателя поля, под действием которого живет шестая часть суши, и не более того. Я своего рода русский Ньютон, открывший закон всемирного тяготения к нам. Я – новый Ломоносов, который, согласно учебникам, по которым учили всех нас, первым в России открыл закон сохранения энергии. Мой вклад сродни достижению братьев Черепановых, которые первыми в мире построили отечественный паровоз. Исследование деталей не входит в мои намерения, тем более, что характерной особенностью русского поля, по моим наблюдениям, является отсутствие в нем деталей вообще, сколько в него ни вглядывайся. Оно целиком базируется на общих принципах. И это мое открытие тоже является знаковым и ключевым.

СООТНОШЕНИЕ

РУССКОЙ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ

Если охарактеризовать идею Европейской цивилизации с птичьего полета, то есть с интеллектуальной высоты, с которой Юм неотличим от Беркли, а они оба

– от Эпикура, то можно сказать, что она на удивление проста. Со времен Возрождения Запад стремился к ясности и детерминизму Ньютоновой Механики во всем: от налогообложения и семейных отношений до законодательства и языка.

Человек Запада считает или делает вид, что считает (вопреки, кстати сказать, очевидности), что все можно познать умом. Ограниченность этой нехитрой идеи очевидна. Однако именно в соответствии с этой простой руководящей мыслью пишутся своды законов и строятся компьютеры, создаются телефонные сети и возводятся небоскребы. Как показала практика, мысль, что все можно понять, неверная, но плодотворная. Она имеет только одно преимущество перед другими генеральными мыслями: она работает. Благодаря ей построена цивилизация. Таким образом, она всего лишь первая среди равных. Других преимуществ у нее нет.

Явно уступая по глубине философиям Востока, утверждение о всемогуществе ума оказалось исключительно многообещающим технологически.

Оно позволило создать паровую машину и радио, организовывать большие массы народа в поточные линии, наладить выпуск миллионов практически неотличимых друг от друга компьютеров и мочалок, автомобилей и кукол-голышей.

Плодотворность Ньютонова Детерминизма в области промышленности и технологии очевидна. Но это отнюдь не значит, что не могут быть построены цивилизации, основанные не на нем. И тем более не очевидно, что по мере выхода технологии на новые рубежи человечество не будет пересаживаться с одной генеральной идеи на другую, как с самолета пересаживаются на трамвай.

Русская идея в значительной мере противоположна западной. Ее можно было бы охарактеризовать как квантовую механику человеческого бытия, в которой, как известно, существуют пределы познания, отнюдь не умаляющие достоинств Бога, сотворившего мир. Как известно из физики, чем больше вглядываешься в элементарную частицу, тем больше неопределенность в ее понимании и тем яснее осознаешь, что за этой малюткой, которую и в микроскоп-то не разглядеть, стоит целый мир. Вот так и Россия. В русской культуре чем больше вникаешь в происходящее, чем больше деталей тебе сообщают, чем пристальней вглядываешься в какую-нибудь точечку, тем меньше понимаешь, что происходит и о чем идет речь. Для западного человека это кажется парадоксом. Для русского же – так же просто и очевидно, как невозможность быть честным перед государством, или то, что в номенклатуре на уровне, скажем, первых секретарей обкома партии и выше не могло быть ни одного порядочного человека.

Русская жизнь непостижима. Если ты понимаешь, или думаешь, что понимаешь, что происходит в одном месте, то, глядя из него на расположенное по соседству, уже не понимаешь в нем ничего, и никакой опыт тебе не поможет.

Подчиненные не знают, что они делают, выполняя приказ начальства. Начальство не знает, чем заняты вверенные его попечению подчиненные. Народ не знает, что происходит в правительстве. Зато и министры не знают, что происходит в курируемых ими ведомствах (то, что это неведение является спасительным для государства Российского, вопрос отдельный).

Казалось бы, такая всеобщая непостижимость неминуемо должна была бы развалить сверхдержаву. Однако ничего подобного не наблюдается.

Наоборот:

народ един, и год от года его единенство с самим собой и теми, кто за ним присматривает, крепчает.

О, наивный западный наблюдатель! Тебе кажется, что полиция (известная у нас под псевдонимом «милиция»), работает для общественного спокойствия, что министры трудятся на благо народа и что законы издаются, чтобы их соблюдали.

Он был бы крайне удивлен, если бы ему сказали, что работники милиции находятся на содержании у преступников, что министры работают сами на себя, как полярники на дрейфующей льдине, и что законы издаются не во имя общественного блага, а ради дыр в них и между ними.

Еще в советское время я открыл Золотое Правило Советской Механики:

если какая-либо советская организация работает в соответствии со своим предназначением, то ее руководство ворует по-крупному и его в полном составе можно сажать за решетку. Разумеется, времена изменились, но не настолько, чтобы принцип фундаментальной непостижимости российского бытия перестал существовать.

Результаты громадной и не знающей прецедентов в мировой истории непостижимости российского бытия налицо. Разумеется, мы не можем и никогда – подчеркиваю – НИКОГДА – не сможем сделать так, чтобы из тысячи автомобилей десятьсот десяносто девять удовлетворяли проекту и чтобы швейцары в ливреях выглядели одинаково. Зато у нас каждый может гордиться тем, что, что бы он не купил, его товар уникален, даже если выпущен в ста миллионах экземпляров и разложен в одинаковые коробки, и что никакая глобализация экономики нам никогда не будет грозить.

Точно так же как наши товары, не похожи друг на друга наши люди и наши начальники. В какой бы мундир ни одели русского человека, его личность неизменно выпирает из этого мундира. Приезжая в Лондон, кажется, что все швейцары и все водители кэбов на одно лицо. Не то в России. У нас сколько швейцаров – столько и лиц. Никогда не забуду швейцара ресторана «Волна» (когдато стоявшего на Неве пристанью) – швейцара – повторяю я, который сидел нога на ногу, читая книгу, и, когда я вошел внутрь, потребовал, чтобы я вернулся и закрыл за собой дверь. Поди, найди в Англии другого такого!

Истинно, истинно говорю вам: российская жизнь настолько же сложнее западной, насколько квантовая механика сложнее ньютонова детерминизма.

Познать происходящее у нас так же невозможно, как определить, с какой скоростью двигается электрон, находящийся в данной точке в настоящий момент. И это похорошему радует.

–  –  –

знает наизусть четыре слова, написанные великим русским поэтом. Вот они:

УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ

Они, эти четыре слова, так полно выражают «наше все», что сочинивший их, точнее, соединивший воедино, смело мог больше ничего не писать, а прочитавшие

– больше ничего не читать, а только проникать в смысл этих четырех слов, уходя в него все глубже и глубже, как в пробку штопор: оборот за оборотом, день за днем, год за годом...

Ибо наряду с немногими столь же всеобъемлющими изречениями, претендующими выразить «наше все», а именно: Владимира Красно Солнышко (Питие есть веселие Руси) и Карамзина (Если одним словом выразить, чем занимаются на Руси, то слово это: «воруют») ямб Тютчева претендует на то, чтобы считаться словесным изречением нашей национальной идеи, а, в силу позитивного характера его по сравнению с двумя другими, более прозаическими афоризмами, имеет все шансы стать в этом соревновании не только призером, но и победителем.

В самом деле: если не умом можно понять свою страну, то чем? Затылком?

Тазобедренным суставом? Мочевым пузырем? Арифмометром?

Если бы Тютчев выразился одним словом короче, если бы он утверждал, что РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ вообще, исключив упоминание об УМЕ, с ним можно было бы по крайней мере не согласиться. Но не в оригинальной четырехстопной форме изречения. Анализируя тютчевское четырехсловие, приходишь к выводу, что умом и только умом невозможно понять Россию! А чем-нибудь другим, возможно, можно.

Не успели мы прийти к этому как бы выводу, как немедленно возникает и встает ребром новый вопрос: чем именно другим? Интуицией? Пристальным пронзающим насквозь взглядом? Нечеловеческим нюхом? Биополем? А может быть, их совокупностью? Судя по Четырехсловию, никакая из этих возможностей не исключается. Хотя в то же время никакая из них и не рекомендуется. И нет ни малейшего указания на то, куда идти и идти ли вообще. То есть вроде бы содержится намек на то, что нашу страну можно уразуметь на запах, на вкус, а также другими органами чувств, человеку недаденными – но, с другой стороны, этого намека как бы и нет. До чего тонкая штучка этот наш Тютчев!

Однако если вы ДУМАЕТЕ, что, обдумывая сию максиму, вы можете приблизиться к пониманию нашей Родины, себя в ней и ее в себе хотя бы на йоту, то вы заблуждаетесь. С пониманием невозможности понимания нас не затылком, не лопатой и не голеностопным суставом, а тем, чем по обыкновению привык понимать все на свете homo sapiens, мы принципиально не можем приблизиться к пониманию нашего мы. Нас в себе. И нас вне себя. Потому что, как только мы начинаем думать об этом, мы уже обречены на непонимание.

Это более чем парадокс. Это коан.

Коаны, как известно, пришли к из Дзена. Пока мы не претендуем на то, чтобы считать Россию – Родиной Буддизма, хотя основания для этого есть. Но то, что мы восприняли эту далекую от практики философию и, преобразив до полной узнаваемости, как занесенный в Россию Петипа французский балет, сделали его нашим национальным достоянием – факт.

Впрочем, есть веские основания полагать, что афоризм Тютчева, нерушимо связывающий воедино Россию и Ум, уходит корнями в глубокую старину. Что поэт лишь подцепил слова, веками порхавшие в нашем воздухе, как сачком бабочку, и нанес пером на бумагу. И что летописцы отмечали, что при еще Иване Калите предки наши, столкнувшись с чем-нибудь непреодолимым, как наша бездна, и шатким, как мост через нее, разводили руками и произносили эти четыре слова как заклинание и одновременно как разгадку, объясняющую все так полно, что после этого остается только молчать.

И впрямь: попытки найти во вселенной материю или часть тела, способную понять себя в нас, уведут пытливого юношу (без уточнения, кем пытливого) и ищушую девушку (без уточнения, кого именно ищущую) … нет, не в неправильном направлении, а в отсутствие какого-либо направления. То есть даже не в никуда, а во что-то бесконечно более неопределенное, чем никуда. Пойди туда

- не знаю куда, принеси то - не знаю что (первое, кстати сказать, техническое задание в мире) – по сравнению с приведенным выше ключом к пониманию нас, кажется просто путеводителем по русскому полю.

Человек, непривычный к коанам, может попытаться найти ответ, продолжив чтение и перейдя от первой строки цитированного четверостишья ко второй, третьей и так далее. Не может быть ничего более ошибочного, чем попытаться понять нашу логику, идя вглубь. В чем мы незамедлительно убедимся. В самом деле, четвертая строка шедевра, в которой утверждается, что в Россию можно только верить, озадачивает не меньше, чем первая. Получается, что вера есть максимально возможная степень понимание своей страны и жизни в ней, включая и свою собственную жизнь, на которое может рассчитывать человек. Таким образом, в конце пути нам обещают веру в понимание вместо самого понимания. То есть примерно то же самое, как если бы зарплату заменили верой в ее получение. Прямо скажем: не густо. И тем не менее, несмотря на кажущийся пессимистизм, трудно вообразить что-либо более оптимистическое. Потому что оптимист - тот, кто ведет за собой пессимистов. Засим не будем ни отчаиваться, ни ликовать. Тем более, что предположение, что мы можем коллективно сойти с ума, несомненно, является жизнеутверждающим, елико нельзя лишиться только того, чем не обладаешь.

Давайте, наоборот: дружно просветлеем. А потом просветлеем после просветления.

И после того, как мы просветлеем вторично, третично и четвертично, и, прозрев после очередного прозрения, осознаем, что наше фундаментальное четырехсловие больше чем мысль, ибо смысл его теряется в момент произнесения, к нам самым парадоксальным образом придет необыкновенная бойкость в мыслях. И мы зададимся вопросом: «Куда ж нам плыть?» «С кем? » И главное – «Плыть ли? »

Не будем спешить с ответом, которого, как ясно заранее, не существует.

Молодецкий клич былинных богатырей - Эх, была не была! – стирающий грань между бытием и небытием (которое определяет сознание), как разрешение всех русских противоречий, представляется нам наиболее уместным, прежде чем хлопнуть шапку (или что бы там ни попалось под руку первым) оземь и пуститься в путь по родной земле-матушке, не вставая с печки-лавочки и заметая за собой несуществующие следы.

БЕЗДНА В БЕЗДНЕ

Над входом в Дельфийский храм во времена Перикла, Платона и Аристофана, по слухам, было начертано изречение из трех слов: ВСЕ В МЕРУ (не по-русски, по-гречески, разумеется).

Этот лозунг и есть краеугольный принцип устройства души европейца, с которого, по всеобщему мнению, было положено начало цивилизации.

Истинно, истинно говорю вам: трудно представить что-либо более противоречащее русской душе, чем эти слова! Потому что они предполагают холодное равновесие и гармонию на веки вечные. А нам, русским, по душе импровизация и страсть.

Все в меру, ничего слишком… Господи, как это скучно! Жить надо пылко! А обуздывать чувства – все равно, что надевать хомут на скрипача-виртуоза. Все делать со страстью – это по-нашему.

Все довести до предела – вот наш девиз. И достигнув его, перекурить, отметить и призадуматься, куда и как еще сигануть. Потому что всякое недостижимое (будь то сказка о Василисе Прекрасной или коммунизм) похоже на горизонт: сколько к нему ни приближайся, расстояние между тобой и им не изменяется. То, что вчера казалось не толще лезвия бритвы, по мере приближения к этому лезвию развертывается во вселенную. Нашу вселенную! Глядя из которой – наоборот – тонким, как лезвие бритвы, кажется гармония и равновесие европейца.

К пределу можно только стремиться. Что мы и делаем. Равновесие –это не про нас. Это на том свете. Который зовут Европой. Идущей из любой случайно взятой точки, как ясно из вышесказанного, в диаметрально противоположном нашему направлении.

Состояние, к которому мы стремимся, кажется европейцу диким и неустойчивым. Европейский же мир представляется нам мертвенно скучным, если смотреть на него из нашего, шумного и пылкого.

Поставь европейца и русского лицом к лицу в чистом поле – как только они сориентируются, то нипочем не пойдут рука об руку, а попрощавшись, разойдутся.

Если один устремится к экватору, другой зашагает на север, если один взлетит в небеса, другой углубится под землю.

Умеренные люди, нам вас не понять. Вы для нас инопланетяне. Впрочем, как и мы для нас. Что делает нас симметричными, как если бы один из нас был отражением другого в зеркале. Вот только кто из нас - отражение, а кто подлинник, нам будет трудно договориться.

НАШ ВЕЧНЫЙ СТАРТ

–  –  –

и опять в начале пути???????

А потом кирнул и подумал: Господи, да разве может быть лучшее доказательство нашей Божественной Ипостаси, чем способность в любую минуту начать с нуля? (!) Древние египтяне – те откровенно начинали отсчет времени заново с восшествия на трон каждого нового фараона; и ничего: худо-бедно, три тысячи лет продержались у пирамид. Насколько же выше гибкость нашего контингента, чем таковая у западноевропейского населения, которое вписывается в плавную смену своих правительств, как автомобиль на автостраде в мягкий поворот!

Насколько отечественный человек динамичнее гражданина Запада, очевидно из того, что нас не колышет на самых резких ухабах и не заносит на самых крутых виражах. Проходя через все на свете, мы остаемся самими собой настолько, что, если нас выбросить из времени с парашютом и приземлить у какого-нибудь сеновала, определить, в каком именно столетии оказались десантники, будет ой, как непросто! И знаете почему? Потому что наша Великая Родина человечная. Она суть плоть от плоти мы с вами, по образу и подобию нашему. Она как ты да я. Для которых десять минут так же не за горами, как десять веков. Все наши! В любом из них мы готовы проснуться в любую минуту. И окажемся замечательно приспособленными. Без перестройки сознания. Даже никакого времена на адаптацию не понадобится: с места – и в гущу!

МЫ СУПЕР-АНГЛИЯ

–  –  –

Когда я сравниваю нас с Англией, гордящейся блюдением своих тысячелетних традиций, я только снисходительно улыбаюсь. Конечно, у них это есть, всякие там бракосочетания в вестминстерских аббатствах, церемонность в произношении How do you do? и приверженность к технологическому антиквариату. Но, побывав в английском городе Лондоне, трудно отделаться от ощущения, что всю эту приверженность старине жители Объединенного Королевства демонстрируют из последних сил, чтобы хоть чем-то напомнить миру, что были империей; смотрите, какие мы, мол: маленькие, но крутые. У нас же, россиян, верность традициям (и величие иже с ней) в крови настолько, что нам и поддерживать их незачем, наоборот - не вытравить их, врожденных, никакими бульдозерами истории. Сталин и Петр Великий – наши вечные современники, до Чингиз-хана и Ивана Сусанина рукой подать, Екатерина Великая, можно без преувеличения сказать, наша баба, а царь Иван Васильевич, ну, просто абсолютный идеал высшего руководства на все времена. Хоть сейчас в Кремль Яго.

Так что на месте Англии я бы молчал. Им до нас даже чесать бесполезно.

Такому не учатся.

НАШЕ Я И чего это они так уцепились за цельность натуры? И чего это они придумали, что если раздвоение личности – эта сразу уже шизофрения? А расстроения не хочешь? А упятерения? А удвадцатишестирения – даже представить слабо?

Это для европейца проблема - стать другим человеком. Это им там надо мало-помалу себя совершенствовать или, наоборот, чтобы куда-то прийти. Для меня лично стать другим человеком не составляет никакой проблемы. Потому что нас во мне столько, сколько потребуется – и ни на одного меньше. Наоборот: мне надо прилагать сверхчеловеческие усилия, чтобы оставаться тем же самым собой хотя бы на месяц.

Европеец с самого принятия христианства, а может, даже с Платона, только и думает, как о цельности своей личности. Дескать, идеальный человек, эталон совершенства, Нагорная проповедь… Боже ж ты мой, какая ограниченность! В этом смысле мы устроены совершенно иначе и только с виду кажемся похожими на англичан. А если мы и миссионеры, то не с постными лицами. Человек от рождения гибок, и в нем сидит сразу столько я, что и не сосчитать. В душе европейца одно я зашибает всех остальных, как кукушонок. Потому что в русской душе все не так, как у европейцев, американцев, эфиопов и вообще кого бы то ни русское я – это мы.

было. Ибо Фрейд в этом смысле сильно упрощал человека с его теорией сознанки и подсознанки, потому что жил в Австро-Венгрии, крутящейся в вальсе. И насчет всесилия супер-эго и других угрызений – это он тоже – без полбанки перебрал.

Если бы товарищ Зигмунд родился и вырос под Пензой, или, к примеру, на Пресне, психоанализ пошел бы по другому пути. Встать на который, ему, впрочем, не поздно. С нашей ненавязчивой помощью.

На самом деле человеческий мозг намного более гибок, чем о нем судят те исследователи, которые делают обобщения, изучая серое вещество европейца. Я, например, убежден, что душа человека древнего Рима была устроена совершенно иначе, чем наша. Вы только подумайте: одной рукой плебей ел мороженое в Коллизее, а другой -поднимал палец вниз, чтобы при этом кого-нибудь прикончили к его вящему садистскому удовлетворению. Это не отдельные отморозки, это какоето всеобщее отморожение нации на сорокаградусной жаре. Где тут, спрашивается, супер-эго? Где мораль? Где угрызения совести? Где все это, я вас спрашиваю?

Римляне так прямо и написали чуть ли не в кодексе Юстиниана, что те, кто правят государством, должны быть выше морали этого государства. Вот проанализировал бы Фрейд душу не то что Калигулы, а самого обыкновенного консула, много бы чего пооткрывал – клянусь подкоркой.

Мы - третьи, между прочим, римляне, тоже ни на кого не похожи. И слепыми европейцев в отношении нас делает только то, что они видят нас каждый день. То, что они не могут взглянуть на нас с временного удаления. О чем втайне мечтают.

Психоаналитики утверждают, что мое сознание подчиняет подсознание. А я спрашиваю: это которого меня подчиняет? Чем сразу ставлю всех этих немцев и итальяшек в тупик и на место оптом и в розницу.

Когда мне говорят: будь самим собой, – я спрашиваю: которым? Когда мне говорят: приди в себя, я уточняю, какого именно меня имеют в виду?!

В самом деле: как объяснить испанцу или бельгийцу выражение наш человек? Как растолковать, что на перроне посла Нидерландов встретили наши люди? Бесполезно! Куда им!

Только отказавшись от европейских догматов, можно начать понимать в нас хоть что-то. Например, пресловутое русское шарахание из бездны в бездну, которое так поразило американцев, открывших Достоевского наобум, да к тому же в переводе на их «американский» английский с рублеными фразами. Да нет у нас никаких шараханий! Это же так элементарно. Просто в какой-то момент вместо одного человека внутри меня начинает доминировать другой. Вот и все.

Другое дело - изучить, как этот переход от одного я внутри меня к другому происходит, как бы под микроскопом, который увеличивает не пространство, а время. Как одно я, забредя в полные дебри, падая в пропасть или упершись в стену, вдруг вспоминает об Алтер Эго. Как оно, это мое гегемонное я, село на пень в изнеможении и глядит, как растет новое я, сначала малюсенькое, едва заметное в травушке-муравушке, а потом становится выше леса, выше гор, выше облаков...

Как они, мои я, какое то время вместе орудуют внутри меня. Как они снятся друг другу, причем сначала тот, Другой Я, снится первому, а потом оказывается, что уже первый я снится второму. Пока новый alter Я не становится окончательным гегемоном. В то время, как третье, четвертое, сорок восьмое я дремлют или орудуют потихоньку где-то на перефирии сознанки, а я за номером «шестьесят семь» ушло в подсознанку и не вернулось. Ей богу, такой психоанализ тянет на Нобелевскую!

Истинно, истинно говорю Вам: наше я – это мы. А наше мы - это все, кроме меня самого. Я наш – это звучит гордо. По крайней мере, в России.

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ НАМ НЕ ГРОЗИТ

Русская земля только кажется плоской. На самом деле она намного объемнее, чем, скажем, немецкая. Немец, если повернется на пятках или сделает круг, опять видит то же самое, что и раньше. Ту же реку, то же небо, то же правительство, те же законы, тех же людей. У нас же два раза одно и то же не увидишь никогда. Это абсолютно исключено!

РОЖДЕНИЕ НОВОГО ЧЕЛОВЕКА

Они говорят: десять заповедей. Они говорят: цельность личности. Они говорят: золотая середина. А я говорю вам: не ограничивайте себя в себе и не убивайте в себе нас. Гордитесь тем, что вы можете в любую минуту стать другим человеком и тем, что у вас всегда есть выбор. Что вы можете стать кем угодно и родиться заново – причем в любую минуту.

ИВАНОВ ПЕТРОВ СИДОРОВ

После падения Берлинской Стены патриоты предупреждали население всеми доступными способами, что отступление от идеалов Ленина-Сталина временное, что наше дело правое и мы опять победим, что спасет Россию не рынок, а Родная Партия, Компетентные Органы и Наша Армия. Пожалуй, лаконичнее всех выразил эту национальную по форме и интернациональную по содержанию мысль поэт Феликс Чуев, который закрыл исторический VII-ой съезд писателей РСФСР, впервые отделивший русских писателей от русскоязычных, такими стихами:

'У нас еще в достатке материала,

Который мы не пустим на распыл:

У нас еще Царь-Пушка не стреляла!

У нас еще Царь-Колокол не бил!’ Четко сказано – как в мраморе выбито. Ни убавить, ни прибавить.

Демократы-либералы, как сейчас помню, ерничали насчет этих строк. Демократы либералы кричали: ах, это не по-европейски. И что же? Несмотря на все их потуги сбить народ с Богом избранного пути, мы ни на пядь не отступились от своих ценностей. Компетентные органы и армия ведут нас вперед, как и вели. А если бы журналистам было позволено заглянуть в личные дела политиков и министров, они бы обнаружили, что процентов девяносто девять (а может, и больше) тех, кого мы видим по телевизору, в недалеком прошлом были руководящими деятелями Коммунистической партии, правительства и силовых министерств. Другими словами: когда в России меняется все, в ней не меняется ничего. Когда жертв Чернобыля западные меценаты везли на лучшие курорты Средиземноморья для реабилитации их здоровья, это были мы: Иванов, Петров, Сидоров.

Когда потребовались кандидаты для выдвижения в олигархи, мы были тут как тут:

Иванов, Петров, Сидоров. Когда было решено организовать плюрализм и понадобились руководители новых партий, это были опять таки мы: Иванов, Петров, Сидоров.

Мы приватизировали Россию, открыли окно с видом на Европу и вышли на рынок в костюмах от Версаче не для того, чтобы сливки с русской демократии снимал кто-то другой. Мы – Антеи, на родной земле с нами бороться бесполезно. В своей стране мы обречены вечно быть на плаву. Потому что как нас не меняй, не смещай и не свергай, наверх все равно всплывем мы. Мы – сублемация народных чаяний. Выражусь еще смелее: Мы – это и есть народ.

ДУРАКИ И ДОРОГИ

Говорят, дескать, в России две проблемы: дураки и дороги. Дурак тот, кто так говорит. Истинно, истинно говорю вам: и дураки и дороги – предмет нашей гордости и самобытности. Разве лихая езда по ухабам не являются неотъемлемой частью нашего национального характера? Разве Иван Дурак не является нашим национальным героем? Покажите мне такого западника, который, поразмыслив над этими риторическими вопросами, рискнет утверждать, что я не прав!

История наших дорог и наших дураков уходит корнями в глубины нашей старины. Разве русские тройки скакали по автострадам? Разве глас русского юродиевого не есть русский глас Божий?

Езда по нашим проселкам – наше национальное искусство. Борьба с нашими дураками до полной и окончательной победы над собой – наш национальный спорт.

Мы – чемпионы Европы в езде по ухабам. Мы – мировые рекордсмены в преодолении трудностей, созданных нами самими.

Наши дороги предъявляют к автомобилям критерии, которые нигде в мире не предъявляются. Наши дураки – самые номенклатурные в мире.

На наших дорогах лучший автомобиль – отечественный. В борьбе с нашими дураками наверх всплывает опять же наш дурак – и ничей более. Объединяя правило трех Д, известное каждому автомобилисту, с проверенной веками народной мудростью, можно уверенно утверждать: дай дураку дорогу – он лоб расшибет.

Чей? Правильный ответ: всякий кроме своего собственного. А вы, небось подумали, что Наш Дурак расшибет свой собственный лоб? Если так, то мне за вас, господа, совестно. Аж зарделся.

Только в России дурак может руководить умными без дураков. Только в России бездорожье является путем, по которому народ уверенно шагает в завтра.

В России дурак не дурак, а национальный герой. В России пыль столбом – национальный пейзаж.

Мы не похожи ни на кого. И нечего американцам загонять нас в общее европейское стойло.

Я заявляю во весь голос со свойственным мне бесстрашием:

Наши дураки – больше, чем неисчерпаемый резерв. Они – наше национальное достояние.

Наша колея – больше чем средство проехать из одной точки на карте в другую. Она – наша национальная дорога и есть.

–  –  –

Да: Россия страна мечтателей!

В которой мечтают и стар и млад, от мала до велика:

• Девки о замужестве

• Начальники – о повышении

• Мужики об опохмелке

• Бабы о счастье

• Интеллигенты о всеобщей интеллигентности

• Добры молодцы о добрых молодицах

• Бандиты о милосердии

• Судьи о справедливости

• Стражи порядка о порядке

• Артисты о роли Гамлета

• Покойники о могиле

• Министры о честности

• Курящие о перекуре Были мы в Америке. Так там, кроме наших эмигрантов, никто не мечтает.

Поэтому жить у них на редкость скучно: американцы только ставят цели и работают с утра до вечера, чтобы добиться их осуществления. И больше ничего не делают! Сплошная коммерция и никакой романтики.

Бывали мы и в Европах. Глядя по сторонам, на всю эту ухоженность клумб и такую вызывающую омерзение чистоту, что, если захочется плюнуть, то кроме урны некуда – сомневаешься, что у них много мечтателей среди коренного населения. Для этого у них там слишком уютно.

У нас все не так. Мы – Страна Мечтателей. У нас мечтают все – от президента до его охранника, от двоечника до его учителя, от нового русского до его старой жены, от браконьера до рыбнадзора. Нигде не мечтается так легко и естественно, как в нашей стране! Потому что

–  –  –

Краткая История Цивилизации От Первого Рима до Третьего написание коей приурочено к переходу вышеозначенного человечества в очередное тысячелетие

–  –  –

Вот Колизей. Здесь бравурно людей убивают.

Вот Капитолий. Здесь судьбы решаются мира.

Вот Палатин, на котором с Нероном пирут Римляне, Мира Владыки, одетые в тогу.

Вот Поединок. В нем судьи - прекрасные дамы.

Вот еретик на костре. Вот толпа. Праздник духа.

Вот Византия. Вот кровь на забралах и лицах:

Рыцари, Мира Владыки, одетые в латы.

Вот Полигон. Все ракеты готовы к полету.

Вот Колыма. Здесь проходит ударная стройка.

Вот и трибуна. Пред нею бредут величаво Русские, Мира Владыки, одетые в ватник.

Вот Человечество… ЦАРСТВИЕ ПРАВДЫ

RUSSKAYA PRAVDA

Воистину, нет другой страны в мире, в которой не говорили бы правду так повсеместно, как в нашей! Действительно, ПРАВДА у нас слышна на каждом шагу:

–  –  –

а сверх того была еще Центральная Правда, она же просто Правда, без определения, какая именно, – но зато орган Центрального Комитета КПСС.

Впрочем, узнав, что ПРАВДА может быть чьим-то органом, и даже просто обладать наклееным на нее ярлыком профессиональной, партийной и еще чьей бы то ни было принадлежности, европеец несказанно удивится и поднимет брови. Еще бы! У них ведь в Европе языки ограниченные, непродвинутые, словарного минимума – и то не хватает. У них в языках и правда, и истина переводятся одним словом: по-английски - the truth, по-немецки - die Wahrheit, по-французски –verite, по-испански - verdad, по-итальянски - verita – но всегда одним единственным – ну, будто сговорились.

Поэтому объяснить, им, недотепам, различие между двумя ключевыми понятиями, с которых начинается НАША ЦИВИЛИЗАЦИЯ:

–  –  –

– гуманными методами совершенно невозможно. И заставить ввести в их иностранный язык дополнительный термин для главного слова:

ПРАВДА, - чтобы они от истины ее отличать могли – ну, хотя бы прямым переводом с русского – Рravda – иначе, как освободив, то есть спустившись десантом на Белый Дом и Букингемский Дворец - и мечтать не приходится: такие они лохи. Они (американцы и европейцы) в силу своей ограниченности (и вообще, и от нас) уверены, что what is not the truth is lie (то, что не не истина, то ложь). Что если отказаться от этого высшего (как они близоруко считают) достижения западноевропейской мысли, то, образно говоря, падут Эйфелева Башня и Биг Бен. И уж совсем невозможно объяснить европейским и американским недоумкам, что может быть много правд (truths) об одном и том же предмете. И даже такой очевидный для любого россиянина факт, что существительное truth может быть употреблено с неопределенным артиклем “a”… Ну не доросли они до понимания этого нашего краеугольного кирпича.

…Они в их Америках и Европах и в страшном сне представить не могут, что в один прекрасный день вместо “New York Times” раскроют “А Washington Truth”.

Что Truth может зависеть от чьей бы то ни было воли, будь то truth воли монаршей, губернаторской, рекетирской или президентской. Что может быть White House Truth, Fiths Avenue Truth и Republican Truth. Им еще только намекнешь, что на Truth можно повлиять телефонным звонком, а у них уже глаза на лоб лезут: для них, догматиков, не понимающих разницы между правдой и истиной, это так же невероятно, как если бы после телефонного разговора изменился закон всемирного тяготения. Даже само представление, что the truth (правда) может быть нашей, а стало быть, и не нашей, вызывает у европейца головокружение и близость к апокалиптической потери сознания. Да чего там: у них для правды и множественного числа-то нет!

Пора признать: Homo Russian намного свободнее, чем европейсий человек.

На дереве эволюции мы находимся выше – а потому видим дальше. Особенно далеко мы обскакали все части света по части внутренней свободы – от чего бы то ни было. Поэтому когда мы в суде клянемся говорить правду, всю правду и только правду, то делаем это с совершенно – подчеркиваю – СОВЕРШЕННО чистой совестью. Которая, кстати сказать, у нас тоже устроена намного сложнее, чем у английской королевы.

Истинно, истинно говорю вам: русское понимание правды несравненно прогрессивнее европейского. И глядя с высоты Нашей Правды на ихние the truth, die Wahrheit, verite, verdad, verita и veritas иже с ними – которые не дают человеку ни малейшей свободы выбора, испытываешь только одно чувство: жалости к тем, кто так безнадежно от нас отстал.

НОСИТЕЛИ ПРАВДЫ

Носителями правды являются люди. Сколько людей, столько же у нее эпицентров.

Однако: мир правд, несмотря на кажущуюся стихийность, строго организован. В нем царят порядок и иерархия.

Сила правды увеличивается по вертикали. По мере приближения ее источника к вершине египетской пирамиды власти ее мощь возрастает.

Центральным эпицентром Правды является Кремль. От которого она расходится по Земле, как лучи от солнца-Ярилы.

КОЛЛЕКТИВНАЯ ПРАВДА

Коллективная правда не имеет ничего общего ни с индивидуальной правдой, ни с правдой как таковой. Она целиком и полностью есть производное от Воли Монаршей. Если монарх пускает коллективную правду на самотек – носить Шапку Мономаха ему осталось недолго. Это Золотое Правило Нашей Истории, из которого не было, нет и не будет ни одного исключения.

–  –  –

В связи с относительным характером понятия правда она может являться причиной раздвоения личности отдельного человека. Группы. И нации.

Для того, чтобы меня не обвинили в политиканстве, обратимся к бытовому примеру, о котором по секрету после второго стакана рассказала мне знакомый врач-психиатр.

В прошлую среду на прием пришла женщина, у которой двое детей:

дочь и сын, сыгравшие свадьбы в одном и том же ресторане в одну и ту же ночь.

Так вот: эта склонная к самоанализу мамаша – как звали ее не помню, но для определенности пусть будет Нина Андреевна – так вот, эта Нина Андреевна обнаружила у себя раздвоение личности. Которое началось в то самое утро, когда она, проснувшись, обнаружила, что стала и тещей, и свекровью. И, став ими обеими, пришла в ужас. Потому что свекровь и теща – это, как всем известно, две враждующие между собой ипостаси, у которых противоположные правды, ни в чем не совпадающие друг с другом. Правды-то две, а Нина Андреевна – одна. Потому что если как свекровь, она за, как теща - неизменно против того же самого, причем категорически. К примеру: если зять выражает недовольство тем, что ее девочка не готовит ему ужин и в доме грязь, как теща - Нина Андреевна возмущена мужиком, который не может помощь бедной малютке, тянущей лямку на двух работах. Но когда то же самое говорит ей ее нежно любимый сын о своей доброй молодице, свекровь в Нине Андреевне во весь голос, не выбирая выражений, возмущается безрукой бабой, которую мать с детства не научила быть в доме полноценной хозяйкой и вообще ничему. Когда невестка после выяснения отношений с ее, Нины Андреевны, мальчиком не пришла домой ночевать, свекровь в Нине Андреевне бушевала неделю и еще неделю была вне себя. Но когда ее нежно любимая дочка ушла на три дня жить от мужа к товарищу, любившему ее со школьной скамьи, теща внутри этой же самой Нины Андреевны сказала совершенно безапелляционно: так ему, сволочи, и надо; не стоит он ее.

- Ну, и что тут такого? – справедливо спросите вы. В чем проблема? Другая бы не заметила. Миллионы тещ и свекровей жили на свете, будучи и теми и другими – и горя не знали. Несли на себе свою паронойю, не замечая ее, как черепаха свой панцырь. Думать бабам надо меньше – и вся недолга.

Что ж? Сказав так, вы попадете в самую точку. К несчастью для нее, Нина Андреевна имела доступ к психологической литературе. И, проанализировав бурю внутри себя по всем правилам психоанализа, пришла к выводу, что лечить ее бесполезно. Ибо раздвоение ее, Нины Андреевны, личности носит, по ее мнению, необратимый характер. Оно у нее на уровне материнского и одновременно дочернего рефлекса: материнского - как женщины, дочернего - как гражданки. А не знай Нина Андреевна психоанализа, будь она проще, взрастись она ближе к сохе, никаких проблем не было бы. Ни с раздвоением расстроенной личности Нины Андреевны, ни с правдой, ни с самой Ниной Андреевной. Которая, кстати сказать, вчера стала бабушкой. Причем с обеих сторон: и как свекровь, и как теща. Так что расщепленная личность расстроенной женщины опять стала цельной, как баобаб.

Ибо бабушка она и есть бабушка. С любой стороны.

Такие вот, братцы и сестренки вы мои дорогие, дела. Только пожалуйста, не воспринимайте Нину Андреевну как аллегорию чего-то политического. Она женщина материальная, ее потрогать можно. Межнациональных и международных аналогий мы вообще не касаемся. Во-первых, потому что они всем известны и на слуху, а во- вторых, критика должна быть конкретной – абстрактными, как всем известно со школьной скамьи, могут быть только благодарность и похвала.

ЭПИЦЕНТР ПРАВДЫ

Россия – цитадель Правды и ее родина. Понятия, незнакомого народам Запада и Востока. Великого всепобеждающего слова, лежащего краеугольным камнем в суперэго и словаре. Источник нашей силы и мощи, самобытности и самодостаточности, организатор и вдохновитель всех наших побед над нами. И когда мы, с высоты нашего державного МЫ взираем на народы Запада и Востока, то невольно думаем, несмотря на присущую нам скромность: как же безнадежно вы все от нас отстали! И наполняемся гордостью.

Отсутствие эквивалента русского слова Правда, столь важного в отечественной истории и культуре, в ЗападноЕвропейских языках является знаковым. Наличие его отсутствия в них однозначно демонстрирует фундаментальное различие в понимании мира и устройстве жизни, как если мы бы произошли от разных обезьян.

Когда в тридцатые годы советские люди, как один человек, называли Сталина гениальным отцом всех народов, то говорили Правду. И когда те же люди спустя много лет говорили о Сталине как о величайшем преступнике, они тоже говорили правду.

Пока Петр Третий был императором, то, что он дал дворянству вольность, было правдой. После того как император внезапно скончался на руках Алексея Орлова от геморроидального припадка, то, что вольность дворянству была дадена женой его, императрицей Екатериной Алексеевной, стало такой же правдой, как и сам геморроидальный припадок.

Когда диктор центрального телевидения говорил, что на Кубе советских ракет нет, он говорил Правду. И когда на следующий день он же сообщил советскому народу, что ракеты на Кубе были, он тоже говорил Правду.

Когда Газета «Правда» писала о еврейских врачах-вредителях, она писала Правду. И когда спустя известное время тот же Орган Центрального Комитета Газета «Правда» написала, что дело врачей-вредителей было сфальсифицировано Сталиным и его палачами, она тоже вещала миру Правду.

Когда свидетель преступления свидетельствует на суде, что он узнает убийцу, он говорит Правду. Но если тот же человек назавтра заявит, что не может с полной уверенностью сказать, кто из четырех стоящих перед ним людей пытался его ограбить, он тоже говорит правду.

Вот вам еще один пример правды, на этот раз бытовой. Когда дама сообщает любовнику, что любит только его, она говорит Правду. И когда она возвращается через час к мужу и сообщает ему, на этот раз как жена, что любит только его, она тоже говорит Правду. Это как это? – спросят непонятливые иностранцы. А запросто: и то и другое может быть правдой уже по одному тому, что любовь к мужу одна, а любовь к любовнику другая, хотя обе они и обозначаются одним и тем же словом.

Попробуем объяснить смысл всемогущего слова «ПРАВДА» тем, кто никогда не говорил на русском языке и у кого от приведенных выше примеров кружится голова. А заодно и нам самим, никогда не задумывавшимся о нем в силу того, что его значение мы впитали с молоком матери и оно так же неотрывно от нас, как желудок и печень.

Отличие правды от истины очевидно. Истина – это объективная veritas, вечная и абсолютная, и, стало быть, если кому-то и известная, то только Богу.

Правда же – это субьективная veritas. Которая зависит не только от субъекта, ее выражающего, но и от момента времени, от места, от партийной принадлежности редактора, от мнения начальства и еще от миллиона причин. Поэтому не говорящие по-русски иностранцы, которые были убеждены, что понимали название газеты “Правда” правильно, пусть трижды подумают, прежде чем опять утверждать это.

Подведем итог. Отличие правды от истины понятно даже профессору Гарварда. Отличие же правды от лжи, как видно из приведенных выше примеров, иностранцу понять намного сложнее. Даже для такого проницательного знатока русской жизни, как ДеКюстин, это тонкая с точки зрения европейца грань осталась Если искренне непознанной. Для русского же человека это так просто.

говоришь то, что думаешь, то ты говоришь правду.

Если не искренне – то врешь. Таким образом, чтобы быть правдивым, надо убедить себя в своей искренности, вот и все.

Между прочим, я знаю парня, которого убедить мне проще всего на свете.

Это я сам. Кого кого, а себя я изучил, как облупленного. Так что никаких проблем с превращением в правду чего бы то ни было у меня никогда не было, нет и не будет.

И это правда.

Ложь и правда являются антиподами только в философском смысле. Как белое и черное, которые, как известно каждому физиологу, в сущности одно и то же. Так же как белое может быть превращено в черное, а черное - в белое при изменении, например, освещенности фона, так правда может быть превращена в ложь и наоборот – ложь превращена в правду – множеством способов. А также по мере необходимости.

Наличие в нашем языке слова “Правда” – одна из ключевых причин, по которым Россия непознаваема для западного человека, да и для нас самих. Не случайно такое большое значение в нашей стране придается взгляду: в случае друзей или собутыльников – взгляда в глаза, склонив для верности голову (врет или не врет? Вот в чем вопрос – истинная проблема, заботящая русского Гамлета), в случае сотрудника компетентного органа – сквозь глаза внутрь, но в любом случае

- насколько правда близка к лжи, установить можно только на глазок, в лучшем случае под пыткой. В связи с этим начинаешь понимать, как могло случиться, что за всю историю Советской власти компетентные органы ни разу не ошиблись в своем приговоре и что самым распространенным вопросом в сталинском Гулаге было сакраментальное ЗА ЧТО ВАС АРЕСТОВАЛИ? – задаваемое заключенному 24 часа в сутки дней десять кряду и более.

Мы, русские, искренни, а стало быть, правдивы, как ни один народ на земле.

Поэтому нам не в чем каяться. Наше прошлое свято и неприкосновенно. Мы намного сильнее немцев, которые после второй мировой войны покаялись, по крайней мере официально и на людях делают вид. Нам каяться не в чем, потому что все, что мы делали, мы делали искренне веря. Да, мы своими руками уложили десятки миллонов сограждан. Но как? Искренне! В полной уверенности, что делаем правое дело. И когда мы вдруг прозрели, то оказалось, что виноватых нет.

Жертв навалом, куда ни ступи, а палачей нет. Унтер-офицерская вдова сама секла высекла – и поделом. Жертвы виноваты уже тем, что пострадали! Быть пострадавшим в нашей стране и есть единственный смертный грех. Был один установленный судом истории вампир Берия (настолько кровавый, что его расстреляли, не дожидаясь суда), да и тот спустя полвека после смерти, как выяснилось, при этом ни на минуту не переставал быть советским патриотом.

Палачи тоже – простые советские люди. Такие же, как все остальные 1. Которые прозрели вместе со всеми нами – и ни минутой раньше. За что же их осуждать, спрашивается? За то что выполняли свой долг? И можно ли осуждать страну? В любой момент времени подавляющее большинство нашего населения говорило Правду и поступало в соответствии с ней. А в Правде не каются. Ею гордятся.

Слагают оды. И хоронят в особых могилах ее самых стойких борцов.

Русская Правда дает тем, кто умеет ею владеть и распоряжаться похозяйски, гигантское преимущество при взаимодействии с Западом, который не в состоянии понять ни разницы между правдой и истиной, ни разницы между правдой и ложью. Правда – это величайшее изобретение русского духа, краеугольность которого может сравниться только с изобретением колеса, ибо оно стирает в прах старательно возводимую в течение пяти тысяч лет человеческой цивилизации стену между lie и truth – преграду, даже для считающего себя прагматичным американца неодолимую. Боже, насколько же европейская идея слабее нашей! Насколько завоеванная нами площадь больше территории, населяемой любым европейским народом, насколько же дух Европы слабее Русского Духа. Это же географически очевидно!

Да, мы не похожи ни на одну страну Запада или Востока. Мы неизмеримо честнее. Потому что наша правда – Комсомольская правда, Ленинградская Правда, Пионерская Правда, Центральная Правда, Русская Правда, Чистая Правда, И высшая из правд во все времена – Правда Воли Монаршей – Будут вечно сиять на Русском Небосводе.

–  –  –

Ошибка, господин ДеКюстин. Ключевая ошибка!

verite Вы правильно полагаете, что (verdad, verita, die Wahrheit, the truth) – это центральная колонна в фундаменте, на котором стоит европейская цивилизация.

Не христианство, не вера, не культура, а именно европейская цивилизация. И что, если это главную несущую тяжесть конструкции – подпорку - подпилить, то

ВЕСЬ ЗАПАДНЫЙ МИР

• законы,

• демократии,

• биржи,

• курсы валют,

• небоскребы

• налоги,

• корпорации,

• технологии,

• образование,

• медицина,

• семья,

• бюджеты,

• суды

• правительства

– Р у х н е т!

– как карточный домик,

– как Вавилонская башня,

– как крыша на филистимлян, из-под которой Самсон выдернул краеугольный столп.

Я понимаю вашу озабоченность и даже, можно сказать, ваше остервенение по этому поводу, господин путешественник. Ведь последствия подрыва ключевого, и, можно даже сказать, столбового понятия: VERITAS - на каком бы языке оно не произносилось, в силу особой всемирно-исторической значимости оного для Запада эквивалентны взрыву всего нашего ядерного арсенала.

Но понять не значит простить. Надо признать: вы, барон, при всей вашей проницательности и утонченности, жизнелюбии и либерализме злостно оклеветали нашу страну. А когда речь идет об очернении Родины, я беспощаден. В таких исключительных случаях я выношу приговор быстрее, чем сталинские тройки един в трех лицах – и лично готов привести его в исполнение вплоть до разрыва дипломатических отношений.

Впрочем, охотно верю, что вы впали в глубокое заблуждение не из враждебных чувств к нашему народу, а в силу своей Европейской ограниченности. Что, будучи французом, вы просто не могли не ошибиться в понимании нас. Ваша ошибка той же природы, что близорукость улитки, которая всю жизнь обречена ползать по какому- нибудь метру чего-то там и не видит ничего далее, потому что бог не дал ей таких глаз, как наши, а кажется, и вообще никаких.

- К чему эти аллегории? – нетерпеливо спросите вы.

- К тому, что то, что вы в России принимали за ложь, вовсе не ложь.

- Не ложь? – удивленно переспросите вы, подняв брови и ничего более. – А что же это, если не ложь?

- Правда. Чистая правда. Чистосердечная правда. Московская Правда. Правда 47го отделения милиции. Правда воли монаршей. Любая из множества правд, которые в нашей стране так многочисленны – выбирай на вкус любую, как пряник на ярмарке.

Тут у барона глаза на лоб полезут, как если бы они принадлежали куклемарионетке.

- Простите, сударь, но я вас перестаю понимать. В русско-французском словаре слово «правда» переводится французским verite, не так ли?

- Совершенно так-с.

- И вы намекаете, что у вас в стране можно выбирать любую verite на вкус?

- Не только намекаю-с, но и с полной определенностью говорю-с.

- Вы, конечно, имеете в виду verite о разных предметах?

- Ни в коем случае: целиком и полностью об одном и том же.

- В один и тот же момент времени?

- Да-с.

- В таком случае… у меня просто кружится голова…Я не понимаю… Что же это за штука такая ваша русская verite, что она в точности такая, как ложь, но вы утверждаете, что она и не ложь?

- Да я же уже сказал, что она такое: Правда. И ничего, кроме правды.

- Господи, твоя воля… У нас в Европе есть поговорка: Если ты ходишь, как утка, и плаваешь, как утка, и летаешь, как утка, то ты утка. Если ваша правда похожа на ложь, совпадает с интересами того, кто ее произносит, как ложь, вводит в заблуждение, как ложь, коварна, как ложь, скрывает суть дела, как ложь, имеет второе и третье дно, как ложь, меняется день ото дна, как ложь, подвластна человеку, как ложь – то она ложь.

В ответ на это я только расхохочусь. Политически некорректно. По-русски.

Прямо в глаза. Бедный барон ДеКюстин! вас можно простить, подать вам руку на презентации в Кремле, может быть, даже выпить с вами. Мне вас искренне жаль, поверьте мне. Вы не в силах понять нашей жизни, наших нравов, наших прниципов и нашей души, как бы ни пыжились. Почему? Да потому, что вы европеец. И этим все сказано.

ПРАВДА ПРОТИВ ИСТИНЫ

Истина – изобретение европейское. Ее образ – нечто вечное и совершенное, сияющее в небесах. Вроде золотого изваяния под лучами жаркого солнца.

Правда – глубоко русское понятие. В отличие от вечной и неизменной истины, она человечна. Она не сияет в неведомых высях. Она не ослепляет при взгляде на нее. Она родилась в гуще людей и живет вместе с ними.

Кто знает истину? Разве что Господь Бог. Кто знает правду? Смертные люди.

Получающие информацию об окружающем мире посредством органов чувств.

Кто из людей рискует утверждать, что он говорит истину? Пастырь, цитирующий с амвона священное писание. Самодовольный невежда, погрязший в мании своего величия. Сумасшедший изобретатель. И ханжа. Кто смеет сказать, что говорит правду? Любой человек, считающий, что он ее говорит. Для того, чтобы говорить правду, не надо становиться на котурны. В отличие от истины, правда буднична, как бутерброд в рабочий полдень.

Истина вечна. Она старше Вселенной. Правда смертна. Она рождается каждое утро, как заря, или, говоря высоким слогом Гомера, как младая с перстами пурпурными Эос.

Истину невозможно примерить на себя, как бальное платье. А правду можно.

Истина не имеет национальности. Правда имеет не только национальность, но и возраст, и пол.

Истина божественна. Правда суть наш образ и наше подобие.

Истина безжалостна – Правда сердобольна.

Истина мертва, или, что то же самое, вечно жива. Правда не просто живая.

Она глубоко человечная.

В этом – фундаментальное концептуальное и юридическое отличие между между Правдой и Истиной. А кто этого не понимет – что ж, это его проблемы. По крайней мере в России.

СУД АПОЛЛОНА

Чтобы усвоить фундаментальную разницу между правдой и истиной на конкретном хорошо известном примере, для доходчивости обратимся к древнегреческому свидетельству о том, как проходит Божественный Суд.

Однажды пастух Марсий, слывший непревзойденным виртуозом в игре на свирели среди нимф, наяд и дриад, и оттого много о себе возомнивший (это, кстати сказать, и с современными музыкантами сплошь и рядом бывает), вызвал на состязание - кого бы вы думали? самого Аполлона, олимпийского бога, даже среди олимпийски спокойных олимпийцев слывшего сангвиником. Бог-Покровитель Искусств принял вызов, и, так как ни на земле, ни на небесах не было никого, кроме него самого, кто был бы достоин чести судить игру Бога Искусства по Истине, равноудаленно как от пристрастия, так и от беспристрастия, назначил судьей в этом первом в истории конкурсе музыканов-исполнителей, за неимением другой достойной кандидатуры, себя.

Первым при небывалом стечении поклонниц со всего античного мира заиграл Марсий. Свирель любимца нимф, наяд и дриад звучала так божественно, что нимфы, наяды и триады умиленно затаили дыхание, птицы прекратили чирикать, и даже козы перестали блеять, каким-то нечеловеческим чутьем, и, я бы даже сказал, божественным озарением, осознав своим козьими мозгами, что это лучшее, что они могут сделать в эту минуту. Когда виртуоз кончил, буря оваций долго не утихала (о том как именно долго: десять минут или десять веков – греческая мифология умалчивает).

Но всему живому приходит конец, даже аплодисментам нимф, наяд и дриад.

Настал момент, когда все в мире стихло. И тогда Бог- Покровитель Искусств взял в руки Небесную Кифару и Божественно запел под нее. Нимвы, наяды и дриады было очарованы божественным голосом и столь же божественным аккомпанементом настолько, что окаменели и перестали дышать (фотографа бы на них, фотографа!), птицы, прекратив махать крыльями (чтобы не создавать ненужного ветра), замерли в воздухе, деревья приостановили свое вечное и бесперспективное качание на ветру, и цветы на них, целиком и полностью захваченые бессмертной гармонией звуков, перестали распускаться, чтобы во время своего самороспуска не упустить чего- нибудь главного. Когда же Бог-Покровитель Искусств умолк и последняя струна кифары перестала колебаться, на земле наступила такая тишина, что стало слышно, как по облакам ходят Олимпийские Боги.

Тишину в мире прервал сам Аполлон, лично объявив, что он удаляется на совещание. После чего мгновенно объявил победителя. Первую премию и оливковую ветвь Лауреата Бог-Покровитель Искусств, судивший, естественно, не по правде (являвшейся всего-навсего человеческим изобретением) а по вечной небесной Истине (в чем и состоял смысл конкурса и иже с ним мифа) присудил себе. После чего Бог-Покровитель, равноудаленный как от пристрастия, так и от беспристрастия, причем не куда-нибудь равноудаленный, а вверх, в абсолютные небеса Гармонии, отправился на новое совещание с самим собой и огласил приговор, на этот раз не в качестве председателя жюри мирного музыкального конкурса, а в роли Грозного Божественного Судьи, Хранителя Истины: за дерзость и непонимание своего места содрать с любимца нимф, наяд и дриад пастуха Марсия кожу живьем. Дабы другим неповадно было. После чего Бог-Покровитель Искусств собственноручно привел свой собственный Божественный Приговор в исполнение. В присутствии нимф, наяд и дриад. О том, сохраняли ли девушки верность своему кумиру во время экзекуции или же бросали в греческий воздух свои, так сказать чепчики, а также хитоны, пеплосы и другую хламиду, как это было уже тогда принято во время демонстрации народу зрелищных зрелищ, греческая мифология умалчивает.

Таков миф о Божественном Суде Аполлона. Никто не может обвинить меня в том, что я передернул факты. И если после этой презентации кому-нибудь из современников третьего тысячелетия все еще непонятно отличие правды от истины, бессердечие второй и душевность первой, то мне с ними спорить не о чем.

СВЯТАЯ ЛОЖЬ И РУКОВОДЯЩАЯ ПРАВДА

Правом на Святую Ложь в России обладают врачи и должностные лица при исполнении. Ее цель: держать тех, на кого направлена, в состоянии оптимизма.

Надо отдать ей должное: в целом Святая Ложь, известная также под именем Высшей Правды, выполняет свою миссию блестяще. Откровенно говоря, я даже не представляю, как бы мы без нее жили. Благодаря Святой Лжи наши люди – от раковых больных до населения в целом – самые оптимистичные в мире. Под Святой Ложью, как под гипнозом, стране легче дышится и богаче живется.

Я требую меня правильно понять, чтобы избежать кривотолков. Наши врачи свято лгут только по мере необходимости, врать безнадежно больному не есть их главная профессиональная миссия. Для должностых лиц, напротив: Святая Ложь – она же Высшая, или Руководящая, Правда – является профессиональным долгом.

В свете сказанного становится кристально ясным загадочный факт, почему лица руководителей нашей страны независимо от их политических убеждений, отрасли, которую они возглавляют и века, в который они родились – похожи друг на друга, как если бы принадлежали особой породе живых существ. Потому что все наши начальники, как один человек, каждый день занимаются одним и тем же – свято лгут во имя блага Отчизны. Тот, кто разбалтывает народу истинное состояние его дел, не государственный муж. Тот, кто не способен доводить до сведения нижестоящих такую Руководящую Правду, которая окрыляла бы их на новые свершения, не достоин руководить ими.

–  –  –

Правда – самое всепобеждающее оружие, которое выковал в своих недрах русский язык. Это Царица Слов. И не только потому, что оно шире, чем истина и, как только это необходимо и где это необходимо, включает в себя ложь, ничем, кроме соответствия прошлому и настоящему, от правды неотличимую. Но и потому, что любая, сколь угодно малая часть Правды, равна ей, родимой, целиком.

Воистину, Правда - оружие всепобеждающее. Оно в считанные десятилетия способно победить любую культуру и растоптать любую цивилизацию. Истинно, истинно говорю вам: полуправда равна четверть правде, восьмушке правды и вообще любой доле правды. Вы удивлены? Вы протестуете? Вы машете руками в негодовании? Вы готовы обвинить меня в антипатриотизме и сообщить куда следует? А вот это вы, товарищи, напрасно. Не соглашаться со мной можно только не с бодуна. Ну-ка, покумэкайте, ребята: разве правда – орган центрального комитета КПСС и полуправда - орган Центрального Комитета КПСС

- чем-нибудь когда-нибудь отличались? Разве правда воли монаршей, полуправда воли монаршей и четвертьправда воли монаршей не тождественны уже по той святой причине, что любая сколь угодно малая часть воли монаршьей есмь также воля монаршья? Что же касается всех остальных правд, то они подчиняются тем же Правилам Русской Арифметики 1 - 1 = 1, 1:2=1 что и Генеральные Правды, ибо в вертикали власти стоят ниже их. В любую минуту Вышестоящая Правда может сказать нижестоящей Правде: “Кру-у-у-гом.

Строевым, равнение на Власть, ша-а-а-а-гом Арш!” – и они замаршируют, эти местные правды, счастливые от оказанного доверия, колоннами и шеренгами замаршируют, сжирая глазами непосредственное и посредственное начальство и чеканя по лужам шаг.

Истинно, истинно говорю вам: того, кто не согласен с Правдой о Полуправде, надо высылать на Колыму, разжалывать из русских и бить плетьми. В кандалы их и на лесоповал! Я бы даже круче сказал: стрелять таких мало. По крайней мере, в России.

ПРАВДА СИЛЬНЕЕ ИСТИНЫ

Не знаю, как на небесах, а на Земле правда сильнее истины. При каждом столкновении она побеждает – тому, кто в этом сомневается, советую раскрыть «Нью-Йорк Таймс» за любое число или посмотреть программу новостей ОРТ.

Каждому непредубежденному человеку (а где таких взять в эпоху телекоммуникаций? Разве что в дельте Амазонки или туруханской глуши, да и то…) ясно, что будущее за правдой. Как олимпийские боги во главе с Зевсом победили Крона и его армию, так и царствие Правды неизбежно придет на смену царствию Истины. Причем повсеместно. Это не пророчество и не угроза. Сие есмь исторический факт.

ОСТРОВ ЧУВСТВ

РАЗМЫШЛЕНИЕ ИВАНА ДЕРЖАВНОГО

ОБ ОТЛИЧИИ ЖЕНЩИНЫ ОТ МУЖЧИНЫ

Пожалуй, ни в чем отличие России от окружающего ее мира не проявилось так явно и вопиюще, как в отношении к женщине.

В Америке Восьмое марта не случайно не празднуют. А прежде всего потому, что согласно официальной тамошней точке зрения, женщина отличается от мужчины не больше, чем блондин от брюнета. Тот, кто думает иначе – сексист.

Подобный выродок хуже расиста и антисемита, и ему не место в приличном обществе и приличной фирме.

В Соединенных Штатах женщины, которые в обществе получают удовлетворение от того, что с них, например, сняли пальто, являются тайным обществом, построенным по принципам большевистского подполья в (как пели в песнях) мрачную пору царизма. Более того: Тайное Общество Заботливых Женщин так глубоко законспирировано Американским обществом, что у женщины нет никаких шансов разоблачить себя и доказать, что она другая, что она не образец хизгицы и мертвой деловой хватки, а цитадель нежности и ласки. Потому что если она покажет, что хочет заботиться о мужчине, то вызывает еще большее подозрение в мужике: не означает ли ее хорошесть, что она, змеюка, решила ограбить его всерьез, как учат радио и телевидение, а также и бабы друг друга вкупе с ними?!

Говоря по правде, мне тамошних баб, не ущемленных мужчинами, жаль. Их с их свободой решить наутро, судить ли мужика за сексуальное оскорбление или отпустить с миром, американы боятся, как кобр в пустыне, и для того, чтобы увидеть, насколько женщины там со своей свободой от заботы о мужчине счастливы, достаточно посмотреть на закомлексованные и запрограммированные физии тамошних баб.

А что же Европа? На чем свет стоит бранит Америку, идя по ее стопам! Нога в ногу, туфля в туфлю.

Ну не ясно ли, не очевидно ли, насколько мы, россияне и россиянки, разумнее и естественнее, чем так называемый цивилизованный мир?! Насколько мы естественнее в нашем здоровом консерватизме! Насколько мы ближе к природе, чем любая американская пара на берегу Гудзона или в Лос Вегасе!

Да, в отношении равенства женщины с мужчиной мы отстали от Америки больше всего. Безнадежно отстали. Может быть, даже и навсегда. И слава Богу. В этом нашем отставании мы далеко впереди. Маячим перед американскими и европейскими мужиками, как Александрийский маяк. Как райские кущи. Как флагманский дредноут. Как невидимый город Китеж, о существовании которого они сегодня уже не могут даже мечтать. Завели их в болото тамошние Иоанны Сусанины. И из этой трясины им, бедолагам, дооолго не выбраться. А может быть, даже и никогда.

ЖЕНЩИНА - ЭТО МЕРОПРИЯТИЕ

Каждая женщина – даже самая интеллигентная и безобидная – это мероприятие.

Это фирма. Это бизнес из одного человека.

ПРИВЕТ ИЗ НЕДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО

–  –  –

КАК БЫТЬ ХОРОШЕЙ

Женщина - это тот винт, вокруг которого все вертится, – сказал Великий Писатель Земли Русской. Но тогда у нас было общество, застывшее, как мазанка, и вопросом столетия было: есть ли во Вселенной сила, способная раскачать такую махину. Сто лет спустя, в мире, буквально перевернувшемся с ног на голову, ибо в нем все успевает измениться, даже не успев толком возникнуть, и в котором по этой причине перпетуум-мобиле не поражает более никого, считаю необходимым уточнить: Женщина в России - это тот болт, на котором все держится.

Все дело в том, что русские девушки (а русские женщины в глубине души остаются девушками до гробовой доски) знают, что значит быть хорошими. Они всосали это с молоком матери, включая и молоко мать-Родины. И истребить в них эту русскую хорошесть не-воз-мож-но.

Но: каждая хорошая русская женщина мечтает плюнуть на хорошесть и испытать неземное удовольствие побыть плохой – хотя бы немножечко. Смотрит она на него, мерзавца, и думает: я такая хорошая-хорошая, а ради кого, спрашивается?

И тем не менее: на знании нашими бабами, КАК БЫТЬ ХОРОШИМИ, стоит Земля Русская.

Перестать быть хорошей проще всего, хотя бы раз посетив Париж или НьюЙорк. Простая мысль: каждый из этих дворцов (или соответственно небоскребов) кому-то принадлежит, а у меня такие длинные ноги (или, за неимением оных, такая большая грудь) – способна начать борьбу с хорошестью в самой порядочной русско- женской душе, пока одна из них не выпадет в осадок или в нокаут.

Лучше всего, пожалуй, мечту о свободе от хорошести выразила словами супруга одного профессора, признавшаяся со вздохом сожаления: Мужики созданы для того, чтобы на них ездить. Но мой за эти годы таким родным стал, что это все равно, что погонять кнутом по заднице саму себя. Так что уж видно не суждено.

Плохая русская женщина – тоже хорошая, только не в настоящем, а в прошлом и будущем. Но уж ежели наша баба решила не быть хорошей – то на всю катушку!

• Если уж сволочь – так редкая. (Я его козла обстругаю – стратегический подход к мужчине у женщин этой преуспевающей и быстро размножающейся категории).

• Если уж потаскуха – так вселенская (не случайно в русском женском языке понятие быть доброй имеет крутой сексуальный уклон).

• Если расчетливая – то разденет донага, чем бы он не предохранялся от раздевания.

• Если ленивая – то даже трусики у нее не неделька (понедельник, вторник, среда…), а годинушка (март, апрель, май…).

• Но уж если решила идти ва-банк – держись, Рокфеллер!

Если русская женщина порядочна, то один-единственный ОН будет у нее до гроба. Но уж если махнула грудью на свою хорошесть – будет трудиться день и ночь, не смыкая ног и не покладая губ.

Если русская женщина простодушна – то до абсолютной наивности. Но уж если решила стать коварной – самому Яго сто очков вперед даст, вокруг пальца обведет и без штанов оставит.

Если русская женщина верна – то можете быть уверены, вы у нее один, каким бы неказистым идиотом вы не были. Но если решила быть неверной – уже через месяц сможет кое-чему поучить авторов камасутры.

Если наша баба плохая, то это отнюдь не значит, то плохость у нее навсегда, как оспа. Вам кажется, что те, кто делают сексуальный массаж и танцуют стриптиз,

– падшие? Во-первых, не надейтесь, а во- вторых, не обольщайтесь. В нашей стране поле притяжения действует не так, как в прочих странах: В России падают вверх! В одно прекрасное утро ей вдруг ударит в голову быть снова хорошей – и будет! Может, принца в окно увидала, может, с клена лист как-то особенно подзалетел, – но только легла в постель одна женщина, а встала другая.

Чаще всего наши бабы становятся плохими из мести. То есть: за то, что мерзавец он, они наказывают себя. Но уж если простит –то, как волшебная змейка, вползет в свою милую домашнюю шкурку и снова станет наивной девочкой с косой до пояса, милой и доброй, заботливой и порядочной, как учила мама.

Парадокс? Это европейское слово. То что на Западе парадокс, у нас норма.

Россия выше парадоксов. Если любые противоположные утверждения у нас правильны, причем не о разных предметах, а об одном и том же, не в разных случаях, а в том же самом, и не в разные моменты времени, а одновременно, то о каких еще парадоксах можно говорить? Если меня спросят: какая разница между русским ДА и русским НЕТ – я только усмехнусь. Ведь каждому нашему человеку ясно, что никакой. А они: парадоксы, парадоксы… Если девушка говорит НЕТ – это уже парадокс. И что самое удивительное: девушек у нас больше, чем девственниц. В Европе это считалось бы парадоксом. У нас - медицинский факт.

ЖЕНСКАЯ ПРОПАСТЬ

Пропасть между русской и американской обнаруживается на наглядном примере. Русским женщинам мисс Левински, навсегда превратившая овальный кабинет в оральный, кажется исчадием ада. Для большинства американок она – воплощение американской мечты.

ВТОРОЙ ПРИВЕТ ИЗ НЕДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО

“Необходимо, чтобы коллектив радостнее, сильнее привлекал к себе, чем любовный партнер.” Половой Вопрос в Условиях Советской Общественности

–  –  –

На Акрополе в Афинах стоит всемирно известный храм, в котором прекрасные каменные девы – кариатиды – как бы коллективно и честно распределив между собой поровну гигантский вес, держат на своих плечах мир. Аналогичный портик есть и в Эрмитаже: только у нас на плечах держат мир не женщины, а мускулистые мужики. Возникает вопрос: случайно ли это различие? Уверен, что нет! Образ мужчин, держащих мир, находится в вопиющем противоречии с русской жизнью, где на плечах, как всем понятно, держат Русскую Вселенную отнюдь не полупьяные и оголтелые мужики, а терпеливые и все сносящие бабы. Которых с русского пути ни крупнокалиберными орудиями, ни градом, ни пропагандой не сбить!

Вы только представьте себе, что было бы, если бы в эпицентре Российской Империи тетки держали небесный свод. Да у портика Эрмитажа каждый день митинги (в те смутные годы, когда разрешены были) собирались бы. Это был бы какой-то эпицентр нарушения общественного спокойствия. А в остальное время к ним приходили бы не влюбленные парочки, а диссиденты и диссидентки. В древней же Греции, судя по всему, половой вопрос не висел в воздухе таким топором. Фидии и Поликлеты могли позволить себе изобразить женщин, держащих свод небесный без опасения поколебать общественные устои. Не будем строго судить их за это: у бабочки свой путь, а у муравья - свой.

РУССКАЯ ЖЕНЩИНА КАК ЭЛЕМЕНТАРНАЯ ЧАСТИЦА РУССКОГО ПОЛЯ

Русская женщина столь же неделима, как электрон. Она – фундаментальная частица русского поля. Излучающая не только какое -нибудь там гравитационное или электростатическое притяжение, а нежность, заботу, ласку, тепло.

Русская женщина притягивает к себе живое вещество сильнее, чем планета средних размером. Луна не может сдвинуть мужчину ни на миллиметр даже во время полнолуния. А женщина – запросто, причем в любое время суток. Она может изменить траекторию автомобиля, танка, самолета, губернии, страны.

Скажу больше: русская женщина не только фундаментальная составная русского поля. Она русское поле и есть.

ТРЕТИЙ ПРИВЕТ ИЗ НЕДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО

–  –  –

БОЛЬШЕ ЧЕМ ЛЮДИ

Русский народ – единственный из населяющих развитые страны народов, находящийся в естественном состоянии. Мы живем страстями. Остальные – всего лишь их усмирением.

РОССИЯ - ИМПЕРИЯ СТРАСТИ. Не потому мы идем до предела и шарахаемся из бездны в бездну, что мы такие причудливые. А потому, что это – естественное состояние человека и вообще всего живого.

Великий Гомер написал гекзаметр: гнев в зарождении сладостней тихо текущего меда. Он был прав. Не прав он был в другом: в том, что сладостно зарождение только одной страсти: гнева. Так уж устроена человеческая душа, что, едва родившись, любая страсть: любовь, ненависть, презрение, познание, гуляние по бабам, сексуальное влечение, сексуальное отталкивание, к коллекционированию, к картам, к домино, к прыжкам с шестом, к ловле сетью и на крючок, щедрость, скупость – самая что ни на есть любая страстишка - засасывает в себя душу, пока не захватит ее целиком. Именно поэтому, если их искусственно не подавлять, страсти растут столь стремительно. Страсть затягивает, как в черную дыру, как в бездну, и погружающийся в нее человек или становится другим человеком, или попадает в мир иной, оставаясь самим собой. Ибо каждая страсть – мир.

Мы больше чем Хомо Сапиенсы. Мы Homo Passion. Для Человека Страсти год не идет за три, как на подводной лодке; для него секунда длится дольше, чем жизнь человека умеренного. Посади одного из двух близнецов на поезд Берлин-Москва и возьми ему билет в один конец – в России он проживет тридцать три жизни, пока оставшийся в Германии - одну. Европа живет по Ньютону, мы – по Эйнштейну. Они - наш частный случай. И уже по одному этому очевидно, насколько западная цивилизация устроена примитивнее нашей.

НАШЕ РУСОЕ ЗОЛОТО

Многие думают, что главным нашим национальным богатством являются наши недра. Не будем спорить с этим. По сравнению с нами Саудовская Аравия сравнительно бедная страна. У них ведь там, в Аравии вообще и Саудовской, в частности, только нефть. А в наших недрах? Тут вам и газ, и алюминий, и никель, и ртуть всех цветов нашей радуги, и еще всего черта в ступе.

Однако! Наряду с нефтью, газом, никелем и примкнувшим к ним алюминием нашим национальным богатством, ни в чем не уступающим им не только в валовом исчислении, но и на душу населения, является наша женщина. Не мужчина, а именно женщина. Потому что, как это ни обидно для нас, мужиков, 99 % (девяносто девять процентов) сексуального богатства России заключено в россиянках. Ведь мировая цена на нее, нашу золотую и бриллиантовую, в твердой валюте растет быстрее, чем на сырую нефть. Ее авторитет во всем мире бесспорен. Русская женщина – НАШЕ РУСОЕ ЗОЛОТО – является самой твердой валютой в мире– тверже доллара.

РУССКАЯ ЖЕНЩИНА – НАШ ЗОЛОТОЙ ГЕНОФОНД

Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что русская женщина является экспортным товаром, удовлетворяющим самым строгим международным критериям. Она – наше Сексуальное Достояние. К тому же, русская женщина и только Русская Женщина – наш золотой генофонд. Во много раз превосходящий золотой запас Российской Федерации. Чтобы убедиться в этом противоречащем воззрениям светил генетики и рядовых мужиков феномене, достаточно пройтись по любой российской улице, а еще лучше остановиться в любом ее месте на пару минут и оглядеться по сторонам.

ДВАЖДЫ ЕСТЕСТВЕННАЯ МОНОПОЛИЯ

Женщина есть наша естественая монополия 1. Более того: дважды естественная. И в смысле того, что, как живое существо, она ЕСТЕСТВЕННА, и в смысле того, что народ России ЕСТЕСТВЕННО должен обладать монополией на нее.

По данному животрепещещему вопросу необходимо принять решение на уровне администрации президента. Пора поставить заслон расхитителям нашего национального сексуального добра. Оно должно целиком и полностью принадлежать нам и никому более.

ПОЛОВОЙ ОТВЕТ

Мисс Красота одной из двух наших столиц под строжайшим секретом поведала мне, что она скрывает, что у нее никогда не было мужчин.

- Только ты никому не говори, что я девственница, – спохватившись, что сболтнула лишнее, жалобно попросила меня красавица. – Иначе я потеряю последних подруг.

Пожалуй, ни в чем Россия не достигла столь стремительного прогресса, как в сексе.

Глядя назад, поражаешься, как далеко по пути сексуального прогресса ушла наша страна ВПЕРЕД от Анны Карениной, которая под давлением общественного мнения бросилась под поезд Времени! Как далеко отстала от нас с вами Катюша Маслова, если Женщине-2000 для того, чтобы не пасть в глазах общества, надо быть падшей (в том смысле этого слова, в каком падение женщины понимали ее Мамы и Бабушки), а сохранить честь – значит лишиться ее!

Порядочность стала синонимом глупости – и не только в сексе. Как это произошло? В какой именно момент (месяц? год? пятилетку?) наши представления о чести и достоинстве изменили знак? Изучение этой метаморфозы, такой же кардинальной, как превращение гусеницы в бабочку – тема для пера нового Достоевского, не для моего слабого.

Кстати о естественных, неестественных и противоестественных монополиях. Когда я слышу о естественности монополий типа ГазПром, то могу только развести руками, как ловко придумано это название, как хитро использует оно два значения слова ЕСТЕСТВЕННАЯ в словосочетании ЕСТЕСТВЕННАЯ МОНОПОЛИЯ. Разумеется, то, что нефть является естественным продуктом, само собой очевидно. И то, что в характеристике любой фирмы, производящей нефть, монопольной или не монопольной, может употребляться слово «ЕСТЕСТВЕННАЯ», лингвистически оправдано.

Но второй смысл этого словосочетания – что производитель нефти должен быть монополистом – которым собственно и козыряют и выдают за первый и истинный – соооооооовсем не так очевиден!

Хорошего, видать, кто-то из олигархов лингвиста нанял... Сквозь вышеизложенное, между прочим, просвечивает новая тенденция в России, ранее не просматривавшаяся: рост спроса на лириков, а не на физиков. Пришла пора, помимо экономических и пи-арных, филологических советников нанимать. Окупает любые расходы! Причем в рекордно короткие сроки. Ибо говорить не работать. Разумеется, если речь идет о работе на естественную монополию.

Половой вопрос в России

Истинно, истинно говорю вам:

снят с повестки дня. Отсутствие полового ответа

– вот проблема, волнующая сердца миллионов.

ДВА КОАНА НИ К СЕЛУ НИ К ГОРОДУ

Григорий Горин как-то среди прочего вспомнил, что, когда на премьере его пьесы министр культуры СССР Екатерина Алексеевна Фурцева зашла в туалет, остальных женщин из него выгнали.

А моя старая (хотя все еще не по годам молодая) приятельница, балерина Кировского Театра (ибо балерины, как олимпийские чемпионы, бывшими не бывают) поведала мне (навсегда находясь под сильным и свежим впечатлением от происшедшего), что, когда Леонид Ильич Брежнев присутствовал на концерте после торжественного заседания, на котором давали сцену, если мне память не изменяет, из Лебединого, в уборную кардебалета зашел человек в штатском, сел на стул, по-хозяйски широко расставив перед ним ноги, и приказал тихим голосом:

Можете переодеваться, девочки. Я не мужчина, я при исполнении…

ЧЕТВЕРЫЙ ПРИВЕТ ИЗ НЕДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО

–  –  –

Это только с виду кажется, что русские девочки такие же, как европейские и американские. Изнутри они сделаны сооовсем из другого материала. И устроены с точностью до наоборот. Подобно тому, как с виду банк и тяговая подстанция имеют много общего. Но не изнутри.

Давайте сравним русскую и американку. Главным в русских девочках, их доминантой, является мечта. О чем? О главном: о счастье, о принце, о непьющем муже и еще тысяче прочих несбыточностей. Американка же не мечтает вообще. А если мечтает, то стыдится этого чувства. Она ставит цели и добивается их осуществления.

Далее. Русская девочка знает, что она должна быть непредсказуемой. Идя на свидание с женихом или открывая дверь водопроводчику, она не знает и знать не хочет, чего ей захочется. Не такова американская молодица. Она расчетливо идет на поводу своих желаний. Едва пройдет головокружение от удовлетворения, как ударная волна после атомного взрыва, американкая фемина начинает с холодной головой анализировать, что выгоднее: выйти за мужчину замуж или подать на него в суд за то, что ее изнасиловали. А поскольку в сумасшедшей стране Америка определение изнасилования значительно шире, чем где бы то ни было, так что, если ей показалось, что до того, как она целовалась или ложилась в постель, ей этого не хотелось, а захотелось в процессе – то это уже нарушение мужчиной свода законов и юридический повод раздеть его не только физически. Таким образом, удовлетворение у американки двойное: во время и после. У нашей же девушки удовлетворения вообще быть не может. Она вечно томится и вечно неудовлетворена.

Американка напоминает самку богомола, которая после полового акта безжалостно откусывает самцу голову. Русская же девочка чем ближе, тем безобиднее. Академик Ландау предлагал измерять женскую красоту в обратных метрах. То есть: чем меньше расстояние, на котором красота женщины не исчезает, тем она больше. Так вот: у русских девочек красота приближается к бесконечности.

У американских - имеет предел.

Русская женщина девственна в душе, даже если она мать-героиня. Не случайно обычное обращение к женщине – девушка, даже если она бабушка и ей положена пенсия. Американка, напротив: пола вообще не имеет. Отсутствие внимания к себе она воспринимает как свое социальное достижение. Когда я перед началом одного из банкетов в Нью-Йорке снял с сидевшей рядом со мной леди пальто, общество было шокировано больше, чем если бы она обнажилась до полного ню.

- Никогда больше не делайте этого, – прошипела леди мне на ухо.

- Почему? – прошептал я оторопело.

- Потому что мы равны! – последовал жесткий ответ.

Вдумайтесь в это трагическое недоразумение, и вы поймете, что русская и американка свалились на землю с разных планет. Они несомненно произошли от двух разных Ев, которые по причине удаленности во времени были ошибочно приняты за одну.

Французы гордятся тем, что создали француженку. Русскую женщину не создавал никто. Она воссоздается сама по себе в русском поле, как элементарные частицы из вакуума, как Ева Родена из руки Бога, в каждом поколении меняясь до неузнаваемости и в то же время оставаясь самой собой.

Сила русской бабы очевидна вовсе не из того сомнительного факта, что она в чистом поле останавливает на скаку коня, а в том несомненном, что на улице останавливает любого железного скакуна мощностью сто лошадиных сил, как только захочет этого. Однажды некая красавица с косой вокруг головы самоуверенно заявила, что может остановить все.

- Бульдозер? – спросил я.

- Запросто.

- Бронетранспортер?

- Элементарно.

- Танк?

- Меня пару раз на Т-54 до дому подбрасывали.

- Самолет?

- Задержать вылет? Ну, это вообще раз плюнуть.

- Спутник?

- Вот со спутниками у меня пока романов не было, – огорчилась Марина. – Надо будет попробовать.

Русская женщина не понимает, как можно не заботиться о мужчине.

Американка не понимает, чего ради о нем заботиться. Ей этого не втолковать.

Лучше всего выразила феминистическое американское кредо некая заокеанская леди, решившая выйти замуж за русского господина: Васили хочет, чтобы я стирала ему рубашки, – пожаловалась она сидевшей рядом со мной хозяйке дома. – Это так странно, так ни на что не похоже… Объясните мне, ради бога, почему я должна что-то делать для чьго- то удобства? Почему?

И вопросительно уставилась на русскую. А та - на американку. Так они и глядели друг на друга, как Мальвина и Чебурашка. И найти общий язык этим с виду похожим инопланетянкам было совершенно невозможно.

Мечтательность русских женщин легко объяснима. Как мы уже говорили, в России смотреть широко раскрытыми глазками не на что.

Лучше всего наша страна выглядит:

1) издалека

2) в мечтах и

3) если закрыть глаза.

Но коль скоро женщина закрывает глаза, то это уже прелюдия. Отсюда эротический воздух, какого нет нигде в мире. По части эротики Москва и даже Сыктывкар дадут Парижу ладью форы. Если ихние в миттельшпиле – перворазрядницы, то наши – гроссмейстерши, можете мне поверить.

Еще никто не изобрел медали с одной стороной. Оборотной стороной нашего эротического рая, а также нашего национального характера, который в состоянии покоя чувствует себя неустойчиво и наоборот, является то, что среди русских женщин много таких сук и дряней, каких редко найдешь в чужих краях. Но даже последнюю простигосподи из вокзального буфета можно понять: в конце концов наступает момент, когда самой тургеневской девушке захочется начать жить жизнь, а не только мечтать о ней. Особенно, если ты молода и красива. Хочется, черт побери, раскрыв глаза, видеть хоть что-нибудь, отдаленно напоминающее то, что является в мечтах, когда очи закрыты. А если этот контрапункт продолжается год, пять, десять, то некоторые наиболее ретивые лошадки начинают закусывать губы и бить копытами. И, о чудо, – на глазах кроткая и целомудренная превращается в кобылицу, которой палец в рот и другие части тела класть решительно не советую.

Ни в чем не проявилась сила русской женщины более ярко, чем в том общеизвестном и уникальном в мировой истории факте, что в восемнадцатом веке, она, выйдя из терема, на целых сто лет взошла на престол – прецедент, не знающий аналогов. И что характерно: русский женский характер тем тверже, чем сама женщина мягче. Она и пожалеет, и обогреет, и разденет, и приголубит, но если попробуешь ее тронуть, – кремень.

Итак, о чем это я? О том, что давайте встанем. Наполним бокалы.

И выпьем заздравицу за самую народную здравицу из всех заздравиц:

Да здравствует Русская Женщина – организатор и вдохновитель всех наших побед над ней !

ТРИ ДЕВИЦЫ ПОД ОКНОМ Воскресный сон Ивана Державного.

Три девицы под окном – прекрасные, как три грации, хоть хоровод води! 1 - сидели на лавочке и думали о своих мужьях 2.

Первая – Алешкина, вся из себя дородная, кровь с молоком, чтобы не сказать молоко с кровью, Рубенса бы на нее – он бы точно не прошел мимо – увековечил бы, не удержался, да и Пикассо тоже, только не голубой и не розовый, а посткубистический, руку бы тоже приложил, не без этого; о такой царь-женщине нельзя говорить, как бы разглядывая ее в лупу, вроде – «родинка на плечике» или изысками типа «вуаль невесомой улыбки скользнула по краешку алых губок прелестницы», нет! описывать неотразимую привлекательность фемины столь мощно влекущего типа, мимо которого проход мужчине запрещен природой, можно только крупными мазками: щеки, колени, ноги, живот, правая грудь, левая ягодица, чаши, формы … Всем хороша красавица-женщина Алешкина, и станом, и грудью высокой, и голосом низким, и коленок ее богатырских на двоих хватит (то есть двоих с одной стороны и двоих с другой) – а сидит скромно, икры целомудренно сдвинула, хотя они и без того ситцевым платьем прикрыты, и вяжет, вяжет… Вторая мать-девица, Ильюшина, стройная, тонкая, тихая, насквозь просвечивает и изнутри светится – откуда что берется? Кажется, дунь – взлетит; одним словом, возьмите любую картину Серебряковой – она! Сидит, набираясь от лавочки, как муж ее от мать-земли сил, и вглядывается в вышитые ею узоры, как в живые.

А третья, Добрынина, босоногая, высокогрудая и златокудрая, как весна Ботичелли, из той породы женщин, которых словно вытянули вверх, как гуттаперчевых. Эх, ее бы на Елисейские поля минуты на две забросить какимнибудь парашютным десантом – и больше ничего не надо для обустройства судьбы.

А тут, конечно, другое: закат… Петухи поют… Косогор. Тут тебе не Лос Вегас – на тысячу лет вперед от тишины дух захватывает. Тут другое. Тут бездна… Прошло минут пять. А может, пять тысяча лет – кто знает? Петухи кукарекают, соловушки заливаются, солнышко садится… Тишина, благодать… Вечная благодать!

- Мой Ильюша такой могучий, такой мощный, – молвила Ильюшина вдруг, как умеют говорить только русскиие женщины, вписываясь голосом в тишину. – Я с ним, как пылинка. Такая счастливая-счастливая пылиночка на его могучем плече.

- Твой Ильюша – это царь-мужчина, – согласилась Алешина. – Но зато мой Алешенька такой шебутной, такой залетный! Смотришь в его серо-бурозеленые глаза – и ныряешь в них, как в прорубь. А что самое мизерабельное – Кстати замечали ли вы, что хороводы трех русских девиц в сарафанах и трех греческих граций ни в чем – похожи, как близнецы? Если конечно, первых раздеть или вторых одеть, а в остальном: лицом, телом, статью, станом, павностью, плавностью – один в один!

Если вы спросите меня, как это девицы могут быть замужем, я удивлюсь вашему удивлению.

Грань между девушкой и женщиной давно стерлась так же, как между начальником и мужем, а также между любовницей и женой. А вы не знали? Это вам не девятнадцатый век, это бери выше!

не знаешь, где вынырнешь, когда вынырнешь и вынырнешь ли вообще. Такая вот круговерть.

- А мой Никитич – это вообще бездна, – прошептала Добрынина. И смолкла.

- А еще что? – спросила Алешина глубоким контральто, так что, казалось, эхо отвечало ей из ее собственной груди, а не из-за бурелом-леса.

- Да куда уж глубже? – удивилась Добрынина, отвечая чему-то своему. – Бездна она бездна и есть.

И опять замолчала, о чем-то вспоминая и мягко улыбаясь воспоминанию.

Прошло еще три минуты. А может три тысячи лет – кто знает? Петухи кукарекают, воробушки чирикают, солнышко идет на закат…

- Мой Ильюша такой хороший, такой хороший, – вдруг молвит Ильюшина, не прерывая тишину. – Вчера пришел домой: трезвый, чистый и спать лег. Сам разделся и – лег! А сапоги в угол поставил. Рядком, аккуратненько. Такой зайчик! Так бы и расцеловала.

И смолкла – словно бы и не говорила. Словно круги по воздуху от слов разошлись, как от стрекозы, севшей на воду.

- А мой Никитич вчера посуду помыл, – сказала Добрынина. – Сам, без подсказки. А потом вернулся в горницу и пол подмел. А все окурки, что они с вашими за сутки без малого выкурили, собрал и в бочку выбросил. И все бутылки и все стаканы. Представляете? Сам помыл. И чего это на него вдруг нашло? А? Так бы и расцеловала. Одно слово: Никитич…

- А мой Ильюшенька вчера дров нарубил, – сказала сами понимаете, чья

-Ильюшина. Сидел, сидел, весь из себя такой мрачный. Я аж сжалась, аж дух захватило! Ну думаю, сейчас начнется… А потом вдруг встал резко, на двор вышел и вижу – работает, работает. Я бездельничаю, а он работает вовсю. И колет, и колет… Прошла еще пара веков. А может, пара секунд – кто знает? Воробушки чирикают, козочки блеют, соловушки заливаются наперебой... Лепота!… Сидят три красавицы-девицы. В Голливуд бы их или, к примеру, на пятую Авеню – такая бы круговерть началась, будьте-нате! А тут конечно, другое. Тут тишь. Вечность.

Покой. Пруд. Лес. Дол. Сидят три красных девицы-бабы. И вдруг видят: о, чудо!

мужья идут. Как три прекрасных древнегреческих грация. То есть я хотел, конечно, сказать, как три богатыря эпохи расцвета расщепления атома и Интернета. А может, как три маленьких лебедя из «Лебединого»? Потому что все больше бочком, бочком, ногами перебирая, – но, несмотря на это, не позволяя им зацепляться друг за дружку (или друг за подружку? А кто их разберет, ноги они и есть ноги) и ни на секунду не теряя наружного равнения. Бредут, как ожившая скала. Как три каменных гостя сразу. Неотвратимо идут. И горделиво – в смысле, в обнимку.

Качаются, конечно, как тополи. А похожи – ну будто тройняшки! Только у Никитича, что правый край держит, бутылка из кармана торчит, у Алеши, что на левом фланге коленца выкаблучивает (ну, прямо второй Пеле, а еще лучше сказать – Пеле по сравнению с финтами-кренделями нашего левого форварда – второй Алешка); так вот, у Алеши из кармана ничего не торчит; вывернуты – и все. А у центрового, могучего Ильюши, вообще карманов нет, в одной рубахе идет, которая к тому же на добрую половину пуговиц расстегнута, тогда как другая, еще более добрая, открывает молодецкую грудь миру – на все четыре ветра. Конечно, без сивок-бурок вещих каурок, палиц и прочих кольчуг образы богатырские не враз признаешь. И с мечами-кладенцами они бы побылинней смотрелись, это как дважды два. Спорить не о чем: кладенец есть кладенец. Но и без амуниции богатырской картина величественная, словно они в родное село возвращаются после баталии с половцами. У Алеши под глазом синяк.У Ильюши - на лбу – по центру горит, как звезда путеводная. Добрыня же без синяков идет, целыйневредимый, только бутылка из кармана сверкает. Да что говорить: удальцы, как на подбор. Косая сажень в глазах и кровь с молоком!

- Слушайте, бабаньки, – говорит вдруг Добрынина, словно проснувшись, потому что перед этим зажмурилась и помотала головой, словно хотела выбросить из нее наваждение (Эх, феллини бы какого- нибудь спрятать в стоге напротив в эту минуту, он бы увековечил это божественное движение королевы баб. А так – было как не было. Словно стрекоза на воду села и улетела) – А что хорошего в наших мужиках, бабоньки? Да вы поглядите на них! Как только таких земля носит!

То есть как это что в них хорошего? – обиделись за своих супругов подруги. – Как это что в них хорошего? Да все в них хорошее, в наших мужчинах. Куда в них ни ткни, все хорошее.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |



Похожие работы:

«ББК Ю3(2)6 РУССКАЯ ИДЕЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ А.А. Островская, Г.Л. Терехова Кафедра "История и философия", ГОУ ВПО "ТГТУ"; hist@nnn.tstu.ru Представлена членом редколлегии профессором В.И. Коноваловым Ключевые слова и фр...»

«1. Цели освоения дисциплины Целью освоения дисциплины "Основы искусства ХХ века" является изучение западноевропейского искусства XX века.2. Место дисциплины в структуре ООП Дисциплина "Основы искусства ХХ века" (Б1.Б.15.11) относится к базовой части Блока 1 "Дисциплины. Ее освоение...»

«Поэт жил в девятнадцатом столетии, и именно он воспел эти тревожные исторические десятилетия. Он своими глазами видел, как царизм колонизировал казахскую землю и угнетал казахский народ, и по мере возможностей п...»

«"Рассмотрено" "Согласовано" "Утверждено" Руководитель ШМО заместитель директора по УВР Директор школы Протокол №1 от "31"августа 2016 _/ "30" августа 2016 г "_"20г Приказ №124 Рабочая программа по учебному предмету "Обществознание...»

«Исламский запрет риба. К истории вопроса Автор: Administrator 30.05.2009 12:08 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 st1:*{behavior:url(#ieooui) } /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:Обычная таблица; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-parent:; mso-padding-al...»

«Рабочая Форма программа ФСО ПГУ 7.18.1/06 Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Кафедра русской филологии и библиотековедения РАБОЧАЯ ПР...»

«Социологические исследования, № 11, Ноябрь 2009, C. 21-30 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ РАЗРЫВ 1980-х ГОДОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ: ПОЛЬСКИЙ СЛУЧАЙ Автор: Н. В. КОРОВИЦЫНА КОРОВИЦЫНА Наталья Васильевна доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН. Аннотация. На примере традиционалистски ориентиров...»

«Аксёнова Елена Юрьевна Общественно-политические и исторические взгляды Кэтрин Маколей (1731-1791 гг.) 07. 00. 03 Всеобщая история (новая история) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Самара -2003 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Самарского государственного педагогического университета Научный...»

«СИМОНЕНКО ВИКТОРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА МЕСХЕТИНСКИЕ ТУРКИ: ИСТОРИЧЕСКАЯ СУДЬБА И ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ Специальность 07.00.02 Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Краснодар 2002 Работа выполнена на кафедре истории древнего м...»

«История интернирования и военного плена 21. Государственный Архив новейшей истории Иркутской области. (ГАНИИО). Ф. 4765. Оп. 1. Д. 60. Л. 15.22. Там же. Д. 15. Л. 9.23. Главное управление по делам военнопленных и интернированных НКВД–МВД СССР. 1941–1952: отчетно-инф...»

«МКОУ "Поротниковская средняя общеобразовательная школа" Бакчарского района Томской области России верные сыны (партизаны Отечественной войны 1812 г.) Ученики: 6 класса Фунтусова Екатерина, 8 класса Краева...»

«Бутакова Надежда Александровна СТАНДАРТНАЯ ФОРМА КОНТРАКТА В статье рассмотрены проблемы правового регулирования стандартной формы контракта, оценены положительные и негативные стороны ее использовани...»

«Авторы сказок воспитанники, родители, педагоги дошкольного отделения "Аистёнок" ГБОУ Школа № 1874 Москва 2015 год Автор Аль-Зейди Настя Стояло прекрасное лето. Наша история произошла в одном чудесном лесу. Это был сказочный лес. В нем все звери жили дружно и помогали дру...»

«Варлам Тихонович Шаламов Вишера (сборник) Александр Белоусенко (belousenko@yahoo.com), 1 октября http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=154924 Собрание сочинений в 4 томах. Том 4: Вагриус, Художест...»

«Примечание историка Действие происходит между двумя эпизодами 2-го сезона сериала "Сверхъестественное": "Блюз на перекрестке" и  "Кроатон". Глава 1 Фордемский университет, Бронкс, Нью-Йорк 12 ноября 2006 года, воскресенье Холодный ноябрьский ветер...»

«И. В. Тункина Первые исследовательские программы в классической археологии Северного Причерноморья (ХVIII — середина ХIХ в.)1 Проблемы античной истории: Сборник научных статей к 70-летию со дня рождения проф. Э. Д. Фролова / П...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2012 Филология №3(19) УДК 070: 93/94 М.В. Литке 150 ЛЕТ ЖУРНАЛУ "ВОКРУГ СВЕТА": СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ В статье выделены основные периоды и этапы полуторав...»

«RS Наследие.-2010.-№4(46).-С.10-16. Талыши – один из древнейших пластов этнической истории Азербайджана Ариф Мустафаев, доктор исторических наук, профессор Талыши, которые по происхождению восходят к кадуси – одному из древнейших аборигенных этносов Азербайджана, в настоящее время компактно, а м...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 111 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2013. Вып. 2 УДК 821.161.1.09-1(045) В.С. Малых ПРОБЛЕМА ГРАНИЦ ЛИЧНОСТИ В СТИХОТВОРЕНИИ Н.С. ГУМИЛЕВА "ПАМЯТЬ": ВНУТРИСИСТЕМНЫЙ ГОРИЗОНТ ПОНИМАНИЯ Анализируется стихотворение Н.С. Гумилева "Память"...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Московский государственный институт культуры УТВЕРЖДЕНО УТВЕРЖДЕНО Деканом социально-гуманитарного Зав. кафедрой теории культуры, этики факультета и эстетики К.В. Ивиной И. В. Малыгиной РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛ...»

«Из истории некоторых терминов литературоведения и журналистики в русском языке И. А. Бойцов Исследования, связанные с описанием различных аспектов литературоведения и журналистики, которые являются составными и неотъемлемыми частями филологической науки,...»

«УДК 911.3:316:78 ЗАСЕЛЕНИЕ КУРСКОГО КРАЯ КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ РАЗВИТИЯ ТРАДИЦИОННОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ © 2009 В. А. Владимирова аспирант каф. экономической и социальной географии e-mail: Вusik7700@mail.ru Курский государственный университет В настоящей статье рассматривается история заселени...»

«Ключевые рынки. Дневной фокус 18 октября 2013 ПОСЛЕДНИЕ ИЗМЕНЕНИЯ НА КЛЮЧЕВЫХ РЫНКАХ Фондовые площадки США вчера показали разнонаправленную динамику. Индекс широкого рынка S&P500 вырос на 0,7% до уровня 1733, обновив исторический максимум. При этом индекс DOW JONES, который объединяет только 40...»

«Майя Лавринович Игорь Федюкин "Регулярная академия учреждена будет.". Образовательные проекты в России в первой половине XVIII века Серия "Новые материалы и исследования по истории русской культуры", книга...»

«Исайя Берлин История свободы. Россия Серия "Liberal.ru" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8885650 История свободы. Россия. 2-е изд: Новое литературное обозрение; Москва; 2014 ISBN 978-5-4448...»

«УДК 373.3:39 БАЗАРОВА ГУЛЬНУР ЗЕРИПХАНОВНА ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТНОГО ОТНОШЕНИЯ К ЭТНИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ (на примере туркмен, компактно проживающих в Ставропольском крае) 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соиска...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.