WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«А. В. Гусева Владимир Ильич Аксельрод Вокруг Финляндского вокзала. Путеводитель по Выборгской стороне Серия «Всё о Санкт-Петербурге» Текст предоставлен ...»

-- [ Страница 1 ] --

А. В. Гусева

Владимир Ильич Аксельрод

Вокруг Финляндского

вокзала. Путеводитель

по Выборгской стороне

Серия «Всё о Санкт-Петербурге»

Текст предоставлен правообладателем

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6449630

Вокруг Финляндского вокзала. Путеводитель по Выборгской

стороне: ЗАО Издательство Центрполиграф; Москва; 2013

ISBN 978-5-227-04765-6

Аннотация

Более чем трехсотлетняя история Санкт-Петербурга

прослеживается на примере 11 магистралей Выборгской

стороны, расположенных рядом с Финляндским вокзалом: Арсенальной набережной, площади Ленина, улиц Комсомола, Михайлова, Академика Лебедева, Боткинской, Комиссара Смирнова, Бобруйской, Финского переулка и начала Лесного и Сампсониевского проспектов. Этот своеобразный путеводитель поможет узнать немало интересных фактов из истории домов и жизни выдающихся ученых-медиков, революционеров, деятелей культуры, педагогов, военачальников и простых жителей Выборгской стороны с XVIII до XXI века. В книге использованы архивные источники, редкие факты из дореволюционных адресных книг и справочников, старинные фотографии и открытки.

Содержание Предисловие 8 Часть первая 11 Глава 1 11 Глава 2 44 Конец ознакомительного фрагмента. 287 Владимир Аксельрод, В. И. Гусева Вокруг Финляндского вокзала. Путеводитель по Выборгской стороне © Аксельрод В. И., Гусева А. В., 2013 © ООО «Рт-СПб», 2013 © ЗАО «Издательство Центрполиграф»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru) Предисловие Эта книга посвящена восьми прилегающим к Финляндскому вокзалу магистралям Выборгской стороны

– улицам Комсомола, Михайлова, Академика Лебедева, Боткинской, Комиссара Смирнова, Бобруйской, Финскому переулку, Арсенальной набережной и площади Ленина. Кроме того, в отдельной главе рассказывается о перекрестных с этими магистралями начале Лесного и Сампсониевского проспектов.

Выбор именно этих магистралей обусловлен не только их близостью к Финляндскому вокзалу, но и их исторической общностью, а также тем, что расположенные на них градообразующие учреждения: завод «Арсенал», Артиллерийская и Военно-медицинская академии, тюрьма «Кресты» и, конечно же, сам Финляндский вокзал с относящимися к нему жилыми домами и административными зданиями, своими фасадами формируют архитектурный облик сразу нескольких магистралей. Зачастую, имея общие адреса, они пересекаются или переливаются друг в друга так, что отделить их бывает очень трудно. Одна только Военно-медицинская академия с многочисленными клиниками и кафедрами разбросана по всем этим улицам.

Первую часть этой книги составили очерки, посвященные самой старой и протяженной магистрали – улице Комсомола (б. Бочарной и Симбирской), прилегающей к ней улице Михайлова (б. Воскресенской и Тихвинской), Арсенальной набережной, своего рода оборотной стороне улицы Комсомола и площади Ленина. Вторая часть включает в себя очерки об улицах Академика Лебедева (б. Морской и Нижегородской), Боткинской (б. Офицерской), Финскому переулку, Комиссара Смирнова (б. Ломанскому переулку).

В каждой из глав книги вслед за историческим очерком об улицах рассказывается о наиболее значимых памятниках истории и культуры, расположенных на них, и известных жителях и домовладельцах, живших или трудившихся здесь. Наиболее полно «в лицах» представлена история Военно-медицинской и Артиллерийской академий, завода «Арсенал», тюрьмы «Кресты». Маршруты прогулок по этим улицам помогут читателям составить также представление об архитектурном облике не только крупных общественных зданий, но и доходных домов, расположенных здесь.





Для написания этой книги были использованы как материалы Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, так и новая, еще не введенная в научный оборот информация по истории этих улиц и ее обитателей, почерпнутая авторами из Атласа тринадцати частей Санкт-Петербурга Н. Цылова и адресных книг, начиная с 1809 г., справочных книг о лицах Санкт-Петербургского купечества и др. Кроме того, нами была использована информация, содержащаяся в «Топонимической энциклопедии Санкт-Петербурга», энциклопедии «Святыни Санкт-Петербурга», в справочниках КГИОП: «Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга, состоящие под государственной охраной», «Историческая застройка Санкт-Петербурга. Перечень вновь выявленных объектов», в справочнике «Архитекторы-строители Петербурга середины XIX – начала XX века», в «Петербургском Некрополе» В. Саитова, в энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А.

Ефрона, «Русском биографическом словаре», в очерках из журналов «Блокнот агитатора», «Диалог», «Ленинградская панорама», в краеведческой популярной литературе, на некоторых сайтах в интернете, в электронной энциклопедии «Благотворительность Петербурга».

Часть первая Рядом с Финляндским вокзалом Глава 1 Площадь Ленина Наше знакомство с примечательным уголком Выборгской стороны, расположенным рядом с Финляндским вокзалом, мы начнем с площади, которая раскинулась перед ним.

Сегодня Площадь Ленина – одна из самых оживленных в городе. С раннего утра и до позднего вечера с разных концов города на Финляндский вокзал устремляются сотни пассажиров, сотни других с вокзала выходят на площадь и спешат на общественный транспорт. Особенно же многолюдной она становится летом, когда работает фонтанный комплекс с подсветкой и музыкальным сопровождением.

Трудно поверить, что в XVIII в. пространство современной площади Ленина называлось в народе «Волчьим полем». Оно служило местом для выгона скота, затем использовалось как городская свалка. Позже часть свалки отвели Артиллерийскому ведомству.

Здесь разместился полигон и военный лагерь. На север от полигона располагался пустырь, называвшийся «Куликовым полем». В начале XIX в. в юго-западной части пространства современной площади Ленина появились первые постройки Михайловского артиллерийского училища, речь о котором у нас впереди1.

Рождение же площади относится к 1870 г., когда по проекту П. С. Купинского2 севернее Симбирской улицы (ныне – ул. Комсомола) построено здание Финляндского вокзала в модном для того времени неоготическом стиле. Главный вход в вокзал осуществлялся со стороны западного фасада, здесь и возникла небольшая привокзальная площадь. Интерьеры вокзала были отделаны по проектам финских архитекторов В. Вестлинга и П. Дегенера, а мебель приобрели в Германии3.

Кукушкина В. В. Топонимика Санкт-Петербурга XVIII в. по планам города. СПб., 2002; Шаврова Н. Улица Комсомола // Блокнот агитатора.

Л., 1962. С. 43.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Под общей редакцией Б. М. Кирикова. СПб., 1996.

С. 185.

Фролов А. И. Вокзалы Санкт-Петербурга. СПб., 2003. С. 101–102.

Площадь Ленина Официальное открытие дороги состоялось 11 (23) сентября 1870 г. Именно в этот день Александр II объявил об этом событии. Но еще 3 февраля 1870 г.

«Санкт-Петербургские ведомости» писали: «1 февраля 1870 года, в час пополудни, на станции Финляндской ж.-д. на Выборгской стороне было совершено молебствие; дорога и подвижной состав ее освящены; торжества сопровождались и речами, и завтраками, и прекрасною погодою. Официальная жизнь дороги началась при самых благоприятных обстоятельствах. Подвижной состав ее очень хорош». Всего на этом участке действовали 32 станции, и только Финляндский вокзал был каменным, остальные были деревянными. К столетию открытия дороги в Финляндии на вокзале города Рихимяки установили мемориальную доску с текстом на русском и финском языках следующего содержания: «1870 г. Была открыта железная дорога Рихимяки – Ленинград (Петербург)» 4.

Финляндский вокзал после постройки представлял собой сильно растянутое приземистое здание, в основном одноэтажное. Главный фасад его выходил на Симбирскую улицу, по углам имел два этажа в пять окон. Боковой фасад, выходивший на вновь проложенный тогда Финский переулок, возведен одноэтажным, за исключением небольшого двухэтажного помещения, где располагались царские комнаты, доступ в которые для простого люда был закрыт.

Старое здание Финляндского вокзала почти полностью разобрано в конце 1970-х гг. в связи с общей его реконструкцией.

Там же. С. 102.Аллея Ленина. Фото 1950-х гг. Финляндский вокзал. 1960-е гг.

Однако центральная часть вокзала была включена в новую постройку как архитектурный мемориал, напоминающий о том, что на площади перед ним вечером 3 апреля 1917 г. состоялось историческое выступление В. И. Ленина, вернувшегося в Петроград из эмиграции.

Но прежде чем рассказать об этом событии, напомним читателям, что на Финляндском вокзале В. И. Ленин бывал неоднократно.

Впервые он сюда пришел 8 ноября 1905 г., когда в разгар Первой русской революции нелегально вернулся в Петербург из своей первой эмиграции. В течение 1906–1907 гг. Ленин много раз приезжал на Финляндский вокзал, когда находился в «ближней эмиграции» в Финляндии, на даче «Ваза». В 1917 г. В. И. Ленин с этого вокзала уехал на дачу В. Д. Бонч-Бруевича в деревню Нейвола 29 июня и возвратился оттуда утром 4 июля.

В последний раз Ленин был на Финляндском вокзале в декабре 1917 г., 24 декабря он вместе с Н. К.

Крупской и М. И. Ульяновой выехал отсюда в санаторий «Халила» для кратковременного отдыха и возвратился 28 декабря5.

Воспоминания современников позволяют нам воссоздать часы, предшествовавшие встрече Ленина. В это время площадь и улицы у Финляндского вокзала уже переполнял народ. Революционный беспорядок поддерживали отряды рабочей милиции Выборгского района, Финской Красной гвардии, студенты с красными повязками на рукавах. Такого скопления людей улицы Петрограда не видели с февральских дней.

Преобладали рабочие, солдаты, матросы. Развевались красные полотнища. Прожекторная рота гарнизона Петропавловской крепости выставила несколько прожекторов у вокзала и по улицам, через Невку до самой Троицкой площади. На перроне Финляндского вокзала к встрече приготовился почетный караул моряков 2-го Балтийского флотского экипажа.

Бондаревская Т. П., Великанова А. Я., Суслова Ф. М. Ленин в Петербурге – Петрограде. Л., 1980. С. 257.

После реконструкции западной части привокзальной площади началось преобразование внутридворовых территорий. При этом была разобрана левая часть дома № б на пл. Ленина (арх. П. Ю. Сюзор, 1879 г.). Фото 1969 г.

Площадь Ленина, д. 5. Открытка начала XX в.

Интересный факт: сам Ленин не ожидал такой встречи в Петрограде. До Белоострова он говорил Н.

К. Крупской, что если их в Петрограде и не арестуют, то вряд ли в такой поздний час они найдут у вокзала извозчика.

За два дня до этого события, 1(14) апреля, меньшевики встречали вернувшегося на родину из более чем 37-летней эмиграции Г. В. Плеханова, усталого и тяжелобольного 6. Но вернемся к событиям 3 апреля 1917 г. По решению Военной организации большевиКуликовская Л. Л. Броневик «Враг капитала». Л., 1986. С. 20–21.

ков к вокзалу были выведены броневики Броневого дивизиона. На перроне выстроился почетный караул из матросов Балтийского флотского экипажа с оркестром, шеренги солдат Московского и Преображенского полков… В газетном отчете, посвященном встрече, сообщалось: «В 11 час. 10 мин. подошел поезд. Вышел Ленин, приветствуемый друзьями, товарищами по давнишней партийной работе. Под знаменами партии двинулся он по вокзалу, войска взяли на караул…».

После того как умолк оркестр, исполнявший «Марсельезу», В. И. Ленин произнес на перроне несколько кратких приветственных речей, призывая к борьбе за победу социалистической революции.

Н. К. Крупская вспоминала: «Питерские массы, рабочие, солдаты, матросы пришли встречать своего вождя. Было много близких товарищей. В числе их с красной широкой перевязью через плечо Чугурин – ученик школы Лонжюмо…» И. Д. Чугурин тут же на перроне вручил Ленину партийный билет № 600 большевистской организации Выборгской стороны. Ленина проводили в парадный зал вокзала, где его ждали делегация Центрального, Петербургского комитетов партии, Петроградского Совета. От имени Петроградского Совета В. И. Ленина приветствовал Н. С.

Чхеидзе… Г. В. Плеханов Когда Ленин вышел на привокзальную площадь, ему помогли подняться на один из броневиков, чтобы он смог обратиться с речью к массам, пришедшим его встретить… На броневике, в сопровождении тысяч трудящихся, В. И. Ленин направился к зданию ЦК и ПК РСДР (б) – к особняку Кшесинской. Маршрут этого необычного шествия пролегал по Финскому переулку, Нижегородской улице, Боткинской улице, Большому Сампсониевскому проспекту, Финляндскому проспекту, Сампсониевскому мосту, Большой Дворянской улице7. Справедливости ради стоит добавить, что на Финляндский вокзал после Февральской революции возвращались из эмиграции и другие видные революционеры. Кроме упомянутого выше Г. В.

Плеханова, назовем также идеолога анархизма князя П. А. Кропоткина, вернувшегося в Петроград в июне того же года. Его приезд на Финляндский вокзал также сопровождался встречей сторонников, только не такой массовой8. Первый же русский социал-демократ Г.

В. Плеханов в январе 1918 г. с этого же вокзала уехал на лечение в финский туберкулезный санаторий Питкеярви (ныне – пос. Ильичева /б. Ялкала/, озеро Долгое), где и умер 30 мая того же года9. Возвращаясь же к событиям судьбоносного 1917 г., упомянем факт, известный не столь широкому кругу читателей.

Бондаревская Т. П., Великанова А. Я., Суслова Ф. М. Ленин в Петербурге – Петрограде. Указ. изд. С. 257.

Санкт-Петербург. Энциклопедия. М.-СПб., 2004. С. 421–422.

Там же. С. 681. См. также: Тюшюкин В. Г. Плеханов. Судьба русского марксиста. М., 1997.

23 декабря 1917 г. с Финляндского вокзала на гастроли в Стокгольм уехал из Петрограда великий С.

В. Рахманинов. Он надеялся, что волнения в России временные и несколько месяцев гастролей помогут ему пережить это тяжелое время. Сергей Васильевич выехал за границу вместе с семьей и сложилось так, что в Россию он больше не вернулся10. Однако все эти события в советское время оставались в тени той апрельской знаменательной встречи, в память о которой площадь перед Финляндским вокзалом и была названа именем Ленина11. А уже в 1926 г. перед старым зданием вокзала установили бронзовый памятник Ленину (ск. С. А. Евсеев, архитекторы В. А. Шую и В. Г. Гельфрейх), ставший своего рода символом Ленинграда12. Площадь эту начали создавать к 10-й годовщине Октябрьской революции (раньше на этом месте находились дровяные склады).

Топонимическая энциклопедия санкт-Петербурга. 10 000 городских имен. сПб., 2002. с. 192. см. также: Владимирович А., Ерофеев А. Е.

Петербург в названиях улиц. Происхождение названий проспектов, рек и каналов, мостов и островов. М.-сПб. – Владимир, 2009. с. 359–360.

Исаченко В. Г. Памятники Санкт-Петербурга. Справочник. СПб.,

2004. С. 141–142. См. также: Монументальная и декоративная скульптура Ленинграда. Л., 1991. С. 68–69.

Кривдина О. А., Тычигин Б. Б. Скульптура и скульпторы Петербурга 1703–2007. СПб., С. 333–334.

П. А. Кропоткин Интересна история создания этого монумента.

После смерти В. И. Ленина, по решению депутатов Городского совета, 16 апреля 1924 г. заложили памятник в сквере перед входом в старое здание Финляндского вокзала, где поставили глыбу черного гранита с надписью: «Ленину». Тогда же объявили Всесоюзный конкурс на проект монумента.

В августе 1924 г. в Академии художеств открылась выставка конкурсных проектов. Еще до ее открытия в печати и устных выступлениях деятели искусства и общественность начали дискуссию о характере будущего памятника. Архитектор A.C. Никольский был убежден, что это должен быть строгий и лаконичный архитектурный монумент символического характера.

Его поддержали многие, но были и сторонники более традиционных решений. Прикованный к инвалидному креслу Б. М. Кустодиев очень живо реагировал на дискуссию и утверждал свое понимание памятника: «Попытки изобразить Ленина в моменты ораторского подъема, в движении, кажутся мне неудачными. В искусстве гораздо больше говорит намек на движение, начало движения, чем передача самого процесса… Я на стороне тех, кто отстаивает архитектурный памятник. Гигантская фигура человека в пиджаке, да еще жестикулирующего, выглядела бы несуразно.

Другое дело – бюст или барельеф как часть памятника (например, на фасаде здания); это было бы уместно. Словом, памятник Ленину представляется мне не в форме статуи, а в плане монументального архитектурного сооружения». Именно таким и был проект выдающегося зодчего и художника A.C. Никольского, так нигде и не реализованный.

Памятник В. И. Ленину После закрытия выставки выяснилось, что из 60 конкурсных проектов ни один не получил одобрения, и в 1925 г. предложили разработать новый проект, завершенный к маю 1926 г. Бронзовая фигура Ленина органично связана с гранитным пьедесталом в форме броневика, с которого вождь выступал на этой площади в апреле 1917 г. с речью, содержавшей призывы к революции. В мае 1925 г. модель была готова, памятник отлили из бронзы в 1926 г. на заводе «Красный выборжец» под руководством мастера художественного литья Э. П. Гакера. Открытие монумента состоялось 7 ноября 1926 г., в девятую годовщину Октябрьской революции. Постамент сложен из черных гранитных блоков в сочетании с бронзовыми частями, воспроизводящими башню броневика. На лицевой стороне постамента надпись: «…и да здравствует социалистическая революция во всем мире». Под ней дата: 17 апреля 1917 г. Высота статуи равняется 4 м 26 см, постамента – 5 м 12 см, вес статуи – 6 тонн.

Воздвигнутый на небольшой площади перед старым зданием вокзала монумент имел скорее смысловую, нежели архитектурную связь с городской застройкой. В 1945 г., в связи с разработкой проекта нового здания Финляндского вокзала, памятник перенесли в центр большой площади, которая впоследствии стала новым архитектурным ансамблем Ленинграда13. Новая площадь от старой исторической унаследовала и название.

Суровое испытание пало на долю вокзала в период Великой Отечественной войны, когда он стал головным пунктом «Дороги жизни». На вокзале создали эвакопункт, который занимался вывозом населения из блокированного города через Ладогу. Вокзал сильно пострадал от артобстрелов и бомбежек, но продолжал работать. Здесь даже был свой «фирменный» поезд, сформированный из пригородных вагонов. Ежедневно, ровно в 19 часов 05 минут, он отправлялся на Ладогу. 7 февраля 1943 г., после прорыва блокады города, к перрону вокзала прибыл первый поезд с «Большой земли». О годах блокады Ленинграда напоминает первый из 36 мемориальных столбов, поставленных в 1973 г. вдоль железнодорожной ветки легендарной Дороги Жизни. Летом 1944 г. с пустыря между Невой и Финляндским вокзалом была увезена последняя зенитная батарея14. Тогда же начались работы по коренной реконструкции площади Ленина, в хоТам же.

Санкт-Петербург. Энциклопедия. 2-е изд. М.-СПб., 2000. С. 922;

Фролов AM. Вокзалы Санкт-Петербурга. СПб., 2003. С. 104–107. Богданов И. A. Финляндский вокзал // Новый журнал. 2003. № 2. С. 71–102.

де которой, как уже было отмечено, памятник В. И. Ленину, вначале установленный возле здания вокзала, передвинули ближе к Неве на 180 м. При этом изменились масштабные соотношения памятника с окружающей средой, он органичнее связался с просторами Невы, приобрел не локальный, а общегородской характер. Фигура вождя пронизана динамикой, подчеркнутой жестом правой руки, поворотом головы, широко распахнутым пальто. Перенос монумента усилил его пластическую выразительность.

Работы по переносу памятника выполнялись в ночь с 14 на 15 октября 1945 г. бригадой восстановительного поезда Ленинград – Финляндского отделения под руководством начальника поезда М. М. Боченкова. В процессе этих работ оказалось, что монумент весит больше, чем считалось раньше, и поэтому лебедки, с помощью которых производилась передвижка, вышли из строя. Но все же на следующий день работы по установке памятника на новый фундамент, превышающий старый по высоте на 1,5 м, были закончены15.

Важные работы по созданию ансамбля площади провели в 1950-е гг. В 1952 г. реконструировали здания Михайловской военной артиллерийской акадеМонументальная и декоративная скульптура Ленинграда. Указ. изд.

1991. С. 69.

мии. Реконструкция здания Артиллерийской академии на площади Ленина и Арсенальной набережной, осуществленная в 1948–1952 гг. Н. В. Барановым в соавторстве с М. Е. Русаковым, а также строительство школы на Арсенальной набережной совместно с Я. Н. Лукиным явились важными звеньями в композиции, как и возведенное в 1952–1954 гг. по проекту Н.

Г. Агеевой, Н. В. Баранова и Г. И. Иванова монументальное административное здание в восточной части площади (дом № 1). Здесь разместили Исполнительный комитет Калининского районного совета и Ленинградский концертный зал.

Площадь Ленина В 1950-х гг. по проекту А.К Барутчева, Я. О. Рубанчика и Н. И. Иоффе был построен дом № 8 и реконструирован дом № 4/41. В 1970 г. по проекту А. В. Васильева и Л. Н. Соболева сооружен широкий (135 м) парадный спуск к Неве16.

Старое здание Финляндского вокзала после реконструкции площади перестало гармонировать с окружающими его постройками, возникли затруднения и Зодчие Санкт-Петербурга. XX век. СПб., 2000. С. 345–347.

с обслуживанием возросшего числа пассажиров. Увеличению числа пассажиров способствовало сооружение метрополитена со станцией «Площадь Ленина».

Для строительства этой станции пришлось разобрать часть старого здания вокзала. Автор проекта наземного вестибюля, который встроен в здание Финляндского вокзала (1958 г.), – архитектор А. К. Андреев.

Проект реконструкции вокзала разработан Н. В. Барановым в соавторстве с архитекторами П. А. Ашастиным, Я. Н. Лукиным, инженером-конструктором И.

А. Рыбиным и реализован в 1960 г. Украшением здания стали семнадцать горельефов, созданных воспитанниками Художественно-промышленного училища им. В. И. Мухиной и отлитых на заводе «Монументскульптура». Все фрагменты связаны в единое целое и воспринимаются как фриз, посвященный этапам развития революции в России 1917 г. – от апреля к октябрю. Центральный горельеф – аллегорическая фигура Революции, у ее ног – поверженный двуглавый орел и разорванные оковы. Горельефы правой стороны посвящены Советской армии и Военно-морскому флоту, левой – Красной гвардии.

Вместе с тем это окончательное решение существенно отличается от первоначального варианта, разработанного Н. В. Барановым еще в 1945 г. и получившего на конкурсе 1-ю премию. Тогда предполагалось использование ордерных форм, а башня решалась в виде трехъярусной композиции, завершенной шпилем. При этом высотная часть в три раза превышала высоту самого здания. Такая высотная композиция делала это здание важным элементом в панораме Невы, корреспондирующим с Петропавловской крепостью.

Площадь Ленина, д. 5

О несостоявшемся проекте с горечью писал Николай Варфоломеевич: «В 1953 г., когда меня в Ленинграде не было, был спешно выполнен ошибочный в градостроительном, архитектурном и художественном отношении другой проект. Здание главного корпуса, замыкающее площадь, было по новому проекту на восемь метров ниже и вовсе лишено башни, призванной центрировать площадь и подчеркнуть фронт Пироговской набережной со стороны Биржевой стрелки». Позднее, в 1954 г., Баранову удалось добиться пересмотра неудачного проекта, но вернуться к первоначальной высоте башни уже не пришлось, и она оказалась на 50 м ниже проектной17.

Архитекторы позаботились и о том, чтобы сохранить часть исторического здания вокзала: при реконструкции 1950-х гг. ризалит старого вокзала включили в один из корпусов нового здания. На нем установлена мемориальная доска в память возращения В. И.

Ленина в Петроград 3 апреля 1917 г. 18 Там же. С. 637–638.

Об этой исторической встрече напоминают две мемориальные доски: одна – на здании старого вокзала (мраморная доска создана по проекту архитектора В. Д. Попова и установлена в 1967 г.), другая – в здании вокзала, в комнате, где «В. И. Ленин, возвратившийся из эмиграции, обратился с приветствием к представителям трудящихся Петрограда». – Мемориальные доски Санкт-Петербурга / Сост. В. И. Тимофеев, Э. Н. Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 72.Самая же первая мемориальная доска была установлена на вокзале в 1956 г. (арх.

Ю. С. Кузнецов). Ее текст гласит: «8 ноября 1905 года в Петербург, на Финляндский вокзал нелегально прибыл из эмиграции В. И. Ленин, чтобы принять непосредственное участие в Первой русской революции. В.

И. Ленин неоднократно бывал на Финляндском вокзале в 1906–1907 гг., нелегально приезжая в Петербург из Куоккала (Репино) по партийным В 1957 г. на вокзале при входе на перрон на вечную стоянку установили паровоз № 293, на котором В. И.

Ленин под видом кочегара с машинистом Г. Э. Ялавой дважды в 1917 г. пересек русско-финляндскую границу. Паровоз нашли на кладбище паровозов в Финляндии. Его капитально отремонтировали, и в 1957 г.

финляндское правительство передало его в дар Советскому Союзу. В ноябре 1964 г. паровоз поместили в специально построенный павильон19.

делам. – Мемориальные доски Санкт-Петербурга / Сост. В. И. Тимофеев, Э. Н. Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 72.

История этого необычного памятника раскрыта в тексте памятной гранитной доски, установленной в 1965 г. (арх. М. Ф. Егоров): «После июльских событий 1917 года В. И. Ленин скрывался у рабочих в Петрограде и окрестностях Сестрорецка. В начале августа ЦК РСДРП(б) принял решение переправить Ленина в Финляндию. 9 августа 1917 года вечером Владимир Ильич с удостоверением на имя рабочего Сестрорецкого завода Иванова К. П. пришел на станцию Удельная. Он быстро поднялся на паровоз № 293 и, как было установлено, стал выполнять обязанности кочегара. На пограничной станции Белоостров, чтобы избежать проверки документов, машинист Е. Э. Ялава отвел паровоз к колонке набирать воду и прицепил его к составу перед самым отправлением.Через несколько минут граница была позади. На этом же паровозе 7 октября 1917 года Владимир Ильич Ленин, возвратился в Петроград, чтобы возглавить подготовку к вооруженному восстанию.В 1957 году правительство Финляндии передало исторический паровоз № 293 в дар Советскому Союзу».Еще одна мемориальная доска, установленная непосредственно на самом паровозе № 293 в 1957 г.: «Правительство Финляндии подарило этот паровоз Правительству Союза Советских социалистических республик в память тех поездок, которые В. И.

Ленин на нем совершал в трудное время на территории Финляндии». – Паровоз № 293, на нем Ленин дважды пересек русско-финскую границу Реконструкция района Финляндского вокзала стала наиболее крупным градостроительным мероприятием, предусмотренным Генеральным планом 1948 г.

Преобразование участка перед Финляндским вокзалом позволило радикально изменить облик площади Ленина, которая была расширена и доведена до Арсенальной набережной. Западная и восточная стороМемориальные доски Санкт-Петербурга. Сост. В. И. Тимофеев, Э. Н.

Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 74.

ны площади уравновешены возведением здания Исполкома Калининского района.

Таким образом сформировался грандиозный ансамбль, подобно Сенатской площади обращенный к Неве. Но кроме площади Ленина образовалась еще и дополнительная площадь с западной стороны. Она оказалась связанной с Петроградской стороной с помощью так называемой Боткинской прорезки20.

Следующий этап реконструкции Финляндского вокзала и площади перед ним относится уже к началу XXI в. К 300-летнему юбилею Санкт-Петербурга вокзал в очередной раз масштабно реконструировали: фасад облицован наборной итальянской плиткой, окраска которой близка «исторической». Руководил работами Марк Рейнберг. Полностью заменены инженерные сети, системы водо– и теплоснабжения. Внутри здания перепланирован и отделан заново большой зал ожидания, отремонтированы помещения второго этажа21.

Лисовский В. Г. Районы новостроек. Л., 1983. С. 41.

http://www.spbin.ru/encyclopedia/vokzal/finban.htm Площадь Ленина. Комплекс поющих фонтанов 22 сентября 2005 г. вокруг памятника Ленину открыли комплекс «поющих» фонтанов. Он стал первым фонтанным комплексом в городе с подсветкой и музыкальным сопровождением.

Комплекс состоит из двадцати отдельных чаш, фонтаны в которых оборудованы подсветкой и музыкальным сопровождением. Со стороны Финляндского вокзала расположены две восьмиугольные чаши и одна прямоугольная. По бокам восемь прямоугольных чаш с каждой стороны. По центру большая чаша, в которой водная картина представлена струями (около пятисот струй) с динамической четырехцветной подсветкой и восемью каскадами. Водные картины и цветовые фигуры в данной чаше перекликаются с музыкальными темами. Музыку для «Поющих фонтанов» написал петербургский композитор Сергей Баневич. Сочинение, записанное симфоническим оркестром, состоит из тринадцати частей. Среди них

– «Ленинградский фронт. Противостояние», «Укрощение стихии», «Корабль-мечта»22.

Интересный факт: при реконструкции площади под фонтанный комплекс нашли могильные плиты упраздненных в советское время исторических кладбищ. По видимости, они использовались для мощения площади.

Наше знакомство с площадью Ленина осталось не полным, если бы мы не упомянули, что в доме № 3 с 1946 по 1968 г. жил Герой Советского Союза, полярный исследователь М. М. Сомов. Об этом напоминает мемориальная доска на фасаде дома23.

http://www.oase.ru/node/63 Гранитная доска с бронзовым профилем М. М. Сомова изготовлена по проекту архитектора Я. П. Пастернака и скульптура В. И. Сычева и установлена в 1982 году. – Мемориальные доски Санкт-Петербурга / М. М. Сомов (1908–1973), океанолог, доктор географических наук, в 1948–1973 гг. руководил отрядами по исследованию с воздуха Центральной Арктики, в 1950–1951 гг. – дрейфующей станцией «Северный полюс-2», а в 1955–1957 гг. – первой антарктической экспедицией. Он один из первооткрывателей (1948 г.) подводного хребта Ломоносова. Большую научную ценность представляют его труды по ледовому режиму полярных морей и ледовым прогнозам. Именем М. М. Сомова названо одно из научно-исследовательских судов Северного морского флота 24.

Сост. В. И. Тимофеев, Э. Н. Порецкина. Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С.

228.

Большой энциклопедический словарь. М.-СПб., 1997. С. 1127.

Мемориальная доска М. М. Сомову Глава 2 По улице Комсомола Бочарная, Симбирская, Комсомола (страницы истории улицы) Выйдя из Финляндского вокзала, пассажиры сразу же попадают на улицу Комсомола. Возникновение этой магистрали, открывающей выезд в Калининский район со стороны Литейного моста, относится к первой четверти XVIII в., когда на Выборгской стороне формировались слободы Госпитальная, Компанейская, Бочарная и др.

Улица Комсомола проходит от Арсенальной улицы до улицы Академика Лебедева. Первоначально здесь были две улицы, зафиксированные уже в документах Комиссии о Санкт-Петербургском строении 1738 г.

Первая половина магистрали – до современной улицы Михайлова – именовалась Бочарной по находившейся здесь слободе, в которой жили мастера бочарного производства. Вторая половина была Компанейской, так как на ней располагалось производство «Компании пивоваренных заводов». Однако к концу XVIII столетия производство пива на Выборгской стороне было свернуто, и в 1808 г. Компанейская улица вошла в состав Бочарной25.

На правом берегу Невы, в месте, где располагались Компанейская и Бочарная слободы, еще со времен Древней Руси начиналась дорога в Швецию, служившая продолжением подходившей против этого места к левому берегу дороги, по которой купцы из Великого Новгорода возили свои товары в северные страны. В короткое северное лето дороги связывал перевоз через Неву, а длинное зимнее время превращало обе дороги в непрерывный санный путь. Им спешили воспользоваться и шведы, и новгородцы, и их соседи.

Миновав последние в Бочарной слободе, двор Солодовникова и кабак, а также преодолев формальности на таможне, транспорт с товарами выходил из Петербурга на шведскую дорогу. С расширением территории города двор Солодовникова, кабак и таможня после 1741 г. снесли, чтобы уступить место полигону для обучения артиллеристов.

На шведских картах приневских земель и на первых планах Петербурга видна застройка вдоль начальной части дороги в Швецию, а «План Столичнаго Города Санктпетербурга с изображением знатнейТопонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга. 10 000 городских имен. Указ. изд. С. 164.

ших онаго проспектов, изданный трудами Императорской Академии Наук и Художеств в Санктпетербурге 1753 года» показывает здесь уже вполне плотную жилую застройку с церквями, кладбищами, складами и работными дворами. Бочарная и Компанейская слободы показаны на Генеральном плане слобод около Сампсониевской церкви на Выборгской стороне, составленном архитектором С. А. Волковым в середине XVIII в.26 Во времена Анны Иоанновны на месте пивоваренного завода располагались винные погреба – так называемый «Винный городок», на складах которого хранились винные запасы всего города.

Как Бочарная, так и Морская улицы (позже Нижегородская, ныне – Академика Лебедева) были тупиковыми и не выходили к Неве. Берег в районе нынешнего Литейного моста занимали службы Морского и Военного ведомств. В начале XVIII в. на территории нынешней площади Ленина располагались канатный и прядильный дворы, голландская пивоварня и рабочие слободы.

Бочарная улица застраивалась беспорядочно, вследствие чего там образовалось два крутых изгиКукушкина В. В. Топонимика Санкт-Петербурга XVIIIb. по планам города. СПб., 2002. Семенцов С. В. [и др]. Санкт-Петербург на картах и планах первой половины XVIII века. СПб., 2004. С. 355–363.

ба. Дома возводились преимущественно деревянные и смешанные: первый этаж кирпичный, второй – деревянный. Вокруг домов простирались сады, огороды27.

Кто же были первые домовладельцы и обитатели этой улицы? В адресной книге на 1809 г. дается информация только о 17 домах и 11 домовладельцах, некоторые владели несколькими домами. Из домовладельцев двое принадлежали к знати (графиня Потемкина и граф Ягужинский), пятеро были чиновниками (от коллежского до надворного советников), всего один был причислен к купеческому сословию; домами также владели фабрикант Гутье, чье предприятие изготовляло пудру, и профессор Медико-хирургической академии Петров. Из проживавших в тот момент на этой улице мы насчитали трех чиновников, двух военных, двух купцов. Из долгожителей улицы отметим надворного советника, присутствующего в Земском суде Алексея Пастухова, потомки которого владели домом здесь до начала XX в.28 Заметную роль на состав жителей Бочарной улицы оказало разместившееся здесь в 1820 г. военно-учебШаврова Н. Улица Комсомола // Блокнот агитатора. 1962. С. 42.

Санкт-Петербургская адресная книга на 1809 год. СПб., 1809. В этой книге мы находим имена владельцев участков на Бочарной улице: Марселя (с. 102), Н. С. Пастухова (с. 123), графини Потемкиной (с. 131), купца Томилина (с. 163), графа Ягужинского (с. 191), пудреного фабриканта Гутье (с. 441).

ное заведение, известное как Михайловское артиллерийское училище. Территория его, окруженная глухим каменным забором, доходила тогда до берега Невы. С этого времени в адресных книгах мы постоянно встречаем имена офицеров, служивших и преподававших здесь.

Так в 1837 г. на Бочарной улице жил А. Я. Ваксмут, генерал-майор, командир Артиллерийского училища29. В свои 46 лет, имевший за плечами богатый послужной список. Андрей Яковлевич родился 12 августа 1791 г. Военное образование Ваксмут получил во 2-м Кадетском корпусе, который он закончил в 1809 г. В 28 лет он был уже полковником (1819 г.), в 37 лет – генерал-майором (1828 г.), а еще через девять лет – генерал-лейтенантом. До того, как Ваксмут возглавил Артиллерийское училище, он был командующим резервными батареями 2-й и 3-й артиллерийских дивизий и заведующим учебной артиллерийской бригады, занимал ответственный пост члена комитета по Артиллерийской части. Умер 20 марта 1849 г. 30 Среди жителей Бочарной улицы упомянуты также офицеры Артиллерийской бригады и Михайловского Книга адресов Санкт-Петербурга на 1837 год. СПб., 1837. Волков С.

Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Указ. изд. Т. 1. С. 261.

Книга адресов Санкт-Петербурга на 1837 год. СПб., 1837.

артиллерийского училища: подполковник Н. М. Родер, капитаны М. К. Альбедин, П. И. Котович, А. К. Мессершмидт, А. Янковский, поручики и подпоручики Василенко, А. Я. Кнуст, Н. А. Пастухов, А. Семечкин, прапорщик Анциферов, врач лейб-гвардии Артиллерийской бригады Никита Щершин и др. Вообще, из особ, относившихся в Табели о рангах к лицам от 6 до 10 классов, больше половины на 1837 г. были военные.

Еще восемь жителей Бочарной улицы принадлежали к чиновничьему сословию: коллежские асессоры, титулярные советники, – все они служили в разных департаментах. Всего двое обитателей улиц относились в тот момент к купеческому сословию. Изначально здесь жили священники Спасо-Бочаринской церкви. В 1837 г. им был Василий Петрович Смирницкий.

К этому времени на Бочарной улице проживали уже упомянутые выше владельцы участков во втором поколении: поручик Н. А. Пастухов и его мать, вдова надворного советника Е. В. Пастухова, купец С. Л. Васильев и др.31 Большое влияние на формирование Бочарной улицы оказала постройка на ней в 1844–1849 гг. заводских корпусов «Арсенала» (арх. А. П. Гемилиан и А.

А. Тон), сюда в 1851 г. с Литейного проспекта перевеШтиглиц М. С. Промышленная архитектура Петербурга. СПб.,

1996. С. 43.

ли мастерские и казармы32. С момента переноса «Арсенала» на Выборгскую сторону среди жителей улицы в адресных книгах мы все чаще встречаем мастеровых и инженеров этого завода. С 1849 г. здесь жил директор «Арсенала» генерал-лейтенант А. Я. Вильсон. Сын полковника, Александр Яковлевич состоял на службе с 1790 г., офицер корпуса корабельных инженеров с 1795 г. В 1826 г. дослужился до звания генерал-майора, а в 1829 г. был уже генерал-лейтенантом и генерал-инженером. После директорства на «Арсенале» он возглавил Ижорские заводы. Умер А.

Я. Вильсон 13 февраля 1866 г. в Колпино, тогда относившегося к Царскосельскому уезду. Но вернемся к истории улицы33. По данным Атласа 13 частей СанктПетербурга Н. Цылова, на Бочарной улице по-прежнему проживало много офицеров-артиллеристов и их семей. Но встречались среди владельцев участков и необычные личности: жена камергера, княгиня Е.

П. Салтыкова имела здесь дачу, а садовник Марсель Волков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II. Указ. изд. Т.

1. С. 261.

Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / составитель Н. Цылов.

СПб., 1849. Домовладельцы: А. И. Васильева (с. 37), генерал-лейтенант А. Я. Вильсон (с. 41), Ф. А. Гудков (с. 63), И. П. Лихачев (с. 139), М.А и Н.

А. Пастуховы (с. 180), П. М. Пивоваров (с. 185), княгиня Е. П. Салтыкова (с. 206), И. М. Скоков (с. 213), А. И. Парная (с. 252).

разводил цветы в оранжереях.

Большие участки на Бочарной и Воскресенской улицах (позже Тихвинской и Михайлова) занимали:

сахарный завод П. М. Пивоварова, лесной двор И. П.

Лихачева, казенный военный городок. Первые деревянные и каменные строения появились на участках, принадлежавших А. И. Чарной, М. А. и Н. А. Пастуховым, И. И. Скокову, Ф. А. Гудкову, А. И. Васильевой и др.34 Прямой выход к Неве и центру города Бочарная и Морская улицы получили лишь в 1850-х гг., когда разобрали старый Литейный двор, замыкавший выход Литейного проспекта к Неве. После этого Воскресенский плашкоутный мост, соединявший Воскресенский проспект на Выборгской стороне (ныне – ул. Михайлова) с Воскресенским проспектом в Литейной части Петербурга (ныне – пр. Чернышевского), передвинули к Литейному проспекту, и мост получил название Литейного плашкоутного. Тогда же расчистили часть правого берега Невы и Морская улица получила выход к Неве, соединив Литейный проспект с Выборгской стороной.

Шаврова Н. Улица Комсомола//Блокнот агитатора. 1962. С. 42.

Атлас 13 частей Санкт-Петербурга Н. Цылова (Бочарная улица) На протяжении всей истории улица Комсомола была важной транспортной артерией района. Еще в начале 40-х гг. XIX в. по ней начал курсировать дилижанс в направлении дачного поселка и курорта «Полюстрово». В 1870-х гг. улицу пересекли рельсовые пути, соединяющие вокзал с берегом Невы. В это же время по Симбирской улице в сторону Охты начала курсировать конка. В 1913 г. на Выборгскую сторону пошли первые трамваи.35 Топонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга. 10 000 городских имен. СПб., 2002. С. 164. Владимирович А., Ерофеев А. Е. Петербург в названиях улиц. Происхождение названий проспектов, рек и каналов, мостов и островов. М.-СПб. – Владимир, 2009. С. 279–280.

Атлас 13 частей Санкт-Петербурга Н. Цылова (Бочарная улица) 7 марта 1858 г. Бочарную улицу переименовали в Симбирскую по городу Симбирску (ныне – Ульяновск).

Тогда несколько улиц Выборгской стороны назвали по городам Поволжья; сейчас из них существуют Саратовская и Астраханская36.

Серьезные изменения в облик Симбирской улицы внесло строительство Финляндской железной дороги (1862 г.) и Финляндского вокзала (1870 г.). В эти годы на средства железной дороги была не только заложена привокзальная площадь, но и построены тротуары вдоль улицы. Напротив вокзала в двухэтажном деревянном здании разместилась контора Петербургско-Белоостровского участка Финляндской железной дороги, а по соседству различные службы и склады.

Впоследствии специально для нужд Финляндской железной дороги на Симбирской улице возвели шесть каменных домов37.

После открытия в 1879 г. Литейного моста, связавК домам Финляндской железной дороги в 1870-е гг. на Симбирской улице относились №№ 14, 16, 18, 35, 37, 39. См.: Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. С. 144, 130, 95. До нашего времени дошли только два дома – № 14 и № 35 (перестроен).

Юхнева Е. Д. Петербургские доходные дома. Очерки из истории быта. М.-СПб., 2007. С. 89–95.

шего Выборгскую сторону с центром города, на Симбирской улице развернулось активное строительство доходных домов.

Дома становились все выше, возводили их все ближе друг к другу единым фасадом. Так на Симбирской улице двух-, четырехэтажные дома обычно состояли из нескольких корпусов-флигелей, часто объединенных не одним, а двумя и более дворами. Дома состояли из двенадцати и более квартир. Они приносили владельцам немалые прибыли. Плотность заселения была очень высокой. Первые этажи и полуподвалы зданий часто сдавали под лавки и мастерские. Эти дома, построенные в эпоху стиля эклектики, по-прежнему определяют архитектурный облик улицы 38.

На протяжении многих лет домами на Симбирской улице владели семьи Уваровых, Ониковых, Вилиных, Гудковых, Пастуховых, а таким домовладельцам, как Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга с Васильевским островом, Петербургской и Выборгским сторонами и Охтою в пяти отделениях. СПб.: Издание Гоппе и Корнфельда. 1867–1868.Среди домовладельцев на Симбирской улице здесь указаны Вельская (с. 12), Васильева (с. 13), Вильсон (с. 14), Волкова (с. 15), Воронин (с. 16), Рауф (с. 17), Дегтереваи Дегтерев (с. 23), Марсель (с. 49), Миняевы (с. 50), Пастуховы (с. 59), Уваров (с. 77). В данной адресной книге указаны имена многих офицеров и чиновников Михайловской артиллерийской академии и училища, в том числе ее начальника генерал-лейтенанта Н. А. Демьяненкова, также докторов, живших и имеющих практику на Симбирской улице (с. 39–47).

А. Н. Калинина, А. Д. Бари, П. Д. Вилин, Е. Е. Уваров, принадлежали по два или более домов.

Во «Всеобщей адресной книге Санкт-Петербурга»

на 1867–1868 гг. мы встречаем не только имена домовладельцев, но и проживавших тогда на улице чиновников, военных, купцов, мещан, большое количество студентов Медико-хирургической академии, а также служащих Михайловского артиллерийского училища39.

В 1880-х гг. на большом участке между Симбирской улицей и берегом Невы купцы А. И. Тименков и В. А.

Фролов начали строительство «богоугодных» заведений. Вначале построили богадельню, а через несколько лет училище с интернатом для купеческих детей.

Оба корпуса соединял крытый переход 40. Этот комплекс, в котором ныне размещается Областная детская клиническая больница, так же важный архитектурный акцент в портрете улицы, как и примыкающее к ней краснокирпичное тюремное здание. В 1893 г.

на обширной территории между богадельней и домом № 10 по проекту архитектора А. О. Томишко построили «гордость» Тюремного ведомства – Петербургскую Историческая застройка Санкт-Петербурга. Перечень вновь выявленных объектов. Справочник. СПб., 2001. С. 152.

Там же. С. 152.

одиночную тюрьму, названную народом «Кресты» 41.

Особое место занимает Симбирская улица в истории рабочего революционного движения: от первых марксистских кружков и «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» до революционных событий февраля и октября 1917 г.42 История улицы связана с рождением комсомола, о чем напоминает ее третье название, которое она получила в 1927 г.43 Значительные изменения произошли на улице после Октябрьского вооруженного восстания 1917 г.

Еще в 1920-х гг. начались большие работы по ее благоустройству. В связи с прокладкой аллеи Ленина вдоль улицы снесли часть заборов и деревянных зданий.

В предвоенные годы на улице Комсомола появляется ряд новых культурно-бытовых и медицинских учреждений, в том числе детские сады и ясли, амбулатория, столовая, клуб и кинотеатр «Прогресс», крупные производственные магазины и др.

В предвоенные годы произошли также важБондаревская Т. П., Великанова А. Я., Суслова Ф. М. По ленинским адресам. Л., 1893. С. 66.

Топонимическая энциклопедия Санкт-Петербурга. 10 000 городских имен. Указ. изд. С. 164.

Лаврова Н. Улица Комсомола // Блокнот агитатора. 1962. С. 43.

ные изменения в административно-территориальном устройстве районов Ленинграда. В 1936 г. Выборгский район разделили на два – Выборгский и Красногвардейский, а в 1946 г. его переименовали в Калининский.

Административные же учреждения района располагались долгие годы на улице Комсомола, пока в 1954 г.

не были переведены в специально возведенное административное здание на площади Ленина44.

В период войны и блокады Ленинграда многие здания на улице Комсомола пострадали от снарядов и бомб, ряд деревянных построек снесли на топливо. В этот период в домах № 4 и № 22 размещались крупные военные госпитали, а в помещении Финляндского вокзала оборудовали эвакопункт, обеспечивающий эвакуацию населения через этот единственный в городе действующий вокзал45.

После войны развернулись большие работы по восстановлению и реконструкции улицы Комсомола.

В частности, на месте разрушенных домов № 23 и № 25 возвели большой многоэтажный дом. Полной реконструкции и расширению подвергся поврежденТам же.

Зодчие Санкт-Петербурга. XX век. СПб., 2000. С. 143. В 1944 г. А.

К. Барутчев совместно с Я. О. Рубанчиком возглавили проектную мастерскую Ленпроекта, которая осуществляла застройку Выборгского и Калининского районов.

ный бомбой Дом железнодорожников (дом № 35). На пустыре, где до войны были деревянные дома № 16 и № 18, вырос многоэтажный жилой дом Ленметростроя46.

Всего на улице Комсомола в те годы размещались девять дошкольных учреждений, кинотеатр и музыкальная школа, крупнейшая в районе 11-летняя школа, две школы рабочей молодежи, 14 предприятий торговли и бытового обслуживания. Продолжали развиваться транспортные связи района. Трамвай, доходивший в дореволюционное время только до Финляндского вокзала, теперь следовал по всей улице Комсомола, направляясь вглубь района 47.

О современной жизни улицы, как и об истории каждого из домов и учреждений, мы расскажем в ходе наших прогулок по улице Комсомола. Начнем мы знакомство с улицей от улицы Академика Лебедева, а закончим у проходной завода «Арсенал».

Дома и люди улицы Комсомола

От улицы Академика Лебедева до площади Ленина по левой стороне улицы Комсомола тянется длинный Шаврова Н. Улица Комсомола // Блокнот агитатора. 1962. С. 43.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник / под общ. ред. Б. М. Кирикова. СПб., 1996. С. 258.

боковой фасад здания Михайловской военной артиллерийской академии. Это угловое трехэтажное здание под № 22–24, решенное в стиле ранней рациональной эклектики, возведено по проекту военного инженера К. Ф. Гаусману для офицерского корпуса48.

А так как парадный фасад и вход в Академию обращен к Арсенальной набережной, то и наш рассказ об этом старейшем военном учебном заведении (недавно оно отметило свое 190-летие), мы отложим до прогулки по набережной.

Наше знакомство с историей домов улицы Комсомола мы начнем с правой стороны, с дома № 51/5, одним фасадом обращенным на эту улицу, другим – на улицу Академика Лебедева.

Четырехэтажный угловой шоколадного цвета с рустованными первым этажом и углами на всю высоту здания, с окнами, обрамленными простыми наличниками на первом этаже и украшенными прямоугольными сандриками на втором и третьем, с нехитрым геометрическим орнаментом из прямоугольников и окружностей под ними, с эркером и балконом на фасаде, увенчанном аттиком – типичный образец архитектуры эклектики. Свое современное оформление он получил в 1882 г., когда существовавший ранее Там же. С. 258. Пуншель Федор Карлович (1822–1893) – академик архитектуры. Архитектор 1-го Российского страхового общества.

дом перестроил и расширил академик архитектуры Ф.

К. Пуншель49.

Михайловская артиллерийская академия. Фасад по Арсенальной набережной Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб.,

1849. С. 160, 380. В 1849 г. на участке, принадлежащем А. В. Машковой, стояли двух и одноэтажные дома (тогда под № 43) Улица Комсомола, д. 51/5 Первой владелицей этого участка и стоявшего на нем более скромного дома являлась жена капитана А. В. Мошкова. В 1858–1869 гг. дом принадлежал сначала купцу 3-й гильдии К. М. Дегтереву50, а после его смерти, вплоть до 1883 г., его вдове Матрене Евдокимовне. Она состояла в купечестве с 1867 г. и торговаВ архивных делах и адресных книгах встречаются два варианта написания фамилии: Дегтерев и Дехтерев.

ла фуражом. Ее магазины находились как в собственном доме, так и в доме графини Строгановой в Спасской части51.

Дом М. Е. Дегтеревой был трехэтажный каменный с подвалами. Его наружные и внутренние стены оштукатурены, окна украшали наличники и сандрики, а в нижнем этаже еще и русты. Кроме лицевого дома на этом участке во дворе располагались «одноэтажная каменная служба» и «деревянный в один этаж дом с мезонином»52. На тот период в каменном трехэтажном здании располагалось 16 квартир: шесть однокомнатных, восемь двухкомнатных и четыре трехкомнатных. Из них две квартиры, арендованные под лавки, располагались в подвальных помещениях. В деревянном здании были устроены еще по одной двух и трехкомнатной квартире, а также три помещения, предназначенные для торговли. Среди жильцов этого дома жили: сапожник, повивальная бабка, портниха, См. Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1868 гг. С.

23. Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества за 1874 год.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1023. Дело Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества по залогу каменного дома купчихи Матрены Евдокимовны Дегтеревой. Л. 1-113. ЦГИА СПб. Ф.

513. Оп. 102. Д. № 2 744. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Машковой, К. М. Дегтереву, Дегтеревой по Нижегородской ул., 5, – Симбирской ул., 51.

почтальон, унтер-офицер, 2 рядовых, 2 чиновника и чиновница. Но больше всех в доме проживало купцов, снимавших в наем помимо жилых торговые помещения. Один из них Е. К. Дегтерев, владевший мелочной лавкой, был сыном домовладелицы. Сама она жила здесь же в трехкомнатной квартире53.

В 1869 г. в доме М. Е. Дегтеревой открыл гастрономический магазин мещанин Н. Я. Вишняков. Николай Яковлевич приехал в столицу из города Романово-Борисоглебска в 1851 г. и поступил приказчиком на Пантелеймоновский рынок. Через восемь лет он развернул собственную торговлю в Гостином дворе (в лавке № 18), купил для жительства дом в Соляном пер., 6, и тогда же открыл упомянутый гастрономический магазин на Симбирской ул., 51.

С его смертью торговое дело перешло к вдове, купчихе 2-й гильдии Анне Михайловне (урожд. Ожгихиной), матери трех сыновей и трех дочерей. В 1909 г.

в связи с кончиной матери руководство фирмой сосредоточил в руках ее средний сын Константин 54.

Спокойную размеренную жизнь дома нарушил большой пожар, произошедший в марте 1882 г 55. В ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1023. Л. 3-12.

Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 111.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1023. Л. 37. В результате пожара бытом же году большую часть комнат арендовал под трактирное заведение купец Егоров, винный погреб содержал Алекин, табачный магазин – мещанин Безруков. В сентябре 1882 г., как уже отмечалось, был «выстроен новый каменный четырехэтажный лицевой дом на нежилых подвалах», кроме того, на старом лицевом доме надстроен один этаж и возведен пятиэтажный каменный надворный флигель56.

Дом снаружи оштукатурили, в него провели водопровод и вместо «отхожих мест» установили ватерклозеты и раковины 57. По-прежнему санкт-петербургские купцы арендовали в этом доме торговые помещения: Егоров содержал в подвальном этаже трактир, Алекин – «ренский погреб», Вишняков – гастрономический магазин, Безруков – «суровский» и «табачный» магазины, мастер Заитовец владел «магазином часовых дел», а крестьянин Василий Бантов – «магазином бакалейных товаров»58. В доме, где прежде большинство составляли однокомнатные и двухкомнатные квартиры, теперь устроили семикомнатные, однако больше всего было трех– и четырехкомнатных ли истреблены деревянные строения, ущерб от пожара составил 3500 рублей.

Там же. Л. 48.

Там же. Л. 67–70.

Там же. Л. 91.

квартир. Социальный состав дома составляли мещане и купцы59.

В 1883 г. после смерти купеческой вдовы М. Е.

Дегтеревой, по решению мирового судьи, ее имущество «сдано на хранение» дочери, купеческой жене М. К. Чистяковой. По духовному завещанию купца 3-й гильдии К. М. Дегтерева, составленному за двадцать лет до того, судебный пристав Санкт-Петербургского окружного суда 23 февраля 1885 г. ввел во владение недвижимостью его наследников – дочерей, внуков и внучек – всего 15 человек, проживавших не только в Санкт-Петербурге, но и в Гдове, Солигаличе, Выборге и принадлежавших к купеческому и мещанскому сословиям. Столь многочисленные потомки Матрены Евдокимовны и Кузьмы Михайловича Дегтеревых – не редкость в купеческих семьях 60.

В 1892 г. дом у наследников приобрела А. А. Дорогина, вдова потомственного почетного гражданина, попечительница одноклассной Сретенской церковно-приходской школы. Ей принадлежали еще чеТам же. Л. 95–97.

В удостоверении от 30 октября 1883 г. сообщается о том, что имущество, оставшееся после вдовы купчихи Матрены Евдокимовны Дегтеревой, сдано на хранение ее дочери Марии Кузьминичны Чистяковой на основе определения Санкт-Петербургского столичного мирового судьи. Д. № 1023. Л. 113. Здесь же имеется копия духовного завещания покойной (Л. 119).

тыре доходных дома. Домом на Симбирской она владела до 1918 г. 61 Здесь известная промышленная фирма «Петров В. Е., Натус Ф. и К. Водочные заводы» держала один из своих многочисленных винных погребов. В 1913 г. фирма была перерегистрирована с капиталом в 500 тыс. руб. на потомственных почетных граждан Степана и Николая Михайловичей Самсоновых, которые с тех пор и владели здешним винным погребом62. Без существенных перемен этот дом дошел до нашего времени.

Адресная книга Санкт-Петербурга на 1892 г. под редакцией П. О.

Яблонского. С. 227. Весь Петроград. Адресная и справочная книга города Петрограда на 1917 год. С. 363.

Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 350.

Улица Комсомола, д. 49 Следующий на нашем пути доходный трехэтажный дом песочного цвета под № 49 возведен в 1903 г. по проекту архитекторов Ф. Ф. Миритцу и И. И. Герасимова, совладельцев архитектурно-строительной конторы «Ф. Ф. Миритц и И. И. Герасимов», с включением в него ранее существовавшего здесь здания63.

Архитекторы при оформлении фасада широко использовали рустовку: рустованные углы здания, рустованные пилястры на уровне второго и третьего этажей. Окна третьего этажа оформлены сложной формы наличниками, вперемежку прямоугольными и полуциркульными. Особенно эффектен больших размеров полуциркульный сандрик, оформляющий сразу два окна второго этажа, выходящие на улицу Комсомола.

Но у этого дома были и более скромные предшественники.

В середине XIX в. участком, который одной стороной выходил на Бочарную улицу, а другой на позже образовавшийся Финский переулок, владела жена статского советника А. И. Чарная. Тогда здесь стоял также трехэтажный, но более скромный дом64. С осени 1850 по 1856 г. в этом доме жил в будущем известный композитор, член «Могучей кучки», ученый-химик А. П.

Бородин и его мать. С этим адресом связаны его студенческие годы – в это время он учился недалеко Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 93, 217.

Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб.,

1849. С. 252, 308. Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867– 1867 гг. Указ. изд. С. 84.

от дома в Медико-хирургической академии. Его учителем, оказавшим огромное влияние на формирование личности Бородина, был «отец русской химии»

Н. Н. Зинин. Слава ученого-химика, профессора академии и композитора, автора «Богатырской симфонии» и оперы «Князь Игорь», придут к Бородину позже, но годы, проведенные на Бочарной улице, стали для него важным этапом в формировании богатого духовного мира. Здесь он увлекся не только химией, но и начал серьезные занятия музыкой65.

Описание дома Чарной мы находим в Описи 1876 г., когда им владел уже новый хозяин, санкт-петербургский купец 2-й гильдии В. Ф. Чистяков: «Каменный 3-х этажный дом, оштукатуренный гладью и окрашенный колером». Тогда в доме располагалось всего восемь квартир – поровну четырех и трехкомнатных 66.

Состав жильцов дома был весьма пестрым. В нем проживали потомственный почетный гражданин И. В.

Куницын, петербургский купец И. Кашинский, мещане Крюков А. Л. Могучая кучка. СПб., 1977. С. 96–99, 268 ЦГИА СПб.

Ф. 513. Оп. 102. Чертежи дома на участке, принадлежавшем А. И. Чарной, В. Ф. Чистякову, Г. А. Бетцу по Симбирской ул., 49, и Финскому пер.,

3. ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Дело правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества по залогу дома Санкт-Петербургского 2-й гильдии купца Василия Федоровича Чистякова по Симбирской ул., 49, и Финскому пер., 3 (Л. 4, 8–9).

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 8–9.

Л. В. Москвин и В. Т. Сысоев, вдова статского советника А. И. Парная (бывшая домовладелица!), вдова подпоручика К. Ф. Достоевская, финляндский уроженец и крестьянин Вологодской губернии67.

А. П. Бородин

Там же. Л. 27–28.

Через четыре года Василий Федорович выстроил во дворе два новых каменных доходных дома: пяти– и четырехэтажный 68. В списках жильцов мы неоднократно встречаем имя купца Абрама Денисова, содержавшего здесь два магазина, а впоследствии домовладельца на Нижегородской улице69.

А всего в новых домах Чистякова проживали шесть купцов, имевших здесь свои торговые лавки, многочисленные ремесленники (шляпного, фуражного, портного цеха мастера, один из которых, Чуркин, содержал здесь свою шляпную фабрику!), солигаличский и кашинский мещане, а позже многочисленные финляндские уроженцы. Несколько особняком в списке жильцов стоят имена полковника Сизинова, инженера-механика Н. В. Попова, надворных советников М. А. Максимова и В. Ф. Меленбурга70.

Там же. Л. 33.

Там же. Л. 55–61.

Барабанова А. И., Ямщикова Е. А. Народовольцы в Петербурге.

Л., 1984. С. 202–219. Игнатий Иоахимович Гриневицкий (реже – Акимович) (1856, Басин – 1 марта /13 марта/ 1881, Санкт-Петербург) – русский революционер белорусского происхождения, член «Народной воли», один из первомартовцев. Непосредственный убийца императора Александра П. 1 марта (13 марта) 1881 г. участвовал в убийстве царя Александра П. Именно он бросил бомбу, взорвавшую его самого вместе с царем. При взрыве получил тяжелые ранения. В честь И. И. Гриневицкого назвали мост в Санкт-Петербурге (ныне – Ново-Конюшенный мост), около которого убил императора Александра П. http://ru.wikipedia.org/ Интересный факт: в доме В. Ф. Чистякова квартиру снимал И. И. Гриневицкий, смертельно ранивший императора Александра II. Тут же проходили предварительные собрания будущих исполнителей цареубийства 1 марта. Гриневицкий жил здесь с первой половины января по 1 марта 1881 г.71 Видимо, у домовладельца в связи с проживавшим у него убийцей царя, готовившего здесь злодейское покушение, были неприятные разговоры с полицией.

Вообще, дела В. Ф. Чистякова, казалось бы, шедшие в гору, (к существующим трем домам добавился еще один четырехэтажный) 72, вдруг начали пробуксовывать. Об этом говорит тот факт, что в 1883–1884 гг., вероятно, остро нуждаясь в средствах, под залог своего имущества он занимает крупные суммы денег сначала у своей жены, дочери владельцев дома № 51 М.

К. Чистяковой, затем у мещан, братьев Никифоровых, и, наконец, у санкт-петербургского 2-й гильдии купца И. П. Коняева73.

wiki/Гриневицкий Игнатий Иоахимович ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 81.

Там же. Л. 89, 102, 105. У своей жены М. К. Чистяковой Василий Федорович занял 40 тыс. руб., у мещан Константина, Александра и Дмитрия Никифоровых и жены почетного гражданина К. К. Виноградовой еще одну тысячу, наконец, у Санкт-Петербургского 2-й гильдии купца И. П.

Коняева – 30 тыс. руб. сроком на три и на два года.

Там же. Л. 109, 113, 129, 140, 159, 190, 205, 215, 220, 231, 281, 292.

И. И. Гриневицкий С этого же момента за неуплату недоимок Городскому кредитному обществу его дом многократно выставлялся на торги, но до поры до времени В. Ф.

Чистякову удавалось погашать свой долг и даже перезаложить имущество на новый удлиненный срок 74.

К 1889 г. в его доме проживало уже больше тридцати жильцов, среди которых была и такая важная персона, как генерал, барон Е. Э. Фитингоф. Евгений Эмильевич родился в 1854 г., образование получил в Полоцком военном училище (1873 г.). В столице он служит сначала капитаном лейб-гвардии Измайловского полка, затем полковником, генерал-майором, наконец, генерал-лейтенантом (с 1907 г.). Фитингоф участвовал во многих военных кампаниях: Русско-турецкой войне (1877–1878 гг.), Русско-японской (1904– 1905 гг.), Первой мировой войне, на которой 21 декабря 1914 г. он погиб75.

Но все это будет значительно позже, а в 1880– 1890-е гг. помимо генерала в доме Чистякова проживали уже упомянутые выше чиновники, надворные советники В. Ф. Меленбург и М. А. Максимов, а также Р.

И. Левицкий, Н. П. Урсин, отставной штабс-капитан В.

В. Байков, студент Лесного института В. Д. Прихотко, санкт-петербургские купцы А. А. Денисов, Ф. П. Богданов, Е. А. Федоров, сам В. Ф. Чистяков, мещане из разных губерний и до 10 человек финляндских уроВолков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая П. Указ. изд. Т.

1. С. 261.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 235–237, 284–286.

женцев. Чистый доход от жильцов и аренды торговых помещений он получал немалый – более 12 тыс. руб.

Тем не менее это не спасало его от краха.

В 1889 г. дом В. Ф. Чистякова с торгов переходит в собственность графине Е. В. Тизенгаузен. На «переторжке» представлявший интересы жены действительный статский советник, граф, сенатор В. А. Тизенгаузен предложил самую высокую цену за дом В.

Ф. Чистякова – 60 020 рублей 76. Так в историю Симбирской улицы оказались вписаны имена представителей этого баронского рода, происходившего из Голштинии, откуда братья Эгельбрехт и Дитрих Тизенгаузены поселились в Лифляндии в 1198 г. Их потомок, граф Иван Андреевич был обер-гофмейстером; граф Павел Иванович (1774–1862) – сенатором;

граф Федор Иванович – флигель-адъютантом Александра I и его убили под Аустерлицем в 1805 г. Одна из дочерей последнего, Екатерина Федоровна, была камер-фрейлиной Высочайшего двора. Граф Виктор Александрович, муж новой домовладелицы, служил обер-прокурором гражданского кассационного суда, впоследствии стал сенатором77.

Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Т. 69.

СПб., 1901. С. 167.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4241. Л. 335–339.

Улица Комсомола, д. 47 Однако в собственности графини дом находился всего 5 лет. 28 января 1894 г. по акту купчей крепости дом перешел во владение сначала прапорщику В.

Ю. Бушу, а еще через 5 лет, 26 апреля 1899 г., потомственному почетному гражданину, с. – петербургскому цеховому мастеру Г.-А. Бетцу78. Именно при нем и возвели дошедший до нашего времени дом. Сам домовладелец жил на Сампсониевской набережной, в Весь Петербург на 1900 год. С. 54.

другом собственном доме под № 5–779.

В 1908 г. Г.-А. Бетц выплатил весь долг Городскому кредитному обществу и владел этим домом еще 10 лет до его национализации80.

Следующий на нашем пути дом № 47/5 – трехэтажный, светло-желтый, со скромной отделкой фасада.

Некоторое разнообразие во внешний облик здания вносят 4 рустованных пилона между двумя парами окон второго и третьего этажей, а также глубоко выдвинутый карниз и межэтажные тяги.

Первый каменный доходный дом появился здесь еще в 1869 г., когда этим участком владел ольденбургский (позже германский) подданный булочный мастер Б. Д. Любберс81. Автором проекта этого характерного Указанное дело. Л. 353. «Весь Петроград» на 1917 год. С. 363.

ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3013. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Б. Д. Любберсу в 1869–1909 по Симбирской ул., 47, Финскому пер., 6. ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 2466. Дело правления Санкт-Петербургского городского кредитного общества по залогу дома Ольденбургского подданного Б. Д. Любберса. Первое заявление Любберса в Правление Городского кредитного общества датировано 21.09.1870 г. По Табели 1822 г. дом значился под № 45, 1846 г. – под № 47, а по полицейской ведомости под № 57 (позже № 49).

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 94. Александр Романович Гешвенд (1833–1905). В год постройки доходного дома Любберса служил в строительном отделении Санкт-Петербургского губернского правления, позже в Городской управе, автор 16 доходных домов (в том числе собственного на В. О., 9-я линия, 32), 4-х производственных зданий и трех учебдля архитектуры эклектики дома был А. Р. Гешвенд82.

Б. Д. Любберс владел этим участком без малого полвека.

В 1887 г. во дворе этого дома им выстроено новое каменное пятиэтажное здание. Большинство квартир в нем составляли трехкомнатные с умеренной годовой платой, а среди жильцов дома были доктор, механик, техник, провизор, бухгалтер, инженер, офицеры (капитан и поручик), студенты Военно-медицинской академии. Характерен для улицы в целом был и многонациональный состав дома83. Дом оснастили по последнему слову комфорта того времени. Здесь устроили 18 ватерклозетов, 18 раковин, 18 ванн. При каждой квартире имелся чулан для дров, чердак и общая прачечная84.

Видимо, благосостояние Любберса росло, и на очередную ссуду, выделенную ему Городским кредитным обществом в марте 1904 г., он выстроил еще один каменный лицевой дом, выходящий на Финский переулок85. Помимо жилых помещений в новом доме было ных заведений.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Он. 1. Д. № 6474. Дело Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге дома Ольденбургского подданного, булочного мастера Бернгарда Дидриха Любберса. Л. 3–9.

Там же. Л. 4.

Там же. Л. 46–49.

Там же. Л. 52–53.

выделено много торговых: здесь в начале XX в. осуществлялась табачная, шапочная, игровая, сливочная и молочная торговля, были открыты магазин готовых платьев и модный магазин 86. С 1906 г. в доме Любберса (Финский пер., 5) размещалось известное Выборгское восьмиклассное коммерческое училище, знаменитая школа П. Германа, о которой мы расскажем в главе, посвященной Финскому переулку87.

Характерный штрих эпохи: после начала Первой мировой войны местожительством германского подданного указан уже не его собственный дом на Симбирской улице, а «селения Всеволжского, Баракановской пудости… хутор» 88, что можно объяснить тем, что когда в Петрограде возобладали антигерманские настроения и начались погромы немцев, немецкий булочник поспешил покинуть столицу и укрыться в тихом месте.

Соседями Любберса на участке под № 45 почти столетие, начиная с 1809 г., являлись капитан артиллерии Н. А. Пастухов и его наследники: вдова Вера Ивановна и ее сыновья.

Лейкина-Свирская В. Р., Селиванова И. В. Школа в Финском переулке. СПб., 1993. С. 42; Д. № 6474. Л. 76.

В деле имеется справка от 18 августа 1914 г. о временном месте жительстве Любберса.

Санкт-Петербургская адресная книга на 1809 год. С. 123. Среди домовладельцев назван здесь надворный советник Н. Пастухов.

Как уже отмечалось, первое упоминание о Пастуховых относится еще к 1809 г.89 Но тогда на месте дошедшего до нас богато декорированного цвета «беж» огромного пятиэтажного дома стояло скромное каменное двухэтажное с деревянными к нему галереями и огородными местами строение90. Все сыновья Веры Ивановны, как и ее покойный муж, выбрали военную службу. В 1862 г., когда она впервые обратилась за ссудой в Городское кредитное общество.

Орест и Александр были гвардии-поручиками, Аркадий – подпоручиком, Михаил – прапорщиком, а старший сын Николай в звании штабс-капитана служил в лейб-гвардии Гренадерском полку. Дочь же В. И. и Н.

А. Пастуховых Мария была женой капитана91.

Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб.,

1849. С. 180, 380.

ЦГИА СПб. Ф. 513. Он. 102. Д. № 3012. Чертежи дома на участке, принадлежавшем А. Н. Пастухову, Пастуховым, М. А. Александрову по Симбирской ул., 45.ЦГИА СПб. Ф. 515. Он. 1. Д. № 280 Правления СанктПетербургского Городского кредитного общества «о выдаче ссуды под залог дома гг. Пастуховых…». Л. 1–4, 17.ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д.

№ 280-а. Описание дома И. М. Александрова (пред. влад. В. И. Пастухова, наел, капитана артиллерии Н.Пастухова, М. А. Александров).

Дело 280-а, л. 168. В очередном запрещении на владение домом указываются воинские звания братьев Пастуховых, до которых они дослужились в 1884 г.

Улица Комсомола, д. 45 Через четверть века Н. Н. Пастухов уже отставной генерал-майор, Александр и Аркадий – полковник, Орест – отставной майор, а Михаил, избравший гражданскую службу, – надворный советник. Их сестра М. Н. Линдер (в девичестве Пастухова) к тому времени в документах уже названа вдовой полковника92.

Таким образом, почти столетие отец и сыновья Пастуховы верой и правдой защищали Отечество.

То, что это действительно так, видно из послужного списка одного из братьев – Александра Николаевича. Родился 24 августа 1846 г., в 20 лет закончил Павловский кадетский корпус. В 1873 г. был еще капитаном, а через четыре года, в 1877 г., уже полковником.

В 1895 г. ему присвоено звание генерал-майора. Каждое новое воинское звание он получал, участвуя в военных кампаниях: в 1862–1863 гг. – на Кавказе, 1877– 1878 гг. – в Русско-турецкой войне. На этой войне его ранили. С 1878 г. Александр Николаевич в течение четырех лет командовал запасным батальоном лейбгвардии Гренадерского полка, а с 1882 по 1901 г. – командир роты дворцовых гренадер93. Но вернемся к истории дома.

В 1869 г. часть участка (огородное место с избою) Пастуховы продали правлению Финляндской железной дороги. Вера Ивановна, судя по отзывам архиВолков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая П. Указ. изд. Т.

1. С. 261.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 280-а. Л. 26, 32. В деле представлена справка о том, что 20 октября 1869 г. совершена купчая на проданный вдовою капитана В. И. Пастуховой и ее детьми участок земли дирекции Финляндской железной дороги ценой за 2000 руб.

текторов, многократно оценивавших дом, была рачительной хозяйкой, и все время благоустраивала свое имущество, не раз перестраивала дом. В одном из отзывов говорится, что в первом этаже «выведена каменная поперечная стена и устроены ворота, покрытые вазами на рельсах, вместо деревянного крытого балкона сделан каменный, вместо прежних деревянных галерей и лестницы выведены каменные 2х этажные пристройки, в коих помещаются каменные лестницы и отхожие места, в лицевых комнатах вместо крашеных полов положен паркет…» 94 т. д.

Жильцами дома кроме двух чиновников, статских советников Фишера и Дубницкого, и генерал-майора Байкуля были отставные офицеры-артиллеристы, купцы и крестьяне, владельцы мелочной, посудной, кожевенной, суровской, овощной лавок; шесть комнат по контракту с Артиллерийской академией в доме Пастуховой занимали женатые солдаты. В аренду сдавалась и огородная земля с избой. Сама Вера Ивановна жила в семикомнатной квартире в этом же доме95, а вот ее дети, сделав карьеру, переселялись Там же. Л. 2–3, 37–39, 74, 105, 170 (В Ведомостях о доходах с дома Пастуховых содержится информация о проживавших там жильцах за период с 1862 по 1899 гг.). Следует отметить, что дом И. В. Пастуховой особенно полюбили купцы, в течение многих лет здесь проживали и торговали Белов, Карилов, Семенов, Тупицын и Щедров.

Там же. Этот адрес указан в названном деле. Л. 169.

в привилегированные районы Санкт-Петербурга. Так, например, полковник, впоследствии генерал-майор А.

Н. Пастухов жил на аристократической Миллионной улице96. Интересно, что в доверенности на имя брата Аркадия Николаевича он в перечне своего недвижимого имущества называет имение, доставшееся ему в наследство от родственника, помещика Псковской губернии Новоторжевского уезда Е. А. Пастухова, а также свое собственное, приобретенное у помещицы Голенищевой-Кутузовой97.

В 1893 г. умер один из братьев, надворный советник М. Н. Пастухов, в 1895 г. ушел из жизни другой – генерал-майор Н. Н. Пастухов98.

30 апреля 1898 г. по акту купчей крепости имущество Пастуховых перешло потомственному почетному гражданину, петербургскому 1-й гильдии купцу М.

А. Александрову99. В том же 1899 г. по проекту академика архитектуры А. В. Иванова, автора более полусотни доходных домов в Петербурге и известной гостиницы «Балчуг» в Москве, построили новый пятиТам же. Л. 86.

Там же. Л. 231, 237.

Там же. Л. 244.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 139–141.

этажный дом, дошедший до нашего времени100.

В сравнении с соседними зданиями этот дом выглядит каким-то богато разряженным франтом. Это впечатление усиливается от того, что нарядный фасад дома недавно отреставрирован и весь его декор буквально заиграл, невольно привлекая внимание прохожих. Да и своим размером этот дом значительно превосходит соседние. Впечатление солидности, респектабельности усиливают огромные витрины торговых помещений, изначально заложенные в проекте А. В. Иванова, два больших богато декоративных эркера на уровне третьего и четвертого этажей, дорические сандрики с триглифами и крупные замковые камни над окнами третьего этажа, бриллиантовый руст, оформляющий окна второго этажа, равно как и сплошная рустовка фасада.

Под стать этому дому и сам Михаил Александрович, успешный предприниматель, занимавшийся оптовой мануфактурной торговлей и владевший девятью (!) домами в столице, в том числе домом № 37 по Моховой улице, где он проживал. Немалые деньВесь Петербург» на 1900 г. С. 12. В собственности М. А. Александрова были дома в Апраксином пер., 6; Галерной ул., 20; пер. Замятина, 4; Знаменской ул., 20/16 (ныне – ул. Восстания); Ковенском пер., 6; Конногвардейском бульваре, 17; Николаевской ул., 78 (ныне – ул. Марата).

ги он отдавал на благотворительную деятельность 101.

Солидными были и жильцы этого дома, среди которых мы встречаем практикующих врачей, адвокатов, чиновников. Из купцов, имевших свою торговлю в доме MA. Александрова, отметим санкт-петербургского 2-й гильдии купца И. И. Горохова (1858–1907). Семейное дело Иван Иванович основал в 1891 г., а через 8 лет, скопив немалый капитал, вступил в купечество.

Помимо торговли в доме М. А. Александрова, он владел магазинами на Невском пр., 9, и Ново петергофском пр., 20. Проживал И. И. Горохов на ул. Гоголя, 17.

После его смерти дело унаследовал сын, также купец 2-й гильдии Павел Иванович102.

В этом же доме торговал галантерейным и мануфактурным товаром купец 2-й гильдии Ф. П. Богданов, начинавший торговлю в 1878 г. в доме проживания на Симбирской ул., 14103.

В 1907 г. дом по акту дарственной перешел во владение сына Михаила Александровича, потомственного почетного гражданина И. М. Александрова, в собственности которого он оставался до национализаБарышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 141.

Там же. С. 78.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Он. 1. Д. № 280-а. Л. 247. «Весь Петроград» на 1917 г. С. 363.

ции104. С этим домом связано историческое событие, которое объясняет современное название улицы.

Мемориальная доска, установленная на этом здании в 1958 г., напоминала о том, что «В этом доме в 1918 г. помещался районный комитет Р. К. С. М. Выборгского района – организатор боевых комсомольских отрядов Выборгской стороны по борьбе с контрреволюцией»105. В 2006 г. доску демонтировали в связи с аварийным состоянием дома, да так она и не вернулась на свое место.

Дом № 43 кажется бедным родственником по сравнению со своим богатым соседом. Пятиэтажный, со следами прежней охристой окраски, а ныне с облезлой штукатуркой, он и изначально отличался своей скромной отделкой. Несколько разнообразят дом сплошная рустовка фасада, полуциркульные окна четвертого этажа, поэтажные тяги и далеко выступающий карниз.

На месте этого дома в середине XIX в., согласно Атласу Н. Цылова, располагался «лесной двор», принадлежавший почетному гражданину И. П. ЛихачеМемориальные доски Санкт-Петербурга / Сост. В. И. Тимофеев, Э.

Н. Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 467. Мраморная доска по проекту архитектора М. Ф. Егорова изготовили и установили в 1958 г.

к 40-летию ВЛКСМ.

Атлас тринадцати частей С.-Петербурга / Сост. Н. Цылов. СПб.,

1849. С. 139, 380.

ву106. В 1860-е гг. участком владел титулярный советник Н. С. Воронин107. Тогда здесь уже стоял дом, возведенный в 1852 г. по проекту академика архитектуры В. Роде108. В описи 1867 г. о нем сказано, что это «каменное, крытое железом лицевое строение в четыре этажа с жилыми мансардами, снаружи оштукатуренное и убранное рустом»109.

Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1868. Указ.

изд. С. 16.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 264. Вильгельм Д. Роде – академик архитектуры, известен одной своей постройкой на Бочарной (Симбирской) ул., 43.

ЦГИА СПб. Ф. 513. Он. 102. Д. № 3011. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Лихачеву, Фохту, Воронину, Н. И. Карнович по Симбирской ул., 43.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1757. Дело правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге каменного дома титулярного советника Н. С. Воронина. Л. 1; Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга на 1867–1868 гг. С. 16, 97. По данным этой книги, он проживал в другом собственном доме на наб. р. Мойки, 115. Первое обращение Н. С. Воронина в Городское Кредитное общество датировано 3 июня 1867 г. По Табели 1822 г. дом значился под № 45, по Табели 1846 г. – под № 48, по полицейской ведомости – № 55 (позже № 45).

Улица Комсомола, д. 43 В доме было 23 квартиры, а также – мелочная и табачная лавки, трактирное заведение купца 2-й гильдии Н. Леонтьева и фотографический павильон Гринберга (новшество того времени). Кроме лицевого дома на участке стояли «каменное надворное строение в 2 этажа с угловым мансардным», и несколько деревянных одноэтажных служб, из-за своей ветхости, не включенных в оценку110.

17 февраля 1868 г. дом перешел во владение жены (позже вдовы) полковника Н. И. Карнович111. Проживали в доме преимущественно купцы, мещане, нижние армейские чины и крестьяне, а также финляндские уроженцы, рабочие Выборгской губернии, занимавшие дешевые квартиры, о которых оценивавший дом архитектор Городского кредитного общества в своем акте написал: «Имеются комнаты, освещенные окнами на соседний двор, и расположение этих квартир не отличается своими удобствами, а потому и доход с них принимается по уменьшенной цене…».

Из жильцов дома отметим крестьянина Ярославской губернии Угличского уезда М. Тупицына, которому принадлежало несколько мелочных лавок и дом на соседней Нижегородской улице, а также санктпетербургского 2-й гильдии купца Николая Леонтьева, содержавшего здесь трактирное заведение, занимавшее 23 комнаты112. Из «Справочной книги о лиЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1757. Л. 4.

Там же. Л. 2–3,9.

Там же. Л. 54. См. также: «Справочная книга о лицах Санкт-Пецах Санкт-Петербургского купечества» известно, что в доме Карнович жил и торговал суровским товаром мещанин И. А. Безруков, состоявший в купечестве с 1872 г. Еще одну лавку он имел в доме Дегтеревой (№ 51). В доме № 47 проживала большая купеческая семья, главой которой после смерти мужа стала санкт-петербургская 2-й гильдии купчиха Е. П. Богданова. При ней были Василий, 35 лет, с женою Еленою Сергеевной и сыновьями – Василием, 7 лет, и Федором, 6 лет. Василий содержал мануфактурный магазин в соседнем доме № 45113.

В этом же доме в конце XIX в. владел магазином осветительных приборов купец 1-й гильдии Иван Андреевич Семенов (1836–1908). Коммерческой деятельностью в звании купца 2-й гильдии он занимался с 1870 г. Сферой его торговых интересов были хозяйственные товары. Нажив приличный капитал, он в 1893 г. уже купцом 1-й гильдии владел Литейно-механическим заводом на Шлиссельбургском пр., 31, а также 14 магазинами по продаже хозяйственных товаров и осветительных приборов, в том числе на Симбирской ул., 43. К чести Ивана Андреевича надо скатербургского купечества» за 1874 г. С. 137; «Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества» за 1906 г. С. 53.

Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга. Исторический справочник. СПб., 2000. С. 407–408.

зать, что многие средства он вкладывал в благотворительную деятельность, был членом Человеколюбивого общества114.

Что касается полковницы Н. И. Карнович, то она проживала на Ивановской улице в собственном доме № 16115. Довольно часто на Симбирской улице случались пожары. Не обошел он и дом № 43. 12 июня 1897 г. сгорело деревянное строение на задней границе двора. Еще один пожар произошел здесь 12 сентября 1909 г., и, наконец, третий – 21 сентября 1915 г.

И каждый раз убытки от пожара возмещались Российским страховым от огня обществом. Страхование имущества было обязательным условием для получения домовладельцами ссуды от Городского кредитного общества.

8 декабря 1900 г. после смерти Н. И. Карнович ее имущество «определением Санкт-Петербургского Окружного суда» перешло во владение дочерей полковника Екатерины и Евдокии Ивановны 116. Сестры проживали в Старой деревне, на Благовещенской ул., ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 1757. Л. 70. «Весь Петербург» Адресно-справочная книга на 1900 г. С. 368.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 101-а. Л. 132, 135. Убыток от первого пожара составил 2000 руб., от второго 275 руб., третьего – всего 50 руб.

Там же. Л. 110.

5117.

За время владения ими домом на Симбирской ул., 47, никаких изменений в нем не произошло. Архитектор Городского кредитного общества А. Н. Веретенников, осмотревший дом в 1901 г., отметил, что «дом старый, но в капитальных частях прочный… а бывшие окна на чужой двор закрыты вновь возведенной соседней пристройкой». В доме, хотя и появились два ватерклозета и четыре раковины, сохранилось пять отхожих мест, каких уже давно не было в соседних домах. Весь дом в 1900-е гг. занял трактир118.

В 1917 г. сестры предпринимают отчаянную попытку продать отцовский дом. Последнее их обращение в Городское кредитное общество датировано 10 августа 1917 г. Но совершить эту сделку дочери полковника уже не успели 119.

Следующее на нашем пути облицованное серым гранитом с мощной колоннадой монументальное здание на углу площади Ленина и улицы Комсомола № 4/41. Это здание, первоначально предназначавшееся для универмага, своей массивностью «сталинского ампира» больше напоминает архитектуру времен германского Третьего рейха. Его возвели в 1935– «Весь Петроград». Адресно-справочная книга на 1910 г. С. 280.

Д. 101-а. Л. 113, 119.

Там же. Л. 138.

1940 гг. (арх. Я. О. Рубанчик, А. Д. Балков и Н. И. Иоффе), а в конце 1940-х гг. перестроено по проекту архитектора Б. С. Збаржа120.

Улица Комсомола, д. 4/41 Историческая застройка Санкт-Петербурга: Перечень вновь выявленных объектов: Справочник. СПб., 2001. С. 154.

Улица Комсомола, д. 41. Вероятно, август-сентябрь 1941 г. Здание универмага недостроено.

Часть соседнего доходного дома еще цела Но история этого углового участка (по Финскому пер. 9) значительно старше самого здания. Начало его застройки связано с именем потомственного почетного гражданина С. П. Петрова. При нем в 1878 г.

возвели каменный четырехэтажный лицевой дом на Финском переулке (дом № 9) – каменный трехэтажный угловой дом и еще один каменный трехэтажный на подвалах надворный флигель.

О доме № 9 по Финскому переулку мы расскажем позже. С. П. Петров владел им до 1917 г. Что касается лицевого дома, выходившего на Симбирскую улицу, и внутридворовых флигелей, то они сменили немало владельцев.

В 1900 г., по данным адресно-справочной книги «Весь Петербург», владелицей дома под № 41 становится жена генерал-лейтенанта, графиня Е. Л. Игнатьева, личность весьма деятельная и состоятельная.

Екатерина Леонидовна участвовала в работе Елизаветинского общества сестер милосердия, была председателем еще одной благотворительной организации – для пособий бедным женщинам. Графине принадлежали пять доходных домов. Сама же она вместе с мужем проживала в собственном доме на наб. р. Мойки, 21121.

Ее супруг, граф и генерал-лейтенант Алексей Павлович Игнатьев (1842–1906), сделал блестящую военную карьеру, о чем красноречиво свидетельствует его послужной список. Родился в Твери, но военное образование получил в столице. В 1859 г. закончил Пажеский корпус, а затем в 1862 г. – Академию ГенеЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3065. Чертежи дома и здание бани на участке, принадлежавшем Л. М. Каменской, С. П. Петрову, М.

В. Митюшину, А. И. Рожкову, Л. П. Ольденбургскому по Финскому пер., 9 / Симбирской ул., 41; ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 4700. Дело правления Санкт-Петербургского городского кредитного общества о залоге дома потомственного почетного гражданина С. П. Петрова по Симбирской ул., 41, Финскому пер. 9. Л. 4–5, 25.

рального штаба. После этого начался стремительный взлет его карьеры. Если в 1893 г. он еще ротмистр гвардии, то в 1866 г. уже полковник, а в 1875 г., тридцати трех лет от роду, генерал-майор. Звание генерал-лейтенанта ему присвоили в 1886 г., а в 1898 г. – генерала от кавалерии. Вся его служба была связана с элитарными гвардейскими полками. В 1871 г. он командовал 2-м Уланским полком, а с 1873 г. – Кавалергардским. С 1881 по 1883 г. он – начальник штаба Гвардейского полка.

Затем его военная карьера делает еще один крутой вираж: с 1885 г. А. П. Игнатьев – генерал-губернатор Восточной Сибири и одновременно командующий войсками Иркутского Военного округа, а через четыре года, в 1889 г., на короткий срок занимает пост товарища министра внутренних дел.

Но уже в августе 1889 г. Алексея Павловича назначают командующим Киевским, Подольским и Волынским округами. В 1897 г. он возвращается в столицу, получив высокий пост члена Государственного совета. Служа в этой должности, он приобретает от имени жены дом на Симбирской улице.

За два года до смерти, в 1904 г., ему высочайшим указом присваивается звание генерал-адъютанта. Умер А. П. Игнатьев 9 декабря 1906 г.122 «Весь Петербург» на 1900 г. С. 238, 367–368.

Никаких изменений в приобретенном графиней Игнатьевой имуществе на Симбирской улице за годы владения им не произошло. В 1905 г. дом у нее приобретает в собственность солигаличский мещанин Я. И.

Рожков123. Кроме дома на Симбирской улице, он владел еще пятью домами в столице. Но не хлебом единым жил Яков Иванович. Он активно работал в Обществе распространения религиозного православного просвещения и состоял в Костромском благотворительном обществе. Видимо, как уроженец Костромской земли, он поддерживал связи со своими земляками. Сам он проживал в другом собственном доме на Забалканском (ныне – Московском) пр., 62124. Попрежнему основной доход с дома приносили ему торговые заведения.

28 января 1908 г. «недвижимое имение» Рожкова по акту купчей крепости перешло во владение принца Александра Петровича Ольденбургского125, сына изВолков С. Генералитет Российской империи. Энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая П. Указ. изд. Т.

1. С. 578. См. также: Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И.

А. Ефрона. Т. 24. СПб., 1894. С. 784.

ЦГИА СПб. Ф 515. Оп. 1. Д. № 8364. Дело правления Санкт-Петербургского городского кредитного общества о залоге дома принца Александра Петровича Ольденбургского. Первое обращение Я. И. Рожкова в правление Кредитного общества датировано 10 октября 1905 г., в нем он указывает и место жительства Забалканский (Московский) пр., 62.

«Весь Петербург» на 1905 г. С. 549.

вестного государственного и общественного деятеля, основателя Училища правоведения, попечителя многих благотворительных учреждений. Александр Петрович, как и его отец, личность незаурядная. Боевой генерал (у него был чин генерала от инфантерии и звание генерал-адъютанта), он ярко проявил себя в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. как командир 1й бригады 1-й гвардейской пехотной дивизии и в отряде генерала Гурко при переходе русской армии через Балканы, осаде Плевны и окончательном поражении армии Сулеймана-паши.

Но не менее значимой являлась его государственная и благотворительная деятельность. В 1896 г. его назначили членом Государственного совета. Кроме того, продолжив дело отца, Александр Петрович состоял попечителем Императорского училища правоведения, приюта принца Петра Георгиевича Ольденбургского, дома призрения душевнобольных, учрежденного в память императора Александра III, и Свято-Троицкой общины сестер милосердия, был покровителем Общества вспоможения нуждающимся ученицам принцессы Терезии Ольденбургской. Но главным делом его жизни стало учреждение Императорского института экспериментальной медицины, в организацию которого он внес щедрые пожертвования126.

Что же подвигло его, представителя Императорского дома, приобрести дом на Симбирской и другие дома в Петербурге? Такая активная хозяйственная деятельность, прежде невозможная, была вызвана серьезными изменениями в жизни правящего класса после отмены крепостного права, лишившей его значительной части доходов. А как уже было отмечено ранее, Александр Петрович вкладывал огромные средства в благотворительные учреждения, и доходные дома хотя бы частично компенсировали его расходы.

Он владел участком на Симбирской ул., 41, восемь лет. Доход дом приносил немалый: 60 500 руб. в год, в основном за счет аренды огромного числа торговых помещений. Естественно сам сиятельный владелец не занимался хозяйством, доверив ведение дел гвардии капитану И. Д. Вершеву127. Чем только не торговали в этом доме: зеленью, фруктами, колбасой, конфетами, пивом, молочными продуктами, мукой и хлебом, а кроме того, бельем, часами, серебряными и ювелирными изделиями, железным товаром и канцелярскими принадлежностями, обоями, красками и типографскими работами. Здесь пекли хлеб, мыли в баЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 8364. Л. 60.

Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. Т. 42.

СПб., 1887. С. 914–916.

не и стригли в парикмахерской, развлекали в ресторане, продавали лекарства, гробы и венки и т. п.

Понятно, что основным контингентом жильцов здесь были купцы, потомственные почетные граждане, мещане, мастеровые и крестьяне, столь далекие по своей социальной принадлежности Его Высочеству принцу Ольденбургскому.

3 февраля 1917 г. сиятельный владелец выплатил весь долг Городскому кредитному обществу, и 17 мая этого же года с дома принца сняли «запрещение»128.

До отъезда из охваченной революционным пожаром России принц успел продать дом новому владельцу – гражданскому инженеру Марквату Альфреду Юлиусу, владевшему им до 1918 г.129 В предвоенные годы лицевой дом со стороны Симбирской улицы и часть дворовых флигелей были снесены, и на освободившейся территории начали строить универмаг «Выборгский».

К нашему рассказу о Финляндском вокзале добавим здесь информацию, взятую нами из «Справочной книги о лицах Санкт-Петербургского купечества». При вокзале был буфет, и с 1870 г. им владели разные купцы. Так, в 1874 г. этот буфет содержала Елизавета Васильевна Зист, состоявшая в купечестве с 1872 г. Вместе с ней торговали ее сыновья Василий, 21 года, с ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 8364. Л. 66.

Там же. Л. 81–85,96.

женой Ираидой Ивановной; Фридрих, 17 лет, и Генрих, 12 лет. В 1905 г. буфет в вокзале содержал Иван Михайлович Давыдов, санкт-петербургский 2-й гильдии купец. При нем были жена Ольга Казимировна и сын Михаил, 21 года130.

С 1870 по 1917 г. в недошедшем до нашего времени доме № 37 находилось отделение Санкт-Петербургской таможни. Учреждение этого отделения стало одной из мер по устройству «пограничного движения по железной дороге», согласно высочайше утвержденному мнению Государственного совета от 9 мая1870 г. Новое таможенное учреждение располагалось по следующему адресу: «Выборгская часть, 1 участок по Симбирской ул. при станции „Петербург“ Финляндской железной дороги, д. 37». Об этом исчезнувшем здании известно следующее: рядом со станцией располагался окруженный стеной «…просторный двор для телег или саней, привозящих или увозящих товары… в западной части этого двора находился трехэтажной дом, купленный вместе с двором;

тут же в нижнем этаже – коридор и четырнадцать комнат, в которых помещались финляндские таможенники. Этаж второй и третий – средний и верхний – были заняты квартирами служащих при железной дороге…». И только в 1928 г. Таможня при Финляндской «Весь Петроград» на 1917 г. С. 363, 431.

железной дороге прекратила существование, передав свои функции единой Ленинградской таможне131.

В отличие от бывшего дома Таможни другой «Дом железнодорожников» под № 35 дошел до нашего времени.

Железная дорога, площадь перед Финляндским вокзалом. Здание Таможни на заднем плане справа Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества за 1874 г. С. 366; за 1906 г. С. 156.

Здание Таможни Улица Комсомола, д. 35. Дом служащих железной дороги Это здание, взятое на учет КГИОП как «вновь выявленный» памятник архитектуры, возведено в 1882– 1887 гг. по проекту архитектора А. Р. Гешвенда132. Оно сильно пострадало в годы Великой Отечественной войны и дошло до нашего времени в перестроенном виде.

Характерной для стилистики архитектуры эклектики является угловая часть фасада четырехэтажного Лаврова Н. Улица Комсомола//Блокнот агитатора. 1962. С. 46.

светло-коричневой окраски кирпичного дома, выходящего на улицу Комсомола. Окна второго и третьего этажей оформлены богато декорированными сандриками и замковыми камнями, карниз здания раскрепован. Первый этаж, приспособленный под торговые помещения, имеет большие окна-витрины. Совсем подругому решен длинный реконструированный после войны фасад здания, идущего вдоль платформы Финляндского вокзала. В традициях неоклассической архитектуры пять ризалитов, ритмично членящих фасад, оформлены сдвоенными рустованными пилястрами дорического ордера с фризом, украшенным триглифами и метопами и завершенными треугольными фронтами. Второй этаж оформлен бриллиантовым рустом. Окна этого этажа украшены замковыми камнями, а окна третьего этажа – крупными сандриками.

Улица Комсомола, д. 33 Особенно эффектно смотрятся декорированные окна с полуциркульными сандриками, расположенными между пилястрами. Как и в угловом здании, первый этаж с большими окнами-витринами предназначен для многочисленных торговых учреждений.

Четырехэтажный светло-песочного цвета доходный дом под № 33, возведенный в 1905 г. по проекту архитектора Н. Н. Еремеева133, лишен каких-либо украшеАрхитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начаний, не считая поэтажных тяг и современных однообразных окно-пакетов второго и четвертого этажей.

Этот дом единственный из дошедших до нашего времени построек на смежных участках №№ 31–33, принадлежавших с 1872 по 1918 г. потомственным почетным гражданам, мещанам, а впоследствии купцам 2-й гильдии Ивану и Павлу Дмитриевичам Вилиным.

Предшествующими владельцами этих участков были жена купца А. Н. Вилина, купец П. Е. Воронин, потомственный почетный гражданин И. Е. Уваров и мещанка М. В. Вилина134.

Предшественником дошедшего до нас четырехэтажного дома был деревянный двухэтажный на каменном фундаменте дом, выстроенный в 1872 г., когда нынешний участок № 33 принадлежал жене купца 2-й гильдии А. Н. Вилиной. Кроме этого лицевого дома, выходившего на Симбирскую улицу, ее имущество включало в себя также два деревянных двухэтажных ла XX века. Справочник. Указ. изд. С. 94–95. Историческая застройка Санкт-Петербурга: Перечень вновь выявленных объектов: Справочник.

Указ. изд. С. 154.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 130. Еремеев Николай Николаевич (1862 – после 1929) – архитектор Главного тюремного управления, преподаватель Академии художеств. Автор научных и учебных трудов, реставратор. С его постройками мы еще встретимся в главах, посвященных улице Михайлова (б. Тихвинской), и Комиссара Смирнова (б. Ломанскому переулку).

флигеля и каменные одноэтажные службы135.

В доме помимо жилых помещений располагалась портерная, мелочная и чайная лавки, принадлежавшие сыну домовладелицы И. Д. Вилину Характерно, что среди жильцов дома было пять кондукторов Финляндской железной дороги. В доме проживал и муж домовладелицы санкт-петербургский 2-й гильдии купец Д. А. Вилин136. Из «Справочной книги о лицах Санкт-Петербургского купечества» известно, что в 1874 г. Дмитрию Алексеевичу было 50 лет, а в купечестве он состоял с 1866 г., содержал овощные и мелочные лавки, как в доме жительства, так и в Литейной и Спасской частях. Вместе с ним и женой Александрой Николаевной в доме проживали сыновья Павел, 20 лет, и Иван, 13 лет, а также дочери Любовь и Мария. Впоследствии его младший сын Иван продолжил дело отца 137. В 1874 г. в этом же доме снимала квартиру купчиха 2-й гильдии А. М. Болховитинова, состоявшая в купечестве с 1870 г. Меняльную лавку ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Чертежи дома на участке, принадлежавшем А. Н. Вилиной, П. Д. Вилину по Симбирской ул., 31, 33; ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 2839. Дело Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге дома, принадлежавшего потомственным почетным гражданам Ивану и Павлу Дмитриевичам Вилиным. Д. № 2839. Л. 1–7, 46–47.

Там же. Л. 26.

Там же. Л. 27.

она содержала в самом центре столицы на Невском,

12. С ней жили сыновья Иван, 28 лет, и Александр, 21 год, а старший сын Василий Васильевич в том же 1874 г. вступил в купечество и открыл в доме № 33 чайный магазин. Вместе с ним в этом же доме жила и его жена Мария Ивановна Болховитинова138.

Из архивного дела мы узнаем, что дом А. Н. Вилиной 14 июня 1896 г. перешел во владение сыну, мещанину П. Д. Вилину и в 1/14 части потомственному почетному гражданину И. Е. Уварову139.

Ныне существующий каменный четырехэтажный дом возведен на смежном участке, когда им владел П.

Д. Вилин. Его имущество включало в себя также два деревянных двухэтажных жилых флигеля на каменных жилых подвалах и каменную двухэтажную службу во дворе дома140.

В 1906 г. в лицевом доме устроили торговые помещения, занятые мясной и зеленной торговлей, магазином канцелярских принадлежностей, мелочной лавкой и портерной. Здесь же были открыты кафе-ресторан и парикмахерская. Типичен в целом для улицы социальный состав дома: инженер-технолог «АрСправочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества. СПб.,

1874. С. 179.

Там же. С. 147.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 2839. Л. 190–192.

сенала», чиновник средней руки, потомственные почетные граждане, мещане, студент Политехнического института, жена регистратора, финляндские уроженцы, но больше всего среди жильцов было крестьян (21 человек!) 141.

В предреволюционные годы владельцами этого смежного участка №№ 31–33 были: потомственный почетный гражданин И. Д. Вилин и его сестра, мещанка М. В. Вилина, в собственности которых дом находился до его национализации142. Иван Дмитриевич многие годы был казначеем Общества вспомоществования бедным при Спасо-Бочаринской церкви, а в годы Первой мировой войны еще и заведующим 27го Военно-Конского училища г. Петрограда143.

Обратим теперь внимание на дома послевоенного времени, расположенные напротив по четной стороне улицы Комсомола. В 1950-е гг. на пустыре, где до войны стояли деревянные дома № 16 и № 18, вырос пятиэтажный жилой дом Ленметростроя144.

Архитектурный облик дома характерен для времени «сталинского ампира». На уровне четвертого и пятого этажей фасад дома украшают трехчетвертные Там же. Л. 209.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 2839-а. Л. 16.

«Весь Петроград» на 1917 г. С. 363.

Там же. С. 122.

колонны коринфского ордера, которые опираются на мощные пилоны первых трех этажей. Архитектурное убранство дома дополняет рустовка фасада.

В начале 1870-х гг. на его месте стоял двухэтажный деревянный с каменным подвальным жилым этажом дом супруги инженера, коллежского советника М. А.

Шпилевой. Во дворе этого дома располагались деревянные службы: конюшни, каретный сарай для дров.

В доме тогда проживали всего 6 жильцов, принадлежавших к разным социальным слоям общества, от полковников Винера и Лаврова, купчихи Ермаковой и до ремесленника Гуехина, державших здесь свои лавки145.

18 октября 1874 г. имущество М. А. Шпилевой по акту купчей крепости перешло к купцу 2-й гильдии Н. Н. Ковригину146. При нем мещанин Я. Ф. Егоров арендовал в доме 18 комнат под гостиницу, а аптекарь М. Б. Шаскольский 5 комнат под аптеку147. В доме Н. Н. Ковригина в 7 комнатах размещалась также портерная В. Д. Дмитриева. Среди немногочисленных Шаврова Н. Улица Комсомола // Блокнот агитатора. 1962. С. 43.

ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3001. Чертежи дома на участке, принадлежавшем И. М. Скокову, М. А. Шпилевой, М. И. Одноушевской по Симбирской ул., 16.

ЦГИА СПб. Ф. 515. Оп. 1. Д. № 2710. Л. 2,26. Описание дома М.

А. Александрова (пред. влад. A.C. Одноушевский, Н. Н. Ковригин, М. А.

Шпилева).

жильцов дома следует выделить шведского подданного Августа Фима148.

17 июня 1882 г. дом купил купеческий сын A.C. Одноушевский под фирму «М. И. Одноушевская с сыновьями»149. Мария Ивановна, мать нового домовладельца, в купечестве состояла с 1843 г., торговала мехами в Гостином дворе. Ее магазин и фирма именовались «С.-Петербургская 1-й гильдии купчиха Мария Ивановна Одноушевская с сыновьями»150.

Ее старший сын Андрей Семенович, владевший домом на Симбирской улице, состоял старостой церкви Инженерного училища, а младший, погодок Федор Семенович, был попечителем Андреевского детского приюта151.

В 1892 г. дом по акту купчей крепости перешел к уже известному нам санкт-петербургскому 1-й гильдии купцу, потомственному почетному гражданину М.

А. Александрову, а у него участок приобрело Управление Финляндской железной дороги 152, как и следующий за ним дом под № 18. На их месте и был возвеТам же. Л. 61.

Там же. Л. 91.

Там же. Л. 208.

Справочная книга о лицах Санкт-Петербургского купечества. СПб.,

1874. С. 166.

«Весь Петербург» на 1895 г.

ден в послевоенные годы жилой дом Ленметростроя.

Финляндской железной дороге принадлежал прежде и дом № 14 – нарядный, двухцветный, четырехэтажный с двумя трехэтажными боковыми флигелями. На фоне краснокирпичного фасада эффектно смотрятся декоративные вставки цвета терракоты.

Особенно эффектны раскрепованный антаблемент с фризом, декорированным триглифами и метопами, а также окна, оформленные причудливыми сандриками с рустовкой. Этот дом на рубеже XIX–XX вв. возведен для Управления Финляндской железной дорогой на участке, который с середины XIX в. сменил немало владельцев. В архивных делах Городской управы хранятся чертежи построек, принадлежавших Степанову, почетному гражданину И. Лихачеву, совладельцам: П.

С. Степановой, Е. М. Биельской153. Дошедший до нас дом, взятый на учет КГИОП как вновь выявленный памятник архитектуры, построен в 1894 г. по проекту известного петербургского архитектора В. Е. Стуккея154, как и соседний дом№ 12, также четырехэтажВесь Петербург» на 1900 г. С. 367–368.

ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3010. Чертежи дома на участке, принадлежавшем И. Лихачеву, совладельцам: П. С. Степановой, Е. М.

Биельской, А. М. Дмитриевой, Е. Миняеву по Симбирской ул., 16 и 14;

Арсенальной наб., 11, 13 (1844–1868 гг.). ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102.

Д. № 2999. Чертежи дома на участке, принадлежавшем Степанову, Е.

Миняеву, К. Н. Корфу, Финляндской железной дороге по Симбирской ул., ный с громадных размеров аттиком с раскрепованным окном-люкарной, оформленным декоративными вазами, цветочными гирляндами с рогами изобилия.

Без малого 40 лет он принадлежал потомственному почетному гражданину И. А. Пастухову. На месте этого дома в середине XIX в. стоял сахарный завод П.M.

Пивоварова. После него этим смежным с Тихвинской улицей участком владел барон Л. А. Гауф, от него он перешел к И. А. Пастухову. В 1879–1881 гг. по проекту академика архитектуры В. Е. Стуккея заводское строение перестроили в жилое155. Во дворе, под аркой дома № 12, помещена мраморная мемориальная доска, из которой мы узнаем об этом событии156.

14, 16, Арсенальной наб., 11, 13.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века. Справочник. Указ. изд. С. 288.

ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. № 3053. Чертежи дома, зданий сахарного завода и набережной на участке, принадлежавшем М. Пивоварову, П. М. Пивоваровой, Гауфу, И. А. Пастухову по Тихвинской ул., 2, 4, 6, и Симбирской ул., 12. ЦГИА СПб. Ф. 511. Оп. 1. Д. № 4083. Дело Правления Санкт-Петербургского Городского кредитного общества о залоге дома потомственного почетного гражданина Пастухова Ивана Александровича, проживавшего по Тихвинской ул., 4, Симбирской ул., 12. Первое заявление И. А. Пастухова в правление Кредитного общества датировано 27 февраля 1876 г. Д. № 4083. Л. 1.

Улица Комсомола, д. 14 Улица Комсомола, д. 14. Внутренняя лестница Улица Комсомола, д. 14. Балясины ниже площадки между 1-м и 2-м этажами Улица Комсомола, д. 12 Элемент декора Архитектор Городского кредитного общества, осматривавший новый дом, в своем отзыве отметил, что «бывший каменный завод ныне капитально перестроен на жилые квартиры с хорошею внутреннею отделкою», а в «Описи с оценкою дома» еще и подчеркнул, что «дом снаружи богато оштукатурен в тягах и украшен лепными работами». Другой каменный двухэтажный флигель, прежде занятый рабочими, «отдан для сдачи в наем»157. В 1885 г. в перестроенном «четырехэтажном с мезонином доме» устроены по две барские восьмикомнатные и семикомнатные квартиМемориальные доски Санкт-Петербурга. / Сост. В. И. Тимофеев, Э.

Н. Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 191.Мемориальная доска была изготовлена в 1914–1915 гг., возобновлена в 1967 г.

ры, пять шестикомнатных, шесть пятикомнатных и по одной четырехкомнатной и двухкомнатной квартире. В каждой из этих квартир были передняя, кухня, людская, ванная, ватерклозет и даже «отдельный сад». Большинство квартир предназначались для состоятельных людей: годовая плата за восьмикомнатную квартиру составляла 2000 руб., семикомнатную

– 1800 руб., шестикомнатную – 1700 руб. в год и т. д.

(самая высокая цена на Симбирской улице!).

В барских квартирах помимо домовладельца проживали аптекарь Липинский, вдова генерал-майора Шарыгина, инженер-механик В. А. Чацкий, надворный советник Матусевич, доктор Диатроптов. В шестикомнатной квартире размещался приют для грудных детей ведомства Императорского Человеколюбивого общества. Среди известных жильцов дома следует упомянуть генерала В. И. Сафроновича, архитектора В. Е. Стуккея, перестраивавшего этот дом, и профессора Военно-медицинской академии В. А.

Манассеина, инженера-механика В. А. Чайкина158. О некоторых из них следует сказать особо.

Архитектор и жилец этого дома В. Е. Стуккей (Бенджамин Джон Стокке, 1832–1898) выходец из шотландской семьи. Перебравшись в Петербург, становится вольноприходящим учеником Академии худоЦГИА СПб. Ф. 511. Оп. 1. Д. № 4083. Л. 33.

жеств. О его успехах свидетельствуют завоеванные им серебряные медали и одна из них «за отличное исполнение рисунка орнаментов с гипсов». В 1846 г.

он окончил Академию со званием неклассного художника и работал архитектором Монетного двора и Горного института, совмещая эту деятельность с работой в строительном комитете Ведомства учреждений императрицы Марии Департамента уделов и Министерства финансов. В. Е. Стуккей был членом-учредителем Петербургского общества архитекторов. Особое место в его жизни занимала преподавательская деятельность – в строительном училище и институте гражданских инженеров. К самостоятельной архитектурной практике он приступил в 1858 г., завершив начатую А. В. Ильиным постройку доходного дома (В.

О. Малый пр., 5). В 1860–1897 гг. Стуккей построил и перестроил в различных частях города восемь доходных домов, в том числе доходный дом, где поселился и жил до своей кончины, перестроил особняки Э. П.

Казалета на Английской наб., 6 (1865–1866 гг.) и П. Ф.

Семянникова на Бассейной (ныне – ул. Некрасова), 11 (1869 г.), производственные помещения Монетного двора в Петропавловской крепости (1872–1874 гг.;

1881–1883 гг.), склад товарищества Русских паровых маслобоен на Курляндской ул., 37–39 (1897 г.).

Определением Правительствующего Сената от 11 ноября 1874 г. В. Е. Стуккей по личным своим заслугам утвержден в потомственном дворянском достоинстве с правом на внесение в третью часть дворянской родословной книги вместе с женой Софией Лаурой и их детьми, Рихардом Фридрихом, Максимилианом Вильгельмом Петром, Вениамином Фридрихом Карлом, Вольдемаром Луи, Николаем Евгением Александром и дочерью Алисой Софией. Герб Стокке (Стуккей) внесен в часть XIII «Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи»159.

В. А. Чацкий – основатель «Первой мясной конторы», член физико-химического общества и Общества по распространению коммерческих знаний. В 1905 г. выкупил за 100 тыс. рублей все оставшиеся от распродажи паи Политехнического общества, ускорив тем самым строительство здания этого общества в Москве, за что удостоен звания почетного его члена160.

Самым знаменитым жильцом дома И. А. Пастухова являлся В. А. Манассеин (1841–1901). После первоначального обучения в пансионе Омона и Казанской Там же. Л. 93–94. Информация о приюте для грудных детей в доме И. А. Пастухова содержится в адресной книге Санкт-Петербурга на 1892 г. С. 759.

Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX – начала XX века: Справочник / Под общ. ред. Б. М. Кирикова. СПб., 1996. С. 388– 489.

гимназии он поступил в Императорское училище правоведения в Петербурге. С юных лет он был борцом за справедливость и потому одноклассниками его избрали своими депутатом. Это избрание заслужило хорошую службу пятнадцатилетнему пылкому юноше:

за «депутатство» в конце 1856 г. его исключили из 4го, последнего гимназического класса училища, и он решил осуществить свою мечту – учиться в университете.

В 1857 г. Манассеин первым из 450 претендентов выдержал экзамен и поступил на медицинский факультет Московского университета. В университете он учился вопреки воле родителей, и поэтому остался без средств. В Москве пробыл только два года. За участие в студенческих волнениях в конце 1859 г. Манассеин выслали под надзор к отцу в Казань, где он снова поступил в университет. Однако и здесь он пробыл всего лишь около года. В 1861 г. в университете произошла «Струвевская история» (изгнание старого реакционного профессора Струве из аудитории), и Манассеина совместно с другими шестью студентами отчислили как одного из наиболее непримиримых.

На сей раз он продолжил обучение в Дерптском университете. В первый год Манассеин усиленно занимался химией и по обыкновению протестовал против здешних порядков. В столичные газеты писал о немецких злоупотреблениях, за что подвергся двухмесячному аресту в III Отделении. После отсидки ректор заявил, что диплом пятикурснику Манассеину здесь не получить и ему лучше перейти в другой университет.

Так, в 1864 г. он оказался в Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге с понижением курса, но зато с возможностью заниматься в клинике самого С.

П. Боткина. 31 декабря 1866 г. продолжавшееся девять лет обучение наконец-то закончилось. Манассеин сдал лекарский экзамен и остался при Академии на три года для дальнейшего усовершенствования.

Он продолжил заниматься в клинике С. П. Боткина, а последний год в качестве ассистента в клинике В. Г.

Бессера.

Затем Манассеин сдал докторский экзамен, защитил диссертацию «Материалы к вопросу о голодании». В 1870 г. началась его учебная командировка за границу, где он работал в Вене и Тюбингене в лабораториях и клиниках известных в то время ученых. В 1872 г. Манассеин возвратился в Академию и получил одобрение представленных им работ, а после пробной лекции был утвержден доцентом общей патологии и диагностики и в октябре 1873 г. приступил к чтению лекций и практическим занятиям со студентами III курса.

В 1875 г. его избрали адъюнкт-профессором, а через год ординарным профессором частной патологии и терапии, причем для студентов III курса Академии он читал курс практической диагностики. Лекции Манассеина активно посещались не только студентами всех курсов, ходили к нему на лекции и врачи 161.

Как отмечал Г. Г. Скориченко, профессор и историк Военно-медицинской академии: «Манассеин принадлежал к числу самых блестящих, энергичных и любимых преподавателей. Говорил он с необыкновенным увлечением и, отличаясь громадной начитанностью, знакомил слушателей, как с современным состоянием известных вопросов, так и их историей. При этом затрагивал предметы гигиены, общей медицины, указывал постоянно на высшие идеалы, к которым должен стремиться врач, как гражданин и представитель науки. Любовь к больному он проявлял тем, что почти ежедневно обходил клинику два раза, утром и вечером, между тем, как его товарищи – профессора по отношению к клинике напоминали редкую птицу, которая кое-когда появится и немедленно скроется. Как получивший хорошее воспитание и представитель аристократической семьи, Манассеин был отменно вежлив не только с докторами и студентами, Векслер А., Гусева А. Улица под псевдонимом или..? // Новый топонимический журнал. 2012. № 1. С. 28–29 но и с больными солдатами, с последними он обращался на „вы“. Больным он присылал лакомства и кушанье от своего стола. Все новые способы лечения или распознавания, которые обещали успех, проверялись у него в клинике. Студенты занимались ежедневно по вечерам практически под руководством ординаторов клиники. Много докторов и студентов производили научные исследования; очень многие, работавшие в других академических лабораториях или клиниках, а также в провинции, получали от него темы для научных трудов. Для всех, желавших посоветоваться о каком-нибудь научном вопросе или о своем личном деле, квартира Манассеина была открыта ежедневно.

О всех занимавшихся под его руководством он заботился буквально, как родной отец: ободрял, исправлял сочинения, старался где-нибудь пристроить, иногда помогал деньгами. Неудивительно, что Манассеин сделался центральной фигурой в Академии. Ни в одном из академических учреждений не производилось столько ученых работ, ни в одном не скоплялось так много занимающихся, ни в одном не встречалось такого заботливого отношения к нуждам больного. В „Материалах к истории кафедры“ говорится, что „Особое внимание он уделял будущей роли врача и его нравственным обязанностям по отношению к больным и обществу“. „Врач должен отдаваться принимаемому на себя долгу всей душой, бескорыстно, с любовью и самоотвержением“, – утверждал Манассеин.

Как преподаватель профессор Манассеин был одним из выдающихся и блестящих лекторов не только при нашей кафедре, но и вообще за весь исторический период Академии. Это был идеальный преподаватель, какой только мог быть на кафедре частной патологии и терапии. Он был человеком, обладающим критичным умом, обширными историко-литературными сведениями, превосходным даром слова и тонкой способностью читать содержательные лекции, используя при этом большое количество материалов. Особенно были богаты по содержанию его лекции по этиологии и по истории медицины… Манассеин был не только преподавателем медицины – он был „учителем жизни“. Он готовил не просто врачей, а воспитывал ответственных работников, любящих свою профессию и относящихся к больным с любовью, как к своим близким».

По словам Г. Г. Скориченко: «Не меньшим влиянием пользовался Манассеин, как редактор самого распространенного и основанного им журнала „Врач“». В нем он смело обличал злоупотребления и непорядки и фамилии виновных всегда называл, хотя это были близкие товарищи. При этом он всегда ссылался на основания этики, обязательные для всех. Своей литературной деятельностью он нашел себе много врагов. Его упрекали в пристрастии, партийности и т. д.

На профессуру Манассеин смотрел, как на служение правде и науке, и потому утверждал, что по окончании 25 лет профессор должен добровольно покинуть кафедру, а не выпрашивать оставление на пятилетие… Никогда не изменявший своим убеждениям, он 31 декабря 1891 г. в 50-летнем возрасте вышел в отставку, когда исполнилось 25 лет его работе. Манассеин сделал завещание, в силу которого весь его капитал по истечении известного срока должен быть передан Обществу для вспомоществования недостаточным студентам. Это общество благодарные студенты называли «Манассеинским».

Свою огромную библиотеку, состоящую из 12 тысяч томов, Манассеин передал в Томский университет, испытывавший нехватку книг.

Скромный Манассеин так говорил о своих трудах:

«Сам работал очень мало и ничего выдающегося не напечатал. Когда умру, то решительно нечем будет помянуть меня»162.

А. В. Берташ в главе, посвященной Северному (б.

Арсеньев Г. И., В. А. Манассеин. 1841–1901. М., 1951; Петров Б. Д.

В. А. Манассеин – выдающийся клиницист и общественный деятель // Терапевтический архив. 1970. Т. 42. Вып. 2. См. также: Векслер А., Гусева А. Улица под псевдонимом или..? // Новый топонимический журнал.

2012. № 1. С. 28–29.

Успенскому) кладбищу в книге «Исторические кладбища Санкт-Петербурга», так написал об этом ученом-медике: «Для всех, знавших его, Манассеин служил примером любви, справедливости и бескорыстия, – как бы священнослужителем». Он умер после двух недельной болезни 14 февраля 1901 г.

«Человек этики, истинный друг нескольких поколений врачей, – кто его знал, тот не мог не любить этого русского человека и ученого-гуманиста. С ним вместе исчезает независимый и неподкупный судья чести», – писали в те дни петербургские газеты.

Похороны знаменитого врача привлекли внимание всего Петербурга. На отпевании в церкви Медико-хирургической академии хватило места лишь для небольшой части собравшихся – представителей медицинского мира, литераторов, студентов, пациентов Манассеина. После заупокойной литургии гроб, покрытый редкими зимой живыми цветами, обнесли вокруг Академии. У аудитории покойного профессора отслужили краткую службу – литию, затем процессия направилась к Финляндскому вокзалу. В. А. Манассеин завещал похоронить его на Успенском кладбище без всяких почестей. Поэтому не было ни разряженных факельщиков, ни пышного катафалка с балдахином. На руках внесли гроб в убранный зеленью и обитый черным сукном вагон. Немногие из провожавших смогли разместиться в десятивагонном составе.

Строгий крест из черного гранита и чугунная ограда ныне исчезли. Над могилой «совести русских врачей»

– современный обелиск 163.

В конце прошлого века на фасаде дома № 12 висела мемориальная доска, посвященная выдающемуся ученому-медику164. Ее местонахождение сегодня неизвестно. Долг потомков восстановить ее.

Скориченко Г. Г. Материалы к истории кафедры: исторический очерк. СПб., 1902.

Берташ A. B. Северное (б. Успенское) кладбище / Исторические кладбища Петербурга / Сост. A. B. Кобак, Ю. М. Пирютко. М., 1993.

С. 514–515.

Мемориальная доска В этом же доме размещался упомянутый «Литературный фонд», председателем которого был сам В. А.

Манассеин, товарищем председателя А. А. Потехин, секретарем С. А. Венгеров, казначеем Н. Ф. Анненский, а членами правления В. Г. Короленко, В. В. Лесевич и др.165 Мемориальные доски Санкт-Петербурга // Сост. В. И. Тимофеев, Э.

Н. Порецкина, Н. Н. Ефремова. СПб., 1999. С. 191.

Следует сказать и о жене Манассеина Марии Михайловне. По отзыву все того же Г. Г. Скориченко:

«Она была очень ученая женщина, переведшая очень много сочинений с иностранных языков, а также написавшая несколько оригинальных книг. Она с успехом читала публичные лекции, в „Военно-медицинском журнале“ много лет вела отдел рефератов и рецензий. За свою полезную литературную деятельность Мария Михайловна при жизни мужа удостоилась „Высочайших“ наград: при императоре Александре III ей назначена пенсия, а после вступления на престол императора Николая II выдано 10 000 рублей»166. Но вернемся к другим жильцам.

В 1886 г. в доме проживало много иностранцев – австрийские подданные Венцелидес и Гаак, бывший валыпастрандский купец Штрибен, британский подданный Мюргед, итальянский – Перелли, а в надворном каменном двухэтажном флигеле восьмикомнатную квартиру занимал прусский подданный Кученрейтер, арендовавший еще и конюшню на два стойла.

Ряд квартир в доме отдавались под торговые помещения: купец П. М. Ермаков в трехкомнатной квартире открыл виноторговлю; в отдельном каменном доме были устроены пекарня и булочный цех купцов ЕлисеВесь Петербург» на 1898 г. С. 745–746.

евых167. Если их «Товарищество» хорошо известно, то о фирме братьев Ермаковых следует сказать особо.



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Введение в языкознание Контакты: Серебренникова Анна Николаевна anna_s0376@mail.ru serebrennikova@tpu.ru Общие сведения о языке Языкознание как наука. Связь языкознания 1. с другими науками. Онтологические и функциональные 2. свойства естественных языков.1. Языкознание как наука. Связь языкознания с другими науками. Языкознание наука о я...»

«Лабораторная работа №_1 Исследование структуры пор мембраны анодированного оксида алюминия на установке SANS2 Григорьев С.В. Цель работы – ознакомление с методикой проведения эксперимента по малоугловой дифракции нейтронов на двумер...»

«НВД-|ЛВД ~СС!" В БО**НоЕ С БАНДИТИЗМОМ И НООРУЖЕИНЫ НАЦИОНАЛИСТ ИЧЕСКИ М ПОДПОЛЬЕМ ИА ЗАПАДНОЙ УКаАИН|г 5 ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТИКЕ 1Т935П9 6" СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ НКВД-МВД СССР в БОРЬБЕ С БАНДИТИЗМОМ И ВООРУЖЕННЫМ НАЦИОНАЛИСТИЧЕС КИМ ПОДПОЛЬЕМ НА ЗАПАДНОЙ УКРАИНЕ, В ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ И ПРИБАЛТ...»

«муниципальное бюджетное образовательное учреждение "Ломинцевская средняя школа № 22 имени Героя Советского Союза В.Г. Серегина" Рабочая программа по предмету история в10 11классах Рассмотрена на заседании ШМО гуманитарно...»

«62 всеобщая история В.С. Калмыков рыцарский идеал войны и военное искусство Западной европы XIV–XV вв. статья посвящена развитию военного дела в средневековой европе. в ней рассматриваются изменения в военном...»

«Оглавление Введение Глава 1. Общая характеристика круизного туризма 1.1. Рекреационно оздоровительные услуги 1.2. Рекреационно оздоровительные услуги в туризме 1.3. Особенности организации круизного туризма 1.4. История развития круизного туризма...»

«КР ИТ И К А К 200-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Валерий Сухов "Настанет год, России черный год" "ВАДИМ" М.Ю.ЛЕРМОНТОВА И "ПУГАЧЕВ" С.А.ЕСЕНИНА – КАК ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ О ГРЯДУЩИХ ИСТОРИЧЕСКИХ ПОТРЯСЕНИЯХ Содержание романа М.Ю.Лермонтова "Вадим" и трагедии С.А.Есенина "Пугачев" не ог...»

«Мосин Вадим Сергеевич, доктор исторических наук, аттестованный эксперт по проведению государственной историко-культурной экспертизы приказ Министерства культуры Российской Федерации № 2123 от 19.12.2013 г. тел. 8 982 342 28 68 Е-mail: mvs5...»

«Серия "РУССКИЙ ПУТЬ" :PRO ET CONTRA Антология Издательство Русского Христианского гуманитарного института Санкт Петербург Ю. В. Синео ая РОССИЙСКАЯ НИЦШЕАНА Так удивительно сложилась "русская судьба" немецкого философа Ф. Ницше (1844—1900), что спустя более ста...»

«САУЛЦЕРИТЕ ВИЕСЕ КРИШЬЯНИС БАРОН История жизни РИГА "ЛИЕСМА" 1985 Перевел с латышского (машинописный оригинал) Юрий Абызов Художник Майя Драгуне Фоторепродукции Юриса Криевиньша В 4603010201213 ©...»

«, № 2 2007 КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ издается ежеквартально при участии:ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ: Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России; Собора Православной Архиепископ интеллигенции Санкт-Петербурга...»

«138 И С Т О РИ Я Д. О. Лабаури БЕРЛИНСКИЙ ПРИГОВОР 1878 Г. И ПРОБЛЕМА МАКЕДОНСКОГО ЭТНОЯЗЫКОВОГО СВОЕОБРАЗИЯ* Рассматривается дискутируемая в научном сообществе проблема македонского языкового сво­ еобразия, которая давно переросла свои лингвистические границы и превратилась в предмет вн...»

«Рэмси Кэмпбелл Юн Айвиде Линдквист Брайан Ламли Реджи Оливер Маркус Хайц Джоанн Харрис Танит Ли Энджела Слэттер Гарт Никс Питер Кроутер Роберт Ширмен Кристофер Фаулер Брайан Ходж Нил Гейман Майкл М...»

«НАШИ ПОСЛАЛИ! (Эпизод из истории, июньских дней 1848 года в Париже).Наступил четвертый из известных июньских дней 1848 года, тех дней, которые такими кровавыми чертами вписаны на скрижалях французской истории. Я жил тогда в несуществующем ныне доме на углу улицы Мира и Итальянского бульвара. С самого начала июня в воздухе пахло порох...»

«Дудченко Юлия Леонидовна ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕЦИАЛЬНЫХ СЛУЖБ РОССИИ ПО БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX -НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ Специальность 12.00.01 – теория и история государства и права АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридич...»

«ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ Председателям Правлений региональных отделений РОИА, "РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО руководителям Представительств ИСТОРИКОВ-АРХИВИСТОВ" РОИА в субъектах РФ, (РОИА) председателям Правлений организаций РОИА в федеральных ПРАВЛЕНИЕ уч...»

«Из цикла статей о судьбе имения вПодлипках Историю рода Перловых узнают из книжечки, которая вышла в 1898 году. Она называлась "К столетию чайной фирмы "Василий Перлов с сыновьями", выпущена в собственной типографии и описывает не только празднование столетнего юбилея фирмы в 1887 году...»

«УДК 34 ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БАНКА ЗА НЕОБЕСПЕЧЕНИЕ СОХРАННОСТИ ЦЕННОСТЕЙ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ БАНКОВСКОМ СЕЙФЕ: ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Таскаракова К. Н. Научный руководитель Козлова Валерия Николаевна, старший преподаватель кафедры Гр...»

«2016 УДК 821.111-31(73) ББК 84(7Сое)-44 К38 Daniel Keyes THE MINDS OF BILLY MILLIGAN Copyright © 1981 by Daniel Keyes Перевод с английского Ю. Федоровой Оформление серии Pocket book А. Саукова Оформление сери...»

«отзыв об автореферате диссертации Токмурзаева Бакыта Салмаиовича "Аграриая колонизация степного края в имперском проекте и практиках второй половины XIX начала XX вв." представленной на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 Отечественная история Автор сов...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего образовании "Московский государственный институт культуры" "УТВЕРЖДЕНО" Зав. кафедрой Сидорова М.Б. "7" мая 2015 г РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИ...»

«УДК 94(4) “11”::348 Е.В. Казбекова ТОПОНИМЫ В "COMPILATIO I" БЕРНАРДА ПАВИЙСКОГО: ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ В ИСТОЧНИКОВЕДЕНИИ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА XII ВЕКА* Статья посвящена исследованию ок. 200 топонимов в inscriptiones-заголовках в своде декретального права конца XII в. "Compilatio I" Бернардо Павийского. Для анализа информации об...»

«УДК 165.24 ББК 87.3:83.3Р1 П31 Печерин В. С. П31 APOLOGIA PRO VITA MEA. Жизнь и приключения русского католика, рассказанные им самим / отв. ред. и сост. С. Л. Чернов. — СПб. : НесторИстория, 2011. — 864 с., ил. ISBN 978-5-98187-600-4 В настоящей публикац...»

«“Философия и общество”.-2013.-№ 2.-S.135-157. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЬ И СОВРЕМЕННОСТЬ А. В. ЛУНАЧАРСКИЙ1 Переведенная с немецкого языка статья советского писателя, публициста и критика посвящена влиянию воззрений Г. В. Ф. Гегеля как на марксистскую, так и на буржуазную философию; ут...»

«Шокиров Г.А. Использование электронных справочно-правовых систем при систематизации законодательства ББК 67.99 (2Т) 3 (32.98) УДК 34Т (602) + ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Шокиров Гайбулло Абдуллоевич, кандидат юридических наук, старший Э...»

«УДК 78(079) АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВЫСШЕГО МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Научно-аналитический и научно-образовательный журнал Издается с 2009 года № 3 (24) 2012 ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И Акопян Л. О. "Структурное слышание": угасающее направление ИСТОРИИ МУЗЫКИ музыкальной науки?.. 3 Зейфас Н. М. Иоганн Маттезон – основопол...»

«В.Д. Денисов Н.В. ГОГОЛЬ В НЕЮБИЛЕЙНОМ КОНТЕКСТЕ В.Д. Денисов Российский государственный гидрометеорологический университет ( Санкт-Петербург) О МАЛОРОССИЙСКОМ ИСТОРИЧЕСКОМ РОМАНЕ Н.В. ГОГОЛЯ Статья посвящена попыткам Н.В. Гоголя в начале 1830-х годов создать малороссийский исторический роман "Гетьман" и двум его о...»

«ЭТАЛОН АКАДЕМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ БОЛЕЗНИ ПО ХИРУРГИИ ДЛЯ СТУДЕНТОВ 4 КУРСА Пишется ( желательно) в компьютерном варианте, на листах А4, брошируется в скоросшиватель. История болезни сдается преподавателю на 8 день цикла. Защита истории болезни на 9 де...»

«Скрыпников Андрей Васильевич Российская деревня в условиях НЭПа: тенденции и противоречия социально – экономического и политического развития (на материалах областей Центрального Черноземья) Специальн...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.