WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Genre det_history Author Info Борис Акунин Смерть Ахиллеса Роман Бориса Акунина «Смерть Ахиллеса» – это добротный детектив, приятный для не обременяющего мозг ...»

-- [ Страница 4 ] --

19-ый (по книге – купец первой гильдии из Рязани) отвел Тимофея от конторки к окну, сунул рублевик.

– Скучно мне, братец. Одиноко. Как бы того… скрасить. Купец захлопал белобрысыми ресницами, порозовел. Приятно иметь дело с таким деликатным человеком. Кельнер развел руками:

– Чего же проще, сударь. У нас в Москве веселых барышень в избытке-с. Прикажете адресок подсказать?

– Нет, не надо адресок. Мне бы какую-нибудь особенную, чтоб с понятием. Не люблю я дешевыхто, – воспрял духом рязанец.

– Есть и такие. – Тимофей принялся загибать пальцы. – В «Яре» поет Варя Серебряная – авантажная девица, со всяким не пойдет. Имеется мамзель Карменсита, очень современная особа, с ней по телефону договариваются. В «Альпийской розе» поет мамзель Ванда, с исключительным разбором барышня. Во Французской оперетке танцорки две, Лизетт и Анизетт, оченно популярны-с. Теперь среди актрисок…

– Вот-вот, мне бы актрису, – оживился 19-ый. – Только на мой вкус. Я, Тимофей, дебелых не уважаю. Мне бы стройненькую, с талией, умеренного росточка и чтоб непременно блондинка.

Кельнер подумал и приговорил:

– Тогда получается, что Ванда из «Розы». Блондинка и тоща. Но успех имеет. Остальные по большей части в теле. Ничего не поделаешь, сударь, мода-с.

– Расскажи-ка мне, что за Ванда такая.

– Немка. Обхождения благородного, себя ценит дорого. Живет одна, в номерах «Англия», с отдельным входом. Может себе позволить-с – по пятьсот целковых за удовольствие берет. И переборчива, только с тем идет, кто понравится.

– Пятьсот целковых? Однако! – Купец, похоже, заинтересовался. – А где бы мне, Тимофей, на эту Ванду посмотреть? Что за «Альпийская роза» такая?

Кельнер показал в окно:

– Да здесь, близехонько, на Софийке. Почитай, каждый вечер поет. Ресторанчик не особенный, с нашим или хоть со «Славянским базаром» никакого сравнения-с. Больше, извиняюсь, немчура ходит.

А наши-, русские, разве на Ванду поглазеть. Ну, и кто с серьезными намерениями – ангажировать.

– И как же ее ангажируют?

– Тут свое обхождение, – с удовольствием принялся описывать Тимофей. – Надобно ее сначала за стол пригласить. Но так подозвать – не сядет. Перво-наперво букетик фиалок послать, да обернуть сотенной. Мамзель на вас издали поглядит. Если сразу не понравитесь – сотенную назад пришлет. А коли не вернула, значит, подсядет. Но это еще полдела-с. Может присесть, поболтать о том, о сем, а после все равно откажет. И сотню уж не вернет, раз время потратила. Говорят, она этими отказными сотнями больше, чем пятисотенными зарабатывает. Так уж она себя поставила, эта самая Ванда.

Вечером Ахимас сидел в «Альпийской розе», потягивал неплохое рейнское и приглядывался к певичке. Немочка и в самом деле была хороша. Похожа на вакханку. Лицо совсем не немецкое – дерзкое, бесшабашное, зеленые глаза отливают расплавленным серебром. Ахимас очень хорошо знал этот особенный оттенок, встречающийся лишь у самых драгоценных представительниц женской породы. Не на пухлые губки и не на точеный носик, а на это переливчатое серебро падки мужчины, слепнут от неверного блеска, теряют разум. А каков голос! Ахимас, искушенный ценитель женской красоты, знал, что в голосе половина очарования. Когда он такой грудной и при этом чуть подернутый хрипотцой, будто прихваченный инеем или, наоборот, опаленный огнем, это опасно.





Лучше, подобно Одиссею, привязаться к мачте, иначе утонешь. Не устоять бравому генералу против этой сирены, нипочем не устоять.

Однако имелся некоторый запас времени. Нынче еще только вторник, Соболев прибудет в четверг, так что была возможность присмотреться к мадемуазель Ванде получше.

За вечер ей посылали букеты дважды. Один, отправленный жирным купцом в малиновом сюртуке, Ванда вернула сразу, даже не прикоснувшись. Купчина тут же ушел, стуча сапогами и выражаясь по матери.

Второй букет прислал гвардейский полковник с шрамом через щеку. Певица поднесла фиалки к лицу, банкноту спрятала в кружевной рукав, но к гвардейцу подсела нескоро и просидела с ним недолго. Ахимас не слышал, о чем они говорили, но закончилась беседа тем, что Ванда, запрокинув голову, рассмеялась, ударила полковника веером по руке и отошла. Гвардеец философски пожал золотопогонными плечами и некоторое время спустя послал еще один букет, но его Ванда сразу вернула.

Зато, когда некий краснощекий блондин, явно уступавший отвергнутому офицеру по части импозантности, небрежно поманил гордячку пальцем, она себя ждать не заставила – немедленно подсела к его столу. Блондин что-то лениво говорил ей, постукивая по скатерти короткими в рыжеватых волосках пальцами, а она слушала молча, без улыбки, дважды кивнула. Неужто сутенер, удивился Ахимас. Непохож.

Однако в полночь, когда Ванда вышла из бокового подъезда (Ахимас караулил на улице) именно краснощекий поджидал Ванду на улице в коляске, и уехала она тоже с ним. Ахимас следовал сзади в одноместной коляске, предусмотрительно взятой напрокат в «Метрополе». Проехали по Кузнецкому мосту, свернули на Петровку. У большого углового дома с подсвеченной электричеством вывеской «Англия» Ванда и ее спутник сошли и кучера отпустили. Час был поздний, а это означало, что несимпатичный кавалер останется ночевать. Кто он, любовник? Но что-то вид у Ванды не слишком счастливый.

Надо будет навести справки у «господина Немо».

Чтобы не рисковать и не тратить времени попусту, Ахимас не завернул фиалки в сотенный билет, а продел в колечко с изумрудом, купленное днем на Кузнецком. От денег женщина отказаться может, от дорогой безделушки никогда.

Прием, разумеется, подействовал. Ванда с любопытством рассмотрела подарок, а затем столь же заинтересованно отыскала глазами дарителя. Ахимас слегка поклонился. Сегодня он был в английском смокинге и белом галстуке с бриллиантовой заколкой. По виду не то британский лорд, не то современный предприниматель – новая космополитическая порода, начинавшая задавать тон в Европе и России.

Вчерашнего бесцеремонного блондина, о котором Ахимас получил исчерпывающие (и весьма примечательные) сведения, в зале не было.

Допев песенку, Ванда села напротив, заглянула Ахимасу в лицо и вдруг сказала:

– Какие глаза-то прозрачные. Будто ручей.

От этой фразы у Ахимаса почему-то на миг ежа лось сердце. Возникло некое смутное, ускользающее воспоминание из тех, что французы называют deja vu. Он чуть нахмурился. Глупости какие, уж Ахимаса Вельде женскими хитростями на крючок не подцепить.

– Купец первой гильдии Николай Николаевич Клонов, председатель Рязанского коммерческого общества, – представился он.

– Купец? – удивилась зеленоглазая. – Не похожи. Скорей моряк. Или разбойник.

Она хрипловато рассмеялась, и Ахимасу второй раз стало не по себе. Никто и никогда еще не говорил ему, что он похож на разбойника. Он должен выглядеть заурядно и добропорядочно – таково непременное условие профессии.

А певичка между тем продолжала удивлять.

– И выговор у вас не рязанский, – насмешливо обронила она. – Вы часом не иностранец?

В речи у Ахимаса и в самом деле, кажется, имелся легчайший, почти неразличимый акцент – некоторая нерусская металличность, сохранившаяся с детства, но чтобы расслышать ее, требовалась незаурядная тонкость слуха. Тем более удивительно было услышать такое от немки.

– Я долго жил в Цюрихе, – сказал он. – Там у нашей компании представительство. Русский лен и ситец.

– Ну, и чего вы от меня хотите, швейцарско-рязанский коммерсант? – как ни в чем не бывало продолжила женщина. – Совершить со мной коммерцию? Я угадала?

Ахимас успокоился – певичка просто кокетничала.

– Вот именно, – сказал он серьезно и уверенно, как всегда говорил с женщинами этого типа. – У меня к вам деловое конфиденциальное предложение.

Она расхохоталась, обнажив мелкие ровные зубы.

– Конфиденциальное? Красиво излагаете, мсье Клонов. Мне обычно и делают исключительно конфиденциальные предложения.

Вот это Ахимас вспомнил: то же самое и примерно в таких же словах он ответил неделю назад «барону фон Штайницу».

Поневоле улыбнулся, но тут же вновь заговорил серьезно:

– Это не то, что вы думаете, сударыня. Рязанское коммерческое общество, председателем которого я имею честь состоять, поручило мне сделать какой-нибудь дорогой, необычный подарок одному нашему земляку, человеку заслуженному и знаменитому.

Я могу выбрать подарок на свое усмотрение, но наш земляк должен непременно остаться доволен. У нас в Рязани очень любят и чтут этого человека. Подарок мы желаем сделать деликатно, без навязчивости. Даже анонимно. Он и не узнает, что деньги были собраны купечеством его родной Рязани по подписке. Я долго думал, чем бы одарить счастливца, которому судьба дала абсолютно всё. А потом увидел вас и понял, что самый лучший дар – такая женщина, как вы. – Удивительно, но она покраснела.

– Как вы смеете! – Глаза так и вспыхнули. – Я не вещь, чтобы меня дарить!

– Не вас, мадемуазель, а всего лишь ваше время и ваше профессиональное мастерство, – сурово произнес Ахимас. – Или меня ввели в заблуждение и вы не торгуете своим временем и искусством?

Она смотрела на него с ненавистью.

– Да знаете ли вы, купец первой гильдии, что достаточно одного моего слова, и вас выкинут отсюда на улицу?

Он улыбнулся одними губами.

– Меня еще никто никогда на улицу не выкидывал, сударыня. Уверяю вас, это совершенно исключено.

Наклонился вперед и, глядя прямо в искрящиеся бешенством глаза, сказал:

– Быть куртизанкой наполовину невозможно, мадемуазель. Лучше уж честные деловые отношения:

работа в обмен на деньги. Или вы занимаетесь своим ремеслом ради удовольствия?

Искорки потухли, широкий, чувственный рот покривился в горькой усмешке.

– Какое там удовольствие… Закажите-ка мне шампанского. Я только шампанское пью, иначе в моем «ремесле» нельзя – сопьешься. А петь сегодня больше не буду. – Ванда подала знак официанту, и тот, видимо, зная ее привычки, принес бутылку «клико». – Вы правы, господин философ. Быть продажной наполовину – только себя обманывать.

Она выпила бокал до самого дна, но снова наполнить его не позволила. Всё шло благополучно, и Ахимаса тревожило только одно: на него, вандиного избранника, со всех сторон пялились. Но ничего, он покинет ресторан в одиночестве, его сочтут очередным неудачником и сразу же забудут.

– Со мной редко так разговаривают. – От шампанского взгляд певички не прояснился, а напротив стал грустным. – Больше лебезят. Сначала. А потом говорят «ты» и манят в содержанки. Знаете, чего я хочу?

– Знаю. Денег. Свободы, которую они дают, – рассеянно обронил Ахимас, додумывая детали последующих действий.

Она потрясенно уставилась на него.

– Откуда вы знаете?

– Сам таков, – коротко ответил он. – Так сколько вам нужно денег, чтоб вы наконец почувствовали себя свободной?

Ванда вздохнула.

– Сто тысяч. Я давно это высчитала, еще когда дурочкой была и уроками музыки перебивалась. Не буду про это… Неинтересно. Я долго в бедности жила, почти в нищете. До двадцати лет. А потом решила: все, хватит. Стану богатой и свободной. Три года с тех пор прошло.

– И как, стали?

– Еще столько же и стану.

– Стало быть, тысяч пятьдесят уже есть? – усмехнулся Ахимас. Певичка ему определен по нравилась.

– Есть, – засмеялась она, но уже без горечи и вызова, а задорно, как пела свои парижские шансонетки. Это ему тоже понравилось – что не упивается жалостью к себе.

– Могу сократить вашу каторгу по меньшей мере на полгода, – сказал он, поддевая серебряной вилочкой устрицу. – Общество собрало на подарок десять тысяч.

По выражению вандиного лица Ахимас понял, что она не в том настроении, чтобы рассуждать хладнокровно, и сейчас пошлет его к черту вместе с десятью тысячами, а потому поспешил добавить:

– Не отказывайтесь, будете жалеть. К тому же вы не знаете, о ком идет речь. О, мадемуазель Ванда, это великий человек, такой человек, за ночь с которым многие дамы, причем из самого хорошего общества, сами заплатили бы немалые деньги.

Он замолчал, зная, что теперь она не уйдет. Еще не родилась женщина, у которой гордость была бы сильнее любопытства.

Ванда сердито смотрела исподлобья. Потом не выдержала, фыркнула:

– Ну говорите же, не томите, змей рязанский.

– Сам генерал Соболев, несравненный Ахиллес и рязанский помещик, – с важным видом произнес Ахимас. – Вот кого я вам предлагаю, а не какого-нибудь купчину с брюхом до коленок. Потом, в свободной жизни, еще мемуар напишете. Десять тысяч да Ахиллес в придачу – по-моему, неплохо.

По лицу певички было видно – колеблется.

– И еще кое-что вам предложу, – уже совсем тихо произнес, даже прошептал Ахимас. – Могу раз и навсегда избавить вас от общества герра Кнабе. Если, конечно, пожелаете.

Ванда вздрогнула. Спросила испуганно:

– Кто ты, Николай Клонов? Ты ведь не купец?

– Купец-купец. – Он щелкнул пальцами, чтобы подали счет. – Лен, ситец, парусина. По поводу моей осведомленности не удивляйтесь. Общество поручило мне важное дело, а в делах я люблю доскональность.

– То-то ты вчера так пялился, когда я с Кнабе сидела, – неожиданно сказала она.

Наблюдательна, подумал Ахимас, еще не решив, хорошо это или плохо. И то, что стала говорить ему «ты», тоже требовало осмысления. Что будет удобнее – доверительность или дистанция?

– А как ты можешь меня от него избавить? – жадно спросила Ванда. – Ты ведь даже не знаешь, кто он… – И, словно спохватившись, перебила сама себя. – С чего ты вообще взял, что я хочу от него избавиться?

– Дело ваше, мадемуазель, – пожал плечами Ахимас, решив, что дистанция в данном случае эффективнее. – Ну так что, согласны?

– Согласна. – Она вздохнула. – Что-то мне подсказывает: от тебя все равно не отвяжешься. Ахимас кивнул:

– Вы очень умная женщина. Завтра сюда не приезжайте. Вечером, часов с пяти, будьте у себя. Я заеду к вам в «Англию», мы обо всем окончательно договоримся. И уж постарайтесь быть одна.

– Я буду одна. – Она смотрела на него как-то странно, он не понимал, что означает этот взгляд.

Внезапно спросила:

– Коля, а ты меня не обманешь?

Даже не сами слова – интонация, с которой они были произнесены, вдруг показались Ахимасу до замирания сердца знакомыми.

И он вспомнил. В самом деле – deja vu. Это уже было.

То же самое сказала когда-то Евгения, двадцать лет назад, перед ограблением железной комнаты. И про прозрачные глаза – тоже она, девочка Женя, в скировском приюте.

Ахимас расстегнул крахмальный воротничок – что-то дышать стало трудно.

Ровным голосом произнес:

– Честное купеческое. Итак, мадемуазель, до завтра.

В гостинице Ахимаса дожидался нарочный с депешей из Петербурга.

«Взял месячный отпуск и выехал поездом в Москву. Завтра прибывает в пять пополудни.

Остановится в гостинице „Дюссо“, Театральный проезд, в нумере 47. Сопровождают семь офицеров и камердинер. Ваше вознаграждение в коричневом портфеле. Первая встреча назначена на пятницу в 10 утра с командующим Петербургским округом Ганецким. Напоминаю, что эта встреча нежелательна. NN».

24 июня, в четверг, Ахимас, одетый в полосатую визитку, с набриолиненным пробором и в соломенном канотье, с самого утра крутился в вестибюле «Дюссо». Успел наладить деловые отношения с портье, швейцаром и уборщиком, который обслуживал крыло, предназначенное для высокого гостя. Налаживанию отношений способствовали два обстоятельства: во-первых, карточка корреспондента «Московских губернских ведомостей», доставленная от господина Немо, а вовторых, щедрая подмазка (портье получил четвертную, швейцар десятку, уборщик трешницу). Самой полезной инвестицией оказалась именно трешница – уборщик тайком провел репортера в 47-ой.

Ахимас поахал на роскошную обстановку, посмотрел, куда выходят окна (во двор, в сторону Рождественки, очень хорошо), обратил внимание на несгораемый шкаф, встроенный в стену спальни. Это тоже было удачно – не придется переворачивать все вверх дном в поисках денег.

Портфель, разумеется, будет лежать в сейфе, а замок самый что ни на есть обычный, бельгийский «Ван-Липпен», пять минут возни. В благодарность за услугу корреспондент «Московских ведомостей» дал уборщику еще полтинник, да так неудачно, что монета выпала и закатилась под диван.

Пока малый ползал на карачках, Ахимас поколдовал над шпингалетом боковой створки окна:

подвинул так, чтобы еле-еле держался. Чуть снаружи подтолкнуть, и окно раскроется.

В половине шестого Ахимас с репортерским блокнотом в руке стоял у входа в толпе корреспондентов и зевак, наблюдая приезд великого человека. Когда Соболев в белом мундире вышел из кареты, в толпе попытались крикнуть «ура», но герой глянул на москвичей так сердито, а адъютанты замахали так отчаянно, что овация скисла, толком не развернувшись.

Белый Генерал показался Ахимасу удивительно похожим на сома: набыченный лоб, глаза чуть навыкате, длинные усы и широкие бакенбарды вразлет, несколько напоминающие жабры. Но нет, сом ленив и добродушен, а этот повел вокруг таким стальным взглядом, что Ахимас немедленно перевел объект в разряд крупных Морских хищников. Рыба-молот, никак не меньше.

Впереди плыла рыба-лоцман, бравый есаул, свирепо рассекавший толпу взмахами белых перчаток.

По обе стороны от генерала шли по трое офицеров. Замыкал шествие камердинер, который, однако же, от дверей повернул обратно к экипажу и стал руководить разгрузкой багажа.

Ахимас успел заметить, что Соболев несет в руке большой и, кажется, довольно тяжелый портфель телячьей кожи. Комично: объект сам притащил гонорар за свое устранение.

Корреспонденты бросились за героем в вестибюль, надеясь хоть чем-то поживиться – задать вопросец, усмотреть какую-нибудь детальку. Ахимас же повел себя иначе. Он неспешно приблизился к камердинеру и уважительно покашлял, как бы объявляя о своем присутствии. Однако с расспросами не лез, ждал, пока обратят внимание.

Камердинер – старый, обрюзгший, с сердитыми седыми бровями (Ахимас знал всю его биографию, привычки и слабости, включая пагубную предрасположенность к утреннему похмелению) – недовольно покосился на ферта в соломенной шляпе, но деликатность оценил и милостиво повернулся вполоборота.

– Корреспондент «Московских губернских ведомостей», – немедленно воспользовался предоставленной возможностью Ахимас. – Не смея обременять его высокопревосходительство докучными расспросами, хотел бы все-таки от имени москвичей поинтересоваться, каковы намерения Белого Генерала по случаю посещения первопрестольной? Кому же и знать как не вам, Антон Лукич.

– Знать-то знаем, да не всякому говорим, – строго ответил камердинер, но было видно, что польщен.

Ахимас раскрыл блокнот и изобразил готовность благоговейно записывать каждое драгоценное слово.

Лукич приосанился, перешел на возвышенный стиль речи:

– Сегодня отдохновение намечено. Устали после маневров и железнодорожного путешествия.

Никаких визитов, никаких званых вечеров и, упаси боже, не велено подпускать вашу братию.

Адресов, депутаций тоже ни-ни. Ужин велено в гостиничной ресторации заказать, на половину девятого. Ежели хотите посмотреть – берите столик, пока не поздно. Но глазеть только издали и с вопросами не лезть.

Молитвенно приложив руку к груди, Ахимас сахарно осведомился:

– А каковы виды его высокопревосходительства на вечер?

Камердинер насупился:

– Не моего ума дело и тем более не вашего.

Отлично, подумал Ахимас. Деловые встречи у объекта начинаются завтра, а нынешний вечер, кажется, и в самом деле посвящается «отдохновению». Тут наши интересы совпадают.

Теперь следовало подготовить Ванду.

Она не подвела, ждала у себя на квартире и была одна. На Ахимаса взглянула как-то странно, будто ждала от него чего-то, но когда гость заговорил о деле, взгляд барышни стал скучающим.

– Договорились ведь, – небрежно обронила она.

– Чего рассусоливать? Я, Коля, свое ремесло знаю.

Ахимас осмотрел комнату, являвшуюся одновременно гостиной и будуаром. Все было, как надо:

цветы, свечи, фрукты. Себе певичка запасла шампанского, но не забыла и про бутылку «шатоикема», о чем была предупреждена накануне.

В бордовом платье с низким вырезом, обтянутой талией и будоражащим воображение турнюром, Ванда была умопомрачительно соблазнительна. Так-то оно так, но клюнет ли рыбина?

По рассуждению Ахимаса, должна была клюнуть.

1) Ни один нормальный, здоровый мужчина вандиного натиска не выдержит.

2) Если сведения верны, а до сих пор monsieur NN не подводил, Соболев не просто нормальный мужчина, но мужчина, который уже по меньшей мере месяц говеет.

3) Мадемуазель Ванда – тот же женский типаж, что минская пассия генерала, которой он делал предложение, но был отвергнут, а позднее и брошен.

В общем, пороховая мина готова. Однако для верности нужна и какая-нибудь искра.

– Что, Коля, лоб морщишь? Боишься, что не понравлюсь я твоему земляку? – спросила Ванда вроде бы с вызовом, но Ахимас уловил в тоне затаенное беспокойство. Любая раскрасавица и завзятая разбивательница сердец нуждается в постоянных подтверждениях своей неотразимости. В сердце всякой роковой женщины шевелится червячок, нашептывающий: а вдруг чары рассеялись, вдруг волшебство больше не повторится?

В зависимости от характера, женщину нужно либо уверить, что она всех милее, прекрасней и белее, либо, наоборот, пробудить в ней дух соревновательности. Ахимас был уверен, что Ванда относится ко второму типу.

– Видел его сегодня, – вздохнул он, глядя на певичку с сомнением. – Опасаюсь, не ошибся ли с подарком. У нас в Рязани Михаила Дмитриевича сердцеедом считают, а он уж больно серьезен.

Вдруг ничего не выйдет? Вдруг не заинтересуется генерал нашим даром?

– Ну, это не твоя печаль, – сверкнула глазами Ванда. – Твое дело деньги платить. Принес?

Он молча положил на стол пачку.

Ванда взяла деньги, нарочно сделала вид, что пересчитывает.

– Все десять тысяч? То-то. – Она легонько стукнула Ахимаса пальчиком по носу. – Ты, Коля, не опасайся. Вы, мужчины, народец нехитрый. Не уйдет от меня твой герой. Скажи, он песни любит?

Там у Дюссо в ресторане, кажется, роялино есть.

Вот оно, подумал Ахимас. Искра для мины.

– Да, любит. Больше всего романс «Рябина». Знаете такой?

Ванда задумалась, покачала головой.

– Нет, я русских песен мало пою, все больше европейские. Ну да не беда, сейчас отыщу.

Взяла с пианино песенник, полистала, нашла.

– Этот, что ли?

Пробежала пальцами по клавишам, помурлыкала без слов, потом вполголоса напела:

Нет, нельзя рябинке К дубу перебраться!

Знать, мне сиротинке Век одной качаться.

– Экая дрянь чувствительная. Герои – публика сентиментальная. – Она мельком оглянулась на Ахимаса. – Ты иди теперь. Схватит генерал ваш рязанский подарок, обеими руками уцепится.

Ахимас не уходил.

– Даме приходить в ресторан одной не положено. Как с этим быть?

Ванда страдальчески закатила глаза.

– Коля, я в твою торговлю парусиной не лезу, вот и ты в мою профессию не лезь.

Он постоял с минуту, слушая, как низкий, страстный голос изнывает от желания прильнуть к дубу.

Потом тихо повернулся, пошел к двери.

Мелодия прервалась. Ванда спросила вслед:

– А не жалко, Коля? Меня другому отдавать?

Ахимас обернулся.

– Ладно, иди, – махнула она. – Дело есть дело.

В ресторане гостиницы «Дюссо» все столы были заняты, но заранее прирученный портье не подвел – приберег для господина репортера самый удобный: в углу, с обзором всего зала. Без двадцати девять, звеня шпорами, вошли сначала трое офицеров, потом сам генерал, потом еще четверо. Прочие гости, строго-настрого предупрежденные метрдотелем не докучать герою знаками внимания, вели себя деликатно и делали вид, что явились в ресторан не поглазеть на великого человека, а просто поужинать.

Соболев взял карту вин, не обнаружил в ней «шато-икема» и велел послать за ним в магазин Леве.

Свита предпочла шампанское и коньяк.

Господа военные переговаривались вполголоса, несколько раз грянул дружный хохот, причем особенно выделялся заливистый генеральский баритон. Судя по всему, заговорщики пребывали в отличном расположении духа, что Ахимаса вполне устраивало.

В пять минут десятого, когда «шато-икем» не только доставили, но уже и откупорили, двери ресторации распахнулись, словно под напором волшебного ветра, и на пороге появилась Ванда. Она картинно застыла, подавшись вперед всем своим гибким телом. Лицо раскраснелось, огромные глаза сияли полуночными звездами. Весь зал обернулся на звук, да так и замер, околдованный чудесным зрелищем. Славный генерал и вовсе будто окоченел, не донеся до рта вилку с маринованным рыжиком.

Ванда чуть-чуть подержала паузу – ровно столько, чтобы зрители оценили эффект, но не успели снова уткнуться в тарелки.

– Вот он, наш герой! – звонко воскликнуло чудесное видение.

И порывисто, цокая каблучками, влетело в зал.

Зашелестел бордовый шелк, закачалось страусиное перо на широкополой шляпе. Метрдотель в ужасе всплеснул руками, памятуя о запрете на публичные сцены, однако он зря тревожился: Соболев ничуть не возмутился, вытер блестевшие губы салфеткой и галантно поднялся.

– Что же вы сидите, господа, и не чествуете славу земли русской!? – обернулась к залу восторженная патриотка, ни на миг не выпуская инициативы. – Михаилу Дмитричу Соболеву ура!

Казалось, гости только этого и ждали. Все повскакивали с мест, зааплодировали, и грянуло такое энтузиастическое «ура», что под потолком покачнулась хрустальная люстра.

Генерал симпатично покраснел, кланяясь на все стороны. Несмотря на всеевропейскую известность и всероссийское обожание, он, кажется, так и не привык к публичным восторгам.

Красавица стремительно подошла к герою, раскинула тонкие руки:

– Позвольте поцеловать вас от имени всех москвичек! – и, крепко обхватив за шею, троекратно облобызала по старомосковскому обычаю – прямо в уста.

Соболев побагровел еще пуще.

– Гукмасов, пересядь, – тронул он за плечо черноусого есаула и показал на освободившийся стул. – Окажите честь, сударыня.

– Нет-нет, что вы! – испугалась прекрасная блондинка. – Разве я посмею? Если позволите, я лучше спою для вас свою любимую песню.

И все так же порывисто направилась к стоявшему в центре зала белому роялино.

На взгляд Ахимаса Ванда действовала чересчур прямолинейно, даже грубо, однако видно было, что она совершенно в себе уверена и отлично знает, что делает.

Приятно иметь дело с профессионалкой.

Он окончательно в этом убедился, когда по залу поплыл глубокий, с хрипотцой голос, от которого с первых же нот так и стиснулось сердце:

Что шумишь, качаясь, Тонкая рябина, Низко наклоняясь Головою к тыну?

Ахимас встал и тихо вышел. Никто не обратил на него внимания – все слушали песню.

Теперь незаметно пробраться в номер Ванды и подменить бутылку «шато-икема».

Операция прошла до скучного просто. Ничего кроме терпения не понадобилось.

В четверть первого к «Англии» подкатили три пролетки: в первой объект с Вандой, в двух других – офицеры, все семеро.

Ахимас (с накладной бородой и в очках, этаким приват-доцентом) заранее снял двухкомнатный номер, выходивший окнами на обе стороны – и на улицу, и во двор, где располагался флигель. Свет погасил, чтобы не заметили силуэта.

Охраняли генерала хорошо. Когда Соболев и его спутница скрылись за дверью вандиной квартиры, офицеры приготовились оберегать досуг своего начальника: один остался на улице, у входа в номера, другой стал прогуливаться по внутреннему двору, третий тихонько проскользнул во флигель и, видимо, занял пост в прихожей. Четверо остальных отправились в буфет. Видимо, будут дежурить по очереди.

Без двадцати трех минут час электрический свет в окнах квартиры погас, и на шторы изнутри легло приглушенное красное сияние. Ахимас одобрительно кивнул – певичка действовала по всей парижской науке.

Прогуливавшийся по двору офицер воровато оглянулся, подошел к красному окну и встал на цыпочки, однако тут же, словно устыдившись, отпрянул и снова принялся расхаживать взад-вперед, насвистывая с преувеличенной бодростью.

Ахимас не отрываясь смотрел на минутную стрелку часов. Что если Белый Генерал, славящийся хладнокровием в бою, никогда не теряет головы и его пульс не учащается даже от страсти?

Маловероятно, ибо противоречит физиологии. Вон как он вспыхнул от вандиных поцелуев в ресторане, а тут поцелуями не ограничится.

Скорее, возможно, что он почему-либо не притронется к «шато-икему». Но по психологии должен.

Если любовники не бросаются друг другу в объятья в первый же миг – а прежде чем в будуаре погасла лампа, прошло добрых двадцать минут, – то им нужно чем-то себя занять. Лучше всего – выпить бокал любимого вина, так кстати оказавшегося под рукой. Ну, а не выпьет сегодня – выпьет завтра. Или послезавтра. В Москве Соболев пробудет до 27-го, и можно не сомневаться, что отныне он предпочтет ночевать не в своем 47-м номере, а здесь. Рязанское купеческое общество с удовольствием оплатит земляку этот абонемент – денег на накладные расходы от monsieur NN получено более чем достаточно.

В пять минут второго Ахимас услышал приглушенный женский вскрик, потом еще один, громче и длиннее, но слов не разобрал. Офицер во дворе встрепенулся, бегом бросился к флигелю. Минуту спустя в окнах вспыхнул яркий свет, и по шторам заметались тени.

Вот и всё.

Ахимас шел в сторону Театрального проезда не спеша, помахивал тросточкой. Времени было много.

До «Дюссо» семь минут неторопливым шагом – он еще днем дважды прошел самым коротким маршрутом и замерил по часам. Пока суета да паника, пока пытаются привести генерала в чувство, пока спорят – вызывать доктора в «Англию» или сначала для приличия перевезти к Дюссо, пройдет никак не менее часа.

Проблема была в другом – что теперь делать с Вандой. Элементарные правила гигиены требовали после операции за собой убрать, чтобы было чисто. Конечно, никакого следствия и разбирательства не будет – тут офицеры постараются, да и monsieur NN не допустит. И уж совершенно невероятно, чтобы Ванда догадалась о подмененной бутылке. Однако если все-таки всплывет рязанский даритель, если выяснится, что подлинный Николай Николаевич Клонов никуда из родного лабаза не отлучался, выйдет ненужное осложнение. Как говорится, береженого бог бережет.

Ахимас поморщился. Увы, в его работе имелись свои неприятные моменты.

С такими невеселыми, но необходимыми мыслями он завернул с Софийки в подворотню, очень кстати выводившую в задний двор «Дюссо», как раз под окна Соболевских апартаментов.

Оглядев темные окна (постояльцы гостиницы уже давно спали), Ахимас поставил к стене заранее присмотренный ящик. От легкого толчка окно спальни бесшумно растворилось, лишь чуть звякнул шпингалет. Пять секунд спустя Ахимас был уже внутри.

Покачал пружину карманного фонарика, и тот ожил, рассек тьму лучиком света – слабого, но вполне достаточного, чтобы найти сейф.

Ахимас сунул в замочную скважину отмычку, стал методично, равномерно поворачивать ее вправовлево. Во взломных делах он считал себя дилетантом, но за долгую карьеру чему только не научишься. На четвертой минуте щелкнуло – это вышел первый из трех пальцев замка. Остальные два заняли меньше времени – минуты две.

Скрипнула стольная дверца. Ахимас сунул руку, нащупал какие-то листы. Посветил фонариком:

списки с именами, схемы. Наверное, monsieur NN был бы рад заполучить эти бумаги, но условия контракта похищение документов не предполагали.

Да и не до бумаг было сейчас Ахимасу.

Его ждал сюрприз: портфеля в сейфе не оказалось.

Всю пятницу Ахимас пролежал на кровати, сосредоточенно размышляя. Он знал по опыту: когда попадаешь в переплет, лучше не поддаваться первому порыву, а замереть, застыть, как это делает кобра перед молниеносным, убийственным броском. Если, конечно, паузу позволяют обстоятельства. В данном случае позволяли, ибо основные меры предосторожности были приняты.

Минувшей ночью Ахимас съехал из «Метрополя» и перебрался в «Троицу», дешевые номера на Троицком подворье. От кривых и грязных покровских переулков было рукой подать до Хитровки, а портфель следовало искать именно там.

Покинув «Метрополь», Ахимас не стал брать извозчика. Долго кружил по предрассветным улицам, проверяя, нет ли слежки, а в «Троице» записался под другим именем.

Номер был грязный и темный, но расположен удобно, с отдельным входом и хорошим обзором двора.

Произошедшее нужно было как следует обдумать.

Вчера ночью он тщательно осмотрел Соболевские апартаменты, но портфеля так и не нашел. Зато обнаружил на подоконнике крайнего, наглухо закрытого окна спальни комочек грязи. Задрал голову вверх – форточка приоткрыта. Кто-то недавно отсюда вылез.

Ахимас сосредоточенно посмотрел на форточку, подумал, сделал выводы.

Грязь с подоконника смахнул. Окно, через которое влез, закрыл.

Из номера вышел через дверь, которую потом снаружи закрыл отмычкой.

В фойе было тихо и темно, только чадила свеча на конторке у ночного швейцара. Сам швейцар клевал носом и бесшумного появления темной фигуры, выскользнувшей из коридора, не заметил.

Когда звякнул колокольчик, швейцар вскинулся, но постоялец уже был на улице. Не спится же, прости Господи, зевнул служитель, перекрестил рот и пошел задвигать засов.

Ахимас быстро шел в сторону «Метрополя», прикидывая, как действовать дальше. Небо начинало сереть – ночи в конце июня короткие.

Из-за угла выехала пролетка. Ахимас узнал силуэт Соболевского есаула. Он сидел, обхватив обеими руками фигуру в белом. С другой стороны фигуру поддерживал еще один офицер. Голова у белого безвольно покачивалась в такт цокоту копыт. Следом проехали еще две коляски.

Интересно, рассеянно подумал Ахимас, как они пронесут его мимо швейцара. Верно уж что-нибудь придумают, люди военные.

Кратчайший путь к «Метрополю» лежал через проходной двор – этой дорогой за минувшие двое суток Ахимас ходил неоднократно.

Когда он шел под темной аркой, гулко стуча по каменным плитам, вдруг ощутилось постороннее присутствие. Ахимас уловил его не зрением и даже не слухом, а каким-то необъяснимым периферийным чувством, которое уже не раз спасало ему жизнь. Кожа затылка будто почуяла какоето движение сзади, легчайшее шевеление воздуха. Это могла быть прошмыгнувшая кошка или взбежавшая на кучу отбросов крыса, но Ахимас в подобных случаях не боялся показаться самому себе смешным – не раздумывая, он отпрянул в сторону.

Щеку словно обдало сквозняком, дунувшим сверху вниз. Краешком глаза Ахимас увидел, как возле самого его уха воздух рассекла тускло блеснувшая сталь. Быстрым, отработанным движением он выхватил «велодог» и выстрелил не целясь.

Глухой вскрик, в сторону метнулась тень.

Ахимас догнал бегущего в два прыжка и точно, сильно ударил тростью сверху вниз.

Посветил на упавшего фонариком. Грубое, звериное лицо. Сквозь спутанные сальные волосы сочилась черная кровь. Короткие сильные пальцы зажимали бок и тоже были мокры от крови.

Одет нападавший был по-русски: косоворотка, суконный жилет, плисовые штаны, смазные сапоги.

На земле валялся топор с необычно короткой рукоятью.

Ахимас наклонился ниже, светя лучом прямо в лицо. Блеснули круглые глаза с неестественно расширенными зрачками.

С Неглинного проезда донесся свисток, с Театрального еще один. Времени было мало.

Он присел на корточки, взял упавшего двумя пальцами пониже скул, стиснул. Топор отшвырнул в сторону.

– Кто подослал?

– От бедности мы, барин, – прохрипел раненый. – Прощения просим.

Ахимас надавил пальцем на лицевой нерв.

Дал лежащему немного покорчиться от боли и повторил вопрос:

– Кто?

– Пусти… пусти, баклан, – выдохнул раненый, колотя каблуками по камню. – Кончаюсь я…

– Кто? – спросил Ахимас в третий раз и надавил на глазное яблоко.

Изо рта умирающего вместе со стоном вырвалась широкая струя крови.

– Миша, – пробулькал едва слышный голос. – Миша Маленький… Пусти! Больно!

– Какой такой Миша? – Ахимас надавил сильнее.

Вот это было ошибкой. Несостоявшийся убийца и так доживал последние мгновения. Стон перешел в сип, кровь сплошным потоком хлынула на бороду. Было ясно, что больше он ничего сказать не сможет. Ахимас выпрямился. Свисток городового разливался трелью уже совсем близко.

К полудню все варианты были рассмотрены, оформилось и решение.

Итак, Ахимаса сначала обокрали, а потом попытались убить. Связаны ли между собой два эти события? Безусловно. Тот, кто подстерегал в подворотне, знал, когда и какой дорогой пойдет Ахимас.

Значит, 1) за ним следили накануне, когда он проверял маршрут, и следили очень ловко – он хвоста не заметил; 2) кто-то отлично знал, чем Ахимас занимался минувшей ночью; 3) портфель взял человек, уверенный, что Соболев к себе в номер больше не вернется – иначе зачем было так аккуратно запирать за собой сейф и вылезать через форточку? Ведь генерал все равно обнаружил бы пропажу.

Вопрос: кто знал и про операцию, и про портфель?

Ответ: только monsieur NN и его люди.

Если бы Ахимаса просто попытались убрать, это было бы обидно, но понятно.

Обидно, потому что он, профессионал высшей категории, неправильно оценил ситуацию, ошибся в расчете, дал себя обмануть.

Понятно, потому что в таком крупном и чреватом осложнениями деле исполнителя, конечно, следует убрать. Сам Ахимас на месте заказчика поступил бы именно так. Тайный императорский суд, возможно, выдумка. Но придумано ловко, даже бывалый господин Вельде купился.

В общем, все это было бы объяснимо и даже неудивительно, если б не исчезновение портфеля.

Monsieur NN и кража со взломом? Абсурд. Взять миллион, но оставить архив заговорщиков?

Невероятно. А представить, что зверомордый убийца из подворотни хоть как-то связан с NN или с «бароном фон Штайницем» и вовсе было невозможно.

«Баклан» – так обозвал Ахимаса мастер топора. Кажется, на уголовном жаргоне это ругательное слово означает крайнюю степень презрения – не вор, не налетчик, а мирный обыватель.

Значит, это был уголовник? Персонаж со знаменитой Хитровки?

По повадке и разговору так оно и есть. А у NN кучер, и тот с офицерской выправкой. Что-то здесь не складывалось.

Ахимас попробовал зайти с другой стороны, так как информации для аналитического разбора было недостаточно. Если неясны исходные, удобнее начать с определения целей.

Что необходимо сделать?

1) Убрать за собой после операции.

2) Найти портфель.

3) Рассчитаться с теми или с тем, кто повел против Ахимаса Вельде нечестную игру.

Именно в такой последовательности. Сначала защититься, потом вернуть свое, а возмездие на десерт. Но десерт будет обязательно: это вопрос принципа и профессиональной этики.

На уровне практических шагов этапы плана сводились к следующему:

1) Убрать Ванду. Жаль, конечно, но придется.

2) Заняться таинственным Мишей Маленьким.

3) Через этого самого Мишу можно будет обеспечить и десерт. Кто-то из людей Monsieur NN поддерживает странные знакомства.

Разработав программу действий, Ахимас повернулся на бок и моментально уснул.

Выполнение пункта № 1 было назначено на вечер.

В квартиру Ванды он пробрался, никем не замеченный. Как и следовало ожидать, певица еще не вернулась из «Альпийской розы». Между будуаром и прихожей находилась гардеробная комнатка, вся увешанная платьями и уставленная коробками – обувными и шляпными. Расположение этой каморки было просто идеальным: одна ее дверца вела в будуар, вторая в переднюю.

Если Ванда приедет одна, все произойдет быстро, без осложнений. Она откроет дверцу, чтобы переодеться, и в ту же секунду умрет, даже не успев испугаться. Ахимасу очень не хотелось, чтобы она перед смертью испытала ужас или боль.

Он подумал, что будет уместнее – несчастный случай или самоубийство, – и остановился на самоубийстве. Мало ли из-за чего может наложить на себя руки дамочка полусвета?

Задачу облегчало то, что Ванда не пользовалась услугами горничной. Если с детства привык ухаживать за собой сам, удобнее обходиться без прислуги – это он знал по собственному опыту. На острове Санта-Кроче слуги будут жить отдельно, он построит для них дом на отдалении от графских покоев. Понадобятся – всегда можно вызвать.

А если Ванда вернется не одна?

Что ж, тогда самоубийство будет двойным. Это сейчас модно.

Раздался звук отпираемой двери, легкие шаги.

Одна.

Ахимас покривился, вспомнив, каким голосом она спросила: «Коля, а ты меня не обманешь?». В этот самый миг дверца гардеробной приоткрылась со стороны будуара, и тонкая обнаженная рука сдернула с вешалки шелковый китайский халат с драконами.

Момент был упущен. Ахимас посмотрел в щелку. Ванда стояла перед зеркалом, так и не сняв платья, халат держала в руке.

Три беззвучных шага, и дело будет сделано. Она едва успеет увидеть в зеркале выросшую за спиной фигуру.

Ахимас тихо приоткрыл дверцу и тут же отпрянул: коротко тренькнул электрический звонок.

Ванда вышла в переднюю, коротко перемолвилась с кем-то парой слов и вернулась в гостиную, рассматривая маленькую картонку. Визитная карточка?

Теперь она стояла к Ахимасу вполоборота, и он увидел, как дрогнуло ее лицо.

Почти сразу же в дверь снова позвонили.

Подслушать, что говорилось в передней, опять не удалось – с той стороны дверца была плотно закрыта. Но Ванда и поздний гость сразу же прошли в комнату, так что Ахимас мог не только всё слышать, но и видеть.

И здесь судьба подкинула неожиданный сюрприз. Когда посетитель – стройный, молодой мужчина в модном сюртуке – вошел в освещенный круг от абажура, Ахимас сразу узнал это лицо. За минувшие годы оно сильно изменилось, возмужало, утратило юношескую мягкость, но это безусловно был тот самый человек. Внешность «объектов» Ахимас запоминал навсегда, помнил их всех до мельчайших деталей, а уж этого подавно.

История была давняя, из того интересного периода, когда Ахимас работал на постоянном контракте с организацией «Азазель». Очень серьезные были господа и платили по высшему разряду, но романтики. Чего хотя бы стойло непременное условие перед каждой акцией произносить слово «Азазель»? Сантименты. Но Ахимас смешное условие соблюдал – контракт есть контракт.

Смотреть на красавчика-брюнета было неприятно. Прежде всего потому, что он все еще дышал и ходил по земле. За всю профессиональную карьеру неудачи с Ахимасом случались только трижды, и сейчас он видел перед собой живое напоминание об одной из них. Казалось бы, грех жаловаться, три срыва за 20 лет работы – очень недурная результативность. Но настроение, и без того скверное, окончательно испортилось.

Как же звали этого молокососа? Что-то на «Ф».

– У вас на карточке, господин Фандорин, написано: «Мне всё известно». Что «всё»? Кто вы вообще такой? – неприязненно спросила Ванда.

Да-да, Фандорин, вот как его звали. Эраст Петрович Фандорин. Ах вот как, теперь он чиновник особых поручений у генерал-губернатора?

Внимательно слушая происходящий в комнате разговор, Ахимас пытался понять, что означает эта неожиданная встреча. Он знал: подобные казусы случайными не бывают, это какой-то знак судьбы.

Хороший или плохой?

Чувство аккуратности призывало убить брюнета, хотя срок заказа давным-давно истек, а сами заказчики бесследно исчезли. Некрасиво оставлять недоделанную работу. Но, с другой стороны, поддаваться эмоциям было бы непрофессионально. Пусть господин Фандорин идет своей дорогой. В конце концов тогда, шесть лет назад, у Ахимаса не было к нему ничего личного.

Чиновник повернул разговор в самое опасное русло – к «шато-икему», и Ахимас уже готов был изменить свое решение: господин Фандорин живым отсюда не уйдет. Но тут удивила Ванда: ни словом не обмолвилась о рязанском купце и его поразительной осведомленности по части привычек покойного героя. Увела разговор в сторону. Что бы это значило?

Вскоре брюнет откланялся.

Ванда сидела у стола, закрыв лицо руками. Убить ее сейчас было проще простого, но Ахимас медлил.

Зачем убивать? Допрос она выдержала, ничего лишнего не сказала. Раз уж власти оказались так проницательны, что разгадали доморощенную конспирацию соболевской свиты и вышли на мадемуазель Ванду, лучше ее пока не трогать. Внезапное самоубийство свидетельницы покажется подозрительным.

Ахимас сердито тряхнул головой. Не нужно обманывать самого себя, это не в его правилах. Просто отговорки, чтобы оставить ее в живых. Как раз теперь самоубийство невольной виновницы национальной трагедии будет выглядеть вполне объяснимым: раскаяние, нервный срыв, страх перед возможными последствиями. Хватит терять время, за дело!

Снова звонок.

У мадемуазель Ванды сегодня настоящий аншлаг.

И посетитель снова оказался из числа знакомых, только, в отличие от Фандорина, не давних, а свежих. Германский резидент Ганс-Георг Кнабе.

Первые же слова резидента заставили Ахимаса насторожиться.

– Вы плохо мне служите, фрейлейн Толле.

Вот это фокус. Ахимас слушал и не верил своим ушам. Какой еще «препарат»? Ванда получила задание отравить Соболева? «Бог хранит Германию»? Бред! Или же необычайное стечение обстоятельств, из которого можно извлечь пользу.

Едва за немцем закрылась дверь, как Ахимас вышел из своего укрытия. Вернувшаяся в комнату Ванда не сразу заметила, что в углу кто-то стоит, а когда увидела – схватилась рукой за сердце и тонко вскрикнула.

– Вы германская агентка? – с любопытством спросил Ахимас, готовый зажать ей рот, если вздумает шуметь. – Морочили мне голову?

– Коля… – пролепетала она, вскинув ладонь ко рту.

– Ты подслушивал? Кто ты? Кто вы?

Он нетерпеливо тряхнул головой, словно отгоняя муху.

– Где препарат?

– Как вы сюда попали? Зачем? – бормотала Ванда, кажется, не слыша его вопросов.

Ахимас взял ее за плечи, усадил. Она смотрела на него расширенными зрачками, в них отражались два крошечных абажура.

– Странный у нас разговор, мадемуазель, – сказал он, садясь напротив. – Одни вопросы и никаких ответов. Кто-то должен начать первый. Пусть это буду я. Вы задали мне три вопроса: кто я, как сюда попал и зачем. Отвечаю. Я – Николай Николаевич Клонов. Попал сюда через дверь. А зачем – думаю, вам понятно. Я дал вам ангажемент, целью которого было доставить удовольствие нашему знаменитому земляку Михаилу Дмитриевичу Соболеву, а он мало что удовольствия не получил, но еще и приказал долго жить. Как же тут не разобраться? Это было бы необстоятельно, не покупечески. Что я обществу доложу? Да ведь и деньги потрачены.

– Я верну ваши деньги, – быстро сказала Ванда и рванулась с места.

– Тут уж не до денег, – остановил ее Ахимас. – Постоял я, послушал, о чем вы с гостями вашими толкуете и вижу – дело-то совсем другого коленкору. Выходит, у вас с господином Кнабе своя игра была. Мне желательно знать, мадемуазель, что вы учинили с народным героем.

– Ничего. Клянусь! – Она метнулась к шкафчику, что-то достала оттуда. – Вот пузырек, который я получила от Кнабе. Видите, полон. А в чужие игры я не играю.

По ее лицу катились слезы, но смотрела она без мольбы, и жалостности во взгляде тоже не было. Что ни говори, незаурядная женщина. Не раскисла, хоть и попала в ситуацию поистине аховую: с одной стороны русская полиция, с другой германская разведка, с третьей он, Ахимас Вельде, который будет похуже всех полиций и разведок вместе взятых. Правда, она об этом не догадывается. Он взглянул на ее напряженное лицо. Или догадывается?

Ахимас взболтал пузырек, посмотрел на свет, понюхал пробку. Кажется, вульгарный цианид.

– Мадемуазель, расскажите мне все без утайки. С каких пор вы связаны с германской разведкой? Что поручил вам Кнабе?

С Вандой произошла какая-то не вполне понятная перемена. Она больше не дрожала, слезы высохли, а в глазах появилось особенное выражение, которое Ахимас однажды уже видел – вчера вечером, когда она спросила, не жаль ли ему отдавать ее другому.

Она пересела ближе, на подлокотник кресла, положила Ахимасу руку на плечо. Голос стал тихим, усталым.

– Конечно, Коля. Я все тебе расскажу. Ничего не утаю. Кнабе – германский шпион. Ко мне уж третий год ходит. Я тогда дура была, хотела поскорей денег скопить, а он платил щедро. Не за любовь – за сведения. Ко мне ведь разные мужчины ходят, все больше козырной масти. Попадаются и короли с тузами. Вроде твоего Соболева. А в постели у мужчин язык развязывается. – Она провела пальцем по его щеке. – У такого, как ты, наверно, не развяжется. Но таких мало. Думаешь, я пятьдесят тысяч одной постелью заработала? Нет, милый, я разборчива, мне понравиться нужно.

Бывало, конечно, что Кнабе меня нарочно кому-то подставлял. Вроде как ты с Соболевым. Я попробовала было взбрыкивать, но он меня живо в клещи взял. Сначала-то сладко пел. Мол, что вам жить в России, фрейлейн, вы ведь немка, у вас есть своя родина. Она не забудет ваших заслуг, вас там ждут почет и безопасность. Тут вы всегда будете кокоткой, даже и при деньгах, а в Германии о вашем прошлом никто и не узнает. Как только пожелаете, мы поможем вам устроиться с почетом и комфортом. А после разговор пошел другой: все больше про длинные руки и про то, что право на германское подданство еще нужно заслужить. Мне уж и не надо их проклятого подданства, а никуда не денешься. Как удавкой горло стянул. Он и убить может. Очень даже запросто. Чтоб другим неповадно было. Я ведь у него не одна такая.

– Ванда поежилась, но тут же беззаботно тряхнула пышной прической и продолжила:

– Позавчера, когда Кнабе узнал про Соболева, – сама, дура, рассказала, хотела отличиться – пристал насмерть. Стал говорить, что Соболев – заклятый враг Германии. Бормотал про какой-то заговор военных. Мол, если Соболева не устранить, будет большая война, а Германия к ней еще не готова.

Сказал: «Я ломаю голову, как остановить этого скифа, а тут такая удача! Это само провидение!»

Принес мне склянку с ядом. Сулил золотые горы – я ни в какую. Тогда стал грозить. Как бешеный сделался. Я решила с ним не спорить, пообещала. Но яда Соболеву я не давала, честное слово. Он сам умер, от сердца. Коля, поверь мне. Я скверная, циничная, продажная, но я не убийца.

Вот теперь в зеленых глазах читалась мольба, но приниженности все равно не было. Гордая женщина. Однако оставлять в живых все-таки нельзя. Жаль.

Ахимас вздохнул и положил правую руку на ее обнаженную шею. Большой палец лег на артерию, средний на четвертый позвонок, под основание черепа. Оставалось сильно сжать, и эти яркие глаза, доверчиво смотрящие на него сверху вниз, затуманятся, погаснут.

И тут произошло неожиданное – Ванда сама обхватила Ахимаса за шею, притянула к себе и прижалась горячей щекой к его лбу.

– Это ты? – прошептала она. – Это я тебя так долго ждала?

Ахимас смотрел на ее белую, нежную кожу. С ним происходило что-то странное.

Когда он уходил на рассвете, Ванда крепко спала, по-детски приоткрыв рот.

Ахимас минуту постоял над ней, чувствуя диковинное шевеление в левой части груди. Потом тихо вышел.

Она не скажет, думал он, выходя на Петровку. Раз вчера не сказала Фандорину, то теперь тем более.

Убивать ее незачем.

Но на душе было смутно: недопустимо смешивать работу с личным. Раньше он никогда себе такого не позволял.

«А Евгения?» – напомнил голос, находившийся там же, где происходило тревожащее шевеление.

Видно, и в самом деле пора на покой.

То, что случилось ночью, не повторится. С Вандой больше никаких контактов.

Кто может связать купца Клонова, до вчерашнего дня жившего в «Метрополе», с певицей из ресторана «Альпийская роза»? Никто. Разве что кельнер Тимофей. Маловероятно, но лучше не рисковать. Так будет аккуратней, а много времени не займет.

Голос шепнул: «Кельнер умрет, чтобы Ванда могла жить».

Ничего, зато с Кнабе, кажется, получалось удачно. Господин Фандорин вчера вечером наверняка столкнулся с резидентом, когда уходил от Ванды. Будучи сыщиком дотошным и сообразительным, не мог не заинтересоваться поздним гостем. Резонно также предположить, что истинный характер деятельности герра Кнабе русским властям хорошо известен. Резидент разведки – фигура заметная.

Наметился отличный маневр, который уведет расследование в безопасную сторону.

«И Ванда избавится от удавки», – добавил безжалостно проницательный голос.

Ахимас обосновался на чердаке, напротив дома Кнабе. Пункт был удобный, с хорошим обзором окон третьего этажа, где квартировал резидент.

На удачу день выдался жаркий. Правда, крыша над чердаком уже к восьми часам раскалилась, и стало душно, но к мелким неудобствам Ахимас был нечувствителен. Зато окна Кнабе были нараспашку.

Все перемещения резидента из комнаты в комнату были как на ладони: вот он побрился перед зеркалом, выпил кофе, пролистал газета, что-то отчеркивая в них карандашом. Судя по бодрым движениям и выражению лица (наблюдение велось при помощи двенадцатикратного бинокля), господин Кнабе пребывал в отличном расположении духа.

В одиннадцатом часу он вышел из подъезда и зашагал в сторону Петровских ворот. Ахимас пристроился сзади. По виду его можно было принять за конторщика или приказчика: картуз с потрескавшимся лаковым козырьком, добротный долгополый сюртук, седая козлиная бороденка.

Энергично отмахивая рукой, Кнабе в каких-нибудь четверть часа дошагал до почтамта. Внутри здания Ахимас сократил дистанцию и, когда резидент подошел к окошку телеграфа, встал сзади.

Резидент весело поздоровался с приемщиком, который, видно, принимал от него телеграммы не в первый раз, и протянул листок:

– Как всегда, в Берлин, в компанию «Кербель унд Шмидт». Биржевые котировочки. Только уж, – он улыбнулся, – сделайте милость, Пантелеймон Кузьмин, не отдавайте Сердюку, как в прошлый раз. А то Сердюк две цифры местами перепутал, так у меня потом с начальством неприятности были. Не в службу, а в дружбу – дайте Семенову, пусть он отправит.

– Хорошо, Иван Егорыч, – так же весело ответил приемщик. – Исполним.

– Мне скоро ответ должен быть, так я снова зайду, – сказал Кнабе и, скользнув взглядом по лицу Ахимаса, направился к выходу.

Теперь походка резидента стала неспешной, прогулочной. Легкомысленно насвистывая, он шел по тротуару. Разок очень профессионально проверил, нет ли слежки – скорее, по привычке. Непохоже, чтобы подозревал наблюдение.

А между тем, наблюдение велось, и довольно грамотно. Ахимас обнаружил слежку не сразу. Но мастеровой на противоположной стороне улице что-то больно уж пристально изучал витрины дорогих магазинов, которые ему явно были не по карману. Ясное дело: следит по отражению в стеклах. И сзади, шагах в пятидесяти еле-еле катил извозчик. Один раз его окликнули – отказал, второй – то же самое. Интересный извозчик.

Кажется, господин Фандорин вчера, действительно, времени даром не терял.

Ахимас принял меры предосторожности, чтобы не примелькаться. Зашел в подворотню, одним движением сдернул бороденку, нацепил очки с простыми стеклами, сбросил картуз и вывернул сюртук наизнанку. Изнанка у сюртука оказалась необычной – чиновничий мундир со споротыми петлицами. Вошел в подворотню конторщик, а десять секунд спустя вышел отставной чиновник.

Кнабе далеко уйти не успел. Постоял у зеркальных дверей французской кондитерской, вошел внутрь.

Ахимас за ним.

Резидент с аппетитом кушал крем-брюле, запивая сельтерской. Откуда ни возьмись за соседним столиком появился молодой человек в летнем костюме с очень уж проворным взглядом. Закрылся модным журналом, но нет-нет, да и взглянет поверх обложки. Давешний извозчик остановился у тротуара. Мастеровой, правда, исчез. Крепко же взяли герра Кнабе в оборот. Ну да это ничего, даже на руку. Только бы не арестовали. По всему не должны – к чему тогда слежка. Хотят контакты выявить. А никаких контактов у Кнабе нет, иначе не сносился бы с Берлином посредством депеш.

Резидент просидел в кондитерской долго. После мороженого съел марципан, выпил какао, потом заказал тутти-фрутти. Аппетит у него был отменный. Молодого филера сменил другой, постарше.

Вместо одного извозчика у тротуара застрял другой, столь же упорно не желающий никого сажать.

Ахимас решил, что хватит мозолить полиции глаза, и ушел первым. Занял пост на почтамте и стал ждать. По дороге понизил свой социальный статус: сюртук скинул, рубашку из штанов выпустил и перепоясал ремешком, очки снял, на голову натянул суконный колпак.

Когда объявился Кнабе, Ахимас стоял прямо подле телеграфного окошка и, старательно шевеля губами, водил карандашом по бланку.

– Слышь, мил человек, – обратился он к служителю. – А точно к завтрему придет?

– Я же сказал тебе, придет прямо нынче, – снисходительно ответил тот. – Да ты коротко пиши, это тебе не письмо, а то по миру пойдешь. Иван Егорыч, вам телеграмма!

Ахимас сделал вид, что сердито косится на розовощекого немца, а сам заглянул в высунувшийся из окошка листок.

Немного текста и колонки цифр – по виду, котировки каких-то акций. М-да, грубовато работают в Берлине. Недооценивают русскую жандармерию.

Кнабе на депешу взглянул мельком, сунул в карман. Разумеется, шифровка. Теперь наверняка отправится домой, раскодировать.

Ахимас прервал наблюдение и вернулся на свой чердачный наблюдательный пункт.

Резидент уже был дома – очевидно, приехал на извозчике (уж не на том ли самом?). Сидел у стола, шелестел какой-то книгой, что-то выписывал на листок.

Потом началось интересное. Движения Кнабе ускорились. Он несколько раз нервно потер лоб.

Швырнул книгу на пол, обхватил голову руками. Вскочил, забегал по комнате. Снова прочел свои записи.

Похоже, полученное известие было не из приятных.

Дальше пошло еще интересней. Резидент сбегал куда-то вглубь квартиры, вернулся с револьвером в руке.

Сел перед зеркалом. Трижды подносил револьвер к виску, один раз засунул ствол в рот.

Ахимас покачал головой. Ах, как кстати. Просто сказка. Ну давай же, стреляйся.

Что же ему такое сообщили из Берлина? Впрочем, ясно. Проявленная резидентом инициатива не получила одобрения. Мягко говоря. Карьера воображаемого убийцы генерала Соболева безнадежно загублена.

Нет, не застрелился. Опустил руку с револьвером. Снова забегал по комнате. Сунул револьвер в карман. Жаль.

Что в квартире происходило дальше, Ахимас не видел, потому что Кнабе закрыл окна.

Часа три пришлось любоваться на солнечные зайчики, вспыхивавшие на оконных стеклах. Ахимас поглядывал на топчущегося внизу филера и прикидывал, как будет выглядеть замок, который в скором времени вырастет на самой высокой скале острова Санта-Кроче. Замок будет напоминать башню вроде тех, что стерегут покой горных кавказских аулов, но на верхней площадке непременно разместится сад. Пальмы, конечно, придется высадить в кадках, а вот для кустов можно настелить дерн.

Ахимас как раз решал проблему полива висячего сада, когда Кнабе вышел из подъезда. Сначала засуетился филер – отскочил от двери и спрятался за угол, а секунду спустя появился резидент собственной персоной. Он встал у подъезда, чего-то ожидая. Вскоре выяснилось, чего.

Из подворотни выехала одноместная коляска, запряженная буланым конем. Конюх спрыгнул с козел, передал вожжи Кнабе, тот ловко вскочил в коляску, и буланый резво пошел рысью.

Вот это была неожиданность. Кнабе уходил от наблюдения, и проследить за ним не было никакой возможности. Ахимас припал к биноклю и успел увидеть, как резидент прицепляет рыжую бороду.

Что это он такое удумал?

Филер, однако, вел себя спокойно. Проводил коляску взглядом, записал что-то в книжечку и ушел.

Видно, знал, куда и зачем отправился Кнабе.

Что ж, раз резидент уехал с пустыми руками, значит, вернется. Пора было готовить операцию.

Пять минут спустя Ахимас уже был в квартире. Не спеша осмотрелся. Нашел два тайника. В одном – маленькая химическая лаборатория: симпатические чернила, яды, целая бутыль нитроглицерина (Кремль, что ли, собрался взрывать?). В другом – несколько револьверов и деньги, на вид тысяч тридцать, книга с логарифмическими таблицами – надо полагать, ключ к шифру.

Тайники Ахимас трогать не стал – пусть жандармам достанутся. Расшифрованную депешу Кнабе, к сожалению, сжег – в умывальнике виднелись следы пепла.

Плохо, что в квартире не имелось черного хода. Из коридора окно выводило на крышу пристройки.

Ахимас вылез, походил по гулко громыхающему железу и убедился, что с крыши деваться некуда.

Водосточная труба проржавела, по ней не слезешь. Ладно.

Сел у окна, приготовился к долгому ожиданию.

В десятом часу, когда сеет долгого летнего дня уже начинал меркнуть, из-за угла вынеслась знакомая коляска. Буланый несся во весь опор, роняя хлопья пены. Кнабе правил стоя и отчаянно размахивал кнутом. Погоня?

Вроде бы нет, не слышно. Резидент бросил вожжи, нырнул в подъезд. Пора.

Ахимас занял заранее облюбованное место – в прихожей, за вешалкой. В руке держал острый нож, прихваченный с кухни.

Квартира была подготовлена – все вверх дном, шкафы выпотрошены, даже перина распорота. Грубая имитация ограбления. Господин Фандорин должен придти к выводу, что герра Кнабе убрали свои, довольно неловко изобразив обычное уголовное преступление. Само дело заняло секунду.

Лязгнул ключ, Кнабе успел пробежать по темному коридору всего несколько шагов и умер, так и не поняв, что произошло.

Ахимас внимательно осмотрелся – все ли чисто, и вышел на лестницу.

Внизу хлопнула дверь, раздались громкие голоса. Кто-то бежал вверх. Нехорошо.

Он попятился назад, в квартиру. Кажется, стукнул дверью громче нужного.

Времени было с четверть минуты, никак не больше. Открыл окно в конце коридора и снова спрятался за вешалку.

Буквально в следующее мгновение в квартиру ворвался человек. По виду купец.

В руке у «купца» был револьвер, «герсталь-агент». Хорошая машинка, Ахимас раньше сам таким пользовался. «Купец» замер над неподвижным телом, потом, как и следовало, пометался по комнатам и вылез в окно на крышу.

На лестнице было тихо. Ахимас бесшумно выскользнул из квартиры.

Оставалось только закончить с кельнером из «Метрополя», и первый пункт плана можно будет считать выполненным.

Перед тем, как приступить ко второму пункту, пришлось слегка поработать мозгами.

Ночью Ахимас лежал у себя в «Троице», смотрел в потолок и размышлял.

Итак, уборка завершена.

С кельнером исполнено. Полиции можно не опасаться – немецкой линии им надолго хватит.

Самое время заняться похищенным гонораром.

Вопрос: как найти бандита по прозвищу Миша Маленький?

Что про него известно?

Это главарь шайки – иначе не смог бы сначала выследить, а потом подослать убийцу. Пока вроде бы всё.

Теперь медвежатник, похитивший портфель. Что можно сказать о нем? В форточку нормальному мужчине не пролезть. Значит, подросток? Нет, подросток вряд ли сумел бы так ловко вскрыть сейф, тут нужен опыт. Сработано в целом аккуратно: без разбитого стекла, без следов взлома.

Медвежатник даже сейф за собой запер. Итак, не подросток, маленький мужчина. И Миша тоже Маленький. Резонно предположить, что он и медвежатник – одно и то же лицо. Значит, портфель у этого самого Миши.

Итог: субтильный, ловкий мужичонка по прозвищу Миша Маленький, умеющий бомбить сейфы и возглавляющий серьезную шайку.

Совсем немало.

Можно не сомневаться, что на Хитровке такого заметного специалиста хорошо знают.

Но именно поэтому так просто на него не выйдешь. Выдавать себя за уголовника бесполезно – нужно знать привычки, жаргон, этикет. Надежнее будет изобразить «баклана», нуждающегося в услугах хорошего медвежатника.

Допустим, приказчика, который мечтает потихоньку наведаться в хозяйский сейф.

В воскресенье с утра, прежде чем отправиться на Хитровку, Ахимас не удержался – завернул на Мясницкую, чтобы посмотреть на похоронную процессию.

Зрелище впечатляло. Ни одна из акций за всю его многолетнюю карьеру не давала такого эффекта.

Ахимас стоял в причитающей, крестящейся толпе и чувствовал себя главным персонажем этого грандиозного представления, его невидимым центром.

Это было непривычное, пьянящее чувство.

Вон за катафалком едет важный генерал на вороной кобыле. Чваный, надутый. Уверен, что на этом спектакле он – звезда первой величины.

А сам, как и все остальные, – не более чем кукла. Кукольник же скромно стоял на тротуаре, затерянный средь моря лиц. Никто его не знал, никто на него не смотрел, но сознание единственности своей роли кружило голову сильнее любого вина.

– Сам Кирилл Александрович, царев братец, – сказал кто-то про конного генерала. – Видный мужчина.

Внезапно, оттолкнув жандарма из оцепления, к катафалку из толпы бросилась женщина в черном платке.

– На кого ты нас покинул, отец родной! – визгливо заголосила она, падая лицом на малиновый бархат.

От истошного крика арабская лошадь великого князя испуганно раздула ноздри и вскинулась на дыбы.

Один из адъютантов кинулся было, чтобы схватить запаниковавшую лошадь под уздцы, но Кирилл

Александрович звонким, властным голосом осадил его:

– Назад, Неплюев! Не соваться! Я сам!

Без труда удержавшись в седле, он в два счета заставил лошадь образумиться. Нервно пофыркивая, она пошла дробной иноходью вбок, потом выровнялась. Истеричную плакальщицу под руки увели обратно в толпу, и на этом маленький инцидент был исчерпан.

Но настроение Ахимаса переменилось. Он уже не чувствовал себя кукловодом в театре марионеток.

Голос, приказавший адъютанту «не соваться», был ему слишком хорошо знаком. Такой, раз услышав, не спутаешь.

Какая неожиданная встреча, monsieur NN.

Ахимас проводил взглядом осанистую фигуру в кавалергардском мундире. Вот кто истинный кукольник, вот кто дергает за веревочки. А кавалер Вельде, он же будущий граф Санта-Кроче, – предмет реквизита, не более того. Ну и пусть.

Весь день он провел на Хитровке. И сюда доносился погребальный перезвон сорока сороков, но хитрованцам не было дела до «чистого» города, скорбевшего по какому-то генералу. Здесь, словно в капле грязной воды под микроскопом, копошилась своя собственная потайная жизнь.

Ахимаса, одетого приказчиком, дважды пытались ограбить и трижды залезали в карман, причем один раз успешно: незаметно полоснули чем-то острым по суконной поддевке и вытащили кошель.

Денег там была самая малость, но мастерство впечатляло.

С поисками медвежатника тоже долго не ладилось. Чаще всего разговор с местными обитателями вообще не получался, а если и получался, то предлагали не тех, кого надо – то какого-то Кирюху, то Штукаря, то Кольшу Гимназиста. Лишь в пятом часу впервые прозвучало имя Миши Маленького.

Дело было так. Ахимас сидел в трактире «Сибирь», где собирались барышники и профессиональные нищие позажиточней, беседовал с одним перспективным оборванцем. Глаза у оборванца были с тем особым быстрым перемещением фокуса, какой бывает только у воров и торговцев краденым.

Ахимас угощал собеседника сивухой, изображал хитрого, но недалекого приказчика из галантерейного магазина на Тверской. Когда помянул, что у хозяина в сейфе денег без счету и, если б знающий человек обучил замок открывать, то запросто можно было бы разок-другой в неделю оттуда по две-три сотни мелкими брать, никто не хватится, – взгляд у оборванца стал острым: глупая добыча сама шла в руки.

– К Мише тебе надо, – уверенно сказал эксперт. – Он сделает чисто.

Изобразив сомнение, Ахимас спросил:

– Человек-то с понятием? Не рвань?

– Кто, Миша Маленький? – презрительно глянул на него оборванец. – Сам ты против него рвань. Ты вот что, дядя. Ты вечерком в «Каторгу» загляни, там Мишины ребята кажный вечер гуляют. А я забегу, шепну про тебя. Встретят в лучшем виде.

И глаза хитрованца блеснули – видно, надеялся от Миши Маленького за такую жирную наводку комиссионные получить.

С раннего вечера Ахимас засел в «Каторге». Явился туда уже не приказчиком, а слепым побирушкой: в рубище, лаптях, на глаза, под веки, вдел прозрачные пленки из телячьего пузыря.

Видно через них было, как сквозь туман, но зато полное впечатление, что глаза затянуты бельмами.

По опыту Ахимас знал, что слепые ни у кого подозрений не вызывают и внимания на себя не обращают. Если тихо сидеть, то окружающие слепого будто и вовсе видеть перестают.

А сидел он тихо. Не столько приглядывался, сколько прислушивался. Поодаль за столом собралась компания явных бандитов. Возможно, из мишиной шайки, но щуплого и юркого среди них не было.

События начались, когда за подслеповатыми подвальными оконцами уже стемнело.

Сначала Ахимас не обратил внимания на очередных посетителей. Вошли двое: старьевщик и кривоногий киргиз в засаленном халате. Через минуту появился еще один – скрюченный горбун. В голову бы не пришло, что это сыскные. Надо отдать московской полиции должное, работает неплохо. И все же уголовные ряженых агентов каким-то образом раскусили.

Все произошло в минуту. Только что было тихо и мирно, и вот двое – старьевщик и киргиз – уже лежали замертво, горбун валялся оглушенный, а один из бандитов катался по полу и противным, будто притворяющимся голосом кричал, что моченьки нету.

Скоро появился и тот, кого Ахимас ждал. Быстрый, дерганый франтик в европейском платье, но брюки при этом заправлены в начищенные до блеска хромовые сапожки. Этот криминальный типаж Ахимасу был отлично известен и по его собственной классификации относился к разряду «хорьков»

– хищник мелкий, но опасный. Странно, что Миша Маленький достиг в московском уголовном мире такого видного положения. Из «хорьков» обычно получаются провокаторы и двойные агенты.

Ничего, скоро выяснится, что это за фигура.

Убитых агентов унесли за загородку, оглушенного тоже куда-то уволокли.

Миша и его головорезы сели за стол, стали пить и есть. Тот, что лежал и стонал, вскоре затих, но это событие прошло незамеченным. Лишь полчаса спустя, спохватившись, бандиты выпили «за упокой души Сени Ломтя», а Миша Маленький тонким голосом произнес прочувствованную речь, наполовину состоявшую из непонятных Ахимасу словечек. Покойника говоривший уважительно называл «фартовым деловиком», остальные согласно кивали. Поминки длились недолго. Ломтя оттащили за ноги туда же, куда перед тем убитых агентов, и пир продолжился как ни в чем не бывало.

Ахимас старался не упустить ни единого слова из разговора бандитов. Чем дальше, тем больше крепло убеждение, что о похищенном миллионе они не знают. Стало быть, Миша провернул дельце в одиночку, без товарищей.

Ничего, теперь никуда не денется. Надо было только выждать удобный момент для разговора с глазу на глаз.

Под утро, когда трактир опустел, Миша поднялся и громко сказал:

– Ну, будя языки чесать. Кто куда, а я к Фиске под бочок. Но поперву пойдем с лягашом потолкуем.

Вся шайка, похохатывая, удалилась за стойку, вглубь подвала.

Ахимас огляделся. Трактирщик давно храпел за дощатой перегородкой, из посетителей остались только двое – упившиеся до потери сознания мужик и баба. Самое время.

За стойкой оказался темный коридор. Впереди, в полу, смутно светился квадрат, оттуда доносились приглушенные голоса. Погреб?

Ахимас вынул из одного глаза пленку. Осторожно заглянул вниз. Все пятеро бандитов были тут.

Пятеро – многовато. Придется подождать, пока они прикончат фальшивого горбуна, а после, когда станут вылезать, тихо уложить по одному.

Однако все получилось иначе.

Агент оказался малый не промах. Такой сноровки Ахимасу видеть еще не приходилось. «Горбун»

управился со всей шайкой в считанные секунды. Он, не вставая, по очереди дернул обеими руками, и двое разбойников схватились за горло. Ножи, что ли, он в них метнул? Двум другим агент проломил черепа весьма любопытным приспособлением – деревяшка на цепочке. Надо же, просто, а какой эффект.

Но еще большее уважение вызывала ловкость, с которой «горбун» провел допрос. Теперь Ахимас знал все, что требовалось. Он спрятался в тень и неслышно последовал по темному лабиринту за сыщиком и его пленником.

Они зашли в какую-то дверь, и минуту спустя оттуда ударило выстрелами. Чья взяла? Ахимас был уверен, что не Мишина. А коли так, то соваться под пулю столь проворного агента неразумно.

Лучше подстеречь его в коридоре. Нет, слишком темно. Можно промахнуться, уложить не насмерть.

Ахимас вернулся в трактир, лег на лавку.

Почти сразу появился ловкий агент, и, что приятно, с портфелем. Стрелять или подождать еще? Но «горбун» держал револьвер наготове. Реакция у него молниеносная, начнет палить на малейшее шевеление. Ахимас прищурил свободный от бельма глаз. Никак знакомый «герсталь»? Уж не тот ли это «купец», что был у Кнабе?

А события развивались с головокружительной быстротой. Агент арестовал трактирщика, нашел своих людей, один из которых, киргиз, оказался жив.

Интересная деталь: когда «горбун» заматывал азиату полотенцем разбитую голову, они разговаривали между собой по-японски. Вот уж поистине чудеса – японец на Хитровке. Звуки этого рокочущего наречия Ахимасу были знакомы по делу трехлетней давности, когда довелось выполнять заказ в Гонконге. Агент называл японца «Маса».

Теперь, когда ряженый сыщик больше не изображал голосом старческую надтреснутость, тембр показался Ахимасу знакомым. Он прислушался повнимательней – никак господин Фандорин!

Оборотистый молодой человек, ничего не скажешь. Таких встретишь нечасто.

И Ахимас окончательно решил, что рисковать не стоит. С подобным субъектом надо быть вдвойне осторожным. Тем более что сыщик не расслаблялся – стрелял глазами во все стороны и «герсталь»

держал под рукой.

Все трое – Фандорин, японец и связанный трактирщик – вышли на улицу. Ахимас наблюдал за ними через пыльное оконце. Сыщик, не выпуская портфеля, отправился искать извозчика, японец остался сторожить арестанта. Трактирщик попробовал было брыкаться, но коротышка злобно зашипел и одним движением сбил дюжего татарина с ног.

За портфелем еще придется побегать, подумал Ахимас. Рано или поздно господин Фандорин успокоится и расслабится. Пока же следовало проверить, мертв ли должник, Миша Малелький.

Ахимас быстро прошел темным коридором, потянул приоткрытую дверь. За ней оказалась тускло освещенная каморка. Кажется, никого.

Он подошел к смятой кровати. Пощупал – еще теплая.

Тут из угла донесся тихий стон. Ахимас резко обернулся и увидел съежившуюся фигурку. Миша Маленький сидел на полу, держась руками за живот. Поднял влажно блестевшие глаза, рот плаксиво искривился, из него снова вырвался тоненький, жалобный звук.

– Браток, это я, Миша… Раненый я… Помоги… Ты кто, браток?

Ахимас щелкнул лезвием навахи, наклонился и чиркнул сидящего по горлу. Так будет спокойней. Да и долг платежом красен.

Бегом вернулся в трактир, лег на лавку. С улицы донесся стук копыт, скрип колес. Вбежал Фандорин, на сей раз без портфеля. Скрылся в коридоре – это он за Мишей Маленьким. Но где портфель? Оставил японцу?

Ахимас скинул ноги с лавки.

Нет, не успеть.

Снова лег, начиная злиться. Но поддаваться раздражению было нельзя – от этого все ошибки.

Из недр подземного лабиринта вынырнул Фандорин: лицо перекошено, водит «герсталем» во все стороны.

Мельком глянул на слепого, бросился из трактира вон.

С улицы донеслось:

– Пошел! Гони на Малую Никитскую, в жандармское!

Ахимас сорвал бельма. Нужно было торопиться.

К зданию жандармского управления он подкатил на лихаче, спрыгнул на ходу и нетерпеливо спросил у часового:

– Тут двое наших арестованного привезли, где они?

Жандарм ничуть не удивился требовательности решительного человека в рубище, но с начальственным блеском в глазах.

– Так что прямиком к их превосходительству отправились. Двух минут не прошло. А задержанного оформляют, он в дежурной.

– Черт с ним, с задержанным! – раздраженно махнул ряженый. – Мне Фандорин нужен. Говоришь, к его превосходительству?

– Так точно. По лесенке, а потом в коридор налево.

– Без тебя знаю!

Ахимас взбежал из вестибюля по невысокой лестнице на первый этаж. Посмотрел вправо – там в дальнем конце коридора белела дверь, из-за которой доносился звон металла. Ясно, гимнастический зал. Ничего опасного.

Повернул налево. Широкий коридор был пуст, лишь изредка из кабинетов выныривали деловитые порученцы в Мундирах и штатском, чтобы сразу же исчезнуть за другой дверью.

Ахимас так и замер: после длинной череды нелепиц и неудач, фортуна, наконец, сменила гнев на милость. Перед дверью с табличкой «Приемная» сидел японец с портфелем в руках.

Фандорин, очевидно, докладывал начальству о ночных событиях. Почему вошел без портфеля?

Хочет покрасоваться, поэффектничать. Событий за ночь произошло много, сыщику найдется что рассказать, так что несколько минут в запасе есть.

Подойти неспешным шагом. Ударить ножом под ключицу. Взять портфель. Выйти так же, как вошел. Минутное дело.

Ахимас внимательно посмотрел на японца. Тот глядел прямо перед собой, держал портфель обеими руками и был похож на сжатую пружину. В Гонконге Ахимас имел возможность наблюдать, как японцы владеют искусством боя без оружия. Куда там мастерам английского бокса или французской борьбы. Этот коротышка одним броском кинул наземь здоровенного татарина-трактирщика.

Минутное дело?

Рисковать нельзя. Малейшая заминка, шум, и набегут со всех сторон.

Думать, думать, время уходит.

Он развернулся и быстро пошел туда, где звенели рапиры. Открыв дверь с надписью «Офицерский гимнастический зал», Ахимас увидел с десяток фигур в масках и белых фехтовальных костюмах.

Тоже мушкетеры выискались.

Ага, вот и вход в гардеробную.

Он скинул рубище и лапти, надел первый попавшийся мундир, сапоги подобрал по размеру – это важно. Скорей, скорей.

Когда бежал деловитой рысцой в обратную сторону, в глаза бросилась табличка «Экспедиция».

За стойкой сидел чиновник, сортировал конверты.

– Для капитана Певцова корреспонденции нет? – назвал Ахимас первую попавшуюся фамилию.

– Никак нет.

– А вы все-таки проверьте.

Чиновник пожал плечами, уткнулся носом в конторскую книгу, зашелестел страницами.

Ахимас незаметно взял со стойки казенный пакет с печатями, сунул за обшлаг.

– Ладно, не трудитесь. Позже загляну.

К японцу приблизился чеканным шагом, отсалютовал.

– Господин Маса?

Азиат вскочил, низко поклонился.

– Я к вам по поручению господина Фандорина. Фандорин, понимаете?

Японец поклонился еще ниже. Отлично, кажется, по-русски ни бельмеса.

– Вот письменное распоряжение забрать у вас портфель.

Ахимас протянул пакет и одновременно показал на портфель.

Японец заколебался. Ахимас ждал, отсчитывая секунды. В спрятанной за спину левой руке был зажат нож. Еще пять секунд, и надо будет бить. Ждать больше нельзя.

Пять, четыре, три, два… Японец еще раз поклонился, отдал портфель, а пакет взял обеими руками и приложил ко лбу.

Умирать ему, видимо, еще было рано.

Ахимас отдал честь, развернулся и вошел в приемную. По коридору уйти было невозможно – это показалось бы японцу странным.

Просторная комната. Впереди кабинет начальника – Фандорин наверняка там. Слева окно. Справа табличка «Секретная часть».

Адъютант маячил у двери начальника, что было кстати. Ахимас сделал ему успокоительный жест и нырнул в дверь справа. Там снова повезло – фортуна добрела прямо на глазах. Не кабинет, где пришлось бы импровизировать, а коридорчик с окнами во двор.

Прощайте, господа жандармы.

Ахимас Вельде переходит к последнему, третьему пункту своей программы.

На присутственный этаж генерал-губернаторского дома вошел бравый жандармский капитан, строго спросил у служителя, где кабинет надворного советника Хуртинского, и зашагал в указанном направлении, помахивая тяжелым портфелем.

Хуртинский встретил «срочного курьера из Петербурга» фальшиво-любезной улыбкой. Ахимас тоже улыбнулся, но безо всякой фальши, искренне – давно ждал этой встречи.

– Здравствуй, мерзавец, – сказал он, глядя в тусклые серые глаза господина Немо, лукавого раба monsieur NN. – Я – Клонов. Это – портфель Соболева. А это – твоя смерть. – И щелкнул навахой.

Лицо надворного советника сделалось белым-белым, а глаза черными-черными, потому что расширившиеся зрачки начисто съели радужную оболочку.

– Я все объясню, – беззвучно прошелестел начальник секретной канцелярии. – Только не убивайте!

– Если бы я хотел тебя убить, ты бы уже лежал с перерезанной глоткой. А мне нужно от тебя другое, – повысил голос Ахимас, изображая ледяную ярость.

– Все что угодно! Только ради бога тише! Хуртинский высунулся в приемную и велел, секретарю никого не впускать.

– Послушайте, я все объясню… – зашептал он, вернувшись.

– Великому князю объяснишь, Иуда, – перебил Ахимас. – Садись, пиши. Пиши! – Он замахнулся ножом, и Хуртинский в ужасе попятился.

– Хорошо-хорошо. Но что писать?

– Правду.

Ахимас встал за спиной у дрожащего чиновника.

Надворный советник пугливо оглянулся, но глаза вновь стали из черных серенькими. Должно быть, хитроумный господин Немо уже раскидывал мозгами, как будет выкручиваться.

– Пиши: «Я, Петр Хуртинский, повинен в том, что из алчности совершил преступление против долга и предал того, кому должен был верно служить и всемерно помогать в его многотрудном деле. Бог мне судья. Довожу до сведения Вашего императорского высочества, что…»

Когда Хуртинский дописал слово «судья», Ахимас ударом ладони переломил ему шейные позвонки.

Подвесил труп на шнурке от фрамуги. С удовлетворением посмотрел в удивленное лицо трупа.

Неблагодарное занятие – валять дурака с Ахимасом Вельде.

Всё, дела в Москве были закончены.

С почтамта, все еще не сняв жандармского мундира, Ахимас отправил телеграмму monsieur NN по резервному адресу. Из газет было известно, что Кирилл Александрович еще вчера отбыл в Петербург.

Депеша была такого содержания:

«Расчет получен. Г-н Немо оказался недобросовестным партнером. Возникли осложнения с г-ном Фандориным из московского филиала компании. Требуется Ваше содействие.

Поколебавшись, указал адрес в «Троице». Определенный риск в этом, конечно, был, но, пожалуй, в пределах допустимого. Теперь, когда известно, кто таков NN, вероятность двойной игры представлялась незначительной. Слишком важная персона, чтобы суетиться.

А вот помощь великого князя, действительно, нужна. Операция закончена, но не хватало еще потянуть за собой в Европу хвост полицейского расследования. Зачем это нужно будущему графу Санта-Кроче? Господин Фандорин чересчур сообразителен и быстр. Пусть его попридержат.

Потом заехал на Брянский вокзал, купил билет на парижский поезд. Завтра, в восемь утра, Ахимас Вельде покинет город, где выполнил свой последний заказ. Блестящая профессиональная карьера завершилась с подобающим размахом.

Вдруг захотелось сделать себе подарок. У вольного человека, тем более уже удалившегося от дел, могут быть свои слабости.

Написал письмо:

«Завтра в шесть утра будь в „Троицком подворье“, что в Хохловском переулке. Мой номер седьмой, вход со двора. Постучи два раза, потом три, потом еще два. Уезжаю, хочу проститься. Николай».

Отправил с вокзала городской почтой, обозначив на конверте: «Г-же Толле в собственные руки.

Нумера „Англия“, угол Петровки и Столешникова».

Ничего, можно. Все убрано чисто. Самому, конечно, соваться не стоит – за Вандой могут негласно следить. Но скоро слежка будет снята и дело прекращено, об этом позаботится monsieur NN.

Сделать Ванде прощальный подарок – дать ей эти несчастные пятьдесят тысяч, чтобы почувствовала себя свободной и жила так, как ей нравится.

И, может быть, договориться о новой встрече? В другой, вольной жизни.

Голос, с некоторых пор поселившийся у Ахимаса в левой половине груди и до поры до времени заглушаемый деловыми соображениями, теперь совершенно распоясался. «А зачем расставаться? – шепнул он. – Граф Санта-Кроче это совсем не то, что Ахимас Вельде. Его сиятельству необязательно быть одному».

Голосу было велено заткнуться, но Ахимас все же вернулся в кассу, вернул билет и взял вместо него двухместное купе. Лишние сто двадцать рублей – пустяк, а путешествовать без соседей будет приятнее. «Ха-ха», – откомментировал голос.

Завтра решу, при встрече, приговорил Ахимас. Она или получит пятьдесят тысяч, или уедет со мной.

Вдруг вспомнилось: это уже было. Двадцать лет назад, с Евгенией. Только тогда, еще ничего не решив, он не захватил для нее коня. А теперь конь приготовлен.

Весь остаток дня Ахимас думал только об этом. Вечером лежал у себя в комнате и не мог уснуть, чего раньше никогда не случалось.

Наконец, мысли начали путаться, вытесняемые бессвязными, мимолетными образами. Возникла Ванда, ее лицо чуть колыхнулось и, неуловимо изменившись, превратилось в лицо Евгении.

Странно, а он думал, что ее черты давно стерлись из памяти. Ванда-Евгения нежно посмотрела на него и сказала: «Какие у тебя, Лия, глаза прозрачные. Как вода».

От негромкого стука в дверь Ахимас, еще толком не проснувшись, рывком сел но кровати и выдернул из-под подушки револьвер. За окном серел рассвет.

Снова постучали – подряд, без интервалов.

Неслышно ступая, он спустился по лесенке.

– Господин Клонов! – раздался голос. – Вам срочная депеша! От monsieur NN!

Ахимас открыл, держа руку с револьвером за спиной.

Увидел высокого человека в плаще. Лица под длинным козырьком кепи было не видно, только повоенному подкрученные усы. Отдав пакет, посланец безмолвно удалился, скрылся в мутных предутренних сумерках.

«Господин Вельде, расследование прекращено, однако возникло маленькое осложнение. Коллежский асессор Фандорин, действуя самопроизвольно, узнал ваше местонахождение к намерен вас арестовать. Об этом нам сообщил московский обер-полицеймейстер, запросив нашей санкции. Мы приказали не предпринимать никаких действий, однако коллежского асессора об этом не извещать.

Фандорин явится к вам в шесть утра. Он придет один, не зная, что полицейской поддержки не будет.

Этот человек своими действиями ставит под угрозу результат всей акции. Поступите с ним по своему усмотрению.

Благодарю за хорошо выполненную работу.

У Ахимаса возникла два чувство: одно приятное, второе скверное.

С приятным все было понятно. Убить Фандорина – это красивый штрих в завершение послужного списка. И для дело необходимо, и давний счет закроет. Аккуратно получится, чисто.

Но вот со вторым чувством выходило сложнее. Откуда Фандорин узнал адрес? Ведь не от NN же. И потом, шесть часов – это время, назначенное Ванде. Неужто выдала? Это всё меняло.

Он посмотрел на часы. Половина пятого. Времени для подготовки более чем достаточно. Риска, конечно, никакого, все преимущества у Ахимаса, но господин Фандорин – человек серьезный, небрежность недопустима.

Опять же возникла дополнительная сложность. Убить того, кто не ожидает нападения, легко, однако нужно, чтобы Фандорин сначала ответил, откуда ему известен адрес.

Только бы не от Ванды.

Ничего важнее этого для Ахимаса сейчас не было.

С половины шестого он занял пост у окна, за шторой.

В три минуты седьмого в залитый мягким утренним светом двор вошел человек в щегольском кремовом пиджаке и модных узких брюках. Теперь Ахимас имел возможность рассмотреть лицо старого знакомца во всех подробностях. Лицо ему понравилось – энергичное, умное. Достойный оппонент. Только с союзниками ему не повезло.

Фандорин остановился у двери, вдохнул полную грудь воздуха. Зачем-то раздул щеки, выдохнул мелкими толчками. Гимнастика, что ли, такая?

Поднял руку и негромко постучал.

Два раза, три, потом еще два.

Часть третья Белое и черное Свейские ворота или Глава предпоследняя, в которой Фандорин превращается в ничто Эраст Петрович прислушался – тихо. Постучал снова. Ничего. Осторожно толкнул дверь, и она внезапно подалась, недобро скрипнув.

Неужели капкан пуст?

Выставив вперед руку с револьвером, быстро взбежал по лесенке в три ступени и оказался в квадратной комнате с невысоким потолком.

После яркого солнечного света комната показалась совсем темной. Справа темно-серый прямоугольник зашторенного окна, дальше, у стены – железная кровать, шкаф, стул.

Что это там, на кровати? Силуэт, накрытый одеялом. Кто-то лежит.

Глаза коллежского асессора уже привыкли к тусклому свету, и он разглядел руку, вернее рукав, безжизненно свесившийся из-под одеяла. Кисть в перчатке была вывернута ладонью вверх. На полу лежал револьвер «кольт», рядом растеклась темная лужица.

Вот это сюрприз. С тоскливо защемившим от разочарования сердцем Фандорин сунул в карман ненужный «герсталь», пересек комнату и отдернул одеяло.

Ахимас неподвижно стоял у окна за плотной занавеской. Когда сыщик постучал в дверь условным стуком, на душе сделалось мерзко. Значит, все-таки Ванда… В комнате все было подготовлено для того, чтобы Фандорин не шарил взглядом по комнате, а сразу сфокусировал зрение в ложном направлении, повернулся спиной и убрал оружие.

Все три цели были благополучно достигнуты.

– Ну вот, – вполголоса сказал Ахимас. – А теперь руки на затылок. И не вздумайте поворачиваться, господин Фандорин. Убью.

Досада – вот первое чувство, охватившее Эраста Петровича, когда он увидел под одеялом примитивную куклу из одежды и услышал сзади спокойный, уверенный голос. Как глупо попался!

Но досаду тут же вытеснило недоумение. Почему Клонов-Певцов был готов? Караулил у окна, увидел, что вместо Ванды пришел кто-то другой? Но назвал-то по имени! Получается, знал и ждал.

Откуда знал? Неужто Ванда все-таки успела известить? Но тогда почему ждал, почему не скрылся?

Выходило, что объект знал о предстоящем визите «господина Фандорина», но не о полицейской операции. Чудно.

Впрочем, строить гипотезы было не ко времени. Что делать? Метнуться в сторону? Попасть в человека, прошедшего курс обучения у «крадущихся», гораздо сложнее, чем себе воображает фальшивый жандармский капитан.

Но в любом случае на выстрелы нагрянет полиция, откроет пальбу, и тогда объект взять живьем не удастся.

Фандорин положил руки на затылок. Спокойно, в тон оппоненту, спросил.

– И что дальше?

– Снять пиджак, – приказал Ахимас. – Бросить на середину комнаты.

Пиджак брякнул весьма ощутимо – видно, кроме «герсталя» в карманах было припасено что-то еще.

Сзади на поясе у сыщика была кобура с маленьким пистолетиком.

– Отстегнуть «дерринджер». Под кровать его, подальше. Теперь нагнуться – медленно. Задрать левую штанину. Выше. Правую.

Так и есть – у левой лодыжки рукояткой вниз закреплен стилет. Хорошо экипировался господин Фандорин. Приятно иметь дело с предусмотрительным человеком.

– Теперь можете повернуться.

Повернулся сыщик правильно: безо всякой спешки, чтобы попусту не нервировать противника.

Зачем это у него на подтяжках четыре металлических звезды? Верно, опять какие-нибудь восточные хитрости.

– Отстегнуть подтяжки. Под кровать.

Смазливая физиономия сыщика исказилась от ярости. Длинные ресницы дрогнули – Фандорин щурился, пытаясь разглядеть лицо своего визави, стоявшего спиной к свету.

Что ж, теперь можно и показаться, проверить, хорошая ли у молодого человека зрительная память.

Оказалось, что хорошая: Ахимас сделал два шага вперед и с удовлетворением заметил, как щеки красавчика сначала покрылись багровыми пятнами, а потом сразу побелели.

Так-то, юноша. Судьба – дама с причудами.

Это не человек, а какой-то дьявол! Даже в сяринкенах распознал оружие. Эраст Петрович клокотал от бешенства, лишившись всего своего арсенала.

Или, точнее, почти всего.

Из всех многочисленных предметов обороны (надо же, а казалось, что переусердствовал со сборами) осталась только стрелка в рукаве рубашки. Стрелка была тонкая, стальная, закреплена на пружине.

Достаточно резко согнуть локоть, и пружина распрямится. Но убить стрелкой трудно – разве что если точно в глаз угодить. Да и какое может быть резкое движение, если тебя держат под дулом шестизарядного «баярда»?

Тут темный силуэт придвинулся, и Фандорин наконец разглядел черты противника.

Эти глаза! Эти белые глаза! То самое лицо, которое столько лет снилось Эрасту Петровичу по ночам.

Не может быть! Опять кошмар! Поскорее проснуться.

Надо было воспользоваться психологическим преимуществом, пока объект не пришел в себя.

– Кто сообщил адрес, время и условный сигнал?

Сыщик молчал.

Ахимас опустил дуло ниже, целя в коленную чашечку, но Фандорин, кажется, не испугался.

Наоборот, бледности вроде бы поубавилось.

– Ванда? – не выдержал Ахимас, и в голосе прорвалась предательская хрипотца.

Нет, этот не ответит, подумал он. Умрет, но не скажет ни слова. Такой уж типаж.

И тут сыщик вдруг разомкнул уста:

– Отвечу. В обмен на мой вопрос. Как был убит Соболев?

Ахимас покачал головой. Его не уставала удивлять человеческая экстравагантность. Впрочем, профессиональное любопытство на пороге смерти заслуживает уважения.

– Идет, – кивнул он. – Но ответ должен быть честным. Слово?

– Слово.

– Экстракт амазонского папоротника. Паралич сердечной мышцы при учащенном сердцебиении.

Никаких следов. «Шато-икем».

Дополнительных пояснений не понадобилось.

– Ах, вот оно что… – пробормотал Фандорин.

– Так это Ванда? – сквозь стиснутые зубы спросил Ахимас.

– Нет. Она вас не выдала. Ахимас чуть не задохнулся от неимоверного облегчения – на миг даже закрыл глаза.

Когда лицо человека из прошлого напряглось в ожидании ответа, Эраст Петрович понял, почему он до сих пор еще жив.

Но едва прозвучит ответ на вопрос, имеющий для белоглазого такое значение, как немедленно грянет выстрел.

Тут не упустить бы миг, когда палец чуть шевельнется на спусковом крючке, начав движение. Имея дело с безоружным, вооруженный неминуемо приглушает свои инстинкты, ощущая себя в безопасности, чересчур полагается на бездушный металл. Реакции такого человека замедленны – это азбука искусства «крадущихся».

Правильно угадать момент – главное. Первый рывок вперед и влево, пуля пройдет правее. Потом броситься под ноги – вторая пуля пройдет над головой. И тогда подсечку.

Рискованно. Восемь шагов – многовато. А если объект догадается чуть отступить назад, то вообще пиши пропало.

Но выбора не было.

И тут белоглазый впервые совершил оплошность – на секунду прикрыл глаза.

Этого было достаточно. Эраст Петрович не стал рисковать, бросаясь под пули, а вместо этого прямо с места пружинисто прыгнул в окно.

Локтями вышиб раму, вылетел в вихре стеклянных осколков, перевернулся в воздухе и благополучно приземлился на корточки. Даже не порезался.

В ушах звенело – видимо, белоглазый все же успел выстрелить. Но, разумеется, не попал.

Фандорин побежал вдоль стены. Рванул из брючного кармана свисток и подал условный сигнал для начала операции.

Никогда еще Ахимас не видел, чтобы человек двигался с такой быстротой. Только что стоял на месте, и вот лаковые штиблеты с белыми гамашами уже исчезли за окном. Он выстрелил, но на долю секунды позже, чем следовало.

Не задумываясь, перескочил через засыпанный стеклом подоконник. Упал на четвереньки.

Сыщик бежал и отчаянно дул в свисток. Ахимасу даже стало его немного жаль – бедняга рассчитывал на подмогу.

Легкий, как мальчишка, Фандорин уже сворачивал за угол. Ахимас выстрелил с бедра – от стены брызнула штукатурка. Нехорошо.

Но внешний двор побольше внутреннего. До ворот объекту не добежать.

Вон они, ворота – с деревянным навесом, с резными столбами. Исконно русские, допетровской конструкции, а зовутся почему-то «свейскими». Видно, в незапамятные времена научились москвитяне этой плотницкой премудрости у какого-нибудь шведского купца.

Посреди двора застыл с метлой в руках дворник, разинув щербатый рот. Тот, что изображал пьяного, так и сидел на скамейке, пялился на бегущего коллежского асессора. К стенке испуганно жалась давешняя бабенка в ковровом платке и балахоне. Эраст Петрович вдруг понял – это не агенты!

Просто дворник, просто забулдыга, просто побирушка.

Сзади звук бегущих шагов.

Фандорин сделал зигзаг в сторону – и вовремя: плечо обожгло горячим. Ерунда, по касательной.

За воротами виднелась золотая от солнца улица. Вроде бы близко, а не успеть.

Эраст Петрович остановился, развернулся. Какой смысл пулю в спину получать?

Остановился и белоглазый. Было три выстрела, значит, в «баярде» еще три пули. Более чем достаточно, чтобы прекратить земной путь господина Фандорина, двадцати шести лет от роду, родственников не имеющего. Расстояние – пятнадцать шагов. Слишком много, чтобы пытаться чтото предпринять. Где Караченцев? Где его люди? Думать об этом было некогда.

Под манжетом была стрела, вряд ли действенная на таком отдалении. Тем не менее Эраст Петрович поднял руку, готовясь резко согнуть ее в локте.

Белоглазый тоже неспешно нацелил ему в грудь.

У коллежского асессора возникла мимолетная ассоциация: сцена дуэли из оперы «Евгений Онегин».

Сейчас белоглазый запоет: «Паду ли я, стрелой пронзенный».

Две пули в грудь. Потом подойти и третью в голову.

На выстрелы никто не прибежит. В этих местах городового днем с огнем не сыщешь. Можно не торопиться.

Тут, угловым зрением, Ахимас уловил какое-то быстрое движение. Стремительная приземистая тень метнулась от стены.

Резко развернувшись, он увидел перекошенное в свирепой гримасе узкоглазое лицо под нелепым ковровым платком, увидел разинутый в клекочущем крике рот. Японец!

Палец нажал гашетку.

Бабенка, что робко жалась к стене, вдруг издала боевой клич иокогамских якудза и кинулась на белоглазого по всем правилам дзюдзюцу.

Тот проворно обернулся и выстрелил, но бабенка нырнула под пулю и исключительно грамотным ударом мавасигири из четвертой позиции сбила стрелявшего с ног. Нелепый ковровый платок съехал на плечи, показалась черноволосая голова, обмотанная белым полотенцем.

Маса! Но откуда? Выследил, проходимец! То-то так легко согласился отпустить хозяина одного!

И не платок это вовсе, половичок из «Дюссо». А балахон – чехол от кресла!

Но проявлять запоздалую наблюдательность было некогда. Эраст Петрович ринулся вперед, выставив руку со стрелой, но стрелять поостерегся – не угодить бы в Масу.

Японец ударил белоглазого ребром ладони по запястью – «баярд» отлетел в сторону, ударился о камень и грохнул прямо в синее небо.

В следующую секунду железный кулак со всей силы ударил японца в висок, и Маса обмяк, ткнулся носом в землю.

Белоглазый мельком глянул на надвигающегося Фандорина, на валяющийся поодаль револьвер, гуттаперчево вскочил на ноги и кинулся обратно, к внутреннему двору.

До «баярда» было не достать. Противник ловок, владеет навыками рукопашного боя. Пока будешь с ним возиться, очнется японец, а с двумя такими мастерами в одиночку не справиться.

Назад, в комнату. Там на полу, возле кровати, заряженный «кольт».

Чуть замедлив бег, Фандорин подхватил с земли револьвер. На это ушло каких-нибудь полсекунды, но белоглазый успел свернуть за угол. Снова, как давеча, возникла неуместная мысль: будто дети в салочки – то дружно бежим в одну сторону, то так же дружно обратно.

Было пять выстрелов, в барабане всего один патрон. Промахнуться нельзя.

Эраст Петрович обогнул угол и увидел, что белоглазый уже схватился рукой за дверь седьмого номера. Не целясь, коллежский асессор пустил стрелу.

Бесполезно – объект скрылся в проеме.

За дверью Ахимас вдруг споткнулся, подломилась нога и больше не желала слушаться.

Он недоуменно глянул – сбоку из щиколотки торчал металлический штырь. Что за наваждение!

Превозмогая острую боль, кое-как преодолел ступеньки, на четвереньках пополз по полу – туда, где чернел «кольт». В то мгновение, когда пальцы сомкнулись на рифленой рукоятке, сзади ударил гром.

Есть!

Темная фигура вытянулась во весь рост. Из разжавшихся пальцев выскользнул черный револьвер.

Эраст Петрович в два прыжка пересек комнату и подхватил с пола оружие. Взвел курок, на всякий случай попятился.

Белоглазый лежал ничком. Посреди спины набухало мокрое пятно.

Сзади раздался топот, но коллежский асессор не обернулся – узнал короткие шажки Масы.

Сказал по-японски:

– Переверни его. Только осторожней, он очень опасен.

За сорок лет жизни Ахимас не разу не был ранен, очень этим гордился, но втайне страшился, что рано или поздно везение кончится. Смерти не боялся, а ранения – боли, беспомощности – да, страшился. Вдруг мука окажется невыносимой? Вдруг он утратит контроль над телом и духом, как это много раз на его глазах происходило с другими?

Больно не было. Совсем. А вот тело слушаться перестало.

Перебит позвоночник, подумал он. Граф Санта-Кроче на свой остров не попадет. Мысль была будничная, без сожаления.

Потом что-то произошло. Только что перед глазами были пыльные доски пола. Теперь вдруг оказался серый, затянутый по углам паутиной потолок.

Ахимас переместил взгляд. Над ним стоял Фандорин с револьвером в руке.

Какой нелепый у человека вид, если смотреть снизу. Именно такими нас видят собаки, червяки, букашки.

– Вы меня слышите? – спросил сыщик.

– Да, – ответил Ахимас и сам удивился, какой ровный и звучный у него голос.

Кровь лилась не переставая – это он чувствовал. Если ее не остановить, скоро всё кончится. Это хорошо. Надо сделать так, чтобы кровь не останавливали. Для этого нужно было говорить.

Лежащий смотрел пристально, будто пытался разглядеть в лице Эраста Петровича что-то очень важное. Потом заговорил. Скупыми, ясными предложениями.

– Предлагаю сделку. Я спасаю вам жизнь. Вы выполняете мою просьбу.

– Какую просьбу? – удивился Фандорин, уверенный, что у белоглазого бред. – И как вы можете спасти мне жизнь?

– О просьбе после. Вы обречены. Спасти могу только я. Вас убьют ваши же начальники. Они вас вычеркнули. Из жизни. Я не смог вас убить. Другие сделают это.

– Чушь! – воскликнул Эраст Петрович, но под ложечкой противно засосало. Куда подавалась полиция? Где Караченцев?

– Давайте так. – Раненый облизнул серые губы. – Я говорю, что вам делать. Если вы мне верите, то выполняете просьбу. Если нет – нет. Слово?

Фандорин кивнул, заворожено глядя на человека, явившегося из прошлого.

– Просьба такая. Под кроватью портфель. Тот самый. Его никто искать не будет. Он всем только мешает. Портфель ваш. Там же конверт. В нем пятьдесят тысяч. Конверт отошлите Ванде. Сделаете?

– Нет! – возмутился коллежский асессор. – Все деньги будут переданы властям. Я не вор! Я чиновник и дворянин.

Ахимас прислушался к тому, что происходило с его телом. Кажется, времени остается меньше, чем он думал. Говорить становилось все труднее. Успеть бы.

– Вы никто и ничто. Вы труп. – Силуэт сыщика начинал расплываться, и Ахимас заговорил быстрее. – Соболев приговорен тайным судом. Императорским. Теперь вы знаете всю правду. За это вас убьют. Государственная необходимость. В портфеле несколько паспортов. Билеты на парижский поезд. Отходит в восемь. Успеете. Иначе смерть.

В глазах потемнело. Ахимас сделал усилие и отогнал пелену.

Соображай быстрей, поторопил он. Ты умный, а у меня уже нет времени.

Белоглазый говорил правду.

Когда Эрасту Петровичу это стало окончательно ясно, он покачнулся.

Если так, он – конченый человек. Лишился всего – службы, чести, жизненного смысла. Негодяй Караченцев предал его, послал на верную смерть. Нет, не Караченцев – государство, держава, отчизна.

Если остался жив, то лишь благодаря чуду. Точнее Масе.

Фандорин оглянулся на слугу. Тот таращил глаза, приложив руку к ушибленному виску.

Бедняжка. Никакая голова, даже самая чугунная, такого обращения не выдержит. Ах, Маса, Маса, что же нам с тобой делать? Связал ты свою жизнь не с тем, с кем нужно.

– Просьбу. Обещайте, – едва слышно прошептал умирающий.

– Выполню, – нехотя буркнул Эраст Петрович. Белоглазый улыбнулся и закрыл глаза.

Ахимас улыбнулся и закрыл глаза.

Все хорошо. Хорошая жизнь, хороший конец.

Умирай, приказал он себе.

И умер.

Глава последняя, в которой все устраивается наилучшим образом Вокзальный колокол ударил во второй раз, и локомотив «эриксон» нетерпеливо засопел дымом, готовый сорваться с места и побежать по сияющим рельсам вдогонку за солнцем. Трансевропейский экспресс «Москва-Варшава-Берлин-Париж» готовился к отправлению.

В спальном купе первого класса (бронза-бархат-красное дерево) сидел мрачный молодой человек в испачканном, порванном на локтях кремовом пиджаке, невидящим взглядом смотрел в окно, жевал сигару и тоже попыхивал дымом, но, в отличие от паровоза, безо всякого энтузиазма.

Двадцать шесть лет, а жизнь кончена, думал отъезжающий. Всего четыре дня назад вернулся, полный надежд и сил. И вот вынужден покидать родной город – безвозвратно, навсегда.

Опороченный, преследуемый, бросивший службу, изменивший долгу и отечеству. Нет, не изменивший, это отечество предало своего верного слугу! Хороши государственные интересы, если честного работника сначала превращают в бессмысленный винтик, а потом и вовсе собираются уничтожить. Читайте Конфуция, господа блюстители престола. Там сказано: благородный муж не может быть ничьим орудием.

Что теперь? Ославят, выставят вором, объявят розыск на всю Европу.

Впрочем, вором не выставят – про портфель предпочтут не поминать.

И в розыск тоже не объявят, им огласка ни к чему.

Будут охотиться, рано или поздно найдут и убьют. Трудно ли найти путешественника, которого сопровождает слуга-японец? А куда Масу денешь? Один он в Европе пропадет.

Где он, кстати?

Эраст Петрович вынул брегет. До отправления оставалось две минуты.

На вокзал приехали вовремя, коллежский асессор (собственно, уже бывший) даже успел отправить в «Англию» некий пакет на имя госпожи Толле, но без четверти восемь, когда уже сидели в купе, Маса взбунтовался: заявил, что голоден, что есть в вагоне-ресторане куриные яйца, мерзкое коровье масло и сырое, пропахшее дымом свиное мясо решительно отказывается, и отправился на поиски горячих бубликов.

Колокол ударил в третий раз, паровоз бодро, полнокровно загудел.

Не заплутал бы, пузырь косолапый. Фандорин обеспокоено высунулся в окно.

Вон он, катится по платформе с бумажным кульком изрядного размера. Голова замотана белым с двух сторон: шишка на затылке еще не прошла, а теперь и на виске кровоподтек.

Но кто это с ним?

Эраст Петрович прикрыл ладонью глаза от солнца.

Высокий, худой, с пышными седыми бакенбардами, в ливрее.

Фрол Григорьевич Ведищев, личный камердинер князя Долгорукого! Он-то что здесь делает? Ах, как некстати!

Ведищев заметил, замахал рукой:

– Господин Фандорин, ваше высокоблагородие! Я за вами!

Эраст Петрович отпрянул от окна, но тут же устыдился. Глупо. И бессмысленно. Да и разобраться надо, что за чудеса такие.

Вышел на перрон, держа портфель подмышкой.

– Уф, еле поспел… Ведищев отдувался, вытирая пестрым платком распаренную лысину.

– Едемте, сударь, их сиятельство ждут.

– Но как вы м-меня нашли?

Молодой человек оглянулся на вагон, медленно тронувшийся с места.

Что ж, пусть себе. Какой смысл бежать по железной дороге, если маршрут известен властям? Дадут телеграмму и арестуют на первой же станции.

Придется выбираться из Москвы как-то иначе.

– Не могу я к его сиятельству, Фрол Григорьевич. Мои обстоятельства таковы, что я вынужден покинуть службу… Я… Я должен срочно уехать. А князю я все объясню в п-письме.

Да-да! Написать обо всем Долгорукому. Пусть хоть кто-то узнает подоплеку этой страшной и неприглядной истории.

– Чего зря бумагу переводить? – добродушно пожал плечами Ведищев. – Обстоятельства ваши его сиятельству преотлично известны. Поедемте, самолично все и обскажете. И про убивца этого, чтоб ему в геенне сгореть, и про то, как вас полицмейстер-иуда обманул.

Эраст Петрович задохнулся:

– Но… но каким образом?! Откуда вам все известно?

– Имеем свои возможности, – туманно ответил камердинер. – Про сегодняшнее ваше дело узнали заблаговременно. Я и человечка своего послал – посмотреть, чего будет. Не заприметили там? Такой в картузе, пьяным прикидывался. Он вообще-то трезвейшего поведения, в рот не берет, даже на пасху не разговляется. За то и держу: Он и сообщил, что вы велели извозчику на Брянский ехать. Ох, насилу я за вами поспел. А отыскал просто промыслом Божьим. Хорошо, вашего косоглазого в буфете усмотрел, а то бегай тут по всем вагонам. Мне, поди, не двадцать лет, как вам, сударь.

– Но известно ли его сиятельству… что здесь дело особенной тонкости?

– Нет тут никакой тонкости, и дело самое простое, полицейское, – отрезал Ведищев. – Вы договорились с полицмейстером подозрительного человека заарестовать, мошенника, который себя за рязанского купца выдавал. Говорят, почтеннейший человек – настоящий Клонов-то, семи пудов весу. Караченцев, дурья башка, время перепутал и пришлось вам самому жизнью своей рисковать.

Жалко, не вышло злодея живьем взять. Теперь не узнаем, какой у него умысел был. Ну, хорошо хоть вы, батюшка, живой да здоровый. Его сиятельство уж все как есть в Питер отписал, самому государю. А дальше ясно: полицмейстера за дурость в шею погонят, назначат нового, ну а вашему высокоблагородию награждение выйдет. И очень просто.

– Очень п-просто? – переспросил Эраст Петрович, пытливо глядя в выцветшие глазки старика.

– Куда проще. Или еще чего было?

– …Нет, больше ничего не было, – немного подумав, ответил Фандорин.

– Ну вот видите. Ишь, какой портфельчик-то у вас. Хорошая вещь. Поди, иностранной работы?

– Портфель не мой, – встрепенулся коллежский асессор (никакой не бывший, а самый что ни есть действительный). – Собираюсь в городскую Думу переслать. Крупное пожертвование от анонимного дарителя, на завершение устройства Храма.

– И сильно крупное? – внимательно взглянул на молодого человека камердинер.

– Почти миллион рублей.

Ведищев одобрительно кивнул.

– То-то Владимиру Андреичу радость. Покончим наконец с Храмом, будь он неладен. Хватит из городской казны деньги тянуть. – Он истово закрестился. – Ох, не перевелись на Руси благодетели, дай им Бог здоровьичка, а когда помрут – мирного успокоения.

Недокрестившись, Фрол Григорьевич вдруг спохватился, замахал руками:

– Едем, Эраст Петрович, едем, батюшка. Его сиятельство сказали, что без вас завтракать не сядут. А у них режим – в полдевятого надо кашку кушать. На площади губернаторская карета ждет, вмиг домчим. Об азиате вашем не беспокойтесь, я его к себе заберу, сами-то мы тоже еще не завтракамши.

У меня вчерашних штец с потрошками целый чугунок – больно хороши. А бублики эти выкинем – нечего тестом-то напираться, одно пучение живота.

Фандорин сочувственно посмотрел на Масу, который, раздувая ноздри, блаженно принюхивался к аромату из кулька. Беднягу ждало тяжкое испытание.

Примечания 7 июля, пятница (фр.) Дама с камелиями (фр.) Идем, Маса. Кончено (яп.) Недостаточно сильное высказывание (англ.) «Альпийская роза» (нем.)

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



Похожие работы:

«ФИЛОСОФИЯ НАУКИ №1 (56) 2013 Общие вопросы истории и философии науки МЕТАФИЗИКА: ЭВРИСТИЧЕСКИЕ ПРОГРАММЫ И ПРИНЦИПЫ НАУКИ* В.А. Яковлев Кратко рассматривается предыстория проблемы метафизики бытия природы и человека. Анализируется ее современное состояние в общефилософском, рел...»

«Раздел 2 Реклама онлайн Социальные сети По статистике, трафик из соцсетей давно превышает трафик поисковых систем: люди ищут и находят там все, что им нужно. Именно поэтому ваш бизнес должен присутствовать в соцсетях, где ежедневно обитают миллио...»

«Фландрия и Валлония: хорошо ли порознь? Орлова С.Ю. Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Саратов, Россия Flanders and Wallonia: will the separation work out well? Orlova S.Y. Saratov State University Saratov, Russia В статье рассматривается пр...»

«Уважаемые участники конкурса "Юные знатоки Урала"! Конкурс этого года посвящён нескольким 100-летним юбилеям, каждый из которых важен для истории всей нашей страны – России и региона, в котором мы живем, Урала. Вам м...»

«Святослав Сахарнов Шляпа императора. Сатирическая история человечества в 100 новеллах Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=138591 Шляпа императора. Сатирическая история человечества в 100 новеллах / С. В. Сахарнов.: РИПОЛ классик; Москва; 2013 ISBN 978-5-386-05231-7 Аннотация История чело...»

«НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия История. Политология' 2016 № 8(229). Выпуск 38 107 У Д К 9 4 (4 7 7)(= 112.2 ) " 18 1/19 2 " ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НЕМЦЕВ КРЫМА В XIX НАЧАЛЕ XX вв. ENTREPRENEURIAL ACTIVITY OF THE CRIMEAN GERMANS...»

«Елена Степанян Вильгельм Молчаливый "Теревинф" УДК 821.161.1-821 ББК 84(2Рос=Рус)6-5я44+84(2Рос=Рус)6-6я44 Степанян Е. Г. Вильгельм Молчаливый / Е. Г. Степанян — "Теревинф", ISBN 978-5-457-53982-2 "Вильгельм Мо...»

«УДК 316.334:37 ББК С561.9-41 НА ПЕРЕКРЕСТКЕ МНЕНИЙ: РУКОВОДИТЕЛИ НКО И МУНИЦИПАЛИТЕТОВ О РАЗВИТИИ НЕКОММЕРЧЕСКОГО СЕКТОРА РЕГИОНА (ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ) Карпов, А.П. Кандидат социологиче...»

«Денис Владимирович Журавлев Страна восходящего солнца Серия "Загадки истории" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4416775 Страна восходящего солнца: ФОЛИО; Харьков; 2008 ISBN 978-966-03-3881-4 Аннотация Япония. Пожалуй, нет другой такой страны, которая...»

«Министерство образования и молодежной политики Чувашской Республики Государственное автономное профессиональное образовательное учреждение Чувашской Республики "Цивильский аграрно-технологический технику...»

«Белова Ирина Борисовна ВЫНУЖДЕННЫЕ МИГРАНТЫ: БЕЖЕНЦЫ И ВОЕННОПЛЕННЫЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ. 1914 – 1925 гг. (По материалам центральных губерний Европейской России) специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Научный консультант: доктор истори...»

«С ери я История. П олитология. Эконом ика. И нф орм атика. НАУЧНЫ Е ВЕДО М О СТИ 2 0 1 5 № 1 (1 9 8 ). Выпуск 33 УДК 930.1(09) ДИСКУССИЯ М.П. ПОГОДИНА И Н.И. НАДЕЖДИНА ПО ВАРЯГО-РУССКОМУ ВОПРОСУ О...»

«Мария Дорожкина (Москва) Редакционная деятельность О. И. Сенковского: история творческих взаимоотношений с Е. А. Ган Вопрос о том, что О. И. Сенковский, главный редактор "Библиотеки для чтения", вольн...»

«Сокол Владимир Борисович КОМПАРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ ФЕНОМЕНОЛОГИИ Э. ГУССЕРЛЯ И ТЕИСТИЧЕСКОЙ ВЕДАНТЫ ДЖИВЫ ГОСВАМИ Статья представляет собой компаративное исследование базовых принципов двух исторически и куль...»

«Екатерина Геннадьевна Горбачева Популярная история музыки Серия "Популярная история" предоставлено правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=166096 Е. Г. Горбачева / Популярная история музыки: Вече; Москва; ISBN 5-94538-111-X...»

«Собрание сочинений в десяти томах //Государственное издательство художественной литературы, 1954 FB2: “fb2design”, 27 January 2012, version 2.0 UUID: A8D565FE-270B-4F62-8F68-6CE540BEF2C2 PDF: org.trivee.fb2pdf.FB2toPDF 1.0, 10.02.2012 Владимир Галактионович Короленко Том 7. История моего современника....»

«Дворцовые перевороты. 1725-1762 гг. "Эпоха дворцовых переворотов" (Ключевский) Историей этой эпохи как и эпохой Петра занимались десятки историков. Время интересное Россия европеизировалась, тянулась к Западу, хотела быть на него похожей но все процессы шли в Вос...»

«Сведения об авторах Авраменко, Иван Александрович (ivan.a.avramenko@gmail.com). Выпускник романогерманского отделения филологического факультета Пермского государственного университета (2003). Кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры мировой литературы и культуры Пермского государс...»

«заочная форма обучения СПИСОК учебной литературы для студентов 1 курса (заочная форма обучения) 38.03.01 Экономика, 38.03.02 Менеджмент, 38.03.04 ГиМУ на 2015/2016 учебный год по дисциплинам: 1. ИСТОРИЯ. ИСТОРИЯ РУССКОГО СЕВЕРА И АРКТИКИ Литература отсутствует 2. СОЦИОЛОГИЯ Борцов, Ю.С. Социология: учебное пособие / Ю.С. Борцов.М.: ИНФРА-М, 201...»

«С.С. Алексашин К вопРоСУ о хРИСТИАнСТвЕ РоРИКА ФРИСЛянДСКого Отечественная историография с некоторыми оговорками отождествляет Рорика Фрисляндского и Рюрика Новгородского. В таком случае вопрос о христианстве Рюрика Новг...»

«DP/2008/47 Организация Объединенных Наций Исполнительный совет Distr.: General Программы развития 18 August 2008 Организации Объединенных Наций и Фонда Организации Russian Объединенных Наций в области Original: English народ...»

«Иван Сергеевич Шмелев История любовная Scan, OCR&Spelcheck Stanichnik http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=161772 История любовная. Том 6 (дополнительный): Русская книга; Москва; 1999 ISBN 5-268...»

«Л. И. Баклыков Л. И. Баклыков ИСТОРИЯ КУРОРТА АНАПА Краснодар "Советская Кубань" УДК 615.834 ББК 53.54 Б 19 Баклыков J1. И. Б 19 История курорта Анапа. Краснодар: "Советская Кубань". 1999. 192 с.: Фотогр. ББК 53.54 УДК 615.834 ISBN 5-7221-0266-0 © JI. И. Баклыков, 1999. ЧАСТЬ...»

«ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ В РОССИИ И МИРЕ Сборник статей по итогам Международной научно практической конференции 17 июня 2017 г. Часть 2 СТЕРЛИТАМАК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ АГЕНТС...»

«АКАДЕМИЯ НАУК БЕЛОРУССКОЙ ССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ОЧЕРКИ ПО АРХЕОЛОГИИ БЕЛОРУССИИ ЧАСТЬ II ИЗДАТЕЛЬСТВО "НАУКА И ТЕХНИКА" МИНСК 1972 Под редакцией кандидатов исторических наук Г. В. ШТЫХОВА, Л. Д. ПОБОЛЯ 0 9...»

«ВЛИЯНИЕ КАВКАЗА НА ТВОРЧЕСТВО М.Ю.ЛЕРМОНТОВА Тутуржанс Н.Б. Российский государственный социальный университет Филиал в г. Ставрополь (колледж) Ставрополь, Россия INFLUENCE OF THE CAUCASUS ON MIKHAIL LERMONTOV WORKS Tuturzhans N.B. Russian State Social University Branch in Stavropol (College) Stavropol, Russia Михаилу...»

«Программа дисциплины "ЕНКМ"; 050100 история, правовое образование; доцент, канд.ф.н. Громов Е.В. МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное учреждение в...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.