WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«б. а. играев Печать тульской области в годы великой отечественной войны РСТВЕННЫ ДА Й СУ У О НИ Г Й ВЕ ЬСКИ РСИ Министерство образования и науки Российской Федерации ...»

-- [ Страница 5 ] --

Осенью 1941, после закрытия молодежной газеты, некоторое время трудился в «Коммунаре». Призван на фронт в январе 1942 года. Был бойцом, командиром, награжден медалью «За оборону Сталинграда». Затем Константина Егорова назначили корреспондентом-организатором фронтовой газеты «Красная Армия».

Вот что писал в его характеристике ответственный редактор газеты полковник Потапов: «Старший лейтенант тов. Егоров с первого дня прихода в газету проявил себя способным, грамотным военным журналистом. Почти беспрерывно находясь в действующих частях, он шлет свои корреспонденции и статьи бойцов и офицеров непосредственно с поля боя. Тов. Егоров вдумчиво подходит к передаче боевого опыта, к показу героев боев. Его яркие, убедительные и злободневные корреспонденции занимают в газете видное место и оказывают на бойцов большое влияние, поднимая наступательный порыв, учат на опыте лучших, передовых. Тов.

Егоров сейчас, как корреспондент, находится непосредственно в наступающих полках, оперативно передает материалы, которые зовут бойцов к новым ратным подвигам».

Старший лейтенант Егоров в газете делал всё. Писал прозу и стихи, заметки и лозунги. Его корреспонденции из самого пекла боя, из солдатского окопа, из блиндажа командного пункта были не только оперативны, но и живо написаны, ярко рисовали картину сражения, точно оценивали сложившуюся обстановку. Среди бойцов особенной популярностью пользовались его «наступательные» статьи под краткими, но выразительными заголовками: «Преследование», «Бой на окружение», «Разгромили».

От линии окопов до траншей противника бывало от 50 до 200 метров — не более. Но и в этих условиях он находил возможность писать и, используя всяческие оказии, пересылал свои материалы в редакцию.

И еще одна цитата из наградного листа: «…в период зимнего и весеннего наступления тов. Егоров всё время находился в действующих частях.

Вместе с бойцами 3-й Ударной армии он вошел в Берлин и оперативно показал героев боев — бойцов, которые первыми вошли в немецкую столицу и водрузили знамя победы над Берлином. В боевой обстановке, когда в Берлине еще шли ожесточенные бои, Егоров показал себя мужественным советским офицером, не раз пробираясь в подразделения к бойцам под вражеским обстрелом».

Орден Отечественной войны II степени вручили капитану Егорову в Берлине 11 июля 1945 года.

После войны Константин Яковлевич Егоров работал ответственным секретарем львовской областной партийной газеты. Выпустил несколько сборников стихов.

Елизаров Иван Александрович родился в 1903 году в селе Маслово Тульского уезда, учился в строительном техникуме. С 1 ноября 1932 года в «Коммунаре» — «секретарь комиссии по печати» (так указано в личном деле. — Авт.), в 1932–1933 годах — зам. зав. отделом ударных бригад и рабселькоров, инструктор по низовой печати. С февраля 1935 года — исполняющий обязанности зав. партотделом, с 1936 года — заведующий сельхозотделом редакции.

В книге Н. А. Милонова «Писатели Тульского края» об Иване Елизарове сказано: «Значительную роль в тульском литературном движении 30-х гг. играл И. А. Елизаров, с 1933 по 1939 г. работавший литературным сотрудником газеты „Коммунар“. Автор многих ярких очерков и корреспонденций, он руководил литературной группой при редакции, проводил значительную работу по созданию и укреплению литературных групп и кружков в Туле и области. И. Елизаров участвовал в финской, а затем в Великой Отечественной войнах, активно работал во фронтовой печати. Он погиб 17 августа 1942 года под Ленинградом в должности батальонного комиссара».





В книге «Товарищ „Коммунар“» опубликовано письмо И. А. Елизарова бывшему члену литературной группы при «Коммунаре» Н. Б. Кирьянову и коллективное письмо журналистов фронтовой газеты «Красный гвардеец» жене Ивана Александровича — А. П. Елизаровой. Приведем их тексты.

«3 мая 1942 г.

Дорогой Николай Борисович! За твое письмо — большое спасибо.

С каким живым интересом и удовольствием я читал его. А писулька от Киры (дочь Н. Б. Кирьянова. — Авт.) привела меня в восторг! Поцелуй ее от меня и скажи, что я ей обязательно привезу красивую книжку с картинками и стихами из Берлина!

Живу по-прежнему ничего, бьем немцев и выпускаем газету. Работы, конечно, хватает. Щипачев уехал в Москву и работает в журнале «Красноармеец“. Стихи твои прочитал внимательно. Кажется, форма их — на высоте содержания. Радуюсь твоим успехам. Я тоже начал пописывать...

Но всё же главное внимание уделяю дневникам. Веду подшивку своей новой газетки. Старую — „За Родину“ — имею комплект. За восемь месяцев. Да новую — „Кр[асный] гвардеец“ выпускаем.

...Коля, обнимаю тебя и жду нового письмеца. Твой друг — И. А. Елизаров».

«Уважаемая Александра Павловна!

Пишет Вам коллектив редакции газеты „Красный гвардеец“, где работал Ваш муж Иван Александрович Елизаров. Вы получили уже печальное сообщение о том, что Ваш муж погиб в боях за Родину с немецко-фашистскими захватчиками.

Глубоко сочувствуем Вашему горю. Вместе с Вами мы переживаем эту тяжелую утрату. Вы потеряли мужа, товарища на жизненном пути, мы потеряли славного, отзывчивого друга, хорошего командира Красной Армии, талантливого журналиста.

Война требует жертв — мы теряем наших сыновей, отцов, мужей, но мы знаем, что они отдали свою жизнь для блага Родины, ради того, чтобы честь наших женщин и девушек не была поругана, чтобы детей наших ждала счастливая юность, а не рабство, не смерть.

Он похоронен на краю деревни Кузьмино Залугского р-на Ленинградской области. На его могилу возложены цветы, и надпись говорит о том, что здесь похоронен отдавший свою жизнь за Советскую Родину гвардии батальонный комиссар Иван Александрович Елизаров.

Примите наше искреннее сочувствие. По поручению коллектива редакции ответственный редактор гвардии ст. бат. комиссар Л. Смирнов.

18.IX.42».

Жихарев Василий Иванович родился в 1911 году в селе Пономарево Ярославской области, где доучился до 5 класса. В 1935 году окончил коммунистический вуз, стал членом партии, работал в местной газете.

На фронте с 1941 года, воевал на Западном фронте. В 1942 был направлен в 11-й корпус ПВО редактором газеты «Сталинский воин». Войска ПВО – раздолье для журналиста: каждый день — новые темы. Сегодня пишешь о бойцах зенитно-артиллерийского или зенитного пулеметного полков, завтра — о подразделении аэростатов заграждения или прожекторном полке, а на подходе материал об отряде ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения, связи. — Авт.) или радиотехнической станции обнаружения. Фашистские самолеты без дела не оставляли, налеты авиации следовали постоянно, и бойцы корпуса ПВО находились или в бою, или в постоянной готовности. И каждый день в газете появлялись сообщения непосредственно из гущи боя. Сами заголовки этих сообщений говорили о накале борьбы: «Юнкерсы горят», «Железная стойкость», «Немецкий самолет врезался в землю», «Счастье битвы», «Родина благодарит», «Подвиг артиллеристов», «Коммунисты ведут». Всего по 30–40 строк занимала в дивизионке каждая такая информация, но с каким мужеством и риском добывались эти строки! Газету старались делать интересней, боевитей, чтобы точным прицелом меткого слова помогать бить немцев.

17 ноября 1944 года редактора газеты «Сталинский воин» наградили орденом Красной Звезды. В представлении отмечалось: «Редактируемая им газета пользуется большим авторитетом среди личного состава корпуса».

9 мая война для майора Жихарева не закончилась. Сформированная в марте 1945 года Приморская армия ПВО выдвинулась на Дальний Восток заканчивать с последним оплотом милитаризма. К ордену Красной Звезды у редактора газеты добавилась медаль «За победу над Японией».

В «Коммунар» Василий Иванович Жихарев прибыл в марте 1947 года.

Работал журналистом при секретариате, затем ответственным секретарем. Окончил Высшую партийную школу, в 1952 году перешел на другую работу.

Клитин Вадим Евгеньевич родился в Вязьме Смоленской области в 1912 году. В «Коммунар» пришел из газеты «Московская кочегарка»

в октябре 1937 года разъездным корреспондентом отдела промышленности, с 1940 года работал литсотрудником экономического отдела, затем — промышленно-транспортного отдела редакции. Жил с женой и двумя детьми в № 125 гостиницы «Центральная». (Некоторые приглашенные на работу в газету сотрудники «Коммунара», не имея постоянного жилья и прописки, проживали тогда в гостинице. — Авт.). За несколько дней до начала войны был вызван военкоматом на летние сборы.

Мы не знаем фронтовых дорог Вадима Клитина. Но последнее его место службы установить удалось: редактор газеты партизанской бригады «Алексея» Белорусского фронта партизанского движения. Бригада «Алексея» называлась по имени ее командира, Алексея Федоровича Данукалова.

С началом войны дивизия, в которой он служил политруком 33-го полка 17-й танковой дивизии, была переброшена на Западный фронт, участвовала в обороне Орши и Смоленска. В августе 1941, прикрывая отход частей Красной Армии за Днепр, политрук батальона Данукалов попал в окружение. Из групп таких же солдат в Слободском районе Смоленской области и был организован партизанский отряд, который возглавил Алексей Федорович.

Скорее всего, и Вадим Клитин попал в партизаны из окружения.

В 1942 году на базе самостоятельных отрядов «Родина», «Гроза врагам», «Крепость» и была создана партизанская бригада «Алексея». Подвиги партизан впечатляют. Всего под руководством Данукалова бригадой было разгромлено 22 немецких гарнизона, пущено под откос 46 эшелонов, уничтожено 314 автомашин с живой силой и военными грузами, 5 бронемашин, 9 танков, 2 самолета, 2 железнодорожных и 69 шоссейных мостов, 95 км телефонно-телеграфной линии связи, взорвано 44 дзота, 2 электростанции, 8 складов с продовольствием и боеприпасами.

В декабре 1942 года ЦК партии Белоруссии принял решение о выпуске газет в каждой области, в том числе и в партизанских соединениях.

В бригаде «Алексея» начинали с небольшого: с редакционной пишущей машинки и радиоприемника. Уже в ноябре 1941 года приняли по радио сводку Советского информбюро о положении на фронтах, размножили ее на пишущей машинке и распространили листовку по отрядам и селам. Такие «бюллетени» старались выпускать еженедельно. Размножали их на самодельных печатных станках, на пишущих машинках и даже переписывали от руки.

А потом, когда наладили связь с «большой землей», начали выпускать и свою газету. В каждом номере небольшой по размеру газеты печатались десятки информаций и зарисовок о боевых делах народных мстителей. «Разгромили вражеский батальон», «Подвиг патриоток», «Удачная засада», «Бьем в рукопашной», «Подарок матери-Родине», «Не даем врагу покоя» — сами заголовки говорят о содержании партизанской газеты. Автором многих материалов и участником событий, о которых рассказывала газета, был тульский журналист Вадим Клитин.

В своих материалах он рассказывал о зверствах, чинимых фашистскими грабителями над мирным населением, писал обличительные статьи против предателей советского народа, разъяснял крестьянам суть фашистского «нового земельного закона» и других мероприятий оккупационных властей, призывал к беспощадной мести и к полному истреблению захватчиков.

Вскоре с «большой земли» пришел приказ о присвоении редактору газеты воинского звания интенданта 3-го ранга. В петлицах у политрука Вадима Клитина появилась «шпала».

Первыми помощниками редакции партизанской газеты — корреспондентами и распространителями — были разведчики и подрывники, они доставляли правдивое слово Родины во все близлежащие оккупированные врагом города и села. «По ниточке» газета передавались надежными людьми из одной деревни в другую, пока не попадала во все населенные пункты партизанского края Белоруссии.

Располагая широкой корреспондентской сетью, газета сообщала о боевых действиях и подвигах народных мстителей, широко освещала самоотверженную борьбу советских людей против гитлеровских захватчиков. Кроме сообщений из партизанских отрядов, газета постоянно давала сводки с фронтов Великой Отечественной, рассказывала о героических делах трудящихся в советском тылу.

Запасы бумаги были ограничены, поэтому часто газету приходилось печатать на развернутом листе ученической тетради. Небольшим был и тираж: 200–500 экземпляров. Иногда не хватало ученических тетрадей, но газета выходила бесперебойно.

Печатное слово партизанской газеты поднимало людей на борьбу с захватчиками, ряды партизан пополнялись новыми и новыми людьми, с каждым месяцем росло и ширилось партизанское движение. К апрелю 1944 года бригада Данукалова насчитывала более 1800 человек личного состава.

Мы знаем, что немецкое командование периодически предпринимало карательные операции, бросая против партизан армейские подразделения, поддерживаемые танками, артиллерией и авиацией.

27 апреля 1944 года подполковник Алексей Данукалов находился со штабом бригады в деревне Великие Дольцы. Начался очередной воздушный налет. Немецкие бомбардировщики засыпали бомбами всю деревню, изрешетили дома, в том числе и помещение штаба бригады. Осколком одной из бомб был убит Алексей Данукалов. В феврале ему исполнилось всего 28 лет. Посмертно комбригу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Через неделю фашисты вновь навязали бригаде тяжелый бой. Бомбили ежедневно и еженощно, а затем вражеские автоматчики под прикрытием танков начали обстреливать, обтекать отряд бригады, создавая угрозу окружения.

2 мая в одном из боев с гитлеровцами пропал без вести редактор газеты партизанской бригады Вадим Клитин. А еще через месяц войска 1-го Белорусского фронта при активном участии партизан освободили от фашистов Минск. Клитин не увидел этой победы.

В стандартных извещениях обычно сообщали: «…погиб в бою за социалистическое Отечество, верный военной присяге, проявив геройство и мужество. Погиб такого-то числа в бою с германским фашизмом.

Похоронен там-то…». Отцу Вадима в Тулу отписали, что сын пропал без вести. Ни точного места, ни обстоятельств гибели. Вадиму Клитину было 32 года.

Кольчугин Михаил Прокофьевич родился в 1898 году в деревне Клевцово Лихвинского уезда (ныне Суворовский район) Тульской области. С 15 лет работал на заводах, шахте, железной дороге, служил в армии. Был активным участником тульского литературного движения 20–30-х годов, писал стихи и прозу. В «Коммунар» пришел с патронного завода в августе 1936 года. Работал заведующим литературным отделом, с 1940 года — литсотрудник сельхозотдела газеты. Жил в поселке им. Кирова с матерью и дочкой.

Фронтовая дорога рядового красноармейца Кольчугина началась 15 августа 1942 года, когда он прибыл в расположение типографии 13-й артиллерийской дивизии прорыва Резерва Верховного командования. Печатник, конечно, не журналист, но Михаил Кольчугин был рад, что удалось устроиться в газету, что занимается близким к литературе делом, что можно опубликовать в газете свои стихи, рассказы, заметки.

Война откатывалась на запад, к номеру дивизии добавлялись все новые наименования: Киевская, краснознаменная, ордена Суворова, ордена Кутузова — словно вехи ратного пути и героических побед.

Дивизионная газета «Знамя артиллериста» — это две редакционные машины. В одной трудились наборщики, в другой стояла печатная машина. Немудреное добро походной типографии: шрифт, бумага, краска.

Говорят, для газетчика редакция — второй дом. Для Михаила Кольчугина она стала домом первым. Здесь и работали, и жили, и творили. Часто всем коллективом редакции и типографии обсуждали напечатанное, делились темами будущих статей и заметок. В редакции любили стихи и с удовольствием публиковали их в газете. Именно на страницах «Знамени артиллериста» 17 августа 1943 года впервые появилось стихотворение Мусы Джалиля «Ясен взгляд мой, и прицел проверен… Получай, убийца, мой снаряд!». Эти стихи артиллеристы часто пели тогда в походах как гимн, как клятву. Несколько стихотворений опубликовал в газете и Михаил.

Ему полюбилась суматошная редакционная жизнь, необычные условия, в которых приходилось работать: и в землянках, и в каких-то полуподвальных помещениях, и в лесных сторожках, и просто в оврагах под натянутым на колья брезентом. И перво-наперво все заботились, чтобы хорошо пристроить и замаскировать грузовик, на котором находилась его печатная машина «американка», кассы со шрифтами и радиоприемник, по которому принимали сводки Совинформбюро.

«С момента организации дивизионной газеты „Знамя артиллериста“ Кольчугин показал себя самоотверженным и преданным работником. Он работал не покладая рук, днем и ночью, в любых условиях, обеспечивая своевременный выпуск газеты. При подготовке номера Кольчугин резал бумагу вручную из-за отсутствия необходимого технического оснащения. Все задания редакции печатник выполнял точно и аккуратно. В боевой обстановке проявлял смелость.

Кроме участия в издании газеты Кольчугин выполнял работу по выпуску листовок и всегда добросовестно справлялся с приказами командования». Это — цитата из наградного листа на рядового Н. П. Кольчугина.

25 марта 1944 года ему вручили медаль «За боевые заслуги».

И еще одна цитата: «В боевой обстановке вел себя отважно и смело. 25 января 1945 года принимал активное участие в отражении атаки группировки фашистов, пытавшихся с боем выйти из окружения в районе Жарнува», где располагался штаб 13-й дивизии. «За образцовое выполнение боевых заданий командования… и проявленное при этом доблесть и мужество» 17 мая 1945 года Н. П. Кольчугин был награжден орденом Красной Звезды.

До конца войны проработал Михаил Кольчугин печатником типографии газеты «Знамя артиллериста». В послевоенные годы — с 1946 по 1952 — заведующий промышленным отделом в «Коммунаре», затем трудился в Тульском книжном издательстве, опубликовал несколько книг стихов, повестей, рассказов, очерков и воспоминаний. Умер Михаил Прокофьевич Кольчугин в 1968 году.

Мордашов Иван Сергеевич родился в 1915 году в деревне Полянское Ленинского района Тульской области. Окончил музыкальный техникум.

Будучи студентом педагогического института, в мае 1938 года устроился на работу в «Коммунар» на должность литсотрудника отдела советского строительства. В РККА призван в октябре 1940 года Центральным райвоенкоматом Тулы.

Боевой журналистский путь красноармейца Мордашова начался в 1942 году в газете «Ворошиловец» 76-й Краснознаменной им. К. Е. Ворошилова дивизии. Должность ему определили достаточно необычную — «корректор-литератор» (так указано в приказе о награждении, возможно, это просто опечатка машинистки. — Авт.). Как бы там ни было, а работал Иван Мордашов настоящим фронтовым корреспондентом. Уже в ноябре 1942 года, представляя его к медали «За боевые заслуги», старшие товарищи отмечали, что за время работы в редакции дивизионной газеты Мордашов «проявил себя исключительно добросовестным и инициативным работником печати. Организовал актив военных корреспондентов, помогал оформлять и корректировать заметки и статьи о подвигах бойцов, сохраняя авторский стиль. Участвовал в выпуске боевых листков во время наступательных операций. Правдивые заметки Мордашова о стойкости бойцов и командиров в бою особенно тепло воспринимались личным составом дивизии, вдохновляя на новые подвиги».

Интересную деталь поведали политработники дивизии. Оказывается, Иван Мордашов совместно с соавтором Довыжовым написал ряд песен «для джаз-оркестра» о героях дивизии Леденёве, Досове, Мыколе Щвеце и других. Джаз-оркестр во время Сталинградской битвы? Согласитесь, что-то из области фантастики.

76-я Ворошиловская дивизия входила в состав 21-й армии Донского фронта, которая с конца июня 1942 года вела оборонительные бои с наступающими на Сталинград немецкими войсками и понесла большие потери. Но оркестр-то действительно в дивизии был. И до Сталинграда, в дни затишья, вполне мог исполнять на привалах не только походные марши, но популярные мелодии. Мы же не знаем, кто играл в оркестре и кто им руководил. Но каков Мордашов? Информаций и заметок молодому журналисту было уже мало — творческая натура требовала поэзии.

В ноябре 1942 года за проявленные в боях с захватчиками стойкость, мужество и героизм 76-я стрелковая дивизия была преобразована в 51-ю гвардейскую. Это была первая гвардейская дивизия 21-й армии.

Иван Мордашов был свидетелем прорыва дивизии в Сталинград, переправы ее на левый берег Дона в районе Калача и начала наступления в ходе операции «Кольцо», когда бойцы дивизии прорвались на Мамаев курган и завершили расчленение остатков окруженных немецких войск.

Утром 26 января под музыку оркестра (!) воины дивизии перешли в атаку и на склонах кургана соединились с частями 62-й армии: военная, а равно с ней и историческая задачи были выполнены.

Потом были непрерывные сражения в ходе Курской битвы, освобождение Курска, Белгорода, Харькова. И всюду надо было организовать сбор материала непосредственно в боевых частях. В дни наступлений Иван Мордашов особенно часто бывал в подразделениях, на передовых позициях. Тут уж некогда было думать о сне, отдыхе и песнях. Только успевай крутиться между передним краем, политотделом и редакцией, только успевай собирать боевую информацию. И как помогала в дни наступлений дружба редакции с военкорами, с активом «Боевых листков».

Офицеры связи вместе с боевыми донесениями приносили и небольшие сообщения для газеты — писали парторги рот, комсорги, политработники, рядовые бойцы.

В феврале 1944 года Ивана Мордашова назначили секретарем дивизионной газеты.

«Как секретарь газеты я ведал рацией, — вспоминал Иван Сергеевич, — принимал сообщения от Советского информбюро или того важнее — „В последний час“. Это происходило по вечерам, и я готовился к своему часу. Помню случай — сижу с наушниками на голове, началась диктовка: „Передаем приказ Верховного Главнокомандующего…“ Тут пролетел над головой снаряд среднего калибра и за моей спиной взорвался. Пошли минуты напряжения. Наборщики, вся редакция насторожилась. Я принимаю сообщение. Раздался еще одиночный выстрел… и снаряд взорвался впереди меня. Было понятно, третий снаряд ударит на поражение цели. Все типографские на ногах, молчат. И вот он, третий вылетел. Ребята попадали в ямы, мне же нельзя отвернуться и бросить наушники. Прошептал только: „Прощай, Родина“… Вижу — немцы ведут беглый огонь. И бац, снаряд разбил не рацию, а печатный станок… На удар врага редакция ответила двойным ударом — наша газета „Ворошиловец“ вышла в редакциях сразу двух соседних дивизий».

В июне 1944 года дивизия принимает участие в уничтожении витебской группировки врага и освобождении Витебска и Полоцка, участвует в Белорусской наступательной операции «Багратион», пройдя с непрерывными боями путь в 250 км, форсировав четыре водные преграды, в том числе дважды Западную Двину. В те дни в штаб дивизии ушла характеристика: «Бесперебойно обеспечивал каждодневный выпуск дивизионной газеты, листовок, молний о героях боев, чем способствовал созданию высокого морально-политического духа в частях и подразделениях. Тов. Мордашов один из квалифицированных журналистов, бывалый воин, из рядового дошел до офицера». Достойная характеристика.

В сентябре 1944 года его наградили медалью «За отвагу».

Последние фронтовые заметки и корреспонденции Иван Мордашов писал на Курляндском полуострове. Попавшие в окружение почти 40 дивизий группы армий «Север» упорно сопротивлялись вплоть до капитуляции 8 мая 1945 года.

В январе 1946 года Иван Сергеевич Мордашов вернулся в «Коммунар» литсотрудником, но проработал в газете недолго, в 1948 перешел в Тульский областной комитет по телевидению и радиовещанию, где проработал до 1962 года. Написал замечательную книгу «Потомки легендарного Левши» о тульских оружейниках, металлистах, конструкторах, изобретателях, ученых.

Умер 25 февраля 2001 года.

Мухин Николай Михайлович родился в 1906 году в г. Егорьевск Московской области. В «Коммунар» попал из каширской районки в 1934 году. Работал заместителем заведующего производственным отделом, заведующим сельхозотделом. В 1937–1941 годах был ответственным секретарем редакции. Член ВКП(б). Вместе с женой воспитывал дочь, жил в общежитии горсовета.

Николай Михайлович Мухин был призван в армию в первые дни войны. Принимал участие в боях на Юго-Западном и Калининском фронтах. Прошел через пекло боев в районе г. Белого Калининского фронта в 1942 году.

Здесь летом 1942 года наши войска более полугода, воюя в полуокружении, удерживали выступ на стыке Калининской и Смоленской областей. Огромные массивы заболоченных густых лесов, болот, торфяников, множество рек, речек, ручьев. Именно здесь гитлеровское командование предприняло наступательную операцию «Зейдлиц», которая началась 2 июля в районе города Белый. Противник нанес удар по самой узкой части коридора, связывавшего армейские подразделения с основными силами фронта. В итоге врагу удалось прорвать оборону, перерезать коммуникации и окружить наши соединения. Более трех недель продолжалась мужественная борьба воинов, стремившихся вырваться из вражеского кольца. Отдельным частям и подразделениям удалось выйти тогда из окружения, но важный плацдарм юго-западнее Ржева был потерян. Общее число пропавших без вести в этих боях составило более 47 тысяч человек. Николаю Мухину тогда повезло — из окружения вышел.

Может быть, именно здесь он получил ранение и был контужен. В документах это указано, правда, время и место, где его ранили, не уточнено.

В апреле 1943 года майор Мухин был назначен редактором газеты «В бой за Родину» 1-го мехкорпуса «с целью укрепления редакции».

Мехкорпус насчитывал более 16 тысяч бойцов и командиров, в его состав входили три механизированные и две танковые бригады, несколько артиллерийских полков, почти 250 танков и самоходно-артиллерийских установок, свыше 1800 автомашин. «Хозяйство» армейского подчинения, но газета мехкорпуса имела статус дивизионной.

Из характеристики Н. Мухина: «Опытный журналист, хорошо знающий военное дело офицер, проявил исключительную энергию в работе, обеспечил регулярный выход газеты, резко улучшив ее содержание. Проводит большую работу по взращиванию военкоровского актива».

Подумаем, что значит в военное время в боевой обстановке обеспечить регулярный выход газеты, «резко улучшить ее содержание»… Казалось бы, всё как в мирное время. Печатники, наборщики, линотиписты. Разве что на столе редактора лежит автомат, а на стуле — сумка с противогазом. А еще налеты вражеской авиации, танковые бои, отступления и наступления. Редакторская работа не прекращалась ни на минуту, газета «В бой за Родину» выходила ежедневно. Утром — погрузка свежих газет для отправки в части, днем — командировки в боевые подразделения, ночью — верстка, корректура, печать.

Редактор понимал: чтобы бойцы полюбили и читали газету, а не только скручивали ее на самокрутки, она должна была быть правдивой, рассказывать не только о подвигах бойцов и командиров, но и повседневно вникать во все детали солдатской жизни и быта: как варят солдатам пищу, вкусную ли? хорошо ли боец одет и обут? есть ли на передовой баня? приходят ли письма? Помогала школа «Коммунара»: никогда не писать с чужих слов, всё видеть своими глазами. Поэтому и стремился быть во всех полках и батальонах, в окопах, блиндажах, на артиллерийских позициях, в ротах у танкистов.

Нередко под обстрелом, пуще всего оберегая полевую сумку с исписанным блокнотом, майор Мухин возвращался в редакцию, спешил, чтобы успеть сдать материал в очередной номер. И пусть по площади газета была меньше «Коммунара», что из того? И в 20–30 строчках можно рассказать о многом, важном, о том, как подбили танк, сбили самолет, привели «языка», как вступают в партию лучшие люди.

Так было и во время боев на Белгородском и Харьковском направлении. И здесь каждый день он забирал с собой свежие номера отпечатанной ночью газеты, садился в полуторку и ехал в полки и батальоны за новым оперативным материалом.

Из приказа по 53-й армии Степного фронта: «Во время боев на Белгородском и Харьковском направлении с 3 августа 1943, несмотря на исключительные трудности боевой обстановки, тов. Мухин обеспечил регулярный выход газеты… Газета сыграла большую роль в воспитании высокого наступательного духа личного состава корпуса». К ордену Красной Звезды его представили 19 августа 1943 года. Приказ о награждении датирован 10 сентября. В наградном листе майора Мухина кто-то из штабных сделал надпись: «Умер 8.9.43».

За несколько часов до смерти майор Мухин написал в редакцию «Коммунара» свою последнюю фронтовую открытку, полную веры в скорую победу, в скорое возвращение в родные редакционные пенаты...

Собирая в архивах материал о Н. Мухине, обнаружили сведения о сотруднике редакции той же газеты «В бой за Родину» А. П. Кузьмичёве.

Оказалось — наш, земляк, узловчанин. Анатолий Петрович Кузьмичёв родился в 1923 году в семье железнодорожника на ст. Узловая. Еще в школе пробовал свои силы в литературе и даже печатался. В 1941 году окончил в Узловой среднюю школу, успел опубликовать в «Коммунаре» несколько статей, одну — «Слово о юности» — лирическое письмо другу на фронт (27 июня 1942 г.) отмечали на летучке в газеты как лучшую публикацию номера. На фронте — с сентября 1942 года и именно в составе того же 1-го мехкорпуса. В редакции газеты «В бой за Родину» А. Кузьмичёв оказался уже после смерти Н. Мухина. Был радистом и литсотрудником.

Участвовал в Будапештской и Венской наступательных операциях, награжден медалью «За отвагу» и орденом Красной Звезды.

С 1945 по 1956 годы работал в военных газетах, затем заместителем главного редактора журнала «Литературная Грузия» (1956–1959).

С 1952 года член Союза писателей СССР. Учился в Литературном институте им. А. М. Горького. С 1967 года А. П. Кузьмичёв жил и работал в Минске, где скончался в июне 2011 года.

Петухов Григорий Владимирович родился в 1910 году. В боевых действиях с ноября 1941 года. Старший краснофлотец служил мотоциклистом управления 1-й Гвардейской истребительной авиационной Выборгской дивизии ВВС Краснознаменного Балтийского флота.

Это — боевая часть биографии Григория Петухова, связанная с обслуживанием управления дивизии. Летчики дивизии принимали участие в Выборгской операции, в ходе которой вражеские войска были окончательно отброшены от Ленинграда, помогали освобождать Карело-Финскую ССР, Литву, Латвию, Эстонию. Петухова наградили тогда медалью «За оборону Ленинграда».

Вторая часть фронтовой биографии связана с дивизионной газетой «Победа». Газета как газета: стандартный формат дивизионки, обычное оформление. Но каких людей привлекал к сотрудничеству редактор! Специально для «Победы» писал статьи Илья Эренбург, с газетой сотрудничали Павел Антокольский, Всеволод Вишневский, Юрий Герман, Всеволод Азаров.

Балтийские летчики любили свою газету, знали её журналистов.

В номере от 23 февраля 1943 года была напечатана заметка «Вместе с летчиками», в которой прославленные асы Г. Костылев и М. Никитин так писали о своей дивизионке: «Вместе с нами газета переживала горечь отступления и радость побед. Лучшие наши подразделения стали гвардейскими. В этом есть заслуга „Победы“, которая на своих страницах печатала материалы обмена боевым опытом, вскрывала тактические приемы врага, нацеливала технический состав на наилучшую подготовку материальной части. Сотрудники редакции стали настоящими боевыми друзьями летчиков, техников и авиаспециалистов» (цитата из статьи В. Ганшина и О. Сердобольского в газете «Невское время», 1994 г. — Авт.).

Вернемся к краснофлотцу Петухову. Вот что писал о нем начальник политотдела дивизии подполковник Соловьев: «…имея большие склонности к художественной работе, принимает активное участие в… художественном оформлении газеты „Победа“, снабжая ее плакатами, рисунками, портретами, ретушью оригиналов и клише. Его рисунки и портреты лучших летчиков и техников, отличившихся в боях с немецкими захватчиками, его зарисовки наиболее выдающихся боевых эпизодов прославляли храбрость и мужество наших воинов, показывали их величайший героизм, вдохновляли и призывали к новым боям и подвигам.

В дни временных неудач и вынужденного отступления первого периода войны тов. Петухов обеспечивал газету плакатами и рисунками, призывавшими к стойкости, мужеству… Большую роль в воспитании личного состава сыграли его плакаты, посвященные ненависти и призывам к мести немецко-фашистским захватчикам».

За годы войны редакция газеты 23 раза меняла свой адрес. Она кочевала вдоль Балтики с одного фронтового аэродрома на другой: Петродворец — Левашово — Новая Ладога — Кронштадт — Таллинн. И, по сути, в полевых условиях, часто подручными средствами, Григорий Петухов ухитрялся изготовить клише на цинковой пластине или вырезать его на линолеуме.

«Тов. Петухов оформил большую серию портретов Героев Советского Союза дивизии, несколько альбомов и множество экземпляров зарисовок наглядной агитации. Всего за время войны в газете „Победа“ было напечатано более 350 плакатов, рисунков, портретов и других иллюстраций, выполненных тов. Петуховым», — писал начальник политотдела.

30 декабря 1944 года Г. В. Петухов был награжден медалью «За боевые заслуги».

Боевой путь газеты «Победа», начавшийся у стен Ленинграда, завершился в столице Восточной Пруссии — Кенигсберге. Пора было думать о возвращении домой. После войны Григорий Владимирович Петухов работал в «Коммунаре», областном книжном издательстве, занимался художественным оформлением книг.

Скрябин Сергей Митрофанович родился в Воронежской губернии, в селе Гремячий Колодезь Усманской волости в 1901 году. В «Коммунар»

пришел из газеты «Московская кочегарка» в октябре 1937 года. Возглавлял отдел угля и химии, затем временно исполнял обязанности ответственного секретаря, а с января 1940 года стал заведующим отделом пропаганды.

Как и многие журналисты его поколения, он умел в газете делать всё: верстать, писать передовые, очерки, фельетоны, корреспонденции, быть организатором, агитатором и пропагандистом, одним словом, — мастером журналистского цеха на все руки. Такие люди были нужны и во фронтовой печати.

На фронт Сергей Митрофанович был призван в 1941. Сражался под Ленинградом. Не счесть примеров мужества, величия духа, которые довелось ему увидеть. Не хватило бы никаких блокнотов, чтобы их описать.

Но писать часто бывало и некогда. Нужно было стрелять. И журналист Скрябин стрелял, бросал гранаты, делал всё, чем занимаются на передовой. Тогда ему вручили медаль «За оборону Ленинграда».

К 1944 году он уже майор, старший литсотрудник отдела пропаганды и партийно-комсомольской жизни газеты Карельского фронта «В бой за Родину». Ответственный редактор газеты полковник В. Павлов свидетельствовал, что Скрябина знали в лицо сотни бойцов и командиров. В ротах и батареях он чувствовал себя, как в родной семье. Постоянно был в курсе всех событий в подразделениях, мог без долгих размышлений порекомендовать приехавшему в корпус корреспонденту армейской или фронтовой газеты, где взять нужный материал, о ком и о чем написать.

Летом 1944 года 37-й гвардейский стрелковый корпус, в котором служил Скрябин, оказался в самом центре Свирско-Петрозаводской операции, на направлении главного удара в районе знаменитого Лодейного Поля — форсировании реки Свирь. 30 дней ожесточенных боев...

Майор Скрябин находился в эти дни везде, где было трудно. Описывал всё, что видел, слышал, прочувствовал. И сколько нужно было мужества, отваги и журналистской хватки, чтобы ни разу не оставить воинов без своей газеты.

В результате операции советские войска нанесли противнику серьезное поражение, продвинулись на 110–250 километров, освободили Петрозаводск, Беломорско-Балтийский канал и большую часть КарелоФинской ССР и, тем самым, создали предпосылки для выхода Финляндии из войны.

52 человека за Свирскую операцию были удостоены звания Героя Советского Союза. В числе награжденных орденами и медалями был и журналист Скрябин. В представлении майора Скрябина к ордену Отечественной войны II степени говорилось: «…проявил себя как бесстрашный военный журналист. Находясь всё время с наступающими частями, тов. Скрябин в процессе боя организовал ряд материалов от бойцов и офицеров непосредственно в подразделениях, оперативно освещал ход наступательных боев во время борьбы наших войск за создание плацдармов и форсировании реки Свирь».

Мы не знаем, где и как он погиб. И пусть мы не знаем последних часов его жизни, мы знаем главное: майор Скрябин, журналист газеты «В бой за Родину» Сергей Митрофанович Скрябин сражался до конца и погиб за Родину. Страницы его блокнота были полны набросков будущих статей и очерков.

Стыров Павел Дмитриевич родился в 1912 году в Туле. До «Коммунара» успел поработать в маленькой учительской газете «Литературный работник», с марта 1938 становится сотрудником культотдела областной партийной газеты. С женой и двумя детьми жил в гостинице «Центральная», в № 18.

Павел Дмитриевич Стыров был на фронте с первого дня войны. Знаем, что лейтенант Стыров был начальником штаба батальона. Был тяжело ранен на Волховском фронте под Синявином. Синявинские высоты — опорный пункт обороны германских войск, владение которыми позволяло контролировать обширную территорию от Ладожского озера до реки Мга, являвшуюся оптимальным местом для прорыва блокады.

Именно здесь в 1941–1944 годах и продолжались жесточайшие бои за Ленинград.

Затем лейтенант Стыров был направлен в формировавшуюся 6-ю армию. Путь героической армии хорошо известен. 1942 год — ВоронежскоВорошиловградская стратегическая операция, когда в ходе наступательных боев было захвачено два плацдарма на правом берегу Дона.

В январе-феврале 1943 года — освобождение Донбасса, затем Харьковская оборонительная операция, в сентябре 1943 — форсирование реки Днепр южнее Днепропетровска.

Лейтенант Стыров воевал и работал литсотрудником редакции газеты «Боевая тревога» 6-й армии. Ходил на передовую, а по вечерам, устроившись в наспех вырытом окопе или командирской землянке, писал в газету короткие зарисовки о героях боев. В редакцию приходил, чтобы сдать материал, а затем снова отправлялся в передовые части к бойцам, в окопы, блиндажи. Беседовал с людьми о жизни и войне, помогал им писать заметки, рассказывал фронтовые новости, иногда читал им свою газету, стремясь понять, уловить, насколько глубоко проникает газетное слово в сердца бойцов. Хотел, чтобы его газета была подлинным помощником, советчиком, другом солдат.

Это было время, когда дивизия готовилась к тяжелым боям за Днепр.

Из наградного листа: «Большую часть времени находится в частях, непосредственно в ротах, взводах и отделениях, организует заметки и статьи красноармейцев и командиров. Поднял в газете ряд острых, злободневных вопросов, широко показывал героические подвиги бойцов. На Северном Донце, в боях за Долганькую, подполз к самым передовым частям, чтобы собрать материал от непосредственных участников боев. При форсировании Днепра… одним из первых… переправился на правый берег и отлично выполнил задание редакции».

9 октября 1943 года лейтенант П. Стыров был награжден орденом Красной Звезды.

Журналисты газеты «Боевая тревога» участвовали в составе 6-й армии в Одесской и Сандомирско-Силезской операциях, с февраля до 6 мая 1945 года — армия вела бои по ликвидации окружённой группировки противника в городе-крепости Бреслау.

Ушли на фронт из своих редакций и многие журналисты районных газет.

Груничев Михаил Федорович родился в деревне Богородского сельсовета Глазуновского района Орловской области в 1907 году. Член ВКП(б) с 1931 года. В 1941 году был утвержден редактором районной газеты «Колхозное знамя» Тепло-Огаревского района. На фронт призван в том же 1941.

После окончания училища лейтенант Груничев служил инструктором по информации политотдела 328-й стрелковой дивизии 47-й армии.

Журналистскую работу не оставил: писал заметки, статьи, корреспонденции в дивизионную и армейскую газеты, помогал бойцам подразделений выпускать «Боевые листки».

Из наградного листа: «В период прорыва сильно укрепленной обороны противника в районе западнее Ковеля, находясь в частях, помогал партийным и комсомольским организациям проводить партполитработу в бою. 27.07.1944 в боях за город Мезджинец, находясь в 3 стрелковом батальоне 1105 стрелкового полка личным примером помог роте подняться в атаку и выполнить боевую задачу».

22 августа1944 года капитан Михаил Груничев был награжден орденом Красной Звезды. За годы войны был дважды ранен.

Князев Григорий Ионович родился в Туле в 1904 году. Член ВКП(б) с 1926 года. 23 июля 1940 году утвержден редактором районной газеты «По ленинскому пути» Ефремовского района. В августе 1941 года призван в Красную Армию.

Капитан Князев попадает служить в политотдел 1315-го стрелкового полка 173-й стрелковой дивизии, принимавшей участие в обороне Тулы. «Перед атакой высоты 126,7 товарищ Князев все время находился на передовой среди бойцов и вел агитмассовую работу о задачах бойцов в предстоящем наступлении. В период боя находился в роте и при взятии Казачьего кургана одним из первых ворвался на него. Своим личным примером, мужеством и отвагой увлек за собой остальных бойцов роты.

В этом бою 28.12.1942 товарищ Князев был ранен».

1 декабря 1943 года майора Князева назначают редактором дивизионной газеты «За Советскую Родину» 370-й стрелковой дивизии 69-й армии.

Из наградного листа: «Товарищ Князев, работая редактором дивизионной газеты, в любых условиях активной обороны и наступательных боев умело организовывал редакционный коллектив, военкоров и обеспечивал оперативный выпуск дивизионной газеты. Товарищ Князев тесно связан с широким кругом партполитработников, офицеров, военкорами, благодаря чему отлично организовал широкую передачу боевого и партийно-комсомольского опыта. В дни наступательных боев в декабре 1943 и январе 1944 года значительную часть времени находился в боевых подразделениях, организуя оперативный материал для газеты. Смелый и отважный политработник. В работе исключительно старателен, аккуратен, требователен к себе и подчиненным. С моменты его работы редактором газеты редакционный коллектив резко улучшил свою работу, значительно улучшил качество помещаемого материала. Улучшилась литературная обработка».

Из другого наградного листа: «В дни наступательных боев товарищ Князев значительную часть времени был в наступающих подразделениях стрелковых полков, организовывал материал для газеты, доводил ее до личного состава. В период наступления от р. Одер до р. Эльба товарищ Князев… наряду с регулярным выпуском газеты, организовал печать листов благодарностей товарища Сталина, наградных листов».

За образцовое выполнение боевых заданий командования редактор газеты Григорий Князев был награжден двумя орденами Красной Звезды и тремя орденами Отечественной войны II степени.

Костылев Павел Михайлович родился в 1914 году в Туле. Член ВКП(б) с 1941 года. Призван в армию в сентябре 1941 года Тульским горвоенкоматом.

В составе Тульского рабочего полка участвовал в защите города, затем — в составе подразделений 50-й армии освобождал калужскую землю.

Из характеристики П. М. Костылева: «В период наступления в составе отдельного разведывательного батальона 50-й армии неоднократно участвовал в разведывательных операциях в боях. Под деревней Внуковка малыми силами сдержал атаку численно превосходящего противника и с подошедшими подразделениями выбил немцев из деревни. При занятии города Калуга вместе с разведчиками первым перебрался через реку Угру и обеспечил продвижение стрелков».

В сентябре 1942 года майора Костылева назначили редактором дивизионной газеты «За победу» 146-й стрелковой дивизии 49-й армии Западного фронта. Из наградного листа: «Тов. Костылев сумел поставить работу газеты в духе воспитания у личного состава дивизии боеспособности, укрепления самодисциплины. В период наступательных боев на Спасс-Деменском направлении газета умело использовала факты зверства немецких фашистов над мирным населением для сплочения личного состава дивизии и успешного выполнения боевых приказов».

В апреле 1943 года П. Костылев был награжден орденом Красной Звезды.

Ртищев Иван Васильевич родился в 1924 году селе Любимовка Воловского района Тульской области. Призван на фронт в 1942 году. Служил в военной типографии Кронштадта на плавбазе бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота. В 1943 году был награжден медалью «За оборону Ленинграда», в 1945 году — медалью «За боевые заслуги».

После демобилизации вернулся в редакцию районной газеты «Воловский колхозник», в которой проработал почти сорок лет: заместителем редактора, редактором, заведующим отделом колхозной жизни.

Шарончиков Иван Яковлевич родился в деревне Володино Дубенского района в 1905 году. В 1925 году начал работать формовщиком на Дубенском чугунолитейном заводе. В 1931 году 25-летнему журналистусамоучке было поручено создать и организовать выпуск районной газеты «Сталинец», первый номер которой датирован первой декадой марта 1931 года. Позже Иван Шарончиков работал редактором ряда печатных изданий в Рязанской области, откуда его пригласили в московскую редакцию журнала «Крылья Родины».

Участник Великой Отечественной войны, ответственный работник Главного Политического управления Красной Армии, полковник И. Я. Шарончиков после окончания войны стал автором многочисленных книг о Советской Армии и её легендарных людях, в том числе книги «Голубые дали» (о Герое Советского Союза, уроженце Веневского района Н. А. Лунькове), документальной повести «Записки друга» (о летчике И. Д. Овсянникове). Умер в Москве в 1977 году.

Многие тульские газетчики воевали на фронте обычными солдатами, сержантами и офицерами, многие солдаты, сержанты и офицеры станут журналистами тульских газет после 1945. Сегодня в нашем журналистском расследовании числятся 117 журналистов-фронтовиков. К сожалению, список неполный — не установлены имена журналистов, работавших в многотиражной печати, немало «белых пятен» и в истории районных газет.

Проект «Бессмертный полк тульских журналистов» остается открытым.

Глава 8 Распространение печати Цензура Обеспечение своевременного выхода и доставки газет населению было важной задачей и редакций, и партийных органов. Несмотря на снижение тиражей, читательская аудитория в годы войны неизмеримо выросла: всех интересовали события, происходившие на фронте и в тылу, газет не хватало. Для некоторых районов устанавливался строгий лимит печатных изданий: райкомы партии распределяли периодическую печать по предприятиям и учреждениям, где устраивались их громкие читки, газеты вывешивались на специальных витринах в видных местах. В партийные комитеты и советские организации нередко приходили жалобы от населения на доставку газет с большим опозданием.

В мае 1942 года бюро Тульского обкома партии рассмотрело вопрос «О доставке и продвижении печати» (протокол № 178, п. 9). Отметив, что «работники связи свыклись с несвоевременной доставкой газет и других изданий подписчикам, а ГК, РК ВКП(б) и райисполкомы не ведут борьбы с этим нетерпимым явлением», обком партии обязал секретарей партийных комитетов и председателей райисполкомов «организовать проверку выхода и доставку газет... устранить недочеты в доставке печати».

Среди первоочередных мер было предложено:

«— пересмотреть состав письмоносцев, заменив неработоспособных лучшими и проверенными товарищами из числа советского и колхозного актива;

— при редакциях, типографиях и предприятиях связи создать контрольные комсомольско-молодежные посты, которые должны оказывать помощь в быстрейшей доставке печати подписчикам;

— оказать помощь отделам связи в транспорте по доставке почты от районных до низовых конечных пунктов связи;

— начальнику областного управления связи разработать графики доставки печати по каждому району и организовать контроль за их выполнением» [142, л. 153].

В документах фондов партийного архива 1942–1943 годов встречается немало писем, докладных записок, ходатайств секретарей райкомов партии, обращавшихся в обком с просьбами об увеличении лимита подписки на газеты и журналы, жалобами «О недосылании центральных газет узлам связи».

Например, в 1943 году в докладной записке секретарю обкома партии И. М. Бочкину «О доставке центральных газет подписчикам» сообщалось, что в результате проведенной проверки было установлено: центральные газеты «Правда», «Известия», «Комсомольская правда» и «Труд» «прибывают на станцию Тула в 7 часов 25 минут вечера. К этому времени прибывает на станцию машина для доставки газет в областную экспедицию.

В экспедицию газеты доставляются к 8 час. вечера... на сортировку затрачивается 30 минут и сейчас же… поступают в разноску только для обкома, горкома и редакции газеты „Коммунар“. Остальные газеты в почтовые отделения поступают в 8–8.30 час. утра в зависимости от расстояния.

В разноску письмоносцы идут в 9.30 час. И подписчики должны получить центральные газеты, начиная от 9.30 час. и до 11.30 час.» [143, л. 2–3].

После доставки центральных газет, — сообщается далее, — письмоносцы возвращаются на почту за «Коммунаром». Проверка, проведенная по ряду почтовых отделений Центрального и Пролетарского районов Тулы, показала, что в среднем задержка с доставкой газет до адресата составляет 3–4 часа.

Еще хуже обстоят дела с доставкой печати на предприятиях (в докладной записке приведены примеры плохой организации доставки печати на оружейном, патронном, заводах № 585 и № 187. — Авт.). Областная экспедиция готовит газеты для заводов к 20 часам вечера, а ответственные за доставку газет работники заводов приходят за ними только на следующий день в 12–14 часов, в цеха же газеты попадают в лучшем случае к 15 часам, а значит, «рабочие в обеденный перерыв лишены возможности читать свежие номера центральных газет».

Судя по резолюциям, руководители отделов пропаганды и агитации Тульского горкома и райкомов партии получили положенные замечания, а обком в ответ — уверения в том, что «вскрытые недостатки будут немедленно устранены».

После освобождения Тульской области от гитлеровцев особенно остро встал вопрос информирования населения о положении на ближайшем фронте, решениях, принимаемых местными и областными организациями. Официальной информации катастрофически не хватало, свежие газеты с новостями передавались из рук в руки.

Уже 14 января 1942 года газета «Коммунар» выступает со статьей «О газетных витринах», указывая на отсутствие в городе достаточного количества газетных витрин со свежими номерами газет. «Месяца два назад таких витрин на улицах города было более 40, — сообщает газета. — Кроме того, десятки их имелись на предприятиях и в учреждениях. Сейчас же газетные витрины насчитываются единицами. К тому же не все они используются по прямому назначению или висят пустыми… В витрине у здания областной прокуратуры разбиты стекла, газеты вывешиваются с запозданием, да и те сплошь и рядом порваны или вовсе срываются. У населения к газетной витрине большая тяга. Об этом говорит хотя бы тот факт, что сейчас же, как только бывает вывешена свежая газета, у витрины собирается группа читателей».

О состоянии газетных витрин в Туле в начале февраля 1942 упоминает в воспоминаниях и А. Н. Малыгин: «Выяснили, что из намеченных к открытию 19 газетных витрин в Центральном районе установлено лишь восемь. Отсутствовали, в частности, витрины в таких людных местах, как площадь Челюскинцев, Пионерский сквер, Центральный рынок.

Многие витрины не были отремонтированы, а газеты вывешивались далеко не ежедневно. В этой связи бюро райкома обязало ряд руководящих работников предприятий привести в порядок газетные витрины, позаботиться о том, чтобы на них ежедневно вывешивались свежие газеты и сообщения Информбюро… Бюро райкома предложило организовать внутризаводские витрины. Перед райкомом комсомола была поставлена задача мобилизовать комсомольский актив и учащихся старших классов для контроля за состоянием газетных витрин» [144, с. 206].

В ноябре 1942 года вопрос «О состоянии газетных витрин» рассматривался на бюро Тульского обкома партии (протокол № 224, п.

7). Было отмечено, что «несмотря на неоднократные указания ЦК и бюро обкома партии об организации газетных витрин, в ряде районов (Болоховский, Тульский и др.) газетные витрины до сих пор не организованы, а там, где они организованы, газеты вывешиваются от случая к случаю». Бюро обкома потребовало «принять решительные меры к максимальному увеличению числа газетных витрин… Газетные витрины должны быть организованы во всех людных местах — в предприятиях, учреждениях, площадях, улицах, рынках, вокзалах, колхозах и совхозах». Горкомы и райкомы партии были обязаны «выделить лиц, персонально отвечающих за каждую витрину, привлекая к строгой ответственности виновных в срыве этого дела» [145, л. 18–19].

(Можно предположить, что указываемое в тиражах газет количество выпускаемых экземпляров, оканчивающееся, как правило, на цифру «50», означало, что эти 50 экземпляров предназначались или для бесплатного распространения среди партийного руководства, или для вывешивания в газетных витринах. — Авт.).

10 апреля 1943 года газета «Правда» выступила с передовой статьей «Газетная витрина», в которой шла речь о новых формах оперативного информирования населения о событиях на фронте и в стране. Через месяц, 11 мая, со своей передовой выступил «Коммунар». В статье приводились как положительные, так и отрицательные примеры работы по организации газетных витрин в районах области. (Кстати, в названных А. Н. Малыгиным местах, где отсутствовали витрины еще в начале 1942 года — Пионерский сквер, Центральный рынок, — в 1943 году, судя по передовой «Коммунара», их по-прежнему не было. — Авт.).

Представляет интерес приведенная в статье ссылка на письмо ЦК ВКП(б) от 21 апреля 1921 года о распространении агитационной литературы (в статье допущена ошибка: в 1921 году компартия носила название РКП(б). — Авт.). Действительно, об этом забытом письме устроители витрин вспомнили в связи с публикацией в № 6 журнала «Политпросветработа» за 1943 год статьи «О газетной витрине (консультация)». Ссылка на письмо содержалась в сборнике «Решения партии о печати», выпущенном в 1941 году [146, с. 26]. «Коммунар» и процитировал это любопытное письмо: «При расклейке немаловажное значение имеют: 1) выбор того или иного наиболее посещаемого места, 2) защищенность от дождя и порчи, 3) нормальное освещение (нужно избегать солнечной стороны, но нельзя наклеивать в плохо освещенном месте), 4) высота расклейки, 5) прочность клея, 6) застекление витрин и использование магазинных окон.

Здесь необходимо проявить как можно больше практичности и внимания к удобствам читающих», — подытожил «Коммунар».

В передовой статье говорилось и о том, что при чтении газет «у рабочих, колхозников, интеллигенции… будут возникать новые вопросы.

Вот почему следует организовать у витрин дежурства (например, в обеденный перерыв) лучших агитаторов, которые могли бы ответить на возникшие у читателей вопросы, разъяснить газетные материалы, провести беседу и т. д.».

Так называемая «читка газет» являлась одной из форм идеологической работы партии в условиях дефицита газет и журналов. О том, какое внимание отводилось работе читающих агитаторов, свидетельствуют публикации рубрики «Партийная жизнь» в газете «Коммунар» 1942– 1944 годов. Например, в статье «На Тульском заводе НКПС не руководят читкой газет» (23 июня 1943 г.) говорилось: «Партбюро… выделило 39 агитаторов, которым поручено вести читки газет в цехах, но забыло о том, что агитаторами надо повседневно руководить, проверять их работу. Значительная часть агитаторов, пользуясь бесконтрольностью со стороны партбюро и не получая от него должной помощи, плохо выполняет партийное поручение. Читки проводятся от случая к случаю, заранее не готовятся и обычно проходят вяло... Читки проводятся в обеденный перерыв, когда агитатор имеет в своем распоряжении 25–30 минут. Это повышает ответственность за организацию и проведение читок. Агитатор должен заранее подобрать материал, ознакомиться с его содержанием, рассчитать время, необходимое для читки, подумать о том, как увязать прочитанное с конкретными задачами, стоящими перед слушателями».

Читки газет, влиявшие на информированность населения, в определенной степени замещали лимитированную потребность в печатных изданиях.

(Для справки. Летом 1942 года в трудовых коллективах и по месту жительства трудящихся Тульской области с политическими беседами, докладами, читками газет выступали около 11 тысяч агитаторов и докладчиков. В 1943 году — 14 тысяч человек [147, с. 74–75].) Через год после войны ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР примут постановление «О порядке распространения газет и журналов» [148], которым будет отменен существующий порядок распределения газет и журналов по учреждениям и организациям. Выделяемые для областей газеты и журналы станут распространяться путем свободной индивидуальной подписки. Союзпечать организует прием подписки на центральные и местные издания во всех своих отделениях, на почтах, а также на крупных заводах и фабриках, в совхозах и колхозах, в учебных заведениях и учреждениях. Руководителям государственных структур и общественных организаций будет запрещено производить выписку газет и журналов для своих сотрудников за счет государственных и общественных средств.

Цензура

По Положению СНК СССР 1940 года, цензура в нашей стране осуществляла две функции: охрану государственных (военных, экономических и политических) тайн и политико-идеологический контроль в произведениях печати, радио, кино, текстах, представленных к постановке, а также контроль за почтовой и телеграфной перепиской. При этом политическая цензура должна была препятствовать опубликованию и распространению сведений, заключающих в себе взгляды и идеи, направленные против социалистического строя, компартии, Конституции и основ марксизма-ленинизма [149, с. 285]. В качестве основных направлений деятельности назывались: организация и руководство предварительной и последующей цензуры; контроль за деятельностью полиграфических предприятий и книготорговых организаций; привлечение к ответственности лиц, нарушивших требования цензуры, и т. д.

С самого начала существования советской цензуры качество ее работы определялось количеством предупреждений (вычерков), сделанных цензорами в произведениях печати и материалах радиовещания. (Вычерки — это сведения, не подлежащие оглашению в открытых источниках. — Авт.) По существовавшему в Главлите «Перечню», все «вычерки и недочеты» классифицировались по определенным категориям: литера «А», литера «Б», циркуляры Главлита, искажение цитат, опечатки политического значения, плохое оформление изданий. И каждый цензор, находя ту или иную ошибку, заносил ее в соответствующую графу. Под литерой «А» «скрывались» сведения о дислокации, численности, вооружении подразделений Красной Армии, другие военные вопросы, вплоть до метеорологии в военном округе или гарнизоне; под литерой «Б» — всё, что касалось обеспечения обороны страны: промышленность, экономика, транспорт. Циркуляры Главлита запрещали опубликование данных по определенным отраслям народного хозяйства и т. д.

Анализ обнаруженных в архиве цензорских таблиц «вычерков и недочетов» позволяет сделать вывод, что накануне войны в Тульской области большинство вычерков приходилось на сведения о дислокации подразделений Красной Армии, на втором месте были так называемые «идеологические ошибки и опечатки», на третьем — сведения по вопросам военной промышленности и закрытые экономические данные. Большинство ошибок выявлялось в районных и многотиражных газетах — в три раза больше, чем в городских и областных изданиях.

Несмотря на официальное наименование «Управление по делам литературы и издательств Тульской области» цензурный контрольный орган всё чаще именовался в предвоенных документах как Тульская уполномоченная организация по охране военных тайн в печати — Тулоблгорлит (в документах встречается написание как Тулоблгорлит, так и Тулобллит. — Авт.).

К началу Великой Отечественной войны Тулоблгорлит имело репутацию работоспособной, проверенной организации.

В ходе политических процессов 1937–1938 годов «чистке» подвергся и аппарат тульского управления. В докладной записке секретарю обкома партии от 11 апреля 1938 года временно исполняющий обязанности начальника Тулоблгорлита Д. Матвеев приводит такие факты: «Тульский горлит в течение 14 лет возглавлял Бокальчук — глубоко замаскированный враг народа, польский шпион… Имеет четырех сестер и мать в Америке, а всем заявлял, что [живет] один, таково лицо этого бандита». С 1927 года цензором в Туле работал Афанасьев — «сын дворянина, офицер царской армии… Проработал в горлите 11 лет, но не был оформлен НКВД, и вообще нет никаких документов на Афанасьева. Требуется проверка: кем он допущен работать в органах цензуры».

Матвеев пишет, что «революционная бдительность должна быть в крови каждого цензора… [Надо] беспощадно разоблачать врагов народа — троцкистско-бухаринских шпионов, диверсантов, в какую бы они тогу ни прятались и как бы они ни маскировались». В качестве примера своей успешной деятельности на «идеологическом фронте» (с момента утверждения его в должности прошло всего три месяца. — Авт.) Матвеев называет изъятие из библиотек, книжных магазинов и киосков многочисленной вредной литературы, фотографий с портретами «царей, Керенского, министров временного правительства, врагов народа Троцкого, Зиновьева», которые использовались «при завертке продуктов покупателям». Не понравилась молодому цензору изображенная на панно в Пушкинском саду Тулы «девочка-лыжница», смотрящая на портрет Сталина как-то «со злобой». Провисевший в сквере всю зиму плакат по требованию цензора сняли.

«Шедевр» отчета цензора — упоминание в докладной записке о выявленном «спаренном клише» в газете «Путь коллективизации» Кимовского района, когда на одной полосе был напечатан снимок с кадром из кинофильма «Ленин в Октябре» с запечатленными Лениным, Сталиным и Урицким, а на другой полосе — тассовское фото с изображением вооруженных китайских солдат. «При просмотре на свет резко заметно, как китайские солдаты бьют в головы наших руководителей», — сообщает бдительный цензор [150, л. 73–77].

Приведенные примеры — это тоже работа цензуры, хотя и с «перегибами».

Тульский обллит упоминался в секретном отчете Главлита о работе в 1939 году. Уполномоченный СНК СССР по охране военных тайн в печати и начальник Главлита РСФСР Н. Г. Садчиков, приводя примеры наиболее серьезных ошибок сотрудников службы, упомянул и Тульскую область: «В газете „Путь колхозника“ Каменского РК ВКП(б)… была раскрыта дислокация 61-го стрелкового корпуса путем объявления, что военный комиссар 61-го стрелкового корпуса Воронов И. В. выдвинут кандидатом в депутаты Тульского областного Совета по избирательному округу № 44» [151, с. 320–329].

Еще Садчиков отметил, что по заявлениям и жалобам с мест была проверена работа ряда областных обллитов, в том числе и Тульского. Проверяющие установили целый ряд ошибок в практической работе местных органов, но все «недостатки были устранены на месте командированными работниками центрального аппарата Главлита». Следовательно, претензии к тульскому цензурированию всё же имелись.

Назначенный на должность начальника Тулоблгорлита Корольков и военный цензор Матвеев, выполняя служебные инструкции, как правило, два раза в месяц составляли «Сводки о вычерках предварительной цензуры в газетах и радио Тульской области». Эти справки под грифом «Для служебного пользования» отправлялись на имя Н. Г. Садчикова в Москву, и две копии — секретарю обкома партии В. Г. Жаворонкову и начальнику УНКВД по Тульской области.

Эти справки и обзоры печати позволяли областному партийному руководству составить определенное мнение о работе подотчетных газет, а Главлиту — установить контроль центра над местными цензорами, определяя с их помощью, насколько успешно работает цензор, не пропускает ли он какие-либо материалы, запрещённые к публикации [152, с. 512–513].

Как ни старались местные цензоры, а ошибки и «ляпы» в газетах периодически случались. Например, в многотиражной газете «За путевой комбайн» завода НКПС вместо «т. Ворошилов» было напечатано «т.

Воротилов», в газете «Молодой коммунар» вместо слова «избранной»

появилось «изранной». В газете «За подмосковную руду» Дедиловского района при перепечатывании доклада Сталина «допущено грубейшее искажение», — сообщал цензор. У Сталина в докладе сказано: «…из Украины, которая считалась раньше житницей нашей страны», в газете появилось „хищницей нашей страны“».

«Почему в газетах появляются опечатки политического значения? — вопрошал в отчете цензор обллита, и сам же отвечал. — Тщательно изучая работу газет, мы пришли к следующим выводам:

— опечатки получаются в результате ослабления бдительности в работе и безответственности работников редакции и в первую очередь некоторых редакторов газет;

— в ряде редакций не созданы необходимые условия для работы (старый шрифт, нет электрического света, низкая грамотность, поспешка в работе);

— работники цензуры находятся в еще худших условиях (нет помещения, не всегда имеется возможность иметь документы Главлита). Кроме того, совместители перегружены основной работой помимо райлита;

— среди работников типографий и редакций есть отдельные люди, которых требуется тщательно проверить. Враги народа еще не все разоблачены…» [153, л. 10].

Действительно, помимо неудовлетворительных, а точнее — никудышных, скверных условий работы, нагрузка на сотрудников обллита выпадала порой слишком большая: при средней продолжительности рабочего дня в 8–9 часов каждый цензор ежедневно просматривал по 30–35 названий печати. Прочитывалось 260 полос всех 73 газет, издававшихся в области, просматривались оттиски двадцати крупных типографий (всего в области их насчитывалось 45. — Авт.), выпускавших «мелкопечатную продукцию»

(афиши, пригласительные билеты, бланки пропусков, удостоверений, программки и т. п.), прослушивались программы 36 радиоузлов «с собственным вещанием в среднем по 30 минут в день» [154, л. 7].

Подобная нагрузка объяснялась одной причиной — дефицитом кадров. И хотя к началу войны аппарат тульского управления был полностью укомплектован — 48 человек занимались предварительным и последующим контролем печати в Туле и районах области — в структуре контрольного органа трудился только 21 штатный специалист, остальные работали совместителями. Причем с высшим образованием не было ни одного цензора, среднее образование имели 12 человек, незаконченное среднее — 17, низшее образование — 19 человек. Но все состояли в ВКП(б) и один являлся комсомольцем.

По социальному происхождению: 9 цензоров были из рабочих, 36 из крестьян, один служащий и два «прочих». По стажу работы: до двух лет — 8 человек, до одного года — 22 человека, до 6 месяцев — 12 человек, до 3 месяцев — 6 человек [155, л. 4–5].

Понимая проблемы с текучестью кадров, достаточно низкий уровень их общеобразовательной и профессиональной подготовки, руководство тульского управления стремилось на наиболее ответственные участки — предварительный и последующий контроль в областных редакциях — назначать наиболее подготовленных сотрудников. В областном центре трудились входящие в номенклатуру обкома партии три цензора-политредактора, за которыми были закреплены газеты «Коммунар», «Молодой коммунар», ряд многотиражек ведущих оборонных заводов и выпуски передач областного радио.

Областной комитет партии, разумеется, не мог и не имел технической возможности самостоятельно контролировать выпуск печатной продукции на наличие разглашений военной тайны и других «вредоносных»

ошибок. Но наказать за пропущенные ошибки, оказывается, мог. Вероятно, с подачи Главлита и по месту «партийного учета» провинившегося уполномоченного.

13 мая 1941 года бюро Тульского обкома партии, рассмотрев вопрос «О работе Тулобллита по контролю за выпуском печатной продукции в свет» (протокол № 125, п. 12), установило, «что начальник Тулобллита т. Корольков безответственно относится к контролю за выпуском печатной продукции, в результате за последнее время в печатных материалах обнаружены разглашения военной тайны, политические ошибки, неряшливость». Приводились в постановлении и примеры вдруг обнаруженных ошибок: «В правилах внутреннего распорядка завода „Новая Тула“ раскрыта дислокация завода и принадлежность завода к Наркомату боеприпасов, в афише — план лекций клуба „Серп и молот“ — допущена политическая ошибка»… Бюро обкома партии постановило: «За безответственное отношение к выпуску печатной продукции объявить т. Королькову выговор».

Вскоре из Тулы его переведут на другую работу, и аппарат обллита почти на год останется без руководителя.

С началом войны функции контролирующей организации неизмеримо выросли. Перечень сведений, составляющих военную и государственную тайну, заметно расширился. Поскольку страна жила в экстремальных условиях и вынуждена была всесторонне охранять свою безопасность, цензуре могли подвергнуться любые сведения, имеющее стратегическое или военное значение.

Вычеркиванию подлежали сведения о характере производства предприятий, площади посевов, местонахождении госпиталей, численности населения городов, упоминание грузов, перевозимых по железной дороге, и т. п. Из-за боязни, что немецкая разведка сможет использовать сообщения печати в своих целях, по указанию Главлита названия оборонных предприятий в газетах перестали сообщать, в текстах лишь указывали: «завод, где директором такой-то». И цензоры были обязаны предотвратить любую утечку секретной информации.

На цензуру возложили и контроль за выполнением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 года «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения». Парадоксально, но дисциплина военного времени в какой-то степени даже облегчила процедуру контроля: «самоцензура» населения, проявившаяся в частных письмах граждан, была связана не только с боязнью нарушить дисциплину военного времени, но стала следствием понимания гражданского долга.

В тульском обллите продолжалась каждодневная рутинная работа:

читались сверстанные полосы газет, проверялась продукция типографий, проводились систематические инструктажи по поступающим из центра указаниям. Например, в августе 1941 года, в связи «с положением о неразглашении крупных объектов в военное время», тульские цензоры подготовили указание об изменении названия многотиражной газеты «Новотульский металлург», так как прежнее раскрывало характер завода.

По представлению обллита бюро обкома партии приняло решение о переименовании газеты «Новотульский металлург», в газету «На трудовом фронте» (протокол № 150 от 20–25 августа 1941 г.) [156, л. 459].

И хотя сведений о работе обллита в дни обороны Тулы и временной оккупации большинства районов области в архиве не сохранилось, по документам 1942 года становится понятно, что многие цензоры были организованно отправлены в эвакуацию с указанием места пребывания.

В приказах начальника Тульского управления по делам литературы и издательств за март-май 1942 года встречаются такие записи: «временно, до приезда такого-то из эвакуации…», «с возвращением из эвакуации назначается…», «по вызову обкома ВКП(б) и Главлита на прежнюю работу вызывается…».

Первый приказ нового временно исполняющего должность начальника Тулобллита А. П. Рубцова был подписан 10 февраля 1942 года: о своем вступлении в должность. 10 апреля распоряжением Главлита он будет назначен начальником управления [157, л. 3].

Штат сотрудников, на 90 % работающих по совместительству, формировался по мере восстановления выпуска районных газет и открытия типографий. В январе приняли на работу «уполномоченными по районам» четырех нештатных сотрудников: по Мордвесскому, Иваньковскому, Белевскому и Лаптевскому районам. К маю 1942 года в списке обллита значилось уже 19 районных уполномоченных. Доплата нештатным сотрудникам, несмотря на, казалось бы, важность для партийной власти цензурного аппарата, оставалась крайне низкой: совместитель получал 75 рублей в месяц, с июня 1942 года — от 100 до 150 рублей. Штатные сотрудники тульского управления получали чуть больше: инспектор — 400 рублей в месяц, цензор «предварительного контроля мелкопечатной продукции» — 450 рублей, цензор «по предварительному контролю» (цензор-политредактор) — 650 рублей.

Стабилизировать текучесть кадров цензоров не удавалось: низкая зарплата, большие нагрузки и ответственность, занятость на основном месте работы, и райкомы партии, формировавшие списки «уполномоченных по районам», привлекали к работе лишь бы кого: журналистов районных газет, учителей местных школ, сотрудников райисполкомов — всё это отрицательно сказывалось на работе подразделений Главлита. По постановлению ЦК ВКП(б), кадровые вопросы цензурного ведомства обсуждались даже в партийных комитетах страны. Так, в октябре 1942 года Тульский обком партии рассмотрел вопрос «Об отборе работников для военной цензуры» (протокол № 218, п.

6) Районы области получили разнарядку:

«К 25 октября произвести отбор из числа женщин-коммунисток и комсомолок для работы в военной цензуре в количестве 24 человек» [158, л. 291].

Одной из таких женщин-коммунисток стала бывший корреспондент «Молодого коммунара», «Коммунара» и «Шахтерской правды» Александра Сергеевна Шишкина, назначенная в феврале 1944 года цензором-политредактором. В ее функциональные обязанности входил предварительный контроль над 2 районными и 5 тульскими многотиражными газетами, материалами ежедневного радиовещания; 12 районных газет закреплялось для последующего контроля. А. Шишкина была обязана ежедневно контролировать работу районных цензоров-совместителей, по каждой закрепленной газете составлять ежемесячный отчет с обзором вычерков, ошибок, опечаток. Рабочий день — ненормированный, начало работы с 15 часов, — оговаривалось в приказе [159, л. 46]. Все штатные цензоры, отвечающие за предварительный контроль, трудились по графикам выхода газет: «после 10 час. вечера», «с 15 часов» и т. д. А. С. Шишкина, видимо, стала ответственным цензором: в июне 1946 года ее назначили заместителем начальника тульского управления.

Серьезных «контрреволюционных» опечаток в тульских газетах во время войны не случилось, хотя их постоянно ждали, к ним готовились:

«глазные» ошибки с перескоком букв в ответственных словах были у цензоров на слуху. Все помнили «совершенно секретное» письмо Главлита в ЦК ВКП(б), в котором сообщалось о газете «Коммунист» Красноводского обкома компартии Туркмении, в одной из статей которой в марте 1943 года в слове «Сталинград» была пропущена буква «р». А в слове «главнокомандующий» в майском номере той же газеты пропустили букву «л». Те контрреволюционные опечатки признали делом рук врага, о них сообщили в Наркомат КГБ [160, с. 502–503]. В Туле подобных ошибок избежали.

Вычерки, военная и государственная тайны, статистика ошибок и ляпов газет — всё это представляет несомненный интерес для исследователей. Но, может быть, даже в большей степени о работе обллита в военное время, взаимоотношениях контрольного органа с местной властью расскажет одно частное письмо. Оно датировано 15 апреля 1943 года и адресовалось секретарю обкома партии И. М. Бочкину. Автор письма — цензор Тульского обллита И. С. Белоусов [161, л. 69–70].

До переезда в Тулу он работал в Сочи начальником Краснодарского управления крайлита и был командирован Уполномоченным СНК СССР по охране военных тайн в печати Н. Г. Садчиковым в Тульский обллит «для усиления работы по охране военных тайн, т. к. в Тульском обллите не было ни одного цензора».

Представить нового руководителя обллита в Тулу приехал представитель Уполномоченного Совнаркома СССР по охране военных тайн в печати тов. Волк. На встрече с секретарем обкома партии В. Г. Жаворонковым он обратил его внимание на то, что «материально-бытовые условия цензоров в Туле хуже, чем в любой другой прифронтовой области»

(цитата из письма И. С. Белоусова). Кроме Жаворонкова на встрече присутствовали секретарь обкома партии по пропаганде Бочкин, секретарь обкома партии по торговле и общественному питанию Романов и заместитель председателя облисполкома Быхов. Гость из Москвы попросил их помочь новому тульскому цензору в создании элементарных бытовых условий для работы и проживания.

Через два с половиной месяца И. С. Белоусов с женой, которая к тому времени родила, получили комнату площадью 9 квадратных метров. Выдали и карточку на 400 граммов хлеба и один пропуск в столовую № 23.

Полученные в обкомовской столовой обеды Белоусов относил жене, сам же довольствовался хлебом. Положенных карточек на жиры и крупу ему так и не выдали, хотя цензор с этой просьбой неоднократно обращался и к Романову и к Быхову.

Поставленный «в крайне тяжелые условия, не имея прожиточного минимума, болея туберкулезом, учитывая ночную работу», Белоусов и написал отчаянное цитируемое письмо.

Работа цензора И. С. Белоусова, действительно, была круглосуточной: он «осуществлял политико-идеологический контроль над тремя областными газетами, материалами областного радиовещания, пятью заводскими и районными газетами, печатающимися в Тульской типографии, осуществлял последующую цензуру над 17 районными газетами, готовил обзоры с оценкой политической направленности этих газет».

В письме И. С. Белоусов справедливо задает вопросы: «Почему ответственный редактор газеты „Коммунар“, зам. редактора, отв. секретарь редакции питаются в столовой обкома и получают питание из обкома, а цензор-политредактор этой же газеты не получает? Почему работники редакции „Коммунар“ получают карточки на жиры и крупу, а работники обллита не получают? Почему работники редакции получают через обком карточки на промтовары, а работники обллита нет? А ведь работников обллита всего 4 человека, и по роду своей работы они не меньше должны заслуживать внимания обкома, чем работники редакции…»

Дополним: штатные сотрудники обллита входили в так называемую партийную номенклатуру, на них распространялись все льготы и привилегии, установленные ЦК ВКП(б).

Ответа цензору мы не знаем, тогдашние работники обкома не сохранили даже копии. Но очевидно то, что власть не заботилась должным образом о своих кадрах,.

Впрочем, ответ существует: начальником Тульского управления по делам литературы и издательств вновь был назначен А. П. Рубцов, встретивший в этой должности Победу и продолживший заниматься «тотальной партийной цензурой» [162] еще несколько лет.

Глава 9 Радиовещание

Хотя радиовещание Тульской области в годы войны не являлось темой нашего исследования, обнаруженные в архиве документы, безусловно, заслуживают опубликования.

В годы войны особенно незаменимым стало самое оперативное средство информации – радиовещание, первые военные передачи которого появились одновременно с правительственным сообщением о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Начиная с самых первых радиопередач о событиях на фронте, они завершались призывами: «Враг будет разбит, победа будет за нами!».

В самом начале войны в местных редакциях радиовещания были объединены отделы пропаганды и «Последних известий» в единый отдел политической агитации. Цель структурного изменения — «постановка политического вещания на радио».

Центральное вещание сократилось, перешло от трех программ к одной. Всем гражданам СССР (за исключением лиц, получивших специальные разрешения) запрещалось использовать дома любые радиоприемники, кроме репродукторов проводного вещания. В этих условиях роль радио по оперативному информированию населения и его мобилизации на борьбу с врагом неизмеримо возросла.

Вопрос о степени достоверности звучавшей по радио информации, разумеется, не возникал — сотрудники редакций знали свои обязанности.

Тем не менее, в постановлении бюро Тульского обкома партии 26–29 июня 1941 года (протокол № 145, п. 4), рассмотревшем вопрос «О местных радиопередачах», отмечалось, что, «в соответствии с решением ЦК ВКП(б), бюро Тульского обкома ВКП(б) обязывает первых секретарей райкомов партии обеспечить визирование местных радиопередач одним из секретарей райкома» [163, л. 406].

Партия не упускала возможности оценивать передаваемую по радио информацию с точки зрения ее соответствия или несоответствия генеральной пропагандистской задаче, а в случае необходимости корректировать эти сообщения по своему усмотрению.

Передачи тульского радио вел Владимир Семенович Успенский, работавший перед войной музыкальным редактором Тульского радиокомитета.

Собирая материал для книги «Говорит Тула», известный тульский журналист В. В. Щеглов записал несколько интервью с людьми, слышавшими голос Успенского в 1941 году.

Вот что воспоминала Ирина Евгеньевна Гринева: «Военная Тула 1941 года. Осенью начинается эвакуация. Уезжает радиокомитет, но радиовещание не прекращается ни на один день, так как остаются на своих постах звукооператор и заведующий музыкальным отделом. Это

В. С. Успенский. Мне нельзя не узнать его голос, когда утром я слышу:

„Внимание! Внимание! Говорит Тула. Передаем последние известия. От Советского информбюро…“. Это Владимир Семенович, которому приходиться сообщать о вторжении немецких войск в нашу область. Слова его звучат серьезно и спокойно. Но близки перемены. Торжеством и радостью проникнута его речь, когда он произносит: „14 декабря 1941 года наши войска освободили от немецких захватчиков музей-усадьбу Л. Н. Толстого „Ясная Поляна“.

Ему, освобожденному от воинской обязанности по состоянию здоровья, ежедневно приходилось проходить по пять километров, чтобы утром включить микрофон, начать вещание. Жил тогда Успенский около Московской заставы, на окраине Заречья. У него был пропуск, выданный военным командованием гарнизона Тулы, который давал возможность свободного прохода по городу с 21 до 6 часов утра».

Игорь Михайлович Москалев: «В годы войны Владимир Семенович… своим мягким баритоном сообщал тулякам официальные фронтовые сводки, рассказывал обо всех городских и областных новостях, вел репортажи, читал художественные произведения, а свою просветительскую музыкальную деятельность прямо-таки „оживил“, придумав „концерты по заявкам“, которые вселяли в души горожан надежду на приближающуюся Победу».

(Работая на радио, В. С. Успенский создал концертную бригаду, с которой выступал в воинских частях и госпиталях города, а в 1944 году возглавил Тульский государственный хор. В октябре 1946 года был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». — Авт.) Тульское радио не прекращало свои передачи даже в дни осады города, передавая сводки Совинформбюро, постановления городского комитета обороны, объявления начальника гарнизона. 7 ноября оставшиеся в городе сотрудники радио организовали трансляцию радиомитинга, посвященного защите города от фашистских захватчиков.

После изгнания врага в районах, подвергавшихся временной оккупации, началось восстановление радиотрансляционной сети, возобновляли работу радиоузлы, редакции местного вещания.

Вспоминая о том времени, заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации обкома партии С. Гулявский в статье «Радио — на службу политическому воспитанию масс», опубликованной 19 августа 1943 года в газете «Коммунар», писал, что после освобождения области от гитлеровцев «из 46 узлов связи в исправном виде осталось только 4, обслуживающих 13 381 радиоточку. В короткий срок в 23 районах области были построены радиоузлы».

Единственно возможное в тех условиях техническое решение возобновления радиопередач заключалось в передаче сигнала по телефонным проводам. «Радиофикация телефонизированных сельсоветов, колхозов, совхозов и МТС позволит десяткам тысяч людей ежедневно слушать политическую информацию», — писал С. Гулявский. Уже в 1942 году во всех районных центрах, на многих предприятиях, в учреждениях, в Домах культуры, красных уголках были созданы пункты коллективного радиослушания.

В статье «Коммунара» приводились такие данные: «В 37 сельсоветах Заокского района организованы пункты коллективного радиослушания последних известий по телефонным проводам. В Мордвесском районе таким путем радиофицирован 21 сельсовет. 19 сельсоветов радиофицировано в Лаптевском районе... В Епифанском районе на границе двух крупных колхозов установлен мощный динамик, и радиопередачи слышны на расстоянии до 3 километров. Во всех радиофицированных сельсоветах введено дежурство агитаторов. Они слушают и записывают передаваемые по радио известия, а затем рассказывают обо всех новостях колхозникам».

Приказ № 1 по Тульскому областному радиокомитету был подписан 22 декабря 1941 года: «По указанию обкома ВКП(б) с 23 декабря 1941 года возобновить работу областного радиокомитета и приступить к ежедневному выпуску тульских городских известий по радио… Принять на работу ранее работавших сотрудников радиокомитета: Кириллову Е. В., Якунину З. В., Бударову З.В… Привлечь к работе в качестве корреспондента тов. Беляева С. С. ».

Обязанности между сотрудниками распределили так: Евгении Васильевне Кирилловой (в феврале она поменяет фамилию на Любимову) поручили редакторскую работу, Зинаида Владимировна Якунина возглавила бюро информации и объявлений с исполнением обязанности бухгалтера, Зинаиде Васильевне Будаевой поручили заведовать «низовым вещанием» (так именовали районное радио. — Авт.) и исполнять обязанности корреспондента. На Елену Николаевну Денисову возложили обязанности секретаря, диктора и машинистки.

Руководство Тульским радиокомитетом возлагалось на уполномоченного Всесоюзным радиокомитетом (ВРК) по Тульской области. Эту должность временно исполнял В. С. Успенский, который и подписывал первые приказы: о зачислении в штат возвращающихся из эвакуации и новых сотрудников, о снабжении их «хлебно-продуктовыми карточками» [164, л. 2].

Чуть больше месяца, с 1 февраля по 12 апреля 1942 года, комитетом руководил уполномоченный ВРК А. И. Готланд, вернувшийся на время из РККА.

В редакции радио началась полнокровная творческая жизнь: подготовка текстов для передач, планерки по понедельникам и четвергам, дежурство — с 20 февраля на основании приказа начальника гарнизона г. Тулы все сотрудники радиокомитета были обязаны «круглосуточно дежурить на объекте».

С 19 апреля и почти до конца войны руководить тульским радиокомитетом будет С. М. Кабаков, вначале в должности уполномоченного ВРК, а со 2 июня 1942 года в должности председателя Тульского областного радиокомитета.

К апрелю определился основной состав сотрудников. Ведущие журналисты — В. С. Успенский, Е. В. Любимова, З. В. Якунина, Т. А. Ивлева, Е. Н. Денисова, П. И. Корнеев, Л. А. Денисова, З. В. Семушкина — назначались дежурными по комитету. Их рабочий день продолжался с 9 до 21 часа, а по выходным дням — с 9 до 16 часов (приказ № 21 от 21 апреля).

На случай воздушного или химического нападения противника в радиокомитете был создан санитарный пост в составе четверых человек.

Начальник поста Л. А. Денисова должна была укомплектовать организацию необходимыми медикаментами и два раза в неделю проводить занятия с бойцами санпоста (приказ № 29 от 19 июня).

24 марта московские руководители ВРК утвердили штатное расписание тульского комитета на 1942 год. В состав редакции вошли:

уполномоченный ВРК – 1100 рублей (заработная плата в месяц), ответственный редактор политического вещания — 880 рублей, редактор отдела пропаганды и агитации — 500 рублей, редактор литературно-музыкального вещания — 500 рублей, заведующий бюро рекламы — 450 рублей, заведующий низовым вещанием — 600 рублей, инструктор-редактор — 400 рублей, корреспондент-редактор — 350 рублей, диктор — 250 рублей (две ставки), машинистка — 200 рублей (две ставки), радиотехник — 500 рублей.

Отдельное штатное расписание для радиоабонементной инспекции комитета содержало две ставки: начальника инспекции с окладом 500 рублей и инспектора с окладом 350 рублей. Всего в составе радиокомитета предполагалось 15 служащих [165, л. 3].

Оклады для бухгалтера (350 рублей) и курьера (115 рублей) руководителю тульского комитета пришлось изыскивать из внутренних резервов.

Утвержденная смета расходов радиокомитета на 1942 год содержала крайне незначительные суммы (на порядок меньше, чем в печатной прессе). Так, на канцелярские и типографские расходы разрешалось истратить 1200 рублей в год, на почтовую, телеграфную и телефонную связь — 1200 рублей, на приобретение справочной литературы — 300 рублей, на командировочные расходы — 3600 рублей (в 1943 году смету на командировки урежут до 1200 рублей в год. — Авт.) [166, л. 10].

С июня 1942 года началось формирование районного радиовещания:

11 мая уполномоченным областного радиокомитета по г. Сталиногорску назначается тов. Шишкина, 15 июня приступили к работе руководителями местного вещания Н. А. Евтеев (Ефремовский район) и И. И. Веселов (Узловский район), с 22 июня — А. Ф. Поляков (Епифанский район), с 25 июня — С. Г. Лакерник (Щекинский район), с 22 июля — П. Ф. Агальцова (Лаптевский район), с 1 сентября — П. Ф. Акулова (редактор радиопередач по Подмосковному угольному бассейну), со 2 сентября — З. Н. Липилина (Плавский район).

Смета расходов по районному вещанию предполагала наличие в каждой редакции трех сотрудников: уполномоченного с окладом 450–500 рублей., массовика (так написано в приказе. — Авт.) (325–350 рублей) и машинистки (200 рублей). Годовой фонд зарплаты редакций варьировался в зависимости от категории района: от 900 рублей в месяц в Веневе, Плавске, Заокском и 1000 рублей в Узловой, Донском, Щекино до 1600 рублей в Сталиногорске. Также распределялся и авторский гонорарный фонд: от 500 до 1000 рублей в месяц.

В реальности на 20 сентября 1942 года только в лаптевской и плавской редакциях работали по три человека, в Щекино, Узловой, Ефремове, Донском и Заокском трудились по одному сотруднику с окладом 450 рублей [167, л. 9]. Утверждение уполномоченных районного радиовещания проходило на основании решений местных райкомов ВКП(б). Райком подбирал редактора, а областной радиокомитет утверждал согласованную кандидатуру. Из-за отсутствия в районах подготовленных творческих кадров, уполномоченными радио очень часто, а иногда в принудительном порядке, назначались редакторы районных газет, которые, получая дополнительную временную нагрузку, относились к радиоработе без энтузиазма.

14 июля 1942 года, обсудив вопрос «Об организации местного радиовещания в районах области» (протокол № 191, п. 6), бюро Тульского обкома ВКП(б) постановило:

— организовать к 1 августа 1942 года местное радиовещание в районах области. Установить продолжительность передач в сельских районах до 30 минут, в промышленных районах от 30 минут до одного часа;

— оборудовать к указанному сроку радиостудии при городских и районных радиоузлах;

— до 1 августа подобрать и утвердить ответственных редакторов местного радиовещания из числа членов и кандидатов ВКП(б) или членов ВЛКСМ политически подготовленных, проверенных товарищей, имеющих опыт газетной работы;

— организовать систематические выступления по радио руководящих партийных, советских и хозяйственных работников, широко освещать передовой опыт предприятий, цехов, колхозов, бригад, совхозов, МТС, лучших стахановцев, а также опыт сельсоветов, районов по руководству уборкой урожая;

— установить строжайший контроль и руководство за работой редакций местного радиовещания. Материал каждой передачи проверять лично секретарям горкомов и райкомов ВКП(б);

— организовать инструктаж и помощь редакторам местного радиовещания и обеспечить их всеми необходимыми руководящими и справочными материалами [168, л. 9].

В самом областном центре сетка радиовещания в январе-феврале 1942 года состояла только из сообщений Совинформбюро и выпусков городских известий. С марта начали добавляться новые передачи: музыкальные, выступления художественной самодеятельности, с апреля — ежедневно передаваемые объявления и сельскохозяйственные выпуски. «Городские известия» сменили название на «Тульские известия». С мая в сетке вещания уже значатся тематические передачи: «Фронт и тыл — единое» (9 мая), «Решения исполкома Тульского областного Совета о противопожарных мероприятиях» (19 мая), «Все наши силы на разгром врага» (23 мая).

Среди жанровых дебютов июня: цикл «Передовики социалистического соревнования у микрофона» (9 июня), очерк «Женщины овладевают мужскими профессиями» (12 июня), статьи «Партийная организация в борьбе за уголь» (13 июня), «Патриотизм советских женщин» (15 июня), «Агитаторы одного завода» (29 июня), рубрика «Трибуна стахановского опыта» (26 июня). С 19 июля постоянными в сетке вещания становятся обзоры материалов газеты «Коммунар», с 31 октября — циклы «Передачи для молодежи», с ноября — выступления у микрофона руководителей партийных, комсомольских организаций и циклы «Передачи для шахтеров».

Например, сетка вещания на 7 августа включала следующие передачи: обзор газеты «Коммунар», концерт граммофонной записи, объявления, новости «Тульские известия», концерт учащихся музыкальной школы, беседа «Что делать по сигналу химической тревоги».

Е. Любимова, З. Семушкина, С. Беляев и присоединившаяся к ним в июле 1942 года специальный корреспондент выпусков «Тульских известий» Ольга Михайловна Высоцкая активно работают в «крупных»

жанрах. В передачах радио звучат очерки: «Люди одного цеха» (14 июля), «Мастер орденоносной шахты» (15 июля), «Испытание дружбы» (10 августа), «Большая семья» (28 августа), «За что был получен орден» (22 октября) и другие. Создается немало тематических бесед. От директивных:

«Выше бдительность» (4 июля), «Работать за двоих, троих» (31 июля), «Больше угля родине и фронту» (27 августа), историко-патриотических:

«Денис Давыдов — партизан 1812 года» (26 августа), «Дмитрий Донской и Куликовская битва» (7 сентября) до бесед на практические темы — «Как собирать и сушить лекарственные травы» (29 июля) [169, л. 1–2].

Среди приказов по радиокомитету 1942 года, так или иначе отражающих основные направления работы тульского радио, влияющих на жизнь редакционного коллектива и несколько неожиданных для сегодняшнего понимания, следует отметить:

Приказ № 22 от 22 апреля: «Выпуски „Последние известия“ и „Бюро информации и объявлений“ должны быть готовы к 14 часам, тексты выступлений у микрофона — за день до передачи в эфир».

Приказ № 40 от 12 августа: «С 12 августа командировать тов. Плясунову на заготовку дров» (А. И. Плясунова работала секретарем комитета. — Авт.).

Приказ № 42 от 17 августа: группе сотрудников объявлена благодарность «за отлично подготовленную радиопередачу из орденоносной шахты № 2». Во время трансляции с шахты для горняков был устроен концерт.

Приказ № 50 от 21 сентября: «Зачислить на работу в радиокомитет Ендовицкого М. А. в качестве пианиста-концертмейстера». (Иногда во время эфира в передачах радио звучала «живая» музыка. Исполнители получали артистический гонорар. К примеру, в смете 1945 года на выплаты гонораров артистам было запланировано 20 тысяч рублей. Помимо М. А. Ендовицкого в радиокомитете в 1943 году работала солисткой — так указано в приказе — Г. И. Плахова. — Авт.) Приказ № 53 от 9 октября: «Создать специальное радиовещание для горняков». В сетке радиопрограмм семи угледобывающих районов предусматривалось выделение 15 минут для «горняцких» передач. На каждой шахте должны были создать «радиопосты, которые систематически организуют материал для вещания».

Приказ № 56 от 26 октября: «Установить начало работы для всех, без исключения, работников с 9 до 18 часов. Обеденный перерыв с 15 до 16 часов».

Приказ № 58 от 29 октября: «Уполномоченных (далее названы шесть фамилий) считать собственными корреспондентами Тульского областного радиокомитета». Руководителей районного радио обязали готовить для передач редакции пропаганды и выпусков «Последние известия» информационные материалы и ежедневно передавать их по телефону в Тулу.

Каждому районному уполномоченному было сообщено приблизительное время его вызова по телефону.

Приказ № 69 от 24 декабря: «Редактора музыкального вещания радиокомитета Успенского с работы освободить по сокращению штата».

(Председатель комитета С. М. Кабаков, видимо, «нашел повод» расстаться с В. С. Успенским. Уже 6 января 1943 года «единица музыкального и литературного редактора» неожиданным образом вновь образовалась.

Но уже для другого сотрудника. — Авт.).

26 февраля 1943 года Тульский областной радиокомитет получил еще одного начальника: заместителем председателя комитета и главным редактором политического и художественного вещания был назначен Алексей Семенович Туманов. «Все передачи у микрофона должны [выходить] с визой Туманова», — говорилось в приказе. (А. С. Туманов проработает на радио 10 лет, более 20 лет будет возглавлять газету «Коммунар», станет секретарем Тульского обкома партии по идеологии, последние 7 лет своей жизни работал заведующим партийным архивом обкома КПСС. — Авт.).

Среднесуточный объем вещания для областного радио был установлен в 1 час 15 минут. Дикторы обязаны быть у микрофона в 7.45, 17.20 и 20.10. В это время начинались передачи областного радио.

К постоянным передачам «На фронтах Отечественной войны», «Так сражаются туляки», «Трибуна стахановца» и другим, звучавшим в 1942 году, добавились отчеты с различных совещаний и конференций, обсуждение многочисленных обращений инициаторов и участников социалистического соревнования. Подмосковный угольный бассейн оставался одной из главных тем. Для оперативного освещения работы горняков в радиокомитете идут на значительные финансовые затраты. Уполномоченным радио в угледобывающих районах приказано (приказ № 35 от 14 мая 1943 г.) «систематически, 4 раза в неделю высылать срочной почтой за счет радиокомитета свои материалы… Материалы для шахтерских передач оплачиваются в двойном размере».

3 июня 1943 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О районном местном радиовещании». Отметив, что районные газеты являются важнейшим центром политической работы среди сельского населения, и учитывая, что они выходят всего один раз в неделю, ЦК ВКП(б) признал необходимым продолжить работу районной газеты средствами местного радио. Всем райкомам, обкомам, крайкомам и ЦК компартий союзных республик было предложено:

1. Организовать передачу по радио, по телефонным проводам в сельсоветы и колхозы каждого очередного номера районной газеты не менее 2–3 раз.

2. В дни, когда районная газета не выходит, передавать по радио политические новости (сообщения Совинформбюро, внутрисоюзную и международную информацию), а также материалы из жизни района — помощь фронту трудящихся района, ход основных хозяйственно-политических кампаний, обмен опытом работы колхозов, совхозов и промышленных предприятий, обмен опытом социалистического соревнования трудящихся, выступления передовых людей сельского хозяйства и промышленности района, письма земляков с фронта и др.

3. Редактирование материалов для передач по радио возложить на редакторов районных газет, а постоянное наблюдение и контроль за радиопередачами в районе возложить на вторых секретарей райкомов [170, с. 418–419].

Отныне материалы районной газеты обязаны были передаваться по местному радио не менее 2–3 раз.

Выпущенные в том же году в Москве «Типовые штаты районных и фабрично-заводских редакций радиокомитетов» предполагали наличие в редакциях районного радио 4 сотрудников: уполномоченного, литературного секретаря, диктора и машинистки. Но во всех 14 редакциях радио, функционировавших в области в первой половине 1943 года, трудилось по 3 человека: литературный секретарь и диктор работали по совместительству, на 0,5 ставки. Исключение составляла редакция угольного Товарковского района, на которую выделили 4,5 ставки и дополнительное время вещания в 15 минут.

В областном радиокомитете штат сотрудников увеличили на одну единицу, в 1944 году добавят еще одну — инспектора по объявлениям.

На состоявшемся 16–17 декабря 1943 года пленуме Тульского обкома ВКП(б) в докладе секретаря обкома И. М. Бочкина «Об агитационно-массовой и пропагандистской работе парторганизаций области» приводились такие данные: по оценкам обкома, в области насчитывалось 49 070 радиоточек (до войны было 63 166). В городах и рабочих поселках — 41 335 точек, на селе — 7 736 (до войны 17 116).

Докладчик сообщил, что радиоузлы действуют «во всех районах, но в некоторых (Бабынинском, Сафоновском, Чернском, Арсеньевском) пока установлены временные, маломощные радиоузлы. Во многих районах, особенно на шахтах комбината „Тулауголь“ плохая слышимость радиопередач… На днях бюро обкома приняло решение о мероприятиях по радиофикации районов области, что позволит нам значительно улучшить дело радиофикации области, надо только, чтобы райкомы партии оказали необходимую помощь работникам связи» [171, л. 21–22].

Говоря о редакциях местного радиовещания и отметив, что созданы они уже в 27 районах, И. М. Бочкин, по традициям жанра доклада, покритиковал и «некоторые райкомы партии, которые не уделяют должного внимания вещанию». (Перед выходом в эфир материалы редакций местного вещания были обязаны визировать лично вторые секретари райкомов партии. — Авт.) «Алексинская редакция передает материал только 2–3 раза в неделю, — докладывал И. М. Бочкин. — А во время уборочных работ уполномоченный радиовещания тов. Хабарова была послана в колхозы в качестве уполномоченного райкома партии, и радиопередачи совсем были прекращены. По существу, райком партии на это время ликвидировал районную газету. Уполномоченная радиовещания Каменского района назначена пионервожатой. Товарищи, местным радиовещанием надо руководить так же, как районной газетой, помогать работникам вещания, контролировать и проверять их работу» [172, л. 24].

Контролировать и проверять редакции райкомы научили: в протоколах заседаний бюро встречаются формулировки «заслушали и осудили работу… отчет… план…», но оказать действенную профессиональную помощь работникам районного радио райкомы партии не могли и не умели — учить было некому. Да и появлявшиеся в редакциях районного радио мало-мальски образованные молодые сотрудники очень часто переводились на работу в те же райкомы и райисполкомы: радио подождет.

В «Справке о местном вещании в районах области в 1944 году» прямо указывалось: «В кадрах радиовещания наблюдается большая текучесть в связи с тем, что райкомы партии за счет их комплектуют отделы райкомов партии и редакций районных газет» [173, л. 8 об.].

О кадровых проблемах в радиовещании размышлял в статье «Говорит Плавский радиоузел» корреспондент газеты «Коммунар» А. Матов:

«В редакции радиовещания работают тт. Хаваева и Каретникова, молодые, неопытные товарищи. К тому же т. Хаваева совмещает эту работу с обязанностями ответственного секретаря районной газеты. Оба товарища нуждаются в серьезной повседневной помощи и руководстве. Между тем, этого нет». Виновным в неудовлетворительной работе радио А. Матов считает, в том числе, и заведующую отделом пропаганды райкома партии, которая «не просмотрела ни одного выпуска районных известий, не сделала никаких критических замечаний».

«В Плавском районе есть немало хорошо работающих председателей колхозов, бригадиров, звеньевых, стахановцев полеводства и животноводства, — пишет автор. — Их выступления по радио дали бы много полезного. Однако местное радиовещание не пропагандирует передовой опыт, не делает его достоянием своих слушателей. За весь год перед микрофоном выступило всего 6 человек… За последние три месяца редакция не получила ни одного письма из района. В списке рабселькоров числятся всего 3 человека. Районные известия делаются, как правило, штатными работниками, не выходя из комнаты, по телефону… Редакция местного вещания злоупотребляет передачей материалов из центральных газет. Часто районные известия только из них и состоят» («Коммунар», 29 декабря 1943 г.).

В уже цитируемой статье газеты «Коммунар» «Радио — на службу политическому воспитанию масс» резкой критике подвергся Воловский райком партии: «Вместо того, чтобы наладить ежедневную передачу известий по радио, здесь проводят ее всего три раза в неделю… Подобные факты свидетельствуют о том, что некоторые партийные и советские руководители явно недооценивают значения радиовещания. Имея у себя на квартире репродуктор, такие работники считают, что с радиофикацией в районе всё обстоит благополучно… Каждый сельсовет, колхоз, совхоз и МТС, имеющие телефоны, надо превратить в пункты коллективного радиослушания» («Коммунар», 19 августа 1943 г.).

В областном центре качество радиопрограмм было несоизмеримо лучше. Об этом говорилось на прошедшем в Туле в ноябре 1943 года торжественном собрании работников областной трансляционной радиосети, посвященном вручению коллективу переходящего Красного знамени ВЦСПС и Наркомсвязи за работу в октябре. «Принимая знамя, — сообщала газета „Коммунар“, — директор радиотрансляционной сети т. Добровольский заявил, что работники радиофикации области с честью выполнят поставленные перед ними задачи» («Коммунар», 19 ноября, 1943).

В 1944 году радиовещание продолжило развиваться — в области действовало 28 районных редакций.

По мере продвижения наших войск всё дальше на Запад перед радиовещанием была поставлена задача, наряду с политическим вещанием, уделить серьезное внимание научно-популярным, музыкальным, литературно-художественным программам. В 1944 году в эфире тульского радио звучат лекции ученых: «Прошлое земли», «Великие грозные явления природы», «Происхождение человека», «Существует ли душа», «Работа рек и ручьев», «Великие мученики науки» и другие. Радиокомитет расширил музыкальное вещание за счет концертов в «живом» инструментальном исполнении. Были подготовлены и переданы по радио отрывки из оперной классики, произведения из репертуара советских композиторов. (Судя по приказам радиокомитета, начальник инспекции П. И. Корнеев постоянно выезжал в командировки в Москву за новыми пластинками. — Авт.) Сетку вещания областного радио пополнили циклы производственных передач: «Выполним социалистические обязательства», «Шире внедрять опыт многостаночников», становятся постоянными «Передачи для учителей».

Растущий творческий профессионализм сотрудников радио способствовал появлению на качественно новом уровне передач-бесед: «Нерушимая дружба фронта и тыла» (9 февраля), «Забота о фронтовиках и их семьях» (17 февраля), «Приблизим полный разгром врага» (29 февраля), «Передовые коллективы усиливают помощь фронту» (10 июня) и других.

Например, сетка вещания за 7 января 1944 года включала следующие передачи: корреспонденция Островского «Братья-партизаны», статья Крылова «Как мы экономим электроэнергию», литературная передача, беседа дома санитарного просвещения «Корь», обзор «Передовики социалистического соревнования», передача для молодежи, областные известия. 8 января: передача для пропагандистов и агитаторов, корреспонденция из действующей армии Евгения Кригера «Пушки вперед», концерт, информация, музыка, обзор материалов газет «Коммунар», «Шахтерская правда», областные известия (174).

Помимо совершенствования художественно-изобразительных средств вещания, в радиокомитете расширяли сетку местных новостей.

«В связи с необходимостью более яркого освещения жизни Тулы» было принято решение организовать выпуск «Городских известий» — «один раз в неделю, по вторникам… на 20 минут» (приказ № 33 от 15 мая 1944 г.).

А с 1 августа специально по городу Туле был назначен уполномоченный областного радиокомитета А. М. Добрынин.

1 февраля 1945 года, выступая на совещании работников редакции областного радиовещания с отчетом о работе в 1944 году, редактор С. М. Кабаков отметил, что сетка областного радиовещания состояла из следующих передач:

1. Передачи отдела пропаганды,

2. Передачи для молодежи,

3. Передовики у микрофона

4. Передачи для шахтеров,

5. Областные известия,

6. Направленные передачи (для учителей, сельскохозяйственные).

Рассказав о тематике выступлений, привлекаемых авторах, перечислив названия «циклов лекций», С. Кабаков привел и конкретные цифры, свидетельствующие о работе областного радио.

Так, в передачах отдела пропаганды у микрофона выступили 150 партийных, советских, комсомольских и хозяйственных работников.

В передачах «Областные известия» выступило более 200 руководителей предприятий, начальников цехов, мастеров, стахановцев производства, председателей колхозов, секретарей партийных и комсомольских организаций. Редакция «Областных известий» имеет более 50 постоянно пишущих корреспондентов из районов области.

В рубрике «Передачи для молодежи» у микрофона выступили 57 человек, а некоторые выступали по 2–3 раза — руководящие работники обкома и райкомов комсомола. В радиопередачах для молодежи приняли участие около 80 корреспондентов и авторов.

В рубрике «Передовики социалистического соревнования» выступило свыше 50 передовиков [175, л. 5–7 об.].

Не оставил без внимания докладчик и работу 25 районных редакций местного вещания. (По данным обкома партии, в области в это время работали 28 районных редакций. — Авт.) «Все редакции укомплектованы уполномоченными, из них только 12 человек являются освобожденными работниками, а 13 человек работают по совместительству. Большинство из них — это люди новые, пришедшие на радио в последнее время и нуждаются в повседневной помощи и направленности их в работе».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



Похожие работы:

«Рис. 1. Один из листов "Корана Усмана", хранившийся в мазаре шейхов ишкиййа в Катта-Лангаре. Полевая фотография (2001 г.) Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-00019-244-3/ © МАЭ РАН Глава III ИСТОРИЯ ТЕКСТА КОРАНА "Во имя Бога...»

«НЕМНОГО ЛЕТ НАЗАД. Роман в четырех частях. Соч. И. Лажечникова. Москва. Когда–то, тому очень давно, г. Лажечников написал три исторических романа. Публика с жадностью прочитала эти романы и осталась очень благодарна автору. После того г. Лажечников долго молчал, все собирался подарить публику "Ко...»

«этимология Л. В. Куркина ЛЕКСИЧЕСКИЕ АРХАИЗМЫ РУССКИХ ГОВОРОВ СРЕДНЕГО УРАЛА НА СЛАВЯНСКОМ ФОНЕ Последние десятилетия отмечены выходом в свет новых диалектных словарей, мате­ риалы которых существенно расширяют базу диалектологических, историко...»

«Глава 5. Методы исследования истории мировой политики Глава 5 Методы исследования истории мировой политики Введение Общественные, а нередко и другие науки пользуются одними и теми же или аналогичными методами исследования. История мировой...»

«1 Центральная закупочная комиссия Открытого акционерного общества "ТГК-14" ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА заседания Центральной закупочной комиссии ОАО "ТГК-14" Место проведения: г. Чита Форма прове...»

«События февраля Праздник Длинной колбасы 11 февраля Музей Мирового океана приглашает на Королевский день. На Набережной исторического флота пройдёт весёлое и увлекательное действо "Сказки cтарого города, или Праздник Длинной колбасы". На набережной Старого порта развернутся ярмарочные гулянья. Танцы, песни...»

«Правительство Новосибирской области Управление государственной архивной службы Новосибирской области Государственный архив Новосибирской области Сибирское отделение Российской академии наук Институт истории Новосибирский национальный исследовательский госу...»

«"Consultng & Busness".–2009.-№08.-S.20-25. История "Контракта века" Ильхам Шабан, руководитель Центра нефтяных исследований Азербайджанская Республика по своим историческим традициям, геополитическому положению, наличию природных ресурсов, экономическому потенциалу и некоторым другим па...»

«2 1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Подготовка молодежи к вступлению в брак, к будущей семейной жизни – неотъемлемая составная часть общей системы воспитания подрастающего поколения. Еще совсем недавно считалось, что молодой человек по достижении определенного возраста уже полностью готов к созд...»

«Найджел П. Браун Странности нашего языка. Занимательная лингвистика Серия "Занимательная информация" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=417572 Странности нашего языка. Занимательн...»

«Леонид Васильевич Соловьев Возмутитель спокойствия Серия "Повесть о Ходже Насреддине" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9543548 Повесть о Ходже Насреддине. Возмутитель спокойствия / Леонид Соловье...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 3 К СПОРТИВНОМУ КОДЕКСУ РАФ 2017 "Согласовано" "Утверждено" Совет РАФ по спорту Совет РАФ 07.12.2016 10.12.2016 РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОДГОТОВКЕ И СЕРТИФИКАЦИИ ГОНОЧНЫХ ТРАСС 1. Цель Данные Рекомендации...»

«Социологическая публицистика © 1993 г. М. БОРИСОВ ЗА СПИНОЙ ХАМА Хама проклинали всегда и везде, начиная со времен Ноя. Он уходил и незамедлительно появлялся вновь. Без него история почему-то не может обойтись. Он менял свое обличье, язык, походку, повадки, но человеческое восприятие фигуры хама оставалось...»

«ЮГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ИСКУССТВ КАФЕДРА МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Н. М. ПРОВОЗИНА ТВОРЧЕСТВО КОМПОЗИТОРОВ УРАЛЬСКОЙ ШКОЛЫ: ИСТОРИЯ, СТИЛЬ, ЖАНРЫ Ханты-Мансийск ББК.85.313 (0) УДК 781 П 78 Рецензенты: О. В. Скобелева, канд. культуроло...»

«Уважаемые участники конкурса "Юные знатоки Урала"! Конкурс этого года посвящён нескольким 100-летним юбилеям, каждый из которых важен для истории всей нашей страны – России и региона, в котором мы...»

«Солодов Александр Константинович Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации кандидат экономических наук, доцент ВАК УДК 330.16 О ВЛИЯНИИ КУЛЬТУРЫ НА КОНЦЕПЦИИ ФИНАНСОВЫХ МОДЕЛЕЙ ЗАПАДА И ВОСТОКА Аннотация Современная экономика в системном кризисе. Одна и...»

«О Н Е К О Т О Р Ы Х Н О В О В Ы Я В Л Е Н Н Ы Х СТАТЬЯХ С. Г. ШАУМЯНА Доктор историч. наук М. В. АРЗУМАНЯН Выдающийся ленинец Степан Шаумян оставил богатое литературное наследие. Он написал целостные научные труды, многочисленные статьи и пис...»

«А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ, А. П. МАРКОВ МЕЖДУ НАЦИЗМОМ И ИМПЕРИЕЙ. ДРАМА ВЫБОРА ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В статье анализируются причины и факторы возрождения нацистской идеологии. Особое внимание уделено разрушению христианских основ европейской культуры и экспансии язычества. Дается оценка перспектив перерождения н...»

«О. А. Баранов ТВЕРСКАЯ ШКОЛА КИНООБРАЗОВАНИЯ: К 50-ЛЕТИЮ Баранов О.А. Тверская школа кинообразования: к 50-летию. Таганрог: Изд-во НП "Центр развития личности", 2008. 214 c. В мон...»

«Д. И. Райзман ИЗДАТЕЛЬСТВО "ОХОТНИК" ББК 74.03(2Рос-4Маг)+63.3(2Рос-4Маг) УДК 94.(571.65) Р 18 Рецензенты: P. M. Вебер, кандидат педагогических паук, заслуженный учитель школы РФ, директор Социально-педа...»

«К. Т. Оралбаев Исторический опыт применения подвижных групп, действующих в отрыве от основных сил Obronno Zeszyty Naukowe Wydziau Zarzdzania i Dowodzenia Akademii Obrony Narodowej nr 1(13), 148-152 OBRONNO. Zeszyty Naukowe 1(13)/2015 К. Т. Оралбаев ISSN 2299-23...»

«"Государство и право".-2009.-№9.-С.101-104. ГОСУДАРСТВО В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ1 Р. Книпер2 Доктор права, профессор (ФРГ). Исторические этапы В ст. 1 и 5 кн. 2 Гражданского кодекса Нидер ландов 1976 г. (Wetboek) указано, что государство обладает...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на основную образовательную программу подготовки научнопедагогических кадров в аспирантуре "Философия, этика и религиоведение" по направлению подготов...»

«ІСТОРІЯ ИСТОРИЯ КРИМІНАЛІСТИКИ КРИМИНАЛИСТИКИ ТА И СУДОВОЇ СУДЕБНОЙ ЕКСПЕРТИЗИ ЭКСПЕРТИЗЫ УДК 343.98 В. Н. Чисников кандидат юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Государственній научно-исследовательский экспертно-криминалистический центр МВД Украины С. М. ПОТАПОВ — ПЕРВЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ КАБИНЕТОМ НАУЧНО-СУДЕБНОЙ ЭКСП...»

«СССР -и становление постиндустриального общества на Западе 1 9 7 0 -Щ -е годы НАУКА УДК 94(47+57) ББК 63.3(2)633 Б78 Рецензенты: доктор исторических наук A.A. Иголкин, доктор исторических наук A.C. Сенявский, кандидат философских наук В.В. Суходеев Бокарев Ю.П. СССР и становление постиндустриального об...»

«Писарюк Владимир Александрович ПРАВО ЛИЧНОСТИ НА УЧАСТИЕ В КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ И ПОЛЬЗОВАНИЕ УЧРЕЖДЕНИЯМИ КУЛЬТУРЫ В РОССИИ В ХХ ВЕКЕ 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискани...»

«Письмо Эгберту Примечания Письмо Эгберту Это письмо-одно из 16 сохранившихся писем Беды-написано в ноябре 734 г., за несколько месяцев до смерти Достопочтенного. Оно представляет большой интерес, поскольку...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.