WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:   || 2 | 3 |

«Историко-филологический факультет Кафедра журналистики ЖУРНАЛИСТИКА И КУЛЬТУРА Сборник научных статей I Международной научно-практической конференции г. Пенза, ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ПГУ)

ДЕПАРТАМЕНТ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

И СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И АРХИВА ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

ГТРК «ПЕНЗА»

ТРК «ЭКСПРЕСС»

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР «ПЕНЗЕНСКАЯ ПРАВДА»

ООО «ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАШ ДОМ»

Историко-филологический факультет Кафедра журналистики

ЖУРНАЛИСТИКА И КУЛЬТУРА

Сборник научных статей I Международной научно-практической конференции г. Пенза, декабрь 2014 г.

Под редакцией доктора филологических наук

Е. Н. Сердобинцевой Пенза • Издательство ПГУ • 2014 УДК 316.77; 070 Ж92 Журналистика и культура : сб. науч. ст. I Междунар.

Ж92 науч.-практ. конф. (г. Пенза, декабрь 2014 г.) / под ред. д-ра филол. наук Е. Н. Сердобинцевой. – Пенза : Изд-во ПГУ, 2014. – 164 с.

ISBN 978-5-94170-930-4 Представлены материалы, посвященные вопросам формирования культурного менталитета нации, культуры речи в современных СМИ, традиций и новаторства в журналистике; особенностям специализированных изданий по искусству; освещению межкультурных связей, проблемам культуры политической журналистики и этики современных журналистов; специфике обучения будущих журналистов.

УДК 316.77; 070 ОРГКОМИТЕТ Сердобинцева Е. Н., д.ф.н., доцент, профессор кафедры «Журналистика» историко-филологического факультета Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ (председатель);

Ягов О. В., д.и.н., профессор, декан историко-филологического факультета Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ (сопредседатель);

Рева Е. К., к.ф.н., доцент, заведующий кафедрой «Журналистика» историкофилологического факультета Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ (сопредседатель);

Иванцова С. В., старший преподаватель кафедры «Журналистика» историкофилологического факультета Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ (секретарь);

Сурина О. В., к.ф.-м.н., доцент, директор Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ;

Христолюбова О. В., к.ф.н., доцент кафедры «Литература и методика преподавания литературы» Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ;

Стрыгина Т. В., к.п.н., доцент кафедры «Журналистика» Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ;

Козина Т. Н., доктор культурологии, профессор, заведующий кафедрой «Культурология» Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ;

Зуева Г. С., ассистент кафедры «Журналистика» Педагогического института им. В. Г. Белинского ПГУ

–  –  –

КУЛЬТУРА СТРАНЫ В ЗЕРКАЛЕ ЖУРНАЛИСТИКИ

Винокуров В. С., Козина Т. Н.

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ ПРОВИНЦИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

НА СТРАНИЦАХ ГУБЕРНСКИХ ГАЗЕТ

Драчёва Ю. Н., Ильина Е. Н.

ТРАДИЦИИ ЛУБКА В СОВРЕМЕННОМ ПАРТВОРКЕ

Иванова Т. Н.

ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ

МИССИОНЕРСКИХ ИЗДАНИЙ

Накано Ю.





ИНТЕРНЕТ И ДИССИДЕНТСТВО 1960-х гг. В РОССИИ:

НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ В ЖИВОМ ЖУРНАЛЕ

Тюлякова О. Н.

ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ЗЕРКАЛЕ СМИ

(на примере республики Мордовия)

Хемин М.

К ВОПРОСУ О РОЛИ ПИСАТЕЛЯ-ПУБЛИЦИСТА

В ФОРМИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫХ ПРИОРИТЕТОВ........ 27

ЖУРНАЛИСТИКА КАК ОРУДИЕ ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ НАЦИИ

Петрова М. В.

ТОТАЛИТАРИЗМ В ОЦЕНКЕ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО

КИНЕМАТОГРАФА

Сердобинцева Е. Н.

ФОРМИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНОЙ РОЛИ ЖЕНЩИНЫ

В СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Филип Г.

СПОСОБЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЗРИТЕЛЕЙ К КИНО

ЭРОТИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ НА ПРИМЕРЕ

НЕСКОЛЬКИХ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ЖУРНАЛОВ

МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ В ЖУРНАЛИСТИКЕ

Михайлова Т. Д.

ПРОБЛЕМА ОТРАЖЕНИЯ КУЛЬТУРЫ ИНДИИ СРЕДСТВАМИ

РОССИЙСКОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

Рева Е. К.

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЖУРНАЛА «НАНА»:

СТАТЬЯ Д. МУЗАКАЕВА «ЧЕЧЕНСКИЙ НАРОДНЫЙ ТАНЕЦ»................. 52 Шаталова О. В., Пирбал О.

ЗАИМСТВОВАНИЯ В ЯЗЫКЕ СОВРЕМЕННЫХ СМИ КУРДИСТАНА:

ТЕМАТИЧЕСКИЙ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

КУЛЬТУРА РЕЧИ В СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ

Дубова М. А.

РЕЧЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ........ 60 Зотова Т. Н.

СТИЛИСТИЧЕСКОЕ СООТВЕТСТВИЕ НАПРАВЛЕННОСТИ

ИЗДАНИЯ (на примере «Пензенского бизнес-журнала»)

Квачадзе Т. Г.

АНАЛИЗ НОВЫХ СЛОВ В СОВРЕМЕННЫХ СРЕДСТВАХ

МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Свиридова Е. А.

ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА СОВРЕМЕННЫХ СРЕДСТВ

МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ (на материале текстов, связанных с событиями на Украине)

Туранова А. Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СИНТАКСИЧЕСКОГО СТРОЯ РЕЧИ

Д. БЫКОВА (на материале публицистики)

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ

И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ЖУРНАЛИСТИКЕ

(ЛИЧНОСТЬ, МЕТОДЫ, ПРИЕМЫ) Лыков К. А.

ЭФФЕКТ ГЕНДЕРНОЙ РЕЧЕВОЙ СТРАТЕГИИ В. ПОЗНЕРА

В ИНТЕРВЬЮ С Р. ЛИТВИНОВОЙ

Соколова И. С.

НОВЕЛЛИЗАЦИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ КРОССМЕДИЙНОСТИ

В СФЕРЕ ПОПУЛЯРИЗАЦИИ НАУКИ

КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕННОСТИ И СОВРЕМЕННАЯ

ЖУРНАЛИСТИКА

Сердобинцева Е. Н.

СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ МУЖЧИНЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

СОВРЕМЕННЫХ ЖУРНАЛОВ

Черникова Н. В.

ОСМЫСЛЕНИЕ АКТУАЛЕМЫ ДЕМОКРАТИЯ

В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОМ ДИСКУСРЕ

ЭТИКА ЖУРНАЛИСТИКИ И КУЛЬТУРА ПОВЕДЕНИЯ ЖУРНАЛИСТА

Татаренкова Д. С.

ЭТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ НОРМЫ ЖУРНАЛИСТА

ПРИ ОСВЕЩЕНИИ ТЮРЕМНОЙ ТЕМЫ

Шаховский В. И.

«ЗОЛОТОЙ ТИПУН»: ЖУРНАЛИСТЫ МОГЛИ БЫ СПАСТИ

НАШИ УШИ И ГЛАЗА, И ДУШИ (наблюдения лингвиста за речетворчеством журналистов)

КУЛЬТУРА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Карманова Т. М.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛОВЕСНЫХ ФОРМ СМЕХОВОЙ КУЛЬТУРЫ

В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ 1920-х гг.

(по материалам периодической печати Пензенской губернии)

ИСКУССТВО (ТЕАТРАЛЬНОЕ, МУЗЫКАЛЬНОЕ,

КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОЕ) И ЖУРНАЛИСТИКА

Белоножко Е. Д., Стрыгина Т. В.

ОСВЕЩЕНИЕ ВОПРОСОВ МУЗЫКАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ

В ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ XIX И XXI вв.

Канакина Д. А.

ОСОБЕННОСТИ ЖАНРА РЕЦЕНЗИЯ В СОВРЕМЕННЫХ СМИ................ 136 Патро-Куцаб М.

СОЗДАНИЕ ОБРАЗА ХУДОЖНИКА (на примере «Портретов»

Алоизия Фелиньского, размещенных в прессе)

СОВРЕМЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА ДОСУГА

КАК КУЛЬТУРНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ СОЦИУМА

Ашинова И. В.

ГЛАМУРНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА КАК ДВИГАТЕЛЬ ОБЩЕСТВА

ПОТРЕБЛЕНИЯ

ОСОБЕННОСТИ ОБУЧЕНИЯ ЖУРНАЛИСТИКЕ

Иванцова С. В.

О ПОДГОТОВКЕ ЖУРНАЛИСТА-ПРАКТИКА

В РАМКАХ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

КУЛЬТУРА СТРАНЫ

В ЗЕРКАЛЕ ЖУРНАЛИСТИКИ

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ ПРОВИНЦИИ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

НА СТРАНИЦАХ ГУБЕРНСКИХ ГАЗЕТ

В. С. Винокуров, Т. Н. Козина (Пенза, Россия)

CULTURAL LIFE OF THE PROVINCE

OF THE SECOND HALF OF THE XIX CENTURY

ON PAGES OF PROVINCIAL NEWSPAPERS

V. S. Vinokurov, T. N. Cozina (Penza, Russia) Abstract. In article the role of theater in education of people and reflection of this process in the provincial press is considered.

Key words: theater, province, newspaper, education.

Для общественной мысли 1860-х гг. наиболее актуальным становится вопрос о народном образовании и гражданском воспитании.

В этот период выдвигается задача воспитания «новых» людей, которые, в свою очередь, будут влиять на народные массы. Центром культурной жизни провинции становится театр, явившийся своеобразным клубом для встречи горожан всех сословий. Обновлявшийся репертуар давал возможность обсуждать на страницах газет самые актуальные проблемы.

Авторами статей о театре были редакторы местных изданий, педагоги высших и средних учебных заведений, молодые и отставные чиновники, студенты, офицеры, сами актёры и антрепренеры.

В 1860-е годы много говорилось о просветительской и воспитательной работе театра. Это объясняется тем, что с театром городское население соприкасалось чаще, чем с книгой. Даже в крупных городах преобладало неграмотное население. Библиотек было мало, а театр привлекал многих горожан. Он делал литературу доступной для тех, кто не привык читать: прочтение и толкование текста брали на себя актёры.

Сообщения в прессе, архивные документы, мемуары и статистические материалы позволяют определить основные группы театральной публики провинциального города. Большую её часть представлял «низший класс» – средние и мелкие торговцы, хозяева ремесленных заведений, приказчики, домашняя прислуга, мастеровые. Ценили театр и молодые люди из состоятельных купеческих семей.

Активной частью театральной публики являлась интеллигенция.

Выдвигая из своей среды рецензентов, она старалась воспитать деятелей театра и зрителей в духе близких ей идей. Театральная критика, представленная на страницах провинциальных газет, отражала взгляды именно этой части публики.

Критики требовали ставить остросоциальные, злободневные пьесы, отражающие действительность. Таким образом, в 1860-е годы социальные тематика и проблематика выдвигаются на первый план, часто даже в ущерб художественности. Рецензенты считали, что можно не замечать слабую актёрскую игру и бедность сюжета пьесы, если в ней поднимаются актуальные социальные проблемы.

Однако события реальной жизни не соответствовали подобным пожеланиям. Так, например, упоминать в печати крепостную реформу было разрешено только в 1858 г., а к концу 1859 г. правительство вновь запретило гласное обсуждение этой проблемы. В провинциальных газетах помещались подробные отчёты о гуляньях в городских садах и благотворительных спектаклях, сообщения о семейных событиях в жизни зарубежных монархов, но – ни слова по поводу ожидаемой реформы.

В печати 90-х гг. XIX в. корреспонденты также отмечали важную роль театра в воспитании зрителя: «… теперь никто уж, конечно, не сомневается, что хорошо организованные народные развлечения, в том числе и народный театр, отвлекая народ от отупляющих и развращающих его развлечений, которыми он обычно до сих пор пользовался, могут послужить важным фактором в борьбе с народным невежеством и пьянством » [1]. На страницах газет признавалась способность театра давать назидательный урок ненавязчиво, в завуалированной форме.

С целью просвещения народных масс повсеместно организовывались кружки любителей драматического искусства. Одним из первых подобных театр устроил в 1871 г. в Одессе актёр-любитель Н. П. Чернышев. Цены в этом учреждении культуры были доступны для рабочих. В пензенской прессе также говорилось о необходимости открытия народного театра. Однако он был организован в городе лишь в 1869 г. Демократичная ценовая политика, проводимая администрацией, способствовала его популярности среди широких слоёв населения.

В репертуар Пензенского театра в основном входили пьесы воспитательного характера, а количество развлекательных водевилей и фарсов сократилось до минимума. Подобные изменения объясняются неприятием зрителями так называемого «лёгкого искусства», что по мнению местного критика «доказывает наличность чуткости и понимания среди простого народа» [2]. По мысли анонимного автора, «театр может представлять большую просветительскую и нравственную силу», так как его сценические образы «сильнее будят и мысль, и чувство, и воображение» [1].

Таким образом, театр в силу своей доступности для неграмотной части публики, способствуя проникновению тем, идей и образов художественной литературы в широкие слои городской бедноты, выполнял просветительскую функцию. Этот процесс нашёл своё отражение на страницах губернских газет.

–  –  –

ТРАДИЦИИ ЛУБКА В СОВРЕМЕННОМ ПАРТВОРКЕ1

Ю. Н. Драчёва, Е. Н. Ильина (Вологда, Россия)

TRADITIONS OF POPULAR PRINTS IN THE MODERN

PARTWORK Y. N. Dracheva, E. N. Ilyina (Vologda, Russia) Abstract. This article deals with a partwork as a modern mass culture phenomenon. The typological features of a partwork as well as its genre and stylistic peculiarities are described in the context of a lubok’s traditions’ development.

Key words: linguistics of media, partwork, mass culture, popular print (lubok).

Партворки – массовые периодические коллекционные издания научно-популярного или развлекательного содержания – продолжают традиции массовой культуры прошлого. Текстовый корпус партворков ещё не был объектом системного научного описания, тогда как их тематика, типология, жанрово-композиционное своеобразие и стилистические особенности требуют пристального внимания лингвистов, культурологов, специалистов по массовой коммуникации [2].

Отличительными особенностями партворка являются следующие.

1. При всем своём тематическом разнообразии партворки ориентированы на те сферы деятельности, которые чаще всего вызывают общественный интерес и так или иначе позиционируют идею коллекционирования. Это приобретение объектов материальной и духовной культуры народов мира («Валюты мира», «Коллекционные ножи. История и традиции»; др.); формирование подборки текстов о занимательных явлениях науки и искусства («Занимательная математика», «История в женских портретах»; др.); комплектование наборов фигур для настольных игр («Шахматы Гарри Поттера», «Шахматные фигурки «Звёздных войн»»; др.); покупка деталей для самостоятельного изготовления коллекционных объектов («Двенадцать апостолов», «Собери свой телескоп»; др.). При этом приобреСтатья подготовлена при финансовой поддержке Российского государственного научного фонда (конкурс поддержки молодых ученых 2014 г., проект № 14-34-01263 «Мультимедийный корпус вологодских текстов "Жизненный круг"»).

тение партворка лишь отдалённо напоминает действия коллекционера: у потребителя скорее создаётся иллюзия причастности к накоплению ценных артефактов, чем это происходит на самом деле.

2. Партворк сочетает в себе визуальное, словесное и акциональное начала. В состав каждого выпуска входит богато иллюстрированный журнал, тексты которого создают у потребителя образ предлагаемых объектов коллекционирования. Тематика отдельных коллекций определяет, в какой мере актуализируется каждое из этих начал. Например, коллекции, построенные на основе известных фильмов («Властелин колец», «Шахматы Гарри Поттера» и др.), более насыщенны в визуальном отношении; коллекции, адресованные мастеру-моделисту («Победа ГАЗ М-20», «Великие парусники» и др.), в большей мере позиционируют технологическую составляющую; коллекции, дающие представление о национальных культурах («Путешествие в Европу», «Куклы «Дамы эпохи»» и др.), создают яркие словесные образы, ориентируются на прецедентные тексты различных народов, стран и эпох.

3. Партворк весьма тенденциозен и категоричен в выборе средств и способов репрезентации общественно значимых идей. Так, лежащая в основе коллекции «Куклы в народных костюмах» идея сохранения этнического и конфессионального разнообразия России, развития культурной толерантности, воплощается с помощью вербализованных авто- и гетеростереотипов восприятия быта и нравов жителей различных территорий, наиболее известных прецедентных образов культуры места, этнографически ориентированных произведений изобразительного искусства и художественной литературы. Так, образ Вологодского края, судя по текстам партворка [4, вып. 14], складывается из вологодского кружева, великоустюгского чернёного серебра и сливочного масла, опирается на творчество К. Н. Батюшкова, В. А. Гиляровского и Н. М. Рубцова, включает в себя традиционные весенне-летние гулянья (Масленица, Пасха, праздник Ивана Купалы), детские игры и забавы («Ключики – замочки», «Дрёма», «Олень» и пр.) и представляет традиционный на Русском Севере женский костюм с рубахой и сарафаном в своей основе.

4. Партворк отличает разомкнутость пространственновременной организации текста, мультипликативность подачи материала. При наличии в каждом из выпусков строгой последовательности тематических разделов вокруг них существует целая система более мелких рубрик, «кочующих» по всему пространству выпуска, предназначенных для введения косвенной информации, помогающих выразить основную идею текста. Так, названия рубрик коллекции «Куклы в народных костюмах» вербализуют идею территориальной закрепленности нации («История места», «Что здесь носили?»), важности сохранения исторической памяти народа («Преданья старины красивой»), его трудового наследия, в первую очередь, швейного мастерства («Разбор костюма», «Разбираем орнамент»), а также народных традиций в проведении досуга («Во что здесь играли?»). Способствуют этому и рубрики-клейма («Лоскутик истории», «Словарь», «Старо предание», «Узелок на память», «Связующая нить», «Мастерская», «Для перекуса» и пр.).

5. Обращает на себя внимание стремление авторов партворка максимально приблизить информацию к потребителю, создать упрощённо-целостный и эмоционально насыщенный образ предлагаемого объекта коллекционирования. Так, выпуск коллекции «Дамы эпохи», посвящённый Анне Карениной [1, вып. 11], обращаясь к пересказу фрагментов прецедентного текста Л. Н. Толстого и посвященных ему литературно-критических сочинений, активно используя лексику определенных тематических групп (наименования частей тела человека, названия деталей одежды и обуви, тканей, способов шитья, украшений, наименования явлений бытовой и духовной культуры определенной эпохи, именования чувств и эмоций), привлекая словарные комментарии и визуальные иллюстрации, создаёт образ героини, олицетворяющей не столько авторский замысел, сколько усредненное представление о культуре, быте и нравах российской аристократии второй половины XIX в. Рисуется образ страдающей аристократки Анны Карениной, вследствие чего предлагаемый потребителю товар – кукла «Анна Каренина» – приобретает образ «русская аристократка второй половины XIX века», наделяется эмоциональной доминантой «женщина, потерявшая себя».

6. Партворки характеризуются высокой воспроизводимостью, тиражностью, доступностью информации широким слоям населения.

Этому способствует изощрённая маркетинговая политика издательств, специализирующихся на выпуске партворков. Так, например, издательский дом «ДеАгостини» для продвижения партворков использует аудиальную, визуальную и печатную рекламу, активно работает с потребителями с помощью своего официального сайта, организует различного рода акции (конкурсы, обсуждение на форуме и пр.), стимулирующие интерес потребителей к различным коллекциям.

Анализ тематической ориентированности, жанрово-композиционных особенностей и стилистической организации текстов партворков убеждают нас в том, что этот тип массовых периодических изданий продолжает традиции лубочной литературы [3; 5; др.] с поправкой на технологические возможности современной массовой коммуникации.

Список литературы

1. Дамы эпохи. Моя коллекция кукол. – Вып. 1–100. – М. : ДеАгостини, 2011– 2014.

2. Драчева, Ю. Н., Ильина Е. Н. Представление об игре в народной культуре и его интерпретация в партворке «Куклы в народных костюмах» / Ю. Н. Драчева, Е. Н. Ильина // Казанская наука. – 2014. – № 7. – С. 110–113.

3. Захарова, М. Е. Лубок как явление российской массовой культуры XIX / М.

Е. Захарова // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского. – 2012. – № 27. – С. 634–637.

4. Куклы в народных костюмах. – Вып. 1–74. – М. : ДеАгостини, 2012–2014.

5. Ровинский, Д. А. Русские народные картинки / Д. А. Ровинский. – СПб. : Издание Р. Голике, 1881–1900. – Т. 1–5.

ФУНКЦИИ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ

ПРАВОСЛАВНЫХ МИССИОНЕРСКИХ ИЗДАНИЙ

Т. Н. Иванова (Москва, Россия)

FUNCTIONS OF MODERN MISSIONARY MAGAZINES

OF THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH

T. N. Ivanova (Moscow, Russia) Abstract. This article presents the results of a study of modern missionary magazines of the Russian Orthodox Church. First presented functions and analysis of missionary press. The author defines signs Orthodox magazines, their characteristics.

Key words:Russian Orthodox Church, Orthodox missionary magazines, the format of the edition,the volume of publications, circulation.

Русская Православная Церковь (РПЦ) проводит большую просветительскую, информационную и издательскую работы. Приоритетным направлением служения РПЦ является миссия.

С начала этого века появились новые и восстановлены прежние миссионерские издания. Одни помогают утвердиться в Вере, другие – найти дорогу к ней.

Одно из старейших изданий Миссионерского отдела Московского Патриархата Русской Православной Церкви (РПЦ) – «Миссионерское обозрение». Оно было учреждено в 1896 г., выходило в Киеве, а потом в Санкт-Петербурге до 1916 г.

Издавал и редактировал обозрение до 1916 г. известный миссионер, боровшийся с сектантскими учениями, писатель, выпускник киевской духовной академии, основатель первой в России ежедневной церковно-политической газеты «Колокол» – Василий Михайлович Скворцов (1859 г. –1932 г.). Под руководством В. М. Скворцова «Миссионерское обозрение» имело яркую антисектантскую направленность.

Широкую известность редактору и издателю журнала принесли его сочинения: «О штундизме и о мерах борьбы с сектою» Чернигов, 1894 г.; «О тарусских хлыстах» СПб., 1896 г. и многие другие. Сборник статей Скворцова по поводу отречения от Православной Церкви графа Л. Н. Толстого выдержал три издания.

Заново «Миссионерское обозрение» было учреждено в 1995 г., на самом пике активности зарубежных сект на территории России.

Сегодня «Миссионерское обозрение» является преемником издания, выходившего до Октябрьской революции 1917 г. Это качественный полноцветный богословский научно-публицистический журнал выходит раз в месяц и адресован широкому кругу читателей.

Главный редактор – Высокопреосвященный Иоанн, архиепископ Белгородский и Старооскольский, председатель Миссионерского отдела Московского Патриархата РПЦ, ректор Белгородской Православной Духовной семинарии с миссионерской направленностью.

Сама идея издания – в его названии, которое включает в себя подробный рассказ о православной миссионерской работе во всех сферах жизни российского общества.

Вся информация, поступающая в журнал, распределяется по рубрикам: «События. Новости. Информация», «История миссии», «Православие и общество», «Православие и наука», «Новинки православных изданий» и др.

Большой интерес представляет рубрика из дореволюционного архива журнала, в которой читателю предлагаются материалы, опубликованные в издании до Октябрьской революции, например, в номере № 5-2008 и № 11-2008 – статьи за 1910 г., посвященные 50-летию Православия в Японии.

Старейшие и постоянные рубрики – «Миссионерское делание» и «Современные секты».

В рубрике «Миссионерское делание» привлекает внимание статья А. М. Гарина (№ 9 (155)-2008) об опыте православной миссии на североамериканском континенте.

На протяжении всего существования журнала рубрика «Современные секты» остается наиболее интересной, содержательной и, действительно, современной. Например, статья кандидата юридических наук Н. Голяндина «Криминальная опасность тоталитарных сект» (№ 1-2009).

Авторы журнальных публикаций – священнослужители, ученые, преподаватели и выпускники Белгородской Православной Духовной семинарии.

Тираж издания с 2000 г. постоянный – 3 тыс. экз. Объем составляет 32 стр.

Осенью 2010 г. «Миссионерское обозрение» отметило пятнадцать лет со дня своего восстановления.

С 1996 г. в Москве выходит православный журнал для сомневающихся – «Фома», то есть для тех, кого волнуют вопросы о вере.

Он адресован светским читателям, которые интересуются Православием.

Другое миссионерское издание – «Фома». Этот молодежный миссионерский журнал издается АНО «Фома Центр» под патронажем Издательского Совета Московского Патриархата. Объем издания – 132 стр. Тираж 36 тыс. экз. Значительная его часть распространяется бесплатно через благотворительные структуры и непосредственно «Фома Центром», попадая в места заключения.

Журнал задумывался как миссионерское издание, предназначенное для диалога с неверующими и сомневающимися людьми. Оно существует уже более пятнадцати лет и соответственно приобрело большой опыт в миссионерском деле.

Журнал является единственным изданием, которое более года проводило серьезное исследование своей читательской аудитории (каждый номер читают номер около 250 000 человек).

«Фома» ведет диалог между Церковью и обществом. У редакции журнала накопился огромный опыт по современной миссионерской ситуации и проблемам православной миссии.

Святейший Патриарх Кирилл в 2010 г. на встрече с руководителями православных средств массовой информации ставил журнал «Фома» в пример другим церковным изданиям.

С 1997 г. по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Московским Новоспасским ставропигиальным мужским монастырем выпускается православный молодежный журнал «Наследник», который продолжил традиции «Православной юношеской газеты» (выходившей с 2000 г. 1 раз в месяц и издававшейся в течение пяти лет). «Наследник» был задуман как тематический журнал-альманах. Идея журнала заключена в его названии, которое отражает проблему наследования современными молодыми людьми нравственных традиций предыдущих поколений, проблему правильного духовного воспитания. Каждый выпуск журнала посвящен определенной теме, например тема номера № 1 за 2006 г. – «Свобода и своеволие», № 8-2006 г. – «Войти в труд», № 11-2007 г. – «Достичь простоты», № 17-2008 г. – «Вера», № 18-2008 г. – «Власть», № 21 – «Дружба».

Все материалы весьма актуальны, так как они не просто говорят о проблемах современной молодежи, а ищут и обсуждают методы и пути решения этих проблем. Постоянные авторы издания – церковные пастыри, ученые, спортсмены, студенты. Главный редактор журнала – священник Максим Первозванский. «Наследник» выходит 1 раз в 2 месяца. Тираж – 10 тыс. экз. Объем издания – 96 стр.

Православная миссия обширна и богата своей периодикой. В данной работе проведено исследование только трех миссионерских Православных журналов, которые автору показались наиболее яркими.

ИНТЕРНЕТ И ДИССИДЕНТСТВО 1960-х гг.

В РОССИИ: НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ

В ЖИВОМ ЖУРНАЛЕ1 Ю. Накано (Токио, Япония)

INTERNET AND DISSIDENT MOVEMENT

IN THE 1960S IN RUSSIA: NATALIA GORBANEVSKAIA

IN LIVEJOURNAL

Yu. Nakano (Tokyo, Japan) Abstract. Natalia Gorbanevskaia, famous dissident in the 1960s, regularly wrote and updated her page in LiveJournal from 14 December 2007 to28 November 2013, a day before her death. This article deals with the representation of memory in her writingsin LiveJournal and other publications and focuses on how Gorbanevskaia, one of the founders of Russian underground literature, has concernedInternet as a new medium to represent herself and how the progress of technology has affected the recording of the Soviet past.

Key words: Natalia Gorbanevskaia, LiveJournal, dissident movement, Samizdat, Tamizdat, Internet.

В данной статье рассматривается саморепрезентация русской поэтессы Натальи Горбаневской в ее дневниках в Живом Журнале.

«Live Journal» является сетью блогов в форме дневников в Интернете и русское название «Живой Журнал» употребляется с 2001 г. [15:52].

Мы хотели бы начать с проблемой авторства дневника Горбаневской в Живом Журнале. Поскольку дневник в Живом Журнале можно вести под псевдонимом, мы не знаем окончательного подтверждения об авторстве дневника. Следует признать, что авторство считается условным. Но такое условное авторство Натальи Горбаневской подтверждается следующим высказыванием об дневнике в Живом Журнале: «Приводя комментарии к записям в своем ЖЖ, я не давала ссылок.

Желающие могут посмотреть его: ng68.livejournal.com» [4:180]. Этот адрес соответствует существующему до сих пор адресу дневника в Данное исследование было сделано при поддержке Grant-inAidforYoungScientists (B), JSPSKAKENHIGrantNumber 25770126.

Живом Журнале. И содержание в дневнике тоже свидетельствует о том, что она сама вела этот дневник под именем «ng68», в котором цифры «68» говорят о многом.

Наталья Горбаневская была первым редактором самиздатского журнала «Хроника текущих событий» с апреля 1968 г. («хроника»

выходила с 30 апреля 1968 г.) и одной из семи участников в демонстрации на Красной площади в Москве 25 августа 1968 г. против вторжения войск Варшавского пакта в Чехословакию [5:298]. Она была арестована на Красной площади, но вскоре выпущена. 24 декабря 1969 г. Горбаневская была снова арестована, затем признана невменяемой с диагнозом «вялотекущая шизофрения» и отправлена на принудительное лечение в Казанскую психиатрическую тюрьму.

Она была освобождена в феврале 1972 г. 17 декабря 1975 г. она с двумя сыновьями эмигрировала и с 1 февраля 1976 года жила в Париже [13(1:351);4:171]. Она работала в редакции журнала «Континент» до переезда главного редактора Владимира Максимова в Москву в 1992 г. и в последние годы занимала должность заместителя главного редактора в газете «Русская мысль». Она вела свой дневник в Живом Журнале с 14 декабря 2007 по 28 ноября 2013 г., за один день до ее смерти.

В последние годы она активно использовала материалы в Интернете. В дискуссии о демонстрации на Красной площади 25 августа 1968 г. она проводит разные цитаты анонимных участников в Живом Журнале. «Недавно, вывешивая у себя в ЖЖ свое интервью, связанное с демонстрацией, пользователь Naechste (которому в 1968 году было девять лет) написал комментарий: «Мое любимое событие в советской истории, самое-самое». Далеко не у всех оно вызывает такой восторг. В январе этого года в журнале фотографа и журналиста Рустема Адагамова, пишущего в ЖЖ под ником Drugoi, появилась запись: «Конец «Пражской весны» в фотографиях». (...) В его ЖЖ, как всегда, много откликов: и вокруг Пражской весны(о чем я здесь говорить почти не буду), и вокруг демонстрации развернулись ожесточенные споры. Почти оставив в стороне вопрос, который обсуждался особенно рьяно(а местами и оскорбительно): зачем я пошла на демонстрацию с ребенком? – приведу некоторые примеры из разгоревшейся перепалки.» [4:170]. Потом Горбаневская перечисляет мнения анонимных участников о демонстрации. Следует уделять особое внимание тому, что Горбаневская цитирует не столько одно определенное высказывание анонимного участника, сколько пространство, где происходит эта дискуссия, в которой участвуют многочисленные анонимные участники. Поэтому ее цитата выглядит как серия высказываний в Живом Журнале. Ее интересуют не определенные суждения о демонстрации («еврейский вопрос», «дешевая слава» и т.д.) а пространство, где обмениваются мнениями анонимных участников.

В ночь с 13 на 14 декабря 2007 года Горбаневская начала писать в Живом Журнале. «Позавчера, т.е. еще 11, т.е. позапозавчера вечером при гостях(о гостях дальше) обещала, что начну вести свой дневник(journal, dziennik) в ЖЖ. (...) Тем более что я вообще никогда и никаких дневников не вела, а эпистолярный жанр – который я некогда занималась усиленно, потом забросила и только с появлением емели вновь занимаюсь вовсю – для меня куда естественней. Чем хорош дневник в ЖЖ – тем, что заранее ясно, что ведешь его не для себя, а для читателя» [7]. Следует вспомнить, что Гобаневская была одной из редакторов журнала «Хроника текущих событий», сообщившего на Западе об арестах и процессах диссидентов в СССР. От самиздата до Живого Журнала нетрудно найти сквозную линию, обращая пристальное внимание на деятельность Горбаневской 1960-х гг.

В связи с появлением личных пишущих машинок русский эмигрантский писатель Зиновий Зиник рассказывает о порождении эпохи «самиздата»: «Появление магнитофонов породило первую неподцензурную форму самовыражения – песни под гитару. Они распространялись в виде магнитофонных кассет. Я, в свою очередь, принадлежал второму поколению – обладателей личных пишущих машинок. Это механическое устройство «брало» как минимум четыре копии – этого было достаточно, чтобы почувствовать себя писателем, независимым от властей» [9:249]. В отличие от периода при Сталине, когда пишущие машинки должны были зарегистрироваться в государстве, уже во второй половине 1960-х гг. обычные граждане тоже могли приобрести личный фотоаппарат и личную пишущую машинку [14:3]. И обладание «личной» пишущей машинкой позволило воспроизвести рукопись и, по словам Зиника, «почувствовать себя писателем, независимым от властей». Такое обладание способами воспроизведения личных опытов на пишущих машинках, фотоаппаратах, магнитофонах и видеокамерах, приведет к дальнейшей гласности перестроечного периода.

Сейчас считается, что Интернет является огромным хранилищем личных опытов анонимных участников. Личные опыты фиксируются в дневниках и анонимные авторы стараются поделиться повседневной жизнью с анонимными участниками в сообществе в Интернете.

Когда Горбаневская говорила о том, что она ведет дневник «для читателя», она имела в виду не определенного адресата, а анонимных читателей в Интернете.

Радио Свобода стало собирать самиздатские материалы с 1968 г.

и Архив самиздата, первая коллекция самиздата на Западе, был учрежден в исследовательском отделе «Радио Свободы» в Мюнхене в 1971 г. [14:7]. По словам Поспиеловского, «тамиздат» начался еще раньше, с 1920-х годов, когда книги Пильняка и Замятина были опубликованы «там», за рубежом [16:46]. И отправление рукописи Пастернака и бурная реакция Хрущева и партийного «истеблишмента» на публикацию книги «Доктор Живаго» считаются возвращением в период тамиздата [16:48]. Книга Горбаневской «Полдень» была издана в 1970 г. в Мюнхене. Чешская переводчица Яна Кулсакова осенью 1969 г. вывезла фотопленку из Москвы в Прагу и оттуда отправила ее в Мюнхен. В 2007 г. книга впервые появилась в России [6:13–14].

Согласно мнению нидерландского юриста Фелдбругге 1968 год считается водоразделом в истории самиздата. Число самиздатских изданий, достигших Запада в 1968 г. увеличилось примерно в пять раз больше, чем в 1965 г. По заключению Фелдбругге: 1)самиздат начался с 1966 г. (тогда процесс Синявского и Даниэля вызвал большой протест внутри страны и за рубежом); 2) число самиздатских изданий драматически увеличилось в 1968 г.; 3) дальше (по крайней мере до 1974 г.), число самиздатских изданий оставалось на уровне 1968 г. [14:12].

В 1960-х гг. в дневниках и мемуарах в связи с техническим прогрессом звуковой записи появляются описания о памяти звуков.

В воспоминаниях Лариса Богораз вспоминает о разговоре с Горбаневской, когда советские танки вошли в Чехословакию. «Было очень рано, часов, может, семь. Наташа Горбаневская, рыдая, говорит, что наши войска вошли в Чехословакию. "Советские танки в Праге"»

[1:82]. Они разговаривали по телефону и вместе слушали зарубежную радиопередачу, сообщающую о просьбе чешского ведущего на русском языке. «Несколько раз я приходила к Наташе Горбаневской, чтобы послушать радио, узнать, что же там делается, в Чехословакии (у меня не было приемника). И однажды, крутя настройку, мы услышали чешскую речь, а потом женский голос слабо, но явственно произнес по-русски: «Русские братья, уходите к себе домой, мы вас не звали» [1:84]. В воспоминаниях Богораз передается её память звуков в 1968 г.: рыдание Горбаневской, просьба чешского ведущего на русском языке и зарубежные радиопередачи.

Сборники интервью с Михаилом Бахтиным и Анной Ахматовой основаны на звукозаписях Виктора Дувакина, который был уволен с филологического факультета МГУ из-за свидетельства в защиту Синявского на процессе Синявского и Даниэля в 1966 г., он собирал запись устных воспоминаний с первым портативным магнитофоном «Репортер-3», который он получил в начале 1967 г. [12:460].

В журнале «Хроника текущих событий»за исключением конфискованного 59 выпуска в предисловии постоянно дается следующий текст. «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживается своих убеждений и свободу искать, получить и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Всеобщая декларация прав человека, статья 19» [10]. Нам представляется, что свобода речи в этом провозглашении была уже осуществлена в постперестроечном периоде. Но нельзя упустить из виду, что технические прогрессы и приобретение личных аппаратов, записывающих личные исторические опыты, привели к перестройке и «гласности».

Ирина Паперно в ее исследовании о феномене Лидии Гинзбург в Живом Журнале указывает на то, что Лидия Гинзбург при жизни никогда не появлялась в Интернете. Но, по словам Паперно, анонимные читатели Лидии Гинзбург описывают, в каком обстоятельстве и в какое время они читали Лидию Гинзбург, как будто эти читатели позволяют другим участникам войти в их домашние пространства [15:53]. В заключении Паперно настаивает на том, что участники в сообществе авторов дневников о Лидии Гинзбург заимствуют личность, слова и фотографии Лидии Гинзбург для их самовыражений [15:54]. В отличие от Гинзбург Горбаневская сама вела дневник «для читателя» в Живом Журнале. И песня американской певицы Джоана Баэз «Наталья» была посвящена Горбаневской [11]. Но она не была предметом чужих воображений и идеалов, до конца жизни оставалась своим идеалом 1960-х гг. 25 августа 2013 г. она оставила заметку в Фейсбуке: «Я иду на пл.» [8]. Горбаневская вновь появилась с баннером «За нашу и вашу свободу» в памяти 45-летия демонстрации 1968 г. на Красной площади, чтобы вспомнить все, что было здесь 25 августа 1968 г. 10 человек были задержаны, но Горбаневскую больше не трогали и не задерживали[ 11].

Подытоживая статью, мы пришли к такому выводу, что технологические прогрессы аппаратов, фиксирующих личные исторические опыты, обеспечивали русских диссидентов способами воспроизведения рекордов событий в СССР. Горбаневская оставалась своим идеалом 1960-х годов, но до конца жизни она продолжала вести дневник в Живом Журнале как современный способ самовыражения.

Список литературы

1. Богораз, Л. Из воспоминаний / Лариса Богораз // Минувшие: исторический альманах. – 1990. – № 2. – С. 81–140.

2. Горбаневская, Н. Как порождаются мифы / Наталья Горбаневская // Континент. – 2010. – № 146. – С. 330–336.

3. Горбаневская, Н. Кто же сможет в этом разобраться? / Наталья Горбаневская // НЛО. – 2006. – № 79. – С. 185.

4. Горбаневская, Н. Легенда нашей демонстрации: сорок лет спустя / Наталья Горбаневская // Неприкосновенный запас. – 2008. – № 4 (60). – С. 169–180.

5. Горбаневская, Н. Показать, каким был журнал на самом деле... (Беседу вела Елена Скарлыгина) / Наталья Горбаневская // Вопросы литературы. – 2007. – № 2. – С. 298–307.

6. Горбаневская, Н. Полдень: Дело о демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади / Наталья Горбаневская. – М. : Новое издатальство, 2007.

7. Гобаневская, Н. 14 декабря 2007 [Электронный ресурс] / Наталья Горбаневская // Живой Журнал. – URL: http://ng68.livejournal.com/2007/12/14/ (дата обращения: 26 октября 2014).

8. Горбаневская, Н. 25 августа 2013 [Электронный ресурс] / Наталья Горбаневская // Facebook – URL: https://www.facebook.com/natalia.gorbanevskaya (дата обращения: 28 октября 2014).

9. Зиник, З. Эмиграция как литературный прием / Зиновий Зиник. – М. : Новое литературное обозрение, 2011.

10. Мемориал. Хроника текущих событий // Мемориал. – URL:

http://www.memo.ru/history/DISS/chr/ (дата обращения: 26 декабря 2014).

11. Русская служба BBC. Умерла диссидент и правозащитница Натальи Гобаневская // BBC Russian. – URL: http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2013/11/ 131129_gorbanevskaya_obit.shtml?print=1(дата обращения 28 декабря 2014).

12. Споров, Д. Живая речь ушедшей эпохи: собрание Виктора Дувакина / Дмитрий Споров // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 74. – С. 454– 472.

13. Чупринин, С. Новая Россия: мир литературы / Сергей Чупринин. – М. :

РИПОЛКЛАССИК, 2002.

14. Feldbrugge, F. J. M. SamizdatandPoliticalDissent in the Soviet Union / F. J. M. Feldbrugge. – Leyden: A.W.Sijthoff, 1975.

15. Paperno, I. Stories of the Soviet Experience / Irina Paperno. – Ithaka and London :

Cornell University Press, 2009.

16. Pospielovsky, D. From Gosizdat to Samizdat and Tamizdat / D. Pospielovsky // Canadian Slavonic Papers. – 1978. – № 20. – С. 44–62.

ЭТНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ЗЕРКАЛЕ СМИ

(на примере республики Мордовия) О. Н. Тюлякова (Саранск, Россия)

ETHNIC CULTURE IN THE MIRROR OF MASS MEDIA

(in terms of republic of Mordovia) O. N. Tyulyakova (Saransk, Russia) Abstract. In this article the question of history, formation, dynamics of development of the ethnically oriented mass media in the Republic of Mordovia is considered. The features of the ethnically oriented mass media functioning, the regional peculiarity of the press, and the subject content of the information about ethnicalculture is analyzed.

Key words: Ethnically oriented mass media, ethnos, ethnic culture, press, mass media, Finno-Ugric region, national language, culture, art, history, anthropology, the Mordovians (Mordva), nation.

Этническая журналистика – явление новое, уникальное, малоисследованное. Как правило, это направление называют «этническая пресса». Она начала активно развиваться в последнее двадцатилетие.

Одни специалисты выделяют этническую журналистику в отдельное направление в системе средств массовой информации, другие убеждены, что этножурналистика – компонент этнической культуры.

Стоит согласиться с обеими научными позициями, потому что на сегодняшний день нет специально подготовленных журналистов, работающих в данной сфере. В связи с этим Ю. А. Мишанин в монографии «Этнокультура мордвы в журналистике России ХIХ – начала ХХ века» подчёркивает: «Несмотря на то, что в последние годы краеведческих публикаций в газетах появляется все больше, журналистов, специализирующихся на вопросах истории, очень мало. Причина в следующем: для того чтобы получился хороший исторический материал, необходимо работать с архивами, перечитать много документов и других источников. У журналистов нет ни желания, ни времени заниматься глубоким исследованием. Но, тем не менее, пишут на эту тему многие и в угоду сенсации часто пренебрегают исторической правдой» [1].

Так, из практики центральных СМИ можно привести немало примеров, нагнетающих этнические обиды, провоцирующие межэтническую напряженность. Навешивание ярлыков, этнических кличек, искажение этнической истории, негативные оценки исторических личностей – все это, к сожалению, существует. Несомненно, подобные факты не оставались без внимания руководства Республики Мордовия. Министерством печати и информации РМ, Министерством по национальной политике РМ в Саранске был проведен ряд конференций, совещаний, семинаров, круглых столов с участием редакторов и журналистов, пишущих на этническую тематику. Так, 23 мая 2007 г. в столице Мордовии прошло выездное заседание комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в СМИ, где обсуждались проблемы национальных и региональных СМИ в России. 1–2 февраля 2011 г. в г. Саранске состоялся Информационный семинар для средств массовой информации по Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств. Семинар прошел в рамках совместной программы Совета Европы, Европейского Союза и Министерства регионального развития Российской Федерации «Национальные меньшинства в России: развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества».

В ходе семинара российские и иностранные эксперты рассказали о применении Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, в особенности, в области СМИ. Представители СМИ приняли участие в мастер-классах.

В каждом российском и финно-угорском регионах существуют специфические особенности функционирования национальных СМИ, но в целом их объединяют общие проблемы, почти одинаковые условия. Например, В Мордовии выпускаются: газеты и журналы на мокшанском и эрзянском языках («Мокшень правда», «Эрзянь правда», «Эрзяньмастор», «Чилисема», «Мокша»), общественно-политические, научные, литературно-художественные и детские издания («Странник». «Регионология», «Вестник НИИ Республики Мордовия», «Вестник Мордовского университета», городские и республиканские газеты («Известия Мордовии», «Столица С», «Вечерний Саранск», «Республика молодая», «Финно-угорская газета», «Голос Мордовского университета»). Расширяется эфирное вещание: открыта национальная радиостанция «Вайгель», на местном телевидении выходят передачи на родных языках («Од пинге» и «Велесь течи» – на 10-м канале, «Сияжар» и «Кулят» – на ГТРК «Мордовия»).

В республике Мордовии вопросы этнической культуры широко освещаются в прессе. Так, проблема функционирования и изучения родных, в нашем случае мокша и эрзя, языков в СМИ Мордовии стала отражаться ещё в 30-е гг. прошлого столетия. К примеру, в газете «Красная Мордовия» от 27 августа 1933 года была размещена заметка Петра Сарайкина «Монь мелем тонавтнемсэськельсэм» (Я хочу учиться родному языку»). В ней автор выражает озабоченность тем, что в Саранске нет школ, где бы преподавались мордовские языки [2]. Вопросы, связанные с функционированием национальных языков освещались в прессе и в дальнейшем, особое внимание этому стало уделяться с 1990-х гг. В газете «Советская Мордовия» от 3 августа 1990 года была опубликована статья «Судьба языка – судьба народа». Ее автор В. Симаков обращает внимание на сужение сферы применения мордовских языков и предлагает пути выхода из данной ситуации [3].

В материале Е. Трошкиной «Необходимо подержать национальные СМИ», опубликованным в газете «Известия Мордовии» от 10 сентября этого года поднят вопрос развития национальных СМИ. В публикации говорится о предстоящем VI съезде мордовского народа, который прошёл в Мордовии 23–25 октября, тема которого «Мордовский нард – в формировании общероссийской гражданской идентичности».

В связи с этим поэт, прозаик, журналист, редактор детского эрзянского журнала «Чилисема», президент Ассоциации финно-угорскиих журналистов Николай Иванович Ишуткин отметил:

«После Vсъезда осталось много нерешённых вопросов, затрагивающих работу СМИ. Прежде всего, работа радио «Вайгель». Сегодня радиовещание на эрзянском и мокшанском языках происходит три часа в сутки, этого недостаточно. Необходимо продлить работу единственного национального радио хотя бы до 12 часов». Н. И.

Ишуткин уверен, что необходимо создать телеканал, все передачи на котором будут вестись на мордовских языках и обратить внимание на подписку на национальные журналы в регионах, которая стремительно падает. Также он поднял вопрос об издательской деятельности в регионе [4].

Мордовские СМИ освещают и другие вопросы, связанные с историей и национальной культурой. Активную работу в этом направлении ведут не только печатные издания, но и телевизионные и радио СМИ. В телевизионных передачах «Сияжар» и «Од Пинге» есть постоянные рубрики, в которых рассказывается не только о текущих событиях в культурной жизни республики, но и об истоках формирования и развитии мордовского и других этносов, проживающих в республике. Особой активностью в этой области отличается национальное радио Мордовии «Вайгель». Его сотрудниками лишь в этом году были подготовлены передачи, посвященные творчеству мордовского поэта А. В. Ширяевцева, выставке работ народной вышивальщицы Н. И. Володиной, юбилею мордовского просветителя А.

Ф. Юртова, открытию мордовского культурного центра в с. Николаевка Кемеровской области и др. Значительный интерес, на мой взгляд, представляет рубрика «Финнэнь-угранькулятне» («Финноугорские новости»), в которой мордовские журналисты рассказывают о жизни различных финно-угорских народов, представляют образцы их творчества. Например, 14 апреля 2014 г. в данной рубрике радиостанции «Вайгель» прозвучал сюжет «Карелияньмузейсапанжевстьиденьужет» («В музеях Карелии организованы экспозиции для детей»), в котором рассказывалось что в рамках российскофинляндского проекта «Музей для всей семьи» в музеях Карелии были организованы специальные помещения для детей, где сотрудники в игровой форме рассказывают им о природе, истории и культуре родного края [http://vaigel.ru] [5].

Надо отметить, что в освещении различных сторон жизнедеятельности этносов в настоящее время имеет Интернет. Свои интернет сайты имеют практически все печатные издания Мордовии, а также программы теле и радио вещания. Кроме того есть немало и самостоятельных интернет сайтов, посвященных обсуждаемой нами проблематике: «Эрзяньки. Культурно-образовательный портал»

(http://www.erzan.ru/), «Эрзяньвайгель» (http://www.goloserzi.ru/ru), Сайт региональной мордовской национально-культурной автономии Пензенской области (http://www.rmnka.ru), «Зубова Поляна. Историко-этнографический сайт» (http://www.zubova-poliana.ru/historylanguages.htm) и др.

Итак, в настоящее время региональные этнически ориентированные СМИ, в том числе и в Республике Мордовия, развиваются довольно активно. В них отражаются разнообразные стороны жизнедеятельности этносов, в том числе и аспекты, связанные с функционированием родных языков, этнической культуры, современных видов этнического искусства.

Список литературы

1. Мишанин, Ю. А. Этнокультура мордвы в журналистике России ХIХ – начала ХХ века / Ю. А. Мишанин. – Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2001. – 168 с.

2. Сарайкин, П. Монь мелем тонавтнемсэськельсэм / П. Сарайкин // Красная Мордовия. – 1933. – 27 августа.

3. Симаков, В. Судьба языка – судьба народа / В. Симаков // Советская Мордовия. – 1990. – 3 августа.

4. Трошкина, Е. Необходимо поддержать национальные СМИ / Е. Трошкина // Известия Мордовии. – 2014. – 10 сентября.

5. Национальное радио Мордовии «Вайгель». – URL: http://vaigel.ru

К ВОПРОСУ О РОЛИ ПИСАТЕЛЯ-ПУБЛИЦИСТА

В ФОРМИРОВАНИИ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫХ

ПРИОРИТЕТОВ

М. Хемин (Курдистан, Ирак)

TO A QUESTION OF A ROLE

OF THE WRITER-PUBLICIST

IN FORMATION OF WELFARE PRIORITIES

М. Hemin (Kurdistan, Iraq) Abstract. In article the importance of activity of the writer-publicist in formation of moral and ethical priorities during formation of social institutes is designated.

Key words: journalism, literary language, Bakhtiyar Ali.

Литература как фиксированная форма отражения сознания личности и народа, всегда является глубоким и утонченным источником для понимания любой нации, ее культуры и обычаев. Литература – зеркало, в котором отражается история народа, но в то же время возможность развития народа определяется жизнестойкостью народа.

Литература отражает и одновременно формирует реальность, предлагая образцы для подражания. Некоторые произведения оставляют след в культуре и обществе, открывают новые горизонты, расширяют кругозор человека, помогают развитию процесса мышления у человека, производят впечатление, сравнимое с влиянием религиозных книг (нельзя не вспомнить учения Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова, отразившие тонкость русского национального духа и запечатавшие их для современников и потомков).

Литература дает возможность проникнуть в глубину души других народов. Так, Григорий Гачев в своей книге «Ментальности народов мира» пишет о том, как он не имея возможности выехать из СССР, принялся читать о разных странах и культурах, описывать их и сравнивать «национальные образы мира». Это стало способом путешествовать – умом и воображением: на несколько лет «зарывался … в страну» и в результате создавал «портрет этой национальной целостности». Когда же появилась возможность повидать некоторые из стран, обнаружилось, что «основные интуиции оказались верными»

[1: 12–13]. Основываясь на личном опыте, мы можем утверждать:

чтобы знать Россию, повидать Москву недостаточно, а Достоевский привлекает сердце к России и русскому человеку.

Для постижения современной курдской культуры важно обратить особое внимания на произведения Бахтиара Али – писателя, литературного критика, эссеиста и поэта – творчество которого значимо для развития современной курдской литературы. В его сочинениях затрагиваются различные философские, религиозные, общественные, политические вопросы. Язык Бахтиара Али отличается не только стилистически, но и общеграмматически, лексически, что позволяет в условиях бытования различных диалектов курдского языка говорить об образующей, регулирующей функции произведений этого писателя. Недаром сочинения Бахтияра Али, написанные на курманджи, переведены на другие диалекты и на иностранные языки, в том числе на английский, арабский, персидский.

Творчество Бахтияра Али знаменует собой новый этап развития курдской литературы, так как он вышел за рамки политической ограниченности литературы XX в., когда сюжетная и идеологическая составляющие художественных произведений были предельно стандартизированы: храбрый Решмарга сражается против врага, рабочие

– против буржуазии, фермеры – против феодализма.

В соответствии с потребностями современного общества, Бахтияр Али в своих произведениях обращается к политике и истории, однако все это соотносится с проблемами становления личности, развития внутреннего потенциала человека. Одним из ключевых вопросов художественных и публицистических сочинений Бахтияра Али является деятельность писателя в системе общественных отношений. Например, в романе «Хазальнус и леса воображения» писатель заостряет внимание на том, что идеи и мечты писателя, определяемые его мировидением, отличаются от планов и намерений политиков. Именно поэтому писатель – это всегда бунтарь в системе общественных отношений, поскольку писатель ставит личность во главу угла цивилизации, а в современных социальных условиях человек подавляется, его положение представляется незначительным. Его герои в основном маргинальные люди, те, которых не замечают в обществе, одинокие, однако без которых чего-то всегда не хватает в жизни.

Как и многие русские писатели-классики, Бахтияр Али в своих произведениях декларирует определяющую роль воображения, мечты в сознании и судьбе человека, говорит о вечных ценностях (прекрасные и глубокие образы мечты и любви формируются в афоризмах, например: «Любовь – это не заниматься любовью, а умирать вместе»). Важно отметить то, что мировая литература имеет влияния на Бахтияра Али: как он сам говорит, «чтобы быть успешным писателем, необходимо быть и хорошим читателем» [2].

Метафорический язык Бахтияра Али позволяет объединять в единой ткани повествования историко-политический подтекст, философскую обобщенность мировосприятия и эстетику представляемого образа.

Так, например, переосмысляя трагедию Ирака XX века – «анфаль» (план геноцида курдов) – писатель в романе «Город белых музыкантов» создает абстрагированную ситуацию встречи палача с жертвой во имя поиска справедливости и облекает это в прецедентные образы мировой и курдской культуры:

)...

..

....

.

.

( [3] " Перевод текста: Чтобы не умирать, Музыка не нуждается в царях и их рабах…Чтобы жить, Моцарту они не нужные. Вечность не начинается с головы этих глупых людей, в их головах она умрет.

Моцарт работает, как раненый Фархад: со своей крови сочиняет музыку, другого выхода у него нет. Знает, что он сын вечного сада, сын другой земли, является братом тех духов, которых музыка доставит в вечность. Ему не важно, толпа журналистов и лживых писателей что говорят, кому аплодируют. Нет, для него важно создать то, что в другом времени, в другом мире, в другом городе унесет наш голос к вечности и принести обратно нам голос вечности.

Судьбе и истории курдского народа во второй половине XX в.

посвящен роман Бахтияра Али «Джамшид Хад, унесенный ветром», в котором перипетии жизни одного человека – сына своего народа, разделяющего судьбу и мысли своей нации – отражают события истории и социального и идеологического развития региона.

Обозначенные тенденции творчества Бахтияра Али позволяют отметить, что влияние данного писателя на мировоззрение современников очень велико, сформировалось целое читающее на курдском языке, интеллигентное поколение, разделяющее его гуманистические убеждения, при этом говорящее с ним на одном языке как в переносном, так и в прямом смысле – подчеркиваем роль произведений Бахтияра Али в реформировании языка.

В заключении хотелось бы сказать, что литература растет и развивается с развитием политики, экономики, общественных наук и других аспектов жизни. Однако утверждение курдской литературы затруднено внешними условиями бытования: курдский язык выживает в окружении народов, говорящих на арабском языке и не читающих курдскую литературу. Попытку курдской литературы реализоваться в этом мире можно обозначить как борьбу. Бороться через письмо, через слово ради изменения в культуре и обществе намного тяжелее, чем бороться оружием. Однако именно утверждение через СЛОВО – единственный продуктивный путь утверждения языка, народа, который может привести к установлению мирных взаимоотношений курдского и арабского культурного пространства.

Список литературы

1. Гачев, Г. Ментальности народов мира / Г. Гачев. – М. : Алгоритм, Эксмо, 2008.

2. Бахтиар Али. Интервью [Электронный источник].

3. Бахтиар Али. Город белых музыкантов.

ЖУРНАЛИСТИКА КАК ОРУДИЕ

ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ НАЦИИ

ТОТАЛИТАРИЗМ В ОЦЕНКЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КИНЕМАТОГРАФА

М. В. Петрова (Ярославль, Россия)

TOTALITARIANISM IN JUDGEMENT

OF DOCUMENTARY CINEMA

M. V. Petrova (Yaroslavl, Russia) Abstract. Unacceptable exploitation of the memory of generations in today's information war. Documentaries allow us to estimate the full extent of the consequences of the existence of fascism and bolshevism, but the categorical and identify differences.

Key words: documentary film, propaganda, fascism, bolshevism, historical memory.

Время отделяющая нас сегодня от событий Второй мировой войны стремится к вековому рубежу. Выросло ни одно поколение, которое знает об ужасах фашизма понаслышке, в большинстве своем, до конца не вдаваясь в масштабность и весь ужас реальных последствий распространения этой идеологии в мире. Но так или иначе любое упоминание фашизма стало понятием, которое вмещает в себя представление о наивысшем, абсолютном зле, с которым вряд ли что можно сопоставить.

Сегодня трагическая ситуация в Украине заставляет нас поновому посмотреть на фашизм в силу активной эксплуатации этого понятия в СМИ, где идет не только пропагандистское сопоставления ситуаций расцвета фашизма в Германии с события и военными действиями в Украине, так и явная подмена понятий и смещение акцентов. Разобраться в истинности происходящего, пожалуй, предстоит последующим поколениям и то только в том случае, если они смогут вырваться из плена предвзятости и черной пропаганды.

Но влияние пропаганды настолько велико, а технологии так изобретательны, что в любом заявлении или сообщении сегодня невольно подозреваешь пропагандистский налет. А когда с помощью современных пропагандистских стратегий в условиях ожесточенной информационной войны усиленно формируется картина мира современного человека по законам военной пропаганды (сформированными еще лордом Понсонби), то такому влиянию крайне сложно чтолибо противопоставлять.

На этом фоне закрытости и избирательности информации, при общей видимости ее свободного существования, документалистика дает возможность самостоятельного анализа, поскольку обращает нас прежде всего к реальным документальным источникам. Правда, не без оговорки, за которыми стоит исторический контекст создания фильма и идея их авторов.

В силу того, что разговор о сути фашизме неизменно выходит на уровень исторического обобщения тоталитарных систем, где наиболее частая параллель возникает с большевизмом, то подобный вектор сопоставления и был обозначен с точки зрения выбора документальных фильмов: фильм М. Ромма «Обыкновенный фашизм» 1965 г. и фильм Е. Цымбала «Обыкновенный большевизм» 1999 г.

Выбор первого фильма неслучаен, поскольку трудно среди на сегодняшний день многочисленных документальных фильмов о Второй мировой войне и об ужасах фашизма найти что-то более впечатляющее и запоминающееся. И хотя фильм и его создатели не были избалованы со стороны официального признания (Приз «Золотой голубь» и приз кинокритиков на VIII международном кинофестивале документальных фильмов в Лейпциге), после просмотра остается неизгладимое впечатление.

Благодаря тому, что М. Ромм оставил развернутое воспоминание о предыстории и самом ходе создания фильма, мы можем оттолкнуться от его слов по поводу самой идеи фильма: «Как-то я сидел в компании сравнительно молодых людей. Старшему из них был 31 год, младшему – двадцать три. Зашел разговор о фашизме. Зашел в связи с тем, что по телевидению передавалась международная хроника и в ней – кадры, показывающие современных фашистов: не то в Аргентине, не то западногерманских реваншистов, точно теперь не помню. И оказалось, что молодежь, родившаяся перед самой войной или незадолго до неё, понятия не имеет, что такое фашизм в самом существе своем. Война для них – далекое воспоминание детства, прошлое их отцов, война ушла куда-то очень далеко. Они, конечно, много слышали и читали о фашизме, но не всему до конца верили из того, что слышали и читали. И их удивило мое волнение, страсть, с которой я говорил о фашизме. Они не придавали большого значения фашизму, вернее сказать, они считали его мертвым, а некоторые даже склонны были полагать, что в разговоре о фашизме много преувеличений»[1].

Странно читать эти строки, поскольку забвение памяти это проблема, с которой постоянно сталкиваемся мы сегодня, но, как оказывается ставшая актуальной значительно раньше.

Документальный фильм-размышление, фильм-разговор обретает цельность благодаря комментарию М. Ромма на всем протяжении фильма.

Авторами сценария стали молодые коллеги режиссера:

Майя Туровская и Юрий Ханютин. Фильм протяженностью 138 минут не утомляет и не раздражает, поскольку для создателей были важны не столько ужасы войны, сколько сама предыстория формирования фашизма. Фильм, выстроенный как книга по главам концентрирует свое внимание на том, как незаметно фашизм проникает в нашу жизнь и как в своей незатейливости, обыкновенности по началу никто и не мог предположить в какого монстра вырастит в дальнейшем. В итоге из 20 глав 7 глав посвящены предыстории прихода Гитлера власти.

Режиссерская работа фильма такова, что художественный опыт М. Ромма и здесь дал себя знать, не смотря на обилие фото- и видеохроники, присутствующей в фильме. Принцип контрастных столкновений настоящего и прошлого, создающих своеобразный ритм повествования, подчеркивает идейную концепцию фильма. Как отмечал С. Фрейлих « в «Обыкновенном фашизме» «как бы слились «игровой документализм» Эйзенштейна и «документальная стихия»

Шуб и Вертова. При этом от Эйзенштейна идет «монтаж аттракционов», от Шуб – творческое переосмысление документального материала, а от Вертова – искусство съемки «жизни врасплох» с тем, чтобы построить на ее основе собственную концепцию» [3].

Получился философский разговор со зрителем, но очень личный и проникновенный, запоминающейся иронией автора. Монологическая форма беседы не оставляла зрителей равнодушными. И хотя сегодня все чаще можно встретить комментарии о том, почему же М.

Ромм не касался в своем фильме сопоставления с советском системой и с большевизмом, стремясь обвинить авторов фильма в работе на соответствующие пропагандистские задачи, фильм никого не оставлял безучастным и для этого вовсе не нужно было бесконечными мучить зрителя сценами насилия и жестокости, а достаточно обратиться к фотографиям узников Освенцима, глаза этих людей стали одним из сильнейших эпизодов в фильме. А для тех, кому так необходимо это сопоставление нужно уметь читать между строк или обратиться к фильму уже постсоветского периода нашей страны «Обыкновенный большевизм» с подчеркнутым отсылом к фильму М. Ромма.

В документальном фильме режиссера Евгения Цымбала «Обыкновенный большевизм» центральной фигурой, как озвучил в одном из интервью автор фильма, стала фигура Ленина. Фильм о том «как цинично и безжалостно реализовывались ленинские идеи в России.

О большевистском терроре, об организованном большевиками голоде, о ГУЛАГе, о совместных акциях коммунистов и фашистов, о подавлении гражданских прав и свобод, о насилии над народом. Фильм построен на уникальных архивных материалах, большая часть которых до последнего времени была Государственной тайной. Это подлинная история России за последние 90 лет» [2].

На протяжении всего просмотра 76 минутного фильма, в котором сосредоточено исключительно документальная хроника в сочетании с выдержками из высказываний вождя и цитатами официальных документов, не покидает мысль о субъективности авторов фильма. Хотя сам режиссер отвергает подобные упреки: «Многое зависит от того, насколько глубоко ты копаешь материал. Упреки же в субъективизме я не принимаю. Любое творчество субъективно, это всегда версия создателя. Но я стремился к максимальному соответствию историческим фактам. Конечно, многое осталось вне поля зрения, это недостаток, но тогда надо было делать не часовую картину, а двухсотсерийный сериал» [4].

Авторский союз сценаристов Эдуарда Володарского и Владимира Железнякова свою работу (по их собственному признанию) в большей степени адресовали молодежи, которая плохо представляет исторический контекст существования большевизма.

И все же несмотря на то, что иллюстрированные киноархивными документами факты давно известны, картина смотрится с интересом.

Текст, который мастерски читает Михаил Глузский, и хроникальные кадры точно подобраны, подчинены главной мысли.

Оба документальных фильма с разницей в тридцать один год, акцентируя внимание зрителя на разных тоталитарных системах:

фашизме и большевизме тем не менее подчинены одной общей задаче: не дать забыть об ужасающих фактах истории и не дать повториться подобному сегодня.

Список литературы

1. Ромм, М. Обыкновенный фашизм / М. Ромм // Скепсис. Научнопросветительский журнал. scepsis.net› Библиотека журнала Скепсис›id_1174.html, свободный. Проверено: 12.09.2014.

2. Короткова, С. Большевики пришпоривали историю / С. Короткова. – URL:

gazeta.zn.ua›CULTURE/evgeniy_tsymbal_bolsheviki, свободный. Проверено:

7.10.2014.

3. Фрейлих, С. Контакт с историей / С. Фрейлих // Искусство кино. – 1968. – № 10.

4. Цымбал, Е. О фильме «Обыкновенный большевизм» / Е. Цымбал. – URL:

voin-white.livejournal.com›4385.html, свободный. Проверено: 12.09.2014.

ФОРМИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНОЙ РОЛИ ЖЕНЩИНЫ

В СОВРЕМЕННЫХ СМИ

Е. Н. Сердобинцева (Пенза, Россия)

FORMING OF GENDER ROLES OF WOMEN

IN MODERN MEDIA

E. N. Serdobintseva (Penza, Russia) Abstract. This article shows the system of values of the modern woman, represented by different popular women's magazines. The study is based on an analysis of keywords in publications.

Key words: keywords, gender, family, woman, mother, career interests.

Журналистику не случайно называют «четвертой властью». В современном обществе ее влияние огромно. Оно распространяется не только на индивидуальную личность или на группы людей, оно подчиняет себе целые социальные институты, навязывая те или иные стереотипы мышления, формируя менталитет нации.

Институт семьи представляет основу общества. Однако в последнее время заметно изменились социальные роли мужчины и женщины, изменились представления о гендерных функциях. Значительную роль в этом процессе играют СМИ. Определение ценностных стереотипов, представляемых в современных журналах гендерного типа, составляет актуальность данного исследования. Для исследования мы выбрали популярные журналы с высоким тиражом издания.

Журнал «Домашний очаг» уже названием определяет тематическое направление и аудиторию. Популярный журнал предназначен женщинам от 25 до 50 лет с широким диапазоном социального статуса: от рабочих и домохозяек до специалистов и руководителей (последние категории занимают приоритетное положение и преобладают).

Сам журнал свою аудиторию описывает следующим образом:

«Наша типичная читательница – женщина от 25 до 45 лет, которая имеет детей и, самое главное, для нее важны традиционные «женские ценности», она заботится о своем доме и своей семье».

Семиотическое исследование рубрик издания выявило языковые единицы, называющие важные для женщины сферы жизни: семья, дети, дом, еда, здоровье, карьера, красота, мужчина, развлечения, отдых. Анализ публикаций позволил определить образ женщины, предлагаемый журналом своей аудитории.

Важное место в жизни современной женщины занимает семья (выделены ключевые слова:

брак, жена, муж, женат, жениться, замуж, замужем, свадьба, супруга, супруги), однако на первый план выходит роль матери. Причем «Домашний очаг» считает, что воспитывать ребенка должны сами родители, и роль матери важнее в этом процессе в два раза.

Большое значение в жизни женщины имеет образование. В материалах журнала выделяется группа слов, объединенных данной тематикой: учиться, книги, институт, учить, развитие, самоопределение, читать, школа. Не меньшее значение придается вере в Бога, на что указывает соответствующая тематическая группа: вера, Бог, монастырь, храм, церковь. Женщина также должна всегда думать о будущем, быть оптимисткой, уверенной в себе.

Выполняя несколько социальных ролей в семье (мать, жена, дочь, племянница, любовница), женщина должна заботиться о близких, проявлять любовь, уважать их личное пространство, так же, как и близкие должны уважать личное пространство женщины. Чтобы вызывать любовь мужчины, она должна уделять внимание своей внешности. Как хозяйка женщина заботится о чистоте и уюте дома.

Работа, карьера не играют определяющей роли в жизни женщины. Они нужны ей для материальной обеспеченности, которая необходима для ухода за внешностью и отдыха.

Таким образом, журнал «Домашний Очаг» интерпретирует роли женщины в обществе по традиционной схеме. Главной ценностью для женщины является семья. Личный успех, карьерный рост, высокий доход не слишком важны для современной женщины, по мнению издания. К этим целям должен стремиться мужчина, материально обеспечивающий семью.

Журнал «Mini» объемом тиража приближается к «Домашнему очагу». «Mini» – глянцевый журнал маленького формата для женщин 25–35 лет, «которые живут по максимуму». Позиция «Mini» выражена в слогане «Ваш гид по красивой жизни». Большинство читателей по социальному статусу – служащие, специалисты, студенты, то есть люди, заинтересованные в карьерном росте. Более 50 % читателей холосты или не замужем, что демонстрирует незначительный уровень приоритета семьи.

Социальные роли женщины, выявленные путем семиотического анализа рубрик издания, представляют тот же список, что и журнал «Домашний очаг». Однако частотность использования ключевых слов чувство и эмоция с преобладанием последнего говорит о том, что здесь позиционируется важность не длительных отношений, а эмоционального фона данного момента.

Исследование тематических групп ключевых слов публикаций данного издания показал, что важным для женщины является сохранение внутренней гармонии и душевного благополучия. Современная женщина должна обладать высоким уровнем интеллекта (интеллект, ум, учиться, знание, институт и др.) и независимостью, для чего ей необходимо иметь различные увлечения, хобби (Обязательно заведите пару-тройку увлечений, чтобы у мужчины не возникло ощущения, что вы повисли на нем мертвым грузом – № 1, 2013).

На первое место для женщины выходит престиж и его элементы – слава, деньги, известные марки напитков, одежды, косметики и т.д.

Работая в коллективе, женщина стремится стать лидером. В профессиональной деятельности для женщины важны, прежде всего, уровень дохода (зарабатывать, подрабатывать, доход, зарплата, расчет, финансы), творческое самовыражение (креатив, творческий, самореализация, способности, талант, успех) и возможность карьерного роста (повышение, профессиональный/карьерный рост). Редакция журнала выражает мнение, что работа, в которой нет перспективы карьерного роста и развития, не может интересовать современную женщину.

Однако социальные роли матери, жены, хозяйки «Mini» не отменяет, но трактует их несколько иначе, чем рассмотренный выше журнал. Семья должна строиться на основе любви и страсти, в ней должны преобладать забота, нежность, согласие, доверие. В семейной жизни для женщины наиболее значимы дети, воспитание которых ложится на обоих родителей, большая ответственность отводится матери (этот тезис однозначен позиции «Домашнего очага»).

Но способ существования женщины в семье резко отличается от образа в уже рассмотренном издании. В «Mini» роль женщины в семье – контролировать, поучать, управлять не только детьми, но и мужем, а также другими родственниками.

Проведенный лексико-семантический анализ вскрывает парадокс позиции журнала «Mini»: в семейных отношениях должно быть равенство, но при этом женщина имеет право манипулировать своим партнером, заставляя его принимать решения, которые выгодны ей.

Дом, как и отдых, позиционируется как средство демонстрации материальной обеспеченности, престижа и вкуса.

Журнал рассматривает как естественную роль любовницы. Публикует советы о том, как удержать мужчину. Здесь на первый план выходит тема секса, в котором женщина должна быть раскрепощенной и многообразной (близость, половой акт, секс, сексуальная жизнь, поза, позиция, желание, разнообразие, сексуальная раскрепощенность, сексуальные ощущения и т.п.). Затем следует тема внешней привлекательности, поэтому женщина должна следить за своей внешностью (внешность, уход, красивая, парикмахерская, кожа, лицо, тело, жир, складки на животе, спорт, стройная, талия, целлюлит, косметика, косметологи, крем, макияж, парфюм и т.п.).

Отношения с родственниками, по мнению редакции журнала, для женщины не важны, поэтому лексико-тематическая группа данной тематики представлена единичными словами (бабушка, дедушка, родственники, свекровь). Современная женщина, по мнению журнала «Mini», не должна зависеть от родственников, заботиться о них.

Чем больше они мешают личной жизни женщины, пытаются влиять на атмосферу в семье, тем сильнее необходимо сопротивляться их влиянию.

Таким образом, журнал «Mini» отступает от традиционных ценностей женщины. Семья уходит с первых позиций, предоставляя место карьере и материальной обеспеченности.

В демократическом обществе естественно существование разных мнений и взглядов. Однако не следует забывать об обучающевоспитательной роли журналистики. Подрывая авторитет семьи с ее традиционными ценностями, мы подрываем устои общества в национальном масштабе. В современном обществе уже заметна проблема: успешной в профессиональном отношении женщине зачастую трудно создать нормальную семью. Возможно, следует рекомендовать СМИ пропагандировать традиционные ценности для гендерной роли женщины в современном обществе.

СПОСОБЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЗРИТЕЛЕЙ

К КИНО ЭРОТИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ

НА ПРИМЕРЕ НЕСКОЛЬКИХ

ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ЖУРНАЛОВ

Г. Филип (Жешув, Польша)

WAYS OF PERSUADING VIEWERS

TO EROTIC FILMS ON THE EXAMPLES

OF SELECTED JOURNALISTIC REVIEWS

G. Filip (Rzeszow, Poland) Abstract. The article tackles the issues of persuasion, moral taboos and journalism. Modern media, such as newspapers, television and the Internet, has a huge role in the violation of a taboo. The author stresses the fact that «Poles are reluctant to undertake such topics as sexual life, death, family matters or serious illnesses, if they concern them directly.

Key words: persuading viewers, moral taboos, erotic films, journalistic reviews.

This work tackles the issues of persuasion, moral taboos and journalism. I understand persuasion according to T. Zgulka as a rhetorical device used to change the recipient's attitude, their knowledge, views, system or hierarchy of values [11: 23]. On the other hand, A. Dabrowska defines language as a cultural taboo or linguistic prohibition on bringing up certain topics and cultivating certain habits and behaviors. Modern media, such as newspapers, television and the Internet, has a huge role in the violation of a taboo. The author stresses the fact that «Poles are reluctant to undertake such topics as sexual life, death, family matters or serious illnesses, if they concern them directly. In contrast, they have great pleasure of listening to this when it relates to others, especially famous people (actors, politicians, celebrities)» [1 and 2]. T. Zgulka draws attention to the rhetorical value of the rules associated with taboolization. Thematic, as well as lexical (banned words) taboolization can function in statements as additional elements and components of the art of persuasion [11: 24]. It can, therefore, be assumed that just the undertaking and exploration of sexual themes becomes a rhetorical device or, at least, arouses the interest of the recipient.

In the Polish cinematography sexual subjects are not an isolated theme. Native filmmakers are continuing the tradition of moral and social cinematography. Among the main trends of Polish feature film we can mention the following: Polish school (reckoning with the past), small realism, the author film, literary historicism, the cinema of moral anxiety, martial law, the need for truth, independent film, and after the year 2000 also genre films referring to the American models as the desired image of Poland created in colourful magazines [6]. This does not mean that Polish films lack of sex scenes, but critics point out the cultural blockade in this respect1.

The base materials of the linguistic and pragmatic analysis are the texts of reviews collected in Volume 4 of Cinema Pearls. Film lexicon of XXI century, entitled Love and Sex [5]. There are critics of foreign production (one Polish movie) dating back to the 30s of last century up till the early twenty-first century. The whole lexicon consists of 5 sets of reviews on various film genres: sensation films, fiction, ecranization of literature, comedies and animated films. Films discussed in the analyzed part of the lexicon appeal to other than in previous volumes needs of the viewer. According to T. Raczek the volume includes discussion of pleasure as a worldview, as well as purely emotional and sensual phenomenon.

In relation to other genres, issues raised in the volume Love and Sex are often of provocative nature. Raczek writes: «Conversations with Mr.

Zygmunt were extreme experiences comparable to bungee jumping, they were refreshing, mentally strengthening, allowing to find the flavor of life.

[...] I loved those moments when, thanks to films, we expanded the boundaries, pushed the limitations, eliminated all sorts of taboos «[5: 5].

In turn, Kaluzhynski arguments the variety of talks on erotic themes, by changes in film, as well as customs: «I recall with pleasure that old glove of Rita’s, Sir. Historically, erotic cinema was allusive, it generated certain poetry. Today, it has a different character «[5: 7].

In accordance with the textology definitions the structure of a review is tripartite: description of the movie (initial information part, the introduction), analysis (summary of the plot and evaluation) and the ending.

The essential characteristics of the genre are also considered to be various lexical devices creating the effect of perlocution [7: 113; cf. also 10 and 4].

This function can perform both types of arguments and interpretation premises, as well as linguistic, stylistic and pragmalinguistic exponents of This subject has been recurrently discussed, in programmes such as TV magazine The Departure Lounge of 11.01.2013entitled Fifty faces of sex or what we know about sex ?

expression, as well as semantic roles created by the critic as the sender of the text. The problem of semantic roles and the exponents of expression is more broadly discussed elsewhere [3 and 4]. A suggestive element of the

review is also a graphical assessment of the film with a star. In the analyzed set the scale is 1 to 5, corresponding to the quality of movies as:

bad, poor, good, very good, outstanding.

Among the arguments adopted in rhetoric, in the selected sample material our attention is drawn to the argument referring to passion (Lat. Argumentum ad passiones), recognized as a method of persuasion, because the one who uses it does not rely on the truth, but on what the listener will accept due to their prejudices, desires or inclinations [8]. This method of persuasion to the movies takes different concretizations on mental and physical aspect of love. A critic presenting their own assessment refers to the fundamental principles of nature. Hence, they define the fate of love as one of the most powerful feelings, but independent of the will, which can strike with madness and become absurd when given to the people who do not reciprocate (MS / GR 78)1, while the emotion of eroticism is the greatest force that exists in human biology (89), hormonal reflex (285).

The critic is aware of the insufficiency of the argument of nature, and therefore stresses the humanistic dimension of eroticism, claiming that sex for sex enriches the heart, is just as valuable from a humanistic point of view as any other human feeling (125). Therefore, since sensual love is an integral part of human nature, it may be an equally good film subject. Kaluzhynski does not agree with the cultural taboos and convinces the recipient that it is: the most dismal education, taught for years due to dissimulation, hypocrisy, prohibitions, and that led to so much misery, madness, crime, because it put a mechanical slavery ban on one of the most fundamental of human activities (88). The author lists additional arguments, eg.

joy and happiness, as positive emotional values associated with erotic love, and devoted to these issues film representation he calls a poem about the peak happiness offered by sex (88). The persuasive function in this context is also given to the lexeme poem used in the sense of masterpiece – a thing of a high aesthetic value.

Kaluzhynski, known for his erudition and uncompromising views, finds also a justification for the extreme and aberrant expressions of eroticism in cinema, influencing the opinion of the reader by appealing to human inclinations and desires, as well as changes in morals, as in the pasThe passages cited are derived from the publication Z Kaluzhynski and T.

Raczek [5]. Further in this article there are given only the numbers of pages from which the quotes are taken.

sages: madness and perversion is a human being, it is also the bottom of their heart (44); admission of pornography is one of the manifestations of moral upheaval that has been made over the last three decades of the twentieth century (32); sex is getting less exciting; it results in the search for special stimuli; the simplest is multiplication of adventures, conquests, contacts. There is a second way: a search for uniqueness, eccentricity, perversion (43); in Almodovar we see the defense of sensitivity that needs an intercourse with someone who is on the verge of death (220).

A way of convincing to a movie about sex is also through highlighting its role in overcoming prejudices, learning tolerance and raising the sexual awareness in the society. In such cases, the sender highlights the boldness and openness of presenting the problems, like in the Almodovar's film Talk to Her, nevertheless increases the value of the film, which can be seen as a way to attract the audience, who, sharing the views of the critic, has the opportunity to demonstrate tolerance.

The need for passion can be combined with other human desires and inclinations which are a peculiar setting for such feelings, such as a fairy tale in the film Amlie or risk of a car accident as a seasoning for eroticism in Crash (42). For a summary of the presented examples of persuasion with reference to the human inclinations it is worth quoting the Freud’s opinion cited by Kauzhynski that «if not for the fear of conception and infection, sexual intercourse would be a favorite parlor entertainment» (133).

This passage also illustrates another way of convincing – argument from authority, which is a justification of one’s position by reference to the views of experts in the field. Instantiated differently authority (individual or collective) is an effective way of influencing the recipient who willingly believes an expert than an anonymously quoted opinion. In the case of love and sex as film themes, the range of authoritativeness is determined by the three sciences: sociology, sexology, and biology, to which the critic refers, raising the importance of their statements, such as in the following fragments: sociologists even say that since the ancient times there has not been a similar freedom when it comes to male-female issues that are treated simply in a mechanical-clinical way (73); sexology has long claimed that there is no mandatory, natural way of intercourse (73);

biologists simply state that a human is a predator and has the hormones of aggression (204).

Perlocution efficiency increases when the profession and/or name of the experts are indicated. This information is often placed in the context of presenting or valuing the specialty of the cited authority. Freud’s name often appears in such a function in the material – such a specialist, such a researcher, the sage of gender issues (267), de Sade’s name – his work is one of the French classics and is also respected by sexologists (204); Rostand – I read a book about human biology, written by Professor Rostand, where he says that in roughly 12 to 15 million years genders will assimilate with each other (266), or an artistic director of the Paris revue at the conference, at which Kaluzhynski was present – because the best striptease is the one that leaves something undisclosed. He said an interesting thing: when he engages girls to striptease, first of all he pays attention to the hands (264).

When discussing the issue of erotic films, rarely occurs a generalized authority indicated by using impersonal constructions: liberalism is considered to threaten feelings (114); it is said that our time is the explosion of the need to destroy the rigors (161); it has been spread already – that this is a film about great, tragic, final, shocking, definitive love (227). Due to their morphological construction the impersonal structures are actually a denial of the authority, as they indicate the vagueness of the agent not excluding their existence. Impersonally expressed opinions, however, gain perlocutional power as part of the critic’s speech, who is a specialist in his field and, in addition, a scholar with extensive encyclopedic knowledge.

This strategy of acquiring the reader is close to consent-based argumentative strategy.

Another argument ex concessis, i.e. from the consent or approval, is a method of persuasion based on the conditions in which the person to whom the argument is directed believes [8: 65]. It is a convenient and effective method of obtaining the reader, because the critic presents their own position, speaking «with the consent» of the recipient and assuming that the recipient is a partner in the discussion on the film, shares a common core of knowledge. The lexical signals of such consent are the constructions as following: I think «the movie is excellent» (83) «doubtful»

(202) «this film is not about homosexual love» (283); to me: «this is the greatest triumph of cinema» (154); in my opinion: «the movie is a big step forward when it comes to progressive drama films» (161); I think that «you will be closer to the film than I am» (102); I feel: «the movie introduces new erotic culture» (124); it seems to me that : «what is really a novelty in this film, is the treatment of the contemporary moral problem in a new way, as it has never been treated before « (111).

M. Szulczewski emphasizes that critical statements combine promotional activities, cognitive and evaluative procedures, while the dominance of cognitive-evaluative procedures over advertising ones raises the level of the review [7: 112-114]. This feature can be applied to the analyzed reviews. The positive or negative (antyvalue) value takes in the statements various concretizations depending on the evaluation of the film. On the one hand, the value of melodrama or erotic film may be its genius, originality, rarity, uniqueness, on the other hand, the antyvalues are stupidity, naivety, oddity, deception of the film. The critic is not limited to categorical statement of values or antyvalues, but arguments their opinions, specifying the nature of the discussed characteristic. Such statements are often based on the phrase rely on something with the meaning 'to be rooted in something, to have a reason in something' introducing

the sentences which complement the content, as in the examples:

«Of course, Sir, because this is the foundation of the American genius which combines popularity, commercialism and mass success with a certain worldview» (193) «But the originality of our Amelia lies in the fact that she does not have a global mission, she just looks for those invisible, those who are never noticed – the small losers...» (10) «Human originality of this film lies in the fact that this luxury, this carelessness, this wealth, this seemingly easy game, superficial foam bring you the truth about passions, moreover – about cruelty» (150) «Meanwhile, the originality of «Man – object of desire» is that there is no intention of restitution. Nobody is trying to convince us to anything «(163) «Porn? Horror? Abomination? Not at all. One of the most original films with the fragments that are aesthetic achievement; in the strangest mood of surreal vision. In fact, the tragedy featuring beastie misery of human sexuality «(28) «But the assumption was indeed original, shocking and outrageous: it is the first film in the history of cinema on the car sadistic eroticism» (42) «An original film, which consists of a series of successive surprises.

This time it is moral surprises with no end in sight «(57) «This is an original attempt of moving to the screen the modern painter's vision of the world» (145) «The story of this unusual pair is the great originality of the film through which, up to this day, its emotional emanation has remained alive» (187) «The analysis of the human heart wafted from the screen, which has been the specialty of Flaubert, Proust, Gide. A rarity in today's cinema «(246) «This movie is absolutely unique, what may appear to be an exaggeration, given that its intention is tolerance, which is a topic that cinema has always treated with openness» (189) The negative valuation is often associated with a strong, colloquial

expression, as illustrated by the fragments:

«But if we see stupid people with stupid problems, boring us for two hours, then I answer – NO!» (53) «The first part of the film is such rubbish that it makes me feeling stunned» (167) «Here his [Robin Williams’] naivety was brought to imbecility, and his sentimentality even to stupidity» (167) «Maybe with the exception of the Nazi cinema, which was in this respect [tolerance] oddity in the history of cinema: aroused hatred towards Jews, Poles, Russians, the English and so on.» (189) «I would add that the biggest drawback of the film is the lack of perversion» (267) «And I expect, Sir, the truth, and I think it is a scam here, so that the representation of those women as lesbian, and that paramour as a gigolo lover, is a mechanical, superficial gimmick that has to awaken the public interest» (287) «In contrast, making such a film – supposedly Polish, allegedly homosexual, allegedly daring, but only stupid – this is abuse, shallowing and fraud, of which I feel the victim» (288) «So, on the occasion of the triple scandal we feel triple cheated and we can go to Miss Lynch’s movie only to see how currently a sensation is being shammed» (293) The passages of criticism quoted above contain verbs in the first person plural, eg. we are watching stupid people, we feel cheated. The connotation of the personal pronoun we means here the critic and the reader.

The presence of such forms is aimed at involving the reader into the creation of the review together with the expert, which increases the persuasive effectiveness of the text. This is another narrative technique by which the recipient is put on a par with its sender.

Another method of persuading the reader in the analyzed reviews is appealing to the tradition. This strategy refers to the argumentum ad antiquitatem (argument referring to antiquity), which consists in deriving the rightness of one's views or high value of something based on the fact that a particular thing / phenomenon / view is of ancient lineage [8: 49].

Filmmaking tradition dates back to the turn of the XIX and XX century and in this sense most often occurs as an argument in reviews of movies about love and sex. To convince the reader of the rightness of their position a critic refers to eg. the history of cinema or the great era of cinema

as in the examples:

«The history of cinema has seen three powerful empresses of sex:

Greta Garbo, Marlene Dietrich and Marilyn Monroe. And the court princesses: Jean Harlow, Rita Hayworth, Gina Lollobrigida «(180) «The film is top of the list of success in America. Why? Because it revives this genre from the great era of cinema recently neglected: a romantic comedy about love overcoming obstacles, starring the idols like Greta Garbo and Ingrid Bergman» (221) In the quoted passages nouns history and the era through their meaning 'events, facts from the life of society', and 'period, which is one of the stages of history' [9: 499 and 551] raise the profile and emphasize the longevity of the film tradition. This concept can be clarified in the text as «history of French cinema» (132); «Great American style» (215); «American cinema» (194), «new wave tradition» (210). Traditional might also be film techniques such as : «The assumption is traditional: we have a homosexual relationship, played by two good actors (Robin Williams and Nathan Lane)» (119).

In order to influence the recipient the critic also refers to the tradition of erotic culture in Europe, arguing their position using examples from

classic Polish, German and French literature, eg:

«Eroticism is laundered out of the tradition of romantic classics majoring in our culture; and not only ours, and not only when it comes to sex: even the fulfillment of love is a dramatic difficulty. Mickiewicz could not lifelong get rid of the despair that he was not able to rejoin with Maryla and dedicated half of his literature to this defeat. Goethe's Werther committed suicide because Lotte was unavailable to him. Faust sold his soul to the devil, only to organize his affair with a seamstress, that today is doable for any student»(32) «And the interesting thing, Mr. Thomas, that in France «The Empire of Senses» has been compiled with the great classic, respected there by those who are engaged in erotic culture, that is, with Marquis de Sade» (89).

«With us this story is less known, while in France it is very popular and has already been the subject of many literary adaptations, and even music ones. Bluebeard has murdered his six wives, and only the last, the seventh one discovers his bad character, changes it for good and enlivens those dead girls»(108) The effectiveness of persuasion increases when various ways of persuading the recipient are combined in the structure of the critical statements. The critic is aware of this, so in their texts arguing by reference to the tradition goes hand in hand with an argument from authority, example and consent.

References

1. Dbrowska A, Zmiany obszarw podlegajcych tabu we wspczesnej kulturze // Jzyk a Kultura. 2008. – No20. – S.175-176

2. Dbrowska A. Wstp // Jzyk a Kultura. Tabu w jzyku i kulturze. 2009. – No21. – S.7-11

3. Filip G. Semantyczni roli mowca w kinokrytyce Zygmunta Kauynskowo // Styl i tekst. 2011– NoX. – S.194-202.

4. Filip G. Mistrzowie gry na argumenty – Z. Kauyski, S. Treugutt, Z. Biekowski. 2013

5. Kauyski Z., Raczek T. Pery kina. Leksykon filmowy na XXI wiek. Mio i seks. – T. IV., 2006

6. Plisiecki J. Film i sztuki tradycyjne. 2010

7. Szulczewski M. Publicystyka. Problemy teorii i praktyki. 1976

8. Szymanek K. Sztuka argumentacji. Sownik terminologiczny. 2004

9. Szymczak M. red. Sownik jzyka polskiego. – T. 1., 1988

10. Zako-Zieliska M. Recenzja i jej norma gatunkowa // Poradnik Jzykowy. 1999. – S. 96–107.

11. Zgka T., 2009, Retoryka tabuizacji // Jzyk a Kultura. 2009. – No21. – S.23-29

МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ

В ЖУРНАЛИСТИКЕ

ПРОБЛЕМА ОТРАЖЕНИЯ КУЛЬТУРЫ ИНДИИ

СРЕДСТВАМИ РОССИЙСКОЙ

ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

Т. Д. Михайлова (Пенза, Россия)

THE REFLEXION'S PROBLEM OF INDIA'S CULTURE

BY ACTUAL PRINT MEDIA

T. D. Mikhailova (Penza, Russia) Abstract. The article deals with the formation of the image of India in the Russian periodical press. During the analysis of journalistic materials Russian press were identified methods and techniques that recreates the Indian culture. On concrete examples show what mechanisms are journalists Russian magazines in describing Indian color.

Key words: India, state image, culture, actual print media.

Индию и Россию связывает многовековая история, что обусловливает изучения культуры этого южно-азиатского государства.

Настоящая статья продолжает традиции актуального научного направления в журналистике, предполагающего изучение этнокультурных ценностей через их репрезентацию в средствах массовой коммуникации [1:14]. В рамках данного исследования акцентируется роль периодической печати в отражении культуры Индии.

Так, журнал «Architectural digest» на своих страницах поднимает вопросы, касающиеся современной архитектуры Индии. В статье Хельги Отнен-Жирар «Дом в Сурате» [2:1] говорится о доме индийского бизнесмена. Эта публикация – не просто о своеобразии индивидуального подхода к оформлению своего дома, но и источник знаний об индийских традициях. «В нашем бизнесе многие важные решения принимают во время неофициальных встреч: для этого мне был нужен современный дом, который связал бы интересы семьи и бизнеса и производил на гостей нужное впечатление», – объясняет Дилип Сангви, герой материала. Посредством использования речевой характеристики автор текста обращает внимание читателя на традиции ведения бизнеса с учетом национальных особенностей взаимоотношений, важны для создания их оптимального устройства и сведения об оформлении домашнего убранства.

Самый большой объем знаний об Индии, ее истории и культуре, обнаруживается в номерах разных лет журнала «Вокруг света». Статья Евгения Мирзоева «Искупление греха в чувственном наслаждении» [3:4] посвящена происхождению храмов в Кхаджурахо. В начале публикации дается легендарная версия появления 85 храмов, затем автор предлагает более прозаическую версию для любителей истории. Композиционно материал выстроен таким образом, что ее центральная часть является наиболее информативной. Именно здесь автор предлагает развернутые сведения об архитектуре Индии в ее религиозной интерпретации: «X–XII века были временем расцвета индуистской храмовой архитектуры Северной и Центральной Индии перед их завоеванием мусульманами. Храмы Кхаджурахо – без сомнения, самые яркие памятники той эпохи. Среди храмов Кхаджурахо есть и джайнские, посвященные джайнским святым-аскетам. Но наиболее известны индуистские святилища, центры культа главных индуистских богов Шивы и Вишну». Завершается статья описанием ситуации сегодня. Автор вводит понятие эротики как составляющей части современного искусства Индии: «Из восьмидесяти пяти храмов время сохранило только двадцать четыре. Теперь всемирно известный храмовый комплекс превратился в притягательный объект для туристов и охраняется как памятник мирового наследия ЮНЕСКО. В марте здесь на фоне храмов, всё ещё излучающих живую энергию, проходит фестиваль исполнителей индийского классического танца». Яркая картинка и объемное повествование в данной публикации создается за счет использования журналистом легенд, описания древних традиций, приведения исторических фактов, в том числе и архитектуры («Храмы выстроены на высоких платформах и ориентированы по сторонам света»), скульптуры («Крупнейшие святилища: храмы Махадева, Виршванатхи (оба храма посвящены Шиве), храм Лакшмана ( в честь Лакшманы – верного спутника Рамы, который считается воплощением Вишну) обильно украшены скульптурными барельефами, приближающимися иногда к круглой скульптуре»). Канву повествования составляют мифологические образы, которые показывают связь с образами языческого мира даже в истории современной Индии. В этом материале характерны причинноследственные связи в попытке связать и сопоставить культурное развитие страны с обилием эротических скульптур («Очевидно, что распространение эротической скульптуры связано с некими общими культурными традициями той эпохи»). Рассматриваемый материал – иллюстрация того, что традиция индийской архитектуры связана также с особенностями климатических условий страны и является символом духовного развития нации («Спутницы богов и символы райского блаженства, они одновременно были напоминанием о соблазнах на пути духовного самосовершенствования»).

Таким образом, изучение периодической печати на предмет отображения индийской культуры позволяет сделать вывод, что существует и развивается российско-индийский диалог, который позволяет аудитории лучше понять культуру Индии через ее отражение в российских СМИ.

Список литературы

1. Рева, Е. К. Журналистика в межнациональном дискурсе: этнокультурный аспект / Е. К. Рева. – Саратов : Наука, 2013. – 136 с.

2. Отнен-Жирар, Х. Дом в Сурате / Х. Отнен-Жирар // Architecturaldigest. Самые красивые дома мира. – 2011. URL: http://www.admagazine.ru/inter/ 24932_house-in-the-daily.php#artheader (19.05.2014).

3. Мирзоев, Е. Искупление греха в чувственном наслаждении / Е. Мирзоев // Вокруг света. – 2009. – 7 сентября. – URL: http://www.vokrugsveta.ru/telegraph/ history/997/ (19.05.2014).

4. Рева, Е. К. Значение жанра интервью в раскрытии образа респондента как носителя национальных культурных ценностей своего народа / Е. К. Рева // Известия Волгоградского гос. пед. ун-та. – 2012. – Т. 73, № 9. – С. 75–78.

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ СВОЕОБРАЗИЕ

ЖУРНАЛА «НАНА»: СТАТЬЯ Д. МУЗАКАЕВА

«ЧЕЧЕНСКИЙ НАРОДНЫЙ ТАНЕЦ»

Е. К. Рева (Пенза, Россия)

NATIONAL-CULTURAL IDENTITY OF THE MAGAZINE

«NANA»: ARTICLE D. MUZAKAEVA «CHECHEN FOLK DANCE»

E. K. Reva (Penza, Russia) Abstract. The publication presents an analysis of Article D. Muzakaeva ethnocultural aspect of studying in the creative content of the national magazine «Nana». Author identifies methods by which there is a representation of the culture of the Chechen people. Analysis of Article D Muzakaeva enables trace expressed in dance through his choreographic skills and symbolism distinctive traditions, folk customs.

Key words: national culture, Chechen magazine, representation, originality language.

Проникая в структуру журналистского материала, элементы национальной культуры относительно своей роли в тексте функционально неоднородны, что подтверждает необходимость изучения национальной периодической печати именно в контексте этнокультурной репрезентации. Выбор издания обусловлен высокой плотностью этнокультурной насыщенности его материалов и разнообразием творческих подходов к национальному самовыражению, идейной цельностью публикаций журнала, каждый из выпусков которого содержит богатые возможности для реализации заявленной нами темы.

Рассмотрим, в частности, одиннадцатый номер за 2009 г., полностью посвященный семидесятилетию Чеченского государственного ансамбля танца «Вайнах». Уже само это событие, организующее подборку материалов номера, ярко воплощает идею внутреннего выявления национального через следующие историко-культурные параллели: историю ансамбля «Вайнах» в качестве своеобразного зеркала судьбы чеченцев, реконструирующего с 1939 г. прошлое и отражающее настоящее чеченского народа; «Вайнах» как концепт национальной чеченской культуры выражает самобытные традиции, обычаи и национальный этикет чеченцев. Другими словами, монотема рождает стержневые компоненты этнокультуры. Их выявление посредством разнообразных журналистских приемов в совокупности и способствует творческому самовыражению издания.

В структурировании номера нам видится искусный редакторский прием, заключающийся в желании дать высказаться разным авторам по одной теме. Важно, что их авторское видение ансамбля «Вайнах» в предложенных редактором публикациях совпадает, и это укрупняет прием репрезентации чеченской культуры и истории через творческую судьбу танцевального коллектива. Следуя канонам летописного жанра, один из авторов (читателю его имя не названо) придерживается строгой хронологии. Знаковым этапом, на котором он сосредоточивается, посвящен назначению художественным руководителем ансамбля Д. А. Музакаева. Свое продолжение эта мысль находит в следующей статье («Профессионал»), представляющей собой биографию этого человека. Еще раз подчеркнем логическую стройность такого построения рассматриваемого номера: редактор Л. И. Жумалаева структурирует этот выпуск таким образом (подчиняя его единой теме), что публикации дополняют друг друга. Так, биографический материал о Д. А. Музакаеве выступает своеобразной подводкой к статье «Чеченский народный танец», автором которой он и является. Кроме того, сведения о творческом пути Д. А. Музакаева, его компетенции в области хореографии усиливают степень доверия к положениям, высказанным в его авторском материале, где не просто рассказывается о национальном танце, а отражается глубинные историко-культурные, даже сакральные основы. Композиционно статья начинается с того, что Д. Музакаев вспоминает депортацию, но в отличие от других авторов публикаций этого номера, он говорит о периоде реабилитации, когда народ вернулся на свою историческую родину. Оказалось, что «реабилитировать» нужно и культуру, которая за годы депортации была заимствована грузинами, на тот период времени законодателями хореографической школы.

Автор обращает внимание на существенную этнокультурную деталь, которая не может не служить приемом творческого выражения национальной основы. Со знанием профессионала хореографического искусства, человека, хорошо понимающего родную историю, он пишет: «Грузинам всегда нравились чеченские танцы, чеченские мелодии. Это объясняется еще и тем, что издревле знатные грузинские семьи отдавали своих детей до совершеннолетия в горные чеченские семьи на воспитание, чтобы их воспитали настоящими мужчинами.

А когда ребенок получает воспитание, до сознательного возраста, он впитывает язык, культуру, нравы, темперамент, обычаи. Многие представители грузинского народа воспитывались на чеченской основе, это тоже сказалось на том, что грузины любят нашу культуру – и танцевальную, и певческую, и музыкальную» [1: 38].

В статье Д. Музакаева большое значение имеют этнокультурные элементы танца. Автор использует особый композиционный рисунок: законы танца сплетены с основами национальной психологии, нормами морально-этического поведения. Поэтому акцентирование роли танца в жизни чеченцев («... танец был всегда и везде повсеместен и уместен. И, как свидетельствуют историки, даже в самых экстремальных ситуациях, перед лицом смерти, чеченские воины просили дать им возможность станцевать, поскольку танец вводил их в состояние экстаза настолько, что после этого им было легче принять смерть. Ведь танец был не просто развлечением, но и способом выброса энергии», «Чеченский танец имеет свою мифологию, свои традиции, нарушать которые не позволялось никому» [1: 40]) иллюстрируется наглядными примерами, получающими глубокое смысловое наполнение. Д. Музакаев отмечает уникальность свадебного обряда, который, по его словам, представляет собой «целый пласт чеченской культуры, целый институт традиций и обычаев народа, его этики, нравственности, умения адаптироваться в обществе и быть в нем равным со всеми» [1: 40]. Этот комплекс увязан с танцевальной культурой, выдвигающей определенные правила для участников свадебного торжества. Автор отмечает, что «человек, пришедший на свадьбу, не имел права не уметь танцевать, иначе его считали некультурным и даже неполноценным» [1: 40]. Поэтому в систему воспитания ребенка включали обучение танцу, прививали осознание тождества между танцевальной и национальной культурой.

Содержательно статья обогащена принципом надлежащего, то есть знания и исполнения законов танца, что актуализирует положения публикации применительно к современным реалиям вольной интерпретации национального танца, вызывающей зачастую неодобрительную реакцию на него со стороны представителей других культур («У нас, чеченцев, практически любое мероприятие заканчивается традиционной лезгинкой. Но о традициях как раз многие и не знают.

К примеру, в порядке вещей, когда в круг выходят одновременно несколько пар. А ведь это недопустимо, более того – оскорбительно.

В древние времена такие нарушения заканчивались кровопролитием», «Право покидать круг всегда оставалось за девушкой, причем она могла это делать беспрепятственно и в любое время. А сейчас мы зачастую видим, как девушкам не дают покинуть круг и могут даже указать пальцем, с кем хотят танцевать. Раньше такой человек мог стать даже изгоем» [1: 40]). Д. Музакаев, радеющий за сохранение культуры своего народа, видит основой грамотной ее пропаганды умение, поэтому в своей статье часто использует слова, обозначающие состояние с модальной окраской, должен, должна, должны быть. Например, говоря об особенностях национального чеченского танца, его экспрессивной манере исполнения, автор будто с назиданием напоминает, что эта экспрессия, темпераменты должны быть внутренними, «сами же движения – сдержанными и благородными»

[1: 41]. И здесь же, используя форму прошедшего времени глагола, он акцентирует культурную память, те законы, которые были предписаны предками. Тем самым его слова служат своеобразным обращением к молодому поколению: «Откровенное внешнее выражение внутреннего состояния, чувств во время танца считалось у чеченцев недопустимым» [1: 41].

Последующий материал статьи придает композиционное разнообразие общей логике публикации. Профессиональная деятельность автора проявляется и в слове, и в композиционных комбинациях.

Анализируя текст, мы можем отметить, что мастерство создания хореографического орнамента на сцене как бы переносится и на умение Д. Музакаева отразить его в своем выступлении в печати: он разводит мужские и женские партии, отмечая при этом уникальность чеченского танца. От национальных танцев других народов Кавказа его отличает «разница между мужским и женским исполнением, как и в темпераменте и пластике» [1: 41]. Характеризуя женский танец, автор обращает внимание не на «сложность танцевальной лексики», а на метафорически сравниваемое с белой лебедью изящество: «… плывет девушка, очаровательны и грациозны движения ее нежных рук, полон внутренней красоты изгиб ее корпуса и головы»; образ летящей птицы дополняется «изящными линиями рук», «плавным скольжением танцовщицы по кругу» [1: 41]. Но и в описательных характеристиках, отличающихся эмоциональной выразительностью,

Д. Музакаев придерживается принципа наставления-напоминания:

«Ничего лишнего в движениях девушки быть не может. Голова приподнята, при этом глаза – слегка опущены. Она не должна поднимать их выше газырей и опускать ниже пояса, где висел кинжал. Разрешалось смотреть себе под ноги» [1: 41]. Будто следуя логике танца, автор и в этом фрагменте текста выводит кульминацию, что дает ему возможность включить в повествовательную структуру психологоповеденческий компонент, имеющий этнокультурную основу. В кульминационный момент танца, как отмечает Д. Музакаев, юноша, вставая на пальцы, демонстрировал свою силу и ловкость. Этим действием выражалось высшее проявление уважения к девушке. Знаковая система танца, которую использует в своей статье хореограф, представляет собой своеобразный кодекс общения между мужчиной и женщиной. Во время танца юноша мог в двух-трех словах признаться в чувствах к девушке, которая словами не отвечала. Автор статьи пишет: «Если она продолжала танцевать, то, считалось, что ей нравится его предложение и она согласна на дальнейшие отношения.

Если же ей были безразличны его чувства, девушка заканчивала танцевать и, мило улыбнувшись и поклонившись, или слегка поаплодировав в знак благодарности, покидала круг. Все это делалось тактично, красиво, чтобы никто из окружающих ничего не заметил» [1: 41].

Это авторское замечание – своего рода переход к характеристике мужской танцевальной манеры, которая, как пишет автор, определяется свойствами чеченской ментальности, культурой этикета: «В мужском танце проявляется активное начало (юноша приглашает девушку), уважение к женщине (девушка завершает танец), уважительное отношение к окружающим» [1: 41]. Будучи верным своей логике, Д. Музакаев и здесь акцентирует критерии гендерного поведения в танце: «Мужчина не должен открыто выражать свои эмоции в танце, движения его могут быть экспрессивными, но экспрессия должна читаться не на его лице, а в подчеркнутом благородстве движений, строгой пластике, не допускающей излишней раскованности.

При этом, в отличие от женского, чеченский мужской танец отличается большим разнообразием движений, сложностью и большим диапазоном ритма» [1: 41]. Как видим, требования к хореографическому мастерству выводятся через особенности поведения, обусловленные национальной культурой. Этим объясняется и символика танца. Говоря о хореографическом рисунке танца «Сай болар», Д.

Музакаев отмечает: «… юноша парит, слегка касаясь земли. А руки – это подражание крыльям орла… А почему он их подымает вверх – потому что мы горная нация» [1: 41].

Статья Д. Музакаева является одной из тех в журнале «Нана», которая особенно выразительно передает особенности национальной культуры.

–  –  –

ЗАИМСТВОВАНИЯ В ЯЗЫКЕ СОВРЕМЕННЫХ СМИ

КУРДИСТАНА: ТЕМАТИЧЕСКИЙ

И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

О. В. Шаталова (Липецк, Россия) О. Пирбал (Курдистан)

LOANS IN LANGUAGE OF MODERN MASS MEDIA

OF KURDISTAN: THEMATIC AND IDEOLOGICAL ASPECTS

O. V. Shatalova (Lipetsk, Russia) O. Pirbal (Kurdistan) Abstract. In article attempt of the spectral analysis of English-speaking lexicon in a modern publicistic discourse of Kurdistan becomes.

Key words: lexicon, loans, journalism.

Современная публицистическая среда Курдистана отражает общественно-политические, экономические и межличностные (в том числе бытовые) отношения [3].

В соответствии с потребностями, в современном курдском языке используются слова, заимствованные из английского языка вместе с реалиями, обозначенными данными номинативами.

Необходимо принять во внимание тот факт, что курдский язык до сих пор не имеет единой литературной формы, а развивается в разнообразных диалектных вариантах, хотя политика правительства направлена на укрепление двух основных диалектов в системе образования и СМИ, а один из основных диалектов – корманджи хуару – считается государственным языком регионального Курдистана (Ирак), основным средством общения юга и востока региона, населенного этническими курдами (Ирак, Иран). Однако курдский язык используется наравне с арабским языком, имеющим, несомненно, более устойчивые позиции, опирающиеся как на собственно лингвистические, так и на экстралингвистические параметры бытования.

То есть адаптационные способности курдского языка по отношению к иноязычным явлениям фактически не могут быть востребованы, особенно с учетом того факта, что довольно широк круг образовательных учреждений, в том числе в системе высшего образования, где преподавание ведется исключительно на английском языке.

Поэтому заимствования входят в употребление курдов в неизменном виде, сохраняя не только значение, но и произношение. Графическую запись данных слов можно условно толковать как транслитерацию: запись слов английского языка курдскими графемами (в курском языке используется арабский алфавит).

В современной публицистической среде Курдистана активно функционируют следующие группы англицизмов (в статье приводится англо-русское соотношение для упрощения графической передачи материала), анализ производился в процессе подготовки выпускного квалификационного сочинения (ВКР) на основе материалов таких печатных изданий Курдистана (г. Сулеймания), как «Борьба», «Пришествие», «Беседа», «Хавлер», «Новый университет», «СМИ», «Электричество», «Рынок» за 2011–2012 гг.. Среди многочисленных печатных изданий Курдистана (по официальным данным, в 2012 г.

издавалось около 330 журналов и 138 газет, имеющих аккредитацию) были отобраны издания, освещающие различные стороны реальности – от политических дискуссий до рекламы:

слова, связанные с процессом коммуникации, общения:

process (процесс), system (система), conference (конференция), character (характер), congress (конгресс), reportage (репортаж), dialog (диалог);

слова, связанные с техническими и технологическими нововведениями: technic (техника), technology (технология), motor (двигатель), program (программа), disk (диск), dynamo (динамо), jacuzzi (джакузи);

общественно-политическая лексика: terrorist (террористический), commission (комиссия), project (проект), group (группа), diplomat (дипломат), nationalism (национализм), opposition (оппозиция), parliament (парламент);

слова, связанные со сферой культуры, искусства: culture (культура), slide (слайд), desing (дизайн), collection (коллекция).

Историко-этимологический анализ многих обозначенных слов обнаруживает их универсальную для современной индо-европейской культуры природу, обусловленную их греко-латинским происхождением. Однако функциональный анализ публицистических материалов (тематика, идейная направленность, прагматика изложения материалов, произношение данных слов в повседневной речевой среде рядовыми носителями языка) вынуждают признать, что появление данных слов в курдском языке – результат влияния именно современной западной (чаще всего – американской) культуры.

Семантическая классификация заимствований из английского языка, функционирующих в современной курдской публицистической среде подтверждает, что тематические группы заимствований из английского в русский и из английского в курдский языки в основном совпадают, обозначая как раз те аспекты развития современного общества, в которых англоязычная культура в соответствии с политикой глобализации оказывает наибольшее влияние на мировое сообщество.

То есть на публицистическую среду Курдистана активно влияют тенденции мирового развития политики, экономики и общественных связей, что позволяет говорить о неизбежном включении СМИ Курдистана в процесс глобализации, как минимум на уровне отражения данного процесса в печатных СМИ Курдистана.

«Информируя человека о состоянии мира и заполняя его досуг, СМИ оказывают влияние на весь строй его мышления, на стиль мировосприятия, на тип культуры» [1: 138], что в современной науке уже является общепризнанным фактом [2; 5]. В условиях бытования и развития современной курдской культуры влияние английского языка (и западной культуры в целом) можно охарактеризовать как деструктивное, так как собственно курдский язык не обладает достаточной цельностью как в области фонетики, так и в плане грамматической оформленности и лексической системности, что связано с морфологической перестройкой большинства курдских языков, произошедших в Средние века [4].

Список литературы

1. Вишенина, К. Н. Нравственный аспект речевого воздействия в СМИ / К. Н. Вишенина // Экология языка : сб. ст. VII Междунар. науч. конф. / под ред. Е. Н. Сердобинцевой. – Пенза : Изд-во ПГУ, 2014.

2. Данилова, А. А. Языковое манипулирование в СМИ как способ разрушения традиционной системы ценностей и языковой картины мира / А. А. Данилова // Современные вопросы общественно-речевой практики. – М. : Макс-Пресс, 2005.

3. Иванов, С. Н. Иракский Курдистан на современном этапе / С. Н. Иванов – М., 2011.

4. Курдоев, К. К. Грамматика курдского языка (корманджи) / К. К. Курдоев. – М. ; Л., 1957.

5. Леонтьев, А. А. Психолингвистические особенности языка СМИ / А. А. Леонтьев // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования : учеб. пособие. – М., 2003.

КУЛЬТУРА РЕЧИ В СОВРЕМЕННОЙ

ЖУРНАЛИСТИКЕ

РЕЧЕВАЯ КОММУНИКАЦИЯ

В СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ

М. А. Дубова (Коломна, Россия)

SPEECH COMMUNICATION

OF A MODERN JOURNALIST

M. A. Dubova (Kolomna, Russia) Abstract. The article is dedicated to the issue of a modern journalist’s speech culture. The author raises the question of how important is to develop speech competence of journalists-to-be with regard to their future socialization and professional activity.

Special attention is paid to the issue of a modern journalist’s speech culture level.

Key words: journalism, speech communication, speech culture, speech communication efficiency and harmony, communicative competence, trends of Russian language and linguistic identity.

Современный этап общественного развития всё чаще определяется как период формирования информационного общества, характеризующегося глобальной информатизацией, быстрыми темпами развития рыночных отношений, усиливающейся интеграцией мировой экономики, ростом международных коммуникаций и т. д., что в итоге предъявляет всё новые требования к качеству российского образования. Основным результатом образовательного процесса, как отмечается в программе модернизации российского образования, должна стать не система знаний, умений и навыков сама по себе, а набор заявленных государством ключевых компетенций в различных сферах жизни.

Общеизвестно, что язык является основным средством общения, поскольку взаимодействие людей друг с другом осуществляется, прежде всего, в процессе речевой коммуникации. В наше время актуализируется двусторонний процесс изменения речевой коммуникации, суть которого состоит в том, что изменения происходят не только в языке, но и меняется само отношение к языку как средству выражения мысли. В связи со значительными переменами в сфере функционирования языковых единиц всё более актуальной становится проблема языка как средства общения, языка в его практической, функциональной реализации [2:4].

Взаимодействие людей в любой области общественной жизни немыслимо без речевого общения. Успешная деятельность журналиста также возможна лишь в условиях эффективной и гармоничной речевой коммуникации.

Во многом языковая подготовка студента-журналиста определяется основными тенденциями функционирования русского языка в начале ХХI века, к числу которых, в первую очередь, относят разнообразие (по возрастному аспекту, уровню образования, политическим, религиозным, общественным и т. п. взглядам) состава участников массовой коммуникации.

Нельзя не обозначить и тот факт, что преобладающие позиции начинает занимать речь спонтанная, самопроизвольная, заранее неподготовленная.

Наконец, разнообразие ситуаций общения неминуемо приводит к изменению самого характера общения, которое становится свободнее, раскованнее, демократичнее.

Тем не менее, есть и обратная сторона этого процесса. Так, нельзя не отметить, что ряд вышеперечисленных новых условий функционирования языка, появление большого количества неподготовленных публичных выступлений приводит не только к демократизации речи, но и к резкому снижению её культуры [3:13].

Вот почему сегодня как никогда остро стоит проблема сохранения национальной культуры в целом и культуры речи в частности.

Чтобы разобраться в непростых реалиях современной жизни, молодым журналистам необходимо научиться чётко и грамотно формулировать свои мысли, идеи, вопросы, логично выражать своё мнение относительно тех или иных проблем действительности.

Формирование речевых навыков, как известно, теснейшим образом связано с умением мыслить и рассуждать. Умение понять суть явления и словесно сформулировать своё отношение к нему – непременное условие становления разносторонне развитой языковой личности человека.

Отсюда неминуемо возрастает интерес к «Риторике» и «Культуре речи» как наукам, призванным научить человека не только мыслить, но и правильно излагать и словесно оформлять свои суждения, воздействовать на окружающих с помощью слова.

В этом смысле роль и значение курса «Риторика» в профессиональной подготовке студента-журналиста трудно переоценить.

Процесс изучения дисциплины направлен на формирование и развитие общекультурных, общепрофессиональных и профессиональных компетенций, наиболее значимыми из которых, на наш взгляд, являются умение логически верно, аргументированно и ясно строить устную и письменную речь; способность использовать навыки публичной речи, ведения дискуссии и полемики; владение основами речевой профессиональной культуры; способность к подготовке и редактированию текстов профессионального и социально значимого содержания; наконец, готовность использовать систематизированные теоретические и практические знания для определения и решения исследовательских задач в области журналистики.

В процессе изучения курса «Риторика» студент получает знания об основных средствах и приёмах общения; приобретает умения и навыки использования различных форм, видов устной и письменной коммуникации на родном языке в учебной и профессиональной деятельности.

Как нам представляется, наиболее оптимальным было бы включение в курс следующих разделов.

Первый (вводный) раздел «Риторика как предмет изучения курса», содержание которого раскрывает вопросы истории возникновения и развития риторики как науки в период Античности, анализ этапов становления древнерусского риторического идеала и т. п.

Второй раздел «Речевой идеал» предполагает рассмотрение этого ключевого для курса понятия с позиций его конкретизации как риторического идеала, в аспекте основных содержательных категорий (в частности, истины, гармонии, дружелюбия), принципов общения, роли похвалы, порицания, оценки, одобрения в его содержании.

Третий раздел «Общение» предполагает определение и анализ самого понятия «общение» в интерпретации специалистов разных областей знаний (психологов, лингвистов и т. д.) с позиций его роли, форм и средств, функций, норм и постулатов. Думается, не вызывает сомнения роль общения в профессиональной деятельности журналиста, где важное место принадлежит вербальным и невербальным коммуникативным средствам. Будущий журналист не только должен хорошо знать нормы и постулаты общения в плане их реализации в различных коммуникативных ситуациях, но и осознавать формы нарушения коммуникативных норм: коммуникативные промахи (недочёты), коммуникативные ошибки (неудачи) и коммуникативные провалы с целью их дальнейшего устранения [1:99].

На наш взгляд, очевидно, что четвёртый раздел «Текст как единица общения» занимает одну из ключевых позиций в курсе. Безусловно, процесс реализации различных видов речевой деятельности журналиста связан с созданием и восприятием текста. Само общение в любой речевой ситуации основано, как известно, на обмене текстами. Текст, определений которого существует множество в зависимости от подхода к его осмыслению, интерпретации и анализу, является объектом изучения многих гуманитарных дисциплин. Представляя собой многоуровневую структуру, определенную семиотическую систему, в которой в тесной взаимосвязи и взаимообусловленности находятся содержательная и знаковая стороны, текст требует глубокого и всестороннего изучения в плане дальнейшей практической деятельности журналиста. Конечно, текст подробно изучается такими дисциплинами, как «Стилистика художественного текста», «Филологический анализ текста», «Теория текста» и др. В курсе риторики важно дать студенту полное представление о тексте как единице общения.

Пятый раздел «Публичное выступление и основы дискутивнополемической речи» призван обучить бакалавров практическим навыкам ораторского искусства: основным этапам подготовки конкретных публичных выступлений в соответствии с их целью, методам и приёмам изложения материала, умениям произнесения речи, привлечения внимания аудитории, искусству полемики и т.д.

Таким образом, всё сказанное позволяет сделать вывод о том, что овладение знаниями и приобретение соответствующих умений и навыков в курсе «Риторики» ориентировано, прежде всего, на развитие коммуникативной компетенции конкретной языковой личности, способствует повышению её индивидуальной речевой культуры и расширению её коммуникативных возможностей.

Список литературы

1. Ипполитова, Н. А. Общая риторика: учебное пособие / Н. А. Ипполитова, Е. Л. Ерохина и др. – М. : Экзамен, 2012. – 397 с.

2. Педагогическая риторика: учебник для студентов высшего профессионального образования / Л. В. Ассуирова, Н. Д. Десяева, Т. И. Зиновьева и др. ; под ред. Н. Д. Десяевой. – М. : Академия, 2012. – 256 с.

3. Русский язык и культура речи: Семнадцать практических занятий / под ред.

Е. В. Ганапольской, А. В. Хохлова. – СПб. : Питер, 2012. – 336 с.

СТИЛИСТИЧЕСКОЕ СООТВЕТСТВИЕ

НАПРАВЛЕННОСТИ ИЗДАНИЯ

(на примере «Пензенского бизнес-журнала») Т. Н. Зотова (Пенза, Россия)

STYLISTIC COMPLIANCE

OF AN ORIENTATION OF THE EDITION

(on the example of «the Penza Business magazine») T. N. Zotova (Penza, Russia) Abstract. In this article the analysis of texts of publicistic style in the business publication, detection of their compliance to leksiko-stylistic standards of this style is carried out.

Key words: journalism, business mass media, stylistics, research.

Культура речи – понятие многозначное. Одна из основных задач культуры речи – это охрана литературного языка и его норм. Ведущую роль в этом процессе играют средства массовой информации.

Язык СМИ занимает значимое место в распространении русского языка, повышение уровня грамотности населения.

«Деловая журналистика – одна из наиболее социально значимых областей функционирования языка СМИ» [3]. На журналистах подобных изданий лежит ответственность за популяризацию русского языка среди предпринимателей, руководителей и топ-менеджеров.

Специфические характеристики деловой прессы формируют собственное, весьма обширное поле для исследований.

Данный вид СМИ является малоизученным. Пока еще не сложилось целостного представления о деловом журнале, его лингвостилистических особенностях. Это приводит к недостаточной обеспеченности журналистов теоретическими положениями и разработками, необходимыми в условиях быстрого развития российской деловой прессы. Кроме того, увеличение количества журналистов, не имеющих высшего профессионального журналистского образования, является причиной общего снижения культурно-речевого уровня использования языка СМИ. Как следствие – снижение культуры речи читателей.

В связи с этим исследование стилистических особенностей такого типа издания представляется актуальным.

Данной проблемой занимались многие ученые лингвисты, такие как: Г. Я. Солганик, И. Б. Голуб, В. И. Максимов и многие другие.

Их работы послужили теоретической базой исследования.

Объектом изучения являются материалы «Пензенского Бизнесжурнала» за 2013–2014 гг.

Цель исследования заключается в проведении анализа текстов публицистического стиля и выявлении их соответствия лексикостилистическим нормам данного стиля.

«Бизнес-журнал» – ежемесячное деловое издание, которое выпускается издательским домом «Компьютерра» с 2002 г. Основная читательская аудитория «Бизнес-журнала» – предприниматели, топменеджеры и управляющие собственники компаний вне зависимости от размеров бизнеса. Главный фокус издания – практические аспекты предпринимательства, эффективные управленческие технологии, инновации в бизнесе и бизнес на инновациях» [2]. По данным TNS Россия, на май–октябрь 2010 г. «Бизнес-журнал» занял третье место по популярности, пропустив вперед «Форбс» и «РБК».

Пензенский Бизнес-журнал» издается с 2006 г., на протяжении восьми лет является лидером деловых СМИ региона. Часть материалов «Пензенского Бизнес-журнала» составляют статьи головного СМИ, остальная площадь заполняется региональным содержанием.

«Пензенский Бизнес-журнал» рассматривает вопросы, которые охватывают такие сферы жизни, как: экономика, политика, образование, культуру и т.д. Широта тематики оказывает большое влияние на особенности публицистического стиля, который используется в журнале при написании статей. Лексика отличается тематическим многообразием и стилистическим богатством. В качестве контактоустанавливающих средств «Пензенский Бизнес-журнал» чаще всего задействуют профессиональный жаргон, а для придания статуса и создания иллюзии компетентности обращается к специальной терминологии, в том числе узкоспециализированной: из области экономики, политики и техники. Экономические термины наиболее частотны в силу актуальности публикаций такой тематики. Например:

«инвестиции», «кредитование», «микрофинансирование». При написании текстов в деловые издания журналисту необходимо владеть специальной терминологией, органично включенной в текст публицистического выступления. Несоблюдение этого баланса приводит к тому, что многие публикации оказываются перегружены специальной терминологией, книжными словами. Например: «…применяются следующие ключевые технологии: ультрофильтрация, нанофильтрация, электродеионизация, обратный осмос, мембранная дегазация, реагентная обработка» («Вода – ключ к здоровью». БЖ.

2013. № 10). На лексическом уровне тексты «Пензенского Бизнесжурнала» характеризуются взаимодействием слов нейтральной окраски с эмоциональной лексикой. Например: «нашумевшая история», «благоприятные отзывы», «улыбчивые хозяева». Слова с положительной коннотацией обычно употребляются в рекламных статьях для создания позитивного образа компании в глазах читателях.

Помимо указанных особенностей лексики текстов Пензенского Бизнес-журнала, обнаруживаются специфические элементы разговорного и художественного стилей. Например, вкрапления лексики разговорного стиля: собственно-разговорные слова, просторечные слова и выражения. Авторы употребляют их, чтобы придать своему тексту эмоциональность. В особенности лексика разговорного стиля употребляется в ответах интервьюированного для создания его речевой характеристики. Например: «…засунуть бутылку шампанского в одно место героя Достоевского…» («Искусство вечно». БЖ. 2014.

№ 4.). В ходе анализа текстов были найдены клише, характерные для публицистического стиля. Например: «На эти и многие другие вопросы Пензенскому Бизнес-журналу ответил Владимир Аникин…»

(«Мы создаем атмосферу заботы о клиенте». БЖ. 2014. № 1).

В текстах исследуемого журнала выявляются единицы художественного стиля, что вполне закономерно, так как подобная стилистически маркированная лексика помогает реализовать воздействующую функцию публицистического стиля. Решению этой задачи способствует введение изобразительно-выразительных средств. Для создания образа используются тропы и стилистические фигуры, употребляются метафоры, метонимии, сравнения и олицетворения, придающие тексту образность и выразительность: «Триумф» продолжается…Уже начинают расцветать арбековские «Новые сады» и делаются ставки на «Фаворита» Западной поляны. Компания «Рисан» меняет само понятие «жилой комплекс» в создании пензенцев»

(«Ответ на ключевой вопрос». БЖ. 2013. № 9). Таким образом, при создании публицистического текста автор пользуется большим количеством лексических приемов, которые позволяют сделать текст более запоминающимся.

Прежде всего, среди морфологических особенностей «Пензенского Бизнес-журнала» мы хотели бы отметить активное использование глаголов в форме настоящего времени. Например: «Он занимает ведущее место в системе здравоохранения и считается удобным и эффективным способом лечения» («Тайская сказка в «Королевстве Сиам». БЖ. 2014. № 2). Это способствует созданию эффекта присутствия и указывает на постоянные свойства предметов или явлений.



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«УДК 130.2 А. Б. Манапова ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КАК ОБЩЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ТРАНЗИТ: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И УГРОЗЫ КУЛЬТУРЕ На сегодняшний день, в эпоху глобализации и нарастания тенденций универсализации, с одной стороны, и тенденций самоидентифика...»

«Основы конструирования и технологии производства радиоэлектронных средств (РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ) Составитель: ассистент кафедры КПРЭС, Воруничев Д.С. № Наименование раздела Содержание раздела раздела Жизненный цикл изделия РЭС. Общие сведения. Задачи проект...»

«АННОТАЦИЯ К РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЕ ПО ИСТОРИИ 6 КЛАСС Рабочая программа составлена на основе ФК государственного стандарта образования1, с учетом Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования 2010 г. по пред...»

«195 М. А. Фельдман. "Конституционная реформа" или массовый террор? _ Газенвинкель К. Б. Книги разрядные в официальных их списках, как материал для истории Сибири XVII века. Казань : Тип. Имп. ун-та, 1892. 80 с. Голодников К. М. Город Тобольск и его окрестности: исторический очерк. [Тобольск] : Тип. Тобольского губ. правл., 1887. 139 с.История росс...»

«АННОТАЦИЯ рабочей программы дисциплины "История"Процесс изучения дисциплины направлен на формирование следующих компетенций: ОК-2 – способностью анализировать основные этапы и закономерности исторического развития общества для формирования гражданской п...»

«Раздел 2 Реклама онлайн Социальные сети По статистике, трафик из соцсетей давно превышает трафик поисковых систем: люди ищут и находят там все, что им нужно. Именно поэтому ваш бизнес долж...»

«дптчиигььр, ш г п г ^ п м г ъ ы СТАТЬИ, сообщения I Редакция Историко-филологического журнала сочла уместным и своевременным опубликовать работу московского историка Александра Иголкина, вышедшую в све...»

«Карамзин Николай Михайлович http://www.bibliotekar.ru/karamzin/0.htm Карамзин Николай Михайлович портрет Тропинина Карамзин Николай Михайлович знаменитый русский литератор, жу...»

«ПОТАНИНА Александра Викторовна СЕМАНТИЧЕСКИЕ И СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕЖЪЯЗЫКОВЫХ СУБСТАНТИВНЫХ ПАРОНИМОВ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ 10.02.20 – сравнительно-историческое,...»

«STIFTUNG ZUR FRDERUNG UND ENTWICKLUNG DEUTSCH-RUSSISCHER BEZIEHUNGEN „DEUTSCH-RUSSISCHES BEGEGNUNGSZENTRUM AN DER PETRIKIRCHE ST. PETERSBURG“ ФОНД ПОДДЕРЖКИ И РАЗВИТИЯ РУССКО-НЕМЕЦКИХ ОТНОШЕНИЙ "РУССКО-НЕМЕЦКИЙ ЦЕНТР ВСТРЕЧ ПР...»

«ФОНДЫ БИБЛИОТЕК: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ УДК 025.2 В. В. Шилов Формирование стратегии комплектования фондов Российской национальной библиотеки иностранной литературой Краткий историч...»

«Генри Форд Моя жизнь. Мои достижения Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6248279 Моя жизнь. Мои достижения: Астрель; М.; 2012 ISBN 978-5-271-41904-1, 978-5-17-077968-0 Аннотация Книга "Моя жизнь. Мои достижения" известного американского промышленника Генри Ф...»

«Турецкая фабрика "GRTEKS", с 1980 года производящая трикотажное оборудование и запасные части к вязальным машинам, в 2010 году открывает свое представительство в России так началась история компании "ГЁРТЕКС". Главной задачей нашей компании является оперативное обеспечение три...»

«Мария Дорожкина (Москва) Редакционная деятельность О. И. Сенковского: история творческих взаимоотношений с Е. А. Ган Вопрос о том, что О. И. Сенковский, главный редактор "Библи...»

«Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. XVIII А. И. АЙБАБИН АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ХАЗАР ВРЕМЕНИ СОЗДАНИЯ КАГАНАТА Вполне очевидно, что полноценное воссоздание истории Хазарии невозможно без изучения созданной в Хазарском каганате материальной культуры. Археологические материалы позволяют не...»

«). М.: Институт востоковедения РАН. – 2012, 202 с. ISBN 978-5-89282-468-2 Предлагаемая вниманию...»

«, хранящиеся в Российской государственной библиотеке: Фонд 181. Часть 3 В описаниях используются сокращения: Christ, Paranikas — Christ W., von, Paranikas M. K. Anthologia graeca carminum christianorum. Li...»

«по состоянию на 11 мая 2017 года ЗАКОН МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ ОБ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ В МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ (в ред. ЗМО от 01.03.2011 № 1322-01-ЗМО, от 01.12.2011 № 1428-01-ЗМО, от 11.04.2013 № 1588-01-ЗМО, от 07.11.2013 № 1674-01-ЗМО, от 08.04.2015 № 1844-01-ЗМО, от 11.05.2017 № 2128-01-ЗМО) Принят М...»

«Блок 2 Традиционные и инновационные технологии в современной школе Модуль 2.1 Образовательные технологии на основе эффективности управления и организации учебного процесса Тема 2.1.2 Контрольно-корректирующая т...»

«Введение. Танец является одной из древнейших форм искусства. Появившийся из потребности в выражении чувств, эмоций и ощущений посредством тела, отражал наиболее важные вехи в жизни человека. Практически каждый народ имеет свои танцы с уникальными и непохожими на других особе...»

«Актль12 от 4 декабря 2015 г. государствен нои истори кокул ьтурнои экспертиз ы земельных участков, подлежащих хозяиственному освоению Наименование объекта: Развитие железнодорожной инфраструктуры участка Махалино Камышовая Госграница с КНР (Приморский край, Хасанский муниципальный район).Щата начала и дата окончани...»

«1 МГУ имени М.В.Ломоносова ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА Наименование дисциплины "История отечественного государства и права" Рекомендуется для направления подготовки специальности 030900 "Юриспруденция" Квалификации (степени) выпускника бакалавр Москва, 2013 1. Цели и задачи дисциплины _ Цель дис...»

«НАДЕХИНА Юлия Петровна ЖУРНАЛИСТСКО-РЕДАКТОРСКИЙ КОРПУС Г. МОСКВЫ НА РУБЕЖЕ XIX – ХХ ВВ.: ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандид...»

«Улитина Наталья Михайловна ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕКА В ТВОРЧЕСТВЕ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА: ОПЫТ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ Специальность 24.00.01. – Теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии Екатеринбург – 2017 Работа выполнена на кафедре культурологии и социально-...»

«Социальная история отечественной науки и техники А. Б. КОЖЕВНИКОВ ИГРЫ СТАЛИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В СОВЕТСКОЙ НАУКЕ: 1947-1952 гг.* От редакции Наш журнал продолжает знакомить читателей с историей широкомасштабной идеологической кампании, "обрушившейся" на...»

«“Вестник древней истории”.-2014.-№ 3.-С.163-183. НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ВОСТОЧНОГО ТУРКЕСТАНА1 М. Д. Бухарин Бухарин Михаил Дмитриевич доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН (Institute of World History, Russian Academy...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.