WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Главная редакция: Е. М. ЖУКОВ (главный редактор), Е. С. ВАРГА, В. П. ВОЛГИН, М. Я. ГЕФТЕР, А. А. ГУБЕР, Б. М. КЕДРОВ, М. П. КИМ, С. В. КИСЕЛЁВ, Н. И. КОНРАД, Е. А. КОСМИНСКИЙ, В. В. КУРАСОВ, А. Ф. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Разбогатевшие общинники и другие богатые и знатные землевладельцы, а также царское хозяйство, поглотившее к этому времени большинство храмовых хозяйств по всей стране, теперь начинают всё чаще использовать на своих полях наряду с рабами также и труд безземельных или малоземельных бедняков, превращавшихся в подёнщиков. Подёнщиками становились, вероятно, люди, которые теряли свои земли вследствие задолженности ростовщикам. Подёнщиками становились, вероятно, также младшие члены семьи. В одном произведении, правда, более позднего времени, указывается на то, что лишь старший брат может наслаждаться жизнью, а младшие должны жить тяжёлым трудом. Делаясь подёнщиками, свободные безземельные люди попадали в зависимость, обычно очень тяжёлую, так как в условиях рабовладельческого строя рабство оказывало влияние и на все другие формы отношений между людьми. Уйти до срока, предусмотренного договором, подёнщики не имели права. В случае ухода их преследовали, как беглых рабов.

Что касается рабского труда, то он стал применяться теперь по сравнению с предшествующими временами в больших размерах и в ремесле. Об этом свидетельствуют документы хозяйственной отчётности, дошедшие из Уммы от времени династии царей Аккада. Они сообщают о больших мастерских в государственно-храмовом хозяйстве. Инвентарь этих мастерских исчисляется сотнями каких-то металлических инструментов. Жестокость по отношению к рабам возрастала: в документах упоминаются рабы, «глаз не имеющие», т. е., очевидно, ослеплённые.

Наличие масс рабов и подёнщиков являлось серьёзной опасОслабление ностью для богатого рабовладельческого государства Аккада.

и падение Аккада Воинственные племена гор на востоке и степей на западе давно уже видели в Аккаде желанную добычу. Среди рабов было много представителей этих племён. В нашествии своих свободных соплеменников рабы видели путь к избавлению от рабства. В то же время обеднение свободных земледельцев и ремесленников способствовало ослаблению обороноспособности государства. Многочисленные поденщики, как не владевшие земельным наделом, не могли служить в народном ополчении. Тяжелое положение Аккада усугублялось вспыхнувшим восстанием на юге во главе с Уруком и, наконец, частыми дворцовыми смутами. Около 2200 г. до н. э. Двуречье было завоёвано горными племенами гутеев, разгромившими и разграбившими при своём вторжении богатые города Шумера и Аккада. В жреческих песнопениях позднейшего времени всё ещё звучала скорбь о разрушениях, причинённых этим вторжением горцев.

Гутеи на десятки лет ослабили мощь рабовладельческой знаЮжное Двуречье ти. Исторические памятники, отражавшие интересы рабовлапод властью гутеев дельческой знати, остро ненавидевшей завоевателей называют племя гутеев «драконом гор, врагом богов». Одним из проявлений ненависти к владычеству гутеев было изъятие из царских списков, составленных несколько позже, династии города Лагаша. Дело в том, что вожди гутеев, не будучи в состоянии создать аппарат управления государством, который бы объединил всё Двуречье, сделали, по-видимому, городгосударство Лагаш центром управления Шумера. Об этом свидетельствуют надписи и документы хозяйственной отчётности Гудеа, который был патеси Лагаша и современником гутейского владычества.

В своих надписях Гудеа утверждает, что он стремился защитить слабых, сирот и вдов от посягательства сильных. Во время народных праздников, сопровождавших главнейшие этапы сооружения храма бога Нингирсу, предоставлялась защита должникам от посягательств ростовщиков, облегчалась судьба подсудимых и даже рабы могли пользоваться некоторой свободой и не должны были в это время подвергаться наказанию.





В одной из надписей Гудеа содержится намёк на социальные сдвиги, которые произошли в это время в Шумере. В тексте на статуе Гудеа говорится: «Когда Нингирсу на свой город благой взор бросил, Гудеа благим пастырем в стране (т. е. в Шумере) выбрал, из среды 216000 мужей его мощь выставил» и т. д. Если, действительно, во время Гудеа число полноправных граждан Шумера достигало примерно 216 тыс. человек, то из этого следует, что в отдельных шумерских городахгосударствах того времени полноправных граждан стало значительно больше; как уже упоминалось, в надписи одного из предшественников Урукагины указывалось, что число «мужей» в городе Лагаше в то время равнялось только 3600.

Вообще не следует рассматривать 60 лет владычества гутеев над Двуречьем как время полного упадка Шумера. В условиях гутейского господства Гудеа смог развить крупное строительство, для которого он, по его утверждению, привлекал одних мужчин, возможно — рабов. Строительный материал добывался из Элама, Ливана, Магана и Мелуххи (т. е., возможно, из Аравии). При Гудеа начался расцвет шумерской литературы и искусства. Возможно, конечно, что Гудеа создавал благополучие Лагаша за счёт других частей Двуречья и этим, так же как и своей социальной политикой, вызывал недовольство крупной рабовладельческой знати прочих городов Шумера.

Видимо, в течение всего периода своего господства в Двуречье гутеям приходилось сталкиваться с мятежами и восстаниями в подвластных городах. В конце концов гутеи были разбиты в войне с Уруком, а затем, в 2132 г до н. э., гегемония над Двуречьем перешла к Уру. В Уре в это время, согласно царским спискам, правила третья его династия.

2. Двуречье в период гегемонии Ура (2132—2024 гг. до н. э.)

В течение более чем столетнего правления III династии Ура Ур при III династии Двуречье представляло собой сильное рабовладельческое государство. Основоположник династии — Урнамму и его сын Шульги называли себя «царями Шумера и Аккада», подчеркивая этим объединение юга и севера страны. Могущество объединенного государства ощущалось на западе — в Сирии, на северо-западе — в Малой Азии и на востоке — в Эламе. Уже Урнамму похваляется, что он «направил свои стопы от Нижнего к Верхнему морю», т. е. от Персидского залива к Средиземному морю. Шульги (2114—2066) во второй половине своего царствования закрепил власть Ура над окружающими Двуречье областями. Его походы и важнейшие мероприятия внутренней политики отражены в названиях отдельных годов его царствования. Так, название 16-го года его царствования гласило: «Год, когда горожане Ура были взяты в качестве лучников». Речь идёт, по-видимому, о важной военной реформе, сводившейся к тому, чтобы использовать достижения военного искусства Аккада и заменить неповоротливые фаланги тяжеловооружённой пехоты Шумера подвижной пехотой, вооружённой луками. Вероятно, Шульги ввёл и новый способ обеспечения постоянной армии царя, предоставив отдельным бойцам или же группам Рельеф на каменной стеле из Ура.

их земельные наделы. Внизу — царь Ура Урнамму во время символического обряда выхода на строительные работы, впереди него — Реорганизованное войско Шульги божество. Вверху — бог Син вручает царю знаки власти.

одерживало победы в горных районах XXII в. до н. э.

Элама. На севере был подчинён Ашшур и другие города. Во второй половине своего царствования Шульги принял титул «царя четырёх стран света». Подобно Нарамсину он добивался своего полного обожествления. В царских списках, составленных писцами несколько позднее, Шульги и его сын Бурсин прямо названы «богами». Седьмой или десятый месяц в календарях различных городов был назван в честь царя Шульги. Враждебные политические силы были подавлены царской властью.

Наследственные патеси были заменены чиновниками, носившими лишь титул патеси. От каждой из областей своей державы царь получал определённую подать.

Однако Шульги и его преемникам нелегко было удержать власть над обширным государством. Для покорения некоторых восточных областей потребовались многократные походы.

Большие опасности грозили государству Шульги и с запада. В степях на западе появились многочисленные, аморейские племена, говорившие на одном из семитических языков. Аморейские племена осели в ряде районов Сирии, захватив, в конце концов, власть над ними.

Вторжение грозило теперь государству Шумера и Аккада. Ряд мелких государств в Месопотамии, по-видимому, во вторую половину правления царей III династии Ура уже был захвачен амореями.

Вторжение амореев в Двуречье было чревато тем большей опасностью, что в стране имелось немало аморейских рабов. Походы царей III династии Ура на запад очевидно, были обусловлены главным образом стремлением обуздать беспокойные аморейские племена. Попытки вторжения этих племён на территорию государства Шумера и Аккада стали настолько опасными к концу III династии Ура, что царь Шусин преемник Бурсина, вынужден был в 4-м году своего правления воздвигнуть линию укреплений против них.

Развитие сельскохозяйственной и ирригационной техники, Общественные усиленная обработка высоких полей, развитие металлургии, отношения расцвет ремесла способствовали укреплению экономической мощи крупных рабовладельцев. Социальная дифференциация, усилившаяся во время династии Аккада и несколько замедлившаяся в десятилетия гутейского владычества стала теперь вновь усиливаться. Среди народных масс Шумера и Аккада начинают появляться не только люди, оторванные от средств производства, но и люди потерявшие личную свободу, т. е. рабы-должники. Вместе с захваченными на войне и купленными рабами они представляли низший слой шумерского общества. Рабы-должники, как и прочие рабы, использовались на всех тех работах, которые требовались в рабовладельческом хозяйстве Шумера конца III тысячелетия до н. э. Но вероятно, рабов-должников, как соплеменников, нельзя было, подобно скоту приносить в жертву.

Об использовании рабского труда говорят многочисленные документы хозяйственной отчётности царско-храмовых хозяйств времени III династии Ура. Эти документы являются одним из самых ценных исторических источников всей рабовладельческой эпохи. Таких документов времени III династии Ура, написанных на глиняных табличках, дошло до нас громадное количество из архивов городов Лагаша, Уммы, Ниппура и его пригорода Пузриш-Дагана (современный Дрехем). В последнее время стали известны таблички из архивов ещё двух городов — Ура и Адаба. Число табличек превышает в настоящее время уже несколько сот тысяч. Подобные таблички хранятся и в музеях Советского Союза, где их насчитывается несколько тысяч.

Документы хозяйственной отчётности III династии Ура относятся к самым различным сторонам большого царско-храмового хозяйства. Тексты касаются земледелия, скотоводства, судоходства, кораблестроения, столярных, гончарных, кузнечных, ткацких мастерских, мельниц, складов, где хранились дерево, металл, шерсть и т. д. Многие тексты посвящены использованию рабочей силы на сельскохозяйственных и прочих работах.

Большой интерес представляют таблички, которые посвящены операциям с рабочей силой, особенно таблички с годовыми отчётами надзирателей над партиями работников царско-храмового хозяйства об использовании рабочей силы, находившейся в их распоряжении.

Наряду с работниками, трудившимися в хозяйстве весь год имелись и временные наёмные работники. Постоянные работники часто не получали определённого урока, наемным же людям всегда указывался урок. Работавшие круглый год полуДвуречье в IV—III тысячелетиях до н. э.

чали, как свидетельствуют документы, ежедневное кормление, а наёмные — натуральную плату, в два-три раза превышавшую «зерно кормления», выдаваемое первым. Среди постоянных работников были мужчины, женщины и дети, а среди наемных — только одни мужчины.

Клинописный годовой отчет царского хозяйства об использовании рабочей силы.

На шумерском языке. Найден в городе Умме.

На основании годовых отчётных сводок надзирателей со всей точностью устанавливается, что основная масса работников царско-храмового хозяйства трудилась в нём в течение всего года. В таком случае они, разумеется, должны были быть людьми оторванными от средств производства. Поскольку же эти работники в сводках противопоставляются наёмным людям, то они могут быть определены только как рабы, хотя тексты именуют их просто «молодцами» (гуруш) и лишь женщин — «рабынями» (гим) 1.

–  –  –

Наряду с царско-храмовым хозяйством продолжали развиваться и частновладельческие хозяйства. Правда, документов этих хозяйств до нас дошло намного меньше, чем документов царско-храмового хозяйства, но на основании их всё же можно установить, что и в частном хозяйстве наряду с рабским трудом применялся труд подёнщиков. Об укреплении частнособственнических отношений говорят и дошедшие до нас судебные документы и шумерские законы, которые, правда, были составлены в последующее время, но в конечном счёте восходят к законодательной деятельности царей III династии Ура. В настоящее время найден сборник законов, непосредственно восходящий ко времени Урнамму — первого царя III династии Ура, но этот сборник законов ещё не изучен.

Документы говорят, что в это время развиваются обмен и торговля. До нас дошли тексты, являвшиеся как бы страницами из счетоводных книг тамкаров, которые вели торговлю по поручению царя и знати, но вместе с тем, разумеется, обогащались и сами. Цены выражались в серебре, которое являлось теперь общепринятым мерилом стоимости товаров. Единая система мер и весов, введенная династией Аккада, продолжала существовать и при III династии Ура; теперь эти меры назывались «царскими».

Мощь державы III династии Ура начала катастрофически осПадение государства лабевать во второй половине XXI в. до н. э. Постоянная армия III династии Ура несла потери в результате непрерывных войн, а ополчение теряло своих бойцов, превращавшихся вследствие алчности крупных рабовладельцев в жалких подёнщиков и подневольных рабов-должников. Поэтому борьба на востоке — против Элама и одновременно на западе — против аморейских племён, захвативших к тому времени область среднего течения Евфрата и Тигра, стала непосильной для преемников Шульги.

Правда, Ибисин (2049—2024), последний царь III династии Ура, в начале своего царствования одержал на востоке победу над горными племенами, но очень скоро он должен был перейти к обороне. Аккад был наполнен амореями; попытка же Ибисина отсрочить падение Шумера возведением стен вокруг главных городов — Нинпура и Ура — не имела успеха, так как начались восстания в самом Шумере.

В 2024 г. до н. э. государство III династии Ура было разгромлено. Ослабленное внутренними смутами, оно не могло сдержать натиск эламитов и амореев. Ур был разрушен, а царь Ибисин был уведён в горы Элама. Гибели Ура была посвящена «песня плача», составленная в первые века II тысячелетия до н. э. ещё на шумерском языке, хотя и на юге страны этот древний язык стал уже отмирать, уступая место семитическому языку Аккада.

3. Культура и религия народов Двуречья в III тысячелетии до н. э.

Древнейшими народами Двуречья была создана высокая культура, которая легла в основу более поздней — вавилонской. По мере укрепления многообразных связей между народами достижения шумеров и аккадцев становились достоянием других стран и народов. Эти достижения оказали огромное влияние на дальнейшее культурное развитие всего человечества.

Величайшим достижением культуры народов Двуречья явиПисьменность лось создание письменности, зачатки которой появились у и наука шумеров ещё в середине IV тысячелетия до н. э. С зарождением государства, нуждавшегося для управления в более или менее упорядоченной переписке, эти зачатки превратились в подлинное письмо.

–  –  –

к своему языку. В дальнейшем шумеро-аккадская клинопись распространилась во многих переднеазиатских странах древнего Востока.

Нужды храмовой отчётности и развитие шумерского строительного искусства потребовали расширения математических знаний. О том, что математическая мысль в Шумере переживала период расцвета, свидетельствует совершенство отчётных документов писцов III династии Ура. Лишь достижения математики этого времени могут объяснить последующее развитие математических знаний в писцовых школах Двуречья времени I вавилонской династии (первая половина II тысячелетия до н. э.).

Шумерские научные термины встречаются в изобилии и в текстах, посвящённых не только математике, но и другим научным дисциплинам, изучавшимся в писцовых школах Вавилона, как, например, астрономии, химии и т. п. Поэтому мы имеем право утверждать, что писцы Шумера, как и Египта, положили начало развитию научной мысли в древности.

В каждой шумерской территориальной общине почитался Религия свой местный бог-покровитель, являвшийся как бы универсальным олицетворением всех тех высших сил, которые властвуют над жизнью людей. Такое божество считалось обычно покровителем земледелия.

При ирригационном земледелии большую роль играли светила и наблюдения за ними, а поэтому в древнем Шумере начали рано связывать богов с отдельными звёздами и созвездиями. В письме Шумера пиктограмма звезды служила обозначением понятия «бог».

Важную роль в шумерской религии играла богиня-мать, покровительница земледелия, плодородия и деторождения, культ которой в своей основе восходил ещё ко временам господства материнского рода. Существовало несколько таких местных богинь, например Инанна, богиня города Урука. Вместе с Инанной, родительницей всего существующего, почитался и бог Думузи, «истинное дитя», в семитической передаче — Таммуз. Это был бог умирающий и воскресающий, который олицетворял собой судьбу зерна. Культ умирающих и воскресающих богов растительности восходит ко времени установившегося преобладания земледелия.

В мировоззрении шумеров, а затем аккадских семитов важную роль играло обожествление тех сил природы, значение которых было особенно велико для земледелия, — неба, земли, воды. Эти основные силы природы в религии олицетворялись в фантастических образах трёх основных богов. Это были бог неба Ан, бог земли Энлиль и бог воды Энки или Эа.

Эти божества почитались во всём Двуречье, хотя центром почитания Энлиля был Ниппур, ставший общешумерским святилищем, центром культа Энки — город Эриду. За пределами своих городов почитались также главный бог города Сиппара — бог Солнца Шамаш (шумерский Уту), главный бог города Ура — Син, отождествлявшийся с Луной, и другие.

Первоначально общество Шумера не знало жречества как особого сословия. Верхи жречества, заведовавшие хозяйством храмов и выполнявшие основные обряды культа, являлись представителями знати, а технические исполнители культа, низший храмовый персонал, чаще всего выходили из народа. Большое значение приобрели храмовые писцы, которые хранили и развивали письменность.

Религия освящала существующий общественный порядок, правитель города-государства считался потомком богов и представителем городского бога в государстве. Но религия шумеров ещё не знала стремления примирить угнетенные массы с их тяжёлой участью на земле обещанием награды в «потустороннем» мире. Вера в рай, в небесное вознаграждение за земные страдания, видимо, так и не развилась в древнем Двуречье. Ряд мифов рисует тщетность попыток человека достичь бессмертия.

Некоторые мифы древних шумеров (о сотворении мира, о всемирном потопе и др.) оказали большое влияние на мифологию других народов, в частности на мифологию древних евреев, и в несколько изменённом виде сохраняются в религиозных воззрениях современных христиан.

Аккадские семиты, по-видимому, не имели своей чётко выработанной иерархии богов.

Подобно другим семитским племенам они называли бога своего племени владыкой (бел), а богиню племени — просто богиней (эштар). Поселившись в Двуречье, они восприняли все основные черты шумерской религии. Боги неба и воды продолжали у них называться шумерскими именами: Ану и Эа; Энлиль наряду со своим шумерским именем стал носить имя Бел.

До нас дошло большое число памятников шумерской литераЛитература туры, главным образом в копиях, переписанных уже после падения III династии Ура и хранившихся в храмовой библиотеке в городе Ниппуре. К сожалению, отчасти вследствие трудности шумерского литературного языка, отчасти вследствие плохого состояния текстов (некоторые таблички были найдены разбитыми на десятки кусков, хранящиеся ныне в музеях различных стран) эти произведения только в самое недавнее время удалось прочесть.

В большинстве — это религиозные мифы и легенды. Особенно интересны несколько небольших поэм, содержащих легенды о возникновении земледелия и цивилизации, создание которых приписывается богам. В этих поэмах ставится также вопрос о сравнительной ценности для человека земледелия и скотоводства, что, вероятно, отражает факт относительно недавнего перехода шумерских племён к земледельческому по преимуществу образу жизни.

Чрезвычайно архаическими чертами отличается миф о богине Инанне, заключённой в подземное царство смерти и освобождающейся оттуда; вместе с её возвращением на землю возвращается замершая было жизнь. В этом мифе отразилась смена вегетационного и «мёртвого» периода в жизни природы.

Существовали также гимны, обращенные к различным божествам, исторические поэмы (например, поэма о победе урукского царя над гутеями). Крупнейшим произведением шумерской религиозной литературы является изложенная намеренно замысловатым языком поэма о построении правителем Лагаша Гудеа храма бога Нингирсу. Эта поэма была записана на двух глиняных цилиндрах, каждый вышиной около метра. Сохранился ряд поэм морально-поучительного характера.

Литературных памятников народного творчества до нас дошло немного. Погибли для нас такие народные произведения, как сказки. Сохранилось лишь несколько басен и пословиц.

Важнейшим памятником шумерской литературы является цикл эпических сказаний о герое Гильгамеше и его соратнике Энкиду. В наиболее полном виде текст большой эпической поэмы о Гильгамеше сохранился записанным на аккадском языке. Но дошедшие до нас записи первичных отдельных былин о Гильгамеше неопровержимо свидетельствуют о шумерском происхождении эпоса.

Гильгамеш в эпосе выступает как царь города Урука, сын смертного и богини Нинсун. В царских списках времени III династии Ура упоминается царь Гильгамеш, представитель первой царской династии города Урука. Последующая традиция, таким образом, сохранила о нём память, как об историческом лице.

Шумерские былины о Гильгамеше с бесспорностью доказывают народный характер этого эпоса. Так, в первичных шумерских былинах в качестве соратников Гильгамеша во время его подвигов выступают не только богатырь Энкиду, но также и представители народа: 50 человек из числа «детей города», т. е. народа города Урука, помогают Гильгамешу и Энкиду в походе на страну кедрового леса (Ливан), охраняемого чудовищем Хувавой. В былине о борьбе Гильгамеша с царём Киша Аккой рассказывается, что Гильгамеш отверг требование царя Киша выполнить для него работы по ирригации, и в этом отношении его поддержало собрание народа города Урука. Что же касается знати, то она, собравшись в совете старейшин, трусливо советовала Гильгамешу подчиниться царю Киша.

В основе этой былины лежит, по-видимому, исторический факт борьбы Урука за свою самостоятельность с мощным городом-государством Кишем на севере.

Цикл сказаний о Гильгамеше оказал большое влияние на окружающие народы. Его восприняли аккадские семиты, а от них он распространился в Северной Месопотамии и в Малой Азии. Существовали и циклы эпических песен, посвящённых различным другим героям.

Важное место в литературе и мировоззрении шумеров занимали легенды о потопе, которым якобы боги уничтожили всё живое, причём был спасён только благочестивый герой Зиусудра в построенном по совету бога Энки корабле. Легенды Храмовая башня (зиккурат) в Уре.

Конец III тысячелетия до н. э. Реконструкция.

о потопе, послужившие основой для соответствующей библейской легенды, оформились под несомненным влиянием воспоминаний о катастрофических наводнениях, которые в IV тысячелетии до н. э. не раз разрушали многие шумерские поселения.

Богатство господствующего класса нашло своё отражение в Архитектура мощной и повсеместной строительной деятельности царей.

и искусство Интенсивное строительство, покрывшее страну храмами и дворцами, было возможно благодаря наличию многочисленных рабов-военнопленных, а также использованию труда свободного населения. Однако в Двуречье в отличие от Египта в силу местных природных условий не существовало каменного строительства, и все здания возводились из кирпича-сырца.

В отличие от Египта здесь не развился в такой мере заупокойный культ и не строилось ничего подобного каменным громадам пирамид или погребальным сооружениям египетской знати.

Но, располагая огромными средствами, архитекторы Шумера и Аккада воздвигали грандиозные ступенчатые храмы-башни (зиккураты). В архитектуре Двуречья встречаются уже с древнейших времён колонны, не игравшие, впрочем, большой роли, а также и своды. Довольно рано появляется приём расчленения стен путём выступов и ниш, а также орнаментации стен фризами, выполненными в мозаичной технике.

Шумерские ваятели создавали статуи богов и представителей знати, а также рельефы (например, «Стела коршунов»). Однако если ещё в период культуры Джемдет-Наср шумерские художники сумели достичь известных успехов в передаче образа человека, то в период существования ранних городов-государств господствует грубая схематизация — человек изображается либо неестественно приземистым, либо в неестественно вытянутых пропорциях, с преувеличенным размером глаз, носа и т. д. Также и в камнерезном искусстве изображение подчиняется геометрическим схемам. Ваятели времён династии Аккада далеко превзошли ранних шумерских ваятелей, сумев, в частности, отобразить живые существа в движении.

Рельефы времени Саргона и особенно времени его внука Нарамсина поражают своим художественным мастерством. Одним из наиболее замечательных художественных памятников является стела Нарамсина, посвящённая победе над горными племенами. В рельефе отображён драматизм боя в условиях гористой местности, где происходило это сражение.

На большой высоте стояло и прикладное искусство Аккада. Особенно обращают на себя внимание художественно выполненные изображения сюжетов из мифов и эпоса, вырезанные на цилиндрических печатях из цветного камня. Очевидно, художники этого периода не потеряли связи с народным искусством Двуречья.

Искусство Лагаша времени Гудеа (как, например, в портретных статуях самого Гудеа из твёрдого камня — диорита) и времени III династии Ура использовало, несомненно, лучшие образцы искусства Аккада. Однако со времени III династии Ура в искусстве утверждаются мёртвые, канонические схемы изображений, преобладают однообразные религиозные сюжеты.

Народы Двуречья создали ряд инструментов — свирель, флейту, бубен, арфу и т. п. По свидетельству дошедших до нас памятников, эти инструменты использовались в храмовом культе. На них играли особые жрецы, выступавшие и в качестве певцов.

4. Древний Элам

С историей рабовладельческого общества Двуречья тесно связана история Элама. Эта страна (шумеры называли её «Ним», аккадцы — «Эламту») находилась к востоку от Шумера. Элам был расположен в гористой местности, но на ряду с горами, где возможно было лишь разведение скота, имелись и плодородные долины по течению двух больших рек Элама — на западе Хоаспа (современная Керхе) и на востоке Эвлея (современный Карун). На восточном берегу Хоаспы, течение которого здесь сближается с течением Эвлеи, находилось большое поселение Сузы, главный бог которого Иншушинак почитался и в Шумере. Сузы, расположенные на скрещении важнейших путей, проходивших через Элам, сыграли огромную роль в истории страны. В юго-восточной части Элама жили, по-видимому, темнокожие племена. Высказывалось предположение, что это были племена, родственные дравидским племенам Индии.

До сих пор нельзя считать установленным, к какой группе языков можно отнести язык Элама.

Долголетние раскопки городища Суз установили здесь ряд Хозяйственная жизнь культурных слоев. Наиболее значительным является слой, и общественные получивший название Сузы I. Нижний предел этого слоя еще отношения не может быть определен во времени с точностью. Верхний же его предел, т. е. начало следующего слоя, так называемого Сузы II, относится к концу III

–  –  –

ствовал производственным отношениям первобытно-общинного строя. В дальнейшем по мере роста производительных сил, в особенности же в связи с переходом от каменных к металлическим орудиям, в Эламе происходит переворот в производстве, конечным результатом которого было установление рабовладельческого строя.

Рабовладельческое общество в Эламе первоначально возникает лишь в долинах рек, где имел место более быстрый рост производительных сил и обмена; население этих районов раньше горных областей вступило в тесные взаимоотношения с соседними городамигосударствами Шумера, например с Лагашем. Население горных

–  –  –

областей продолжало жить во второй половине III тысячелетия до н. э. и позже в условиях первобытно-общинного строя. С целью грабежа оно тревожило постоянными набегами богатые рабовладельческие общества, сложившиеся в долинах.

Столкновения Шумера с воинственными племенами Элама Взаимоотношения происходили, несомненно, уже в глубокой древности. С моЭлама с мента появления надписей правителей Лагаша в XXV в. до государствами Двуречья н. э. мы знаем об этих войнах. Элам был тесно связан со своим западным соседом, Двуречьем.

В XXIV—XXIII вв. Сузы были включены в состав Аккадского государства, следствием чего явилось значительное усиление воздействия культуры Двуречья на Элам.

Об этом свидетельствуют памятники патеси Суз и наместника Элама Пузуриншушинака.

Дошедшие от него статуи были изваяны согласно традициям круглой скульптуры Двуречья.

Лишь часть надписей Пузуриншушинака была написана на эламском языке и эламскими иероглифами. Другая же часть была написана клинописью на семитическом языке Аккада. Последующие правители Элама составляли свои надписи только на семитическом языке.

В двух своих надписях Пузуриншушинак называл себя могучим царём Авана, одной из областей Элама, и заявлял, что бог Иншушинак даровал ему «четыре страны света», т. е.

всемирное господство. Очевидно, Пузуриншушинак решил воспользоваться ослаблением державы Аккада и претендовал на господство в Двуречье. Уже преемнику Нарамсина приходилось отражать крупное вторжение эламитов в Двуречье. В дальнейшем, по мере ослабления мощи Аккада, походы эламитов становились более удачными. Во время господства гутеев в Двуречье правитель Лагаша Гудеа сообщал в своих надписях о мирных сношениях с Эламом, но вместе с тем он с гордостью отмечал, что «разбил город Аншан страны Элама».

При царях III династии Ура Элам должен был снова признать господство Двуречья, и самый крупный представитель названной династии, Шульги, построил «богу властелину Суз», т. е. Иншушинаку, храм в Сузах. Когда же государство Ура стало клониться к упадку, правители Элама смогли снова стать самостоятельными и в конце концов нанесли сокрушительное поражение своим угнетателям. Это произошло при царе Кутернаххунте. Установлено, что Кутернаххунте разрушил Урук в 2024 г. до н. э. Тогда же государство III династии Ура пало под ударами со стороны Элама и со стороны амореев, осевших перед этим в Мари на среднем течении Евфрата.

Наиболее крупным достижением культуры Элама явилось Культура создание своего письма, знаки которого восходили к пиктои религия Элама графическим образцам. В дальнейшем своём развитии эти знаки превратились в комбинации линий, и письмо тем самым приняло своеобразный линейный характер. При Пузуриншушинаке оно начало заменяться клинописью, а эламский язык — семитическим языком Аккада, который и вытеснил в письменных памятниках местный язык Элама. Лишь со второй половины II тысячелетия до н. э. стали писать клинописью обычно на эламском языке.

В изобразительном искусстве Элама, как уже упоминалось, чувствуется влияние Двуречья. Сильное влияние Двуречья на Элам проявилось и в религии. В эламских семитических надписях боги Элама, кроме главы пантеона Иншушинака, назывались именами их шумеросемитических соответствий — Бела, Шамаша, Сина, Инанны, Иштар и т. д. Правда, и в Двуречье жречество включало в свой пантеон некоторых эламских богов.

ГЛАВА VIII

ПЛЕМЕНА ЕВРОПЫ И АЗИИ

В ПЕРИОД РАЗВИТОГО НЕОЛИТА И ПЕРЕХОДА К ВЕКУ МЕТАЛЛА

Как это видно из предыдущих глав, в двух областях земного шара — в долине Нила и в Двуречье — уже в период энеолита возникли классовое общество и древнейшие государства.

Однако далеко не везде появление медных орудий привело к такому росту производительности труда и накоплению избыточного продукта, который создавал возможности для возникновения производственных отношений рабовладельческого типа. Огромное большинство племён Азии и Европы в период энеолита продолжало жить в условиях первобытнообщинного строя.

Многие племена в это время уже занимались земледелием и скотоводством, особенно успешно там, где начали применяться медные орудия. У этих племён переход к веку металла хотя и не привёл ещё к возникновению классового общества, но имел своим следствием разложение первобытно-общинного строя, подготовившее необходимые предпосылки для последовавшего затем возникновения классов. В то же время в лесной полосе Севера и в тропических странах в течение III тысячелетия продолжался каменный век. Здесь большинство лесных племён продолжают заниматься охотой и рыболовством.

1. Племена скотоводов и земледельцев Азии в период энеолита

Данные о периоде энеолита в Средней Азии пока очень отрыПериод энеолита вочны. Лучше всего изучены области современной Южной в южной части Туркмении и Ферганы. Там находятся памятники, очень Средней Азии близкие по своему виду к энеолитическим памятникам Пеи в Иране редней Азии. Это высокие холмы (тепе), образовавшиеся из наслоений последовательно возникавших посёлков.

На северных горных склонах хребтов, отделяющих Среднюю Азию от Ирана, было исследовано несколько таких тепе. Наиболее известными из них являются два холма Анау близ Ашхабада. К энеолитической поре (конец IV—начало III тысячелетия до н. э.) относятся слои северного холма Анау (высота — 17 м) и холма Яссы-Тепе. В них сохранились остатки нескольких поселений. Все эти поселения состояли из домов, сложенных из сырцового кирпича. Некоторые помещения были украшены стенной росписью в виде геометрических узоров. Главным занятием населения здесь было земледелие, о чём свидетельствуют обнаруженные в глине отпечатки зёрен ячменя и пшеницы, а также найденные при раскопках каменные зернотёрки.

Скотоводство здесь возникло не сразу: кости овцы, быка и свиньи первые встречаются на 4-м метре, считая снизу; позднее таких костей становится всё больше. Увеличивается и число разводимых видов животных: в конце III тысячелетия до н. э. имелись уже быки, овцы, козы, двугорбые верблюды, лошади и свиньи;

стада животных охранялись собаками, очень близкими к существующим здесь современным породам.

Посуда, найденная в Анау, как и в других энеолитических посёлках Средней Азии, расписана главным образом геометрическими узорами.

В анауской росписи встречается ряд узоров, аналогичных южноиранским и узорам поздненеолитических и энеолитических поселений Элама Сузы I и Двуречья (ТелльХалаф, Самарра, Эль-Обейд, Джемдет-Наср).

Орудия труда и оружие, найденные в энеолитических посёлках Анау, сделаны главным образом из Керамика культур Анау I и Анау II.

кремня. Однако уже в нижних слоях найдены медные поделки. В средних слоях медных изделий становится всё больше. Это — шилья, листовидные ножи и некоторые другие предметы.

Культура Анау представляет исключительный интерес прежде всего потому, что позволяет установить наличие населения на юге Средней Азии, по-видимому связанного с древними южными центрами Элама и Шумера. Есть данные, позволяющие установить связь между Анау и древнеиндийской культурой Хараппы (III — начало II тысячелетия до н. э.). Однако Анау может служить связующим звеном не только между древнейшей цивилизацией Двуречья и древнеиндийской цивилизацией. Китайские археологи открыли в древних энеолитических поселениях в Синьцзяне расписную керамику, орнаментация которой в ряде случаев сходна с анауской. Можно, таким образом, предположить, что энеолитические памятники Синьцзяна и Северного Китая в известной мере связаны с древневосточной энеолитической культурой Индии и Передней Азии.

Более поздняя история энеолитических поселений на юге Средней Азии в настоящее время особенно хорошо может быть изучена благодаря раскопкам на холме Намазга-Тепе, расположенном в предгорьях Копет-Дага. Здесь открыты остатки нескольких зданий, строившихся одно на месте другого, по мере разрушения более древних. Судя по особенно хорошо сохранившимся остаткам одного здания (здание «Б» — конец III и начало II тысячелетия до н. э.), эти постройки представляли собой многокомнатные жилища родовой общины. В этом здании обнаружено 27 помещений.

Население Намазга-Тепе занималось скотоводством и особенно земледелием (найдены зёрна ячменя, пшеницы и много зернотёрок). Керамика Намазга-Тепе в наиболее глубоких слоях по замечательной своей росписи с изображениями козлов, птиц с орнаментом в виде «лесенок» сходна с керамикой из Анау II. В ней имеется сходство и с керамикой из Суз в Эламе. Находки посуды, формованной на гончарном круге, а также бронзовых изделий свидетельствуют о значительных успехах домашних промыслов.

К югу и юго-западу от Средней Азии, на Иранском нагорье, в течение III тысячелетия до н. э. обитали племена, занимавшиеся скотоводством и земледелием и в основном использовавшие при этом воду горных ручьёв. Они, как и их среднеазиатские соседи, строили дома из сырцового кирпича, изготовляли расписную посуду, орнамент которой указывает на связи их культуры с культурами соседних стран, прежде всего со Средней Азией и Эламом. Здесь найдены документы (в городище Тепе-Сиалк), написанные эламской линейной иероглификой. К концу III тысячелетия до н. э. развитие производительных сил в Иране достигло, повидимому, нового уровня. Тогдашние жители Ирана не только изготовляли разнообразные медные изделия, но, судя по изображению пашущего на волах человека (это изображение найдено в Тепе-Гиссаре), начали уже переходить к плужному земледелию.

В Индии, насколько позволяют судить ещё весьма недостаПериод энеолита точные археологические данные, переход к веку металла пров Индии исходил раньше всего в горных районах Белуджистана (в западной части современного Пакистана). Эти районы примыкают с запада к долине реки Инда. Здесь, в долинах реки Зхоба и других небольших горных рек, обнаружено много древнейших поселений (около современных Рана Гхундаи, Кветты, Амри, Наля и др.), на примере которых переход к веку металла прослеживается довольно наглядно. Нижние слои этих культур относятся ещё к неолиту и датируются первой половиной и серединой IV тысячелетия до н. э. В последующих слоях, датируемых концом IV и первой половиной III тысячелетия до н. э., виден уже переход к медному веку. Поселения становятся более благоустроенными и состоят из сырцовых кирпичных зданий, иногда с каменным фундаментом;

некоторые из этих поселений окружены стенами циклопической кладки. Начинают применяться медные орудия. Населению был известен гончарный круг; посуда покрывалась разнообразным цветным орнаментом. Скотоводство было основной отраслью хозяйства. Разводились быки, овцы, известен был осёл; находка зубов домашней лошади заставляет предполагать, что лошадь была известна ещё в IV тысячелетии до н. э., но каково было её хозяйственное применение — установить пока невозможно. Удельный вес земледелия был, видимо, ещё незначителен.

Последующая история показывает, что эти поселения и позже не стали важными земледельческими центрами. Условия почвы, рельефа и климата мало этому благоприятствовали, человек же был ещё недостаточно технически вооружён, чтобы преодолеть эти препятствия.

В период энеолита племена, жившие в Индии, однако, были уже достаточно вооружены для того, чтобы начать освоение речной долины Инда. Это освоение началось в первой половине III тысячелетия до н. э. В середине III тысячелетия до н. э. здесь возникает «индская цивилизация» (культура Хараппы), которую по ряду данных можно считать уже классовым обществом.

Данные раскопок позволяют восстановить картину жизни Племена Китая племён, населявших Китай в период неолита и энеолита.

в период энеолита Важнейшим материалом для изучения культуры Китая этого времени является раскрашенная глиняная посуда.

Древнейшая расписная посуда Китая сходна с расписной посудой энеолитических поселений Индии, Ближнего Востока и древней Европы и образует несколько местных групп: наиболее западную — синьцзянскую, затем ганьсуйскую, шаньси-хэнаньскую, суйюаньскую и маньчжурскую.

Стиль росписи посуды из синьцзянских поселений, отличающийся геометрическим характером рисунков, значительно разнится от стиля расписной керамики, характерной для стоянок других групп поселений древнего Китая. Этот стиль, вообще, по-видимому, более поздний, обнаруживает, однако, известное сходство с некоторыми ганьсуйскими и маньчжурскими росписями на посуде, также относимыми к позднейшему времени (концу III — началу II тысячелетия до н. э.). Основная же масса поселений с расписной керамикой, находящихся в бассейне верхнего и среднего течения реки Хуанхэ, весьма однородна, и имеющиеся в ней различия не выходят за пределы местных различий, характерных для групп родственных племён.

Наиболее широко известно одно из поселений этой группы — стоянка Яншао на правом берегу Хуанхэ, несколько ниже впадения в неё реки Вэй. Обитатели этого поселения, существовавшего в III тысячелетии до н. э., жили в полуземлянках и занимались земледелием. Большую роль играли охота и рыболовство. Применялись прежние неолитические орудия.

Медь очень долго была неизвестна племенам, создавшим поселения типа Расписной глиняный сосуд культуры Яншао Яншао. Только в позднейших из них, из провинции Ганьсу (Китай).

относящихся к концу III тысячелетия, встречаются первые следы обработки меди. Всестороннему изучению культуры и населения Яншао способствовало открытие рядом с посёлками и кладбищ. Антропологическое изучение останков из погребений Яншао показало, что это население в этническом отношении было в большинстве своём очень близко современному населению этих областей. Об этом же свидетельствует наличие трёхногих сосудов, столь характерных для позднейшей китайской керамики.

Судя по археологическим данным, обитатели поселений типа Яншао жили родовыми общинами, вели общее хозяйство, и, вероятно, для их общественного строя был характерен материнский род. Вместе с тем нельзя не отметить, что отдельные представители рода или племени, может быть удачливые предводители на войне, удостаивались весьма пышных похорон на вершинах гор (например, погребение в Пяньшикоу в провинции Ганьсу).

Исследование узоров яншаоской расписной посуды обнаруживает ряд совпадений с узорами сосудов из Индии, Ирана и Месопотамии.

Культура Яншао особенно сильно воздействовала на соседние области СевероВосточного Китая. Об этом особенно ярко говорят результаты исследований в гроте Шаготун.

<

–  –  –

Наличие укреплённых посёлков говорит об усложнении общественных отношений. Очевидно, в это время закладывается фундамент нового общества, которое в дальнейшем характеризуется развитием рабовладения и имущественного неравенства.

К западу и северо-западу от Китая энеолитическая культура Энеолит пока известна только в двух центрах: в Приаралье — по так в северных областях называемым кельтеминарским поселениям и в Минусинской Средней Азии котловине — по так называемым афанасьевским курганам 1.

и в Южной Сибири Племена, жившие в Приаралье ещё с предшествующего времени, в значительной степени сохраняли прежний неолитический быт охотников и рыболовов, хотя исследователи и, предполагают появление у них земледелия. Жили они родовыми группами в огромных хижинах-шалашах, камышовая крыша которых опиралась на множество стоявших концентрическими кругами столбов. Со среднеазиатским югом, с поселениями типа Анау, у племён Приаралья в период энеолита были лишь отдельные связи, заметные по некоторым особенностям орнаментации посуды.

Зато более прочными были их связи с районами Западной Сибири и Казахстана, где у населения ещё очень долго сохранялся быт охотников и рыболовов времени неолита.

Второй энеолитический центр был расположен на Алтае и в Минусинской котловине. Там в период энеолита обитали племена, оставившие курганы. Судя по находкам, эти племена уже разводили рогатый скот. Образ жизни их был полуоседлым, пастушеским и резко отличался от охотничьего быта окружающих племён, населявших северную тайгу и горно-таёжные местности Саяно-Алтая и Кузнецкого Алатау. Очевидно, пастушеские племена здесь резко выделялись из остальной массы племён, ещё сохранявших прежние формы хозяйства. О наличии обмена свидетель- Сосуды и орудия афанасьевской культуры.

ствуют привозные вещи, полученные из Приаралья, а также росписи на сосудах, сходные с росписями на сосудах из Анау.

Важно отметить, Названия даны по местам первых находок.

что значительные изменения произошли в это время внутри родовой общины. Многочисленные погребения мужчин с положенными вместе с ними убитыми женщинами позволяют предполагать, во-первых, появление элементов рабства и, во-вторых, уже определившееся преобладание мужчин в роде.

Изучение керамики и ряда других предметов обнаруживает большое сходство их с инвентарём так называемых катакомбных курганов южнорусских степей. Вполне вероятно, что это сходство основано на каких-то связях племён, живших в ту пору на Алтае и в Минусинской котловине с западом. Может быть, эти связи осуществлялись при посредстве племён Северного Казахстана и Западной Сибири.

2. Земледельческие племена Европы

В Европе развитое земледелие возникло ещё в период неолита. Но переход к веку металла, хотя у некоторых племён он и произошёл рано (III тысячелетие до н. э.), ещё не привёл и здесь к коренным изменениям в общественно-экономических отношениях.

Крупнейший центр медного производства находился на граПлемена Кавказа нице Азии и Европы — на Кавказе. Этот центр имел особенно в период энеолита большое значение потому, что Кавказ был непосредственно связан с передовыми странами тогдашнего мира — с рабовладельческими государствами Передней Азии.

Добытые в Закавказье материалы древнейших земледельческих поселений типа Шенгавит (Армянская ССР) позволяют говорить о наличии там ещё в начале III тысячелетия земледельческой культуры, в известной мере связанной с центрами древнего Востока. Поселения типа Шенгавит находят и на Северном Кавказе (Каякентский могильник и поселения около Дербента).

Культурный подъём и связи с древневосточными центрами через Закавказье особенно рельефно выявляются на Северном Кавказе по обнаруженным там в начале XX в. замечательным курганам у Майкопа и станицы Новосвободной. Установленные этими раскопками параллели с культурой древнего города Двуречья — Лагаша (серебряные вазы и их орнаментация), большое сходство скульптуры быков и львов, а также розеток и медных топоров с памятниками другого древнего города Двуречья — Ура (периода так называемой I династии), формы булавок из Новосвободной, аналогичные найденным в городе Кише в Двуречье, и, наконец, бусы, совершенно сходные с найденными в Кише и в древнейших слоях древнеиндийского города Мохенджо-Даро, свидетельствуют, что Майкопский курган и курган у станицы Новосвободной относятся примерно к середине III тысячелетия до н. э.

К этому времени на Северном Кавказе происходят крупнейшие изменения в производстве и культуре. Это особенно ярко видно при сравнении материалов из Нальчикского селища и могильника с материалами из Долинского поселения близ Нальчика и из больших кубанских курганов.

Нальчикский могильник и селище относятся к самому началу энеолита на Северном Кавказе. Там был обнаружен всего лишь один медный предмет. Глиняная посуда весьма грубая.

Скотоводство было развито ещё незначительно. О земледелии нет никаких данных. Все орудия сделаны из камня, имеют весьма архаический, неолитический облик и характерны для охотничье-рыболовческого быта. Украшения также сохраняют прежний, неолитический характер. Некоторые находки вместе с тем, может быть, говорят уже о каких-то связях с Закавказьем и Двуречьем. В Нальчикском могильнике найдена серповидная пластина-кулон, совершенно аналогичная шумерским, сделанным из агата. С шумерскими же (например, из города Лагаша) сходна и каменная сверлёная булава.

Никаких следов хижин в Нальчикском поселении найдено не было. Очевидно, укрытием для его обитателей служили лёгкие шалаши.

Совершенно иную картину - представляет поселение в Долинском. Его обитатели жили в прочных хижинах с плетёными стенами, обмазанными глиной. Среди большого числа каменных орудий найдено много зазубренных пластинок, служивших лезвиями серпов. Найдены также мотыги и зернотёрки, свидетельствующие о развитии мотыжного земледелия. О земледелии говорят и зерновые ямы возле хижин. В это же время развивалось и скотоводство. О большом развитии гончарного мастерства свидетельствует посуда, которая стала более разнообразной; наряду со всевозможными мелкими сосудами выделывались большие корчаги, совершенно аналогичные найденной в Майкопском кургане.

Но особенно высокого развития достигло в это время изготовление медных орудий. В Майкопском и Новосвободненском курганах найдено большое количество медных орудий — топоры, мотыги, тёсла, ножи, кинжалы, вилы, черешковые копья — таких форм, которые характерны для Двуречья и для культуры острова Крита XXVI— XXIII вв. до н. э.

Общий подъём культуры в значительной мере определял и установление связей с древневосточными центрами, что в свою очередь способствовало дальнейшему развитию культуры Северного Кавказа. Эти связи помимо сходства форм медных орудий и отмеченных выше аналогий в украшениях и формах серебряных сосудов проявляются также в изобразительном искусстве: в рисунках, гравированных на серебряных майкопских вазах, в скульптурПредметы из энеолитического поселения Шенгавит.

ных фигурах быков, в барельефных Армения.

изображениях львов и розеток, украшающих костюм и пышный погребальный балдахин. Самое богатство погребального инвентаря и огромные размеры северокавказских больших курганов, выделяющихся на общем фоне скромных рядовых погребений, особенно подчёркивают глубину изменений, происходивших тогда на Кавказе в общественном строе местных племён, — древнее единство рода нарушалось, появлялось общественное неравенство, начала выделяться родо-племенная знать. Северный Кавказ в это время, в середине III тысячелетия до н. э., по темпам развития, безусловно, далеко обогнал другие области материковой Европы.

Раскопки в Грузии, в курганах Армении и Азербайджана (например, в Нагорном Карабахе) раскрывают историю древних, по-видимому ещё матриархальных,

–  –  –

Трипольскими они названы по месту первых находок, сделанных украинским археологом В. В. Хвойко близ села Большое Триполье, Киевской области.

КЕРАМИКА ТРИПОЛЬСКОГО ТИПА

жены остатки трипольских поселений. Изучение этих посёлков показало, что население жило здесь длительное время. Первые дома были построены в начале III тысячелетия, однако в ряде поселений жизнь продолжалась примерно до XVII в. до н. э. За этот огромный промежуток времени жизнь трипольцев изменялась. Особенно это заметно в отношении металлургии; если в древнейших слоях Кукутени встречаются только отдельные следы изготовления медных изделий, то в позднейших слоях встречаются уже бронзовые орудия и оружие, сходные с бронзовыми изделиями других центров Средней Европы. Изменялась и замечательная трипольская посуда, которая первоначально украшалась резными полосами и лентами, а позднее богато расписывалась сложными красочными узорами.

Трипольский посёлок. Украина. Реконструкция.

Трипольские племена занимали первоначально сравнительно ограниченную территорию в Восточном и Юго-Восточном Предкарпатъе. Их древнейшие поселения не распространялись восточнее Южного Буга. Однако достигнутый уровень развития экономики и культуры позволил им во второй половине III тысячелетия до н. э. освоить обширные территории правобережной Украины, вплоть до Днепра, продвинуться на юг до Дуная и строить свои поселения на западе — в Трансильвании до реки Олт. На севере границей трипольских поселений служит река Тетерев. В Польше они встречаются в районе Кракова.

Трипольские поселения состояли из домов, расположенных по кругу. Иногда таких кругов несколько. Если допустить одновременность существования всех домов, то некоторые поселения, например поселение у села Владимировки на Украине, в районе Умани, состояло почти из двухсот домов, расположенных по шести концентрическим кругам. Центр трипольских поселений Украины обычно не застраивался; на обширной площади стояли лишь один-два больших дома, по-видимому служивших местом собраний обитателей посёлка для обсуждения общинных дел.

Трипольский наземный глинобитный дом состоял из нескольких помещений, часть которых служила для жилья, а остальные составляли кладовые для запасов. В каждой комнате стояла топившаяся по-чёрному глиняная печь, рассчитанная на выпечку хлеба, находились крупные сосуды для хранения зерна и зернотёрки; в глубине комнаты, у окна, помещался глиняный алтарь с расставленными на нём статуэтками женских божеств. Устройство дома позволяет предполагать, что в нём обитало несколько семейных пар. Сам же посёлок являлся объединением родственных семей, включавших несколько поколений во главе со старшим в роде. Широко развитый культ женщины-матери позволяет полагать, что обитатели трипольских посёлков ещё не перешли ту ступень развития первобытно-общинного строя, которая характеризуется наивысшим развитием материнского рода. Лишь в XVIII—XVII вв. до н. э. у трипольских племён усиливается значение в их хозяйстве скотоводства, возрастает роль мужчины и появляются, особенно в погребальном обряде, черты, позволяющие говорить о переходе этих племён к патриархату.

Племена Южной и Средней Европы по уровню своего развиЭнеолит тия мало отличались от трипольцев. Для многих из этих плев Западной Европе мён характерен значительный объём производства медных изделий. В горах Средней Европы, особенно в Рудных, уже в III тысячелетии до н. э. с успехом стали разрабатываться месторождения меди, послужившие потом надолго рудной базой для Средней Европы.

Земледельческие племена, обитавшие к северу от бассейна Среднего Дуная, также жили в больших посёлках, в больших домах с несколькими печами или очагами. Особенно характерны в этом отношении так называемые леншельские и иорданмюльские поселения Верхней Австрии, Чехословакии, Северной Венгрии, Южной Германии и Юго-Западной Польши.

В альпийской зоне Северной Италии, Австрии, Германии и Швейцарии ту же по существу картину хозяйства и общественного устройства позволяют реконструировать свайные поселения на озерах. Население областей Франции, особенно в первой половине III тысячелетия до н. э., отличалось сравнительно более низким уровнем развития производительных сил.

Население, оставившее памятники так называемой сено-уазо-марнской культуры, знало, повидимому, земледелие, возникшее здесь ещё в весьма раннее время неолита, однако оно не являлось основной отраслью их хозяйства. По-прежнему значительную роль играла охота, по-прежнему люди обитали в землянках. То же самое следует сказать и о районах Германии, расположенных между Эльбой и Одером. Только во вторую половину III тысячелетия здесь усиливается роль земледелия и скотоводства.

Во второй половине III тысячелетия заметнее развивается материальная культура в областях по верхнему и среднему течению Рейна. В этой части Германии и Франции наряду с открытыми поселениями возникают обширные укреплённые убежища, в которых в случае опасности укрывались жители окрестных поселений. Такие укрепления иногда достигают огромных размеров (например, Майенское и Урмицкое), хотя постоянно обитаемый посёлок на их территории по своим размерам ничем не отличается от соседних, неукреплённых поселений. Таким образом, обширная укреплённая площадь была рассчитана лишь на временное пребывание жителей окрестных посёлков, и громадные оборонительные сооружения (для их постройки в Урмице было перерыто 60 тыс. куб. м земли и воздвигнуты прочные бревенчатые башни и палисады) сооружались силами всего населения окрестных посёлков. Эти укреплённые убежища, по-видимому, являлись центрами объединения родовых посёлков и свидетельствуют о высоком уровне развития племенной жизни.

Особая культура развивалась в северных областях Франции и Германии. Наиболее характерным здесь является район Нормандии и Бретани, где в период энеолита наибольшего развития достигла так называемая мегалитическая культура.

ЗОЛОТАЯ ДИАДЕМА И СЕРЕБРЯНЫЙ СОСУД ИЗ МАЙКОПСКОГО КУРГАНА.

Северный Кавказ. III тысячелетие до н. э.

Земледельческая в своей основе, она также характеризуется развитием племенных объединений, с которыми связаны мегалитические (т. е. построенные из огромных камней) сооружения. Они воздвигались в намять о выдающихся жителях рода или племени (менгир), в качестве родовой усыпальницы (дольмен) или в виде родо-племенного святилища (кромлех) 1. Большое число этих сооружений и огромный вес камней, из которых они состояли, с несомненностью говорят о том, что такие сооружения могли осуществляться лишь силами целого племени.

Большое сходство с жизнью племён мегалитической культуры представляла жизнь населения Северной Испании.

Пиренейский полуостров в период энеолита являлся едва ли не самым значительным центром меднорудного производства в Западной Европе.

Здесь, особенно между Альмерией и Картахеной, находилась сплошная цепь посёлков металлургов. В этой Колоколовидные кубки Испании, Франции, Сицилии.

области в каждой раскопанной древней хижине археологи находят медную руду; обломки глиняных тиглей для плавки меди, слитки меди, приготовленные для обмена; груды шлака и битых тиглей красноречиво говорят о многовековом и широком развитии производства меди, рассчитанном отнюдь не только на местные нужды. Отсюда медь шла во Францию (где только в Марнских горах имелись очень небольшие собственные разработки), в Северную Европу и, по-видимому, на Апеннинский полуостров и в Грецию. Находки в Испании расписных сосудов и красной керамики, весьма сходной и с южноиталийской и с эгейской, свидетельствуют о древних связях между собой этих районов Европы. С другой стороны, эти связи ярко показывают распространение во многие области Западной и Средней Европы, а также в Северную Италию и на острова Средиземного моря своеобразных так называемых «колоколовидных» сосудов, первоначальным центром изготовления которых были южные и восточные районы Испании.

Кирка из рога, насаженного на деревянную Ярким памятником рукоять&9P@&p0' жизни в энеолитический период земледельческо-скотоводческих племен Европы являются знаменитые свайные поселения в Швейцарии и в соседних с ней областях, известные сейчас в количестве четырёхсот. Древнейшие свайные постройки

–  –  –

также на примитивном ткацком станке. Выделывались глиняные сосуды различной формы.

При таком уровне развития хозяйства естественным было и существование первобытного натурального обмена: имелась потребность в материалах, которых не было в данном районе, и, очевидно, существовали некоторые излишки продуктов скотоводства. В свайных постройках Западной Швейцарии встречаются длинные пластинчатые ножи и шлифованные топоры, изготовленные из своеобразного желтоватого кремня, который добывался и обрабатывался на Нижней Луаре, во Франции. Оттуда такие изделия расходились также в другие области Франции, нынешней Бельгии и Голландии. Население свайных швейцарских построек получало также янтарь из Прибалтики, средиземноморские кораллы и раковины. Однако обмен имел ещё очень ограниченные масштабы и, конечно, не мог содействовать разложению первобытно-общинного строя.

Свайные постройки наглядно свидетельствуют о прочности и силе первобытно-общинных порядков. Чтобы вырубить и заострить каменными топорами сотни и тысячи свай, доставить их к берегу озера, а затем вбить в топкую почву, требовалось огромное количество рабочих рук. Должен был существовать стройно организованный и дружный коллектив. В те отдалённые времена подобным коллективом могла быть только родовая община, спаянная коллективным производством и нерасторжимыми кровными узами.

Каждое свайное поселение и каждая деревня древних земледельцев и скотоводов каменного века представляли собой одно сплочённое целое. Все члены этого объединения общими усилиями строили среди озёр своё гнездо, сообща защищали его от нападения врагов. Они вместе распахивали свои поля, совместно убирали урожай, вместе справляли свои общинные праздники и торжества.

Разделение труда внутри общины имело, очевидно, естественный характер. Мужчины занимались охотой, рыбной ловлей, выполняли самые тяжёлые физические работы, в особенности расчистку почвы под посевы и обработку пахотной земли; они строили дома и вбивали сваи, выделывали из камня и кости орудия труда, деревянную утварь. Женщины ухаживали за посевами, жали, молотили, растирали зерно на зернотёрках, пекли хлеб, запасали продукты впрок, собирали дикорастущие съедобные травы, плоды и ягоды. Вероятно, они же приготовляли одежду, делали глиняную посуду.

Общественными делами посёлка, в том числе организацией труда, как и в других подобных обществах, по-видимому, руководил совет взрослых членов общины, а повседневная жизнь шла под управлением выборных старшин и вождей.

Следует отметить, что такие же свайные постройки найдены и в других областях Европы — в Северной Италии, Южной Германии, Югославии и в Северной Европе — от Ирландии до Швеции. Имеются их остатки и на севере СССР, в Вологодской области и на Урале. Таково, например, свайное поселение на реке Модлоне (Вологодская область). Оно было расположено на узком мыске, образованном рекой Модлоной и впадающей в неё рекой Перечной.

Раскопками обнаружено два ряда домов, основанием которых служили вбитые в землю сваи.

Все дома в плане приближались к четырёхугольнику. Стены были сделаны из плетня, крышу покрывала берёста. На полу домов и между домами найдены различные изделия из кости, камня и дерева. Найдены также янтарные украшения восточно-балтийского происхождения.

В целом древний посёлок на Модлоне даёт картину такой же крепко сплочённой общинной жизни, как и другие, описанные выше свайные поселения конца каменного века.

Степные пространства между реками Днепром и Уралом в Племена первой половине III тысячелетия были заселены племенами, южнорусской степи которые занимались охотой и рыболовством и оставили нам в III тысячелетии курганы в степных просторах по Волге и Дону, в левобереждо н. э. ной Украине, в излучине и в низовьях Днепра. Под этими курганами находят погребения в простых грунтовых ямах. В «ямных» курганах более позднего происхождения найдены кости домашних животных, остатки повозок — признаки, свидетельствующие о начало скотоводства, а также отдельные поделки из меди.

Сосуды и орудия из ямных (1—3) и катакомбных (4—12) погребений.

В приморской зоне еще целиком сохранялся неолитический быт. Жизнь ее населения ярко отразил Мариупольский могильник, оставленный на самом берегу Азовского моря племенем, жившим главным образом рыболовством и охотой, еще не знавшим металла и сохранявшим в своих обрядах, в быту, в одежде те же черты неолитической поры, которые мы отмечали на Северном Кавказе по материалам Нальчикского поселения и могильника. Здесь архаизм этого быта был ещё более глубок; племенами, жившими в приморской зоне, ещё не было освоено даже производство глиняной посуды.

Только во второй половине III тысячелетия — несомненно, в связи с тем подъёмом, который наметился в экономике Северного Кавказа, — начинает быстрее развиваться и население азово-черноморских, прикубанских и прикаспийских степей.

Этот новый этап в истории племён, живших на нашем Юге в период энеолита, представлен так называемыми катакомбными курганами в степях между Волгой и Днепром 1. В это время там жили племена, тесно связанные с Северным Кавказом. Они восприняли достижения кавказских племён в металлургии меди, в земледелии и скотоводстве. Племена эти, повидимому, образовали несколько объединений, в известной мере отличавшихся друг от друга по деталям своей культуры. При этом можно заметить, что катакомбные погребения встречаются на востоке в более древнее время, чем на западе.

Создаётся впечатление, что племена, оставившие нам катаРасселение племён комбные погребения, распространялись с востока на запад в на запад течение XXIII в. до н. э. и следующих столетий. На западе они вошли в столкновение с трипольскими племенами, оттеснили их со Среднего Днепра и проникли в Польшу, где мы также находим погребения, в которых встречается керамика, близкая к керамике, характерной для катакомбных курганов и для Северного Кавказа.

Причину такого широкого расселения племён, оставивших катакомбные курганы, нужно искать в характере их хозяйства. Начинался процесс развития скотоводства, племена становились более подвижными; земледелие в их жизни играло меньшую роль. Потребности кочевого скотоводства вызывали переселения на больших пространствах. Изза пастбищ возникали военные столкновения. Следует заметить, что приручение животных и охрана стад были делом мужчин. Поэтому скот принадлежал мужчине и наследовался не материнским родом, а сыновьями мужчины. Это приводило постепенно к концентрации имущества в отдельных семьях и в конце концов раскалывало родовую общину, которой противостояла теперь большая патриархальная семья. Её составляли несколько поколении прямых родственников по отцовской лилии, находившихся под властью старейшего.

Рост богатства и появление имущественного неравенства влекли за собой и появление рабства. Это отмечено частым насильственным погребением в ка- Человек периода энеолита. Нижнее Поволжье. Культура такомбах невольниц вместе с мужчиной. ямных погребений.

Скот был здесь первой формой богатст- Реконструкция М. М. Герасимова.

ва, позволившей накапливать значительные излишки.

Название происходит от способа погребения в этих курганах: оно производилось в своего рода катакомбах — камерах, выкапывавшихся в одной из стенок в нижней части входного колодца погребения.

Проникновение на запад племён, оставивших катакомбные курганы, не ограничивалось территорией Польши. Катакомбные погребения прослеживаются вплоть до Словении. Так называемый шнуровой орнамент на местной посуде был самым тесным образом связан с орнаментацией сосудов из катакомбных курганов. Этот орнамент был распространён в конце III тысячелетия до н. э. на территории нынешних Венгрии, Австрии (в Зальцбурге) и северной части Югославии.

В начале II тысячелетия до н. э. в Европе, особенно в Северной и Средней, была широко распространена шнуровая орнаментация посуды. В ряде областей появились амфоры северокавказских форм (например, саксо-тюрингская керамика), а также распространились типичные для ямных и катакомбных погребений украшения, прежде всего жезловидные булавки.

Значительные изменения происходят в хозяйстве населения указанной зоны. Там развивается скотоводство и во многих районах оно становится основной отраслью хозяйства. Изменяются в этом направлении хозяйство и культура более древних племенных объединений. Одновременно аналогичные изменения происходят и на территории, ещё недавно занятой племенами, создавшими трипольскую культуру.

Все эти факты говорят о том, что в конце энеолита Европа переживала глубокие изменения, вызванные проникновением на запад из степей Восточной Европы населения, нёсшего с собой много нового в технике, в сельском хозяйстве, в керамическом производстве и других областях культуры. Это подтверждает предположение некоторых исследователей-языковедов, что племена, говорившие на древнейших индоевропейских языках, — восточного происхождения, и это объясняет наличие родственных языков индоевропейской семьи на огромных пространствах от Инда до Западной Европы.

В Средней Европе и на Рейне племена, пришедшие с востока, встречались и смешивались с другой, западной группой племён, распространявшейся, по-видимому, из Испании (так называемые «племена колоколовидных кубков»). Это смешение могло сыграть решающую роль в процессе распространения дальше на запад индоевропейских языков, подчинявших и здесь старые языки неолитической Жезловидные булавки из ямных и Европы и формировавших новые языки — кельтской и друкатакомбных погребений.

гих древних западноевропейских групп индоевропейской семьи языков.

Аналогичный процесс происходил в начале II тысячелетия и в лесостепной зоне Восточной Европы. Сюда также проникли южные племена, связанные с днепровско-деснинской группой среднеднепровских племён. Их продвижение отмечено ранними памятниками так называемой фатьяновской культуры, открытыми сначала в Брянской, а затем в Московской области 1. Позднее они распространились по всему Волго-Окскому междуречью, развивая здесь ещё неизвестные местному неолитическому обществу скотоводство, высокие формы металлургии и керамического мастерства. Однако здесь их судьба была иной, чем в Западной Европе. В лесных областях ВолгоКультура названа фатьяновской по месту находок у села Фатьяново, около города Ярославля.

Окского междуречья они не смогли успешно применить свои южные формы хозяйства и были поглощены местными неолитическими племенами. Только наиболее восточная их часть, заселившая территорию современной Чувашии и Нижнее Прикамье, продолжала существовать и впоследствии.

3. Поздненеолитические племена охотников и рыболовов в Азии и Восточной Европе Новокаменный век, как мы видели, начинается в лесной полосе Азии и Европы в V— IV тысячелетиях до н. э., но достигает полного развития лишь в конце IV и в III тысячелетии, когда в долинах великих рек субтропиков уже развилось ирригационное земледелие, происходил распад первобытно-общинного строя, возникали государства.

В лесах Азии и Европы в это время первобытно-общинный строй находился в расцвете.

Но, хотя условия производства еще не позволяли здесь перейти к другой, более высокой ступени развития человеческого общества, охотничьи и рыболовческие племена Севера в это время также достигли немалых успехов в области техники; и здесь тоже происходило постепенное улучшение условий жизни человека.

Северо-восточные окраины азиатского материка в раннеРыболовы неолитическое время были заселены уже достаточно густо.

и охотники Обитатели Дальнего Востока научились в это время шлифоДальнего Востока вать камень и достигли в этом деле значительного по тому времени мастерства. У этих племён появились лук и стрелы. Широко распространилось гончарное дело. Развивается новая отрасль хозяйства, ставшая основой всей жизни этих племён, всей их культуры, — рыболовство.

Можно предполагать, что население Приморья с переходом от простого собирательства съедобных моллюсков и трав к рыболовству гораздо полнее освоило и морские просторы.

Рыбаки и охотники прибрежных поселений на неуклюжих лодках, изготовленных каменными топорами, передвигаются от бухты к бухте, от одного залива к другому, а затем проникают и на соседние острова, многие из которых, вероятно, до этого ещё не видели человека.

Развитие рыболовства, а также связанного с ним собирательства и морского зверобойного промысла совершенно изменило жизнь обитателей Приамурья и других соседних с ним областей, от Камчатки на севере до Кореи и островов Рюкю на юге. Население, значительно лучше, чем прежде, обеспеченное пищей, увеличилось. Густая сеть оставленных древним человеком стоянок и раковинных куч покрывает все эти пространства. На одних только Японских островах в 1930 г. было сосчитано 10876 неолитических стоянок, 617 раковинных куч, 30 гротов с культурными остатками и 86 неолитических могильников. Такое же изобилие неолитических памятников открыто и в других областях Дальнего Востока.

Одновременно коренным образом изменился характер поселений. Вместо маленьких стойбищ повсюду распространились крупные посёлки, выросли настоящие деревни каменного века. И это понятно: рыбаки и морские зверобои неизбежно оседают в тех местах, где находятся лучшие рыболовные тони, где скопляется больше всего рыбы, а заготовленные впрок запасы рыбы дают возможность проводить круглый год без особо тяжёлых забот о пропитании.

Соответственно оседлому образу жизни изменились и жилища. Временные летние постройки вроде шалашей или навесов с небольшими очагами зимой заменялись здесь солидными полуподземными строениями. Имелись также различные другие постройки типа складов, сушилен для рыбы и т. п. К несколько более позднему этапу местного неолита относятся обширные деревни, состоявшие из огромных землянок глубиной до 4 м, а в окружности около 90 м.

Следы больших поселений, состоявших из обширных жилищ-полуземлянок, обнаружены на территории Приморья, как в глубине страны, так и вдоль морских берегов. Таково, например, поселение, обнаруженное в 1953 г. в долине реки Тетюхе. Древние жилища располагались здесь на небольшом мыске у речки Монастырки. Форма их была овальной и округлой. Глубина достигала 1 м. На дне землянок имеются остатки очагов и мастерских, где выделывались каменные орудия. Найденные тут же готовые орудия и их обломки дают в полной мере представление об успехах обитателей Тетюхинского посёлка каменного века в обработке камня и вместе с тем свидетельствуют об исключительно важной роли этого материала в их жизни. Из камня выделывались острые кремнёвые наконечники стрел, превосходные по тем временам ножи, острия и скребки разнообразных форм, а также шлифованные тёсла и топоры. Это была, следовательно, вполне зрелая культура каменного века, достигшая высокого уровня развития. Тут же найдено множество обломков глиняных сосудов.

Оседлость содействовала и упрочению общественных связей. При обширных размерах неолитических жилищ сооружение их могло быть делом рук только большого и хорошо сплочённого коллектива. Тесная связь членов этого коллектива, основанная на кровном родстве и общинном хозяйстве, отразилась и в планировке посёлка. Там, где землянки невелики по размерам, они всегда группируются целыми десятками на одном месте. Они плотно примыкают друг к другу, как пчелиные соты в улье.

В это время ещё господствовал материнский род. Археологические данные указывают на высокое положение женщины, на её важную роль в жизни родовой общины. Так, до нас дошли, например, женские скульптурные изображения из неолитических поселений Японских островов. В этих скульптурах можно видеть изображения мифических «владычиц» и «родоначальниц» периода материнского рода.

Поднявшись до уровня развитой неолитической культуры, древние рыболовы Амура и Приморья создали очень яркое по тем временам бытовое искусство. Наиболее характерным для керамики является орнамент из врезанных и расписных цветных спиральных узоров или сложной сетки из широких лент с ромбическими ячейками.

На Амуре неолитическое искусство ближайшим образом связано с современным искусством местного населения. На Японских островах прослеживается такая же родственная связь искусства современной народности айнов с древним неолитическим искусством.

Искусство неолитического населения Японских островов, Приамурья и Приморья имеет, вместе с тем, известное сходство с энеолитической расписной посудой Китая. Такое сходство можно объяснить наличием связей у охотников-рыболовов севера Азии и Японских островов с древнейшими земледельцами Китая.

Наиболее устойчиво сохранялись древние формы жизни и Неолит культуры в лесах Северной Азии и Восточной Европы. У лесв лесной полосе ных племён Прибайкалья и Южной Сибири только в Северной Азии III тысячелетии можно заметить известные изменения в материальной культуре. Однако, внося некоторые усовершенствования в быт, эти изменения не могли привести к коренным переменам в общественной жизни. Старый неолитический уклад жизни охотников и рыболовов продолжал существовать, лишь медленно изменяясь. И тогда, в III тысячелетии до н. э., лесные обитатели Сибири продолжали вести свою прежнюю жизнь охотников, рыболовов и собирателей. Весь их ум, вся их недюжинная изобретательность, все их духовные и физические силы были направлены на борьбу за существование в суровых условиях сибирской тайги. И надо признать, что они создали едва ли не наиболее совершенную в условиях каменного века материальную культуру, хорошо приспособленную к охотничьерыболовческой жизни в этих лесах, простиравшихся от Енисея до Тихого океана и от степей Забайкалья до тундры.

Они уже в совершенстве овладели всеми приемами неолитической техники обработки камня и кости. Разыскивая самые лучшие с их точки зрения породы камня, они нашли в низовьях Ангары целые скалы превосходного кремнистого сланца, открыли в кембрийских известняках на Лене и Ангаре жилы кремня. В Саянских горах и в руслах стекающих с них таёжных рек они обнаружили месторождения зелёного нефрита, который приобрёл затем исключительную роль в их технике. Лесные мастера настолько освоились с этим своеобразным и неподатливым камнем, что нефрит стал основным материалом для изготовления их орудий труда.

В могилах этого периода на Ангаре и Лене обнаружены остатки девятнадцати луков, в устройстве которых вместе с деревом использованы были узкие пластины, вырезанные из рога лося, общей длиной от 1,2 до 1,6 м, т. е. во всю длину лука, почти равного человеческому росту. Это были древнейшие из всех известных нам в настоящее время луков усиленного или даже сложного типа, представляющие собой самую высокую ступень в развитии лука вообще.

Наивысшего расцвета достигают теперь орудия вкладышевого типа, в первую очередь необходимые охотнику длинные прочные наконечники копий и кинжалы со вставленными в их рёбра геометрически правильными по очертаниям прямоугольными пластинами из полупрозрачного халцедона, лучших разновидностей кремня, цветной яшмы и кремнистого сланца.

В распоряжении лесного охотника были, наконец, и разнообразные подсобные инструменты — ножи для расчленения на части туши убитого зверя, скребки и резаки для выделки и раскройки шкур, шилья, тонкие костяные игол- Неолит Прибайкалья:

ки для изготовления одежды. 1 —каменное изображение рыбы — приманка, 2 — наконечник стрелы, У него были украшенные гео- 3 — шлифованное тесло из сланца, 4 — гарпун, 5 — сосуд для варки пищи.

наскальное изображение лося, 6 — глиняный сосуд-дымокур, 7—глиняный метрическим орнаментом глиняные сосуды для приготовления пищи и даже ложка из лосиного рога, которой он черпал суп из своего остродонного горшка. Летом неолитического охотника на Ангаре и Лене всегда сопровождал миниатюрный глиняный сосудик с ушками для подвешивания — дымокур, в котором курился мох, тлели торф и древесные ветки. Неолитические обитатели тайги настолько свыклись с таёжным гнусом, что не представляли без него даже и загробной жизни: вместе с умершими они клали в могилы эти сосудики-дымокуры, столь существенно облегчавшие их нелёгкую таёжную жизнь в реальной земной действительности.

Разработанные в практике лесного охотника остроумные способы добычи зверя с помощью различных приманок они с успехом перенесли и в область рыбной ловли. В неолитических погребениях найдены искусно сделанные из кости и камня скульптурные фигурки рыб. Точно такие же по форме и размерам костяные, реалистически выполненные изображения рыбок в качестве приманок употреблялись вплоть до настоящего времени эскимосами, индейцами-алгонкинами, ненцами, эвенками и другими обитателями тайги и тундры при рыбной ловле.

Лесные племена создали с течением времени и многое другое, облегчавшее их трудную жизнь в тайге. Они заменили свои древние переносные жилища шатром конической формы, покрытым берестой, вываренной для гибкости и сшитой длинными полотнищами; изобрели скользящие лыжи, открывшие им возможность широкого освоения таёжных пространств в зимнее время; создали удобную для быстрых передвижений пешком в условиях суровой сибирской зимы одежду из оленьих шкур; научились шить лёгкую прочную обувь из шкуры с лосиных ног.

Жизнь в тайге определила не один только хозяйственно-бытовой уклад или материальную культуру. Она глубоко сказалась также и на мировоззрении первобытных лесных племён Сибири во времена родового строя, создала главные сюжеты и образы их искусства, где на первом месте находился, как и в палеолите, образ зверя; она нашла своё отражение также в религиозных верованиях и обрядах. Особо важную роль в жизни неолитических племён Сибири играли лось и медведь.

У многих лесных племён сложилась обрядность, связанная с культом этих животных.

Почти у всех охотничьих племён Сибири, а также и у многих племён Северной Америки существовал, например, так называемый «медвежий праздник», занимавший большое место в их общественной жизни, в их культе и искусстве. В первой части этого обрядового представления медведя, выращенного в неволе, убивали. Затем происходило поедание мяса убитого зверя членами родовой общины и совершалось чествование его по всем правилам родового гостеприимства. В третьей части этого охотничьего обряда совершались похороны костей и некоторых частей тела зверя. Обряды имели своей целью воскрешение зверя, который затем должен был снова вернуться к охотникам и даже привести с собой своих сородичей, привлечённых почётом и гостеприимством людей.

В «медвежьем празднике» исключительно отчётливо выразились представления людей родового общества, смотревших на мир животных, как на часть их собственного общества, мысливших отношения людей и зверей как отношения двух родов или племён. Такой же общинно-родовой характер имели обрядовые торжества, связанные со столь же древним охотничьим культом лося.

Данные этнографии свидетельствуют, что образ лося занимает первое после медведя место в охотничьем культе и в своеобразном зверином эпосе народов Северной Азии. Даже употребление в пищу оленя или лося совершалось в соответствии с традиционными правилами, освящёнными веками. Кости съеденного животного хоронились затем по особому ритуалу. Охотники Северной Азии верили, что сама земля является живым существом в облике зверя — лося или, точнее, гигантской лосихи. Такие верования были известны у ряда племён Сибири и Дальнего Востока. Так, орочи представляли себе землю в виде восьминогого лося без рогов. Они верили, что леса на земле — это шерсть восьминогой лосихи, а птицы — это вьющиеся над ней комары. Когда лосиха устаёт и переступает с ноги на ногу, происходят землетрясения. В религии нганасанов божество земли имеет вид северного оленя: «Вот мы живём на спине этого оленя», — говорили нганасаны исследователям, изучавшим их верования. В других случаях лось или олень отождествляется со звёздами, солнцем и вообще с небесной стихией.

–  –  –

группы или для каждого племени деталях орнаментики глиняных сосудов. Каждая из культур проходила свой определённый путь развития. Но у них было и много общего в хозяйстве и образе жизни, в материальной культуре, обычаях и верованиях, а также, должно быть, и в языке. Ряд исследователей полагает, что языки этих племён принадлежали к финно-угорской семье.

Такая общность культуры, несомненно, объясняется общностью происхождения этих племён, а также наличием между ними разнообразных связей. Можно поэтому в качестве образца взять для характеристики жизни и культуры волго-окских племён в III—II тысячелетиях до н. э. одну из групп этих племён, волосовскую, которая представляла собой мощное племенное объединение, игравшее видную роль среди других окских племён.

Древние волосовцы оставили на Волосовской стоянке, давшей наименование всей этой культуре, множество каменных и костяных изделий и обломков глиняных сосудов. Эти остатки с большой наглядностью свидетельствуют о достигнутом волосовцами уровне технического развития. Они с большим по тем временам искусством и мастерством выделывали шлифованные и обработанные тончайшей отжимной техникой каменные орудия; на Волосовской стоянке оказался даже целый клад таких превосходно выполненных вещей. Все эти вещи были, вероятно, намеренно зарыты в землю в минуту опасности. Виртуозно обрабатывая кремень отжимной техникой, волосовские мастера выделывали из этого материала и предметы искусства в виде фигурок животных и птиц.

Волосовцы столь же искусно изготовляли глиняные сосуды большого размера — круглодонные и остродонные, с толстыми стенками, щедро украшенные орнаментом. В основе орнаментики находятся всё те же привычные для лесной полосы Восточной Европы сочетания Человек периода неолита. Волго-Окский глубоких ямок с «гребенчатыми» оттисками, район. Волосовская культура.

расположенными горизонтальными полосами Реконструкция М. М. Герасимова.

по всей наружной поверхности сосуда. Со временем, однако, орнамент волосовских сосудов сильно видоизменяется. В орнаменте появляются заштрихованные треугольники, что, видимо, свидетельствует о наличии связей с более южными племенами, применявшими геометрические узоры.

Основой жизни волосовцев были охота и рыбная ловля. Рыбу добывали костяными гарпунами и крючками. Но еще более важное хозяйственное значение должны были иметь сети (отпечатки сетей сохранились на некоторых глиняных сосудах). Охотились волосовцы на лося: основная масса костей, обнаруженных при раскопках поселений, принадлежит лосю. Добывались также кабан, медведь, косуля, заяц, речной бобр и пушные животные — хорёк, куница; из птиц — гусь, глухарь и рябчик. В охоте человеку помогала собака (скелет собаки был найден на Волосовской стоянке).

На раскопанных археологами стоянках волосовцев обнаружены хорошо сохранившиеся углубления, представляющие собой остатки полуподземных жилищ (полуземлянок). Иногда землянки были в плане округлыми, иногда же четырёхугольными; площадь их достигала 100 кв. м. На полу землянок имеются ямы от столбов и остатки сгоревших столбов. Внутри находились очаги из камней и кострища, расположенные против входа. Выходы имели вид узких коридоров с покатым внутрь полом.

Искусство волосовцев представлено изображениями человека и птиц из кремня, а также великолепно оформленной скульптурной головой утки, вырезанной из рога. Изображения водоплавающих птиц, по-видимому, свидетельствуют о существовании связанных с ними культов и мифов.

Большое количество неолитических племён существовало в Неолитические это время и в других районах лесной полосы СССР. Наиболее племена Карелии полно изучены культуры развитого неолита Карелии и северо-запада РСФСР.

Изучение памятников этого периода раскрывает сложную историю заселения европейского Севера человеком и взаимоотношений различных этнических групп.

Древнейшие неолитические поселения Карелии и соседних районов Финляндии принадлежали племенам, уже достигшим относительно высокого уровня культуры. Они умели выделывать шлифованные орудия из камня, пользовались луком и стрелами, снабжёнными наконечниками неолитического типа, имели глиняные сосуды.

Расположение этих стоянок высоко над современным уровнем моря, озёр и рек само по себе свидетельствует об их глубокой древности: с тех пор уровень воды значительно понизился. Таково, например, поселение Сперрингс в западной части Финляндии. В основании культурного слоя здесь оказались черепки сосудов со своеобразным орнаментом. Такая же керамика встречается на древнейших стоянках Карелии — на северо-западном берегу Онежского озера, между Онежским и Ладожским озёрами, в районе Белого моря (Кемь) и в некоторых других районах. Вместе с ней встречаются крупные массивные топоры, долота и кирки, округлые в поперечном сечении, а также различные грубые изделия из кварцита и кварца, исчезающие из обихода племён Карелии к середине III тысячелетия до н. э.

К тому же времени или несколько более раннему относится и такой памятник древней культуры Карелии, как Оленеостровский могильник на Онежском озере. Характерной чертой инвентаря этого могильника являются очень архаические по форме кремнёвые наконечники стрел из крупных ножевидных пластин, а также костяные вкладышевые кинжалы, близкие к неолитическим сибирским и северо-якутским. Те же наконечники из пластин встречаются в могилах неолитического времени в Скандинавии. Эти вещи указывают, по-видимому, на связи между племенами Северной Азии и древнейшим населением Северной Европы.

В конце III и особенно во II тысячелетии до н. э. в Карелии происходят новые события, существенно изменяющие этническое лицо и культурный облик её населения. Как полагают, в это время на территорию Карелии и соседних с ней районов северо-запада СССР и Финляндии проникают новые племена; это доказывается распространением здесь новых видов орнаментики глиняных сосудов. Это были племена, заселявшие до того Волго-Окский район.

С их приходом в Прибалтике широко распространяется характерная «ямочно-гребенчатая»

орнаментация на сосудах и окончательно складывается местная неолитическая культура.

Как показывают раскопки неолитических поселений этого времени, основой существования их обитателей были рыболовство и охота. Неолитические рыболовы и охотники селились маленькими посёлками на сухих песчаных берегах рек и озёр, в местах, наиболее удобных для рыбной ловли и охоты. В каждом таком посёлке жили, очевидно, люди одной родовой группы. Остальные члены этого рода могли жить и в других, соседних посёлках. Роды, очевидно, входили в более широкие, племенные объединения.

Каждый посёлок состоял из нескольких жилищ — летних и зимних. Если летом жилищами могли служить временные лёгкие постройки в виде шатров или шалашей, то зимой они заменялись более солидными сооружениями с уходящим в землю основанием. Площадь землянок не превышала 12—14 кв. м. Посредине находились сложенные из камней очаги, на которых горел огонь, освещавший и обогревавший землянки. Около очагов были вкопаны в землю большие глиняные сосуды, очевидно предназначавшиеся для хранения запасов пищи и воды. По сторонам от входа должны были располагаться нары.

Внутри каждой родовой общины, заселявшей такой посёлок, существовал определённый строгий распорядок повседневной жизни. Женщины собирали съедобные и лекарственные растения, готовили пищу, ухаживали за детьми, лепили горшки, выделывали шкуры, пряли нитки из дикорастущих растений, ткали и шили одежду. Мужчины выделывали каменные и костяные орудия, охотились, ловили рыбу, а в приморских районах занимались также и морским зверобойным промыслом, — добывая тюленя, белуху и, повидимому, даже моржей.

Эти занятия нашли яркое отображение в искусстве северных племён, в первую очередь в замечательных наскальных изображениях Карелии, выбитых на отшлифованных ледниками гигантских глыбах гранита и скалах. Особенно выразительна в этом отношении гигантская монументальная композиция на центральной скале в Залавруге, изобра- Человек периода неолита. Северо-запад СССР (Кажающая коллективную охоту на оленей, в ко- раваиха, Архангельская область).

торой участвует целая община. В центре изо- Реконструкция М. М. Герасимова.

бражены три гигантские фигуры оленей, идущих друг за другом. Они высочены в натуральную величину на фоне громадных, многовесельных лодок, наполненных людьми. В том же направлении, куда идут эти три оленя, сходятся два ряда оленей. Впереди бегут крупные самцы с ветвистыми рогами. За ними следуют другие самцы и оленьи самки с оленятами. Сзади видна фигура лыжника с луком, направившего стрелу в последнего оленя. Очевидно, здесь изображена добыча оленей при их переправе через реку.

Многочисленны на карельских скалах изображения водоплавающих птиц — гусей, лебедей и, вероятно, уток. Кроме того, неоднократно встречаются фигуры рыб, а также китов.

Наскальные изображения выразительно рассказывают и о верованиях древнего населения Карелии. Изображения находятся обычно в таких местах, которые имели

–  –  –

В культуре неолитических племён Прибалтики тоже долго Неолитические сохранялись характерные черты, унаследованные ими от племена Прибалтики предшествующей культуры охотников и рыболовов мезолита.

Такие черты, естественно, особенно стойко сохранялись в инвентаре, связанном с охотой и рыболовством. Сюда относятся костяные кинжалы, крючки, наконечники стрел с биконической (веретенообразной) головкой. Эти общие с мезолитом черты есть и в искусстве, например в геометрическом орнаменте костяных изделий. Вместе с тем такие черты свидетельствуют о довольно тесных культурных связях между родственными племенами, расселившимися на огромных пространствах лесной зоны Восточной Европы — между Балтийским морем и Уралом.

Для понимания жизни поздненеолитических племен Прибалтики особенно интересны результаты раскопок в Сарнате (Латвийская ССР). Поселение в Сарнате состояло из ряда наземных деревянных домов, четырёхугольных и многоугольных в плане. Стены домов были сделаны из жердей, вбитых в торф, и плетёнки из прутьев; снаружи стены были покрыты корой. Внутри помещались очаги своеобразной конструкции, вызванной желанием избежать пожара.

Около одного дома осталась лодка, выдолбленная из ствола дерева, лежали вёсла, рыболовные верши, свидетельствующие о важной роли рыбной ловли в жизни обитателей посёлка. О такой роли рыболовства свидетельствуют, кроме того, находки грузил и поплавков для сетей. Важное место принадлежало и собирательству. В одном из домов найдено много скорлупы водяных орехов, а также колотушки для их разбивания.

Такую же жизнь вели охотники и рыболовы арктических областей Скандинавии — Норвегии и Северной Швеции. Они оставили после себя стоянки с многочисленными каменными орудиями, в том числе со шлифованными наконечниками стрел и копий, а также ножами, изготовленными из шифера. На тех же стоянках встречаются обломки таких же, как на стоянках неолитических охотников лесной полосы СССР, остродонных сосудов, украшенных простым геометрическим узором из горизонтальных полос и округлых ямок.

На гладко отшлифованных ледниками скалах арктической Скандинавии от этого времени уцелели также изображения северных оленей, напоминающие лучшие рисунки палеолитических мастеров, но отличающиеся от них своим неподвижным, статичным характером.

В IV тысячелетии до н. э. начался переход от каменного века к веку металла — одно из важнейших событий всемирной истории. К этому же времени относятся постепенное выделение земледелия и скотоводства в особые отрасли экономики, возникновение ремесла, развитие обмена, зарождение городов. Рост производительности труда и появление прибавочного продукта создали предпосылки для разложения первобытно-общинного строя, возникновения частной собственности и раскола общества на классы рабов и рабовладельцев. Главным в истории человечества в III тысячелетии до н. э. было возникновение классового общества. Раньше всего рабовладельческое общество и государство возникли в речных долинах северных субтропиков — Нила и Двуречья, — где местные племена смогли создать уже в период энеолита высокоразвитое ирригационное земледелие. В то же время на всём остальном пространстве земли, где обитал человек, господствовал ещё первобытнообщинный строй. У некоторых энеолитических племён уже началось разложение первобытнообщинных отношений, но классовое общество ещё не сформировалось; у других же переход к веку металла пока не привёл к существенным изменениям в общественном строе.

Многие племена продолжали жить ещё в условиях каменного века.

История древнейших государств этого периода — это первые страницы писанной истории человеческого общества. Письменные источники ещё скудны, памятники материальной культуры гораздо богаче их. Пользуясь доступными нам данными, мы можем восстановить лишь основные очертания исторического процесса в обществе, в котором уже выделились угнетатели, сосредоточившие в своих руках власть и богатство, и угнетённые — бесправные рабы или теряющие свою прежнюю свободу рядовые общинники. Многое в восстанавливаемой картине науке предстоит ещё уточнить.

Одним из важнейших событий истории возникновения рабовладельческого общества являлся захват части общинных земель разбогатевшей знатью, которая имела в своём распоряжении рабов. Этот захват в странах древнего Востока происходил под видом объявления значительной части общинных земель принадлежащими отныне царям или, богам, т. е.

храмам. Для возделывания земли, захваченной знатью, рабов ещё не хватало. Рабовладельческая знать, опираясь на свою экономическую и политическую мощь, в государствах Египта и Двуречья широко эксплуатировала труд общинников, используя в своих интересах сохранившиеся ещё общинные порядки, в частности обязанность работать на нужды общества.

Изнурительный труд ложился не только на плечи рабов, но и на плечи огромного большинства народа. Источники глухо сообщают о росте недовольства среди трудящихся в Египте и Двуречье. Сильные мира признаются в своём страхе перед «мятежниками», перед восстанием. В долинах Нила и Двуречья начинались классовые битвы.

Опираясь на военную силу государства, рабовладельцы ведут захватнические войны против соседних племён. В истории человечества начинаются грабительские походы, когда огнём выжигаются поселения племён, соседящих с рабовладельческими государствами, люди безжалостно угоняются в рабство или истребляются, их добро отдаётся на разграбление.

Однако среди этих племён, особенно скотоводческих, создаются племенные союзы, которые временами становятся серьёзной угрозой для рабовладельческих государств, ослабленных классовой борьбой. Надвигается период войн между этими племенными союзами и рабовладельческими государствами. Эти войны в свою очередь содействуют иной раз обострению классовой борьбы внутри рабовладельческих государств. Сказывается внутренняя непрочность рабовладельческих держав: рабы-иноплеменники с надеждой ждут вторжения извне в страну, ставшую для них тюрьмой; различные враждующие группки рабовладельческой знати в своих корыстных интересах иногда не прочь вступить в союз с чужеземцами; беднеющие свободные не всегда поддерживают власть рабовладельцев. Политическая история древнего мира всё более усложняется.

–  –  –

Второе тысячелетие до н. э. в истории древнего мира характеризуется распространением в значительной части Европы, Азии и Африки новых существенных достижений в области производства, дальнейшим развитием рабовладельческих отношений в Египте и Двуречье и возникновением новых рабовладельческих обществ.

Важнейшими из производственных достижений были широБронзовый век кое введение в употребление бронзы (сплава меди и олова) и применение лошади в качестве средства транспорта. Оба нововведения быстро распространились среди различных народов и племён, и, как это часто бывает с нововведениями подобного рода, трудно установить, где они возникли впервые. В Двуречье начали сплавлять медь с иранским оловом, во всяком случае, к концу III тысячелетия до н. э., но бронзовые изделия начинают появляться около этого же времени и в других местах.

Бронза куётся значительно хуже, чем медь, и изделия из бронзы более хрупки. Но эти недостатки бронзы с избытком покрываются её важными преимуществами, обеспечившими относительно быстрое её распространение. Бронза твёрже меди и в меньшей мере подвержена коррозии. Температура плавления бронзы значительно ниже, чем меди, а литейные качества несравненно выше; это обстоятельство, учитывая уровень технических знаний древнего человека, должно было сыграть огромную роль.

Если медные руды встречаются редко, то залежи оловянных руд встречаются ещё реже;

сочетание же тех и других в одном районе является исключением. Вследствие этого бронза долго была сравнительно редким и дорогим металлом. Такие массивные орудия труда, как мотыги, лемехи плугов, лопаты, ещё сравнительно редко изготовлялись из бронзы. Многие орудия часто изготовлялись из камня, а некоторые — даже исключительно из камня. Но в течение II тысячелетия возникают многочисленные центры производства бронзы во многих областях Европы и Азии, а также в Египте. Уже в первой половине II тысячелетия до н. э. в большинстве стран, население которых знало использование металлов, бронза решительно преобладала над медью. Применение бронзовых орудий позволило значительно повысить производительность труда в ремесле и земледелии а также способствовало развитию обмена, причём медь и олово, а также готовые бронзовые изделия сами являлись важным объектом торговли. Всё новые и новые общества, жившие ещё в условиях разложения первобытно-общинного строя, переходят теперь к классовому обществу, так как и для них с повышением производительности труда открывается возможность эксплуатировать рабский труд. В других странах, где первобытное общество ещё не достигло высшей ступени своего развития, оно быстро продвигается вперёд.

Лошадь в качестве средства транспорта начинает применяться Роль коневодства почти одновременно в ряде мест. В середине II тысячелетия в хозяйстве лошадь, как упряжное животное в боевых колесницах, примеи военной технике нялась, например, в Индии; с этой же целью лошади разводились на нагорьях Малой Азии и Ирана, где они иногда запрягались и в плуг; появление домашней лошади содействует развитию хозяйства на юге Балканского полуострова (микенская культура). Около того же времени лошадь входит в быт племён, известных нам по раскопкам так называемой андроновской культуры в Южной Сибири и северной части Казахстана; применение лошади способствовало в дальнейшем продвижению этих племён на юг, к пределам Средней Азии и Ирана.

В Двуречье ещё с начала III тысячелетия до н. э. в плуги, а также в повозки и колесницы на сплошных колёсах запрягались ослы и быки; возможно, что, была известна тогда и лошадь, хотя она ещё не использовалась для перевозки людей и грузов, а также в хозяйственных работах. Но в II тысячелетии, в особенности в связи с изобретением более лёгкого колеса на спицах, лошадь уже широко применяется по всей Передней Азии, а затем и в Египте в упряжках боевых колесниц.

Появление лошади в передовых земледельческих странах привело к перевороту в военной тактике и значительно улучшило сообщение между странами. Но особо важное значение лошадь имела для скотоводческих племён, придав им подвижность; некоторые из них смогли перейти на кочевое хозяйство, другие — на полукочевое, с отгоном скота на летний сезон на горные пастбища, благодаря чему скотоводство стало намного продуктивнее. К кочевому и полукочевому хозяйству переходят и некоторые земледельческие племена, которые не смогли до тех пор создать достаточно продуктивное земледелие. Во многих случаях создалась возможность относительно быстрого передвижения на значительные расстояния больших этнических групп населения, что оказало немалое влияние на исторические судьбы многих стран древнего Востока. Успешные вторжения кочевых племён на территорию древних рабовладельческих государств, ослабленных внутренней классовой борьбой, становятся важными событиями истории того времени.

К началу II тысячелетия до н. э. передовыми по своему эконоВозникновение мическому, политическому и культурному развитию рабовларабовладельческих дельческими странами оставались Египет и Двуречье; к ним государств прибавилась ещё одна цивилизация, расположенная в речной вне долины долине, — индская, возникновение которой относится ещё к Нила и Двуречья середине III тысячелетия до н. э.

Начиная со II тысячелетия широко развивается классовое общество и на территориях древних земледельческих очагов Передней Азии, а также в бассейне Рабовладельческие государства в середине II тысячелетия до н. э. (закрашены чёрным).

Эгейского моря. В середине II тысячелетия до н. э. классовое общество возникает и в долине великой китайской реки Хуанхэ. Экономика ряда новых классовых обществ также была основана на оросительном земледелии. Но при этом ирригация в отличие от Египта и Двуречья обычно базировалась не на использовании воды рек в период разливов, а на использовании мелких рек, горных ручьёв, а также дождевых вод, собираемых в водоёмы. Развитие рабовладельческих отношений и в новых классовых обществах замедляется сохранением общин, также игравших значительную роль в истории этих обществ.

Что касается политического строя этих государств, то цари там обычно делили власть с советами знати; в некоторых случаях класс рабовладельцев обходился и вовсе без царской власти.

Большие государственные объединения здесь либо вовсе не создавались, либо были эфемерными и совершенно неустойчивыми.

Развитие производства способствовало расширению обмена Характер отношений между странами. Сырьё для изготовления бронзы приходимежду древнейшими лось нередко привозить издалека. Начинает определяться государствами специализация тех или иных районов на добыче руды и другого сырья, на скотоводстве, на относительно высокопродуктивном для того времени земледелии. В то же время к концу II тысячелетия до н. э. впервые на большой территории от Средиземного моря до гор Ирана побеждает рабовладельческий способ производства, создаётся сплошная зона классовых обществ и государств; наряду со средиземноморскопереднеазиатской зоной рабовладельческого мира существуют очаги его в Индии и Китае.

Внутри этого рабовладельческого мира начинают завязываться более тесные международные и дипломатические отношения; правители отдельных стран вступают в дипломатическую переписку, пытаются воздействовать на внутреннюю политику соседних стран, заключают международные договоры. Войны всё более становятся орудием грабежа и захвата рабов из соседних стран; но иногда они имеют также своей целью захват торговых путей или источников сырья, обеспечение торговых путей от нападения соседних государств и т. д. В это время усиливается обмен как между отдельными странами, так и внутри стран; деньги, появившиеся в ведущих государствах того времени ещё в предшествующий период, становятся теперь необходимым условием развития хозяйства в рабовладельческих обществах, хотя и не имеют ещё монетной формы.

Если в некоторых случаях тому или иному рабовладельческому государству, как, например, Египту или Хеттскому царству, и удавалось в результате успешных завоевательных войн распространить власть за пределы своих границ, то подлинного объединения разнородных покорённых территорий с государством-завоевателем всё же не происходило. Государство-завоеватель в этом случае лишь откровенно паразитирует на сохраняющихся мелких покорённых государствах и племенах, как Египет времени Нового царства в Палестине и Сирии, или идёт на создание военного союза хотя и неравноправных, но всё же в какой-то мере самоуправляющихся более мелких государств, как это делало Хеттское царство.

Для внутреннего развития наиболее передовых рабовладельИзменения ческих государств характерен крах первоначальных деспотив характере ческих царств. В долинах Нила и Евфрата к краху привёл, в рабовладельческих числе прочего, процесс чрезмерного увеличения крупных хоотношений зяйств, в которых эксплуатировалось множество людей из местного населения. Огромные царские и храмовые хозяйства являлись помехой на пути развития частных рабовладельческих хозяйств. Источники содержат упоминания о крупнейших народных восстаниях в Египте, а также об обострённой борьбе за власть между различными группами рабовладельцев. Централизованное государство распадается, но затем всё более обнаруживается, что политические и экономические интересы рабовладельцев требуют нового объединения страны, усиления власти общеегипетских царей. Позже в ходе непрекращающейся внутренней борьбы рабовладельческие государства вновь настолько ослабляются экономически и политически, что иногда оказываются не в состоянии отразить нашествия завоевателей — пастушеских племён.

К концу II тысячелетия гибнут начавшие было складываться рабовладельческие общества на территории нынешней Греции, для которых также, по-видимому, было характерно существование больших дворцовых хозяйств, эксплуатировавших значительные массы людей.

Возникшие в окружении племён, живших ещё первобытно-общинным строем, эти небольшие рабовладельческие общества были уничтожены в результате нашествия новых племён.

Ещё ранее, в середине II тысячелетия, происходит крах такого же рабовладельческого общества в долине Инда.

Рабовладельческие общества Египта и Двуречья не были, однако, уничтожены происшедшими потрясениями. Теперь здесь выдвигаются средние и мелкие рабовладельческие хозяйства, развивается рабовладение в хозяйствах частных лиц. Эти хозяйства уже не могут полностью обеспечивать себя всем необходимым; всё большее место занимает обмен внутри государства. Большая, чем ранее, часть продукта индивидуальных хозяйств начинает поступать в оборот, превращаясь в товар. Усиливается ростовщичество. Широко распространяется обращение соплеменников в рабов в форме долгового рабства. В то же время общинная структура не исчезает, ибо вследствие низкого уровня развития производительных сил, недостаточного развития рабовладения коллективный труд (в частности, в области орошения) всё еще остаётся необходимым условием производства, что в свою очередь по-прежнему тормозит дальнейшее развитие рабовладельческих отношений. Существование общины, наличие власти деспотического государства стесняло развитие общественной активности масс свободного населения, в силу чего историческое развитие происходило медленным темпом, а общественные условия носили в значительной мере застойный характер.

Развитие рабовладельческого способа производства в остальных рабовладельческих государствах протекает различными, во многом своеобразными путями; но во всех случаях рабовладельческие хозяйства оставались в своей основе хозяйствами натуральными.

Между тем постепенно во всё большем количестве областей за пределами рабовладельческого мира внутри каждого данного общества подготовлялись возможности к возникновению классовых отношений; этот процесс развивался быстрее у народов ближайшей к рабовладельческим государствам периферии. Повсюду заметно поступательное движение, и лишь значительная часть лесных племён Севера и экваториального Юга по-прежнему не успела ещё выйти за пределы каменного века. Здесь всё ещё господствовали отношения, характерные для периода расцвета первобытно-общинного строя.

ГЛАВА IX

ЕГИПЕТ СРЕДНЕГО ЦАРСТВА

В конце III и во II тысячелетии до н. э. Египет наряду с Двуречьем остаётся наиболее передовой страной тогдашнего мира. В общественных отношениях Египта этого времени наблюдается ряд новых явлений. В последние века III тысячелетия Египет распался на полунезависимые области. Лишь постепенно вновь складывается единое государство, значительно отличающееся от государства предшествующего времени. Новый период получил название Среднего царства, которое длилось около пятисот лет, начавшись на исходе III тысячелетия до н. э. и закончившись около 1600 г. до н. э. На это время приходится, по списку Манефона, 9 династий — с IX по XVII.

1. Падение Древнего царства и возникновение Среднего царства

К концу Древнего царства всё более заметным становится Египет усиление значения местной, не столичной знати. Усиление в период распада номархов при VI династии подтверждается тем, что в этот пеДревнего царства риод растёт строительство их гробниц на местах. Однако в целом при VI династии номархи ещё не представляли собой высшей знати. Отдельные их представители, как, например, породнившиеся с VI династией владетели верхнеегипетского нома Тина, могли достигать значительного влияния в стране, но достаточно сравнить небольшие, высеченные в скалах и нередко скудно отделанные гробницы верхнеегипетских номархов с громадными, сложенными из тёсаных камней и покрытыми рельефами и надписями гробницами столичных вельмож, чтобы убедиться в различии общественного положения их владельцев.

В надписях второй половины Древнего царства номархи старательно расписывают свои благодеяния «маленьким» людям. По-видимому, в этот период в борьбе против господства столичных вельмож, против царского самовластия умалённые в своём значении номархи старались использовать простой люд — рядовых общинников. Усиление верхнеегипетских номархов, которые в противовес господствующему слою знати, видимо, были поддержаны более широкими кругами населения, привело в конце концов к распаду страны на полунезависимые области. Обстоятельства падения Древнего царства нам точно не известны, но источники всё же содержат сведения о том, как общеегипетская власть фараонов клонилась к упадку.

За последним видным представителем VI династии Пиопи II последовало несколько бессильных властителей, известных лишь по царским спискам или позднейшим сказаниям, как, например, фараон-женщина Нитокрида.

VII династия известна только по Манефону (70 царей, правивших 70 дней!).

VIII династия, по тем же источникам, была мемфисской, но то немногое, что можно приписать времени её правления, указывает скорее на Верхний Египет, как на ту часть страны, над которой она осуществляла свою власть.

Пора правления IX—XI династий была полна смутой и различными грозными событиями внутренней борьбы.

Возможно, что в стране происходили восстания, о которых до нас дошли лишь неясные или косвенные известия.

На этом мы остановимся далее, разбирая данные политической литературы периода Среднего царства.

IX и Х династии были родом из горо- Храм Ментухетепа III в Дер эль-Бахри.

да Гераклеополя на севере Верхнего XI династии. Реконструкция.

Египта. Несмотря на крутые меры основателя IX династии Ахтоя (егип. Хети), дурная слава о котором дошла до дней Манефона, гераклеопольским царям не удалось прочно объединить страну под своей властью.

С Гераклеополем Нижний Египет был воссоединён при Х династии. На юге гераклеопольские фараоны овладели областью Тина. Но южнее они не пошли. Во вложенном в уста гераклеопольского царя поучении его сыну и преемнику Мерикара (наиболее полный список этого поучения хранится в Ленинграде, в Государственном Эрмитаже) старый царь советует молодому жить в мире с царством, возникшим на юге Верхнего Египта. Это южное царство выросло из фиванского нома и распространилось на юг до самой Элефантины. Местные владыки (с повторяющимся именем Интеф), положившие начало XI династии, постепенно превратились из номархов в южноегипетских фараонов. Как бы добрососедски ни были настроены в Гераклеополе по отношению к Югу, столкновение между обоими царствами было неизбежным. Борьба велась сперва с переменным успехом, но конечная победа Юга была предрешена. В этой войне гераклеопольские цари зависели от своих номархов, которые иногда едва ли не превосходили могуществом царей. В то же время фиванский ном, преодолев противодействие соседей, сплотил южную часть страны в довольно прочное государство.

Полагают, что фиванскому ному решение этой задачи было облегчено наличием больших массивов плодородной земли, тогда как более южные номы располагали лишь узкими полосками прибрежной почвы.

При последних фараонах XI династии, носивших последовательно имя Ментухетеп, Египет был уже вновь объединён. Мы снова читаем в надписях про победы над окрестными племенами и про походы в каменоломни и даже к Южному Красноморью. Расцветает и каменное строительство в Египте.

Распад страны после Древнего царства на полунезависимые, а Состояние то и враждебные номы и даже царства не мог не отозваться производительных сил гибельно на осушительно-оросительной сети, требовавшей египетского общества согласованного надзора и управления. Водораспределительпосле падения ная сеть была основой хозяйственного благополучия Египта, Древнего царства и поэтому неудивительно, что надписи времени распада, между VI и XII династиями, полны сообщениями о случаях голода, доводившего подчас население до людоедства. Владетель одного из главных верхнеегипетских номов (сиутского) в дни X династии считал примечательным достижением своего правления то, что он прокопал засорённый канал, который мог подавать воду в самую жару, устроил канал для своего города, когда остальной Верхний Египет не видел воды, заставил реку наводнять старые места, прекратил раздоры из-за воды и был богат ячменём, когда страна была «на мели». О другой египетской области известно, что ко времени Х династии там появились такие болотные заросли, что во время междоусобиц они служили укрытием для людей. Всё это настоятельно требовало нового объединения страны. В то же время распад централизованной деспотии не мог не вызвать некоторого оживления хозяйственной деятельности на местах, для дальнейшего успешного развития которой, однако, также требовалось объединение страны.

Общественные условия, благоприятствовавшие некоторому повышению инициативы отдельных производителей, позволили именно в это время добиться ряда усовершенствований в технике сельского хозяйства. Большое распространение со времени XI династии получили плуги с крутым заворотом рукоятей, облегчавшим нажим при пахоте. Некоторым усовершенствованием была замена, происшедшая не позже XI династии, зернотёрки, лежащей на земле, зернотёркой, прилаженной наклонно на подставке. Мука теперь после размола сыпалась во вместилище, находившееся спереди. Тяжёлый труд по перетиранию зерна вручную между двумя жерновами несколько облегчался, так как работающему на зернотёрке уже не надо было стоять на коленях. Также не позже XI династии был преобразован прибор для выжимания плодов — мешок, закручивавшийся шестами с подставным чаном. Мешок и чан были помещены внутри деревянной установки, и выжимание производилось всего лишь при помощи одного шеста, что было гораздо удобнее.

В период XI династии деятельно принимаются меры к доставке сырья, которым была бедна Нильская долина; заметно стремление упростить сношения с местами добычи этого сырья. До нас дошло, например, в жизнеописании «казначея бога», т. е. доверенного фараона по доставке ценностей, сообщение о его поездках на множество горных промыслов и привозе царю меди, бирюзы, лазурита и т. д. Правительственный корабль шёл за благовонной смолой в Южное Красноморье кратчайшим путём. Он отправлялся не с севера, а из места подле нынешнего Косера, на широте часто посещавшихся в Среднем царстве каменоломен. Дорога через пустыню к месту отправки кораблей была теперь обеспечена колодцами.

Источники, относящиеся к началу Среднего царства, свидеРабовладение.

тельствуют о существовании рабовладения частных лиц, приВыдвижение том в довольно широких для столь древнего периода размерах.

средних слоев Один сановник — возможно, путём покупки — приобрёл 20 населения «голов» людей. Другое лицо располагало 31 «головой». «Головами» подневольные люди стали именоваться впервые в Среднем царстве. В сказке времени Среднего царства, в которой действие отнесено ко времени гераклеопольских фараонов, даже подчинённый человек вельможи владеет 6 «головами». «Головы» переходили из рук в руки и в порядке наследования. Так, старший скотовод при XI династии похвалялся в своей надписи, что люди его отца достались тому как имущество («вещи») деда и бабки, а люди его самого — это имущество отца и матери, а также лично его имущество, приобретённое им самим. Вместе с тем он, как говорится в надписи, был «богат быками» и был «сыном богатого быками», владельцем ослов, полей, гумна.

Значительно развивается рабовладение в хозяйствах частных лиц, в том числе рядовых общинников.

От периода Среднего царства дошли и изображения рабов. Так, на одном изображении рабыня показана за тяжёлой работой — растиранием зерна зернотёркой. Среди рабов были иноземцы.

Вместе с Древним царством уходят в прошлое огромные хозяйства столичных вельмож. В стране появляется множество более мелких хозяйств.

С конца Древнего царства источники начинают упоминать наряду с «большими людьми», т. е. высшей знатью, и «малых» (неджес). В последующее время, но не позже начала XII династии включительно, источники постоянно говорят о них.

«Малые» Среднего царства, судя по их надписям, нередко оказываются богатеями, даже крупными сановниками с высокими придворными и государственными званиями. В своих жизнеописаниях лица, величающие себя «малыми», охотно делают упор на успехи, достигнутые «собственной рукой» и на свою воинскую доблесть. В дни XI династии даже родовитые номархи с гордостью величали себя «сильными малыми».

Появление в стране множества хозяйств, которые по своим незначительным масштабам не производили всех необходимых в хозяйство вещей, но имели известный излишек некоторых продуктов, способствовало развитию обмена. В одной повести рассказывается, как при IX— Х династиях селянин из Соляного оазиса (ныне Вади-Натрун) отправился покупать хлеб и столицу; на продажу он вез местные продукты. При XI династии небольшое частное хозяйство продавало на сторону ткани собственного производства. Хотя зерно оставалось распространённым средством оценки и расплаты (наряду с ним охотно платили также одеждой), но примечательно, что после падения Древнего царства в составе платы за услуги учащается упоминание меди.

Таким образом, характерной чертой слагающегося Среднего царства является резкое увеличение роли средних и мелких рабовладельческих хозяйств. В этот период наблюдается также известный рост товарно-денежных отношений.

В пору слабости царской власти при IX и Х династиях осоРоль номархов бенно велика была самостоятельность номархов. Иной владетель, не именуя себя открыто царем и признавая на словах права своего «владыки» на утверждение его в сане номарха, по существу держал себя, как царь: вёл летоисчисление по годам собственного правления, величал себя сыном местного божества в подражание фараоновскому титулу «сын Ра» и т. д. Воинские силы отдельных номархов могли быть в то время довольно значительными. Тефиб, могущественный владетель области Сиута в средней части страны, поддержке которого в борьбе с Югом Х династия была обязана временной отсрочкой своей гибели, хвалился победой, одержанной его войском даже над соединёнными силами южного царства.

Когда распад страны на обособленные и враждебные царства, столь губительный для развития земледелия, был изжит, значение и роль номархов всё ещё существенно не изменились. Они стали только более послушными верховной власти. Даже когда престол занял основатель новой, XII династии, Аменемхет I, приступивший к возрождению египетской государственности в её древней форме, положение номархов оставалось по существу непоколебленным.

–  –  –

Во времена Древнего царства употреблялась медь в её естественном виде, без искусственного приплава. Те несколько медных предметов, которые принимались за изделия Древнего царства и в которых была найдена значительная примесь олова, нуждаются в проверке, действительно ли они так стары. Слово, которое принято переводить как «бронза», известно как будто Древнему царству, но первоначальное значение этого слова было, по-видимому, шире: ещё при XII династии в эфиопские рудники отправлялись за так называемой «бронзой», хотя ясно, что там добывали руду, а не металл и не искусственный сплав.

скими надписями. Около некоторых месторождений надписи появились тогда впервые.

Впервые же в начале XII династии мы слышим о разработке египтянами медных рудников в Северной Эфиопии, между Нилом и Красным морем. Груды отходов, оставшихся от того времени в разных рудниках, свидетельствуют о значительных размерах добычи в них меди.

Золото, которым щедро пользовались в Среднем царстве, добывалось теперь не только в Верхнем Египте — в Восточной пустыне, но также и в Эфиопии. Золотых дел мастера достигли к концу XII династии изумительного мастерства в изготовлении уборов. Судя по находкам, во времена Среднего царства стали употреблять, как будто, больше серебра, чем во времена Древнего царства.

Тесными стали связи с поставщицей отборного леса — Финикией, где город Библ стал настолько египетским, что иные его правители приказывали надписывать по-египетски свои печатки и утварь, величая себя тем же званием, что и номархи в Египте.

Поддерживались связи с Северным Средиземноморьем. Во времена Среднего царства в Египте пользовались критской посудой, а на Крите — египетскими изделиями.

Памятники времени расцвета Средного царства позволяют соОбщественные отношения.

ставить представление о положении эксплуатируемых масс и Развитие рабовладения о характере эксплуатации того времени. Наиболее важными являются здесь две черты: это, с одной стороны, значительное развитие рабовладения в хозяйствах частных лиц; с другой стороны — изменение в положении земледельцев.

В Среднем царстве рядовые должностные лица и даже вовсе не чиновные лица часто располагали принадлежавшими им людьми. У знати, конечно, людей было не в пример больше — один сановник XII династии взял с собой в каменоломни только кравчих 50 человек, — но и у простых смертных число принадлежавших им людей бывало довольно значительным.

Одни из них прислуживали своим хозяевам и назывались чашниками, кравчими, провожатыми, другие были земледельцами, садовниками, пекарями, пивоварами, прачечниками и т. д.

Слуги и работники, каждый за своей работой, изображены на стенах хозяйских гробниц, на хозяйских заупокой- Пекарня.

Деревянная модель. XII династия.

ных плитах, а также в виде деревянИз предметов заупокойного культа.

ных фигурок, ставившихся в гробницы для того, чтобы они служили умершему.

В росписях усыпальниц знати работники обычно трудятся сообща под открытым небом или в мастерской; фигурки уже бывают соединены вместе, изображая ткацкую, столярную мастерскую, пекарню и т. д.

–  –  –

ОБРАЗЕЦ ЕГИПЕТСКОЙ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ НАДПИСИ.

Заупокойная плита Хунену. XI династия. Известняк.

стве, или хотя бы о начальниках, руководителях, наставниках, писцах таких отрядов.

Некоторые перемены произошли в период Среднего царства в положении ремесленников.

Если в Древнем царстве лишь отдельные мастера достигали сравнительно обеспеченного положения, то в Среднем царстве такие ремесленники встречаются чаще. От простых ремесленников, таких, как прачечник, пивовар, горшечник,

План города времени Среднего царства (у современной деревушки Эль-Лахун).

каменотёс, золотых дел мастер, медник и т. д., дошли каменные плиты с надписями и изображениями и даже надписанные изваяния.

Ремесленники объединялись по роду занятий и в совокупности представляли определённую общественную силу. Каменотёсы составляли даже особое «войско» с развитым управлением и подразделениями.

Должностные лица, в частности начальники ремесленников, судя по изображениям на их памятниках, не гнушались обществом простых мастеров, даже иной раз состояли с ними в родстве. Начальники ремесленников сами были знатоками своего дела, и некоторые из них, как и простые ремесленники, перенимали ремесло у своих отцов, другие же были детьми мелких должностных лиц или дальней роднёй высокопоставленных людей.

Но в целом для всего периода Среднего царства противоположность между верхами и низами общества была разительной. Её можно воочию наблюдать по развалинам города около одной из царских пирамид середины XII династии (у нынешнего Эль-Лахуна у входа в Фаюмский оазис). Трудящееся население жило невероятно скученно, в жилищах из нескольких крошечных каморок, тогда как каждый богатый дом представлял собой сложный комплекс из многих десятков небольших помещений и нескольких помещений покрупнее.

К сожалению, по развалинам этого поселения при пирамиде нельзя себе составить ясного представления о бытовых условиях, в которых находились средние слои горожан. А эти слои приобрели теперь известное значение в жизни общества. Памятники пестрят именами нечиновных «жителей города». Они бывали роднёй не только мелких, но и значительных должностных лиц, отцами и сыновьями сановников.

Было бы, конечно, неправильно представлять себе «города» Среднего царства городами в нашем смысле. И город и селение, возможно, представляли собой общину. От начала Среднего царства сохранились намёки на существование в городах советов должностных лиц. От конца Среднего царства до нас дошло судебное дело о передаче рабыни вместе с её земельным участком городу Элефантине, — следовательно, «городская» община в то время представляла собой юридическое лицо, владевшее рабами и землёй.

Царское хозяйство, конечно, продолжало существовать и в период Среднего царства.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |



Похожие работы:

«284 ОБЗОР © Laboratorium. 2010. № 1: 284–310 П ЕРВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПЕРВЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ: СИТУАЦИЯ В ОБЛАСТИ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК В ПОСТСОВЕТСКОМ АЗЕРБАЙДЖАНЕ Сергей Румянцев Сергей Румянцев. Адр...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт филологии и журналистики Кафедра истории и теории журналистики Петрова О.А. ДЕТСКАЯ ЖУРНАЛИ...»

«О. Мечислав Петровски ОХ "СОБЫТИЕ, КОТОРОЕ ВО ВСЕ ВПИСАЛО СМЫСЛ" 1. Исторический факт вселенского спасения Историки считают, что время, связанное с Рождеством Христа, характеризовало живое, вселенское ожидание появления кого-то...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Глазовский государственный педагогический институт имени В.Г. Короленко" УТВЕРЖДАЮ Декан факультета ПиХО Л.В. Корнейчук ""2014 г. КАФЕДРА МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИ...»

«КРЫМСКАЯ ВОЙНА (1853-1856 ГГ.) В ВОЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ И ЕВРОПЫ Материалы научно-практической конференции УДК 93-94 ББК 63.3(2)47 С 23 Т 23 Сборник статей. – М.: Aegitas, 2016. – 240 с. Сборник статей составлен на основе материалов научно-практической конференции "Крымская война (1853-1856 гг.) в военной...»

«Музыканкина Ю. А.К ВОПРОСУ О ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВА ПЕРЕД ЛИЧНОСТЬЮ В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ ПРАВОВЫХ УЧЕНИЙ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2007/7-1/50.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник А...»

«Б А К А Л А В Р И А Т Гостиничный менеджмент Под редакцией доктора исторических наук, профессора А.А.ФЕДУЛИНА Рекомендовано УМО учебных заведений Российской Федерации по образованию в области сервиса и туризма в качестве учебногопособия для обучения студентов вузов по направлению подготовки "Гостиничное дело" Второе издание...»

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Программа дисциплины "История и культура страны первого изучаемого языка" (Великобритания) для направления подготовки 45.03.02 "Лингвистика" является программой дисциплины социокультурного и лингвистического характера в рамках учебного плана подготовки бакалавров по данному направлению подготовк...»

«Издательство АСТ Москва УДК 821.161.1-3 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Э95 Э95 Эхо Москвы. Непридуманная история. – Москва: Издательство АСТ, 2015. – 416 с. – (Агедония. Проект Данишевского). ISBN 978-5-17-090215-6 Эхо Москвы – одна из самых популярных и любимых радиостанций москвичей. В течение 25-ти лет ежедневные эфиры формируют информационную...»

«Аквариум любителя Золотницкий Н. Ф. Памяти моих д о б р ы х друзей, истинных любите­ лей аквариума А. С. Мещерского и В. С. Мель­ никова ОГЛАВЛЕНИЕ П р е д и с л о в и е к 4-му и з д а н и ю 13 П р е д и с л о в...»

«“Общественные науки и современность”.-2014.-№ 3.-С.151-158. Феноменология права и интегративное правопонимание М.И. Пантыкина Пантыкина Марина Ивановна-доктор философских наук, профессор кафедры истории и философии, заместитель директора гуманитарно-педагогического института по учебной работе Тольяттинс...»

«УДК 550.348:550.834(265.53) МЕЛКОФОКУСНАЯ СЕЙСМИЧНОСТЬ ОХОТСКОГО МОРЯ И ЕЕ ВЕРОЯТНАЯ ТЕКТОНИЧЕСКАЯ ПРИРОДА И.Н. Тихонов, В.Л. Ломтев Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН, г. Южно-...»

«1. Цели освоения дисциплины Курс "История внешней политики России" преследует цель дать систематическое освещение внешней политики России с древнейших времен до 1991 года. Центральное место при его изучении занимают проблемы формирования внешней политики Российского государства, территориальных изменений, происходивших на разн...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Мурманский арктический государственный университет" в г. Апатиты РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Б1.В.ДВ....»

«Оглавление Предисловие ко второму изданию (В. М. Алпатов) Предисловие Введение I. § 1. Наука о языке и ее задачи § 2. Определение языка § 3. Язык, мышление, общество § 4. Понятие языка в истории языковедения § 5. Универсальность...»

«Цветков Юрий Леонидович МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕАЛЬНОГО И ВООБРАЖАЕМОГО МИРАВ НОВЕЛЛАХ ЭДГАРА ПО И ГУГО ФОН ГОФМАНСТАЛЯ Исследуются повествовательные особенности новеллы Гофмансталя Кавалерийская история. Она обнаруживает сходные принципы построения реального и фантастического мира в новеллистике Эдгара По...»

«Российская Академия естественных наук Тамбовское областное отделение по нобелистике Общественное объединение исследователей региональной истории и культуры "Тамбовский центр краеведения" ВЕСТНИК ТАМБОВСКОГО ЦЕНТРА КРАЕВЕДЕНИЯ № 12 13 ТАМБОВ УДК 930.8: 946. 01/08 ББК А556.4: А518.2:Т01 Вес...»

«Победная кампания советских футболистов. /к 85-летию турне сборной СССР по футболу в Германии и Латвии/ Е. М. Малинкин, главный специалист Самарского областного государственного архива социально-политической истории Футбол в нашей стране стал культивироваться ещё на рубеже XIX-XX веков, уже 1910-е годы появляется и...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЯКУТСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ Одобрено на заседании кафедры трудового права и социальной работы протокол №1 от 31.08.2015 г. Рекомендовано на заседании УМС протокол №1 от 07.09.2015 г. УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной А.Д. Рабинович Аннотаци...»

«ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Дорогие читатели! В ваших руках вторая книга из новой серии работ "Классика гражданского процесса" – труды видного российского правоведа профессора Императорского Нов...»

«С. С. Алымов, Д. В. Арзютов МАРКСИСТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ ЗА СЕМЬ ДНЕЙ: СОВЕЩАНИЕ ЭТНОГРАФОВ МОСКВЫ И ЛЕНИНГРАДА И ДИСКУССИИ В СОВЕТСКИХ СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ В 1920–1930-е ГОДЫ Введение Совещание этнографов...»

«2 Лекция на тему: Конституция Украины – Основной Закон общества и государства 1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ, ЮРИДИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА И КЛАССИФИКАЦИЯ КОНСТИТУЦИЙ 2. ФУНКЦИИ КОНСТИТУЦИИ 3. ИСТОРИЯ УКРАИНСКОГО КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА. НОВЕЙШИЙ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС В УКРАИНЕ 4. ЮРИДИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЙСТВУЮЩЕЙ КОНСТИТУЦИИ УКРАИНЫ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНН...»

«Искусствоведение ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ Яковлева Лилия Шаукатовна архитектор–реставратор, член Союза архитекторов России доцент Набережночелнинского института социально–педагогических...»

«ВОЛШЕБНОЕ ЗЕРКАЛО Дотанские новеллы. Перевод с китайского А. Тишкова и В. Панасюка. Составление и предисловие А. Тишкова. Художник Евг. Коган. Государственное издательство художественной литературы, Москва, 1963 г.ПРЕДИСЛОВИЕ В...»

«Октября 17 (30) Священномученик Неофит (Любимов) Священномученик Неофит (Неофит Порфирьевич Любимов) родился в 1846 году в селе Таборы Самарского уезда Самарской губернии. Высшее об...»

«Программа вступительного испытания, проводимого Академией самостоятельно по русскому языку I. Общие сведения о языке Современный русский литературный язык как предмет научного изучения. Русский литературный язык нормирован...»

«1 Содержание Введение 4 Требования к результатам освоения дисциплины 5 1. Распределение учебных часов по темам, видам занятий и видам 6 самостоятельной работы 2. Содержание рабочей программы 7 3. Самостоятельная и индивидуальная работа студентов 12 4. Примерная тематика практических занятий по д...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.