WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«Главная редакция: Е. М. ЖУКОВ (главный редактор), Е. С. ВАРГА, В. П. ВОЛГИН, М. Я. ГЕФТЕР, А. А. ГУБЕР, Б. М. КЕДРОВ, М. П. КИМ, С. В. КИСЕЛЁВ, Н. И. КОНРАД, Е. А. КОСМИНСКИЙ, В. В. КУРАСОВ, А. Ф. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Однако рубило вовсе не было единственным орудием шелльского человека. Во всех памятниках шелльского времени вместе с рубилами встречаются и мелкие орудия, хотя и грубые, но с совершенно определившейся формой: острия, грубые проколки, скребловидные орудия. Древний мастер неизбежно получал в результате отёсывания исходного желвака или гальки большое количество отщепов. Каждый крупный отщеп мог быть при этом использован как примитивный режущий инструмент в готовом виде даже без дальнейшей обработки. Такие острые отщепы могли служить для расчленения охотничьей добычи, заменяя отсутствовавшие у человека острые когти и клыки. Ещё важнее, по-видимому, была их роль в качестве инструментов для изготовления орудий и вооружения из дерева, хотя бы в виде простых заострённых дубин и палок.

К области распространения палеолитических Ручное рубило ранеешелльского типа. орудий относятся и далекие от Средиземного моря Африка, Олдовэйское ущелье.

южные области Азии. Давно известны ручные рубила шелльского облика, найденные в Индии, особенно в районе Мадраса; есть они и на острове Цейлон. Шелльские рубила обнаружены в настоящее время и на севере Пакистана — в Пенджабе, а также в Кашмире, в Верхней Бирме, в Малайе, на Яве.

В СССР орудия шелльского типа обнаружены советскими исследователями в Армении.

Территория Армении представляет собой высокое плато, почти сплошь покрытое мощными толщами лав четвертичного времени, которые перекрыли более древний, раннечетвертичный рельеф страны. Только немногие участки армянского плато остались свободными от влияния вулканической деятельности четвертичного периода. На одном из таких участков и расположена возвышенность Большой Богутлу или Артин, у подножья которой находится холм Сатани-Дар, получивший теперь всемирную известность в археологии.

На склонах Сатани-Дара, усыпанных осколками вулканического стекла — обсидиана найдены куски этого камня, обработанные человеком. Таковы прежде всего грубые рубила.

Форма их миндалевидная и сердцевидная, лезвие зигзагообразное, рукоять, или, как иногда пишут, «пятка», нередко занимает около двух третей орудия. Вместе с ручными рубилами встречаются грубые дисковидные рубящие орудия, массивные остроконечники и примитивные «свёрла», т. е. отщепы или куски обсидиана с остриём.

Близкие по типу архаические орудия обнаружены на черноморском побережье Кавказа, особенно в Яштухе, около Сухуми. Грубые отщепы и изделия типа ручных рубил найдены также на Днестре, около Луки-Врублевецкой. Таким образом, зона, в которой началось развитие человечества, охватывала ряд южных районов Советского Союза.

Судя по распространению шелльских орудий, человек в то время существовал уже во многих местах. В Европе наиболее многочисленные следы его деятельности известны, как сказано выше, во Франции. Шелльские орудия в большом числе найдены и в Испании. Обилие шелльских находок в Африке подтверждает, что этот континент, в особенности долина Верхнего Нила и прилегающие к ней ныне пустынные области, являлся одним из тех мест, где уже в то время жил человек.

Исключительно ценны также новейшие находки на территории Северной Африки, в Тернифине (Алжир). Здесь при разработке песчаника ещё с 70-х годов прошлого века нередко Ручные рубила (1, 3) и остроконечник (2) позднешелльского типа.

Армения, Сатани-Дар.

находили кости животных нижнечетвертичного времени: крупного слона- атлантикуса, в том число целый череп этого слона, кости гиппопотама, носорога, зебры, жирафы, верблюда, крупного павиана, антилопы, а также саблезубого тигра — махайрода. Вместе с этими костями встречались сходные с шелльскими грубые каменные изделия из плотного песчаника, известняка и реже из кремня, в том числе трёхгранные в поперечном сечении, двусторонне обработанные рубила. В 1934 г. в Тернифине в тех же условиях, в тех же слоях были обнаружены и останки древнейших людей.





Таким образом, впервые с полной ясностью устанавливается, что древнейшие люди, близкие по уровню своего развития к питекантропу и вместе с тем уже имевшие черты сходства с более развитым человеком—синантропом, как и следовало ожидать, выделывали орудия именно шелльского типа, пользовались в своей трудовой жизни рубилами шелльских форм.

Чтобы представить себе условия, в которых существовал чеУсловия жизни человека ловек шелльского периода, следует обратить внимание прежв шелльский период де всего на останки животных, обнаруженные при раскопках вместо с шелльскими орудиями или в отложениях, в которых такие орудия встречаются.

Во Франции это были южные животные отдалённого доледникового прошлого — гиппопотам, древний слон с прямыми бивнями, носорог Мерка, лошадь Стенона, гигантский бобр.

Шелльского человека во Франции, в районе современного Парижа, окружала, таким образом, природа, похожая на ту, в которой жил на Яве питекантроп. В сходных условиях жил шелльский человек и на территории СССР.

Условия, в которых обнаруживаются шелльские орудия, залегающее в галечных отложениях древних речных террас, показывают, что человек того времени жил небольшими группами и вёл бродячую жизнь по берегам рек, озёр и в глубине субтропического леса. Во время дождя или в жару убежищем человеку могли служить густые группы деревьев или кустов, скальные навесы и в лучшем случае самые примитивные шалашинавесы из наскоро набросанных ветвей. Одежда отсутствовала или ограничивалась накидками из невыделанных шкур животных.

Добывание огня не было известно. Самое большее, что было в возможностях человека, — это некоторое время поддерживать огонь, возникший помимо его воли.

Находки костей крупных животных вместе с шелльскими орудиями, по-видимому, свидетельствуют о том, что люди этого времени иногда убивали гигантских толстокожих животных. Но достаточно взглянуть на примитивные шелльские изделия, чтобы убедиться в том, что такая охота ещё не могла быть систематической. Основным источником существования людей шелльского времени, вероятно, была охота на мелких животных. Лишь в редких случаях им удавалось воспользоваться неопытностью детёнышей крупных зверей или убить большое животное. Большое значение должно было иметь также и собирание дикорастущих съедобных растений, которыми изобилуют субтропики, а также насекомых и ящериц.

Но главное, с исторической точки зрения, заключалось в том, что охотник и собиратель шелльского времени уже прочно и бесповоротно стоял на человеческом пути развития. С этого времени древнейшее человечество шло по пути прогресса, обусловленного развитием и усложнением коллективной трудовой деятельности — той силы, которая выделила человека из животного мира и затем высоко подняла его над природой.

Дальнейшее развитие труда находит своё отражение в усовершенствовании каменных орудий и техники их изготовления.

Везде, где встречаются грубые шелльские орудия, на смену Ашельский период им появляются новые, более тщательно и умело изготовленные — ашельские 1. Ашельское рубило отличается от шелльских рубил прежде всего своими правильными миндалевидными, треугольными или овальными очертаниями. Поверхность ашельских рубил обычно сплошь обработана сколами, свидетельствующими уже о хорошем знании свойств кремня, о несравненно более искусной руке мастера, которая наносила теперь меткие и хорошо рассчитанные удары. Если человек шелльского времени мог наносить только сильные и резкие удары, в результате которых на краях орудия оставались глубокие выемки, то ашельский человек научился отделять от камня тонкие и плоские отщепы. Лезвие ашельских рубил было поэтому уже не зигзагообразным, а прямым и острым. Улучшаются формы орудий, изготовленных из отщепов, устойчиво повторяются серии определённых изделий: остроконечников, скрёбел и так называемых свёрл.

Важными были и перемены в образе жизни людей. В ашельское время впервые возникают охотничьи лагери, появляются более или менее постоянные поселения. Замечательным примером таких поселений могут служить раннеашельские находки Торральбе (Испания). Древнее поселение располагалось здесь на высоте 112 м над уровнем моря, на берегу древнего озера. К озеру на водопой, на его покрытые сочной растительностью берега приходили слоны, носороги, быки, олени и лошади, становившиеся добычей первобытных людей. На стоянке уцелело множество костей этих животных, в том числе целые черепа южного слона с бивнями, достигающими 3 м в длину кости этрусского носорога и носорога Мерка, лошади Стенона. Вместе с костями животных в культурном слое были обнаружены многочисленные рубила из кварцита, халцедона и песчаника, а также обычные мелкие изделия из отщепов.

Названы так по месту их первого обнаружения в Сент-Ашеле (предместье города Амьена во Франции).

Человек ашельского времени уже широко осваивает готовые природные жилища, которыми служили для него пещерные навесы и гроты. Известны пещерные поселения ашельского времени в гроте Обсерватории, вблизи Монако, у берега Средиземного моря, в пещере Умм-Катафа, к юго-востоку от Иерусалима, и особенно в пещере Эт-Табун, на горе Кармел, в северной части Палестины.

Пещера Эт-Табун имела вид глубокой и высокой ниши, открытой к северу и заполненной рыхлыми пещерными отложениями более чем на 15 м. В её позднеашельском слое были обнаружены остатки очагов в виде темно-бурых или жёлтых пятен обожжённой земли. Обработанные кремни располагались неодинаково, преимущественно около скалистой стены грота. В одном мосте у входа в грот оказалось скопление орудий, состоявшее из 29 специально запрятанных ручных рубил. Всего в раскопанных участках грота найдено было около 50 тыс. изделий, причём подавляющую массу их составляли готовые, вполне законченные орудия: рубила, скребки, острия, ретушированные отщепы и пластины. Самым поразительным является здесь множество ручных рубил, что указывает на важное значение этого древнейшего орудия в жизни палеолитического человека. Их найдено здесь более 8 тыс.

Многочисленные следы очагов, множество превосходно обработанных орудий из кремня, в том числе тысячи рубил, наглядно показывают, что пещера Эт-Табун на протяжении тысячелетий служила жилищем человеку того времени, уже далеко оставившему позади своих предшественников и предков шелльского периода, бродивших без постоянных пристанищ в субтропических лесах и джунглях до- 4 5 ледниковой эпохи.

Огонь стал теперь, вместо с Позднеашельские орудия из обсидиана (Арзни, орудиями труда, основой существования челоАрмения):

века и опорой первобытной общины в ее борь- 1,2—овальные ручные рубила; 3 — ручное рубило миндалевидной бе с природой. формы; 4 — остроконечник;

5 — дисковидный нуклеус.

Человек ашельского времени, очевидно, использовал огонь не только в качестве источника живительного тепла для согревания своего тела в холодное время года, но и как средство борьбы с постоянно угрожавшими ому хищниками. Даже слабые старики, женщины и дети, вооружённые пылающей головней, были сильное тех зверей, которые являлись грозой тропического леса.

Очень рано, надо полагать, люди научились поджаривать на огне мясо животных, а также съедобные коренья и плоды. Это не только улучшило пищу и расширило

–  –  –

главным образом на оленя. Из найденных в пещере костей животных оленю Принадлежит 70 %. Кроме того, синантроп употреблял в пищу съедобные растения, особенно ягоды и плоды, в том числе дикую вишню. Самой замечательной чертой отложений в местонахождении № 1 является наличие в ном мощных слоев золы, указывающих, что синантроп широко и повседневно пользовался огнём, сжигая в кострах кустарник, хотя, может быть, ещё и не умел искусственно добывать огонь.

Найденные здесь каменные изделия изготовлены, главным образом, из песчаника, кварца, а также отчасти кварцита, вулканических пород, роговика и кремня. Синантроп использовал обычно в качестве сырья для изготовления своих орудий скатанные водой речные гальки, грубо оббивая их вдоль одного края. Таким способом изготовлялись крупные рубящие орудия с широким овальным лезвием, как у сечки или топора-колуна. Обычными были и грубые дисковидные каменные ядрища-нуклеусы, от которых отбиты отщепы и пластины. Отщепы и пластины употреблялись как режущие инструменты. Простая подправка по краю ретушью превращала их в скребловидные орудия или острия.

Таким образом, хотя в пещере синантропа и не найдено бесспорных ручных рубил, подобных ашельским, синантроп по общему уровню своего культурного развития поднялся уже достаточно высоко. Он пользовался достаточно высоко. Он пользовался огнём, имел постоянные места обитания в пещерах, добывал таких крупных животных, как олени, газели и дикие лошади, охотился даже на носорогов. По общему уровню развития техники большинство авторов относят синантропа к раннешелльскому периоду, другие видят в ном даже черты, близкие к более позднему, мустьерскому, периоду. Правильнее было бы относить находки в Чжоукоудяне к ашельскому времени.

Об относительно более высоком уровне развития синантропа свидетельствуют и его костные Орудия синантропа останки. В Чжоукоудяне на различных уровнях местонахождения № 1 рассеяны останки более чем 40 особей синантропа, в том числе фрагменты черепов. Судя по строению нижних конечностей, синантроп был уже вполне двуногим существом. Общее прогрессивное развитие синантропа нашло отчётливое выражение в устройстве его верхних конечностей, всё быстрее развивавшихся в процессе постоянной и систематической трудовой деятельности. Его верхние конечности были в основном уже настоящими человеческими руками, образовавшимися в результате труда и предназначенными главным образом для трудов их действий.

В процессе развития труда у синантропа со всё большей отчётливостью складывалась и такая чисто человеческая черта, как преимущественное значение правой руки. В отличие от животных, у которых передние конечности развиты строго симметрично, и даже от питекантропа у синантропа правая рука несла несравненно большую трудовую нагрузку, чем левая.

Это видно из того, что мозг синантропа имеет асимметричное строение — одна половина его мозга развита лучше другой.

Большое значение имеют находки останков близких к синанРасселение людей тропу существ в других странах. Таковы зубы, найденные в типа синантропа 1948 г. на севере Вьетнама, сходные с зубами синантропов;

две челюсти, близкие к челюсти гейдельбергского человека, обнаруженные в 1949 и 1950 гг.

в пещере Сварткранс, на юге Африки; коренной зуб, найденный в Трансваале в 1938 г., принадлежащий какому-то представителю древнейших людей, близкому к синантропу.

Человекообразное существо, которому принадлежали кости, обнаруженные в пещере Сварткранс, имеет черты, близкие как к синантропу из Китая, так и к гейдель-бергским людям из Европы. В 1935 г. у озера Эяси, в Восточной Африке, обнаружены остатки черепов таких же близких к синантропу существ, которые получили название африкантропов. Не менее интересной,— как новое указание на тот факт, что останками синантропа и близких к ному по облику существ представлен определённый этап эволюции человека,— является находка одной нижней челюсти в 1953 г. в Макапансгате (Центральный Трансвааль, Африка).

Челюсть эта, обнаруженная в известняковом карьере, принадлежала взрослой, по-видимому, женской особи существа, названного «прометеев австралопитек», и очень похожа на челюсть синантропа из Чжоукоудяня.

На территории Советского Союза ашельские орудия, свидетельствующие о наличии здесь в то время древнейших людей, обнаружены сейчас целыми сериями на Северном Кавказе, в Абхазии, Армении, Южной и Северной Осетии. Следы пребывания человека этого или очень близкого времени найдены сейчас и в Туркменистане — у берегов Каспийского моря, а также на высотах Тянь-Шаня — в Киргизии.

Таким образом, на огромном пространстве южных областей Азии, на юге Европы, а также в Африке вплоть до её крайних южных областей в среднеплейстоценовое время, перед великим, или максимальным, оледенением Северной Европы и Северной Азии, уже жили древнейшие люди, стоявшие по степени развития их орудий на уровне ашельской культуры, а по физическому облику близкие к синантропу.

На всей этой территории неуклонно шел прогрессивный процесс развития первобытного человечества, имевший в своей основе развитие труда, укрепление общественных связей.

Коллективы синантропов и, очевидно, их ближайших предУкрепление шественников качественно отличались от тех объединений, общественных связей которые свойственны животным. Это было уже не стадо обезьян, а человеческое объединение, хотя ещё весьма примитивное.

Мы не можем ясно представить себе внутренний строй этих древнейших объединений, так как этнографам неизвестно ничего похожего на состояние людей столь отдаленного времени, да и совершенно невозможно, чтобы каким-то чудом спустя 500 — 300 тыс. лет уцелел до нашего времени тип отношений, хотя бы отдалённо похожий на строй коллективов шелльского или ашельского времени. Даже наиболее отсталые группы человечества, оказавшиеся в XVIII—-XIX вв. на самых отдалённых от центров передовой культуры местах земного шара, вроде тасманийцев, по своему физическому и умственному развитию не отличались от других современных людей. Очень мало может дать для решения этой сложной проблемы также и изучение различных пережитков древних общественных отношений даже у ряда племён нашего времени.

Бесспорно одно: общий уровень развития первобытных людей в тот период был крайне низким. На всей огромной территории расселения древнейшего человечества находились отдельные небольшие группы людей, отделённые друг от друга обширными пространствами. Их технический опыт и производственные навыки нарастали чрезвычайно медленно.

Орудия труда были крайне грубыми и несовершенными. Труд в целом оставался ещё неразвитым.

Питекантроп Реконструкция по А.П. Быстрову и К.М. Казанцеву Синантроп Реконструкция М. М. Герасимова 1945 г. по обломкам черепа, найденным в пещере Чжоукоудянь, близ города Пекина Прямым наследием животного прошлого были формы брачных отношений внутри этих древнейших общин. Судя по тому, что мы знаем об этих отношениях в более поздних человеческих общинах, где они только частично были урегулированы, в это Древнейшее время брачные отношения должны были иметь беспорядочный характер (стадия промискуитета), определяясь лишь биологическим инстинктом.

Но самое основное заключалось в том, что внутри такой первобытной группы, орды или человеческого первобытного стада, существование которого было обусловлено жизненной необходимостью, имелась такая могучая сила, какой не было и не могло быть даже в наиболее крепко спаянном стаде животных, — коллективная трудовая деятельность в борьбе с природой. В процессе развития трудовой деятельности внутри первобытной общины росли и крепли общественные связи, обуздывавшие прежние зоологические инстинкты, унаследованные человеком от его животных предков. В ходе тысячелетий новое, человеческое, всё больше и больше брало верх над старым, звериным. Это выразилось, в частности, в ограничении полового общения между родителями и их детьми.

Судя по строению мозга, древнейшие люди, до неандертальца включительно, не могли ещё в такой степени, как это стало возможным у позднейших людей, контролировать своё поведение, в частности сдерживать порывы ярости. Само собой разумеется, что чем дальше вглубь прошлого, тем эта черта древнейших людей должна была быть более резкой и сильно выраженной — у синантропа сильнее, чем у неандертальца, а у питекантропа сильнее, чем у синантропа. И, с другой стороны, чем дальше шла история, тем быстрее происходила эволюция человека как общественного существа, тем сильнее сказывалось воспитывающее влияние первобытной общины, тем полнее поведение индивида определялось общественными связями. Во всяком случае ясно, что даже самые первобытные люди никогда не вели жизнь одиноких «робинзонов». История древнейшего человечества не знает фантастического периода индивидуальной охоты и поисков нищи. Сила первобытных людей, их преимущество перед самыми сильными и опасными хищниками заключались в том, что они выступали не в одиночку, а коллективом, скреплённым трудовой деятельностью, совместной борьбой с природой.

О непрерывном восходящем развитии человеческого ума наРазвитие высшей нервной глядно свидетельствует последовательное возрастание объедеятельности человека ма головного мозга наших предков и усложнение его структуры, в особенности коры и тех частей мозга, с которыми связаны высшие функции мышления, о чем можно судить по рельефу внутренней полости черепа, соответствующей объёму и форме мозга.

Характерно, что на гипсовых отливках внутренней полости черепа питекантропа ясно видно, например, что у него гораздо слабее, чем у более поздних людей, была выражена лобная доля мозга; теменная часть мозга тоже имела примитивные черты строения. Изучая эти черты мозга питекантропа, исследователи пришли к выводу, что у него не были еще развиты в достаточной мере центры внимания и памяти, а способность к мышлению оставалась зачаточной.

Прогрессивная эволюция мозга синантропа нашла свое выражение, как мы уже видели, в непосредственно обусловленной ростом труда асимметричности его строения. Она выразилась вместе с тем и в других, не менее существенных изменениях этого органа. Если мозг питекантропа, имея в среднем объём около 870 куб. см, значительно превышал по своей величине мозг австралопитека и тем более человекообразных обезьян нашего времени, то мозг синантропа увеличился в ещё большей степени, достигнув в среднем объёма в 1040 куб. см. а один из черепов имел даже ёмкость в 1 225 куб. см.

Выше, чем у питекантропа, стал в результате общего увеличения мозга синантропа также и его черепной свод, что в свою очередь, надо полагать, должно было находиться в неразрывной связи с прогрессивным развитием строения черепа в целом, с оформлением в нём новых, человеческих особенностей и в устройстве лицевой его части.

Голова синантропа должна была поэтому иметь значительно более человеческий облик, чем у его предшественника — питекантропа.

Развитие человеческой психики шло в неразрывной связи с эволюцией его трудовой деятельности. «То состояние,—говорит Маркс,—когда человеческий труд еще не освободился от своей примитивной, инстинктивной формы, относится к глубинам первобытных времен».

То было время «первых животнообразных инстинктивных форм труда» 1. Чем дальше шло развитие коллективной деятельности людей, тем, разумеется, всё богаче и полнее становилось мышление человека. Особое значение с этой стороны имеет непрерывное усовершенствование каменных орудий на протяжении нижнего палеолита. Сюда относятся в первую очередь ручные рубила, прошедшие в своей эволюции ряд этапов, начиная от простои гальки, лишь слегка затёсанной на конце, до изящных, геометрически правильных по очертаниям, миндалевидных или треугольных изделий конца ашельского времени. Такая последовательная эволюция форм древнейших орудий наглядно свидетельствует о прогрессивном развитии ума первобытного человека.

Прежде чем получить готовое орудие, нужно было найти подходящий для этого материал и верно оценить его технические качества. Затем следовала серия операций по предварительному освобождению камня от корки, по первичному оформлению орудия при помощи специального отбойника и, наконец, по окончательной отделке его, может быть даже не отбойником, а более подходящим инструментом типа деревянного молотка или отжимника.

И. П. Павлов показал, что в развитии высшей нервной деятельности у животных и человека следует различать два особых её вида. Один вид представлен первой сигнальной системой, выше которой но поднялись даже наиболее высокоорганизованные животные. Животные в состоянии воспринимать только конкретные сигналы — раздражения, поступающие в их мозг из внешнего мира. Энергия внешнего раздражения выступает и нервной сигнальной системе только как рефлекс, как конкретно-чувственное переживание в виде ощущения, отражающего лишь частные и конкретные качества тех или иных предметов внешнего мира.

Животное ощущает, например тепло или холод, вкус того или иного предмета и соответственно реагирует своим поведением на эти ощущения в борьбе за существование.

Важнейшее значение имеет затем то обстоятельство, что необходимость успешного приспособления животных в борьбе за существование к меняющимся условиям среды требует гибкости поведения животных, т.

е. быстрой смены реакции. Такая быстрая смена реакций обеспечивается условными рефлексами, не прирожденными, а приобретёнными Условные рефлексы позволяют животным обнаруживать пищу по случайным и временным признакам, которые и служат им условными сигнальными раздражителями побуждающими двигаться к источнику пищи. Если бы этого не было, животные не смогли бы искать пищу в изменчивой сложной обстановке и вымерли бы. Условные рефлексы спасают животных и от грозящей им опасности. И. П. Павлов писал, что если бы животное стало искать спасения только в тот момент, когда его коснулись клыки хищника, оно неминуемо погибло бы; но благодаря развитию условных рефлексов животное, как только услышит звуки, являющиеся сигналами приближения хищника, скрывается от врага.

Уже на этой ступени, следовательно, вырабатываются достаточно сложные формы отражения действительности, складывается достаточно гибкая высшая нервная деятельность животных. Однако зачатки познания ограничиваются на этой ступени немногим. Они не поднимаются выше способности различать качества отдельных предметов.

К. Маркс, Капитал, т. I, Госполитиздат, 1953, стр. 185.

Оставаясь в целом на уровне первой сигнальной системы, современные человекообразные обезьяны во многом ушли в её развитии дальше других животных. Их высшая нервная деятельность основана на значительно более усложненных и чётких условных рефлексах. Она соответственно отличается наибольшей подвижностью и гибкостью. Такое развитие высшей нервной деятельности антропоидных обезьян связано с их строением и обусловлено характером борьбы за существование.

Обладая четырьмя руками, которых нет у других животных, обезьяны могут легко выполнять такие действия, на какие неспособны четвероногие звери, например, пользоваться палками, камнями. В силу этого они вступают в более сложные связи с окружающей средой, могут совершать гораздо более сложные действия. В соответствии с усложнённым характером деятельности обезьян усложняются и рефлекторные процессы в их мозгу. Отдельные ассоциации, отдельные ощущения и впечатления сливаются у антропоидов в более сложные цепи ассоциаций, чем у других животных.

Благодаря своей повышенной наблюдательности антропоидные обезьяны в состоянии подмечать различные более тонкие явления и качества действительности. И. П. Павлов определял эти черты поведения обезьян как зачаточное «мышление в действии», в основе которого находятся цепи ассоциаций. Но с окончанием действия оканчивается и «мыслительный» процесс, ибо он у обезьян ограничен конкретной данной ситуацией, рамками данного действия. В отличие от человека обезьяна не в состоянии оторваться от данной конкретной ситуации, она не может сама проявить далеко идущую инициативу, сделать хотя бы простейшее изобретение, требующее обобщения.

Мышление в своём возникновении неразрывно связано со следующей, второй ступенью в развитии высшей нервной деятельности, свойственной только человеку и принципиально, качественно отличной от высшей нервной деятельности не только и принципиально, качественно отличной от высшей нервной деятельности не только Низших животных, но и наиболее высокоорганизованных обезьян.

Возникновение второй сигнальной системы явилось поэтому поворотным моментом, переходом от одного качества к другому, более высокому. Такой переход, разумеется, был подготовлен длительным развитием первой сигнальной системы у наиболее высокоорганизованных животных. Чтобы перейти от высшей нервной деятельности животных к человеческому мышлению, необходима была выросшая в процессе трудовой деятельности, на основе практического опыта сотен поколений, способность реагировать не только на прямое раздражение, но и на звуковой раздражитель особого рода — слово. Нужно, чтобы вызывающее реакцию ощущение замещалось словом,— это и есть вторая сигнальная система. Организм теперь реагирует уже не только на сигналы непосредственных внешних раздражений, но и на сочетания звуков, которые вначале сами были реакцией на такие раздражители. Сочетания звуков — слова становятся «сигналами сигналов». В них выражаются общие черты и качества, представленные во всём многообразии конкретных явлений и ощущений, и поэтому значение речи для становления человеческого мышления огромно. В. И. Ленин писал по этому поводу: «Всякое слово (речь) уже обобщает. Чувства показывают реальность; мысль и слово—общее» 1.

В словах, в языке выражается уже отвлечённое мышление, в языке же оно и формируется, не может без него существовать. Само собой разумеется, что вторая сигнальная система у человека вовсе не отменяет и не исключает первую сигнальную систему. Напротив, богатство и сложность деятельности человеческого мозга определяется именно том, что человек обладает и первой и второй сигнальными системами, тесно связанными друг с другом. При этом следует подчеркнуть, что, будучи В. И. Ленин, Философские тетради, Госполитиздат, 1947, стр. 250.

более совершенной формой высшей нервной деятельности, вторая сигнальная система существенно изменила у человека и работу его нерпой сигнальной системы. Благодаря слову человек воспринимает и ощущает мир иначе, чем животное,— он познает его в процессе своего общественного опыта. Процесс познания действительности находится у человека на качественно иной ступени, чем у всех других живых существ.

Отражая действительность в логических формах мышления, т. о. восходя от ощущений, впечатлений и конкретно-чувственных представлений — образов к абстрактным общим понятиям, человек выделяет существенное в предметах и явлениях. Он полнее и глубже раскрывает их действительную сущность, познаёт объективные законы реального мира. Зарождение отвлечённого мышления — долгий и сложный процесс. Он стал возможным благодаря трудовой деятельности, благодаря общественной жизни. Человек познаёт действительность в ходе её практического освоения, ежечасно, ежеминутно проверяя практикой свои представления. Сохраняя правильное и отбрасывая неправильное, он идёт от незнания к знанию.

Древнейшие люди, конечно, находились ещё чрезвычайно далеко от сколько-нибудь глубокого познания действительности, от власти над природой. Вооружённые лишь палками и грубыми каменными орудиями, только отчасти выделившиеся из животного царства, они стояли в самом начале великого пути человеческого прогресса.

Развитие мышления, таким образом, не может рассматриватьПроисхождение ся независимо от развития речи. Язык и мышление с самого речи начала вырастали на одной и той же трудовой почве, находились в неразрывной связи и во взаимодействии друг с другом. Язык закрепляет и регистрирует результаты работы мышления и делает возможным обмен мыслями, без чего невозможно общественное производство, а следовательно, и самое существование общества.

Отсюда ясно, какое огромное значение в истории древнейшего человечества, в развитии его мышления и культуры должно было принадлежать языку.

В науке, начиная ещё с древнего мира, было выдвинуто немало гипотез, потрачено много усилий, чтобы раскрыть тайну возникновения речи, установить время, когда она появилась, и причины, которые вызвали её к жизни. Но все попытки разъяснить происхождение речи были бесплодны, потому что создатели этих теорий но имели правильного диалектикоматериалистического представления об обществе и историческом процессе и, следовательно, не могли понять общественную роль и значение языка.

Классики марксизма первые в истории развития науки показали, что язык, как средство общения между людьми, был рождён развитием труда и общества; он в то же время был условием и мощным стимулом дальнейшего развития трудовой деятельности человека и общественных связей.

Следует подчеркнуть при этом, что уже древнейшая речь была в основном звуковой- телодвижения и мимика только дополняли звуковую речь, хотя роль этих вспомогательных средств выражения мыслей и чувств могла быть у древних людей более значительной, чем в настоящее время.

Как известно, обезьяны являются самыми шумными обитателями тропического леса. В их жизни звукам принадлежит огромная роль. Громкие крики помогают обезьянам найти друг друга в густой листве, криками они предупреждают друг друга об опасности, привлекают внимание к запасам пищи. Разнообразные крики и шумы сопровождают передвижения обезьян, их игры и т. д. Звуками обезьяны выражают недовольство, гнев, страх, нетерпенье, отчаяние, удовлетворённость.

Но звуки, издававшиеся древнейшими людьми, уже принципиально должны были отличаться от звуков, которые может издавать голосовой аппарат обезьяны. Различие заключалось здесь, конечно, не просто и не только в богатстве тех или иных модуляции, не в разнообразии звуков, а в их общественной роли, в их социальной функции у человека. Звуки речи древнейших людей качественно отличались от обезьяньих звуков, они находились примерно в таком же отношении к ним, в каком находятся употреблявшиеся первобытными людьми орудия труда, хотя бы самые простые, наиболее примитивные, к палкам и камням, которыми иногда пользовались обезьяны.

Какими бы ни были примитивными звуки древнейшей речи, по, сопровождая труд, вытекая из трудовой деятельности и обслуживая её, такие звуки выражали определённое общественное содержание. «Формировавшиеся люди», писал по этому поводу Ф. Энгельс, со временем неизбежно «пришли к тому, что у них явилась потребность что-то сказать друг другу» 1.

Звуки речи древнейших людей отличались, следовательно, от голосовых звуков, издаваемых не только обезьянами, но и всеми без исключения животными, в том число наиболее одарёнными в звуковом отношении. В звуках речи людей выражены были абстрагирующие способности ума, сознательный характер человеческой деятельности, а не слепой инстинкт.

Поэтому звуки речи не оставались у древнейших людей и их ближайших предков в одном и том же неизменном состоянии, как у животных. Напротив, по мере развития труда и в связи с ним эти звуки, а вместе с ними и соответствующие органы, совершенствовались, развивались и обогащались.

Сравнительное анатомическое изучение гортани высших человекообразных обезьян и человека наглядно показывает, как в тесной связи с другими изменениями человеческого тела постепенно изменялся голосовой аппарат наших далёких предков. Решающее значение имеет прежде всего тот факт, что уже питекантроп был двуногим существом, что тело его имело прямое, вертикальное положение. Выпрямление положения головы усилило связь гортани и полости рта и привело к изменению формы голосовой щели. Исчезли нечёткие крики, на смену им появились звуки с более тонкими оттенками, существенно отличные от звуков, издаваемых обезьянами.

Судя по характеру нижней челюсти, у питекантропа пли синантропа отсутствовала ещё возможность частой смены артикуляции речи. Их голосовой аппарат был для этого ещё слишком примитивен и неразвит. Гортань первобытного человека ещё но была в состоянии произносить сколько-нибудь сложные и четко оформленные сочетания звуков. II о наличие уже достаточно дифференцированного рельефа в области нижней части левой лобной извилины мозга, т. е. той, где расположен двигательный центр речевой деятельности, позволяет предполагать, что, например, синантроп уже объяснялся звуковой речью, хотя и не вполне членораздельной. Речь людей всего нижнего палеолита, конечно, еще состояла из очень слабо дифференцированных звуков, дополняемых но необходимости мимикой и телодвижениями. Мы но можем установить, какими именно были первичные комплексы звуков, как были оформлены эти древнейшие слова, с которых начиналась речь. Но ясно самое главное — это было рождённое трудом могучее средство дальнейшего продвижения человека вперёд по пути укрепления общественных связей.

Непрерывное прогрессивное развитие зачатков языка было естественным и неизбежным потому, что развитие труда, всё более и более усиливало потребность в общении, закрепляло общественные связи, требовало обогащения и улучшения языка, как основного средства общения между людьми.

Ф. Энгельс, Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, стр. 6.

3. Мустьерское время. Неандертальский человек Культура ашельского типа сменяется новой культурой, муИзменения стьерской 1 (100—40 тыс. лет тому назад), которую иногда в природных условиях выделяют из нижнего палеолита в особый «средний палеолит».

Мустьерская культура распространена не только там, где жил ашельский человек, но и в местах, куда не заходили люди шелльской и ашельской поры. Такое широкое расселение человека мустьерского времени, хотя он теперь жил в значительно менее благоприятных условиях, чем его предшественники, оказалось возможным потому, что он сумел преодолеть возникавшие трудности благодаря развитию культуры.

Высокоразвитые обезьяны — ближайшие предки человека, жившие в конце третичного и в начале четвертичного периода, а также первобытные люди тина синантропа и его ближайшие потомки повсеместно существовали в условиях относительно мягкого климата, в достаточно благоприятных условиях для жизни.

С течением времени в природной обстановке, окружавшей первобытных людей, происходят существенные перемены. В силу недостаточно ещё выясненных причин, действие которых так или иначе охватывает весь земной шар и все материки, начинаются периоды наступления ледников, разделяемые друг от друга перерывами (межледниковыми периодами). Яснее и лучше разработана схема чередования ледниковых периодов в Альпах, где оно по своей чёткости и полноте имеет классический характер. История оледенения Альп и прилегающей к ним части Европы разделяется на этапы гюнцский, миндельский, рисский и вюрмский. Они разделены межледниковыми периодами, соответственно названными гюнц-миндельским, миндель-рисским, рисс-вюрмским. Вюрмский этап делится западными исследователями ещё на четыре стадии. Ряд учёных намечает и для территории СССР три этапа оледенения: лихвинское, днепровское (максимальное), валдайское. Первое из них соответствует в общем миндельскому периоду альпийской схемы, второе — рисскому, третье — вюрмскому.

Существование мустьерского человека в Европе и в соседних с ней странах относится ко времени максимального оледенения этих стран, к рисскому, или днепровскому, этапу ледникового периода. Чтобы наглядно представить масштабы этих событии и их значение для истории палеолитического человека, следует иметь в виду, что сплошные ледяные массивы простирались тогда от Британских островов на западе и почти до Оби на востоке. Ледяной покров достигал на территории европейской части нашей страны районов, где расположены ныне города Молотов и Киров, затем круто опускался до 50°с. ш., которую пересекал в двух местах, вдаваясь на юг широкими выступами-языками, достигая районов нынешних городов Сталинграда и Днепропетровска, а затем несколько отступал на северо-запад. Площадь ледникового щита превышала 9,5 млн. кв. км. Толщина его достигала, по вычислениям геологов, 2 км.

Медленно движущиеся толщи льда сравняли возвышенности, пропахали долины и истребили всё живое на своём пути. Теплолюбивая растительность прошлого в зоне, непосредственно прилегавшей к ледникам, исчезла. Вымерли или ушли на юг, в более благоприятные для них места, и соответствующие животные. Им на смену появляется новый животный мир.

Вместо «фауны южного слона» широко распространяется новая, «мамонтовая фауна», представленная кроме мамонта шерстистым носорогом, северным оленем, песцом и другими животными.

Процесс этот был длительным и неравномерным по своим темпам в различных областях.

Теплолюбивая фауна продолжала долго существовать на юге Европы, в Италии и в тех странах (например, в Африке), где в течение четвертичного периМустье — пещера на берегу реки Везер, во Франции, где была найдена стоянка древних людей, так называемых неандертальцев, более высокоразвитых и имевших более развитую технику, чем древнейшие люди начала нижнего палеолита (в том числе синантропы) ода не происходило катастрофических перемен в климате. На юге тогда наступило время дождей и ливней (плювиальный период), когда нынешняя Сахара была покрыта озёрами, реками и травянистыми равнинами, чередовавшимися с густыми рощами тропических деревьев.

Человек мустьерского времени по многим своим признакам Неандертальский стоял уже значительно выше древнейших людей типа питечеловек кантропа, синантропа и гейдельбергского человека останки людей мустьерского времени впервые были обнаружены в Европе в 1856 г долине Неандерталь (Германия). Затем последовали новые находки—на территории Испании, Бельгии, Югославии, Франции, Италии.

На территории СССР кости людей мустьерского времени открыты в пещере Киик-Коба в Крыму, в гроте ТешикТаш (Узбекистан). В других странах вне Европы такие останки обнаружены в Палестине, в Ираке, в Южной Африке, на Яве.

В своём физическом строении люди мустьерского времени обнаруживают часто весьма существенные отличия Друг от друга, почему они и разделяются на отдельные группы. Отличны, например, палестинские находки, с одной стороны, и европейские («шапелльцы» 1)— с другой. Отличаются друг от друга и европейские находки. Но в целом у них так много общего, что всех этих древних людей мустьерского времени принято обозначать одним общим Неандертальский мальчик наименованием — неандертальцы (по Реконструкция М. М. Герасимова по черепу из грота Тешик-Таш находке в Неандертале). (Узбекистан).

Судя по европейским находкам, неандерталец был коренастого сложения с массивным скелетом и мощной мускулатурой. Рост его был небольшим, не превышая 155 — 165 см для мужчин. Так как туловище неандертальца было относительно коротким, а изгибы позвоночника были слабо выражены, то, возможно, ходил он сутулясь, а бегал слегка пригнувшись к земле. О такой походке свидетельствуют массивные кости стопы неандертальца из пещеры Киик-Коба в Крыму. Кисти рук неандертальца, найденные в пещере Киик-Коба, оказались лапообразньми. Особенности черепа неандертальца: низкий, покатый, как бы «убегающий» назад лоб, сильно выступающие вперёд надбровные дуги, сливающиеся в сплошной надглазничный валик. Верхняя челюсть сильно выдается вперед, резцы крупные, лопатообразные. Подбородочного выступа нет.

Мозг неандертальцев — а это много важнее внешних особенностей рельефа черепа — был уже значительно развит. Помимо значительного объёма (1300—1600 куб. см) он и по строению обнаруживает признаки дальнейшей эволюции. На слепНазваны так по скелету, найденному в пещере около селения Ля-Шапелль о-Сен (Франция).

ках сделанных с внутренней полости неандертальских черепов, ясно видно развитие отдельных долей мозга, снизанных с размещением центров высшей психической деятельности:

увеличиваются лобные доли, разрастается теменная доля. Соответственно развитию мозга повышается свод черепа, уменьшается наклон лба, округляется затылок, т.е. обнаруживаются черты, ещё больше связывающие неандертальца с современным человеком. Наиболее отчётливо такие черты, как мы увидим дальше, выражены были у неандертальцев, останки которых найдены в Палестине.

Неандерталец не вымер и не отступил к югу перед холодным Мустьерские каменные дыханием ледников. Напротив, он продолжал непрерывно орудия расселяться в новые области и развивать дальше свою культуру, в первую очередь совершенствовать орудия труда и технику их изготовления. Древние ручные рубила, изготовленные путём отёсывания валуна, ещё изредка

Мустьерские орудия из пещеры Эт-Табун (Палестина):

1—пластина; 2 — скребло; 3 — дисковидный нуклеус; 4, 5 и 6 — остроконечники.

встречаются в мустьерских слоях, но решающее значение принадлежит уже орудиям, изготовленным «техникой скалывания» из пластин и отщепов, сколотых с дисковидного ядрища (нуклеуса). Техника скалывания совершенствуется. Если раньше нуклеусы имели неправильные очертания, теперь они приобретают определённые и устойчивые формы в виде дисков, чем обеспечивались правильные очертания пластин и отщепов. Кроме того, особое внимание уделяется в мустьерское время специальной подготовке нуклеусов, по которым наносился удар.

Выдающийся русский археолог В. А. Городцов наглядно показал на ряде систематически проведённых им опытов по изготовлению орудий из кремня важное значение такой операции. «Заметив, что длинные осколки, отбитые мною от нуклеуса, имеют книзу большую толщину, а нередко и ломаются, не достигая нижнего основания нуклеуса, я стал подтёсывать нижние концы нуклеусов, и дело пошло успешно. Точно направленный удар в определённую точку ударной плоскости нуклеуса имеет решающее значение, но достижение такого удара на практике часто затрудняется несовершенством форм отбойников, рабочие концы которых обычно неровны и толсты, часто совершенно закрывают намеченные точки ударов, благодаря чему осколки отбиваются или слишком толстыми, или слишком тонкими, малыми. В общем результате мне всё же удалось преодолеть встречавшиеся затруднения, и я мог сработать все формы орудий, встречаемые в стоянках мустьерского типа»,— писал В. А. Городцов о своих опытах.

Таким образом, характерная для мустьерского времени подтёска нуклеусов имела большое значение в дело усовершенствования техники расщепления кремня и обеспечивала необходимую для изготовления мустьерских орудии форму заготовок — пластин и отщепов.

Более умело и уверенно, чем его предшественники, пользуется неандертальский человек и техникой ретуширования кремня.

Он уже не следует за готовыми очерМустьерские орудия из стоянок Крыма и Донбасса:

1 – кварцитовая пластина из стоянки на реке Деркул (Донбасс), 5/8 натуральной величины; 2 – остроконечник, напоминающий рубило, из Чокурчи (Крым), 1/2 натуральной величины; 3 - скребловидное кремнёвое орудие из Чокурчи (Крым), 1/2 натуральной величины; 4 — кремнёвое рубильце из Волчьего грота (Крым), 3/8 натуральной величины; 6—кремнёвый остроконечник из Волчьего грота (Крым), 1/2 натуральной величины.

таниями отщепов, а придаёт им определённую целесообразную форму. Прямым указанием на развитие техники ретуширования служат и впервые появляющиеся в мустьерское время «наковаленки», — обычно куски костей животных, покрытые выбоинами в результате давления на них острого края кремнёвых изделий во время обработки. Такие «наковаленки»

применялись, по-видимому, при нанесении на лезвия орудий тонкой и тщательной ретуши, всё более и более распространяющейся в мустьерское время.

Характер самих орудий существенно изменяется в мустьерское время. Формы орудий становятся не только более устойчивыми и определенными, но и значительно более дифференцированными. Крупные, двусторонне обработанные остроконечники треугольных или миндалевидных очертаний могли служить универсальными режущими орудиями, а также кинжалами. Двусторонние заострённые наконечники могли прикрепляться к концу длинного деревянного копья. Небольшие пластинчатые наконечники, несомненно, были только режущими и прокалывающими инструментами. Среди них особо выделяются острия, выпуклый край которых обработан таким образом, что в него могли упираться пальцы при резании. Скрёбла мустьерского времени тоже различаются по своей форме и характеру; одни из них служили скобелями, другие — ножами и собственно скрёблами для обработки шкур.

Дисковидный нуклеус из мустьерской Под конец мустьерского времени распространяются и стоянки на реке Деркул (Донбасс). новые формы орудий в виде грубых резцов, предназначеннатуральной величины. Кварцит.

ных, видимо, для обработки дерева, а позже — кости.

Усовершенствование техники обработки камня и усложнение набора каменных орудий наглядно отражают, таким образом, непрерывное обогащение трудовых навыков и производственного опыта людей мустьерского времени, лежавшее в основе прогрессивного развития всей их культуры.

Тот факт, что люди мустьерского времени в новых, значиИскусственное тельно более суровых условиях распространились ещё шире, добывание огня.

чем прежде, очевидно, объясняется их новым важнейшим Хозяйственная жизнь достижением — изобретением способов искусственного добывания огня. Систематически использовать огонь, как упоминалось ранее, умел уже синантроп, и это было большим достижением древнейшего человека; но использовался огонь, полученный человеком случайно. В процессе трудовой деятельности человек заметил, что от удара камня о камень появляются искры, а во время сверления дерева выделяется теплота;

это и было им использовано. Нельзя сказать, когда и где именно впервые человек выработал способы искусственного добывания огня, но неандертальцами они в самых различных областях земного шара, как видно, уже были прочно освоены. Огромное значение этого открытия было определено Ф. Энгельсом, писавшим: «На пороге истории человечества стоит открытие превращения механического движения в теплоту: добывание огня трением; в конце протекшего до сих пор периода развития стоит открытие превращения теплоты в механическое движение: паровая машина.—Но несмотря на гигантский освободительный переворот, который совершает в социальном мире паровая машина,—этот переворот еще не закончен и наполовину,— все же не подлежит сомнению, что добывание огня трением превосходит еще паровую машину по своему всемирно-историческому, освобождающему человечество действию. Ведь добывание огня трением впервые доставило человеку господство над определенной силой природы и тем окончательно отделило человека от животного царства» 1.

Прогрессивное развитие человека мустьерского времени обнаруживается в первую очередь в хозяйственной области. Охота и прежде была одним из важнейших источников существования древнейших людей. Теперь она поднимается до уровня ведущего занятия, оставляя позади собирательство, которое должно Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 107—108.

было иметь гораздо большее значение у древнейших людей, предшественников неандертальцев в силу несовершенства их орудий охоты.

Особый интерес для понимания хозяйственной жизни мустьерского человека представляет тот факт, что в ряде случаев наблюдается как бы определённая специализация древних охотников: они охотятся преимущественно на тех или иных животных, что обусловлено, разумеется, не чем иным, как природными условиями и связанным с ними обилием определённых видов животных.

На Ильской стоянке (Северный Кавказ) кости зубра составляли не менее 60% массы костей животных. Как полагают, здесь можно обнаружить кости, принадлежавшие по крайней мере 2 тыс. зубров. В высокогорных районах Альп главным образом охотились на такого отличающегося своей силой, огромными размерами и яростью хищника, как пещерный медведь. Столь же показательны находки в гроте Тешик-Таш в Юго-Западном Узбекистане. Судя по разбитым и расколотым для извлечения мозга, нередко даже мелко раздроблённым, трубчатым костям животных, обнаруженным при раскопках в огромном количестве, люди из Тешик-Таша были умелыми и ловкими охотниками. Важнейшим источником существования для жителей грота была охота на горных козлов—кийков, дело трудное, сложное и опасное даже для современного человека, неизмеримо лучше вооружённого.

Основным оружием неандертальского человека было, видимо, копьё. Так, в пещере ЛяКина, во Франции, обнаружены кости животных с вонзившимися в них острыми осколками кремня. Такие раны были, очевидно, нанесены копьём с кремнёвым остриём-наконечником.

На одном из неандертальских костяков, найденном и пещере Эс-Схул (Палестина), обнаружены следы ранения, нанесённого деревянным копьём без каменного наконечника. Как видно, оружие вонзилось в бедро жертвы с такой страшной силой, что пробило насквозь головку бедренной кости и вышло своим концом в тазовую полость.

Оружие мустьерских охотников было всё же ещё очень примитивно. Решающее Оружие мустьерских охотников было всё же ещё очень примитивно. Решающее значение должны были иметь не индивидуальные, а коллективные приёмы охоты, объединявшие всех членов каждой мустьерской группы. Такие облавные охоты были особенно широко распространены в сильно пересечённых местностях, где зверей гнали к обрывам, падая с которых они разбивались насмерть или калечились. Такова, например, местность в окрестностях грота ТешикТаш, жители которого охотились на горных козлов.

Усовершенствование техники и развитие охоты, естественно, должны были способствовать дальнейшему улучшению общих жизненных условий, и в том числе более или менее длительному оседанию коллективов людей в удобных для охоты и богатых дичью мостах.

Закрепляя достижения своих предшественников, мустьерский человек не только широко осваивает пещеры, как естественные жилища с готовыми стенами и сводами, но постоянно создаёт на более или менее длительные сроки поселения под открытым небом. Там, где пещер не было, в суровых условиях той поры, несомненно, строились простейшие убежища от дождя, ветра и холода в виде заслонов или навесов.

Совместная трудовая деятельность, общее жилище, общий Зачатки огонь, согревавший его обитателей,— всё это с естественной родового строя необходимостью сплачивало и объединяло людей. Об укреплении социальных связей, вызванном необходимостью объединения людей для борьбы с природой, наглядно свидетельствуют вся обстановка мустьерских поселений, вся их культура, вес следы их деятельности, в том числе даже такие, казалось бы, обычные и невыразительные с этой стороны находки, как «кухонные отбросы» в виде тысяч или даже десятков тысяч костей животных, находимых в пещерных жилищах неандертальцев и на их стоянках под открытым небом. По ним видно, как человек постепенно преодолевал животный эгоизм, унаследованный от дочеловеческого состояния. В отличие от животных человек заботился уже не только о самом себе и не только о своих собственных детях, но и о всей общине. Вместо того, чтобы съедать добычу на месте охоты, мустьерские охотники несли её в пещеру, где у пылавшего костра оставались занятью ведением домашнего хозяйства женщины, а также дети и старики. О характерном для первобытно-общинного строя на всех его этапах обычае коллективного распределения пищи и совместного потребления наглядно свидетельствует и весь известный науке этнографический материал.

Очень вероятно, что именно в это время начинается переход к новой форме общественной жизни. Возникают первые зачатки древнейшей формы родового общества, материнской родовой общины, т. е. коллектива, связанного узами родства. Вследствие существовавшей тогда формы брачных отношений бесспорно известна была только мать ребенка, что наряду с активной ролью женщины в экономической жизни (собирательство, участие в охоте) или ролью её как хранительницы огня определяло её высокое общественное положение.

Формы брачных отношений к этому времени прошли уже значительный путь развития, хотя трудно сказать с определённостью, какого уровня они достигли. Первоначально, как уже отмечалось раньше, отношения между полами, видимо, носили неупорядоченный общественными правилами характер. Дальнейшее развитие семьи пошло по линии сужения круга лиц, участвующих в брачном общении, раньше всего путём ограничения брачного общения между поколением родителей и детьми, затем между единоутробными братьями и сестрами и т. д.

Не может быть сомнения в том, что прогрессивное развитие Развитие труда и общества вызывало соответствующие прогрессивные мышления изменения в сознании, в мышлении первобытного человека.

неандертальца Существуют идеалистические теории, пытающиеся доказать, что мышление первобытного человека было будто бы насквозь иррациональным и мистическим, что наши далёкие предки имели якобы целиком ложные, в неправильные, полностью превратные и фантастические представления о действительности.

Однако достаточно ознакомиться с действительным процессом развития первобытного человека и его культуры, чтобы убедиться в обратном. Совершенно ясно, что если бы содержанием сознания наших первобытных предков были не реальные представления, соответствующие объективной действительности и являющиеся верным в своей основе отражением законов и явлений реального мира, а лишь какие-то мистические представления и беспочвенная фантастика, то человечество не смогло бы успешно развиваться дальше. Если бы сознание первобытного человека в какой-то степени не отражало объективной действительности в её настоящем и подлинном виде, он не смог бы противостоять силам природы и стал бы в конечном счёте их жертвой. Имея так называемое мистическое мышление, человек не смог бы изготовлять свои орудия и совершенствовать их.

Путь от незнания к знанию, от смутных, неясных, а также ложных представлении о действительности к более точным и верным представлениям был, конечно, крайне медленным и трудным. Но именно потому, что эти положительные знания, лежавшие в основе сознательной деятельности человека и в основе его мышления, последовательно нарастали и обогащались, человек шёл всё вперёд и вперёд.

Развитие сознания первобытного человека имело в своей основе последовательный рост его трудовой деятельности, его повседневную трудовую практику, как единственный источник познания и критерий достоверности представлений об окружающем мире.

Развитие ума неандертальского человека с особой наглядностью отражено в дальнейшем совершенствовании его орудий труда. О более сложной умственной деятельности мустьерского человека по сравнению с его примитивными предками свидетельствует наличие в конце мустьерского времени искусно выполненных красочных пятен и полос. Таковы довольно широкие полосы красной краски, нанесённые рукой неандертальского человека поперёк небольшой плитки камня, обнаруженной при раскопках мустьерского поселения в пещере Ля-Ферраси (Франция).

Неандертальский человек еще не мог нарисовать или вылепить фигуру зверя. Однако уже в конце мустьерского периода заметны первые попытки намеренно изменить форму камня не только для того, чтобы сделать из пего орудия труда. В мустьерских отложениях обнаружены плиты камня с искусно выдолбленными углублениями, так называемые «чашечные камни». На плите из Ля-Ферраси чашечные углубления располагались не поодиночке, а компактной группой и притом так, что в их размещении обнаруживается какая-то связь.

Конечно, было бы неправильно чрезмерно переоценивать и преувеличивать степень развития отвлечённого мышления у неандертальцев. Ещё более резко следует подчеркнуть и то обстоятельство, что первобытный человек вовсе не был свободен от ложных, неправильных представлений о себе самом и об окружающем его мире, так как делал только лишь первые шаги от незнания к знанию, так как ежечасно, ежеминутно ощущал свою слабость в борьбе с природой и зависимость от её стихий.

Многие идеалистически мыслящие философы и историки Ранние погребения стремятся представить религию наиболее высоким проявлением человеческого духа, идейным достижением человечества, «венцом его развития». С этой точки зрения религия не могла возникнуть в отдалённые первобытные времена; она должна была появиться лишь у вполне сформировавшегося и высокоразвитого человека, «завершая» его достижения в области духовной культуры.

Другие реакционные философы и историки-идеалисты пытаются, напротив, доказать «извечность» религии. Они утверждают, что уже на самых начальных ступенях своего древнейшего развития человек не только имел религию, но и получил будто бы в порядке «божественного откровения» веру в единого бога — творца вселенной и источник всех благ на земле. На самом же деле такие религиозные представления возникают лишь в ходе длительного развития человеческого общества, в классовом обществе, а первоначальные религиозные верования, возникающие у первобытного человека, чрезвычайно примитивны.

Обе эти реакционные, идеалистические точки зрения полностью опровергаются всем ходом первобытной истории человечества. Они разоблачаются фактами, археологическими данными, раскрывающими действительное время и конкретные условия, в которых возникают зачатки первобытных религиозных веровании.

На деле религия зародилась в результате придавленности первобытного человека силами природы, как фантастическое отражение этой слабости и приниженности.

Данные о древнейших захоронениях, появляющихся в мустьерское время, дают фактический материал о возникновении зачатков этих первобытных религиозно-фантастических верований.

Исследователи обнаружили более 20 случаев захоронения тел неандертальцев. Самые замечательные из них отмечены в Спи (Бельгия, у Намюра); в пещере Буфиа у селения ЛяШапелль о-Сен, и в Ля-Ферраси (Франция), где найдены останки 6 скелетов; на горе Кармел, в пещерах Эт-Табун и Эс-Схул (Палестина), где обнаружены останки 12 скелетов. В СССР мустьерские погребения найдены в Крыме, в пещере Киик-Коба, и в Средней Азии, в гроте Тешик-Таш.

Во всех этих случаях имело место намеренное захоронение трупов в земле. Местом захоронения служили пещеры, являвшиеся жилищем людей, но не исключены захоронения и вне пещер. В некоторых пещерах захоронения производились неоднократно. Иногда трупы умерших помещали, возможно, в готовые углубления, в «спальные» ямы. В других же случаях для этого рылись, и даже с немалыми усилиями, специальные ямы.

–  –  –

Захоронению подвергались как трупы взрослых мужчин и женщин, так и трупы детей. В некоторых случаях наблюдаются захоронения двух костяков взрослых людей, расположенных рядом, а также костяков ребенка и женщины (пещера Киик-Коба, в Крыму). Устанавливается и определённое положение костяков в могилах: они лежат обычно с подогнутыми ногами, т. е. в слегка скорченном положении. В ряде случаев обе руки или одна из них согнута в локте, а кисти рук находятся около липа. Поза эта напоминает положение спящего человека.

Таким образом, в середине и в конце мустьерского времени, к которым относятся перечисленные погребения, впервые появляется определённое и совершенно новое отношение к умершим, выраженное в намеренных и уже достаточно сложных по характеру действиях — в захоронениях трупов. 13 основе этого отношения лежала, несомненно, забота о сочлене своего коллектива, вытекающая из всего жизненного строя первобытной общины, из всех неписаных законов и норм поведения того времени. Это было бесспорное выражение того чувства неразрывной кровной связи между сородичами, которое проходит красной нитью через всю первобытную эпоху истории человечества.

Но эта забота об умершем члене первобытной общины имела здесь основу в ложных представлениях о самом человеке, о жизни и смерти. Это, надо полагать, были первые зачатки фантастических, в корне неправильных представлений, на основе которых впоследствии развиваются представления о «душе» и «загробной жизни», продолжающейся после смерти, которые являются одним из важнейших истоков, а затем и непременной составной частью каждой религии.

НЕАНДЕРТАЛЕЦ

Реконструкция М. М. Герасимова 1945 г. по черепу из Ля-Шапелля (Франция).

)

КРОМАНЬОНЦЫ

Реконструкция М. М. Герасимова 1945 г. Слева — по черепу из Кро-Маньона (Франция), справа — по черепу из Ком-Копеля (Франция) Следует при этом подчеркнуть, что раньше мустьерского времени нет никаких следов намеренного погребения человека. В более раннее время, к которому относятся костные останки питекантропа, синантропа и близких к последнему древнейших людей, не было никакой заботы о мертвецах. Отсюда видно, что ни о какой «изначальной религии» не может быть и речи; первые следы наморенного захоронения трупов людей появляются лишь спустя 500— 600 тыс. лет после начала становления человека.

Религиозные верования не «присущи человеческой природе», не «присущи человеческому мышлению», как утверждают идеалисты разных толков. Религиозные верования возникают при определённых общественных условиях, изменяются, а затем и исчезают в зависимости от изменения этих условий.

* * * Мустьерское время явилось закономерным переходным этапом от древнейшего периода истории человечества к новому периоду, ко времени первобытных матриархальных общин.

Это был период, когда происходил процесс постепенного накопления элементов нового в жизни людей, давший затем свои результаты в значительном и даже неожиданном на первый взгляд, но вполне закономерном с точки зрения материалистического понимания истории подъёме культуры последующего верхнепалеолитического времени.

–  –  –

Неандертальского человека повсюду, где найдены его останки, в верхнем палеолите сменяет человек современного типа. По строению тела и внешнему облику люди верхнего палеолита принципиально уже ничем не отличались от людей нашего времени. Особенно важно, что их руки уже были способны выполнять самые различные, в том числе весьма сложные, трудовые действия.

Их мозг, судя по строению черепа и слепкам его внутренней полости, тоже не отличался от мозга современного человека. На этом основании людей верхнего палеолита, в отличие от более древних людей, обозначают общим наименованием «разумного», т. е. мыслящего, человека (Homo sapiens). Различия между неандертальцами и людьми верхнего палеолита заключались но только в том, что теперь исчезли многие унаследованные от животного прошлого черты внешнего строения древнейших, еще только формировавшихся людей, но и в том, что произошли существенные перемены в высшей нервной деятельности человека. Люди верхнего палеолита, несомненно, мыслили неизмеримо лучше, чем неандертальцы. С появлением человека современного тина не только стали всё быстрее и быстрее нарастать темпы развития культуры, но и открылись неизвестные ранее области творческой деятельности, недоступные более древним, людям нижнего палеолита. Это был новый, огромный шаг вперёд, неразрывно связанный со значительными изменениями во всех сторонах жизни и деятельности первобытного человека, прежде всего в росте и усложнении общественных связей.

Длительность периода верхнего палеолита определяется археологами между XL и XIV тысячелетиями до н. э. Следует иметь в виду, что периодизация каменного века условна; местные отклонения иногда весьма значительны.

Вполне понятен поэтому тот большой и острый интерес, коПроисхождение торый в науке издавна вызывал вопрос о возникновении чечеловека ловека современного типа, в частности о ближайших предках современного типа Homo sapiens. Противники материалистических взглядов на происхождение современного человека от древних человекообразных обезьян и их позднейших потомков типа питекантропа, синантропа и неандертальского человека пытались противопоставить этим взглядам свою реакционную концепцию о возникновении Homo sapiens из каких-то иных существ, с самого начала обладавших будто бы чисто человеческими чертами. В качестве доказательства приводилась, например, находка коллекционера Даусона, который обнаружил в 1912 г. в Пильтдауне, неподалеку от Лондона, в графстве Суссекс, часть черепа человека и нижнюю челюсть, представляющие собой совершенно необычное и непонятное сочетание признаков человека и обезьяны. Череп имел вполне развитую мозговую коробку, а челюсть находилась в резком контрасте с ним, так как не отличалась по форме и величине от обезьяньей. Отсюда следовал вывод, что Даусон открыл остатки существа, которое имело мозг современного человека и жевательный аппарат обезьяны. Оно должно было, следовательно, питаться подобно обезьяне, а мыслить, как человек.

Сторонники взгляда о независимом происхождении современного человека от древних людей типа синантропа и неандертальца с восторгом приняли находку Даусона и назвали это новое существо «эоантропом Даусона» т. е. подлинным, по их мнению, представителем начальной поры становления человека, буквально — «зари человечества». История сенсационного открытия Даусона, однако, в 1953 г. предстала в своем подлинном виде. Оказалось, что это была подделка. К черепу человека современного типа, имевшему верхнепалеолитический облик, была присоединена нижняя челюсть современной обезьяны, намеренно окрашенная двухромокислым калием, чтобы показать её глубокую древность. Не ограничиваясь этим, фальсификатор подточил один из зубов «эоантропа».

Теория, согласно которой Homo sapiens, по крайней мере в пределах четвертичного периода, не имел каких-либо других предков, кроме полностью подобных ему людей, и тем самым оказывался вне процесса эволюции, весьма удобна для приверженцев идеи о сотворении человека богом. Она поддерживалась также в кругу некоторых зарубежных учёных, неверно истолковывавших ряд находок ашельского времени. Однако специальные исследования показали, что фрагменты черепов, давшие повод к таким толкованиям, в действительности резко отличаются от современных и в целом сближаются с неандертальскими.

Передовой наукой с полной ясностью установлено, что непосредственными предшественниками и предками людей современного типа были неандертальцы (в широком смысле слова). Доказательствами этого положения служат следующие факты.

Во-первых, не существует ни одного местонахождения, где бы останки кроманьонцев1 залегали в более древних, чем неандертальские, геологических слоях или в слоях, одновременных с теми, где были найдены неандертальцы.

Во-вторых, не известно ни одного случая, чтобы кости неандертальца были обнаружены вместе с каменными орудиями, характерными для верхнего палеолита. В-третьих, по своему физическому облику неандертальцы были более развиты, чем синантропы, но значительно более архаичны, чем кроманьонцы. Вчетвёртых, люди, сходные по многим основным признакам с неандертальцами Западной Европы, были обнаружены на огромном пространстве Восточного полушария, везде, где в силу географических условий было возможным существование и распространение палеолитического человека — в Европе, в Северной, Восточной и Южной Африке, в Передней и Средней Азии, в Юго-Восточной Термином кроманьонцы иногда условно обозначают верхнепалеолитических людей, по названию грота КроМаньон во Франции, где в 1868 г. были обнаружены под мощной толщей отложений 5 человеческих скелетов вместе с каменными орудиями и просверленными раковинами.

Азии; таким образом, неандертальцы не были какой-то местной формой, но повсеместно предшествовали кроманьонцам. В-пятых, известны и детально изучены настоящие переходные формы от неандертальца к современному человеку.

Таким образом, можно считать установленным, что человечество в целом прошло в своем развитии неандертальскую фазу.

Замечательным по яркости доказательством перехода от неандертальца к человеку современного типа явились костяки мустьерского времени, обнаруженные в палестинской пещере Эс-Схул, на горе Кармел. В них наглядно сочетаются как древние неандертальские черты, так и признаки, характерные уже для современного человека. Новые черты физического облика палестинских неандертальцев обнаруживаются прежде всего в строении черепа. Высота их черепной коробки близка к высоте черепа обычной, в среднем, для современного человека; лоб у них менее наклонный, чем обычно у неандертальцев. Затылочное отверстие, судя по одному из черепов из пещеры Эс-Схул, расположено в той же плоскости, как и у современного человека, что неразрывно связано с прямохождением. Самое же важное отличие их черепов от черепов других неандертальцев заключается в том, что здесь имеется отчётливо выраженный подбородочный выступ — характерная особенность человека современного типа, чуждая неандертальскому человеку.

Но меньшее значение, чем отмеченные особенности черепа палестинских неандертальцев, имеют с точки зрения эволюции человека и такие признаки строения его тела, как устройство позвоночника и стопы. Признаки эти сближают древних палестинцев с современным человеком и свидетельствуют, что они были значительно лучше приспособлены к прямохождению, чем другие неандертальцы. Кисти их рук тоже были ближе по своему строению к кисти современного человека, чем, например, кисть неандертальца из крымской пещеры Киик-Коба.

В целом область, где в основном протекало становление современного человека охватывала, по-видимому, достаточно обширную территорию в Средиземноморье Передней и Средней Азии, а также и Крыму и на Кавказе.

В то же самое время, по-видимому, группы древнейших людей неандертальского типа, обитавшие в менее благоприятных для взаимного контакта условиях, на далёких окраинах этой области, приняли меньшее участие в процессе становления человека современного типа, или вообще остались вне его и вымерли бесследно. Это случилось, по-видимому, с неандертальцами Южной Африки и острова Ява.

Поздние, так называемые шапелльские неандертальцы Европы не остались, по-видимому, в стороне от процесса становления современного человека. Наличие пережиточных неандерталоидных признаков в крышке черепа у верхнепалеолитического и даже более позднего населения Центральной и Восточной Европы (находки в Брно, Пржедмосте, а также находка у станции Сходня, под Москвой) показывает, что в процесс образования современного человека внесли свой вклад и европейские неандертальцы, «растворившиеся» в процессе смешения с другой группой палеолитического человечества.

О закономерности неандертальской фазы в эволюции человека свидетельствует не только повсеместное сочетание мустьерских находок с останками неандертальцев, но и наличие таких переходных памятников, как верхний слой Тешик-Таша в Узбекистане, стоянки АбриОди во Франции, пещеры на горе Кармел и на Кавказе, в мустьерских слоях которых есть уже орудия, имеющие черты близости с верхнепалеолитическими. Памятники эти показывают, как из мустьерской культуры вырастает более совершенная — верхнепалеолитическая.

Причину возникновения человека современного типа следует искать в ходе развития трудовой деятельности коллективов мустьерского времени. Это превращение было закономерным развитием существа с меньшей способностью к членораздельной речи, с менее совершенным мозгом в новое существо, организм которого был лучше приспособлен для более развитого коллективного производства и для более сложной общественной жизни. Слепки внутренней полости черепа кроманьонцев свидетельствуют о более мощном разрастании у них по сравнению с неандертальцами передних отделов лобной доли, нижнетеменной области, височной доли.

В итоге всего этого процесса возник новый вид человека, создавшего такое общество, в условиях которого оказался полностью снятым закон биологического отбора как видообразующей силы. Тип Homo sapiens остаётся в основных чертах неизменным со времени рисского оледенения до наших дней. При этом постоянстве физического тина нового человека производительные силы человеческих коллективов росли с возрастающей скоростью, изменялись и производственные отношения. Вместе с Homo sapiens мы вступаем в тот период человеческой истории, когда прогрессивное развитие человека полностью освобождается от пережитков тех законов, которые господствуют в стаде животных; это развитие начинает уже целиком осуществляться по социальным закономерностям, неизвестным в животном мире, присущим только человеческому обществу.

В период становления человека современного типа начинают формироваться и современные расы. На возникновение рас оказали влияние естественные условия жизни людей в первобытные времена, а также характерная для того периода разобщённость человеческих групп. Единству человечества как биологического вида, конечно, ни в коей мере не противоречит факт, что уже на этой ранней ступени разлития человечества сложились локальные (местные) типы. Они отличались друг от друга по ряду второстепенных и несущественных признаков — выступание носа, высота переносья, размеры и форма нёба, цвет кожи, характер волосяного покрова и др. Эти же различия лежат и в основе деления ныне живущего человечества на расы. Но мере того как биологическое приспособление к окружающим условиям в порядке естественного отбора начинало играть всё меньшую роль в жизни человека, заменяясь приспособлением природы к нуждам человечества в ходе его социальной деятельности, различия в физическом облике человека становятся все менее значительными.

Различают три большие расы человечества, начало сложения которых относят к верхнему палеолиту: 1) негроидно-австралоидную, или экваториальную, расу, к которой относятся, например, африканские негры, коренные жители Австралии, 2) европеоидную, или европейско-азиатскую, расу, к которой относится население Европы, Северной Африки, Передней Азии, Северной Индии, и 3) монголоидную, или азиатско-американскую, расу, к которой принадлежит население Китая, Центральной и Северной Азии, Юго-Восточной Азии, коронное население Америки— индейцы.

Все эти расы связаны между собой переходными, промежуточными типами. Кроме того, каждая из них подразделяется на более дробные группы, отличающиеся между собой менее заметно. Следует подчеркнуть, что в ходе исторического развития расы постоянно смешивались и что в чистом виде расы не существуют.

Расовые различия — явление второстепенное, не могущее служить аргументом против факта биологического единства всего человечества. Расовые различия не имеют никакого значения для развития общественной жизни людей и развития их культуры. Как будет видно из дальнейшею изложения, пароды, в том числе и принадлежавшие к одной и той же расе, развивались неодинаковыми темпами, по причинам, которые не имеют никакого отношения к расовым различиям.

Реакционные теории буржуазных расистов о расах, возникших будто бы вследствие того, что люди произошли от различных предков и что поэтому-де различные расы неравноценны, что «предопределяет» господствующее положение одних рас и подчиненное других, являются совершенно антинаучными выдумками, которые опровергаются всей историей человечества.

<

–  –  –

Появились разнообразные каменные орудия для разделывания туш и обработки шкур добытых животных, для изготовления деревянных и костяных изделии.

В верхнем палеолиОформление те значительно усматриархальной ложняется образ родовой общины жизни людей, развивается строй первобытной общины. Отдельные группы неандертальцев были, по всей вероятности, чужды и даже враждебны друг другу. Огромное значение для сближения разных групп должно было иметь возникновение экзогамии, т. е. запрета брачных отношений внутри рода и установление постоянной брачной связи между представителями различных родов. Установление экзогамии как общественного института, свидетельствующего о возрастающем развитии и усложнении общественных связей, можно отнести к верхнепалеолитическому времени.

Повышение производительности охоты в верхнем палеолите способствовало еще более чёткому разделению труда между мужчинами и женщинами., Одни постоянно были заняты охотой, другие, при развивавшейся относительной оседлости (в силу всё той же большей производительности охоты), больше времени проводили на стоянках, ведя всё усложнявшееся хозяйство группы. Женщины в условиях более или менее оседлой жизни изготовляли одежду различную утварь, собирали съедобные и технические растения, например употреблявшиеся для плетения приготовляли пищу.

Исключительно важно также, что именно Изделия раннеориньякского типа женщины были хозяйками в общественных (Западная Европа):

жилищах, тогда как их мужья были здесь при- 1, 2 и 4 —острия различных видов; 3, 5 и 8 — скребки; 6— угловой резец; 7 — костяной наконечник с шельцами.

расщеплённым основанием; 9 — пластина с боковыПри господстве характерного для такого ми выемками.

этапа родового строя группового брака, когда отец точно неизвестен, дети, разумеется, принадлежали женщинам, что усиливало социальную роль и влияние на общественные дела женщины-матери.

Всё это послужило основой новой формы первобытно-общинных отношений материнской родовой общины.

Прямыми указаниями на оформление материнского рода в это время являются с одной стороны, общинные жилища, а с другой — широко распространённые изображения женщин, в которых можно видеть образы женщин - родоначальниц, известных по данным фольклора, например, у эскимосов и алеутов.

На основе дальнейшего усложнения общественной жизни людей верхнего палеолита происходят и существенные перемены во всех областях их культуры: возникает уже достаточно развитое искусство, в трудовой практике человек накапливает опыт и положительные знания.

Дальнейшее прогрессивное развитие человечества выражается Основные области и в том, что теперь обнаруживаются некоторые своеобразные расселения черты культуры, характерные для населения отдельных больчеловечества ших областей.

Первая такая большая область охватывала Западную и Восточную Европу, в том числе Русскую равнину, замечательную своими палеолитическими поселениями под открытым небом. В период усиления деятельности ледников на севере Европы в последнюю, вюрмскую, или валдайскую, стадию оледенения эта область была приледниковой.

Вторая область охватывала внеледниковую зону на юге Европы, в Африке, к Передней и Средней Азии, на Кавказе и отчасти в Индии.

Третья область занимала Экваториальную и Южную Африку. Четвёртая область находилась в Восточной и Северо-Восточной Азии, в Сибири и Северном Китае.

Пятая область была расположена в Юго-Восточной Азии.

Внутри каждой из этих больших областей, охватывавших в совокупности почти всю территорию расселения тогдашнего человечества, имелись, кроме того, отдельные районы, отличавшиеся теми или иными особенностями культуры, которые, однако, в настоящее время ещё не могут быть точно установлены.

2. Верхний палеолит приледниковой области в Европе

Обзор этих областей лучше начать с первой, приледниковой Приледниковая области в Европе, памятники которой, как наиболее изученобласть в Европе ные, могут дать более полное представление о достижениях культуры верхнепалеолитического человечества.

Уже первые сведения о верхнем палеолите позволили учёным нарисовать яркую и выразительную картину жизни древних охотников Европы четвертичного времени. Выдающийся прогрессивный археолог XIX в. Мортилье разделил памятники верхнего палеолита Западной Европы на этапы: солютрейский, мадленский и азильский1, который позднее стал рассматриваться как переходный к следующему после палеолита этапу — мезолиту или даже как начало мезолита. Затем другими археологами был выделен ориньякский этап, следующий за мустьерским и предшествующий солютрейскому. Эта картина была существенно дополнена дальнейшими исследованиями в особенности исследованиями советских учёных, а также археологов Чехословакии, Польши, Румынии и Венгрии, выполнивших огромную работу на территории Восточной и Центральной Европы.

Новейшие открытия показали, что верхнепалеолитическое время начинается на востоке приледниковой Европы по геологическим масштабам очень рано, значительно раньше, чем думали прежние исследователи. Теперь установлено, что люди ранне-мустьерского времени жили на юге СССР до наступления ледников максимального, или рисского, оледенения. После того, как великий ледниковый покров рисского времени начал таять, происходят новые большие изменения в климате и географичеВсе названия даны по местам, где были найдены важнейшие памятники данного типа.

ских условиях. Уровень мирового океана повышается, море наступает на сушу. Морские отложения перекрывают мощной толщей мустьерское поселение у нынешнего Сталинграда, на Волге. На севере морские воды проникают далеко вглубь материка по долинам Онеги, Печоры и Северной Двины. Белое и Балтийское моря, по-видимому, соединяются друг с другом и отделяют Скандинавию от Европы. В Якутии море вдаётся на юг вверх по Лене и Вилюю.

Одновременно, в условиях более благоприятного тёплого климата, из своих «убежищ» на Балканах и на Северном Кавказе распространяется теплолюбивая растительность. Если сначала на освобождённых от льда пространствах росли одни елово-сосновые леса, то затем здесь широко распространяется дуб, достигший полярного круга, граб, липа и бук.

В средней части Русской равнины находилась зона широколиственных лесов. К северу от неё росли смешанные хвойно-широколиственные леса и, наконец, ещё дальше на севере, вплоть до Ледовитого океана,— хвойные леса. К югу от зоны широколиственных лесов располагалась лесостепь с дубовыми и липовыми перелесками. В таких условиях, естественно, должна была измениться и фауна. Исчезли песцы, лемминги и другие типично арктические животные, уменьшилась роль степных видов и соответственно выросла роль лесных. Однако мамонт продолжал жить на прежних местах, а вместе с ним жили и другие представители «мамонтовой фауны».

В следующий, валдайский этап оживления ледниковой деятельности сплошной массив льда был несравненно меньше по размеру. К нему вплотную примыкала зона своеобразной приледниковой растительности, состоявшей из горно-тундровых, лесных и степных видов.

Южнее находилась зона лесостепи, а за ней — обширные степные пространства.

Это было время наиболее широкого распространения «мамонтовой фауны» — мамонта, шерстистого носорога, северного оленя, песца, обского лемминга, сайги, байбака.

Таким был природный фон, на котором развёртывалась история верхнепалеоли-тического человека в приледниковой области Европы.

Первое, что привлекает внимание исследователя, это обилие костей диких животных на поселениях древнего человека. Так, в Солютре (Франция) обнаружены костяки около 10 тыс.

лошадей. В Пржедмосте (Чехословакия) вместе с костями других животных найдены останки примерно 800—1 000 мамонтов. В Амвросиевке, на Украине, открыто скопление костей, залегавших метровой толщей на площади около 200 кв. м и принадлежавших 950—1 000 бизонам. Охота, издавна бывшая основным источником существования палеолитического населения Европы и главным его занятием, должна была, конечно, совершенствоваться и улучшаться. На способы охоты указывает нередко само расположение древних стоянок. Они находятся вблизи скалистых обрывов и оврагов, в пересечённой местности, представлявшей наибольшие удобства для устройства загонов и облавной охоты.

Вместе с тем в отличие от предшествующего мустьерского Орудия труда времени теперь всё чаще и чаще встречаются наконечники копий и дротиков, изготовленные из кости.

Из кремня выделывались наконечники с боковой выемкой в основании, а также изящные крупные наконечники лавролистной формы, характерные для позднесолют-рейских поселений. Встречаются, кроме того, миниатюрные наконечники метательных стрел или дротиков, очень близкие по форме к позднейшим, относящимся уже к периоду неолита (новокаменного века). Таковы, например, найденные в верхнепалеолитических поселениях Испании наконечники с вогнутым основанием и с черешком. Миниатюрные наконечники треугольной формы с вогнутым основанием, тоже очень сходные с неолитическими, обнаружены и в нижних, наиболее древних, слоях костёнковских поселений на Дону, у Воронежа.

–  –  –

Самую яркую и вместе с тем неожиданную, с точки зрения Поселения старых представлений о палеолитическом человеке, характеи образ жизни ристику его жизни дают поселения. Исключительно важное значение в доле изучения жизни верхнепалеолитического человека имеет при этом методика раскопок его поселений, разработанная советскими археологами, поставившими целью выяснение тех сторон жизни людей ледникового времени, которые оставались меньше всего выявленными и наиболее тёмными, — их образа жизни, домостроительства и общественного уклада.

Новая методика раскопок, имевшая целью раскрыть облик поселений и жилищ древних охотников, строилась на ином, чем прежде, отношении исследователей к раскопкам культурного слоя. Если раньше в таком слое видели беспорядочное нагромождение «кухонных отбросов» и соответственно раскапывали его, то теперь было установлено, что под видимой беспорядочностью и случайным характером отвалов скрывается определённая, нередко весьма стройная, картина исчезнувших древних жилищ и целых посёлков, с характерной для них сложной жизнью, со своеобразным внутренним распорядком.

Таким образом, пришлось существенно изменить и общий взгляд на жизнь верхнепалеолитических обитателей не только Русской равнины, но и всей Европы. В людях верхнего палеолита раньше видели бродячих жалких дикарей, непрерывно передвигавшихся с места на место, не зная покоя и более или менее прочной оседлости. Теперь по-новому раскрылся и общий уклад их жизни и их общественный строй.

Особенно богатый материал для характеристики поселений палеолитического человека был обнаружен при раскопках в селе Костёнках, на Дону, вблизи Воронежа. Костёнки издавна славились обилием ископаемых костей животных, отчего село получило и своё название.

Костями гигантских животных из этих мест заинтересовался в своё время Пётр I. Но полностью значение костёнковских памятников палеолита для истории древнейшего населения Европы раскрылось только после 1917 г.

В первые же годы Советской власти здесь были обнаружены новые замечательные памятники палеолитического периода, показавшие, что этот район является единственным по богатству средоточием выдающихся памятников верхнепалеолитического времени в Восточной Европе. Исследования Академии наук СССР показали, что здесь находился ряд лагерей охотников, на месте которых и были найдены следы палеолитических кострищ, а также многочисленные изделия того же времени из кремня.

Совершенно исключительная по выразительности и масштабам картина жилища древних охотников на мамонта раскрылась, например, в одном из многочисленных костёнковских поселений — в Костёнках I. Изучая это место, археологи выяснили, что кострища, кости животных и обработанные рукой человека кремни заполняли здесь основание древнего жилища, за пределами которого находки встречались лишь изредка.

Древнее жилище, вскрытое в Костёнках I раскопками 1931—1936 гг., имело в плане овальные очертания. Длина его была 35 м, ширина — 15—16 м. Жилая площадь достигала, таким образом, размера почти 600 кв. м. При таких больших размерах жилище, естественно, не могло обогреваться одним очагом. В центре жилой площади, по длинной ее оси, тянулись симметрично расположенные, с интервалами в 2 м, очажные ямы. Очагов было 9, диаметром около 1 м каждый. Эти очаги были покрыты сверху толстым слоем костной золы и обуглившихся костей, употреблявшихся в качестве топлива. Очевидно, обитатели жилища перед тем, как оставить его, запустили свои очаги и долго не чистили их. Они оставили также и неиспользованные запасы топлива в виде костей мамонта, находившихся вблизи очагов.

Один из очагов служил при этом не для отопления, а для совершенно иной цели. В нём обжигали куски бурого железняка и сферосидерита, добывая таким образом минеральную краску — кровавик. Эта краска употреблялась жителями поселения в таком большом количестве, что слой земли, заполнявший углубление жилища, местами был сплошь окрашен в красный цвет различных оттенков.

Обнаружилась и другая характерная черта внутреннего устройства большого жилья в Костёнках I. Рядом с очагами или несколько в стороне от них были найдены крупные трубчатые кости мамонта, вертикально врытые в землю. Судя по тому, что кости были покрыты зарубками и насечками, они служили своего рода «верстаками» для древних мастеров.

Основная жилая площадка была окаймлена дополнительными помещениями— землянками, расположенными по её контуру в виде кольца. Две из них выделялись среди других своими более крупными размерами и были расположены почти симметрично по правую и левую сторону основного жилища. На полу обоих землянок замечены остатки костров, отеплявших эти помещения. Крыша землянок имела каркас из крупных костей и бивней мамонта.

Третья большая землянка находилась в противоположном, дальнем, конце жилой площадки и, очевидно, служила складочным помещением для частой туши мамонта.

Любопытным бытовым штрихом являются здесь также специальные ямки — хранилища для особо цепных вещей. В таких ямках найдены были скульптурные изображения женщин, животных, в том числе мамонта, медведя, пещерного льва, украшения из коренных зубов и клыков хищников, главным образом песца. Кроме того, в ряде случаев обнаружены были отборные кремнёвые пластины, лежавшие по несколько штук вместе, крупные наконечники отличного качества, по-видимому, намеренно скрытые в специально вырытых углублениях.

Учитывая всё это и отмечая, что статуэтки женщин были разбиты, а на полу жилища вообще оказались преимущественно малозначительные вещи, один из исследователей костёнковских стоянок— П. П. Ефименко полагает, что большое жилище Костёнок I было брошено «при чрезвычайных обстоятельствах». По его мнению, жители покинули свой дом, захватив все наиболее ценные вещи. Они оставили на мосте только то, что было заранее спрятано, в том числе статуэтки. Враги, обнаружив статуэтки женщин, разбили их, чтобы тем самым уничтожить родовых «покровителей» костёнковской общины и нанести ей ещё больший ущерб.

Раскопки в Костёнках вскрыли, таким образом, картину домашней жизни целой общины, в которую входили десятки, а может быть и сотни людей, обитавших в обширном, уже достаточно хорошо по тому времени устроенном, сложном по конструкции общем жилище. Эта сложная и вместе с тем стройная картина древнего поселения наглядно показывает, что в жизни его обитателей существовал определенный внутренний распорядок, который строился на унаследованных от предшествующих поколений традициях, на строго определённых необходимостью и обычаем правилах поведения её членов. В основе этих традиций лежал непрерывно нараставший в ходе тысячелетий опыт коллективной трудовой деятельности. Вся жизнь палеолитической общины основана была на совместном труде её членов, на их общей борьбе с природой.

Огромное костёнковское жилище не было чем-то исключительным, единственным в своем роде. Совершенно такое же большое жилище, почти полностью повторяющее костёнковское по своему устройству, было вскрыто на Авдеевской стоянке, под Курском. Очертания жилища в плане были и здесь овальными, по краям его располагались землянки; внутри находились очаги, вытянутые в одну линию вдоль длинной оси, ямки-хранилища и вкопанные вертикально в землю трубчатые кости мамонта. Находки в Авдеевском жилище по своему составу также почти полностью повторяют вещи из Костёнок.

Аналогичные большие жилища существовали и в других верхнепалеолитических поселениях, в том числе даже очень удалённых от Дона, но во многом поразительно родственных поселениям Авдеева и Костёнок.

Довольно обширное жилище такого рода было исследовано, например, за последние годы в Долни Вестонице, в Чехословакии. Жилище в Долни Вестонице имело слегка углублённое в землю основание и овальные в плане очертания площадью 19х9 м. Внутри опала находились 5 очагов, расположенных на расстоянии 1,5—2 м друг от друга. Около очагов обнаружена основная масса находок: кремнёвых отщепов, пластин и законченных орудий. Там же оказались лучшие изделия из кости и бивня мамонта, в том числе крупные острия и украшения. Найдены были также и кусочки красящего минерального вещества, очевидно, охры.

Строители •того жилища выбрали место для него на берегу небольшого ручья с чистой, прозрачной водой. Но другую сторону ручья нагромождена была масса костей животных.

На Десне под Брянском на верхнепалеолитической Тимоновской стоянке старейший советский археолог В. Л. Городцов обнаружил ещё более сложные жилища в виде четырёхугольных землянок глубиной до 3 м, в которых, как в искусственных пещерах, зимовали палеолитические общины.

Наряду с многоочажными большими жилищами существовали жилища и другого типа, меньшего размера. Если в Костёнках и Авдееве удаётся исследовать только углубленный пол жилища и его детали, то здесь, в жилищах меньшего размера, можно в какой-то степени определить детали устройства стоп, опорных конструкции в виде столбов и даже крыши. Так, например, найденные при раскопках палеолитического жилища в Гонцах, на Украине, кости мамонта не были разбросаны в беспорядке, а располагались скоплением определённой формы в виде овала длиной 4,5 м и шириной около 4 м, окаймлённого 27 черепами мамонтов.

Кроме того, по краю этой овальной площадки были вертикально вкопаны 30 лопаток мамонта. В середине лежало более 30 бивней мамонта. Черепа и лопатки мамонта были основанием стен древнего жилища, бивни, всего вероятнее, служили конструктивной основой его низкой куполообразной крыши. К числу жилищ такого рода, по-видимому, относится и землянка в Шуссенриде (Швейцария). Найденные в ней вместе с костяными мадленскими гарпунами и другими палеолитическими изделиями сотни рогов северного оленя могли служить покрытием каркаса крыши.

Широкое распространение жилищ с каркасом из костей животных относится к солютрейскому и мадленскому времени, когда на смену относительно мягкому климату риссвюрмского межледникового периода наступает новое, вюрмское похолодание. Тот же отпечаток сурового климата лежит на одежде людей позднесолютрейского и мадленского времени. Наличие многочисленных кремнёвых и костяных острий-проколок, в особенности же превосходно сделанных костяных иголок с миниатюрными отверстиями для нитей, не оставляет сомнения в том, что у людей того времени уже существовала скроенная и сшитая одежда из специально выделанных шкур. Какой была по своему виду и покрою одежда, показывает найденная к Бурети (в Сибири, на роке Ангаре) верхнепалеолитическая статуэтка, вырезанная из бивня мамонта. Вся её поверхность, кроме лица, сплошь покрыта углублениями, условно передающими меховой костюм в виде комбинезона, плотно облегающего тело. На голове статуэтки изображен капюшон, покрытый такими же ямками.

Среди палеолитических статуэток преобладают, однако, изображения не одетых, а обнажённых женских фигур. Самое большее, что у них имеется из одежды, это более или менее широкий поясок на бёдрах или что-то вроде широкого треугольного хвоста, опускающегося сзади, как это видно на известной статуэтке из Леспюг (Франция). Иногда видна как будто татуировка. Большое внимание уделялось женщинами причёске, порой весьма сложной и пышной. Волосы то падают вниз сплошной массой, то собраны концентрическими кругами.

Иной раз они расположены зигзагообразными вертикальными рядами.

Внутри своего низкого и тесного полуподземного зимнего жилища люди палеолитического времени, очевидно, пребывали обнажёнными или полуобнажёнными. Только вне жилья они появлялись в одежде из шкур и меховом капюшоне. В таком виде они и представлены в произведениях палеолитических скульпторов — в меховой одежде или нагими с одним только пояском на тело.

Палеолитические статуэтки интересны не только тем, что они правдиво передают облик людей верхнего палеолита, но и тем, что ими представлено искусство ледникового времени.

–  –  –

нию Энгельса, «как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини»1.

В труде человек развивал речь и мышление, учился воспроизводить нужные ому формы вещей по заранее выработанному плану, что и явилось основным предварительным условием творческой деятельности в области искусства. В ходе развития общественно-трудовой деятельности возникали, наконец, конкретные потребности, вызвавшие зарождение искусства, как особой сферы общественного сознания и деятельности человека.

Первое зерно искусства было посеяно, как мы видели, ещё в конце мустьерского времени.

Эти предпосылки и зачатки искусства не пропали даром. Они принесли богатые всходы, когда человек миновал неандертальскую фазу и поднялся на новую, качественно иную, более высокую ступень своего развития.

В верхнем палеолите, как мы видим, усложняется техника охотничьего хозяйства. Зарождается домостроительство, складывается новый уклад быта. В ходе вызревания родового строя крепнет и усложняется по своей структуре первобытная община. Развиваются мышление и речь. Неизмеримо расширяется умственный кругозор человека и обогащается его духовный мир. Наряду с этими общими достижениями в развитии культуры большое значение для возникновения и дальнейшего роста искусства имело и то специфически важное обстоятельство, что человек верхнего палеолита теперь стал широко использовать яркие цвета природных минеральных красок. Он овладел также новыми способами обработки мягкого камня и кости, открывшими перед ним ранее не известные возможности передачи явлений окружающей действительности в пластической форме — в скульптуре и резьбе.

Без этих предварительных условий, без этих технических достижений, рождённых непосредственной трудовой практикой но изготовлению орудий труда, не могли бы возникнуть ни живопись, ни художественная обработка кости, которыми в основном представлено известное нам искусство палеолита.

Самое замечательное и самое важное в истории первобытного искусства заключается в том, что оно с первых своих шагов пошло в основном по пути правдивой передачи действительности. Искусство верхнего палеолита, взятое в лучших его образцах, отличается удивительной верностью природе и точностью в передаче жизненно важных, наиболее существенных признаков. Уже в начальное время верхнего палеолита, в ориньякских памятниках Европы, обнаруживаются образцы правдивого рисунка и скульптуры, а также одинаковые с ними по духу пещерные росписи. Появлению их, разумеется, предшествовал определённый подготовительный период.

Глубокая архаичность наиболее ранних пещерных изображений сказывается в том, что возникновение самых древних из них, раннеориньякских, вызвано было на первый взгляд как будто случайно вспыхнувшими ассоциациями в сознании первобытного человека, заметившего сходство в очертаниях камней или скал с обликом тех или иных животных. Но уже в ориньякское время рядом с образцами архаического искусства, в которых причудливо сочетаются естественное сходство и творчество человека, были широко распространены и такие изображения, которые целиком обязаны своим появлением творческому воображению первобытных людей.

Для всех этих архаических образцов древнейшего искусства характерна резко выраженная простота формы и такая же сухость расцветки. Палеолитический человек сначала ограничивался тем, что только раскрашивал свои контурные рисунки сильными и яркими тонами минеральных красок. Это было вполне естественно в тёмных пещерах, тускло освещённых еле горящими фитилями или огнём дымного костра, где полутона были бы попросту незаметны.

Пещерные рисунки ориньякского времени представляют собой обычно фигуры зверей, выполненные только одним линейным

–  –  –

ИЗОБРАЖЕНИЕ ЛАНИ

Пещера Альтамира. Испания. Верхний палеолит быков — результат многократной пририсовки фигур, простого их накопления в течение длительного времени. Случайный характер таких сочетаний фигур подчёркивается нагромождением рисунков друг на друга. Быки, мамонты, олени и лошади беспорядочно налегают друг на друга. Более ранние рисунки перекрываются последующими, еле просвечивая под ними.

Это не результат единого творческого усилия мысли одного художника, а плоды несогласованной стихийной работы ряда поколений, связанных только традицией.

Плафон с изображением животных.

Пещера Альтамира (Испания).

Тем не менее в отдельных исключительных случаях, особенно в миниатюрных работах, в гравюрах по кости, а иногда также и в росписях пещер обнаруживаются зачатки повествовательного искусства и вместе с тем своеобразной смысловой композиции фигур. Это прежде всего групповые изображения животных, означающие стадо или табун. Возникновение подобных групповых рисунков понятно. Древний охотник постоянно имел дело со стадами быков, табунами диких лошадей, с группами мамонтов, являвшихся для него объектом коллективной охоты — загона. Именно так, в виде стада, они в ряде случаев и изображались. Такой характер имеют, например, замечательный фриз из скачущих друг за другом мохнатых горбоносых лошадок в пещере Ляско (Франция) или схематический рисунок на кости, изображающий группу диких ослов или лошадей в виде шеренги, обращённой головами к зрителю.

Сюда же относится изображение группы оленей, у которых видны одни только ветвистые рога; оно живо передаёт непосредственное впечатление «леса рогов», возникающее и в наше время при первом взгляде на табун оленей в голой чукотской тундре.

Ещё интереснее красочный рисунок из пещеры Фон-де-Гом (Франция). Слева на нём видна группа лошадей, обращённых головами в одну сторону, туда, где на одном с ними уровне стоит лев с изогнутой спиной и выгнутым хвостом, готовый к прыжку на лошадей.

Вторая такая сцена, выхваченная из глубины веков и сохранённая для нас рукой палеолитического человека, изображает мирную жизнь животных ледникового времени: спокойно и мирно идут друг за другом два оленя; впереди самка, позади виден "лень-самец с огромными широко раскинутыми рогами.

Замечательна сцена, изображённая на обломке кости, найденной в гроте Лортэ (Верхние Пиренеи). Здесь показана группа оленей, переходящих через реку. На краю обломка видны задние ноги убегающего оленя, за ним идёт другой, а позади изображён крупный олень, повернувший голову назад. Он ревёт, призывая кого-то, может быть, отставшего оленёнка. У ног оленей нарисованы рыбы.

Почему первобытный резчик поставил своей задачей рассказать именно о переходе оленей через реку, почему он подчеркнул именно тот факт, что целая группа оленей оказалась в воде, станет ясным, если вспомнить охоту арктических племен на северного оленя в недавнем прошлом. Все существование этих охотников, вся их жизнь зависели от возможности запасти достаточное количество оленьего мяса на зиму. А это было возможно только тогда, когда олени начинали свою ежегодную массовую переправу через роки. Вот здесь-то, около переправы, и поджидали оленей охотники на своих лёгких лодках. Как только олени забредали в воду, а затем, всплывая, теряли дно под Изображение оленей, плывущих через реку.

Грот Лортэ (Франция).

ногами, охотники бросались в гущу стада и кололи копьями беспомощных животных; охота длилась всё время, пока шла переправа. Так, вероятно, добывали себе пищу на зимнее время и палеолитические охотники, один из которых передал в своём рисунке столь хорошо знакомую ему сцену перехода табуна оленей через реку.

Есть в искусстве палеолита и зачатки перспективного изображения, однако, весьма своеобразного и примитивного. Как правило, животные показаны сбоку, в профиль, человек—в фас. Но имелись определённые приёмы, позволявшие оживить рисунок и ещё больше приблизить его к действительности. Так, например, тела животных иногда даются в профиль, а голова в фас, глазами к зрителю. На изображениях человека, наоборот, туловище давалось в фас, а лицо в профиль. Наблюдаются случаи, когда животное изображается спереди, схематично, но так, что видны только ноги и грудь, ветвистые оленьи рога, а задняя часть отсутствует, закрытая передней половиной тела. Совершенно необычайный приём использован на рисунке из Шанселада (Франция), изображающем бизона, или, вернее, его скелет с головой, и окружающие его с боков человекоподобные существа. Все фигуры показаны здесь сверху, с птичьего полёта, как бы распластанными на земле.

Очень рано, ещё в ориньякское время, рядом с рисунками и барельефами появляется круглая скульптура, обычно это — изображения женщин. Статуэтки обнаружены в различных поселениях верхнего палеолита приледниковой зоны на огромных её пространствах от Средиземного моря до Байкала. В числе лучших образцов таких изображений находятся всемирно известные статуэтки, найденные в Советском Союзе. Особенно замечательны по жизненной передаче форм обнажённого женского тела и выразительности две статуэтки, найденные в Костёнках.

Вместе с пластическими изображениями женщин для искусства верхнего палеолита столь же характерны одинаково верные природе скульптурные изображения животных из бивня мамонта, кости и даже глины, смешанной с костной золой. Таковы фигуры мамонта, бизонов, лошадей и других животных, в том числе хищников. Большое количество превосходных скульптурных изображений животных найдено на территории СССР.

Костёнки дали целую серию миниатюрных головок и фигур животных, вырезанных из мягкого местного камня—мергеля. Здесь ость хищники, вроде льва и медведя, есть и превосходно оформленная голова верблюда. В Мезине (Украина) найдены совершенно необычные по своеобразной стилизации фигурки хищных птиц, покрытые богатым геометрическим узором. В Мальте и Бурети (на реке Ангаре) обнаружены скульптурные фигурки водоплавающих птиц, изображённых в полёте, с длинной вытянутой вперёд шеей и массивной головой. Это, очевидно, гагары или лебеди. В Авдеевской стоянке найдены фигурки мамонтов, вырезанные из костей ступни самого мамонта. Совершенно такие же статуэтки найдены в Пржедмосте, в Чехословакии.

Если существование правдивого искусства людей ледниковой норы сейчас уже действительно не требует доказательств, то остаётся всё-таки необходимым объяснить этот первобытный реализм, обнаружить причины, породившие удивительное искусство древнекаменного века.

Само собой разумеется, что дошедшие до нас памятСкульптурная фигура женщины, ники палеолитического искусства не были результатом вырезанная из бивня мамонта «свободного» от связи с обществом художественного (фас и профиль).

творчества. Такого творчества не знает история человече- Костёнки I. Из раскопок 1952 г.

ства.

Искусство палеолита выросло на определённой социальной почве. Оно служило потребностям общества, было неразрывно связано с определённым уровнем развития производительных сил и производственных отношений. С изменением этой экономической основы изменялось общество, менялась надстройка, в том числе изменялось и искусство. Поэтому искусство палеолита ни в коем случае не может быть тождественно реалистическому искусству позднейших эпох. Оно столь же неповторимо в своём своеобразии, в своём примитивном реализме, как и вся породившая его эпоха палеолита — этого подлинного «детства человечества».

Жизненность и правдивость лучших образцов палеолитического искусства обусловлены были прежде всего особенностями трудовой жизни и выраставшего из неё мировосприятия палеолитических людей. Меткость и острота наблюдений, отражённых в образах животных, определялись повседневным трудовым опытом древних охотников, вся жизнь и благосостояние которых зависели от знания образа жизни и характера животных, от умения выследить их и овладеть ими. Такое знание мира животных было делом жизни и смерти для первобытных охотников, а проникновение в жизнь зверей являлось настолько характерной и важной частью психологии людей, что окрашивало всю их духовную культуру, начиная, судя по данным

–  –  –

рых оно значит «его род». Звери и люди, согласно тотемическим представлениям имели общих предков. Звери, если они этого хотели, могли снять свою шкуру и стать людьми. Предоставляя людям по собственной воле своё мясо, они умирали. Но если люди сберегали их кости и выполняли необходимые обряды, звери снова возвращались к жизни, «обеспечивая»

таким образом обилие пищи, благополучие первобытной общины.

Первые слабые зачатки такого первобытного культа зверя могут быть обнаружены, судя по находкам в Тешик-Таше и в альпийских пещерах, возможно, уже в конце мустьерского времени. О его развитии наглядно свидетельствуют памятники пещерного искусства верхнего палеолита, содержанием которого почти исключительно являются образы зверей: мамонтов, носорогов, быков, лошадей, оленей, хищников, вроде пещерного льва и медведя. На первом месте при этом, естественно, стоят те животные, охота на которых была главным источником пищи: копытные.

Для понимания смысла этих пещерных рисунков важны и условия, в которых они находятся. Сама по себе сохранность пещерных рисунков определяется устойчивым гигроскопическим режимом внутри пещер, изолированных также и от влияния температурных колебаний, имевших место на поверхности земли. Рисунки обычно расположены на значительном расстоянии от входа, например в Нио (Франция)— на расстоянии 800 м. Постоянная жизнь человека на таком расстоянии от входа в пещеры, в глубине, где царили вечная темнота и сырость, разумеется, была невозможна. Чтобы попасть в самые замечательные хранилища пещерного искусства, иногда и теперь приходится пробираться в тёмную глубину пещер через узкие колодцы и щели, часто ползком, даже переплывать через преграждающие дальнейший путь подземные реки и озера.

Особенно выразительны находки в глубине пещеры Монтеспан (Франция) ленных фигур животных, в том числе медведя, вокруг которых на глинистом полу уцелели покрытые сталагмитовой коркой отпечатки босых человеческих ног. Голова у изображения медведя отсутствовала, на её месте находилось лишь довольно глубокое отверстие, а между лапами лежал череп медвежонка, должно быть прикреплённый прежде к глиняной фигуре посредством деревянного стержня, вставленного в отверстие. Поразительно сходная картина открылась и пород исследователями, впервые проникшими в глубину пещеры Тюк д'Одюбер (Франция) в 1912 г. В ней оказались две выполненные из глины фигуры бизонов, а вокруг них точно так же уцелели отпечатки босых ног — мостами всей ступни, а мостами одних только пяток. Это были, должно быть, следы первобытных охотников, исполнявших какой-то обрядовый танец вокруг бизоньих фигур с целью заворожить и околдовать живых, настоящих бизонов, сделать их лёгкой добычей на охоте.

Какие мысли и чувства руководили первобытными скульпторами и живописцами древнекаменного века, не менее ясно показывают их рисунки. Здесь изображены бизоны с вонзёнными в них дротиками или гарпунами, звери, покрытые ранами, умирающие хищники, у которых из широко раскрытой пасти льётся потоком кровь. На фигурках мамонтов видны схематические рисунки, которые могут изображать ловчие ямы, служившие, как полагают некоторые исследователи, для ловли этих гигантов ледникового времени. В пещере Ляско изображены фигурки зверей, в которых торчат по 7 и по 12 дротиков. Рядом с животными нарисованы условные изображения копьеметалок, охотничьих изгородей и сетей.

О специфическом назначении пещерных рисунков свидетельствует и характерное налегание одних рисунков на другие, их многочисленность, показывающая, что изображения животных делались, по-видимому, не навсегда, а только для одного раза, для того или иного отдельного обряда. Ещё ярче это видно на небольших гладких плитках, где налегающие друг на друга рисунки часто образуют сплошную сетку пересекающихся и совершенно запутанных линий. Такие гальки, должно быть, каждый раз

–  –  –

мым от тела существом, и его имя находились в неразрывной связи, составляя одно целое.

Кукла оказывалась, таким образом, вместилищем души и представителем покойного среди живых сородичей. Неудивительно поэтому, что куклы были не только игрушками, но имели в то же самое время и значение амулетов, переходивших от матери к дочери, как залог плодовитости. Душа покойного сородича, согласно этим понятиям заключённая в кукле, переходила в тело женщины и возрождалась затем к новой жизни. Она считалась, таким образом, одновременно душой умершего родственника и душой будущего ребёнка.

Можно предположить, что палеолитические изображения женщин могли иметь в глазах людей того времени примерно такой же смысл и значение, что они тоже были изображениями умерших женщин, служили своеобразными амулетами для продолжения рода.

О развитии и характере первобытных религиозных представПогребальные лений и обрядов, складывавшихся у людей верхнего палеолиобычаи та, можно судить также и по верхнепалеолитическим погребениям. Наиболее ранние погребения верхнего палеолита обнаружены в окрестностях Ментоны (Италия); они относятся к ориньякскому времени. Люди, хоронившие своих умерших сородичей в ментонских гротах, клали их в одеждах, щедро украшенных морскими раковинами, ожерельями и браслетами из раковин, зубов животных и позвонков рыб. Из орудий при костяках в Ментоле найдены кремнёвые пластины и костяные кинжаловидные острия.

Мёртвых засыпали минеральной красной краской. Так, в пещерах Гримальди в окрестностях Ментоны найдены два костяка — юноши 15—17 лет и старухи, положенные на остывшее кострище в скорченном положении. На черепе юноши уцелели украшения от головного убора, состоявшие из четырёх рядов просверленных морских раковин. На левой руке старухи помещались браслеты из таких же раковин. Около туловища юноши находились, кроме того, кремнёвые пластины. Выше, но также ещё в ориньякском слое, лежали два детских скелета, в области таза которых найдено около тысячи просверленных ракушек, очевидно, украшавших переднюю часть одежды.

Близкие по своему характеру захоронения известны и в других местах. Среди них выделяются погребения солютрейского периода в Чехословакии — в Брно, в Пржедмосте и в Долни Вестонице.

Верхнепалеолитические погребения найдены советскими археологами как в европейской части Союза, так и в Азии. Одно такое погребение было открыто в Мальте (в Сибири). Здесь обнаружен скелет младенца, для которого устроили настоящую гробницу из плит известняка, спущенную в лёссовидный суглинок под полом древнего жилища. Две плиты ограждали костяк с боков, третья покрывала его сверху. Дно могилы покрывала красная охра. Младенец лежал на спине. На голове его помещался в виде диадемы тонкий тщательно отшлифованный обруч из мамонтовой кости, на груди — богатое ожерелье из 120 костяных бус и семи узорчатых подвесок, заканчивавшееся стилизованной фигуркой летящей птицы. На груди была и вторая фигурка птички. В области таза помещалась круглая костяная бляха с узором в виде зигзагов, изображающих змей. У ног лежал большой костяной наконечник копья, а также кремневые пластины и острие. На правой плечевой кости ребенка уцелели остатки костяного браслета. Как и все другие вещи, он был сделан из бивня мамонта. Были открыты также палеолитические погребения и в Костёнках. Вместе с одним из трупов в Костёнках было положено 70 кремнёвых пластин, в том числе скребки и проколки, а также костяная игла с ушком, лощило. В могилу положили кроме всех этих нощей крупное костяное орудие в виде лопаточки с рукояткой. Кости находились в прослойке красной охры. Сиденьем костяку служили также прослойки красной и жёлтой охры. Сверху могила была перекрыта лопаткой мамонта и костями лошади.

Верхнепалеолитические погребения показывают, что к тому времени сложился обычай хоронить умерших с украшениями и орудиями труда, которыми они пользовались при жизни, с запасами пищи, а иногда даже с материалами для изготовления орудий и вооружения. Отсюда можно сделать вывод, что в это время уже зарождаются представления о душе, а также о «стране мёртвых», где умерший будет охотиться и вести такую же жизнь, какую он вёл на этом свете.

Такие представления о «потустороннем мире» мёртвых, о «стране утра», или «земле предков», довольно единообразные в своей основе, существовали и у племён, изученных этнографами. Согласно этим представлениям смерть означала обычно простои уход души из тола человека в «мир предков». «Страна мёртвых» часто представлялась находившейся в верховьях или в низовьях той реки, где проживала данная родовая община, иногда же под землёй, в «подземном мире», или на небе, или на острове, окружённом водой. Оказавшись там, души людей добывали себе пищу охотой и рыбной ловлей, строили жилища и вели жизнь, подобную земной.

Нечто подобное этим верованиям должно было, судя по отмеченным выше археологическим памятникам, существовать и у палеолитических людей. От той эпохи такие взгляды дошли до нашего времени. Они находятся и в основе современных религий, развившихся в условиях классового общества.

Заслуживает внимания такая характерная черта верхнепалеолитических погребений, как обсыпание мёртвых в могилах кровавиком. Согласно описанным этнографами взглядам на роль красной краски в различных обрядах у многих племен недавнего времени красная краска — кровавик — должна была заменять кровь - источник жизненной силы и вместилище души. Судя по их широкому распространению и очевидной связи с охотничьим образом жизни, такие взгляды уходят в отдалённое первобытное прошлое. Это и подтверждается описанными выше археологическими данными.

Таким образом, можно сделать общий вывод, что в верхнем Условия возникновения палеолите, т. е. не ранее 50—40 тыс. лет назад, складываются первобытных верований первобытные религиозные верования.

Археологические данные, рисующие эти верования людей древнекаменного веки, наглядно подтверждают высказанное классиками марксизма положение о том, чти религия родилась на почве слабости древнейших людей, их бессилия в борьбе с природой.

Факты, изученные современной наукой, показывают, что религия «возникла в самые первобытные времена из самых невежественных, томных, первобытных представлений людей о своей собственной и об окружающей их внешней природе»1.

Религиозные верования были порождены бессилием человека перед природой, обусловленным низким уровнем развития общества и его производительных сил. Из-за ограниченности трудового опыта, в силу своей зависимости от грозных сил природы, первобытный человек не мог возвыситься до правильных представлений об окружающем мире и о самом себе. «Уже верное отражение природы — дело трудное, продукт длительной истории опыта.

Силы природы представляются первобытному человеку чем-то чуждым, таинственным, подавляющим. На известной ступени, через которую проходят все культурные народы, он осваивается с ними путем олицетворения. Именно это стремление к олицетворению создало повсюду богов...»2 Ещё в конце мустьерского времени мы видели какие-то неопределённые и слабые зачатки тех ложных фантастических представлений о человеке и об окружающей его действительности, которые лежат в основе каждой религии. Ио только в верхнем палеолите наряду с творческой фантазией развивается и пустоцвет религиозной фантастики.

Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, Госполитиздат, 1952, стр. 48.

Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, стр. 326.

ИЗОБРАЖЕНИЕ ЛОШАДЕЙ, БЫКОВ И ОЛЕНЕЙ

Пещера Ляско. Франция. Верхний палеолит В труде и в общественной жизни сознание человека развивалось и крепло, росла обобщающая сила человеческого ума, проявлялась его способность к воображению, к фантазии, без которой невозможно и творчество. Но бессилие, неизбежно сочетавшееся с невежеством, постоянно подталкивало мысль человека к отрыву от жизни, к отлёту его фантазии от действительности, к созданию таких представлений, согласно которым образы, порождённые человеческой фантазией, но только существуют в действительности, но и управляют ею, «душа» подчиняет себе тело, «духи», сверхъестественные существа — животные или люди — господствуют в природе. Эти извращённые представления мешали человеку в его деятельности, подменяли и заслоняли жизнь иллюзиями, закрепляли его бессилие.

4. Переселения палеолитических охотников

Картина жизни и культуры верхнепалеолитического человека, Особенности которую дают памятники Европы, ещё более обогащается местных культур данными, рисующими особенности отдельных групп её насеверхнепалеолитического ления и взаимоотношения между ними. При бесспорном населения единстве культуры палеолитического населения в приледниковой зоне Европы было бы неправильно полагать, что внутри этой области не было уже некоторого своеобразия культур отдельных групп её населения.

Одна большая группа палеолитического населения Европы издавна обитала и восточной Европе и отчасти в нынешней Германии. Она употребляла превосходные наконечники солютрейского типа, прототипы которых известны здесь же в виде близких по форме и технике изготовления позднемустьерских орудий. В отличие от неё -жители западной части Европы в то время ещё не пользовались солютрейской техникой; у них были свои традиционные формы каменных орудий, своя техника их изготовления.

Раскопками нижних слоев многослойных поселений в Костёнках засвидетельствована сложная картина взаимоотношений этих двух основных групп палеолитического населения Европы. Сначала в Костёнках жили палеолитические охотники, которые оставили после себя в самом нижнем, 5-м сверху, культурном слое стоянки Костёнки I очень яркие и характерные изделия из камня. На первом месте по своеобразию должны быть поставлены миниатюрные, а также довольно крупные треугольные наконечники двусторонней обработки с выемкой в основании.

Ближайшей аналогией этим наконечникам могут служить наконечники Ильской стоянки на Северном Кавказе. Можно предполагать поэтому, что раннесолютрейская (или иначе протосолютрейская) культура возникла на востоке Европы в результате развития местных более древних культур мустьерского периода.

Затем на смену протосолютрейцам сюда пришли люди с ориньякскими орудиями. Во 2-м сверху слое Костёнок I были обнаружены изделия, характерные для археологических памятников времени среднего (но не раннего) ориньяка в Западной Европе. Очень близкие находки ориньякского типа оказались и в других поселениях того же Костёнковского и более отдалённых районов. Наконец, в Костёнках опять появилась солютрейская культура, но уже на новом этапе сё развития, представленная, в частности, грандиозным общинным жилищем в Костёнках I.

Во многом сходная картина исторических событий раскрывается раскопками и Центральной Европе —в Чехословакии, а также в Германии. Так, в Чехословакии, в долине реки Ваг (в местности Мораваны Длга), была обнаружена мастерская предориньякского времени.

В ней найдены такие же, как в нижних слоях Костёнок, протосолютрейские остроконечники, обработанные с обеих сторон, в том числе миниатюрные, очень близкие по форме к более поздним, неолитическим наконечникам стрел. Сходство этих предметов с найденными в Костёнках усиливается и тем, что в обоих случаях древними мастерами верхнего палеолита использовался один и тот же материал. Как и люди, оставившие следы своей культуры в нижнем, 5-м слое Костёнок I, эти древние обитатели долины реки Ваг выделывали орудия преимущественно из галок цветного камня, а не из кремня. Позже в эти районы Центральной Европы, как и в Костёнки, проникают те же ориньякцы с характерными для их культуры орудиями средне- и позднеориньякских типов.

Отсюда следует, что исторические судьбы и культурная история населения великой Русской равнины в верхнем палеолите были особенно близки к истории древнейших обитателей Чехословакии и соседних с ней областей Центральной Европы. Ясно, что эти палеолитические племена тысячелетиями находились во взаимной связи.

О связях между палеолитическими группами и о передвижениях их нередко на весьма значительные расстояния говорят и многие другие факты, в том числе находки морских раковин средиземноморского происхождения в глубине континента, как это наблюдалось во Франции, Германии, Австрии, а также на Дону, в Костёнках.

Ещё более выразительным свидетельством и вместе с тем, Появление негроидов- может быть, прямым указанием на пути передвижения ориньгримальдийцев якских племён верхнего палеолита являются костяки людей в Европе этого времени.

Ещё в 1906 г. в одной из пещер Гримальди, вблизи Ментоны, были обнаружены два человеческих скелета — женщины и юноши. Культурный слой, в котором они были захоронены, содержал остатки ориньякской культуры. Выше залегал более поздний палеолитический слой, в котором тоже были найдены кости палеолитического человека. Несмотря на то, что эти кости были разделены всего лишь полуметровой толщей земли, они отличались друг от друга настолько резко, что нет никакого сомнения в их принадлежности двум расам палеолитического человечества. Верхние скелеты принадлежали людям кроманьонского типа с больном узким черепом, широким и коротким лицом и выдающимся вперёд «орлиным» носом. Нижние скелеты оказались совершенно иные: они обнаруживают в своём строении такие черты, которые сближают их с современными неграми и меланезийцами.

Важное значение имеет новое открытие, сделанное в 1954 г. на Верхнем Дону, в Костёнках, где на стоянке Маркина гора было найдено погребение, причём костяк, обнаруженный здесь, обладает резко выраженными негроидными признаками.

Отсюда следует, что ориньякские обитатели Костёнковского района принадлежали к древней негроидной расе, тогда как более поздние жители этих мост, судя по костяку из погребения на стоянке Костёнки II, характеризуются столь же ясно выраженными чертами людей кроманьонского типа, что и в Западной Европе.

Однако южные пришельцы не исчезли бесследно. Так же, как это было в Западной Европе, где следы древнего негроидного населения обнаруживаются в Северной Италии, Швейцарии и даже Англии в неолите, бронзовом и раннем железном веке, негроидные черты древнего населения отмечаются и на территории СССР в позднепалеолитическое время (это выяснено, например, по черепам волжского мезолита Гавриловской стоянки на Нижней Оке и на Украине). Отсюда следует, что потомки ориньякских гримальдийцев с Маркиной горы могли дожить на Волге и на Дону не только до мезолита, но жили здесь и значительно позже, почти до первого появления металла у восточноевропейских племён.

Что же было причиной сложных передвижений населения Причины древнекаменного века, охватывавших иногда целые материки?



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



Похожие работы:

«История социологии © 2003 г. Б.Л. РУБАНОВ ФИЛОСОФИЯ ЛИМИТИЗМА К.Ф. ЖАКОВА. К ВОПРОСУ ОБ ИСТОКАХ СОЦИОЛОГИИ П.А. СОРОКИНА РУБАНОВ Борис Львович аспирант Государственного университета гуманитарных наук при...»

«1. Цель и задачи дисциплины: Цель изучения дисциплины – познание причин и общих закономерностей исторического развития живой материи. Задачи дисциплины изучение проблемы происхождения жизни на Земле, выяснение причин эволюции, определение закономерностей исторического развития живой материи, исследование развития царств живой природы...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на основную образовательную программу подготовки научнопедагогических кадров в аспирантуре "Классическая филология, византийская и новогреческая филология" по направлению подготовки 45.06.01 "Языкознание и литературоведение" по предм...»

«М.Ю. Сорокина, Н.Ю. Стоюхина К БИОГРАФИИ ИСТОРИКА НИКОЛАЯ ПЕТРОВИЧА ТОЛЛЯ (1894–1985): НОВЫЕ АРХИВНЫЕ ДАННЫЕ Семинарий / Археологический институт имени Н.П. Кондакова в Праге (Чехословакия) по праву считается самым успешным международным гуманитарным проектом российской научной эмиграции 1920–30-х...»

«СОДЕРЖАНИЕ Содержание 3 ИСТОРИЯ Турицын И.В. К вопросу о характере Кавказской войны 5 Гюнтекин Наджафли Восточная политика Екатерины II и попытки создания армянского государства на Южном Кавказе (60-80-e гг. XVIII в.) 22 Рашковский А...»

«1 1. Цели освоения дисциплины Цели освоения дисциплины "Организационная психология": сформировать теоретические представления об организационной психологии как прикладной дисциплине социальной психологии, об ис...»

«СИСТЕМА МЕНЕДЖМЕНТА СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ВУЗАХ НА ОСНОВЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ ISO 26000 И IQNet SR 10 Банных Юлия Михайловна, заместитель директора по развитию и маркетингу, эксперт по сертификации систем менеджмента Представител...»

«Публичный доклад ГБОУ СОШ с углубленным изучением английского языка № 1262 имени А.Н.Островского имеет давнюю историю. Была открыта в 1937 году (тогда имела номер 628). С 1948 года носит им...»

«Казанова Джакомо История моей жизни ЛИТЕРАТУРА И ЖИЗНЬ Прославленный венецианский авантюрист, "гражданин мира", как он себя аттестовал, Джакомо Джироламо Казанова (1725–1798), чье имя...»

«ЩЕДРИНА ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ГАРАНТИЙ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ СУДЕЙ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ ВВ. Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Курск – 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Курский государственный универ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) УТВЕРЖДАЮ И.о. декана факультета...»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Среднее общеобразовательная школа №4 г.о. Кинель "Утверждена приказом ГБОУ СОШ №4 г.о. Кинель" Приказ № от "_" _ 2016 г. Директор ГБОУ СОШ №4 г.о....»

«Пояснительная записка к рабочей программе по Истории России с конца XVI в. по XVIII в. (7 класс) Программа составлена на основе федерального компонента государственного образовательного стандарта, Примерной...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ БЕРЕЗНИКОВСКАЯ ОСНОВНВЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА НА ТЕМУ: ИССЛЕДОВАНИЕ ФЛОРЫ И ФАУНЫ СЕЛЬСКОГО ПРУДА "КАРПЯТНИК"Исследовательская группа учащиеся 7 класса: Автономова Анна Чижова Дарья Руководитель: Новико...»

«ВСЕ КРАСКИ ЖИЗНИ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В МИР ЛАКРА – БЕЗГРАНИЧНЫЙ, РАЗНООБРАЗНЫЙ, КРАСОЧНЫЙ!ЛАКРА – ИСТОРИЯ ЛИДЕРА Компания ЛАКРА основана в 1996 году как компания, специализирующаяся на продаже лакокрасо...»

«САЛЬНИКОВА Наталия Валерьевна Ценностный дискурс современных СМИ Русской Православной Церкви (на материалах Уральского Федерального округа) Специальность 10.01.10 – журналистика ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор исторических наук, профес...»

«Аватков В.А. Новая идеология Турции [Электронный ресурс] // МГИМО. 18.12.2012. – Режим доступа: http://www.mgimo.ru/news/experts/document234349.phtml В.А. Аватков Новая идеология Турции 2012 год для Турции явился переломным, аккурат встраивается в текущий тренд мировой политики по победоносному возвращению на повестк...»

«Министерство образования РФ Омский государственный университет ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ второй половины XIX – начала XX вв. Планы семинарских занятий и методические указания (для студентов II курса исторического факультета) Издание Омск ОмГУ 2002 Отечественн...»

«Святослав Юрьевич Рыбас Московские против питерских. Ленинградское дело Сталина Серия "Трагедии советской истории" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6058333 Моско...»

«Уважаемые участники конкурса "Юные знатоки Урала"! Конкурс этого года посвящён нескольким 100-летним юбилеям, каждый из которых важен для истории всей нашей страны – России и региона, в котором мы живем, Урала. Вам может показаться, что для конкурса вы...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 10.05.2016 Рег. номер: 482-1 (29.04.2016) Дисциплина: ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Учебный план: 42.03.03 Издательское дело/4 года ОФО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Липская Людмила Ивановна Автор: Липская Людмила Ивановна Кафедра: Кафедра зар...»

«Бовыкин Дмитрий Юрьевич ЛЮДОВИК XVIII И ФРАНЦУЗСКИЕ РОЯЛИСТЫ ПРИ ТЕРМИДОРЕ И ДИРЕКТОРИИ (1794-1799) Раздел 07.00.00 – исторические науки Специальность 07.00.03 – всеобщая история Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Москва 2017 Оглавление Введение Глава 1. Наследники Людовика XVI § 1. Герцог...»

«Заключение Историко-философский процесс является одной из сфер действия закона отрицания отрицания. Преемственность неизменно выступает важной предпосылкой философствования и во многом определяет систем...»

«Ондар Ирина Олеговна Генезис и трансформация тувинского танца в культуре Тувы Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры (культурология) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Красноярск – 2016 Работа выполнена на кафедре философии ФГБОУ ВО "Тувинский государственный университет" Научный руководитель: доктор искусствоведения, доц...»

«Сивцова Антонина Михайловна ОРГАНИЗАЦИОННО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩИХ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ В РАБОТЕ С ДЕТЬМИ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА Специальность 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой ст...»

«RU 2 354 696 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК C12N 9/14 (2006.01) C12N 9/48 (2006.01) C12N 9/64 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИ...»

«Цветков Юрий Леонидович МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕАЛЬНОГО И ВООБРАЖАЕМОГО МИРАВ НОВЕЛЛАХ ЭДГАРА ПО И ГУГО ФОН ГОФМАНСТАЛЯ Исследуются повествовательные особенности новеллы Гофмансталя Кавалерийская история. Она обнаружива...»

«ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ МЫСЛИ В РОССИИ А.В. Малинов ОБЛАСТНИЧЕСТВО В ИСТОРИИ РУССКОЙ МЫСЛИ* В статье рассматривается областничество как самостоятельное направление в истории русской мысли. Указывается на три разновидности областни...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 111 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2013. Вып. 2 УДК 821.161.1.09-1(045) В.С. Малых ПРОБЛЕМА ГРАНИЦ ЛИЧНОСТИ В СТИХОТВОРЕНИИ Н.С. ГУМИЛЕВА "ПАМЯТЬ": ВНУТРИСИСТЕМНЫЙ ГОРИЗОНТ ПОНИМАНИЯ Анализиру...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.