WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Главная редакция: Е. М. ЖУКОВ (главный редактор), Е. С. ВАРГА, В. П. ВОЛГИН, М. Я. ГЕФТЕР, А. А. ГУБЕР, Б. М. КЕДРОВ, М. П. КИМ, С. В. КИСЕЛЁВ, Н. И. КОНРАД, Е. А. КОСМИНСКИЙ, В. В. КУРАСОВ, А. Ф. ...»

-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ВСЕМИРНАЯ

ИСТОРИЯ

В ДЕСЯТИ ТОМАХ

Главная редакция:

Е. М. ЖУКОВ (главный редактор),

Е. С. ВАРГА, В. П. ВОЛГИН, М. Я. ГЕФТЕР, А. А. ГУБЕР, Б. М. КЕДРОВ, М. П. КИМ, С. В.

КИСЕЛЁВ, Н. И. КОНРАД, Е. А. КОСМИНСКИЙ, В. В. КУРАСОВ, А. Ф. МИЛЛЕР, И. И.

МИНЦ, А. М. ПАНКРАТОВА, Б. Ф. ПОРШНЕВ, Ф. В. ПОТЁМКИН, А. Л. СИДОРОВ, С. Д.

СКАЗКИН, В. В.СТРУВЕ, М. Н. ТИХОМИРОВ, А. И. ТЮМЕНЕВ, П. Н. ФЕДОСЕЕВ, Ю. П. ФРАНЦЕВ, В. М. ХВОСТОВ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ТОМ I Под редакцией Ю. П. ФРАНЦЕВА (ответственный редактор), И. М. ДЬЯКОНОВА, Г. Ф. ИЛЬИНА, С. В. КИСЕЛЁВА, В. В. СТРУВЕ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ

ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

ОТ ГЛАВНОЙ РЕДАКЦИИ

Издаваемая Академией наук СССР десятитомная «Всемирная история» задумана как первый в марксистской исторической литературе сводный труд, освещающий путь, пройденный человечеством с древнейших времён до современной нам эпохи.

Время для создания такого труда назрело. В распоряжении историков — громадный фактический материал, накопленный в течение веков. Усилиями многих поколений ученых историческая действительность постепенно освобождалась от легенд и вымыслов, от религиозной фантастики, добросовестных заблуждений и «нарочитых искажений. Передовая историческая наука достигла значительных успехов в изучении истории отдельных стран и народов, отдельных эпох всемирной истории. И хотя в различных областях исторической науки остаётся ещё немало неразрешённых и неразработанных проблем, сейчас уже можно свести воедино, обобщить самые существенные её итоги с позиций единственно научного мировоззрения современности — марксизма-ленинизма.

Это важно не только для специалистов-историков. Интерес к прошлому всегда был связан с потребностью людей лучше разобраться в настоящем, понять причины современных им общественных явлений, предвидеть, в каком направлении они будут развиваться в будущем.

Но никогда ещё стремление осмыслить ход исторического развития не было столь острым и настойчивым, как в наше время, когда на глазах одного поколения произошли огромные перемены в жизни миллионов людей, в судьбах народов и государств. Изучение истории помогает рабочему классу и всем передовым людям мира познать действие законов общественного развития, вооружает умением правильно использовать эти объективные законы как в освободительной революционной борьбе, так и в строительстве новой, социалистической жизни. В эпоху V когда совершается величайший перелом в мировой истории — преобразование антагонистического классового общества в общество, свободное от всякой эксплуатации, в коммунистическое общество—особенно поучительно обозреть весь путь, закономерно приведший человечество к современной ступени его развития.

Вполне понятен, поэтому возросший интерес к трудам, которые дали бы изображение всемирно-исторического процесса в целом, во всём многообразии форм материального производства, социальных отношений и политической борьбы, развития идеологии и культуры.





Различные попытки создать обобщающие труды по всемирной истории или отдельным её разделам предпринимались задолго до наших дней. Не останавливаясь на первых опытах в этом направлении, начиная с древности, назовём лишь «Всемирные истории» XIX в., принадлежавшие известным немецким историкам Шлоссеру и Веберу, как и менее широкие по своему охвату работы Бокля в Англии и Дрепера в США. Политические и научные позиции этих историков были различны. Но в целом труды их отражали условия своего времени, когда буржуазия и её идеологи ещё верили в прогресс и рассматривали историю человечества как поступательное движение, хотя и сводили его по преимуществу к политическому и умственному развитию главным образом народов Европы.

В конце прошлого и начале нынешнего века характер «Всемирных историй» заметно меняется. Отчасти это вызывалось самим ростом исторического знания. Ряд крупных открытий, особенно в области археологии, раздвинул кругозор исторической науки, позволил ей проникнуть вглубь веков, восстановить облик многих давно исчезнувших цивилизаций.

Расширилась и проблематика науки; более сложной стала техника исторического исследования. Место прежних «Всемирных историй», принадлежавших перу одного автора, заняли многотомные коллективные издания 1. Написанные, как правило, крупными историкамиисследователями, эти труды с точки зрения богатства и достоверности фактического материала сохраняют во многих отношениях своё значение и по сей день. Однако на их идейном содержании уже лежит печать новой исторической эпохи — эпохи империализма, характеризующейся усилением реакции в политике и идеологии буржуазии.

Таковы, например, «Всеобщая история в монографиях», изданная В. Онкеном («Allgе-meine Gcschichte in Einzeldarstellungen», Bd. 1—46, Berlin 1879—1893); «Всеобщая история», под ред. Э. Лависса и А. Рамбо («Histoire generale du IV-me siecle a nos jours», v. 1—12, Paris 1893—1901, русский перевод в 16 томах: 1) «Всеобщая история с IV столетия до нашего времени» в 8 томах, 1897—1903 и 2) «История XIX века» в 8 томах, 1938— 1939); «Всемирная история», изданная И. Пфлугк-Гартунгом («Weltgeschichte. Die Enlwicklung der Menschheit und Ceistesleben», Bd. 1—7, Berlin 1907—1925, русский перевод в 3 томах, 1910—1911); «Народы в цивилизации», под ред. Л. Альфана и Ф. Саньяка («Peuples et civilisations. Histoire generale», v. 1—20, Paris 1927—1952); «Всеобщая история», под ред. Г. Глотца («Histoire generale». 1. Histoire ancienne. P. 1—3, Paris 1925—1938; II. Histoire du Moyen age. P. 1—4, 7—9, Paris 1928—1939); «Всемирная история», под ред. В. Гётца («Propylaen-Weltgeschichte», Bd. 1—10, Berlin 1929—1933) и др. Известная «Кембриджская история» состоит из самостоятельных серий, посвящённых древней, средневековой и новой истории в отдельности («The Cambridge ancient history», v. 1—12, 1924—1939; «The Cambridge medieval history», v. 1—8, 1924—1936; «The Cambridge modern history», v. 1—14, 1902—1912).

VI Начавшийся в это время и постепенно нарастающий кризис буржуазной историографии находит своё выражение в отходе от широких и по-своему цельных историко-философских концепций предшествующей эпохи, а затем и в прямом отказе от идеи исторической закономерности и общественного прогресса. Идеалистический взгляд на ход общественного развития, свойственный буржуазной историографии и на предшествующих этапах, всё более принимает форму откровенного субъективизма в отборе и оценке исторических фактов. «Модными» становятся различные теории, сторонники которых рассматривают историю человечества как неизменное повторение пройденного, периодическое возвращение вспять. Оживают и церковно-теологические концепции, сокрушённые идеологами самой буржуазии в эпоху её восходящего развития.

Эти тенденции современной буржуазной историографии с особенной отчётливостью выступают в изданиях, имеющих целью дать общую картину исторического развития. Показательны в этом отношении некоторые «Всемирные истории», начатые изданием в послевоенные годы. При всём различии концепций и частных выводов их объединяет прежде всего отрицание идеи поступательного развития общества и единства всемирно-исторического процесса 1, лишающее авторов этих трудов возможности дать действительное обобщение истории человечества. Самое построение новейших «Всемирных историй» является в значительной мере произвольным: выделяется какая-либо одна, причём не главная, сторона всемирноисторического процесса, последний сводится то к истории «мировых империй», то к истории «мировых цивилизаций», «мировых религий» и т. д. Другая характерная черта таких изданий—умаление роли народных масс в истории, антидемократическая тенденция противопоставления «избранного» меньшинства как «творческого» начала— инертной, «безмолвствующей» массе, либо вовсе не способной на самостоятельные действия, либо способной будто бы на одни разрушения.

Если старые буржуазные «Всемирные истории» всё же давали, хотя и далеко не полно, с очевидными и тенденциозными пропусками, историю отдельных стран и народов, то в ряде современных изданий заметно стремление подменить историю народов и стран космополитической историей отдельных, якобы наднациональных «цивилизаций», замкнутых «культурных кругов», имеющих свои особые и неизменные законы, свой «дух» и свою «судьбу».

Игнорирование внутреннего развития отдельных стран, их национальной специфики и вклада в общую культуру человечества приводит также к искажённому изображению реального взаимодействия народов и культур в их историческом прошлом. Оно подменяется искусственным и произвольным противопоставлением «морских цивилизаций» — «континентальным», Востока — Западу 2. Европоцентристские концепции буржуазной историографии, проникнутые духом колониализма, ныне выступают обычно в завуалированном виде, но суть их остаётся прежней.

См., например, вводную статью Ф. Керна к десятитомной «Всемирной истории» («Historia Mundi. Ein Handbuch der Weltgeschichte in zehn Banden», Bd 1, Bern 1952), а также предисловие к «Всеобщей истории цивилизаций», написанное редактором этого издания М. Крузе («Histoire generale des civilisations sous la directions do М. Crouzet» v I Paris 1953).

Такая концепция характерна, в частности, для труда Ж. Пиренна «Великие течения всеобщей истории»

(«Les grands courants de 1'histoire universelle», v. 1—6, Paris 1944—1955).

VII Среди многих «Всемирных историй», появившихся за последние годы на книжных рынках США и Западной Европы, есть и такие, которые стоят за гранью науки, представляя собой едва прикрытую, а подчас откровенно грубую фальсификацию фактов в угоду наиболее реакционным кругам и во вред жизненным интересам народов.

Однако реакции становится всё более трудным сохранять свои позиции в идеологии и науке капиталистических стран. Современная эпоха — это эпоха великих народных движений, глубокой революционной ломки устоев старого мира, основанного на угнетении и насилии. Новое пробивает себе дорогу во всех областях общественной жизни. Одним из важнейших фактов нашего времени является растущее влияние марксистко-ленинских идей. Во всех странах мира развивается марксистская историческая наука. Но и среди тех учёных, которые ещё далеки от марксизма, есть немало людей, честно стремящихся найти выход из кризиса буржуазной историографии, сохранить традиции добросовестного научного изучения фактов. Сама жизнь, логика борьбы прогрессивных и реакционных сил неминуемо приведёт многих из этих учёных в лагерь передовой исторической науки.

* * * Марксистская историческая наука возникла на почве, подготовленной предшествующим развитием передовой общественной мысли и исторического знания. Она опирается на научные достижения прошлого, принимает и учитывает ценные результаты, содержащиеся в конкретных исследованиях представителей современной буржуазной историографии.

В то же время марксистская историческая наука коренным образом отличается от всех направлений немарксистской историографии. Последняя даже в период своего наивысшего подъёма не шла дальше установления и систематизации фактов, освещения отдельных сторон исторического процесса и, несмотря на ряд глубоких наблюдений и верных мыслей, не могла раскрыть объективные закономерности общественного развития, которые определяют весь необычайно сложный и противоречивый ход истории, смену политических учреждений, государств, идеологий, культур.

Маркс и Энгельс впервые распространили материализм на область общественной жизни, создав цельную и законченную, творчески развивающуюся революционную теорию, способную не только объяснить мир, но и послужить орудием его преобразования. Сделанное ими величайшее открытие — материалистическое понимание истории — положило начало исторической науке в подлинном смысле этого слова, науке, исследующей историю человечества как закономерный, движимый внутренними противоречиями процесс развития общества.

Историческая наука изучает всё многообразие событий и явлений прошлого. Но она не смогла бы выделить ведущие процессы и важнейшие исторические явления, показать их взаимосвязь и взаимодействие с фактами и явлениями «вторичного», производного характера, если бы не обладала для этого объективным критерием. Такой критерий дал марксизм, выдвинув и обосновав ту великую научную истину, что основой всей истории человечества является производство материальных благ, развитие производительных сил и производственных отношений людей.

VIII Марксистская историческая наука решительно отвергает при этом вульгарный «экономический материализм», пытающийся непосредственно вывести всё развитие общества из изменения форм хозяйства, объяснить весь ход истории автоматическим действием экономических законов. Творцы марксистско-ленинской теории неизменно указывали, что объективные законы общественного развития действуют не сами по себе, в виде какого-то «фатума», «рока», тяготеющего над людьми.

В отличие от законов природы общественные законы осуществляются всецело и исключительно посредством деятельности живых людей, классов, народных масс. От самой численности масс, активно участвующих в историческом движении, от их энергии и инициативы, сознательности и организованности зависит в громадной мере ход общественного прогресса. С изменением экономического строя общества, его базиса, более или менее быстро изменяется и вся возвышающаяся над ним надстройка — государство и право, религия и мораль, общественные идеи, искусство, литература и т. д. Но идеи и политические учреждения не просто отражают развитие экономики. Надстройка — активная сила, оказывающая обратное воздействие на породившие её материальные условия жизни общества.

«Люди сами творят свою историю, но чем определяются мотивы людей и именно масс людей, чем вызываются столкновения противоречивых идей и стремлений, какова совокупность всех этих столкновений всей массы человеческих обществ, каковы объективные условия производства материальной жизни, создающие базу всей исторической деятельности людей, каков закон развития этих условий,— на все это обратил внимание Маркс и указал путь к научному изучению истории, как единого, закономерного во всей своей громадной разносторонности и противоречивости» процесса» 1.

В основе единого и закономерного исторического процесса лежит последовательная смена общественно-экономических формаций: первобытно-общинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической, составляющих главные этапы поступательного движения человечества, исторические ступени его пути к высшей, коммунистической формации, первой фазой которой является социализм.

Из признания единства и закономерности всемирно-исторического процесса вытекают и принципы его научной периодизации, принятые, в частности, в настоящем издании. Сохраняя установившееся условное деление всемирной истории на древний мир, средние века, новое и новейшее время, историки-марксисты принимают в качестве рубежей этих наиболее крупных исторических эпох такие выдающиеся события, которые особенно рельефно выражают переход от одной общественно-экономической формации к другой. Хотя такой переход ограничен на первых порах немногими странами, он знаменует собой общий перелом в ходе мировой истории: победа нового строя в передовых странах накладывает глубокий отпечаток на развитие всех остальных.

Самая длительная в истории человечества эпоха господства первобытно-общинного строя сменяется новой эпохой, когда рабовладельческий способ производства утверждается в таких его первоначальных очагах, как Египет, Двуречье, В. И. Ленин, Карл Маркс, Соч., т. 21, стр. 40—41.

IX долина Инда. Смена рабовладения феодализмом происходила в течение нескольких веков— сначала в Китае, в ряде других стран Азии и в Средиземноморье. Победа буржуазных революций в Западной Европе и Северной Америке расчистила почву для утверждения капиталистического способа производства. Исходным рубежом новейшей эпохи всемирной истории, пришедшей на смену эпохе господства капитализма, явилась победа Великой Октябрьской социалистической революции в СССР.

Такова ведущая линия всемирно-исторического процесса, отнюдь не исключающая громадного разнообразия конкретных форм и путей общественного развития в пределах каждой формации, каждой эпохи всемирной истории. Маркс отмечал, что один и тот же экономический базис, в зависимости от естественно-географических, исторических и иных условий, допускает различные вариации и типы развития. В каждую эпоху более или менее длительное время существуют пережиточные формы предшествующих формаций, а также зачатки новых общественно-экономических отношений, весьма неравномерно вызревающих в отдельных странах. Воссоздавая картину всемирной истории, нельзя не учитывать, наконец, и то, что народы, населяющие земной шар, далеко не одновременно проходили основные стадии развития общества, причём не все народы прошли через все стадии.

Эпоха господства первобытно-общинного строя охватывает самые разнообразные типы древнейших общин и племенных образований, отражающие как различные стадии этой формации, так и местные особенности её развития. Государства древности, даже во время наибольшего распространения рабовладельческих отношений, занимали сравнительно небольшую часть населённой территории. Их окружал огромный мир племен, находившихся на разных ступенях первобытно-общинного строя. Да и сами рабовладельческие отношения выступали в многообразных формах, сохраняя во многих случаях значительные пережитки родоплеменной организации. Феодальный способ производства существовал одновременно уже у значительно большего числа народов, причём целый ряд народов перешёл к феодализму, минуя рабовладельческую формацию (хотя рабство, в том или ином виде, имелось и у этих народов). Однако население целых континентов — Африки, Америки, Австралии — сохраняло и в средние века частью рабовладельческие, частью первобытно-общинные отношения. Капиталистический способ производства также не был единственным и всеобъемлющим. Почти во всех буржуазных государствах Европы существовали (а кое-где поныне существуют) более или менее значительные пережитки феодализма. В подавляющем же большинстве колониальных и полуколониальных стран в той или иной степени сохраняются феодальные и даже дофеодальные отношения. Длительное сосуществование двух общественно-экономических систем—капиталистической и социалистической—составляет характерную особенность новейшей истории.

Всемирная история—прогрессивный процесс. Её движение вперёд определяется прежде всего ростом производительных сил общества, развитием и совершенствованием орудий и средств производства. Мы говорим о «каменном веке» или «железном веке», «веке пара» и «веке электричества», о начинающемся «атомном веке», связывая с этими понятиями последовательные ступени овладения силами природы, обуздания и использования их человеческим обществом. Огромный путь X пройден человечеством с тех незапамятных времён, когда наши предки стали изготовлять первые, грубые и примитивные орудия труда, до сегодняшнего дня, когда не только в промышленности, но и в земледелии ручной труд человека всё больше заменяется мощными и совершенными машинами, когда производство уже в значительной мере основывается на электричестве, а могущество науки и техники позволяет ставить как ближайшую практическую цель — использование неисчерпаемых ресурсов атомной энергии в мирных целях.

Весь этот колоссальный прогресс техники, облегчающий человеческий труд, делающий его с каждой новой ступенью в развитии общества более производительным, сам является результатом труда людей. Во все исторические эпохи люди были и остаются величайшей производительной силой общества. Руками трудящихся созданы все чудеса цивилизации, начиная от оросительных систем древнего Востока и кончая современными заводамигигантами, мощными электростанциями, скоростными самолётами и многим другим, что ещё недавно считалось лишь плодом фантазии. Деятельность людей труда преобразила лик земли, необычайно расширила освоенную, культурную территорию земного шара, создала по существу новую географическую среду. «Поверхность земли, климат, растительность, животный мир, даже сами люди бесконечно изменились, и все это благодаря человеческой деятельности...» 1 Накопление производственных навыков и трудового опыта людей являлось на всём протяжении истории одним из главных рычагов развития общественного производства, той почвой, на которой выросла и развилась наука.

Производительные силы не существуют отдельно от общественных отношений, в которые люди вступают в процессе производства. Объективный закон развития общества требует соответствия производственных отношений характеру производительных сил.

В течение десятков тысячелетий начального этапа человеческой истории отношения между людьми, ещё беззащитными перед лицом природы, неспособными обеспечить себе в одиночку самые примитивные условия существования, определялись совместным трудом, общинной собственностью и отсутствием эксплуатации. Реакционная легенда об «изначальности» частной собственности и других институтов буржуазного общества неоспоримо опровергается всеми данными археологии и этнографии. И только на сравнительно высокой ступени первобытно-общинного строя, в результате появления более совершенных орудий производства, роста производительности и общественного разделения труда, развития обмена,— общая собственность родовой общины заменяется частной собственностью отдельных семей. Имущественное неравенство внутри древних общин, сосредоточение средств производства в руках родоплеменной знати сделали возможным существование одних людей за счёт других.

Общество раскололось на классы, на эксплуататоров и эксплуатируемых. С тех пор в течение многих веков развитие общества совершалось в форме социального антагонизма, угнетения трудящегося большинства имущим меньшинством, обладающим монополией на средства производства. Эта монополия изменяла свою форму с переходом от одной антагонистической формации к другой. Соответственно Ф. Энгельс, Диалектика природы, Госполитиздат, 1953, стр. 183.

XI менялись и формы эксплуатации, формы классового господства. Изменение в положении непосредственных производителей, трудящихся масс, в свою очередь влияло на способность общества к дальнейшему развитию производительных сил. Рабство — первая, самая грубая и жестокая форма эксплуатации, основанная на присвоении личности производителя, на принудительном труде полностью бесправных людей. Основа феодального строя — монопольная собственность феодалов или феодального государства на землю и личная зависимость крестьян от феодалов, формы и степень которой были самыми различными — от близкого к рабству крепостничества до простых оброчных обязательств и сословной неполноправности.

В отличие от раба средневековый крестьянин имел своё хозяйство, свои орудия труда и потому был более заинтересован в развитии производства—земледелия и ремесла. Капитализм нуждается в лично свободном работнике. Внеэкономическое принуждение заменяется экономическим: лишённый средств производства пролетарий вынужден «добровольно» продавать свою рабочую силу капиталисту. С превращением рабочей силы в товар, с ростом капиталистического машинного производства неизмеримо увеличиваются и размеры прибавочного продукта, а производство принимает во всё большей мере общественный характер.

Лишь на этом высоком уровне развития производительных сил создаются объективные материальные предпосылки для замены частной собственности коллективной, общенародной собственностью, для уничтожения эксплуатации и эксплуататорских классов, для утверждения новых, социалистических отношений между людьми, открывающих простор неограниченному росту производительных сил, — без антагонистических конфликтов и социальных потрясений.

Исторический прогресс совершался на протяжении веков отнюдь не прямолинейно и не безболезненно. Каждый шаг вперёд рабовладельческого, феодального и капиталистического общества оплачен неисчислимыми жертвами трудящихся масс.

В антагонистических формациях рост общественного богатства ведёт к углублению неравенства, накоплению материальных благ в руках имущего меньшинства, росту паразитического потребления господствующих классов; прогрессивный процесс общественного разделения труда порождает вместе с тем противоположность между городом и деревней, глубокий разрыв между умственным и физическим трудом; стихийное развитие производительных сил сопровождается хищнической растратой природных ресурсов. История этих обществ знала полосы застоя, задержки поступательного развития и даже временного возврата вспять, вызванного либо торжеством сил внутренней реакции, либо разрушительными последствиями захватнических войн и иноземных нашествий, либо соединением того и другого.

Социальные противоречия достигают особенной остроты в условиях капитализма — последнего из антагонистических обществ. Погоня за прибавочной стоимостью, за капиталистической прибылью — закон его развития. Погоня за прибылью является двигателем неизмеримо более быстрого по сравнению с предшествующими эпохами роста производительных сил, создания крупной машинной промышленности, развитых путей сообщения, всемирного рынка. И она же порождает экономические кризисы перепроизводства, «стихийные возмущения» производительных сил против частнособственнической оболочки, в которой происходит их развитие.

XII Победа и утверждение капитализма сопровождаются небывалым по своим масштабам разорением мелких производителей, пополняющих резервную армию труда, громадным увеличением численности обездоленных, лишённых средств существования людей. Непрерывно возрастающее накопление капиталов в руках немногих имеет своей оборотной стороной рост безработицы, абсолютного и относительного обнищания пролетариата. Неизбежными спутниками капитализма являются войны, колониальные захваты, превращение порабощённых стран в рынки сбыта, источники сырья и дешёвой рабочей силы для горстки промышленно развитых государств.

Капиталистический способ производства, утвердившийся в наиболее развитых странах Европы и Америки в конце XVIII и начале XIX в., уже к концу прошлого столетия и началу нынешнего переходит в свою последнюю, империалистическую стадию, характеризующуюся загниванием и упадком всей капиталистической системы. Громадных размеров достигла концентрация производства и капиталов. Свободная конкуренция отдельных капиталистов сменяется господством монополий, подчиняющих развитие общественного производства интересам извлечения наивысших прибылей. Усиливается обнищание пролетариата, разорение крупным капиталом средних слоев общества — крестьян, мелкой буржуазии. Увеличивается разрушительная сила экономических кризисов, растёт тяжкое бремя массовой безработицы.

«Избыточные» капиталы — избыточные лишь в условиях нищеты масс и растущего отставания земледелия от промышленности — устремляются из метрополий в колонии, в зависимые, экономически ослабленные страны, эксплуатация которых становится одним из важнейших источников обогащения финансовой олигархии. Резко возрастает неравномерность развития капитализма. Переход к империализму неизбежно ведёт поэтому к нарастанию внешней экспансии, борьбы капиталистических держав за передел мира. Столкновения сильнейших империалистических группировок, жаждущих мирового господства, втягивают человечество в кровопролитные мировые войны.

«Гигантский прогресс техники вообще, путей сообщения особенно, колоссальный рост капитала и банков сделали то, что капитализм дозрел и перезрел. Он пережил себя. Он стал реакционнейшей задержкой человеческого развития» 1.

В этом проявляется общая закономерность развития не только капиталистической, но и предшествовавших ей антагонистических формаций. Все они последовательно прошли стадию зарождения в недрах старого строя, стадию своего утверждения, подъёма и расцвета, стадию упадка, кризиса и умирания. Господствующие производственные отношения, которые в период победы и укрепления данного строя были главным двигателем производительных сил, превращаются со временем в их оковы. В этих условиях с особенной силой проявляется роль передовых классов, олицетворяющих новые, более прогрессивные производственные отношения и выступающих против реакционных классов, которые упорно отстаивают сохранение своей монополии на средства производства, своего экономического и политического господства.

Со времени появления частной собственности и эксплуатации человека человеком вся история была историей борьбы классов. Каждому из основных этапов разВ. И. Ленин, Ответ на вопросы американского журналиста. Соч., т. 29, стр. 478.

XIII вития общества соответствуют определённые типы классовых противоречий и характерные формы борьбы эксплуатируемых против эксплуататоров. В древнем обществе — это борьба рабов против рабовладельцев, борьба мелких свободных производителей против крупных землевладельцев. В феодальном обществе — это борьба крестьян против светских и духовных феодалов, борьба ремесленников и городского плебса против феодальных сеньоров и против цеховой и купеческой верхушки средневековых городов.

С возникновением капитализма на арену всемирной истории выходит новый, последовательно революционный класс, антипод буржуазии — пролетариат. Его развитие связано с самой прогрессивной формой хозяйства — крупным производством, сплачивающим и объединяющим трудящихся в таких масштабах, какие немыслимы были в прошлые исторические эпохи. По своему объективному положению пролетариат призван не только ликвидировать ту или иную конкретную форму гнёта, но и упразднить всякий гнёт; он может освободить себя, лишь освободив всё общество. Пролетариат — первый угнетённый, эксплуатируемый класс, способный стать руководителем, вождём народных масс, гегемоном революции. Эта возможность реализуется им в длительном процессе классовой борьбы, развития международного рабочего движения, в результате политического и идейного обособления от буржуазии и сплочения авангарда рабочего класса в самостоятельную политическую партию, опирающуюся на революционные идеи научного социализма.

От стихийных бунтов до сознательной, организованной в общенациональных масштабах классовой борьбы, от первых стачек до победоносной социалистической революции, от малочисленного «Союза коммунистов», созданного Марксом и Энгельсом накануне революции 1848 г., до массовых коммунистических и рабочих партий, ведущих за собой сотни миллионов людей во всём мире,— таков исторический путь борьбы пролетариата.

Классовая борьба пронизывает всю жизнь антагонистических обществ, выступая то в виде прямых столкновений классов, то в завуалированной форме, прикрытой сословными и иными делениями, облачённой в идеологические, религиозные и прочие одеяния. При всём своеобразии борьбы классов в отдельные исторические эпохи эта борьба всегда являлась в конечном счёте борьбой политической, которая неизбежно приводит в своём развитии к переходу власти из рук одного класса в руки другого класса, к коренному изменению политического, государственного строя.

Государство возникло ещё в глубокой древности, вместе с разделением общества на классы. Чтобы закрепить господствующее положение имущей верхушки, принудить большую часть общества к систематической работе на меньшую его часть, чтобы держать в подчинении рабов и непрерывно пополнять их число, прежде всего путём захватнических походов и войн, для этого нужен был постоянный аппарат власти, обладающий материальными средствами принуждения и насилия. Так развилось государство, «частью преобразуя органы родового строя, частью вытесняя их путем внедрения новых органов на их место и, наконец, полностью заменяя их настоящими органами государственной власти» 1.

Ф. Энгельс, Происхождение семьи, частной собственности и государства, Госполитиздат, 1953, стр. 111.

XIV Конкретные исторические типы и формы государства даже в пределах одной формации весьма многообразны. В зависимости от стадии развития того или иного общества, особенностей его экономического базиса, уровня классовой борьбы, исторически менявшихся внешних условий его существования претерпевал большие или меньшие изменения и политический строй данного общества.

Уже в рабовладельческую эпоху возникают такие формы государственного строя, как монархия и республика, власть аристократии и рабовладельческая демократия. При этом объективное историческое значение различных государственных форм было неодинаковым как в древности, так и в последующие эпохи. Так, в позднефеодальном обществе централизованная монархия играла прогрессивную роль в борьбе с феодальной раздроблённостью, способствуя экономической и национальной консолидации общества. Большим завоеванием капиталистической эпохи по сравнению с феодальной было появление буржуазнодемократической, парламентарной республики.

Но при всех изменениях политических форм государства его классовая суть в антагонистических обществах состояла всегда в обеспечении господства эксплуататоров. Его главная функция — держать в узде эксплуатируемых, подавлять любую их попытку добиться своего освобождения. И чем сильнее размах освободительной, революционной борьбы масс, чем явственнее признаки упадка того или иного классового общества, тем чаще прибегают господствующие классы к наиболее острым средствам государственного насилия, призванным возместить ослабление обычных приёмов и форм эксплуатации. Так было уже в древности, в периоды кризиса рабовладельческих обществ. Так было и на исходе феодальной эпохи, когда политическое господство дворянско-помещичьего класса приняло в ряде стран форму абсолютизма. Вступление капиталистического мира в его последнюю, империалистическую стадию приводит к глубоким политическим сдвигам, суть которых (при всём многообразии их проявлении) — в повороте от буржуазной демократии к реакции, в росте военнобюрократической государственной машины во всех без исключения капиталистических странах, в наступлении на демократические права трудящихся масс. Эти реакционные тенденции в одних случаях прикрываются сохранением традиционных буржуазнопарламентских институтов, в других же — в условиях крайнего обострения классовой борьбы и непосредственной угрозы для политического господства буржуазии — проявляются в прямом отказе её от «законных» форм и методов управления, в открытом установлении террористической диктатуры фашистского типа.

Весь опыт истории подтверждает коренное марксистско-ленинское положение: покончить с господством эксплуататоров можно только путём социальной революции, слома государственной машины господствующих классов и перехода политической власти в руки трудящихся.

Революция есть закономерный итог и высшая форма той непрерывной — то явной, то скрытой — борьбы угнетённых против угнетателей, которая происходит в недрах антагонистических обществ. Вызванные к жизни неодолимыми материальными, экономическими процессами, революции призваны разрешить коренной общественный конфликт — между новыми производительными силами и устаревшими производственными отношениями. Старые формы общественных отношений не отмирают сами.

XV Сломить сопротивление отживающих классов может только могучий натиск широчайших масс. «Если весь народ вздохнёт — будет буря, если весь народ топнет — будет землетрясение»,— гласит китайская пословица.

В революционные периоды, как показывает весь ход всемирной истории, человечество делает особенно быстрые шаги вперёд. В эти периоды с наибольшей силой проявляются инициатива и творческая энергия масс, в наибольшей мере сказывается историческая роль тех общественных и политических деятелей, которые выражают интересы народных масс и отчётливо понимают потребности своего времени. Даже в тех случаях, когда в силу незрелости исторических условий и слабости руководства, распылённости и несознательности масс их движение не могло одержать полной и решительной победы, оно расшатывало самые основы господствующего общественного строя и ускоряло его гибель.

Падение крупнейшего государства рабовладельческой эпохи — Римской империи — было подготовлено восстаниями рабов и колонов, которые длились с неутихающей силой два-три столетия и соединились с натиском извне, с ударами, наносимыми германскими, славянскими и другими племенами.

Крестьянские восстания и движения масс городской бедноты ослабляли феодальноабсолютистские режимы средневековья. Они подготовили и облегчили победу буржуазных революций — нидерландской XVI в., английской XVII в., французской революции конца XVIII в., в ходе которых (особенно французской революции) борьба крестьянских масс играла громадную роль. Эпоха крушения феодализма была вместе с тем эпохой крупнейших национальных движений и справедливых национальных войн, направленных против чужеземного ига. В эту эпоху завершилось складывание многих буржуазных наций и национальных государств в Европе и Америке.

Народные массы были решающей силой великих революционных и национальных движений конца XVIII и всего XIX в. Они завоевали независимость Североамериканских штатов, отстояли революционную Францию от интервенции европейских монархий. На равнинах России, в горах Испании, на полях Германии народы сокрушили империю Наполеона.

Без длительной и упорной борьбы демократических сил были бы невозможны освобождение Италии от иноземного гнёта и феодальных династий, объединение немецких земель в едином государстве. Народными массами вписаны незабываемые страницы в историю борьбы за освобождение Юго-Восточной Европы от ига османской и габсбургской империй.

Во главе движения против феодализма и национального гнёта в большинстве стран стояла тогда буржуазия — молодой, восходящий класс, ещё не боявшийся опираться на «низы».

«Нельзя быть марксистом,— писал В. И. Ленин,— не питая глубочайшего уважения к великим буржуазным революционерам, которые имели всемирно-историческое право говорить от имени буржуазных «отечеств», поднимавших десятки миллионов новых наций к цивилизованной жизни в борьбе с феодализмом» 1.

Во всех революционных переворотах, происходивших до пролетарской революции, трудящиеся выполняли главным образом задачу разрушения старого способа В. И. Ленин, Крах II Интернационала, Соч., т. 21, стр. 197.

XVI эксплуатации; плоды их борьбы, их усилий и жертв доставались в конечном счёте не им, а новым угнетателям. Это не значит, что смена открытого рабства крепостничеством, а последнего—капиталистической эксплуатацией была безразлична для трудящихся. При всей условности и ограниченности прав, приобретаемых ими в феодальном и капиталистическом обществах, эти права расширяли и облегчали возможности классовой борьбы против эксплуататоров. И если победившая, утвердившая своё политическое господство буржуазия вступает в союз с вчерашними врагами, со всеми реакционными силами против пролетариата, то последний отстаивает прогрессивные завоевания буржуазных революций, во многих случаях принуждая буржуазию претворять в жизнь провозглашённые ею антифеодальные лозунги и последовательнее осуществлять буржуазную демократию.

В антагонистических формациях угнетённые классы, отстранённые в большей или меньшей мере от политической жизни, не принимают, за исключением кратковременных периодов революционных потрясений, непосредственного и прямого участия в изменениях политической и правовой «надстройки» общества. Но эти изменения всегда имели своим самым глубоким источником сопротивление трудящихся гнёту и эксплуатации. Даже ограниченные и постепенные реформы, осуществляемые верхами, являются, как правило, побочными продуктами классовой, революционной борьбы и могут быть правильно, научно объяснены лишь с учётом этого главного фактора. Им же определяется в громадной мере и всё развитие идеологии и культуры.

Господство определённого класса — рабовладельцев, феодалов, буржуазии — в области материального производства вело и к господству в духовной жизни общества идей этого класса, которые он прямо или косвенно навязывает народу через школу и церковь, науку и искусство, а в новое время при помощи таких мощных средств воздействия, как печать, радио и т. д. Но, чтобы подчинить угнетённые классы влиянию своих идей и тем самым укрепить своё господство, имущие классы вынуждены так или иначе искать пути к сознанию масс, изыскивать более гибкие «тонкие» формы духовного порабощения народа. С этим связана, в частности, большая роль, которую играет во всех антагонистических формациях религия, закрепляющая и освящающая социальную придавленность трудящихся масс.

В обществе, основанном на эксплуатации, трудящиеся лишены элементарных условий, необходимых для развития личности, для систематического участия в научной и художественной деятельности. Важнейшие из этих условий — наличие досуга и образование — были привилегией имущих классов. Развитие науки и культуры совершалось за счёт народа, за счёт его подневольного труда.

Это не значит, однако, что духовная жизнь общества развивалась только по одному руслу, что общественное сознание и культура каждой эпохи исчерпывались господствующей идеологией. Рядом с ней и, в значительной мере, в противовес ей существовала и развивалась народная струя в культуре — в виде ли фольклора и других форм художественного творчества, в виде ли исторических преданий, религиозных «ересей», социальных утопий, в которых при всей их условности отражались собственные представления трудящихся масс о прошлом и не осознанные ещё стремления к справедливому общественному строю. Но не только эти специфические XVII формы культуры народных масс, — всё многовековое развитие духовной культуры» вплоть до самых высоких и совершенных её форм, происходило в конечном счёте на почве народных традиций, на основе созданного народом языка. То, что в народе живёт как возможность, в гении является как действительность, — говорил великий русский мыслитель В. Г.

Белинский. Лучшие творения культуры всегда отражали мысли и чувства, страдания и чаяния народных масс.

Развитие научного мышления и художественного реализма, весь прогресс культуры в целом совершался в борьбе против идеологии рабства, крепостничества, капитализма, в сложной и многообразной связи с освободительным движением и классовой борьбой, угнетённых против угнетателей, причём особенности исторического развития каждого народа порождали национальную самобытность его культуры.

Нарастание демократических и социалистических элементов в общественном сознании, сопутствовавшее в новое время развитию пролетариата, подготовило величайший революционный переворот в истории культуры и освободительной борьбы человечества — возникновение научного социализма. В условиях развитой классовой борьбы в недрах капиталистического общества определилось размежевание двух культур внутри каждой национальной культуры — социалистической культуры пролетариата, трудящихся масс, наследующих все духовные богатства, созданные человечеством, и реакционной культуры господствующих классов, которые, разрывая с народом, неизбежно разрывают связь и с прогрессивными традициями прошлого.

Если даже под гнётом рабства, крепостничества, капитализма освободительная борьба и творческая деятельность масс явились основой поступательного движения человечества, то во всей силе и полноте решающая роль народа как творца истории выступает в эпоху крушения капитализма и утверждения социалистического общественного строя.

Эту новую эру в истории человечества, подготовленную всем его предшествующим развитием, открыла Великая Октябрьская революция 1917 г. Впервые революция совершилась не только силами народа, но и для народа. Впервые после кратковременной героической эпопеи Парижской Коммуны 1871 г. прочно утвердилась диктатура пролетариата, выражающего интересы широчайших трудящихся масс. Вместе с Октябрьской революцией родился новый тип государства, основанный на самом активном, открытом и непосредственном участии простых людей — рабочих и крестьян — в управлении страной, в решении государственных дел. Лишь благодаря Советам, отмечал В.И. Ленин, удалось в России то, что не удавалось ни в одной из европейских революций: народ выдвинул и дал опору подлинно народному правительству.

В отличие от буржуазных революций, которые завершались взятием власти, для пролетарской революции переход власти в руки рабочего класса является лишь началом целой полосы коренных общественных преобразований. Обобществление основных средств производства и превращение их в собственность народа, конфискация помещичьих земель и передача их в безвозмездное пользование крестьянства заложили прочную основу строительства новой, социалистической экономики СССР. Только на этой основе оказалось возможным осуществление в невиданно коротXVIII кие сроки гигантской программы индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства. Только на путях социализма удалось ликвидировать вековую отсталость дореволюционной России, отстоять независимость страны в условиях капиталистического окружения, экономической блокады и вооружённых нашествий империалистических государств.

Социализм принёс народам Советского Союза избавление от кризисов и безработицы. В социалистическом обществе в корне меняется объективная цель производства, направляемого отныне на максимальное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей людей. Изменение экономического базиса общества ведёт за собой и изменение его классовой структуры: ликвидацию эксплуататорских классов и причин, порождающих их, превращение пролетариата и крестьянства в новые по своему положению в производстве, по своему политическому и духовному облику классы социалистического общества.

Ещё в конце XIX—начале XX в. В. И. Ленин, развивая идеи основоположников научного коммунизма, раскрыл историческую роль союза рабочего класса и крестьянства — великой общественной силы, которая способна сломить сильнейшее сопротивление отживающих классов и обеспечить простор для развития производительных сил общества. Россия была первой страной, где возник и укрепился союз двух самых больших классов современного общества. Закалённый в революционных боях, в процессе социалистического строительства, в суровых испытаниях Великой Отечественной войны союз рабочего класса и крестьянства является основой прочности и незыблемости советского строя.

Одним из важнейших исторических результатов пролетарской революции является решение национального вопроса. На месте царской империи — «тюрьмы народов» — возник добровольный союз наций и народностей, объединившихся на равных началах в едином социалистическом государстве. Советское государство, решительно и безоговорочно отменив все национальные привилегии и ограничения, последовательно осуществляло политику ликвидации фактического неравенства наций, преодоления экономической и культурной отсталости многих угнетавшихся царизмом народов России, превращения их в передовые, социалистические нации. Победа советской национальной политики есть вместе с тем торжество идеологии дружбы народов, воплощение в жизнь принципов пролетарского интернационализма.

Социалистическая революция кладёт конец монополии имущего меньшинства на знания и пользование благами культуры, открывает возможность для развития на самой широкой основе подлинно народной культуры, продолжающей лучшие национальные традиции и обогащающей их новым идейным содержанием. Морально-политическое единство советского общества воплощается в единстве цели—построении коммунизма, в единстве марксистсколенинского научного мировоззрения, которым руководствуется Коммунистическая партия — ведущая, направляющая сила общества, его коллективный разум и концентрированная воля. Возглавляемые Коммунистической партией, неразрывно связанной с массами и опирающейся на них, трудящиеся образуют при социализме монолитную силу, способную преодолевать любые трудности, совершать величайшие исторические деяния.

XIX Весь исторический путь, пройденный Советской страной, воочию доказал, что новый экономический и политический строй — социализм — является лучшей формой внутренней организации современного общества.

Самое существование Советского Союза, его опыт и пример оказывают глубочайшее воздействие на весь ход новейшей истории, облегчая и ускоряя освобождение трудящихся масс в странах капитала, ликвидацию бесчеловечного колониального гнета, утверждение национальной и государственной независимости порабощённых империализмом стран.

Объективный ход истории таков, что раздираемая внутренними противоречиями и межимпериалистскими конфликтами капиталистическая система уже не в состоянии сохранить своё былое господство: капитализм, вступивший в полосу своего общего кризиса, перестал быть с 1917 г. единой и всеобъемлющей общественной системой. Рядом с ним развивается и укрепляется молодая социалистическая система. Народно-демократические революции, победившие после второй мировой войны в ряде стран Европы и Азии, изменили картину мира. Теперь уже вместо одного изолированного социалистического государства, прокладывавшего ещё не изведанные пути в истории, существует могучий лагерь социализма, объединяющий более трети человечества. Одним из величайших факторов современной истории является превращение 600-миллионного Китая из полуколониальной и полуфеодальной, экономически зависимой, раздроблённой страны в единое народное государство, успешно идущее вперёд по пути социалистического прогресса. Жизнь подтверждает на каждом шагу одно из коренных положений ленинизма: все нации неизбежно придут к социализму, причём каждая из них внесёт своеобразие в конкретные формы диктатуры пролетариата, формы социалистической демократии, в темпы социалистических преобразований разных сторон общественной жизни.

С исторической вышки середины XX в. яснее видны пути и тенденции развития всемирной истории предшествующих эпох, их закономерная и преемственная связь с современностью. Достижения передовой науки позволяют в новом свете рассмотреть историю многих народов, которые буржуазная историография обычно игнорирует или рассматривает лишь как объект политики великих держав.

В наши дни, когда многие народы Азии, создатели таких древнейших культур, как китайская и индийская, вновь обрели возможность самостоятельного государственного существования, возможность развивать свои прогрессивные национальные традиции, особенно нелепыми выглядят басни о «вековом сне» стран Востока, которые якобы вообще не имели истории в собственном смысле слова. Место экзотического Востока, рассматриваемого буржуазной историографией как антипод Запада, должен занять в исторических трудах реальный Восток со всем своеобразием развития отдельных стран и народов, с их огромной ролью в различные эпохи всемирной истории, в том числе и в новое и в новейшее время. Не менее очевидна необходимость широкого и углублённого изучения истории народов Латинской Америки и народов Африки.

Объективное изображение правильной картины всемирной истории невозможно без раскрытия места в ней славянских народов, истории их многовековой освободительной борьбы и богатой самобытной культуры.

XX Односторонность подавляющего большинства буржуазных «Всемирных историй» проявляется, в частности, в недооценке или ложном освещении роли России. Эта роль была достаточно велика и в прошлые эпохи всемирной истории. Но особенно выросла она в конце XIX— начале XX в., когда в Россию передвинулся центр мирового революционного движения, центр творческого марксизма, поднятого гением Ленина на новую, высшую ступень.

Под знаком русской революции 1905— 1007гг.—первой народной революции эпохи империализма,—революции, оказавшей громадное влияние на рабочее движение Европы и освободительную борьбу народов Азии,—начался новый, XX век. Тот объективный факт, что именно Россия явилась первой в истории страной, где совершилась победоносная социалистическая революция, страной, спасшей в годы смертельной схватки с фашизмом европейскую и мировую цивилизацию, обязывает вскрыть исторические корни и предпосылки этих величайших событий, наложивших печать на судьбы всех народов мира.

Общей тенденцией исторического развития человечества является нарастание взаимосвязи народов и стран. Даже первобытные общины при всей их обособленности не были абсолютно изолированы. На первых порах связи между ними носили случайный, спорадический характер, но постепенно приобретали форму более или менее регулярных сношений. В рабовладельческую и феодальную эпохи хозяйственные и культурные связи значительно расширяются. Караванная и морская торговля соединяла между собой подчас самые отдалённые страны и народы. Но разобщённость их была всё ещё очень велика. Лишь развитие капитализма придало производству и обмену международный характер, породив мировой рынок и международное разделение труда. В этом смысле всемирная история — не только общий, закономерный процесс развития человечества, но и результат этого процесса.

Судьбы отдельных народов тесно переплетены и зависят друг от друга. Изучение истории, особенно нового и новейшего времени, невозможно без учёта всё возрастающего значения международных отношений, рассматриваемых не в узко-дипломатическом плане, а в неразрывной связи с коренными экономическими и социально-политическими проблемами.

В антагонистических формациях рост взаимосвязей народов и стран носил глубоко противоречивый и в громадной мере насильственный характер. Древние цивилизации были созданы трудом не только народных масс самих рабовладельческих государств, но и соседних племён и народов, служивших неисчерпаемым резервуаром живой силы—рабов. На протяжении многих тысячелетий неэквивалентная торговля между странами, находящимися на разных ступенях экономического развития, представляла собой форму перекачки накопленного труда, нередко переходившую в открытый грабёж. Насилием держались рабовладельческие и феодальные империи, представлявшие собой, как правило, неустойчивые объединения, конгломераты множества народов и племён, стремившихся сбросить иго угнетателей и отстоять своё самостоятельное существование. При капитализме экономическое сближение различных стран и континентов, рост мирового разделения труда принимают форму жестокого колониального гнёта, эксплуатации слабых и зависимых стран, обрекающей на отсталость и замедленное развитие значительную часть человечества.

XXI Социалистический строй открывает возможности политического и хозяйственного, идейного и культурного сближения всех народов — больших и малых, на принципиально иной, равноправной основе. Всестороннее сотрудничество и взаимная помощь народов Советской страны, характер экономических, политических и культурных отношений между СССР и другими странами лагеря социализма свидетельствуют о возникновении совершенно новых, высших форм взаимосвязи между народами.

Социалистическим государствам по самой природе их присуща и новая внешняя политика, основанная на уважении национальной независимости и суверенитета всех народов и стран, на ленинском принципе мирного сосуществования и экономического соревнования различных общественных систем. Этой политике неизменно следует Советская власть, начиная с её первого исторического декрета о мире. Активная и последовательная политика мира, которую ведут в сложных послевоенных условиях Советский Союз, Китайская Народная Республика, весь социалистический лагерь, выражает волю народов, поднявшихся на борьбу за мир во всём мире.

Историческим лозунгом нашего времени стали знаменитые слова И. В. Сталина: «Мир будет сохранён и упрочен, если народы возьмут дело сохранения мира в свои руки и будут отстаивать его до конца» 1.

Главный итог всего исторического пути, пройденного человеческим обществом, состоит в том, что в переживаемую нами эпоху оно располагает всеми объективными условиями для того, чтобы покончить навсегда с эксплуатацией, нищетой, социальным и национальным неравенством, с войнами и вооружёнными конфликтами между государствами и народами, чтобы обеспечить каждому человеку и каждому народу, пне зависимости от цвета кожи, географических и иных условий, возможность пользоваться всеми благами современной цивилизации. Созрели и могучие общественные силы, способные осуществить эти великие задачи. Народы Земли уже иступили в новую эру, по отношению к которой все предшествующие эпохи могут быть названы предысторией человечества.

* * * Предлагаемая вниманию читателей «Всемирная история» состоит из десяти томов: первые два посвящены истории первобытного общества и древнего мира (до IV—V вв. н. э.), III и IV тома — истории средних веков (V в.— середина XVII в.), V, VI и VII тома — новой истории

- (от английской революции XVII в. до Великой Октябрьской социалистической революции), и, наконец, последние три тома охватывают события новейшей истории — вплоть до окончания второй мировой войны.

Данное издание является результатом работы большого коллектива советских учёных — сотрудников исторических институтов Академии наук СССР и других научных учреждений страны, профессоров и преподавателей высших учебных заведений.

Авторский коллектив стремился отразить достижения советской и передовой зарубежной исторической науки. Настоящий труд не претендует на исчерпывающую И. В. Сталин, Беседа с корреспондентом «Правды», Госполитиздат, 1951, стр. 14.

XXII полноту и окончательность выводов по всем проблемам всемирной истории. Наличие в науке различных точек зрения по отдельным ещё спорным вопросам в наиболее важных случаях специально оговаривается в тексте.

Из огромного числа многообразных исторических фактов в томах «Всемирной истории»

освещены наиболее важные, позволяющие дать цельную картину всемирно-исторического процесса в рамках данной эпохи с учётом своеобразия этого процесса в отдельных странах.

Авторы и редакторы настоящего издания хорошо сознают всю сложность и трудность этой задачи, решения которой нельзя достигнуть сразу и в полной мере.

Коллектив составителей «Всемирной истории» выражает глубокую признательность многочисленным представителям советской научной общественности, нашим коллегам — учёным Китая и других стран народной демократии, ценные критические замечания и советы которых учтены при подготовке настоящего издания.

Главная редакция «Всемирной истории» надеется, что выход данного труда будет способствовать распространению исторических знаний и расширению международных научных и культурных связей, послужит благородному делу борьбы за мир, демократию и социализм.

XXIIIТОМ I ВВЕДЕНИЕ К ПЕРВОМУ ТОМУ

В первом томе «Всемирной истории» освещается древнейшая история человечества: возникновение первобытно-общинного строя, господствовавшего на протяжении многих тысячелетий, смена этой первой общественно-экономической формации рабовладельческим строем, возникающим сначала в немногих странах, тогда как большинство человечества ещё продолжало жить в условиях первобытно-общинного строя, история рабовладельческих обществ и первобытных племён до середины I тысячелетия до н. э.

К эпохам, рассматриваемым в этом томе, восходят первые успехи человека в борьбе с природой, истоки культуры и цивилизации. Без изучения этих ранних эпох человеческой истории невозможно выяснить закономерности развития общества, нельзя составить правильное представление о пути прогрессивного развития человечества, понять историю современных народов.

События истории человечества, происходившие в глубине веков, восстанавливаются усилиями поколений учёных-историков. Значительное место здесь принадлежит археологии, изучающей материальные памятники древности. Огромное значение имеют успехи филологии, этнографии и многих других общественных наук.

Начало изучению древней истории человечества было положено ещё в эпоху Возрождения, на заре капиталистического развития Европы. Передовые мыслители того времени, борясь с мёртвой схоластикой и религиозной идеологией средневековья, противопоставляли им культурное наследие античности, забытое и искажённое в средние века. Появился живой интерес к памятникам древности: разыскивались рукописи древних авторов, заступ археолога стал добывать из-под земли древние статуи, откапывать остатки зданий, памятники различных видов искусства.

В XVIII в. трудами мыслителей и учёных-просветителей представления о древнейших ступенях развития общества были значительно расширены. Ряд замечательных идей и догадок, высказанных в ту пору, получил затем подтверждение в открытиях последующего, XIX в., когда вместе со значительным прогрессом в области естествознания и других наук, в тесной связи с успехами научного, материалистического мировоззрения развивается и изучение древности.

Далеко шагнула вперёд археология. Учёные обнаружили каменные орудия древнейшего человека, жившего сотни тысяч лет назад. Труды Мортилье и других передовых учёных доказали беспочвенность церковной легенды о «сотворении» человека 6 тыс. лет назад и воссоздали картину каменного века в истории человечества. Идеи Дарвина, доказавшего единство и прогрессивное развитие органического мира, получили блестящее подтверждение в находке голландским учёным Э. Дюбуа останков предка современного человека — питекантропа (обезьяночеловека), стоявшего ещё на грани животного и человеческого мира.

В течение XIX и первой половины XX в. археологические исследования охватывают почти все страны мира. Открытие китайским учёным Пэй Вэнь-чжуном останков синантропа — древнейшего человека, занимавшего следующую после питекантропа ступень в развитии человека как биологического вида,— открытия выдающегося русского археолога В. А. Городцова, раскопки советских учёных в Средней Азии и Закавказье, на Украине и в глубине Сибири, обнаружившие замечательные культуры древних предков народов Советского Союза,—всё это вместе с многочисленными данными археологических исследований во всех странах мира составляет ту основу, на которой может быть воссоздана ныне история первобытного общества.

Неоценимую роль в изучении общественного строя людей в эпоху, от которой не сохранилось письменных памятников, сыграла также этнография, открытия и труды таких выдающихся учёных, как Морган, Миклухо-Маклай и многие другие.

С каждым новым шагом науки выяснялся тот вклад в человеческую культуру, который внесли народы глубокой древности. В этом отношении XIX в. положил начало целой полосе блестящих открытий. В начале века впервые были составлены научные описания древних храмов и гробниц, развалины которых до сих пор возвышаются в Египте. В 40-х годах начались раскопки городов древней Ассирии, в 90-х годах была открыта культура шумеров — древнейшего известного нам населения долины Тигра и Евфрата. Несколько ранее энтузиасту древней истории Шлиману удалось в Малой Азии и Греции обнаружить остатки прославленных в греческих сказаниях городов Трои и Микен; начало XX в. ознаменовалось открытием древней культуры на острове Крит. Советскими исследователями открыты очаги древнейшей цивилизации в Средней Азии и Закавказье. С тех пор археологические открытия в области древнейших обществ Востока и Средиземноморья следуют одно за другим.

Но история древнейших государств не могла бы быть исследована без расшифровки древних, забытых последующими поколениями письмен, а также без изучения древних языков человечества. Гениальное открытие французского учёного Шампольона дало возможность разгадать тайну древнеегипетской письменности и положило начало изучению языка древних египтян; к середине XIX в. усилиями ряда ученых была прочитана древняя письменность народов Передней Азии — клинопись — и заложены основы для изучения их языков;

в XX в. чешский учёный Грозный истолковал язык древних хеттов; уже в наши дни усилиями многих учёных, и в том числе болгарского учёного Георгиева и особенно английских учёных Вентриса и Чэдвика, наука подошла к разгадке письмен эгейской цивилизации; ряд советских и зарубежных учёных сделал доступным понимание языка древнейшего государства, являвшегося частью территории нашей Родины,—Урарту. Усилиями главным образом китайских учёных изучаются древнейшие письмена, из которых развилось современное письмо китайского народа. В Китае, а также в Индии успешно ведутся исследования по древнейшей истории этих стран.

Лучшие традиции передовой русской и мировой науки в области изучения древности усвоены и продолжены на новой основе советскими учёными. В Академии наук СССР, академиях союзных республик, в университетах, институтах и музеях Москвы, Ленинграда и других городов Советского Союза изучаются языки, письменность, история и культура древнего мира, в особенности древняя история народов нашей страны. Ведутся археологические исследования, охватившие огромную территорию и давшие ряд ценных результатов в самых различных областях.

Сейчас, пожалуй, как никогда в прошлом, перед историками открыта возможность использования многообразных письменных и археологических источников для воссоздания картины древнейших этапов истории.

Первые значительные попытки дать обобщённую историю древнейших цивилизаций на основе новых данных археологии и филологии относятся к концу XIX и началу XX в. (труды французского учёного Г. Масперо, немецкого учёного Э. Мейера, русского учёного Б. А. Тураева и др.). Однако эти труды, основанные на изучении большого материала источников, освещали факты в духе ненаучного, идеалистического мировоззрения. Авторы их не сумели дать правильный ответ на коренные вопросы истории древнего мира, не смогли раскрыть природу его социально-экономического строя, характер господствовавших общественных отношений, которые определяли весь ход развития отдельных обществ, несмотря на многообразие форм этого развития, различия в политическом устройстве, формах идеологии и т. д.

Если в прошлом, в период своего подъёма, буржуазная историография сделала существенный шаг вперёд в понимании древнейших ступеней развития общества, то современная буржуазная историография, несмотря на наличие целого ряда частных достижений и открытий, испытывает глубочайший кризис. Он проявляется прежде всего в отказе многих буржуазных учёных от идеи общественного прогресса, причинной обусловленности исторических явлений, от идеи закономерности исторического развития.

История древнего мира изображается реакционными авторами как хаотическая смена отдельных обществ, вызванная отчасти случайными обстоятельствами, отчасти проявлениями некоего «духа», носителем которого объявляются определённые народы и расы. Некоторые «теоретики» приписывают при этом ведущую роль в древней истории передвижениям этнических масс, приводящим к поочерёдному господству то одной, то другой расы: одним из них будто бы искони присуща идея развития, другим — в особенности восточным народам — якобы присуща идея неподвижности, покорности судьбе и предержащим властям; одни расы будто бы способны к развитию, другие — не способны. Одно из реакционнейших, фашистских учений — так называемая «геополитика» — утверждает, что характер общественного строя зависит от взаимодействия «духа», якобы свойственного определённым расам, с присущим каждой данной расе «жизненным пространством».

Такое извращённое понимание истории в корне противоречит историческим фактам. Исторические данные свидетельствуют, что внешние особенности человека — цвет кожи, форма лица и головы, состав крови и т. п.— не играют и не могут играть никакой роли в общественном развитии. Одни и те же расы и народы, в зависимости от различных условий, могут находиться и на более низком и на более высоком уровне развития, причём низшие формы общественного развития сменяются высшими. При равных условиях люди различных рас и языков могут достигнуть и достигают равного уровня общественного развития. История неопровержимо свидетельствует о том, что нет народов от природы передовых и отсталых.

Другие проводники реакционных взглядов, отрицая всякие исторические закономерности, пытаются установить лишь беспорядочную смену неких «общественных типов» или «моделей» общества. Многие проповедуют при этом концепцию кругообразного, вечно повторяющегося хода исторического процесса («теорию цикличности»).

Все эти теории, далёкие от науки и чуждые ей, стремятся изгнать всякое представление о поступательном и прогрессивном историческом процессе. Они ведут вместе с тем к разрушению истории как науки.

Употребляя такие термины, как «рабство», «феодализм», реакционные социологи и историки вкладывают в них внеисторическое содержание. Так, феодализмом объявляется всякая государственная раздроблённость, в особенности если она сочетается с иерархией власти;

всякая предпринимательская деятельность, независимо от её экономического содержания, объявляется капитализмом. Согласно таким представлениям, восточное общество неподвижно и в нём господствует извечный феодализм; товарное и даже натуральное рабовладельческое хозяйство Греции и Рима,—хотя и то и другое не было и не могло быть в тех условиях основано на системе эксплуатации наёмного труда,—рассматриваются как капиталистические; древневосточные царские и храмовые хозяйства (с их сложной системой учёта труда и довольствия работников и жесточайшей эксплуатацией рабов) объявляются «государственно-капиталистическими».

Антинаучный характер и классовая направленность подобного рода аналогий очевидна. Модернизируя явления и отношения древнего общества, подгоняя их под условия современного буржуазного общества, реакционно настроенные историки стремятся доказать извечность капиталистических отношений, а подбором тенденциозно истолкованных фактов древней истории пытаются оправдать современную империалистическую политику, изображая её «вечной» и «неустранимой».

Подлинно научное исследование древней истории возможно лишь при условии преодоления различных реакционных учений. Только исторический материализм — мировоззрение, которым вооружена передовая наука современности, даёт нам возможность составить общую картину поступательного хода истории, раскрыть объективные закономерности развития общества, начиная с древнейших времён.

Основоположники исторического материализма проявляли глубокий интерес к древнейшим эпохам всемирной истории — времени, когда складывалось человеческое общество, формировались общественные связи и отношения между людьми в процессе производства.

Проблемы происхождения частной собственности, классов, государства впервые получили научное освещение в трудах классиков марксизма-ленинизма. Данная ими характеристика основных черт и экономических законов развития первобытно-общинного и рабовладельческого строя является той теоретической основой, на которой усилиями передовых учёных ведётся творческая разработка конкретной истории древнейших обществ. Подвести некоторые итоги этой работе — задача настоящего труда коллектива советских историков.

* * * История всего человечества начинается периодом господства первобытно-общинного строя. Это была общественно-экономическая формация, через которую прошли все народы мира. Освещению (при помощи археологического материала) важнейших этапов развития первобытного общества в разных местах земного шара посвящены первая часть этого тома, а также главы по истории племён Европы и Азии в остальных частях тома.

Передовая наука доказала, что специфической особенностью человеческого общества является производство орудий труда. В процессе трудовой деятельности человек всё больше удалялся от животного мира. Рука постепенно становилась основным рабочим органом, изменялась форма черепа, увеличивался объём мозга. В труде складывались общественные отношения, развивались мыслительные способности человека, возникло важнейшее средство общения между людьми — речь.

С самого начала человек жил в коллективе, спаянном направленной к общей пользе трудовой деятельностью. Чтобы добыть пропитание, нужен был совместный труд многих людей. Одиночный человек был бы бессилен перед природой. Именно коллективность позволила человеку пройти через труднейшие испытания и не только сохраниться как биологическому виду, но и создать основу для дальнейшего развития культуры, всё в большей мере обеспечивавшего человеку возможность господствовать над природой.

Основой первобытно-общинного строя была коллективная собственность на средства производства. В общей собственности той или иной первобытной группы людей находилась определённая производственная территория, орудия производства, хозяйственная утварь, жилища и т. п. Продукты производства, и, прежде всего пищевые продукты, распределялись между всеми членами данного коллектива. Кроме того, существовали в известном объёме личное владение и собственность на оружие, украшения, одежду и некоторые другие предметы. Для первобытно-общинного строя характерно отсутствие классов, отсутствие угнетения человека человеком, отсутствие государства.

Это была эпоха необычайных трудностей в борьбе с природой. Легенда об этом периоде как «золотом веке» сложилась у многих народов в условиях классового, эксплуататорского общества, когда забылись жестокие условия жизни первобытного человека и сохранились лишь смутные воспоминания о той эпохе истории, когда не было угнетения человека человеком, люди трудились для общества, управление осуществлялось представителями самого общества, а суровая дисциплина поддерживалась в интересах всего коллектива в целом.

В тяжелейшей борьбе с природой закладывались в пору первобытно-общинного строя первые камни в фундамент человеческой цивилизации. Усложнялись и совершенствовались орудия труда — от дубин и грубо оббитых кусков камня к луку и стрелам, к шлифованным каменным топорам, к изделиям из кости и, наконец, к использованию металлов. С развитием производства орудий возникли и совершенствовались жилища, а также одежда. В труде человек открывал всё новые и новые свойства материалов, познавал и ставил себе на службу силы природы; особенно важную роль сыграло освоение способов получения огня. Постепенно от собирательства—пассивного использования того, что даёт природа,—люди переходили к выращиванию полезных для человека растений—к земледелию; таким же образом на базе охоты человек переходил к приручению, а затем к одомашниванию и разведению животных — к скотоводству.

По мере роста производительных сил и усложнения производственной жизни усложняются и формы человеческих коллективов. В них упорядочиваются брачные отношения; в среде первобытной общины возникает известное разделение труда между мужчинами-охотниками и женщинами-собирательницами. Коллектив принимает характер родовой общины, основанной на общей собственности на средства производства. Члены этой общины были связаны между собой кровным родством по материнской линии (материнский род); женщина играла не менее важную роль в производственной жизни, чем мужчина, и её общественное положение было не ниже общественного положения мужчины.

В ходе исторического развития возникает и новая форма общности людей — племя, внутри которого родовые общины были основными общественными и производственными ячейками. Эти племена управлялись совместно старейшинами родов, из числа которых избирались и племенные вожди.

Первоначально разделение труда среди членов родовой общины имело место только по возрасту и полу. Но постепенно, в особенности по мере развития более сложных форм земледелия, а также более широкого распространения скотоводства, намечается специализация уже целых общин и племён, в первую очередь именно в области либо земледелия, либо скотоводства, бывших в те времена наиболее прогрессивными формами хозяйственной жизни. Развивается обмен между племенами. В новых условиях мужской труд начинает преобладать над женским. Матриархальная община, материнский род сменяется общиной патриархальной, отцовским родом.

Одной из важнейших проблем, изучению которой на исторических материалах древности посвящён этот том, является проблема возникновения эксплуатации, возникновения классового антагонистического общества, в котором массе угнетённых противостоит кучка угнетателей.

Памятники, в большом числе найденные археологами, позволяют показать, как с применением металла и с усовершенствованием орудий растёт производительность труда. Человек становится способным производить прибавочный продукт, т. е. нечто сверх того, что минимально необходимо для его существования и воспроизводства. Это явилось материальной предпосылкой для возникновения в тех общественных условиях эксплуатации человека человеком. Если до этого люди, захваченные в плен во время межплеменных столкновений, чаще всего убивались и лишь иногда принимались в племя и входили в родовые общины, то теперь стало возможным обращать их в рабов.

Огромной важности изменения происходят в этот период внутри первобытной общины.

Хотя коллективность в борьбе с природой остаётся необходимым условием существования человеческого общества, труд отдельной семьи приобретает все большее значение. Старые внутриобщинные связи слабеют. Родовая община сменяется теперь сельской (соседской) общиной, основанной не на родстве, а на территориальной общности и только отчасти основанной на коллективной собственности: хотя земля, лес и вода ещё оставались общими, но орудия труда и скот перешли в частную собственность патриархальной семьи. В сельской общине коллективный труд не играет уже прежней роли. Возникает и развивается имущественное неравенство — не только между членами одной и той же общины, но и между отдельными общинами, чему особенно способствует развитие обмена. Выделяющаяся верхушка племени постепенно овладевает органами общинного управления, ставит себе их на службу и начинает распоряжаться в своих интересах находящимися в коллективной собственности средствами производства (в той мере, в какой коллективная собственность ещё сохраняется) и военнопленными. Стремление к накоплению богатств способствует возникновению грабительских набегов и войн.

Однако коллективный характер управления общиной ещё не исчезает: народное собрание воинов, т. е. всех взрослых мужчин в общине, наряду с советом старейшин играет важную роль.

Это так называемая «военная демократия». Народное собрание обычно ещё может назначать и смещать племенных вождей, хотя они избираются теперь почти исключительно в пределах одного определённого знатного рода. С течением времени, однако, всё большая часть добычи, захватываемой во время походов, достаётся военному вождю и верхушке знати, руководившим военными действиями, а сами военные вожди всё в большей мере опираются на дружину — группу воинов, получающих большую долю в добыче. В распоряжении нарождающихся господствующих слоев общества оказывается теперь и военная сила.

Члены общины больше уже не являются равными. Среди массы свободных тружеников выделяются владельцы рабов. Во всё большем масштабе применяется рабский труд, а верхушка общества стремится эксплуатировать и труд своих соплеменников.

Эпоха господства первобытного, доклассового общества кончается. С той поры ход истории определяется борьбой классов—борьбой эксплуатируемых против эксплуататоров. Различие классов во всяком антагонистическом обществе определяется господствующей формой собственности на средства производства. «Классы,— писал В. И. Ленин,— это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» 1.

Весь путь развития человеческого общества до возникновения классов был пройден более чем за 600 тысячелетий. Каждое новое достижение в производстве давалось с огромным трудом, было результатом накапливавшегося многими тысячелетиями опыта, но оно открывало в свою очередь новые возможности для прогресса общественного труда. Следствием этого было нараставшее убыстрение темпов развития человечества. Темп развития классовых обществ был несравненно более быстрым, чем темп развития первобытного общества.

* * * Классовое общество зародилось сначала в Египте, в долине Евфрата и Тигра (конец IV — начало III тысячелетия до н. э.), затем в Индии, в Китае, в странах Средиземноморья (середина III—середина II тысячелетия до н. э.). Вторая, третья и четвёртая части настоящего тома в основном посвящены древней истории этих обществ и истории возникновения других рабовладельческих обществ и государств.

В основе первой формы классового общества — рабовладельческого строя — лежало деление общества на рабов и рабовладельцев. Раб был человеком, лишённым средств производства, насильственно принуждаемым к работе на других; он сам был собственностью другого. Только на очень низком уровне развития производительных сил могла возникнуть такая форма эксплуатации, особенностью которой была полная власть эксплуататора над личностью непосредственного производителя материальных благ, не заинтересованного в результатах своего труда.

Рабовладельческая эксплуатация характеризуется самыми жестокими методами принуждения раба, доводимого работой до полного истощения. Раб был «говорящим орудием», обречённым на непосильный труд, животное существование, раннюю смерть.

Если рабство было первой известной истории формой эксплуатации, формой классового гнёта, то рабовладельческое государство явилось первым историческим типом государства.

Оно возникло на основе рабовладения, для его закрепления и увековечения.

«Лишь когда появилась первая форма деления общества на классы, когда появилось рабство, когда можно было известному классу людей, сосредоточившись на самых грубых формах земледельческого труда, производить некоторый излишек, когда этот излишек не абсолютно был необходим для самого нищенского существования раба и попадал в руки рабовладельца, когда, таким образом, упрочилось существование этого класса рабовладельцев, и чтобы оно упрочилось, необходимо было, чтобы явилось государство» 2.

При всём многообразии форм политического устройства в древности суть их была одна.

Удержание в узде рабов и всего эксплуатируемого большинства общества,—такова была основная функция государств древности, осуществлявшаяся прежде всего методами насилия и при помощи материальных средств насилия—вооруженной силы, суда, карательных органов.

Второй функцией, неразрывно связанной с первой, была борьба за завоевание территорий у соседних рабовладельческих государств или оборона своей территории от их нападений, постоянные захваты новых и новых пленников, обращаемых в рабство, особенно из среды племён, сохранявших еще первобытно-общинный строй, наконец, грабёж материальных ценностей — в виде военных трофеев, дани и т. д.

Без постоянных войн не было бы притока рабов. Именно со времени возникновения рабовладельческого строя спутником истории человечества стали захватнические В. И. Ленин, Великий почин, Соч., т. 29, стр. 388.

В. И. Ленин, О государстве, Соч., т. 29. стр. 441.

войны, которые развязывают эксплуататорские классы в своих корыстных интересах. Захватническая война являлась неизменным орудием внешней политики рабовладельческих государств.

Свойственные развитому рабовладельческому строю формы эксплуатации и политического господства выработались не сразу. На раннем этапе развития рабовладельческого общества общее число рабов было значительно меньшим, чем число свободных. Однако рабовладельческие отношения уже определяли лицо общества, ибо в первую очередь собственность на рабов позволяла племенной знати возвыситься над остальной массой свободных и она же определяла весь характер производственных отношений, всю общественную структуру. Даже власть главы патриархальной семьи над её членами в это время по своему характеру мало чем отличалась от власти рабовладельца над рабами.

Рабовладельческий строй вырастал в недрах старого, первобытно-общинного, используя некоторые его обычаи, порядки, учреждения, наполняя их новым, классовым содержанием и приспосабливая к интересам эксплуататоров-рабовладельцев. Отношения рабства облекались подчас в «традиционные» скрытые формы, такие, как использование труда сородичей, «помощь» обедневшим сообщинникам, которые получали пропитание за тяжёлый, изнурительный труд на владельца средств производства и т. п. Развитие рабства протекало при этом в весьма разнообразных формах, нередко отличных от классических форм рабства, сложившихся позднее в Греции и Риме (античный мир).

Рабовладельческая знать, используя экономическое превосходство и опираясь на силу оружия, стремилась захватить в свою пользу весь прибавочный труд, создаваемый обществом. Значительная часть этого прибавочного продукта в виде поборов и налогов, шедших на нужды класса рабовладельцев и его государственного аппарата, взималась с рядовых свободных; повинности, выросшие из общественных работ, также выполнялись уже главным образом на пользу класса рабовладельцев и его государственного аппарата. В условиях растущего имущественного и общественного неравенства некоторые свободные общинники теряли свои средства производства и попадали в зависимость от крупных рабовладельцев. Такие люди стояли близко к рабам и их хозяева всячески стремились уничтожить всякую грань, отделявшую их от рабов.

В тех странах, где пережитки первобытно-общинных отношений (в первую очередь община) по различным причинам оказывались более прочными, они сдерживали развитие рабовладельческих отношений и замедляли исторический процесс. И, наоборот, там, где разложение первобытно-общинного строя происходило быстро и радикально, там и развитие рабовладельческих отношений происходило более быстрыми темпами.

На основе изучения конкретного исторического материала можно выделить две наиболее типичные формы сельской общины, существовавшие в рабовладельческом обществе. Первая из них стоит ещё близко к общине первобытной. В ней собственность на землю и воду, как основные средства производства, принадлежит только всей общине. Такая община представляет собой целиком или частично самоуправляющийся коллектив, имеющий должностных лиц и налагающий на своих членов определённые обязанности по выполнению работ на нужды общины в целом (например, оросительных, осушительных, строительных, работ по вырубке лесов, охране полей и т. п.). Такая община обычно называется «восточной» или «индийской», но это название условно, так как существовала она не только в странах Востока и тем более не только в Индии.

Необходимость в поддержании коллективным трудом различных (в особенности оросительных) сооружений делала здесь общину более устойчивой, консервативной, открывала широкие возможности для превращения общинных повинностей в форму эксплуатации трудящихся масс рабовладельческой верхушкой и рабовладельческим государством. В этих условиях община становилась, по известному выражению Маркса, основой восточного деспотизма.

Там, где коллективный труд рано перестал играть столь значительную роль в производстве—в связи с особенностями хозяйственной жизни, более интенсивным развитием частной собственности на средства производства и с несравненно большим развитием рабства,— там мы встречаем другую, «античную» форму общины. Члены её уже становятся частными собственниками, но обычно лишь принадлежность к общине даёт им право иметь собственность на землю. Общинная собственность на резервный земельный фонд, выгоны и т. п. отделена здесь от частной пахотной земли. Член общины здесь несёт более ограниченные обязанности перед общиной, а общинные должностные лица очень рано теряют свои прежние функции. С развитием ремесла и торговли отдельные общины в ряде случаев сселяются вместе, образуя городскую или «гражданскую» общину.

Как это было отмечено в отношении «восточной» общины, существование «античной»

общины также не ограничено какой-либо строго определённой территорией древнего мира.

Раб, естественно, ни в каком случае не являлся членом общины.

Поскольку на ранних этапах рабовладельческого общества рабский труд не служил цели производства товаров, а был рассчитан на удовлетворение потребностей хозяйства самого рабовладельца, рабство на первых порах было главным образом домашним и при этом «патриархальным», т. е. сплетённым с некоторыми остатками первобытно-общинного строя. Рабы являлись составной частью семейного хозяйства. Однако наряду с домашним хозяйством рабовладельцев уже очень рано возникают и крупные хозяйства царей, храмов и т. п. И здесь рабство не направлено на производство товаров.

С ростом производительных сил и усложнением экономической жизни рабовладельческие хозяйства всё более производят продукт, который может идти на обмен, и сами начинают испытывать нужду в продуктах, которые они не в состоянии производить. Это приводит к росту обмена и развитию товарно-денежных отношений. Важнейшее значение имел тот факт, что сами непосредственные производители — рабы стали продаваться и покупаться, как товар. В рабовладельческих странах появляются деньги, представляющие собой всеобщий товар, при помощи которого оценивают все другие товары и который служит средством при обмене.

Развитие ремесла и обмена является основой возникновения городов, становящихся постепенно ремесленными и торговыми центрами. Рабовладельческое общество тем самым положило начало отделению города от деревни и возникновению противоположности между ними.

Развитие товарно-денежных отношений ведёт к усилению имущественного неравенства, к скоплению денег у отдельных лиц и созданию ростовщического капитала; широко распространяется эксплуатация своих же соотечественников путём обращения их в рабство за неоплатные долги. Это обостряет борьбу не только между рабами и рабовладельцами, но и между свободными, ослабляя силы рабовладельческого государства. Впервые этот процесс наблюдается в ряде стран древнего Востока ещё во II тысячелетии до н. э. В первой же половине I тысячелетия до н. э. в Ассирии, Вавилонии, Китае возникают уже крупные рабовладельческие хозяйства, производящие товары; существование этих хозяйств сочетается с наличием долгового рабства и со всё большим закабалением свободных тружеников.

Иначе протекал этот процесс в Греции, затем в Италии и некоторых других странах.

Упорное сопротивление массы свободных, их полная драматизма борьба против родовой знати рано привели здесь к ликвидации долгового рабства, что сделало более устойчивыми и жизнеспособными мелкие хозяйства и создало, в свою очередь, условия для дальнейшего распространения вширь рабовладельческих отношений. При этом с ослаблением роли ростовщического капитала свободные средства во всё большей мере переключались в сферу производства товаров, и поэтому всё более могли развиваться рабовладельческие хозяйства, рассчитанные именно на товарное производство.

Рабство приобретает теперь массовый и обнажённый характер, оно теряет окончательно свою патриархальную оболочку; эксплуатация становится всё более безудержной; вместе с тем обостряются и все противоречия рабовладельческого строя.

Основное социальное противоречие рабовладельческого общества — антагонизм между рабами и рабовладельцами. Неустанная борьба рабов против своих угнетателей протекает то в скрытой форме пассивного сопротивления, то всё чаще и чаще в виде открытых восстаний.

При всей тенденциозности письменных памятников древности, отражавших идеологию и политические взгляды господствующего класса, некоторые из наиболее крупных восстаний того времени всё же нашли отражение в дошедших до нас памятниках. Историк располагает, таким образом, важными источниками, позволяющими восстановить картину древнейших форм борьбы угнетённых против угнетателей. Эта борьба и была движущей силой всей истории рабовладельческих обществ.

Между крайними полюсами общества на самых различных ступенях общественной лестницы располагалась масса свободных тружеников. Последняя, представлявшая собой остаток массы первобытных общинников, постоянно распадалась, причём большая часть её превращалась в рабов, а меньшая — в рабовладельцев. Борьба свободных тружеников против рабовладельцев, стремившихся к их порабощению, имела важнейшее значение для хода исторического развития рабовладельческого общества на всём протяжении его истории. Важным фактором, без учёта которого не могут быть поняты ни история самих рабовладельческих обществ, ни их отношения с внешним миром, была борьба против порабощения, которую вели племена, служившие постоянным объектом войн и захватнических экспедиций, организуемых господствующим классом рабовладельческих государств.

Внутри самого господствующего класса рабовладельцев имелись разнообразные группы, нередко боровшиеся за власть: родовая знать, военно-служилая знать, купцы и ростовщики;

между ними происходила непрерывная борьба за долю прибавочного продукта, получаемого в результате безжалостной эксплуатации рабов. Рабовладельцы боролись между собой и за то, чтобы захватить большую долю при ограблении свободных тружеников.

По мере общественного развития рабский труд всё больше становился препятствием для технического прогресса, который в течение тысячелетий не пошёл дальше применения примитивных ручных орудий. Основной двигательной силой оставалась физическая сила людей и скота. На раба, ненавидевшего свой труд, совершенно не заинтересованного в развитии хозяйства своего господина, можно было возлагать выполнение только простейших работ. Для развития производства становится со временем необходимым работник, обеспечивающий большую производительность труда. А между тем рабство там, где оно становилось господствующим, превращало всякий труд в «рабскую деятельность» — занятие, считавшееся позорным для свободных членов рабовладельческого общества. Производственные отношения рабовладельческого общества уже более не соответствовали уровню развития производительных сил. Выходом из этого глубочайшего противоречия могло быть лишь крушение изжившего себя рабовладельческого строя, революционный переход к более прогрессивному — феодальному способу производства.

Таков закономерный итог длительного, многовекового развития древних рабовладельческих обществ. В тот период, которому посвящён настоящий том, рабовладельческий строй ещё не исчерпал тех возможностей, которые он предоставлял для развития общества, его материальной и духовной культуры, его политической и иных надстроек.

Господствующий класс уже в период рабовладельческой формации старался удержать угнетённых в подчинении не только грубой силой, но прибегал и к различным формам идеологического воздействия. Особо важную роль в этом играла религия. Религиозные верования, возникшие ещё в период первобытно-общинного строя и бывшие с самого начала фантастическим отражением бессилия человека в борьбе с могущественной природой, после создания классового общества всё более становятся фантастическим отражением приниженного положения угнетённых перед лицом угнетателей; изменяясь с переменой в общественных условиях, религиозные представления и верования становятся орудием духовного порабощения трудящихся.

Несмотря на чрезвычайное разнообразие религий, всем им было присуще общее: освящение рабовладельческого государственного строя и царской власти, проповедь покорности перед силами природы и могуществом угнетателей, угроза не только земными, но и небесными карами всем непокорным. Поэтому господствующий класс не жалел средств на возведение и содержание храмов, а служители культа уже в древнейших государствах играли огромную роль. Храмы являлись также средоточием всех знаний, которыми жречество пользовалось для защиты существовавшей системы угнетения. Массы находились в состоянии темноты и невежества. Рабовладельческий строй породил противоположность между физическим и умственным трудом и создал идеалистические учения, освящавшие этот разрыв.

Однако всё передовое и свободомыслящее, пробивавшееся в науке, литературе и искусстве, уже в те далёкие времена выступало против суеверий, сковывавших творческую силу человека. Борьба материализма против религии, идеализма, мистики зарождается в рабовладельческом обществе, породившем культуру, которая легла в основу дальнейшего развития человечества. Рабовладельческая эпоха создала письменность и алфавит, которым пользуется значительная часть человечества. К эпохам, освещаемым в этом томе, восходит начало художественной литературы, величественные памятники которой до сих пор сохранили своё значение. К этому времени относятся первые памятники политической и философской мысли, ряд достижений в области точных наук, например геометрии, замечательные произведения искусства, в том числе архитектуры.

Несмотря на невероятную тяжесть угнетения, которому подвергались трудящиеся, на жестокость отношений между людьми, рабовладельческий строй был закономерной и в то время прогрессивной по сравнению с первобытно-общинным строем стадией в развитии человеческого общества.

Изучая историю этих давно минувших времён, мы должны быть благодарны людям труда, в величайших страданиях создавшим основы современной культуры человечества.

* * * Передовой исторической наукой, успешно развивающейся в Советском Союзе, Китайской Народной Республике, во всех странах народной демократии и нашедшей горячих сторонников и видных представителей в капиталистических странах, восстановлены основные черты древнейших этапов истории человечества. Однако не все важные проблемы ещё изучены с одинаковой глубиной. Источники по древнейшей истории сравнительно скудны и исключительно трудны для изучения. По ряду мало разработанных вопросов существуют различные точки зрения, и не все из выдвигаемых в этом томе «Всемирной истории» положений по отдельным вопросам являются окончательными или же вполне бесспорными. При подготовке этого тома авторский коллектив и редакционная коллегия стремились правильно отразить результаты разработки проблем древнейшей истории, достигнутые в настоящее время передовой исторической наукой.

Авторы и редакторы надеются, что их труд вызовет к жизни новые исследования, побудит к разработке новых проблем, которые ставит перед исторической наукой изучение древнейших эпох развития человеческого общества.

Текст тома написан: гл. I, II и III (разделы 1, 2 и 4) — А. П. Окладниковым, гл. III (раздел 3) —С. В. Киселевым; вводный раздел ко II части—И. М. Дьяконовым и Г. Ф. Ильиным;

гл. IV (кроме раздела 1) и V — Ю. Я. Перепёлкиным, гл. VI и VII —В. В. Струве, гл. VIII — С. В. Киселёвым (раздел 1 и частично 2) и А. П. Окладниковым (частично раздел 2 и весь раздел 3); вводный раздел к III части—И. М. Дьяконовым и Г. Ф. Ильиным, гл. IX— Ю. Я. Перепёлкиным, гл. Х —В. В. Струве (разделы 1, 2, 3 и 5) и И. М. Дьяконовым (раздел 4), гл. XI — И. М. Дьяконовым, гл. XII—Ю. Я. Перепёлкиным, гл. XIII и XIV—В. В. Струве, гл. XV—Я. А. Ленцманом, гл. XVI—Г. Ф. Ильиным, гл. XVII—Л. И. Думаном, гл. XVIII— С. В. Киселевым; вводный раздел к IV части—И. М. Дьяконовым, гл. XIX—В. В. Струве (разделы 2, 4, 5, 6) и О. В. Кудрявцевым (раздел 1), гл. XX — И. М. Дьяконовым (разделы 1 и

3) и О. В. Кудрявцевым (раздел 2), гл. XXI и XXII—И. М. Дьяконовым, гл. XXIII— Ю. Я. Перепёлкиным (разделы 1, 3, 4) и И. С. Кацнельсоном (раздел 2), гл. XXIV — В. В. Струве, гл. XXV — Г. Ф. Ильиным, гл. XXVI — Л. И. Думаном, гл. XXVII — Н. Н. Залесским (раздел 2), гл. XXVIII —Я. А. Ленцманом и гл. XXIX —Д. П. Каллистовым.

Помимо этого, в ряде глав привлечены материалы, представленные И. М. Дьяконовым (в гл. XIII, раздел 4, гл. XIV, раздел 2, гл. XIX, раздел 3 и др.), В. П. Зубовым и М. А. Лифшицем (в гл. XXIX, раздел 5), И. С. Кацнельсоном (в гл. XV), Ю. К. Колосовской (в гл. XXVII, раздел 1), Я. Я. Рогинским (в гл. II, раздел 1). Текст разделов, не указанных выше, написан редколлегией тома. В главах по истории Египта, написанных Ю. Я. Перепёлкиным, редколлегия сочла нужным внести дополнение в части общих выводов и некоторых частных характеристик.

Подбор иллюстраций и карт осуществлён под руководством Т. В. Степугиной. Карты составлены по эскизам И. М. Дьяконова (страны Передней Азии), И. С. Кацнельсона (Египет и область Эгейского моря) и А. П. Левандовского (Греция), а в остальных случаях — по эскизам авторов глав. Краткий перечень важнейшей литературы составлен Т. Н. Савельевой и авторами глав.

Редакционная коллегия выражает благодарность всем специалистам, многочисленные замечания и предложения которых были учтены при подготовке текста к печати.

–  –  –

Э поха формирования и развития первобытно-общинных отношений имеет огромное значение в истории человечества. Она начинается с выделения человека из мира животных. На протяжении этой эпохи были заложены основы всего дальнейшего развития материальной и духовной культуры человеческого общества.

«Эта «седая древность» при всех обстоятельствах останется для всех будущих поколений необычайно интересной эпохой, потому что она образует основу всего позднейшего более высокого развития, потому что она имеет своим исходным пунктом выделение человека из животного царства, а своим содержанием — преодоление таких трудностей, которые никогда уже не встретятся будущим ассоциированным людям» 2,— писал об эпохе первобытнообщинного строя Фридрих Энгельс.

1. Происхождение человека

Процесс формирования человека и развития первобытно-общинного строя состоит из ряда последовательных этапов.

В. И. Ленин в своём произведении «Государство и революция», говоря о первоначальных стадиях человеческого развития, упоминает о «стаде обезьян, берущих Слово «палеолит» происходит от двух древнегреческих слов: «палайос» — древний и «литос» — камень Ф. Энгельс, Анти-Дюринг, Госполитиздат, 1953, стр. 109.

палки», о «первобытных людях» и о «людях, объединенных в клановые общества» (родовые общины) 1. Эти определения приняты советской наукой для обозначения трёх различных последовательно сменявшихся этапов эволюции человека и становления общества.

Первые два этапа являются временем выделения наших древнейших предков из мира животных. Они стали вследствие этого и поворотным пунктом в истории нашей планеты, открыв длительный, тяжёлый и сложный, но великий путь развития труда и общества, который шёл от бессилия перед природой ко всё возрастающей власти человека над ней.

Чтобы полнее представить ход событий на этих первых этапах истории человека, а также и на всём протяжении первобытной истории, необходимо прежде всего иметь в виду ту естественно-географическую обстановку, те события в истории земного шара, на фоне которых происходили изменения в жизни наших отдалённых предков, во многом тесно связанные с изменениями в окружавшей их природе.

Как известно, история Земли делится на четыре эры: архейскую, палеозойскую, мезозойскую и кайнозойскую. Последняя эра продолжается и в настоящее время. Каждая из этих эр делится в свою очередь на ряд периодов. Только во второй половине архейской («первоначальной») эры, продолжавшейся около 1 1/2 млрд. лет, на земле возникает жизнь, сначала в виде простейших организмов, затем водорослей, губок, кишечнополостных, моллюсков, кольчатых червей. Иногда время появления жизни на земле выделяют в особую эру — протерозойскую (эру «ранней жизни»). В палеозойской эре (эре «древней жизни»), продолжавшейся около 325 млн. лет, появляются рыбы, насекомые, земноводные, пресмыкающиеся, а также наземные споровые растения. Мезозойская эра (эра «средней жизни»), продолжавшаяся около 115 млн. лет, явилась временем развития исполинских пресмыкающихся. Кайнозойская эра (эра «новой жизни», время господства млекопитающих) делится на два больших периода: третичный и четвертичный.

Третичный период по сравнению со всей историей человека Ближайшие предки длился чрезвычайно долго. Начался он около 70 млн. и зачеловека кончился примерно 1 млн. лет тому назад. Значение третичного периода в истории Земли, особенно ее животного и растительного мира, очень велико. За это время произошли большие перемены в облике земного шара. Образовывались обширные горные области, моря и заливы, менялись очертания целых материков. Возникли горы Кавказа, Карпаты и Альпы, поднялась центральная часть Азии, увенчанная горными цепями Памира и Гималаев.

Одновременно происходили не менее важные изменения в растительном и животном мире. Древнейшие растения, в том число гиганты-саговники, древовидные папоротники и гигантские хвощи, давно уже уступили место более совершенным по строению покрытосеменным растениям. Началось время господства млекопитающих животных. Совершилось, наконец, и важнейшее в истории развития жизни на земле событие, подготовленное всей прогрессивной в целом эволюцией животного и растительного мира: в конце третичного периода в результате процесса длительного развития появляются ближайшие предки человека.

Материалистически мыслящие естествоиспытатели, особенно Чарлз Дарвин, собрали к середине XIX в. громадный материал, позволяющий в общих чертах представить облик тех древних антропоидных (человекообразных) обезьян, которые должны были явиться непосредственными предками человека. Учёные выяснили основные черты образа жизни антропоидов и те биологические предпосылки, которые в ходе борьбы за существование подготовили переход от обезьяны к человеку путём естественного отбора.

См. В. И. Ленин, Государство и революция, Соч., т. 25, стр. 361.

В XIX в. в отложениях, относящихся к концу третичного периода, были найдены останки высокоразвитых древних обезьян, названных дриопитеками 1. Дриопитеки были общим предком человека и африканских человекообразных обезьян нашего времени — гориллы и шимпанзе. Обнаруженные в 1902 г. в Австралии три коренных зуба «дарвиновского дриопитека» имеют настолько большое сходство с человеческими, что ближайшее родство этой древней обезьяны с человеком не подлежит сомнению.

Открытие костей дриопитека явилось блестящим подтверждением материалистической теории Дарвина о происхождении человека от древней человекообразной обезьяны, так как впервые дало конкретное представление о том, как на самом доле должны были выглядеть эти обезьяны — предки человека.

В дальнейшем число подобных находок продолжало непрерывно возрастать. Они всё более и более заполняли ту пропасть, которую стремились вырыть между человеком и всем остальным органическим миром учёные-идеалисты, всячески пытавшиеся поддержать ветхую библейскую легенду о сотворении человека «по образу и подобию божию». На севере Индии в третичных слоях Сиваликских холмов были обнаружены, например, обломки челюсти рамапитека, древней антропоидной обезьяны, более близкой к человеку, чем дриопитек. Она отличалась от всех остальных человекообразных обезьян тем, что её клыки не выдавались вперёд по сравнению с остальными зубами. Облик рамапитека был, таким образом, менее зверообразным, ещё более сходным с человеческим. На территории Южной Африки в 1924 г.

были найдены ещё более интересные для освещения вопроса о предках человека останки нового антропоида—австралопитека 2. Впоследствии, в 1935—1951 гг., были найдены останки по крайней мере 30 особей этой обезьяны. Как оказалось, австралопитек по своему строению стоял ближе к человеку, чем все остальные известные науке, и том число и ныне живущие антропоидные обезьяны. Таз и бедренные кости австралопитека близки к человеческим;

австралопитеки в основном передвигались на двух ногах в вертикальном или почти в вертикальном положении.

Причина перехода австралопитеков к прямохождению объясняется общими условиями их жизни и борьбы за существование. В течение предшествующих сотен тысячелетий обезьяны в отличие от животных, ведущих наземный образ жизни, были четверорукими существами, широко применявшими свои конечности, в первую очередь передние, именно для хватательных движений. Нов отличие от других обезьян, которые жили на деревьях в тропическом лесу, передвигаясь по деревьям при помощи всех четырёх конечностей и хвоста, австралопитек жил в местностях уже в те далёкие времена почти безлесных и полупустынных — на западе и в центре Южной Африки. Эти условия предопределили переход от лазания по деревьям к наземной жизни, к передвижению с помощью одних нижних конечностей.

На это указывает строение костей верхних конечностей австралопитека. Его большой палец противопоставлялся остальным пальцам и в отличие от большого пальца у современных антропоидов был относительно велик. Поэтому австралопитеки вполне могли выполнять своими руками такие хватательные операции, которые затруднительны или недоступны для современных нам высших обезьян.

Следующей важной особенностью австралопитека, тоже неразрывно связанной с прямохождением, являются черты строения черепа, указывающие на более вертикальную, чем у других антропоидов, посадку головы. Это видно из того, что на значительной части затылка австралопитека не было уже сильных шейных мышц, которые должны были удерживать голову на весу при горизонтальном её положении. Такая посадка головы австралопитека должна была способствовать в дальнейшем более ускоренному развитию мозга и черепа предков человека.

От греческих слов «дрио»—дерево и«питекос»—обезьяна, т. е. буквально: «древесная обезьяна».

Название этого существа происходит от слов «аустралис» — южный и «питекос» — обезьяна и может быть переведена как «южная обезьяна».

Все эти взаимно связанные особенности, сложившиеся на протяжении сотен тысяч лот и условиях наземной жизни, поставили обезьян типа австралопитека в особое по сравнению с другими человекообразными обезьянами положение, открыли перед ними совершенно новые возможности в борьбе за существование. Освобождение передних конечностей от опорных функций и расширение их хватательной деятельности сделали возможным развитие деятельности австралопитека по совершенно новому пути — по пути всё более и более расширяющегося и систематического употребления различных предметов, в первую очередь палок и камней, как естественных орудий.

Об огромном, принципиально важном значении этого обстоятельства для дальнейшей эволюции предков человека свидетельствуют исследования останков Других животных, найденных вместе с костями самих австралопитеков. Исследование черепов ископаемых павианов, найденных там же, где были обнаружены кости австралопитеков показало, что 50 из 58 этих черепов имели повреждения в виде трещин в результате ударов большой силы, нанесённых какими-то тяжёлыми предметами. Найдены также кости крупных копытных животных, концы этих костей были сломаны и разбиты. В «кухонных кучах» австралопитеков найдены обломки панцирей черепах, кости ящериц, панцири пресноводных крабов. Можно предполагать, следовательно, что помимо собирания растительной пищи, птичьих яиц австралопитеки добывали мелких животных, ловили ящериц, крабов, а иногда нападали и на сравнительно крупных животных, пользуясь при этом камнями и палками.

Постоянное употребление мяса животных этими древними обезьянами в отличие от тех обезьян, которые жили на деревьях и питались преимущественно растительной пищей, содействовало их ускоренному прогрессивному развитию. Мясная пища позволила предкам человека быстрей и полней совершенствоваться из поколения в поколение, так как оказала большое влияние на развитие их мозга, доставляя мозгу необходимые для его развития вещества в большем количестве, доставляя мозгу необходимые для его развития вещества в большем количестве, чем раньше, и в более концентрированном, легче усвояемом виде. Усиленное снабжение мозга веществами, нужными для его роста, являлось совершенно необходимым. Борьба за существование была сопряжена с применением первичных необработанных орудий, она требовала непрерывного развития и усложнения условно-рефлекторной деятельности, роста сообразительности и находчивости.

Таким образом, изучение обезьян типа австралопитека дает представление об определенном и весьма важном звене в эволюции наших предков и, кроме того, достаточно ясно показывает, как должны были выглядеть еще не обнаруженные из-за неполноты геологической летописи прямые предшественники и предки человека. Во всяком случае это были очень близкие по своему типу к австралопитеку, такие же высокоразвитые человекообразные обезьяны. Они должны были иметь примерно одинаковое с австралопитеком физическое строение и вести сходный с ним образ жизни. Обезьяны эти заселяли, очевидно, обширную территорию в Африке и на юге Азии. В область их расселения, вероятно, входили и южные части СССР, о чем свидетельствует недавняя находка останков человекообразной обезьяны в восточной Грузии. Этот вид человекообразной обезьяны был близок, как полагают, к дриопитеку и получил наименование «удабнопитека», по местности Удабно, где найдены останки этой обезьяны.

Что же касается других представителей рода обезьян, то эти «младшие братья» наших далёких предков безнадежно отстали и остались в стороне от той главной дороги эволюционного развития, которая вела от обезьяны к человеку, некоторые виды высокоразвитых обезьян конца третичного периода всё более приспосабливались к жизни на деревьях. Они остались навсегда привязанными к тропическому лесу. Биологическое развитие других обезьян в борьбе за существование пошло по пути увеличения размеров их тела. Так появились обезьяны огромных размеров мегантропы, гигантопитеки, останки которых обнаружены на юге Китая, а также обезьяны типа современной гориллы. Но их грубая сила, позволявшая успешно бороться за жизнь в первобытном лесу, нарастала в ущерб высшей сфере жизненной деятельности, во вред эволюции мозга.

Обезьяны типа австралопитека под давлением борьбы за суРоль труда ществование в корне изменили свой образ жизни, перейдя в в выделении человека поисках пищи от лазания по деревьям тропического леса к из животного мира наземной жизни. Одновременно открылись и совершенно новые возможности для развития мозга этих обезьян, определявшиеся переходом к прямой походке, а также тем, что голова стала постепенно приобретать вертикальное положение.

Но самое существенное, решающее, заключалось при этом вовсе не в одних только чисто биологических предпосылках становления человека, блестяще вскрытых Дарвином.

Основоположники марксизма установили тот важнейший факт, что все эти биологические предпосылки могли быть реализованы, могли послужить основой перехода от животного состояния к человеческому не сами по себе, а только благодаря труду. В своём замечательном произведении «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» Ф.

Энгельс писал:

«Труд — источник всякого богатства, утверждают политико-экономы. Он действительно является таковым наряду с Природой, доставляющей ему материал, который он превращает в богатство. Но он еще и нечто бесконечно большее, чем это. Он — первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека» 1.

Позднетретичные обезьяны типа австралопитека ещё не умели выделывать искусственные орудия и пользовались лишь готовыми, имеющимися в природе,—палками и камнями. Но они, по-видимому, уже не могли существовать без употребления таких, хотя бы вначале данных самой природой, орудий, потому что не имели естественного вооружения, которое могло бы противостоять естественному вооружению их кровожадных противников из мира хищных зверей — у них не было ни острых когтей, ни таких зубов, как у хищников.

Но зато в постоянном употреблении, а затем в изготовлении орудий (сначала в виде простых палок и острых камней) зарождалась трудовая деятельность, на первых порах ещё в значительной мере инстинктивная, затем всё более систематическая и осознанная. Трудовая деятельность была не индивидуальной, а коллективной, объединявшей и сплачивавшей стадные группы наших отдалённейших предков такими крепкими и гибкими узами, каких не знает и не может знать никакое другое животное, также ведущее стадный образ жизни.

В процессе закрепления, развития и усложнения этой первичной трудовой деятельности столь же медленно, но неудержимо и последовательно изменялся весь организм наших предков. В первую очередь всё более и более развивались их руки, а вместе с ними и мозг. Углублялась и расширялась высшая нервная деятельность.

На начальном этапе формирования человека, к которому относится появление обезьян типа австралопитека, назревали, разумеется, только предпосылки для возникновения трудовой деятельности. Но именно отсюда, из отдалённейшей глубины тысячелетий, начинается дорога к труду в настоящем смысле этого слова, к намеренному изготовлению искусственных орудий первобытными людьми.

Значение второго этапа, связанного с изготовлением орудий труда, исключительно велико. С ним начинается развитие человека в собственном смысле этого слова, а вместе с тем— история общества, история человеческого мышления и речи. Правда, первые выделившиеся из животного царства люди были ещё, по Ф. Энгельс, Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека, М. 1953, стр. 3.

словам Энгельса, так же не свободны, как и сами животные. Но каждый шаг в развитии труда был шагом к освобождению человека от полного подчинения стихийным силам природы.

В труде, в добывании средств существования при помощи искусственно произведённых людьми орудий труда возникали и укреплялись социальные связи: стадо обезьян, взявших палки, постепенно и очень медленно превращалось в человеческий коллектив — в общину первобытных людей.

Большим достижением передовой науки в конце XIX в. явились находки останков ещё более высокоорганизованных существ, чем австралопитек. Останки эти датируются уже целиком четвертичным периодом, который делится на два этапа: плейстоцен, продолжавшийся примерно до VIII—VII тысячелетий до н. э. и охватывающий доледниковое и ледниковое время, и современный этап (голоцен). Открытия эти целиком подтвердили взгляды передовых естествоиспытателей XIX в. и теорию Ф. Энгельса о происхождении человека.

Первым был найден наиболее древний из всех известных сейчас Питекантроп первобытный человек —питекантроп (буквально «обезьяночеловек»). Кости питекантропа впервые были обнаружены в результате настойчивых поисков, продолжавшихся с 1891 по 1894г., голландским врачом Э. Дюбуа вблизи Триниля, на острове Ява. Отправляясь в Южную Азию, Дюбуа поставил своей целью найти останки переходной от обезьяны к человеку формы, так как существование такой формы вытекало из эволюционной теории Дарвина. Открытия Дюбуа с избытком оправдали его ожидания и надежды. Найденные им черепная крышка и бедро сразу показали огромное значение тринильских находок, так как было обнаружено одно из важнейших звеньев в цепи развитая человека.

В 1936 г. в Моджокерто, также на Яве, был найден череп ребёнка питекантропа. Там же оказались кости животных, в том числе, как полагают, несколько более древних, нижнеплейстоценового времени. В 1937 г. местные жители доставили в Бандунгскую геологическую лабораторию из Сангирана наиболее полную крышку черепа питекантропа, с височными костями, а затем в Сангиране же были обнаружены и другие останки питекантропа, в том числе ещё два черепа. Всего в настоящее время известны останки по крайней мере семи особей питекантропа.

Как показывает само его название, питекантроп (обезьяночеловек) связывает древних высокоразвитых обезьян типа австралопитека с первобытным человеком более развитого типа.

О таком значении питекантропа наиболее полно свидетельствуют черепа из находок в Триниле и Сангиране. В этих черепах сочетаются специфические обезьяньи и чисто человеческие черты. К первым относятся такие особенности, как своеобразная форма черепа, с резко выраженным перехватом в передней части лба, около глазниц, и массивным, широким надглазничным валиком, следы продольного гребня на темени, низкий свод черепа, т. е. наклонный лоб, и большая толщина черепных костей. Но в то же время питекантроп был уже вполне двуногим существом. Объём его мозга (850—950 куб. см) был в 1,5—2 раза больше, чем у современных нам человекообразных обезьян. Однако по общим пропорциям и степени развития отдельных долей мозга питекантроп больше приближался к антропоидам, чем к человеку.

Судя по остаткам растений, в том числе превосходно сохранившимся листьям и даже цветам, найденным в отложениях, непосредственно перекрывающих костеносный тринильский слой, питекантроп жил в лесу, состоявшем из деревьев, которые и сейчас растут на Яве, но в условиях несколько более прохладного климата, существующего ныне на высоте 600— 1200 м над уровнем моря. В этом лесу произрастали цитрусовые и лавровые деревья, фиговое дерево и другие растения субтропиков. Вместе с питекантропом в тринильском лесу обитало множество разнообразных животных южного пояса, кости которых уцелели в том же костеносном слое. При раскопках больше всего найдено рогов антилоп двух видов и оленя, а также зубов и

Очертания материка Европы в раннем плейстоцене.

обломков черепов диких свиней. Там же оказались кости быков, носорогов, обезьян, гиппопотамов, тапиров. Нашлись также останки древних слонов, близких к европейскому древнему слону, хищников — барса и тигра.

Как полагают, все эти животные, кости которых найдены в тринильских отложениях, погибли в результате вулканической катастрофы. Во время извержения вулкана лесистые склоны возвышенностей были засыпаны и обожжены массой раскалённого вулканического пепла. Затем дождевые потоки проложили в рыхлой толще пепла глубокие каналы и вынесли в тринильскую долину кости тысяч погибших животных; так образовался костеносный слой Триниля. Нечто подобное имело место во время извержения вулкана Клут в восточной части Явы в 1852 г. По словам очевидцев, огибавшая вулкан большая судоходная река Бронтас вздулась и высоко поднялась. В её воде было не менее 25% вулканического пепла, смешанного с пемзой. Цвет воды был совершенно черным и она несла такую массу сваленного леса, а также трупов животных, в том числе буйволов, обезьян, черепах, крокодилов, даже тигров, что был сломан и полностью уничтожен стоявший на реке мост, самый большой из всех мостов на острове Ява.

Вместе с другими обитателями тропического леса жертвой подобной катастрофы в глубокой древности стали, очевидно, и питекантропы, кости которых обнаружены в Триниле. Эти особые условия, с которыми связаны тринильские находки, как, вероятно, и находки костей питекантропов в других местах на Яве, объясняют, почему там не оказалось никаких признаков употребления питекантропами орудий.

Если бы костные останки питекантропов были найдены в местах временных стоянок, то наличие орудий труда было бы весьма вероятным. Во всяком случае, судя по общему уровню физического строения питекантропа, следует предполагать, что он уже изготовлял орудия и постоянно пользовался ими, в том числе не только деревянными, но и каменными.

Косвенным доказательством того, что питекантроп изготовлял каменные орудия труда, служат грубые изделия из кварцита, обнаруженные на юге острова Ява, вблизи Патжитана, вместе с останками тех же самых животных, кости которых найдены у Триниля в одной толще отложений с костями питекантропа.

Можно, таким образом, сделать вывод, что с питекантропом и близкими к нему существами закапчивается начальный период в формировании человека. Это было, как мы видели, то отдалённейшее время, когда наши предки вели стадный образ жизни и лишь начинали переходить от употребления готовых предметов природы к изготовлению орудий труда.

2. Начальные ступени человеческой истории

Примерно с 700—600 до 40 тысячелетия до н. э., по опредеДревнейшие лению археологов и геологов, длился тот древнейший период орудия из камня человеческой истории, который называют нижним (или ранним) палеолитом. Если первые орудия представляли собой необработанные случайные куски камня с острыми краями и простые палки, то с течением времени люди начинают намеренно изготовлять орудия труда из камня, применяя для этого простейшие технические приёмы дробления и раскалывания камней. Одновременно, надо полагать, они научились заострять свои примитивные орудия из дерева, обжигая острия палок на огне или обрезая их острыми камнями.

Древнейшие деревянные изделия исчезли бесследно, и поэтому наука ничего не может сказать о них. Очень трудно также отличить расколотые природными силами кремни (так называемые эолиты) от тех грубых первоначальных изделий, которые на первых порах выделывал первобытный человек, намеренно раскалывая кремнёвые желваки и булыжники с целью получения необходимого ему режущего лезвия или острия. Тем не менее не может быть сомнения в том, что имеющим правильную и устойчивую форму каменным орудиям предшествовали именно такие бесформенные грубые изделия. Этот начальный этап первичного использования режущих свойств камня, этап, следующий непосредственно за использованием палок и острых камней в готовом природном виде, должен был охватывать огромный промежуток времени, во всяком случае несколько сотен тысячелетий.

Вслед за тем складываются уже определённые приёмы использования камня. Появляются первые целесообразно оформленные орудия, а не случайно полученные куски камня с режущим лезвием или остриём. Такими первичными орудиями и должны были, очевидно, пользоваться питекантропы.

На территории Западного Пенджаба (современный Пакистан), в древних галечных отложениях реки Соан, были найдены, например, грубые массивные отщепы, бесспорно сделанные рукой человека, получившие название «раннесоанских». Вместе с ними обнаружены грубые орудия, сделанные из целых галек, грубо отёсанных только на одном конце, в то время как вся остальная поверхность камня оставлена в естественном виде. Примерно к тому же времени относят одно из местонахождений в Китае, недалеко от Пекина (Чжоукоудянь), где найдены останки животных, относящихся к ранней фазе нижнего плейстоцена. Там же оказались обожжённые кости и одна двусторонне оббитая галька — «древнейшее изделие человека, известное сейчас на территории Китая»,— как пишет о ней известный китайский археолог Пэй Вэнь-чжун.

К числу таких древнейших орудий принадлежат и грубо обработанные галька, найденные в разных областях африканского материка: в Кении, Уганде, Марокко, Танганьике и в долине реки Вааля. Они имеют миндалевидную форму. Один конец их оббит по краям несколькими сколами и превращён в грубое массивное остриё. В Восточной Африке такие орудия оказались в самом основании древних галечных отложений реки Замбези (Олдовэйское ущелье). Вместе с ними были найдены кости примитивного слона — предка древнего слона, слона-динотерия, зебры, рогатой жирафы. На юге Африки такие орудия найдены в гравии древних террас реки Вааля. В классической области древнего палеолита Европы, в долине реки Соммы, у города Амьена, в галечных отложениях второй террасы, вместе с подобными изделиями найдены также многочисленные отщепы, изготовленные людьми. Слегка подправленные вдоль лезвий грубой ретушью 1, они образуют различного вида примитивные орудия, похожие на острия, а также скрёбла с выпуклым и вогнутым лезвием; форма целиком зависит ещё от очертаний исходного материала, т. е. отщепов. В тех же галечных слоях встречены кости Древнейшие ручные рубила.

животных среднеплейстоценового времени Вверху—из Юго-Восточной Азии, внизу — из Африки — южного слона, древнего слона, носорога (Олдовэйское ущелье).

Мерка 2, этрусского носорога, лошади Стенона 2, саблезубого тигра (махайрода).

Следующий этап развития материальной культуры древнейШелльский период ших людей назван археологами «шелльским» (по селению Шелль во Франции, при впадении реки Марны в Сену, где были впервые обнаружены каменные орудия, характерные для этого этапа). Полнее всего изучены шелльские местонахождения во Франции, в долине Соммы, у Амьена. Они рисуют уже вполне сложившуюся технику использования кремня, в основе которой лежит приём двустороннего стёсывания гальки, получавшей таким образом определенную, строго целесообразную форму массивного орудия, один конец которого имел вид острия. Это и были шелльские ручные рубила. Оставленная без обработки гладкая часть гальки на конце, противоположном острию, служила естественной рукоятью, удобной для держания орудия в ладони. Края шелльских рубил оформлялись сильными, наносившимися попеременно то с одной, то с другой стороны сколами и поэтому, если смотреть на них сбоку, имеют характерный зигзагообразный вид.

Шелльское рубило, — единственная чётко выраженная форма крупных орудий того времени, — несомненно, было универсальным по своему назначению. Шелльский Ретушь здесь — обработка камня мелкими сколами.

Названы по фамилиям учёных, изучивших и определивших ископаемые остатки этих животных.

человек мог выполнять им все работы, при которых необходимо прочное острие и массивные режущие лезвия, а в то же время требовалось наносить сильные удары — рубить, резать, копать землю, например, при добыче съедобных растений или при извлечении мелких животных из нор. Само собой разумеется, что рубило могло служить и в качестве оружия при защите или нападении, особенно во время охоты на животных. Интересно, что шелльские рубила удобнее захватываются правой рукой и при этом так, что рабочей частью орудия оказывается не только острый конец его, но и боковое продольное лезвие. Уже в шелльское время человек работал преимущественно правой рукой.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |



Похожие работы:

«Военно-исторический проект "Адъютант!" http://adjudant.ru/captive/index.htm Миловидов Б. П. Партизан А. С. Фигнер и военнопленные Великой армии в 1812-1813 гг. Опубликовано: Партизан А. С. Фигнер и военнопленные Великой а...»

«Ну что ж, попробуем: огромный, неуклюжий, Скрипучий поворот руля..Мужайтесь, мужи. О. Мандельштам Введение Эта книга представляет собой логически связанную серию исследований и аналитических оч...»

«Jem aennan академии ист ории мат ериальной к ул ь т ур ы имени Я. Л. М арра М. И. А Р Т А М О Н О В ОЧЕРКИ ДРЕВНЕЙШ ЕЙ ИСТОРИИ ХАЗАР _jТ осу д ар1 швейное с Социально-экономическое и з да ш ел ьсш в о Ленинградское ошделепие I / Л с((( i o t a i...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1998 № 4 Б.С. ГОРОБЕЦ Культурный пласт поэзии Виславы Шимборской (нобелевский лауреат 1996 года) Нобелевские премии по литературе заметные ежегодные события в мировой культ...»

«© 1999 г. А.Ю. РОЖКОВ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК 20-х ГОДОВ: ПРОТЕСТ И ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ РОЖКОВ Александр Юрьевич — кандидат исторических наук, доцент Краснодарского университета культуры и искусств. В нашей стране оказался недостаточн...»

«"Власть".-2009.-№11.С.105-108. ПОЛИТИКА НАПОЛЕОНА В ОТНОШЕНИИ ФРАНЦУЗСКИХ ЭМИГРАНТОВ Елена ПИСКУНОВА, к.и.н., доцент кафедры археологии и зарубежной истории Волгоградского государственного университета Автор анализирует проблему возвращения эмигрантов во Францию. Рассматриваются действия Наполеона по примире нию н...»

«Гордеев А.П. История Цимлы Правда 2016 Цимла Всем нам, зачастую приходится верить людям на слово. Верим сначала своим родителям, потом учителям, писателям, средствам массовой информации, церкви, предвыборным обещаниям и т.д. Невозможно, да наверное и не нужно все проверять. Но то, от чего мы зависим, вернее зависит...»

«Европейский университет в Санкт-Петербурге Программа "Североведение" НАСЕЛЕНИЕ СИБИРИ И СЕВЕРА Материалы к учебнику Санкт-Петербург УДК [911.3+314](571.1/.5+571.6) ББК 3.2+60.7 Н31 Ответственный редактор А....»

«UB-Consulting Автомобильная Аналитическая Консалтинговая Группа www.aacgroup.ru Ханнес Брахат Эрвин Вагнер ДИАЛОГОВЫЙ ПРИЕМ Практическое пособие: успешный диалог мевду клиентом и автосалоном СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 1. Диалоговый прием (Ханнес Брахат) 1.1 Экскурс в истори...»

«Аннотация к рабочей программе по истории 7 класс Рабочая программа составлена на основе ФК государственного стандарта образования1, в соответствии с концепцией и психолого педагогическими принципами развивающей Образовательной си...»

«УДК 331.606.1 М.М. Колбаева, Р.М. Асаналиев КГЮА БЕЗРАБОТИЦА ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ В РЕСПУБЛИКЕ В статье сделан анализ и прогноз безработицы, состояние занятости населения, которое дает возможность эффективно управлять и регулировать данную проблему в регионе. На протяжении всей истории каждое общество сталки...»

«Х.М. МУШТАРИ И КАЗАНСКАЯ ШКОЛА ТЕОРИИ ОБОЛОЧЕК* М.А. Ильгамов ilgamov@anrb.ru 1. 110-летие со дня рождения и 30летие ухода из жизни ученого – даты, когда его имя становится достояние...»

«Иван Иванович Лажечников Ледяной дом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=172991 Ледяной дом: Эксмо; М.; 2006 ISBN 978-5-699-15450-0 Аннотация И.И. Лажечников (1792–1869) – один из лучших наших исторических романист...»

«императорскаго О ІШЯ Ы1 ТОЩ ОТО СОРОКЪ СЕДЬМОЙ МАТЕРІАЛЫ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ШІІІЩТЕШІІ (ІІШ ІІ. Ч А С Т Ь XI V. ПЕТРОГРАДЪ. Типографія Главнаго Управленія Удловъ, Моховая, 4U. 1916. Печатано подъ наблюденіемъ члена Общества Н. Д. Чечулина. Въ 147 том Сборника Императорскаг...»

«Сайкина Гузель Кабировна СОЦИАЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТАФИЗИКИ ЧЕЛОВЕКА Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Казань – 2013 Работа выполнена на кафедре общей философии философского факультета ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволжский) федеральный университет" Научный консультант доктор философских наук, профе...»

«Г. В. Курицына. Сущностно-содержательные характеристики дистанционного обучения в вузе УДК 378.147 СУЩНОСТНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ В ВУЗЕ © Галина Викторовна Курицына, кандидат педагогических наук, доцент кафедры математик...»

«История создания БИО-косметики LAVERA Привет! Я – Томас Хазе, основатель БИО-косметики. Я расскажу Вам о том, как возникла LAVERA и что в ней особенного. История БИО-косметики LAVERA– это история моей жизни, она простая и личная. В 1987 году, после более...»

«ТРУДЫ К А Р Е Л ЬС К О Г О Ф И Л И А Л А А К А Д Е М И И НАУК СССР Вып. XXII Вопросы истории Карелии 1959 ДОКУМЕНТЫ О БОРЬБЕ ТРУДЯЩИХСЯ КАРЕЛИИ ПРОТИВ АНГЛО-ФРАНКО-АМЕРИКАНСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ в 1918— 1919 гг. Трудящиеся Карелии мужественно боролись против англо-франко­ американских интервентов и белогвардейцев, захвативших летом 1918 г. территор...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего образовании "Московский государственный институт культуры" Кафедра теории и истории музыки "УТВЕРЖДАЮ" Сидорова М.Б. Зав. кафедрой "." _ 2015 г. ФОНД ОЦЕНОЧНЫХ СРЕДСТВ ТЕКУЩЕЙ И ПРОМЕЖУТОЧНОЙ АТТЕСТАЦИИ по дисциплине/ модулю ИСТОРИЯ НОТАЦИИ Направление по...»

«Экспертное заключение по культурологической экспертизе всех текстов Грабового Григория Петровича и изображений, расположенных в данных текстах, всех аудиозаписей с фонограммой его голоса, всех видеозаписей с его изображением. ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ город Москва 15 января 2...»

«Владимир Валентинович Фортунатов История мировых цивилизаций Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=583975 История мировых цивилизаций: Питер; Санкт-Петербург; 2011...»

«Владимир Мазур Ночной Разговор с Богом Статьи и проповеди, опубликованные на нашем сайте Глас Вопиющего в разделе Учение, Межконфессиональное собрание и Миссия Маслин, были написаны мною по откровению от Бога. Я, от начала обращения ко Христу, знал, что "Составлять мно...»

«Глава II. Мистическая традиция об историческом Иисусе 1. Историческое и мифологическое 1. Историческое и мифологическое Миф не есть историческое событие как таковое. Легче всего понять историю как ряд фактов, причинно связанных меж ду собою. Для понима...»

«ОТЕЛИ АПАРТАМЕНТЫ ТУРЫ И ПУТЕШЕСТВИЯ Остров солнечных улыбок Добро пожаловать в Бахрейн Бахрейн. Остров солнечных улыбок Королевство Бахрейн – это архипелаг, состоящий из 33 островов. Численность населения страны составляе...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.