WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история «Тёрнбулл С. Самураи. Военная история»: Евразия; Санкт-Петербург; 1999 Аннотация Книга посвящена истории японского ...»

-- [ Страница 2 ] --

Киёмори поручил дело подавления Минамото наименее способному члену семьи, Тайра Корэмори, своему внуку, отпрыску его покойного сына Сигэмори. Корэмори было двадцать лет, и ему не хватало боевого опыта. «Хэйкэ моногатари» сообщает, что «кисть была бы неспособна передать всю красоту его одеяния и осанки». Под его началом должен был служить Таданори, брат Киёмори, ветеран битвы при Удзи. Единственным утешением для Тайра было то, что в Канто они могли рассчитывать на поддержку союзников, которые перед этим так основательно разбили Ёритомо при Исибасияма. Прежде чем выступить против Тайра, Ёритомо принял меры, чтобы нейтрализовать эту угрозу, отправив своего тестя Ходзё Токимаса напасть на клан Такэда в Суруга.

Тот быстро справился с ними, и объединенные усилия Такэда и Минамото обеспечили Ёритомо безопасный проход по дороге Токайдо. Его армия миновала перевал Асигара в горах Хаконэ и спустилась в Суруга, к подножью величественной Фудзи. Они остановились на восточном берегу Фудзигава, или реки Фудзи, мелководной, но широкой и поросшей Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 69 тростником, за которой, на другом берегу, уже были видны красные знамена Тайра. Впервые с начала войны Гэмпэй две великих армии, Тайра и Минамото, выстроились друг против друга в боевом порядке. Это произошло 9 ноября 1180 г.

Описания того, что произошло вслед за этим, запутаны и противоречивы. Те авторы, которые пишут о битве на Фудзигава, скорее всего весьма далеки от истины. Достоверно известно лишь то, что Тайра чувствовали себя очень неуютно;

многих из них охватила тоска по дому, что вряд ли придавало им уверенности. Некоторые источники утверждают, что Такэда предприняли ночную атаку на фланг Тайра. «Хэйкэ моногатари» приводит более поэтическую версию событий:

«Той же ночью, около полуночи, водяные птицы, в великом множестве гнездившиеся в болотах у подножья горы Фудзи, как видно, чем-то потревоженные, внезапно снялись всей стаей. Как посвист бури, как гром небесный, раздался шум бесчисленных крыльев, поднявшихся в воздух. «Беда! – закричали воины Тайра. – Это войско Минамото перешло в наступление. Они зашли нам в тыл, как предупреждал о том Санэмори! Если нас окружат, мы пропали». И, побросав все как было, они с величайшей поспешностью обратились в бегство, торопясь обогнать друг друга. Так велик был обуявший их страх, такой начался тут беспорядок, что схвативший лук позабыл взять стрелы, взявший стрелы – позабыл взять лук; тот вскочил на чужого коня, его конь достался чужому, а иной, взгромоздившись на неотвязанного коня, как безумный, бессмысленно кружился вокруг коновязи».

Вероятнее всего, отступление Тайра не было таким уж отчаянным паническим бегством, как его пытались представить. Отступление от Фудзигава было вполне разумным шагом, учитывая растянутость коммуникаций и то обстоятельство, что армии еще предстояло перейти перевал Асигара и горы Хаконэ. Тем не менее, как говорят, нет дыма без огня, и стратегический отход Тайра был проделан с некоторой поспешностью, ибо двенадцать дней спустя они Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 70 уже были в Киото. Что касается Минамото, то на следующий день они собирались атаковать противника, «но не нашли в лагере Тайра даже мухи». Ёритомо благоразумно приписал эту победу вмешательству Хатимана и почтил свое фамильное божество. За благоразумным отступлением Тайра последовало не менее мудрое решение Минамото не преследовать их. Советники Ёритомо предлагали ему прежде всего укрепить Восток. Такой образ действий и был избран на ближайшее время, и Минамото провели несколько небольших кампаний, набирая союзников и ликвидируя врагов.





ЁСИНАКА Перевернем теперь еще одну страницу в истории войны Гэмпэй и рассмотрим карьеру Минамото Ёсинака. Это имя пока еще не фигурировало в родословной семьи Минамото, и поэтому его следует предварительно представить читателю.

Ёсинака был двоюродным братом Ёритомо. Он был сыном Ёсиката, младшего брата Ёситомо. Ёсиката, в свою очередь, являлся четвертым сыном Тамэёси, который уже был упомянут в этой книге, старшими же были Ёситомо, «великан» Тамэтомо и Юкииэ, дядя Ёритомо, который отвез воззвание принца на восток к Минамото. Здесь автор вынужден признаться в своей искренней симпатии к Ёсинака.

Он был простым грубым самураем из провинции, порывистым, невоспитанным, чей стремительный взлет связан с самыми увлекательными эпизодами войны Гэмпэй.

По сравнению с Ёсинака Ёритомо кажется респектабельным и скучным.

Жизнь Ёсинака была трагичной с самого его рождения.

Его отец Ёсиката был убит в 1155 г. Из предосторожности он спрятал беременную жену и белое знамя клана Минамото в доме одного крестьянина, сочувствовавшего ему. Враг попытался захватить жену и ухаживавшую за ней крестьянку.

Чтобы им легче было ускользнуть, они разошлись в разные стороны, и крестьянка направилась к озеру Бива. Спасаясь от Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 71 преследовавших ее самураев, она бросилась в озеро и поплыла к каким-то лодкам или баржам. Приблизившись, она с ужасом увидела, что они полны вражеских самураев. Один из них занес меч и отсек ей правую руку, сжимавшую знамя Минамото. Рука опустилась на дно озера, а вслед за ней вскоре последовало и мертвое тело. Четыре дня спустя сын крестьянки выловил из воды руку матери, все еще державшую знамя, и отнес ее в хижину, где жена Ёсиката собиралась родить младенца Ёсинака.

Далее, согласно легенде, самурай по имени Сайтоо Санэмори был послан арестовать вдову Ёсиката и убить младенца, если это окажется мальчик, но Санэмори сжалился над ними и не выполнил приказ. Он вернулся к своему господину и принес руку крестьянки в подтверждение того, что убил мальчика. При содействии Санэмори младенец Ёсинака был тайно вывезен в горный район Кисо в Синано, где и вырос. Он принял фамилию Кисо, предпочтя ее Минамото, и потому был больше известен как Кисо Ёсинака.

Он вырос могучим воином, ему было 28 лет, когда он получил воззвание принца Мотихито. Как и его двоюродный брат, Ёсинака с готовностью откликнулся на призыв, однако выпавший в горах снег не позволил ему выступить немедленно, и кампания 1180 г. закончилась без его активного участия. Начало 1181 г. было отмечено сожжением монастырей Нара и смертью Киёмори. После событий на Фудзигава Тайра избрали политику консолидации. В апреле войска Тайра вступили в провинцию Овари, где наголову разбили Минамото Юкииэ. Юкииэ, похоже, не обладал особым военным талантом, а удачливости у него было еще меньше. Он повел Минамото в атаку через реку Суномата, надеясь застать Тайра врасплох, однако они спокойно дали ему дойти до своих позиций, а затем предприняли контратаку, обращая свои мечи и стрелы против всех самураев в мокрых доспехах. Результатом этого сражения, которое произошло 25 апреля 1181 г., был полный разгром Юкииэ. Сам он бежал, чтобы соединиться с ближайшей армией Минамото, которой Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 72 оказалось войско Ёсинака.

Когда на смену весне пришло лето, в Японии действовало три основных силы: Тайра в Киото, Минамото Ёритомо в Камакура и Кисо Ёсинака в Синано. Однако в течение четырнадцати месяцев страна подвергалось нападению иного врага. Чередующиеся засухи и наводнения погубили урожаи 1180 и 1181 гг., а затем последовал такой страшный мор, что население «внутренних провинций»

сократилось на одну десятую. Многие усмотрели в этих страшных событиях гнев богов, направленный против клана, войска которого сожгли Нара. Их выводы были подкреплены еще и тем, что провинция Канто, где находилась ставка Ёритомо, почти не пострадала от стихийных бедствий.

Когда военные действия возобновились в июле 1182 г., события стали развиваться с бешеной скоростью. Тайра, главой которых после смерти Киёмори стал его сын Мунэмори, поручили незавидную роль преследователя Ёсинака своему союзнику Дзё Сукэнага – по той лишь причине, что, будучи правителем Этиго, он оказывался первым из тех, на кого Ёсинака вероятнее всего должен был напасть. Дзё принял вызов, был разбит и вскоре умер.

Ёсинака тем временем вторгся в Кодзукэ, но поскольку эта область находилась в опасной близости к сфере влияния его двоюродного брата, он повернул на север и совершил широкий обход через провинции Этиго, Эттю, Кага, Этидзэн и Вакаса, круша союзников Тайра налево и направо.

Продвижение Ёсинака было столь быстрым и энергичным, что к концу лета 1182 г. границы его территории уже проходили всего в сорока милях от Киото. Он вполне мог бы атаковать Киото с севера, но не стал этого делать, поскольку ему гораздо выгоднее было подождать, пока голод и эпидемия не сделают за него всю работу.

Тем временем Ёритомо внимательно следил за успехами своего родственника. Как гласит старая китайская пословица, «в небе не может быть двух солнц». Ёритомо теперь величал себя владыкой Камакура и видел в Ёсинака человека, который Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 73 едва ли удовлетворится менее высоким положением, чем он сам. Поэтому ранней весной 1183 г. Ёритомо послал в горы армию, которая должна была атаковать Ёсинака. К счастью, благоразумие восторжествовало, и после нескольких осторожных маневров армии разошлись в разные стороны.

Ёритомо стал обдумывать свой следующий ход, а Ёсинака готовился встретить новую угрозу со стороны Тайра.

К концу апреля Тайра оправились настолько, что решились всеми силами напасть на Ёсинака, который представлял для них большую опасность, чем Ёритомо. Это решение было роковым, и едва ли бы его приняли, будь в живых Киёмори. Вождю Тайра, Мунэмори, не пошли впрок уроки, полученные на Фудзигава. Теперь он собирал еще одну огромную армию, чтобы выступить в прямо противоположном направлении. После отступления с берегов Фудзигава энтузиазм сторонников Тайра значительно поуменьшился. Тем не менее они сделали попытку собрать, нанять или согнать силой армию численностью в 100 000 человек для похода против Ёсинака. Методы, которые использовались для создания этого невероятного войска, численностью превосходящего даже великие армии XVI в., напоминали принудительный рекрутский набор. Призваны были даже те, кто прежде был освобожден от военной службы, включая лесорубов из леса Вадзука в Ямато. «У нас нет ни луков, ни мечей, – возражали они. – Когда в лесу работает тридцать семь человек и двадцать семь из них забирают в солдаты, это возмутительно, и это следует прекратить».

Командовать этой странной «армией» был назначен Тайра Корэмори, самурай, который отступил от Фудзигава.

Под его началом были Тайра Митимори, Тайра Таданори, Тайра Цунэмаса, Тайра Киёфуса и Тайра Томомори. Они выступили 10 мая. Снабжение армии было так плохо организовано, что, когда они отошли всего на девять миль от Киото, у них кончились припасы. В дальнейшем армии предстояло кормиться с земли, уже опустошенной голодом и Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 74 эпидемией. Фуражиры действовали как грабители; Тайра подобно саранче уничтожали все, что нашлось на узкой полоске земли между озером Бива и горами. По иронии судьбы провинция Оми была исконной территорией Тайра, она выставила многих солдат для их армии. Опустошение полей, которые едва оправились от стихийных бедствий 1181 г., вынудило жителей бежать. Многие солдаты, несомненно, последовали их примеру.

Единственными людьми, которых ни мародерство, ни дезертирство солдат совершенно не волновало, были их командиры, не имевшие практически никакого военного опыта. Корэмори и Митимори уже ушли далеко вперед, а остальные военачальники остановились у озера Бива для знакомства с местными достопримечательностями и даже нашли время прокатиться на лодке, чтобы Цунэмаса, который считался одаренным поэтом, смог посетить знаменитый Бамбуковый остров и обрести вдохновение. «Так красиво было вокруг, что Цунэмаса со спутниками поспешили покинуть лодку и, выйдя на берег, любовались прекрасным видом».

Подобные эмоции, несколько смягчающие традиционный образ самурая, были не совсем уместны в обстоятельствах, когда армия, которой командовал поэт, разбегалась быстрее, чем продвигалась вперед.

Тем временем передовые отряды Тайра уже приближались к своему Рубикону. Древняя граница между Оми и самыми южными провинциями Хокурикудо, Вакаса и Этидзэн проходила по вершине хребта высотой 800 метров.

Достигнув вершины, многие самураи, должно быть, остановились, чтобы взглянуть на сверкавшее в лучах солнца озеро Бива, посмотреть в сторону Киото, лежавшего где-то в пятидесяти милях к югу, и испытали наплыв более искренних чувств, чем те, что выражены в стихах Цунэмаса. Недаром равнины вокруг Киото именуются «внутренними» или «домашними» провинциями. Спускаясь вниз по склону, самурай навсегда терял из виду родные земли. Глядя на Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 75 длинный изгиб побережья Японского моря, на встающие на севере грозные скалы, он чувствовал, что не просто вошел в провинцию Этидзэн, но вступил на вражескую территорию.

Если Тайра и задавали себе вопрос, где же находится их противник, то вскоре их любопытство было удовлетворено. К 17 мая, примерно через неделю после того как войско покинуло столицу, авангард Тайра наткнулся на часть армии Ёсинака – гарнизон, который тот поставил в провинции Этидзэн, в месте, известном как Хиутияма. Занимаемая им позиция называлась Хиутидзё, или «Замок Хиути». Это была даже не крепость, а возвышенность, укрепленная частоколом, земляным валом и камнями. Строители «Замок Хиути», по-видимому, хорошо учли особенности местного рельефа.

Он занимал выгодную позицию среди скал и расселин.

Минамото сделали перед ним запруду, и поднявшиеся воды горной речки заполнили ров. Согласно «Хэйкэ моногатари», один предатель из гарнизона пустил стрелу с запиской в лагерь Тайра, посоветовав им разрушить плотину и осушить ров. Странно, что осаждавшие сами не додумались до этого, однако они последовали совету и вскоре сумели захватить укрепление.

Армия Тайра двинулась дальше. Крепость Хиути была взята к 20 мая. Пять дней спустя они вошли в провинцию Кага, где встретили еще один отряд Минамото у места, называемого Атака. Еще одна стычка дала Кисо Ёсинака представление о силах Тайра. Теперь он знал и их численность, и куда они направляются, к тому же мог судить и о моральном состоянии их войска. Что касается их маршрута, они, очевидно, стремились перейти горы, чтобы повернуть на восток через узкий перешеек полуострова Ното в провинцию Эттю, а затем двинуться на Этиго. Чтобы достичь Эттю, им необходимо было пересечь центральную горную цепь у ее северной оконечности, там, где она больше напоминает ряд высоких холмов, нежели горную гряду. Более чем вероятно, что Тайра собирались воспользоваться только одним горным проходом, а именно ущельем Курикара.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 76 Очень трудно представить себе, основываясь на древних хрониках и преданиях, что же произошло в последующие несколько дней. Тайра, очевидно, разделили свое войско на две части, большая из которых осталась под командованием Корэмори и Митимори. Эта армия стала переходить центральный хребет через ущелье Курикара, намереваясь сделать привал на горе Тонамияма. «Хэйкэ моногатари»

утверждает, что это Ёсинака заставил их устроить привал. Он понимал, что Тайра ищут сражения с ним, поскольку у них численное преимущество. У него уже был свой план, и для его осуществления необходимо было задержать всю армию Тайра на вершине перевала. Поэтому Ёсинака велел водрузить тридцать белых знамен на вершине холма Куросака напротив Тонамияма. Так он обманул Тайра, которые решили, что перед ними находится превосходящее их по силе войско, и потому спешились и устроились на отдых, сохраняя за собой преимущество позиции на возвышенности.

Ниже Тонамияма, там, где горный хребет пересекает проход, лежит долина Курикара. Ёсинака, несомненно, слышал историю о водоплавающих птицах Фудзигава. Он решил вновь применить подобную хитрость против Тайра, но в несколько ином варианте.

Ночь 1 июня 1183 г. Тайра провели в лагере на Тонамияма. Ёсинака тем временем собрал свои силы и послал отборные войска в обход, за ущелье Куросака, в тыл Тайра.

Днем 2 июня отдельные его отряды стали завязывать стычки с Тайра, целью которых было задержать их и отвлечь их внимание до наступления темноты. Минамото буквально следовали всем экстравагантным формальностям, принятым в самурайских сражениях. Сперва обменялись свистящими стрелами с тупыми наконечниками, за ними последовали стрелы с острыми наконечниками, поединки и стычки между небольшими отрядами, наконец небольшое сражение, в котором с каждой стороны принимало участие по сотне воинов. Минамото не посылали им подкреплений, так что «состязание» затянулось. Когда стемнело, появились Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 77 «птицы», только на этот раз водоплавающих заменило стадо волов. Разьяренное стадо с привязанными к рогам сосновыми факелами врезалось во фланг Тайра. Немедленно все остальные Минамото, до поры скрывавшиеся в засаде, ринулись в гущу боя. Тайра дрогнули и стали быстро отступать. Как и планировал Ёсинака, единственным путем к спасению им показалось ущелье Курикара, в которое их намеренно оттесняли. Оказавшись в ущелье, «те, кто был сзади, кричали: «Вперед!», кто впереди – «Назад!», а самураи Минамото гнались за ними. Как сказано в «Хэйкэ моногатари», «уж на что глубоко ущелье Курикара, а и оно оказалось тесным, когда семьдесят тысяч всадников Тайра рухнули вниз, прямо в пропасть. Кровью заструились горные речки, горы трупов заполнили все ущелье. Сказывают, что и поныне в том ущелье, на скалах, видны следы стрел, царапины от мечей».

Это было первое поражение, понесенное Тайра с начала войны. Битва в ущелье Курикара, или битва при Тонамияма, стала поворотным моментом в истории войны Гэмпэй.

Соединившись со своим дядей, Минамото Юкииэ, который, по своему обыкновению, успел потерпеть поражение от меньшего по численности войска Тайра, Ёсинака стал преследовать остатки армии Тайра, со всей возможной поспешностью отступавшие к столице. Минамото настигли их 12 июня у Синовара в Кага, где на следующий день произошло жестокое сражение. Битва при Синовара решающего значения не имела. Она примечательна главным образом благодаря одному эпизоду в самом конце. Ёсинака сидел на походном стуле и осматривал головы убитых врагов, когда к нему подошел самурай, который принес еще одну голову. Он был озадачен своим трофеем, поскольку перед поединком противник отказался сообщить ему свое имя.

Убитый им самурай носил красный парчовый кафтан, какой носят военачальники, но при нем не было личной охраны.

Ёсинака посмотрел на голову, и ему показалось, что он узнает черты Сайтоо Санэмори, человека, спасшего ему жизнь, когда Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 78 он был младенцем. Но волосы на отрубленной голове были черные, тогда как Сайтоо Санэмори к тому времени должен был уже состариться. Позвали одного из командиров, который хорошо знал Санэмори, и тот вспомнил, что когда-то

Санэмори говорил ему:

–  –  –

Ёсинака вымыл голову в воде, и черная краска сошла с волос. Это действительно был Санэмори, который получил позволение от военачальников Тайра надеть красный парчовый кафтан в своем последнем, как он и думал, сражении.

Известие о поражении Тайра дошло до столицы и вызвало в ней панику. Стали готовиться к защите города от Ёсинака. Тайра Мунэнори обратился за помощью в Энрякудзи. Надменнные монахи, непредсказуемые, как всегда, отвергли его просьбу и 11 августа открыли ворота монастыря перед армией Ёсинака. Спустя три дня Тайра покинули столицу, взяв с собой малолетнего императора Антоку, императорские регалии и большинство членов императорской фамилии. Исключением был старый и хитрый отрекшийся император Го-Сиракава, который поспешил присоединиться к Ёсинака.

17 августа 1183 г. государь-инок Го-Сиракава вернулся в Киото в сопровождении Минамото Ёсинака и Минамото Юкииэ. В первый раз после 1160 г. армия Минамото с триумфом вошла в столицу.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 79 Глава IV Падение дома Тайра Минамото Ёсицунэ, брат Ёритомо, двоюродный брат Ёсинака и младший из оставшихся в живых сыновей Ёситомо, станет теперь предметом нашего повествования. Одной лишь воинской доблести Ёсицунэ было бы достаточно, чтобы его запомнили. Мало того, легенды сплели вокруг его имени такую паутину тайны и романтики, какой любой другой самурай мог бы только позавидовать. Большая часть настоящей главы и будет посвящена этому выдающемуся самураю, о котором в течение минувших восьми столетий было написано столько книг, пьес и поэм.

Ёсицунэ – идеальный самурай. Он непревзойден в воинском искусстве; у него есть архетипичный верный спутник; его отношения с прекрасным полом вносят в его жизнь элемент рыцарства; его конец как нельзя более трагичен. Все эти составляющие японского героя есть у Ёсицунэ, который родился в 1159 г., за год до злополучной смуты Хэйдзи, которая стоила жизни его отцу. Ёсицунэ был отдан в один из монастырей Курамадэра для постижения мирных наук священнослужителей, ибо Курамадэра был одним из немногих монастырей, в котором отсутствовали монахи-воины. Не удивительно, что юный Минамото, в жилах которого текла кровь стольких воинственных предков, не оказался предрасположен к монашеской дисциплине и стал тайно обучаться военному искусству. Легенды рассказывают, что наставниками Ёсицунэ в искусстве боя на мечах были тэнгу, жившие в горах маленькие лешие, полулюди-полуптицы. Ёсицунэ по ночам убегал из монастыря и упражнялся в фехтовании с этими способными созданиями.

Тэнгу нашли в нем достойного ученика и обучили многочисленным выпадам, приемам защиты и нападения, парированию ударов веером и, как это ни странно, даже искусству драться чайником.

Около 1174 г. Ёсицунэ покинул Курамадэра, чтобы Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 80 совершить обряд достижения совершеннолетия под покровительством Фудзивара Хидэхира, чьи владения находились недалеко на Хонсю. По пути на север он имел случай проявить свои способности, убив нескольких разбойников. Впервые проявился и его интерес к противоположному полу, хотя и при весьма странных обстоятельствах. Ёсицунэ очень хотел прочитать одну книгу, китайский трактат о военном искусстве, который принадлежал магнату из дома Тайра. У магната была красивая дочь, которую Ёсицунэ задумал соблазнить. Сперва он играл на флейте под ее окном, привлекая ее внимание, затем добился ее расположения и посещал на протяжении шестнадцати ночей, довершая завоевание девицы и между делом читая книгу.

Примерно в то же время Ёсицунэ встретил Бэнкэя, монаха-великана, одного из популярнейших персонажей японской мифологии. Бэнкэй столь же известен, как и сам Ёсицунэ; можно провести интересные параллели между их приключениями и подвигами наших Робин Гуда и отца Тука.

Мать Бэнкэя была беременна им в течение трех лет. Он родился очень крупным ребенком, с полным зубов ртом и длинными волосами. Поскольку он был большим проказником, его поручили заботам монастыря Энрякудзи. Со временем, впрочем, он проявил такую задиристость и живость характера, что даже монахам-воинам было с ним не совладать, и его вежливо попросили удалиться.

Покинув Энрякудзи, Бэнкэй нашел заброшенное святилище и устроил в нем монастырь для себя одного.

Однажды ночью им овладело веселое настроение, и он решил подшутить над монастырем Миидэра, стоявшим неподалеку.

В Миидэра был замечательный колокол, его чистый звук был знаменит на всю Японию. В ту ночь Бэнкэй пришел в Миидэра, срезал колокол с опоры и взвалил полтонны бронзы на свои могучие плечи. Далее, гласит легенда, не успел он зайти достаточно далеко в горы, как им овладело желание услышать звон своего новоприобретенного колокола. Он Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 81 поставил его на землю, вырвал молодое деревце и со страшной силой ударил в колокол. Увы! Вместо того чтобы зазвучать, колокол жалобно попросил, чтобы его вернули домой. Бэнкэй с отвращением пнул колокол, и тот покатился по склону. В конце концов он докатился до Миидэра, где возмущенные монахи потребовали, чтобы Бэнкэй повесил его на место. Бэнкэй согласился сделать это за котел бобовой похлебки. И котел и колокол по сей день хранятся в Миидэра как «доказательства».

Встреча Бэнкэя с Ёсицунэ произошла на мосту Годзё в Киото. Последним увлечением Бэнкэя стало коллекционирование мечей, к тому же чужих! У него уже было 999 изделий оружейного искусства, когда он увидел, подходя к мосту, молодого парня с великолепным мечом у пояса. Отобрать его оказалось, однако, не так-то просто.

Ёсицунэ продемонстрировал Бэнкэю такой уровень фехтовального мастерства, что тот безоговорочно сдался и поклялся ему в вечной дружбе и служении. С тех пор имена Ёсицунэ и Бэнкэя были прочно связаны.

В 1180 г. Ёсицунэ стал исторической фигурой. После битвы при Фудзигава он воссоединился со своим братом Ёритомо и поступил к нему на службу в Камакура. Вышло так, что одно из первых данных ему поручений было направлено против одного из членов его семьи, его двоюродного брата Ёсинака.

Вступление армии Ёсинака в Киото потрясло Ёритомо не меньше, чем Тайра, к тому же Ёсинака вскоре стал там крайне непопулярен. Если раньше кое – кто из перепуганных горожан и готов был приветствовать его победоносных солдат как освободителей от ига Тайра, то очень скоро они осознали свою ошибку. Самураи Ёсинака и Юкииэ вели себя как орда, которой завоеванный город отдан на разграбление.

Грубые горцы из Синано, дикие, свирепые и голодные, грабили равно и сторонников Тайра, и тех, кто поддерживал Минамото. Ёсинака и не пытался их остановить, а бывший император Го – Сиракава прекрасно знал, что Ёсинака не Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 82 политик. Он с удовлетворением отмечал, что между Ёсинака и Юкииэ установились далеко не дружеские отношения. Двор покатывался со смеху, прохаживаясь по поводу манер этих двух деревенских увальней. Когда Го-Сиракава давал им аудиенцию, они поспорили из-за старшинства, а затем, всем на потеху, согласились на компромисс и вошли в зал бок о бок. Для человека, выросшего в изысканной атмосфере японского двора эпохи Хэйан, подобное поведение казалось неприемлемым.

К концу 1183 г. Ёсинака и Юкииэ покинули Киото, чтобы найти и добить тех Тайра, которые отступили на свою территорию, к Внутреннему морю. Карательная экспедиция обернулась провалом. Ёсинака был без особого труда разбит при Мидзусима 17 ноября, а Юкииэ потерпел поражение при Мураяма неделю спустя. Потерпев неудачу, оборванная и усталая армия Минамото вернулась в столицу.

Положение Ёсинака становилось день ото дня все хуже и хуже. Ёритомо посылал ему угрозы из Камакура, а Юкииэ, поняв, что дело зашло слишком далеко, покинул его на произвол судьбы. Ёсинака рвал и метал. Он посадил Го-Сиракава под домашний арест, укрепил свой дом и даже предложил Тайра заключить союз против Ёритомо. В феврале 1184 г. все его планы потерпели крах, когда он узнал, что к Киото приближается большое войско во главе с Ёсицунэ.

Ёсинака остался в столице и послал двух лучших своих командиров удерживать переправу через Удзи. Он собирался использовать реку как естественный рубеж, подобно тому как четыре года назад это сделал Минамото Ёримаса, только защищал он теперь противоположный берег. По примеру Ёримаса он снял настил с моста через Удзи и в качестве дополнительной предосторожности вбил в дно колья с привязанными к ним сетями. Реку и без того было непросто решиться форсировать: она разлилась и была забита подтаявшим снегом.

Когда армия Камакура вышла к берегу, Ёсицунэ едва сумел удержать своих воинов, которые все как один готовы Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 83 были броситься в воду, подражая деяниям своих героев.

Хатакэяма Сигэтада уже готов был направить своего коня к берегу, когда его внимание привлекли два воина выше по течению, которые очевидно собрались устроить собственные гонки через реку. Их звали Кадзивара Кагэсуэ и Сасаки Такацуна, и их соперничество при Удзи, пожалуй, вдохновило больше художников, чем любой другой эпизод из истории самураев. Есть множество цуба, ксилографий и ширм, изображающих этот эпизод и хитрость Сасаки, которая помогла ему одержать победу в этом состязании. «Кадзивара скакал впереди, обогнав Сасаки примерно на шесть кэн. «Эй, господин Кадзивара, – крикнул ему Сасаки. – Осторожней, у тебя ослабла подпруга, затяни-ка ее потуже!» Кадзивара, как видно, поверил. Он бросил стремена, закинул повод коню на шею, распустил и заново затянул подпругу. Тем временем Сасаки промчался мимо и на всем скаку бросился в реку.

Кадзивара понял, что соперник обманул его, и поспешил вдогонку, но догнать не смог, хотя Сасаки и наткнулся посредине реки на сети и ему пришлось разрубать их мечом.

Таким образом Сасаки Такацуна стал первым, кто переправился через Удзигава.

Вслед за этим произошел еще один забавный случай.

Конь Хатакэяма Сигэтада был убит под ним, и ему пришлось добираться вплавь. Когда он уже достиг противоположного берега, кто-то повис на нем сзади. То был молодой самурай по имени Огути Сигэтика. Хатакэяма хорошо знал Огути, ибо сам надел на него шапку взрослого при обряде совершеннолетия. Под ним тоже убили коня, и он был слишком слаб, чтобы самому выбраться из реки. Хатакэяма схватил его и вытолкнул на берег. А тот, едва коснувшись земли, вскочил, выхватил меч и закричал: «Я, Сигэтика Огути из Мусаси, первым преодолел реку Удзи в пешем строю!»

После переправы поражение Ёсинака последовало столь же быстро, как и разгром Ёримаса в 1180 г. Минамото Нориёри, другой брат Ёсицунэ, перешел Удзи у Сэта, и теперь обе армии двинулись на Киото. Конец Ёсинака был близок. «Год Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 84 назад он прибыл из Синано с пятидесятитысячным войском, теперь он бежал вдоль русла реки всего с шестью приближенными, уже затерявшись в мрачных сумерках нижнего мира».

С ним ехала его жена, Томоэ Годзэн. То была известная своей храбростью женщина-воин. Со своим братом, Имаи Канэхира, она вслед за Ёсинака устремилась в его последнюю отчаянную атаку против самураев Ёсицунэ. Отрубив голову одному из них, она сбросила боевые доспехи и пустила коня на восток. Тогда Имаи предложил Ёсинака укрыться в роще и совершить харакири, а он тем временем задержал бы врагов.

«Хэйкэ моногатари» так описывает то, что произошло вслед за этим: Ёсинака один-одинешенек мчался к сосновой роще Авадзу. А дело было в двадцать первый день первой луны, уже пали ранние сумерки, земля подернулась тонким льдом.

Не заметив, что впереди раскинулось глубокое заливное поле, он направил туда коня и провалился в жидкую грязь так глубоко, что конь погрузился в воду чуть ли не с головой.

Привстав на стременах, Ёсинака понукал и хлестал коня, но тот не двигался с места. Тревожась о судьбе Канэхира, Ёсинака оглянулся, и в этот самый миг скакавший за ним вдогонку Тамэхиса Исида, самурай из клана Миура, с силой натянув тетиву, послал стрелу прямо ему в лицо. Тяжко раненный, Ёсинака поник, рухнул вперед, уткнувшись головой в конскую шею. Тут к Ёсинака подскочили два челядинца Исида и сняли ему голову с плеч. Исида надел голову Ёсинака на кончик меча, вскинул высоко вверх и громовым голосом возгласил: – Я, Тамэхиса Исида, одолел Ёсинака из Кисо, чья слава давно гремела по всей Японии!

Тем временем Канэхира все продолжал сражаться, но, услышав голос Исида, воскликнул: «– Зачем же мне теперь биться, кого защищать?! Глядите же сюда, восточные витязи!

Глядите, как принимает смерть первый храбрец Японии!» – и, вложив кончик меча в рот, прыгнул с коня вниз головой, так что меч пронзил его насквозь, и Канэхира пал мертвым.

Со смертью Ёсинака война Гэмпэй вступила в свою Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 85 последнюю стадию, неразрывно связанную с именем Ёсицунэ. 13 марта 1184 г. Ёсицунэ и Нориёри отправились довершить то, что не удалось их двоюродному брату – окончательный разгром Тайра.

У Тайра было одно большое преимущество – теперь они сражались на своей земле. Традиции мореплавания, которые сложились у Тайра, когда они усмиряли пиратов, также стоило принять во внимание. Покинув столицу, они усилили свои базы вдоль побережья Внутреннего моря. Одна из них была расположена на острове Хикосима, в узком проливе между Хонсю и Кюсю. Вторая была на Ясима, у побережья Сикоку, третья – в Сэтцу, недалеко от современного города Кобэ. Поскольку Тайра имели много судов и умели с ними обращаться, их позиции были весьма сильны.

Ёсицунэ решил сосредоточить свои силы сперва против базы около Кобэ, которая называлась Фукухара и которую защищала крепость Ити-но-тани. Замка там не было, только частокол, хотя и очень прочный. Место для нее было выбрано очень удачно, особенно с точки зрения семьи, связанной с морем, поскольку в Ити-но-тани высокие утесы окружают узкую полоску земли и побережья. Эти утесы образовывали северную стену крепости, а с юга находилось море, где стоял на якоре флот Тайра.

Минамото разработали следующий план штурма:

Нориёри должен был двигаться вдоль берега с востока, а Ёсицунэ намеревался обойти крепость вокруг, через Сэтцу, и одновременно с Нориёри нанести удар с запада. Если бы удалось проделать все это быстро и слаженно, у них появился бы шанс прорвать линию обороны Тайра прежде, чем те успеют взять императора и выйти в море.

Ночью 18 марта армия Ёсицунэ обошла Микусаяма, один из форпостов Тайра, примерно в двадцати милях к северу от Ити-но-тани. Затем он повернул на юг и выслал вперед Дои Санэхира с основной частью войска, а сам с небольшим отрядом самураев направился к обрыву в тылу крепости. Когда он и его люди достигли вершины утеса, они Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 86 увидели, что сражение уже началось. Бой был жарким, но ни одна из сторон не уступала. С Ёсицунэ было около двухсот самураев, включая Бэнкэя, который нашел проводника, указавшего, где можно взобраться на скалы и зайти противнику в тыл. Спуск был столь крут, что там, как говорили, не могла бы спуститься и обезьяна. Чтобы проверить это, Ёсицунэ послал по тропинке двух коней без всадников. Когда они благополучно спустились, Ёсицунэ решил, что его люди, в конце концов, не хуже обезьян, и последовал за ними. Так крут был спуск, что стремена ехавших позади касались шлемов тех, кто был впереди! Ноги коней скользили по песку и гальке, покрывавшим утесы; в одно мгновенье всадники пролетели почти два тё и задержались на небольшом плоском выступе. Отсюда, на глубине четырнадцати-пятнадцати дзё, взору открылись островерхие, одетые мхами отвесные скалы. Назад путь уже был отрезан, но и вперед, казалось, двинуться невозможно...

Тем не менее они спустились вниз и атаковали незащищенный тыл Тайра. На скаку они поджигали все, что могло гореть, а Тайра бросились к лодкам. Императора уже приняли на борт, так что по крайней мере одного трофея Минамото лишились. Похоже, что и куча голов, отрубленных в тот день не обещала быть значительной, поскольку знатные самураи дрались за места в оставшихся лодках и выкидывали простых солдат в море.

Тем, кто остался, предстояла отчаянная борьба, детально описанная в «Хэйкэ моногатари». Первым погиб Тайра Таданори, победитель при Удзи, уцелевший в сражении при Курикара. Он пробивался к берегу, «как вдруг его заметил Тададзуми Окабэ из клана Иномата». «Вот славный противник!» – подумал Тададзуми, помчался вдогонку, подгоняя коня хлыстом, колотя стременами, и, приблизившись, крикнул: «– Что за человек, кто таков?

Назовись!» «– Свой!» – оглянувшись, отвечал Таданори, но в этот миг Тададзуми заметил блеснувшие из-под шлема покрытые чернью зубы. «Среди наших воинов нет ни одного, Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 87 кто чернил бы зубы. Это вельможа Тайра!» – подумал он и, поравнявшись, схватился с правителем Сацума. Увидев это, все воины Таданори врассыпную бросились наутек, ни один не пришел на помощь своему господину, ибо все они были наемниками, взятыми из разных земель. Первая голова благородного Тайра скатилась на землю. Тем временем его племянник Сигэхира также пробирался к лодкам. Его быстрый конь оставил позади всех преследователей, но тут стрела поразила его в крестец. Он соскочил с коня и бросился в воду, чтобы утопиться, но попал на мелководье. Тогда он выхватил кинжал, намереваясь совершить харакири. В этот миг к нему подскочил один из самураев Минамото и взял его в плен – довольно необычный поступок для того времени.

На другом конце пляжа имел место один из самых знаменитых поединков в истории самураев. Кумагай Наодзанэ ехал по узкой тропе, надеясь перехватить какого нибудь знатного Тайра, «и вдруг увидел: какой-то воин на скаку бросился в воду вместе с конем и уже проплыл несколько танъов, направляясь к судну, дрейфовавшему поодаль. На всаднике был светло – зеленый панцирь, книзу переходящий в темно-зеленый, на кафтане вышиты журавли, на голове двурогий шлем, у пояса меч с золотой насечкой, конь – серый в яблоках, под седлом, украшенным позолотой».

«Несомненно, это знатный военачальник!» – подумал тут Кумагай. – Эй, вернись! Стыдно показывать врагу спину! – крикнул он и, развернув веер, стал махать им, призывая беглеца возвратиться. И тот принял вызов, повернул коня и вернулся. Едва он поднялся на берег, как противники поравняли коней, схватились и оба рухнули наземь. Кумагай сдавил врага, прижал к земле и уже сдвинул с него шлем, чтобы снять голову, как вдруг видит: перед ним юноша не старше семнадцати лет, лицо слегка набеленное, зубы покрыты чернью, почти ровесник Наоиэ, его собственному родному сыну.

.. Его сын был ранен во время атаки на частокол, Кумагай пожалел юношу и уже готов был отпустить его, когда заметил, что их уже со всех сторон окружили Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 88 самураи Минамото. – Раз уж все равно тебе погибать, – сказал Кумагай, – лучше умри от моей руки, а я буду молиться за твою душу! – Не медли же, рази поскорей! – отвечал юноша.

От великой жалости сердце Кумагая, казалось, остановилось;

не в силах собраться с духом, он не знал, куда направить удар.

Но бесконечно медлить было нельзя – и, обливаясь слезами, он снял юноше голову. Немного погодя он снял шлем с отрезанной головы и хотел уже завернуть ее в кусок ткани, как вдруг заметил флейту в парчовом футляре, заткнутую за пояс убитого. – Несчастный! Это он играл сегодня утром на флейте в крепости Тайра! Велико наше войско, десятки тысяч воинов, но не сыщешь ни одного, кто взял бы с собой флейту в боевой стан! У знатных вельмож и впрямь нежная, утонченная душа! – подумал Кумагай. Потом он показал эту флейту Ёсицунэ, и все, кто был при этом, пролили слезы. И узнал тогда Кумагай, что убитый – юный Ацумори, семнадцатилетний сын Цунэмори, главы Ведомства построек.

С тех пор Кумагай обратился к религии, а история гибели юного Ацумори вошла в самурайскую мифологию.

Ити-но-тани было великим поражением для Тайра.

Десять родственников покойного Киёмори были убиты, а один взят в плен. Единственным лучом надежды было бегство малолетнего императора на базу Тайра в Ясима.

Наступил шестимесячный перерыв в военных действиях, пока Ёритомо высылал Ёсицунэ подкрепления из Камакура. Ёсицунэ должен был преследовать Тайра на море, а тем временем его брат Нориёри продвигался вдоль берега Внутреннего моря к базе Тайра на Хикосима. 8 октября 1184 г. Нориёри выступил на запад. Он был не столь значительной фигурой, как его знаменитый брат, однако задача ему выпала нелегкая. Его путь лежал через земли, подвластные Тайра и населенные сторонниками Тайра, к тому же Тайра полностью контролировали морские пути. Его коммуникации безнадежно растянулись: мы вновь видим армию, которая пытается добыть пропитание на уже опустошенной территории. У Тайра имелся форпост на Кодзима, на берегу Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 89 Внутреннего моря, где Тайра Томомори, который бежал из Ити-но – тани, дал Нориёри единственное за всю кампанию настоящее сражение. Оно интересно тем, что в этой битве самурай по имени Сасаки Морицуна совершил необыкновенный подвиг. Он был старшим братом Сасаки Такацуна, того самого, который выиграл знаменитые гонки через Удзигава. Морицуна превзошел своего брата тем, что переправился верхом через узкий пролив, отделявший Кодзима от суши, и повел Минамото в бой. За этим единственным исключением, все остальное время армия Минамото просто брела вдоль берега. К февралю 1185 г.

Нориёри стал отправлять донесения в Камакура, описывая упадок духа и вялость своих солдат. Он предупредил Ёритомо, что многие из них давно бы дезертировали, будь у них такая возможность. Он также просил коней и лодки, поскольку они застряли на западном Хонсю и не могли переправиться на Кюсю. В конце концов несколько лодок для них нашлось, и утомленная армия «вторглась» на Кюсю.

Один из самураев, ослабший от недоедания, продал свои доспехи и купил лодку, чтобы помочь товарищам переправиться.

В то время как Нориёри продвигался на запад, вся слава досталась его младшему брату. В гавани Ватанабэ по крохам был собран флот, чтобы нанести удар по Ясима, базе Тайра на Сикоку. В первый раз Минамото спускались на воду – перспектива, пугавшая многих самураев с гор. Кадзивара Кагэтоки, который спас жизнь Ёритомо во время случая с «лесными голубями», был особо скептически настроен в отношении приготовлений Ёсицунэ к выходу в море. Он как-то заметил Ёсицунэ, что расположение весел на кораблях не позволит им в случае чего быстро развернуться, и предложил поставить «оборотные весла». – «Мы и не собираемся отступать», язвительно ответил Ёсицунэ, и его слова задели Кадзивара. Стратегия набега на Ясима сводилась к тому, чтобы любой ценой избежать морского сражения с Тайра, которое Минамото наверняка проиграли бы. Вместо Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 90 прямого пути на Ясима они намеревались обойти с юга остров Авадзи, высадиться на побережье Сикоку примерно в тридцати милях от Ясима и уже оттуда начать наступление.

Ясима представляет собой вулканическое плато, которое в настоящее время соединяется молом с Сикоку, но в эпоху войны Гэмпэй этот островок был отделен от суши узким и мелким проливом, который могли преодолеть и всадник и пехотинец. Тайра, несомненно, должны были выставить посты на этой стороне плато, но, несмотря на наличие естественных укреплений на вершине острова, они устроили свою базу на побережье напротив Сикоку, где на мелководье стоял их спасительный флот.

К середине марта Ёсицунэ завершил свои приготовления, и около 22 марта флот вышел в море. Погода была отвратительная, бушевал шторм, что, как надеялся Ёсицунэ, должно было придать их атаке элемент неожиданности. Самураи не разделяли его энтузиазма, и некоторых буквально пришлось загонять на корабли острием меча. Они плыли всю ночь, подгоняемые бурей, и утром высадились на Сикоку. Как только самураи пришли в себя, они оседлали коней и устремились к Ясима.

На Ясима Ёсицунэ использовал ту же «визитную карточку», что сработала в битве при Ити-но-тани. Все, что могло гореть, было подожжено, и под прикрытием дымовой завесы небольшой отряд Минамото направился к морю.

Императора вновь приняли на борт, однако, вместо того чтобы сразу выйти в открытое море, корабли Тайра выстроились в узком проливе, намереваясь перед отплытием нанести удар по Минамото. Те переправились верхом по мелководью и дали бой находившимся в лодках самураям Тайра. Сам Ёсицунэ отличился в этом необычном сражении.

В пылу битвы он уронил в море свой лук и стал его вылавливать. Спутники крикнули ему, чтобы он не рисковал жизнью ради лука. Он, однако, упорствовал и все-таки достал лук. «Я поступил так не потому, что дорожу луком, – отвечал Ёсицунэ. – Будь у меня мощный лук, согнуть который под Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 91 силу разве двоим или троим людям, или такой же огромный лук, какой был у дяди моего Тамэтомо, я нарочно уронил бы его, чтобы враги подобрали... Но я не хотел, чтобы враг поднял слабенький лук и насмехался: глядите, вот, оказывается, каков лук у Куро Ёсицунэ, военачальника Минамото!» Самый известный эпизод в битве при Ясима связан с тем, что на одном из судов Тайра кому-то пришла в голову мысль укрепить на мачте веер, как бы приглашая Минамото сбить его, вероятно, для того, чтобы они впустую потратили стрелы. Веер, алый с золотым кругом, трепетал на ветру и на качающейся лодке представлял собой довольно трудную мишень. Сбить его вызвался восемнадцатилетний самурай по имени Насу Мунэтака. Он стеснялся показывать свое мастерство в присутствии стольких зрителей, но все-таки решил попробовать. Достав гудящую стрелу-«репу», он вложил ее в лук. Стрела попала в рукоять веера и сшибла его.

«Подхваченный порывами весеннего ветра, мгновенье-другое парил он в воздухе, сверкая в лучах заката, но в конце концов упал в море». Впоследствии потомки Мунэтака сделали веер с солнечным диском своим мон – гербом рода.

Солнце уже садилось, и Тайра укрылись в заливе Сидо, к востоку от Ясима. Минамото переправились на Ясима и смыли кровь и соленую воду с доспехов в пруду, который существует по сей день. Это была разумная предосторожность против ржавчины, которая очень скоро разъела бы те места, где потрескался лак. Тайра задержались в Сидо еще на день, а затем отплыли в свой последний оплот на Хикосима. Их потери при Ясима были невелики, но решение отправиться на Хикосима, где Нориёри контролировал побережье, оказалось для них роковым.

Успех Ёсицунэ был теперь главным его козырем. Вожди самураев видели, как он дважды разбил Тайра в бою, и поспешили связать свою судьбу с белым стягом Минамото.

Ёсицунэ был особенно рад принять клятву верности от нескольких самураев-мореплавателей, которые помогли доставить армию Минамото к месту одной из самых Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 92 решающих битв в истории Японии – Дан-но – ура.

Ситуация накануне битвы, 24 апреля 1185 г., складывалась следующая: флот Тайра под командованием Тайра Томомори базировался на Хикосима, откуда они могли контролировать западные подходы к проливу Симоносэки.

Флот Минамото быстро подходил со стороны Сикоку, когда флот Тайра покинул базу и вышел в море, как они обычно поступали со времен Ити-но-тани. Они плыли на восток по проливу, пока не поравнялись с Та-но-ура на Кюсю, в нескольких милях к востоку от современного города Кита-Кюсю. В это же время флот Минамото подошел к острову Мандзусима. Теперь оба флота стояли всего в двух милях друг от друга.

Тайра были уверены в себе. В войне на море они бесспорно были опытнее Минамото, однако благодаря недавно заключенным Ёсицунэ союзам флот Минамото превосходил их численностью: соотношение было примерно 850 к 400, и новые союзники Минамото управлялись с кораблями не хуже Тайра. Тайра Томомори обратился с проникновенной речью к членам своего клана, напомнив им, что на этот раз отступать будет некуда. Им следует не страшиться за свою жизнь, а сражаться как можно храбрее.

Затем Тайра Кагэкиё призвал своих самураев прежде всего вступить в схватку с Ёсицунэ. «Узнать его будет нетрудно, – сказал он, – он лицом бел, ростом мал, зубы торчат вперед».

Единственный самурай, в верности которого Томомори сомневался, был некий Тагути Сигэёси. Подозревая его в предательских замыслах, Томомори спросил у Мунэмори позволения на всякий случай его обезглавить. Но эта просьба была отвергнута, и поскольку сражение уже начиналось, Сигэёси позволили занять место в боевом порядке Тайра. В качестве меры предосторожности императора поместили на обычный корабль, а увешанный вымпелами флагман служил прикрытием. Суда, которые они использовали, были очень простыми. Никакого собственного вооружения они не имели и служили лишь в качестве плавучих платформ для самураев.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 93 Минамото выстроили свои суда в линию, а Тайра разбились на три эскадры. Сражение началось между 6 и 8 часами утра 15 апреля 1185 г. напротив пляжа на Хонсю, известного как Дан-но-ура. Тайра воспользовались приливом, и течение понесло их суда на восток, на флот Минамото.

Когда их передовые суда подошли на расстояние около 300 метров, завязалась перестрелка. Течение было несильным, и стрелки Тайра поразили многих противников. Казалось, сражение разворачивается так, как они хотели, и Томомори старался использовать это преимущество, насколько позволяли обстоятельства.

Около 11 часов два флота сблизились, и вокруг Ёсицунэ разгорелась жестокая схватка. Тайра Норицунэ едва не захватил его в плен, проложив себе путь на судно Ёсицунэ.

Ёсицунэ спасся, перебравшись на другую лодку, а тем временем три самурая набросились на Норицунэ. Он столкнул одного за борт, а двух других обхватил руками и бросился в море. Два фактора, однако, существенно изменили ситуацию.

Во-первых, изменилось направление приливного течения, и теперь преимущество было на стороне Минамото, которые со скоростью восьми узлов теснили Тайра к Дан – но-ура.

Вторым фактором стала измена Тагути Сигэёси, который внезапно спустил красный флаг Тайра и покинул их строй, чтобы присоединиться к Ёсицунэ. Поднявшись на борт корабля Ёсицунэ, он раскрыл ему местопребывание императора, и тогда все силы Минамото были брошены против одного корабля.

Еще большее смятение среди Тайра вызвал отданный Ёсицунэ приказ лучникам сосредоточить огонь на гребцах и рулевых. Вскоре многие суда Тайра уже беспомощно дрейфовали по течению, Минамото обступили их со всех сторон, и Томомори понял, что все потеряно. Он взошел на борт судна, где находился малолетний император, чтобы сообщить, что сражение проиграно и единственным выходом остается самоубийство. Бабка императора, вдова Киёмори, взяла восьмилетнего государя за руку, и они медленно Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 94 подошли к борту корабля. Здесь они вознесли молитвы Великой богине в Исэ и Будде и со словами: «Там на дне, под волнами, мы найдем другую столицу» бросились в волны.

Тут началось самое трагическое массовое самоубийство в истории самураев. Мать императора бросилась в море вслед за ними, но ее выловил один из самураев Минамото, подцепив за волосы боевыми вилами. Жена Сигэхира тоже собиралась броситься в воду, но стрела пригвоздила край ее одежды к борту судна, заставив выронить шкатулку, которую она несла. Оказалось, что в ней находилось священное зеркало, одна из императорских регалий. Священный меч уже бросили в море. Тайра Норимори и Цунэмори тем временем привязали к своим доспехам по тяжелому якорю и бросились в море, взявшись за руки. Так же поступили другие члены семьи – Сукэмори, Аримори и Юкимори. Однако Мунэмори, слабый духом, стоял в нерешительности, пока один самурай, которому подобное поведение вождя показалось отвратительным, не столкнул его в воду. Мунэмори оказался хорошим пловцом и продержался на воде до тех пор, пока Минамото не взяли его в плен. Его мать высказалась по поводу его трусости, прежде чем броситься в воду с юным императором. Она якобы сказала даже, что Мунэмори – сын вовсе не прославленного Киёмори, а торговца зонтиками, который согласился отдать его в обмен на новорожденную девочку. Последним в тот день покончил с собой Тайра Томомори. Он бросился в море, облачившись в два комплекта доспехов.

О скорбный вид! Алые знамена, алые стяги, брошенные, изорванные, плавали в море, как багряные кленовые листья, что устилают воды реки Тацута, сорванные порывами бури.

Алым цветом окрасились белопенные волны, набегающие на берег. Опустевшие судна, потерявшие кормчих, гонимые ветром, увлекаемые течением, качались на волнах и уносились в неведомые морские дали...

Сражение при Дан-но-ура закончилось полным уничтожением клана Тайра. Едва ли кто из упомянутых здесь Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 95 членов этого рода уцелел в этом бою, и после Дан-но-ура имя Тайра исчезает со страниц японской истории. Ни одна из побед в истории самураев не была столь полной, как эта.

Сами масштабы побоища, жертвой которого стал целый клан, отвели ему достойное место в многообразном мире японских рассказов о призраках. Массовая гибель стольких людей не могла не произвести впечатления и на местных жителей. В течение многих столетий моряки боялись заходить в воды Дан-но-ура, опасаясь встречи с неугомонными призраками Тайра, обреченными бродить среди волн. Фантазия крестьян рисовала целые призрачные армии, выходившие из моря с бездонными черпаками, которыми они пытались очистить его от вековой скверны. Существует известная легенда о крабах хэйкэ, в панцирях которых заключены души мертвых самураев (при избытке воображения действительно можно разглядеть в их панцирях очертание человеческого лица).

Война Гэмпэй подошла к концу, и Минамото Ёритомо, «властитель Камакура», стал реальным правителем Японии.

Меры, которые он принял для укрепления своего положения, сильно отличались от методов Тайра и Фудзивара. Ёритомо решил править из Камакура, и в 1192 г. принял титул сэйи-тай – сёгуна. Титул сёгуна, или «главнокомандующего, покоряющего варваров», был до тех пор временным – император его давал военачальнику, которому поручалось подавить какой-нибудь мятеж. Ёритомо превратил этот временный титул в постоянный – данное ему новым императором поручение исполнялось до 4 января 1868 года!

Таким образом Ёритомо установил наследственную военную диктатуру, которая навеки должна была принадлежать роду Минамото, получившую название сёгунат, или бакуфу – последнее слово происходит от маку, больших полотен, которые окружают ставку полководца на поле боя. Сёгунат стал правительством самураев, состоявшим из самураев и действовавшим в интересах самураев. Институт императорской власти был сохранен, но вся реальная политическая власть перешла в руки самураев, единственной Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 96 силы, которая осталась в стране. Они и стали настоящими победителями в войне Гэмпэй.

Что касается величайших из самураев, то их награда была невелика. Зависть и подозрительность привели к тому, что Ёритомо стал преследовать Ёсицунэ. Собственного брата, человека, который помог ему достичь столь высокого положения, он объявил вне закона. После Дан-но-ура за Ёсицунэ в течение четырех лет охотились по всей Японии, как за диким зверем. С горсткой верных соратников, включая неизменного Бэнкэя, он ухитрялся уходить от шпионов брата и преследовавших его армий. Эти приключения превратили Ёсицунэ в мифологическую фигуру, вдохновлявшую многие поколения художников и драматургов. Путешествуя по морю, он встречал призраки Тайра, а один случай, когда он едва сумел уйти от преследователей, достоин особого упоминания, поскольку иллюстрирует характер взаимоотношений между самураем и его слугой.

Ёритомо устроил несколько застав на дорогах, чтобы найти Ёсицунэ, который, как ему сообщили, странствовал в облике ямабуси (бродячего буддийского монаха). Когда Ёсицунэ и его люди дошли до одной из этих застав, Бэнкэй сумел убедить стражников, что они действительно ямабуси, и даже собрал пожертвования на восстановление Тодайдзи. Они уже собирались пройти через заставу, когда одному бдительному стражу показалось, что он узнал Ёсицунэ, и он приказал им остановиться. С удивительным присутствием духа Бэнкэй повернулся и ударил Ёсицунэ посохом, велев ему поторапливаться и не задерживать их в пути. И стражник пропустил их, поверив, что они настоящие монахи, ибо ни один слуга не дерзнул бы ударить своего господина.

Скитания Ёсицунэ закончились на берегу Коромогава, на севере Хонсю, где он и его соратники приготовились сразиться с армией сёгуна. Их вскоре разбили, и Бэнкэй остался, чтобы задержать врага и дать Ёсицунэ удалиться и совершить харакири. Бэнкэй стоял с нагината в руках, и так страшен был его вид, что никто не решался приблизиться к Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 97 нему, пока один самурай не промчался мимо него на коне.

Поднятый им вихрь коснулся Бэнкэя, тот упал, и лишь тогда самураи сёгуна поняли, что он был уже некоторое время мертв. Ёсицунэ между тем совершил харакири или, как считали некоторые, бежал на материк, где присоединился к монголам и принял имя Чингис-хана. С этого момента легенда превращается в чистую фантастику; несомненно лишь то, что Ёсицунэ остается архетипичным японским героем, одиноким странствующим рыцарем, чей конец трагичен и в чьих встречах с призраками и героями мы видим последние отблески героического мифа. С этого момента самураи, при всей их легендарной храбрости, твердо становятся обеими ногами на землю.

Оставив в стороне легендарные аспекты войны Гэмпэй, мы можем рассматривать ее как время коренных изменений в жизни Японии. К 1180 г. Тайра в совершенстве освоили технику интриг и изучили известные тогда пути к власти, но были низвергнуты, потому что их методы к тому времени уже устарели. В 1185 г. Минамото взяли власть силой оружия и укрепили ее, распространив на всю Японию то, что Ёритомо создавал в Канто – феодальную диктатуру, основанную на военной силе.

Власть Ёритомо стала абсолютной, когда в 1186 г. он уничтожил Минамото Юкииэ, а в 1193 г. – Нориёри. Эта верховная власть не принесла ему славы. В то время как любой японский школьник знает сказки о Ёсицунэ и Бэнкэе, имя Ёритомо принадлежит бесстрастному миру политической истории, а не волнующему самурайскому эпосу. В 1199 г.

Ёритомо упал с коня и сильно разбился, от чего впоследствии и умер. В народе говорили, что его конь взбрыкнул, завидев призрак Ёсицунэ, и эта легенда верно отражает сложившееся о нем мнение.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 98 Глава V Звездный час самураев Со смертью Минамото Ёритомо дом Минамото, который так стремительно возвысился во время войны Гэмпэй, столь же быстро пришел в упадок. Через тридцать лет после основания сёгуната в Камакура третий и последний сёгун Минамото был убит, а его место занято представителем клана Ходзё. В течение полутора веков власть сёгуна была под контролем этой семьи. При этом они уважали традицию, согласно которой титул сёгуна должен был принадлежать семье Минамото, и поэтому принимали титул сиккэна, или регента. Таким образом сёгун, который прежде манипулировал марионеточным императором, сам стал марионеткой регентов Ходзё. Именно при Ходзё, а не при Минамото военное правительство Японии пережило свой самый серьезный кризис – монгольские вторжения 1274 и 1281 гг. Попытки монгольского завоевания интересны прежде всего тем, что это единственный случай в истории самураев, когда Япония подверглась вторжению извне. Это потребовало от самураев, которые в течение двух веков сражались только между собой и которым пришлось теперь столкнуться с внешним врагом, чьи методы ведения войны были отличны от их собственных, радикальной переоценки своего состояния.

Кроме того, это был первый случай в истории Японии, когда самураи выступили как ядро японского общества, когда японцы консолидировались и осознали себя единой нацией.

Прежде чем описывать монгольское вторжение, необходимо рассмотреть несколько моментов, связанных с тем, что происходило в Японии в течение столетия после войны Гэмпэй. В стране произошли большие изменения, поскольку конец XII и начало XIII века в Японии были временем возрождения религиозной жизни. Читатель может вспомнить о деятельности монахов-воинов, которая привела к практически полному уничтожению таких традиционных центров монашества, как монастыри Нара и горы Хиэй. После Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 99 войны Гэмпэй Ёритомо руководил восстановлением храмов в Нара и способствовал возрождению буддизма в обоих центрах. Однако гораздо больший вклад в развитие буддизма в Японии в то время был сделан не старыми монастырями, а горсткой новых сект: некоторые из них возникли перед самой войной Гэмпэй и разрослись в начале XIII в. Первая из этих сект была основана монахом по имени Хонэн Сёнин, который родился в 1133 г. Глядя на жизнь того времени в контексте гражданских распрей, предательства и насилия, не стоит удивляться тому, что японцы стали восприимчивы к учению, говорившему о бренности этой жизни и дававшему надежду на лучшее в будущей. Его секта Дзёдо – «Чистая Земля» – призывала своих приверженцев смотреть на этот мир как на мир зла и греха, в котором невозможно достичь состояния Будды. Поэтому им следует отказаться от погони за тенью и уверовать в то, что придет после смерти, когда благодаря вере в Будду Амиду он обретут блаженство. Войти в «Чистую Землю», говорил Хонэн, можно только посредством молитвы, и он показал пример своим последователям, повторяя имя Амиды до 60 000 раз в день.

Учение Хонэна дало еще одну боковую ветвь секты Дзёдо, под названием Дзёдо-синсю – «Истинная секта Чистой Земли». Ее основатель, Синран Сёнин, начал проповедовать около 1224 г., когда завистливые монахи с горы Хиэй добились того, что его сослали в Канто. Он учил, что спасение, обещанное сектой Дзёдо, не обязательно откладывать до смертного часа, что его можно получить прямо сейчас. «Провозгласите имя Амиды, – гласило послание Синрана, – и вы будете спасены немедленно!» Он отвергал такие религиозные процедуры, как чтение заклинаний и умерщвление плоти, предлагая ограничиваться только молитвой. Еще больше он разозлил монахов с горы Хиэй, отбросив принцип безбрачия духовенства и буддийский запрет на употребление мяса. Отмена этих ограничений привлекла в секту многочисленных приверженцев, и в полной мере ее сила проявилась во время волнений XV в.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 100 Дзёдо и Дзёдо-синсю отвечали запросам простого народа. Самураев же больше привлекала другая буддийская секта, хорошо известная на Западе, а именно Дзэн.

«Дзэн-буддизм» для нас стало столь привычным словосочетанием, что для многих Дзэн является синонимом буддизма. Секта Дзэн пришла в Японию в VII в., но не получила распространения до тех пор, пока монах Эйсай не реанимировал ее в 1192 г. Изложить все тонкости учения Дзэн в нескольких словах – задача, достойная Дзэн; достаточно сказать, что Дзэн – это секта созерцания, которая рассматривает спасение как нечто приходящее скорее изнутри, нежели извне. Основным инструментом познания в Дзэн является медитация. Верующий должен избавить свое сознание от всех мирских помыслов и желаний. Сделав это, он приходит к постижению закона и природы Будды, не подпадая под влияние других противоречивых учений. Каким же образом мистическое созерцательное учение нашло такой сильный отклик среди самураев, которые были людьми действия? Ответ, вероятно, заключается в том, что собственно предлагало учение Дзэн. Оно провозглашало путь спасения, который верующий сам избирает для себя, а это должно было нравиться носителям меча и лука. К тому же практика его была суровой, а требования спартанскими, что значительно сокращало путь от залов Камакура до коридоров созерцания.

Наконец, медитативная практика Дзэн извлекала человека из его бытия, перенося его на более высокий, нежели его повседневное окружение, уровень – туда, где он мог постичь свою судьбу и изменить ее. Короче говоря, учение Дзэн давало философскую базу, идеально соответствующую тем самурайским идеалам, которые зародились в XI в. и сформировались в эпоху войны Гэмпэй.

Следует рассмотреть еще один аспект религиозного возрождения, любопытным образом связанный с историей монгольского вторжения. В 1222 г. в провинции Канто родился некий Нитирэн. Он стал монахом и отправился учиться в Энрякудзи, откуда вернулся в 1253 г. и стал Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 101 проповедником. В 1253 г. он выступил с проповедью, которая начиналась словами «Наму мёхо рэнгэ кё», или «Слава Лотосу Божественного Закона», – фразой, которая впоследствии стала лозунгом и боевым кличем его секты.

Нитирэн-сю (секта Нитирэна) призывала японцев отвергнуть учения всех других сект, старых и новых, и добиваться истины, изучая писание, ибо просветление и спасение могут исходить только от слов самого Будды, содержащихся в сутре Лотоса. Нитирэн был странствующим проповедником, он собирал слушателей звуками гонгов, барабанов и чтением заклинаний. Со временем, поскольку его радикальные взгляды у многих вызывали возмущение, его последователи приобрели репутацию непримиримых и воинственных фанатиков; Нитирэн-сю действительно стала единственной нетерпимой ко всем прочим учениям буддийской сектой.

Нитирэн-сю – вот единственное истинное учение, все остальные являлись ложными и должны были быть прокляты.

Вокруг последних лет жизни Нитирэна сложилось множество легенд. Согласно одной из них, когда Нитирэн был приговорен к смертной казни, меч разлетелся на куски, едва он коснулся его шеи.

Нитирэн стремился превратить свою секту в национальную религию и обращал свою пылкую проповедь как к индивидуальному, так и к национальному сознанию. Его обращение к японцам как к нации приобрело самый драматический оборот, когда он предупреждал: если они не покаются в своих грехах, гнев Неба падет на них в форме иноземного вторжения. Здесь Нитирэн проявил себя как проницательный политический наблюдатель и умелый пропагандист.

За угрозой вторжения, о которой говорилось в проповеди Нитирэна, стояло, коротко говоря, следующее. В то время как Япония развивалась, постепенно превращаясь в централизованное государство, Китай, откуда Япония получила столь мощный импульс к развитию, приходил в упадок под натиском наступавших с севера варваров. С 960 Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 102 по 1120 гг., когда Китаем правила династия Сунь, его захлестывали орды захватчиков: сперва пришли татары, которые вынудили императора откупиться, затем последовала вторая, «Золотая», орда тех же татар, которых император перед тем нанял, чтобы избавиться от первой; наконец, появились монголы, свирепые всадники, которые в своих грабительских походах дошли до Европы.

В 1259 г. Хубилай-хан, великий хан монголов, внук знаменитого Чингис – хана, стал императором Китая и в 1264 г. перенес свою столицу в город, который в настоящее время известен как Пекин. Ко времени воцарения Хубилая соседняя с Китаем Корея также признала власть монголов; таким образом, граница монгольских владений проходила всего в пятидесяти милях от Японии. В 1266 г. Хубилай отправил в Японию двух послов, но они не смогли высадиться из-за сильных штормов в Корейском проливе, к великому облегчению корейцев, которым было приказано их сопровождать.

В сложившейся ситуации положение Кореи было незавидным. Корея подчинилась монголам, только когда их яростное наступление поставило страну на колени. На протяжении всей своей истории эта несчастная страна оказывалась буфером между великими державами и к 1266 г.

пришла в полный упадок. Корея не желала ничего, кроме мира с Японией, однако продолжи Хубилай свою завоевательную политику, корейцы неизбежно были бы вынуждены принять участие в его войнах. Дело в том, что монголы, непревзойденные наездники, не были знакомы с мореплаванием и не имели флота. Корейцы же были моряками и имели большой флот. При этом они оказались подданными монголов. Если бы монголы предприняли вторжение в Японию, они могли бы достичь ее берегов только на корейских судах и, возможно, с корейским контингентом на борту. Японцы, со своей стороны, также стремились поддерживать самые дружеские отношения с Кореей. О степени их доброжелательности наглядно свидетельствует та Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 103 жестокость, с которой они расправлялись с собственными пиратами, совершавшими набеги на корейское побережье.

В 1268 г. послы Хубилая наконец переправились через пролив и вручили письмо представителю местного бакуфу на Кюсю.

Оказалось, что японские шпионы в Корее давали сёгунату или, вернее, регентству Ходзё верную картину того, чего им следовало ожидать:

–  –  –

Письмо вызвало панику при императорском дворе, хотя страх перед монголами был отчасти вытеснен негодованием по поводу того, что к императору Японии, потомку Богини Солнца, обращались как к обычному правителю, в то время как Хубилай-хан подчеркнуто именовал себя императором.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 104 Письмо пришло во время подготовки к празднованию пятидесятой годовщины со дня восшествия на престол отрекшегося императора Го-Сага. Все приготовления поспешно отложили и приступили к составлению ответа на грозное послание.

Если бы императорский двор по-прежнему оставался настоящим правительством Японии, последующие несколько лет могли бы обернуться для страны катастрофой. Однако центр власти теперь находился в Камакура, и Хубилай посылал угрозы воинам, а не придворным. Бакуфу с презрением отвергло составленный двором дипломатичный ответ. Монгольские послы отправились назад с пустыми руками, а самураи приготовились защищать свою страну.

18 апреля 1268 г. регент Ходзё Масамура оставил свою должность и принял на себя обязанности начальника штаба бакуфу. В качестве регента ему наследовал Ходзё Токимунэ, восемнадцатилетний самурай, идеальный символ решимости нации. Он обратился к самураям с призывом оставить все клановые распри и объединиться для защиты дома и очага.

Успех его обращения следует во многом приписать тем основам, которые были заложены Ёритомо. Если бы монголы решили вторгнуться в Японию столетием раньше, результат мог бы быть иным.

Как только его первое посольство потерпело неудачу в 1268 г.

, Хубилай-хан начал готовиться к войне. Несколько дипломатических миссий были направлены им в Японию между 1268 и 1274 гг., но японцы ко всем отнеслись с пренебрежением. Судя по его приготовлениям, Хубилай сильно недооценивал боеспособность японцев, ибо его армия состояла всего из 25 000 монгольских воинов, не считая тех нескольких тысяч корейцев, которых в принудительном порядке превратили в солдат и матросов. Как и следовало ожидать, на Корею легла значительная часть забот по формированию армии: в 1268 г. Хубилай потребовал, чтобы правитель Кореи подготовил войска и корабли для вторжения.

Поскольку Корея находилась в весьма стесненных Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 105 обстоятельствах, корейский ван ответил, что он не в состоянии выполнить этих указаний и не способен также предоставить волов и плуги, чтобы увеличить поставки риса, необходимого для армии вторжения. В 1273 г. пятитысячный монгольский авангард прибыл в Корею. Страна была разорена до такой степени, что провизию для монголов пришлось доставлять из Китая.

В ноябре 1274 г. монгольский флот направился к острову Цусима. Обороной острова руководил Сё Сукэкуни, внук Тайра Томомори, того самого, который последним покончил с собой в битве при Дан-но-ура. Японцы не пытались напасть на монгольские транспорты, пока те пересекали пролив, – у них просто не было такой возможности. Кроме пиратов, японцы были столь мало знакомы с мореплаванием, что в мирное время все регулярные морские перевозки осуществлялись на китайских судах. Несмотря на героические усилия Сукэкуни, остров Цусима пал под натиском численно превосходящего противника. Та же участь постигла через несколько дней и остров Ики. С населением обоих островов монголы расправились с такой жестокостью, что это ужаснуло японских самураев. В Японии воины сражались против воинов, война не подразумевала уничтожения гражданского населения. Японцы впервые осознали, что монгольские традиции ведения войны в корне отличны от их собственных.

Сколь необычны и страшны монголы, стало со всей очевидностью ясно 19 ноября, когда монгольский флот вошел в бухту Хаката и монголы высадились около Имадзу. На следующий день на рассвете монгольская армия при поддержке выстроившихся вдоль берега кораблей предприняла атаку на Хаката, во время которой самураи узнали еще кое-что о своих противниках.

Первый урок касался тактики. Храбрость самурая, в некотором смысле составлявшая его главную силу, в данном случае обернулась слабостью. Традиция, предписывавшая вступить в схватку первым, собрать отрубленные головы и, Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 106 главное, вызвать на поединок достойного противника, была совершенно неприменима по отношению к иноземному врагу.

Как мы уже знаем, во время войны Гэмпэй формальные поединки в действительности едва ли оказывали сколь-либо заметное влияние на исход сражений, однако они стали незыблемой легендой, в которую верил каждый самурай. Если вспомнить, что после окончания войны Гэмпэй прошло почти столетие и что за это время произошла лишь одна война, довольно незначительная (в 1221 г.), станет ясно, что каждый самурай больше всего желал сразиться один на один с каким-нибудь монголом и отсечь ему голову, подражая деяниям предков, подвиги которых с каждым годом казались все более славными.

Монголы же, которые с боями прошли через Китай и Корею, были не просто обучены воевать, но провоевали большую часть своей жизни. Они сражались в сомкнутом строю, наподобие македонской фаланги. И на эту монгольскую фалангу всадники-самураи бросились с немыслимой храбростью, ибо храбрость была их главным преимуществом.

Монгольское вооружение за единственным исключением уступало японскому. Монголы сражались прямыми копьями и мечами, которые не шли ни в какое сравнение с великолепными клинками самураев. Однако, согласно «Тайхэйки», военной истории XIV в., у них было одно «секретное оружие».

–  –  –

вторжения»), написанный вскоре после войны, изображает один из этих «железных шаров» в момент, когда тот взрывается перед японским воином, чуть выше него.

Маловероятно, чтобы эти бомбы метали при помощи взрывчатых веществ. Для этого использовалось, скорее всего, что-то наподобие катапульты, поскольку монголы тогда уже были знакомы с мощными арбалетами и осадными орудиями.

Наконец, говоря о различиях в вооружении, следует отметить тот печальный факт, что в Японии искусство стрельбы из лука было уже не тем, что прежде. Следует признать, что дело защиты страны легло целиком на плечи самураев Кюсю, чьи луки были легче и слабее, чем у воинов Канто, однако есть свидетельства, что и в Канто «в славное время мира» пренебрегали военным искусством.

Несмотря на всю их храбрость, японцам пришлось отступить под защиту каких-то старых укреплений, построенных шестью веками ранее. Самураи укрылись за этой линией рвов и валов. «Всю ночь мы оплакивали нашу судьбу, – писал один из них, – думая, что обречены и будем уничтожены до последнего человека и что не останется семени, чтобы наполнить девять провинций». Вся их надежда была на подкрепления с Сикоку и Хонсю, за которыми послали сразу, как только пришли первые известия с острова Цусима. Бакуфу действовало настолько быстро, насколько это позволяли безмерно растянутые линии связи, и приказы снаряжать войска были отправлены во все области, включая Кюсю. Однако прежде чем подкрепления или приказы достигли Кюсю, на японской земле не осталось ни одного монгола.

Похоже, что оказанное японцами сопротивление стало большой неожиданностью для монгольских предводителей, которые к тому же знали, что к японцам в любой момент может прийти подкрепление. У них подходил к концу запас стрел – они рассчитывали исключительно на «молниеносную войну», стрел не жалели и выпускали их плотными тучами.

Они опасались также возможной ночной атаки со стороны Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 108 японцев, во время которой на местности, хорошо тем знакомой, их примитивная тактика дала бы им преимущество.

Поэтому монголы начали тактическую эвакуацию, и, чтобы прикрыть посадку войск на корабли, были подожжены великое святилище Хакодзаки и несколько прибрежных деревень. Засевшие в траншеях японцы видели красное от пламени небо, смотрели, как горят «святилища их богов».

Пожар продолжался недолго, ибо в ту ночь поднялся сильный ветер и принес с собой ливень. Буря застигла монгольский флот в тот момент, когда он покидал бухту, и разметала корабли. Волны разбили те, что успели выйти в открытое море, а один был выброшен на отмель Сига на выходе из бухты Хаката. Корейские хроники сообщают, что потери в этой экспедиции составили 13 000 человек и что многие из них утонули. Так закончилось первое вторжение.

Между 1274 и 1281 гг. монголы были слишком заняты завоеванием южного Китая, чтобы думать о завершении своих планов захвата Японии. Так как японцы были в курсе событий на континенте и предвидели еще одно нападение, сёгунат использовал это время для организации обороны.

Вдоль берега бухты Хаката была воздвигнута каменная стена.

В длину она была около двадцати пяти миль и около пяти метров высотой. С внутренней стороны она была наклонной, так, чтобы на нее можно было въехать верхом, а другая сторона, обращенная к морю, – отвесной. Можно, конечно, было бы и лучше использовать средства и силы, затраченные на постройку стены, направив их, к примеру, на создание военно-морского флота или постройку транспортных судов, которые позволили бы перенести военные действия на территорию противника. Подобные предложения были, один самурай с Кюсю даже разработал план рейда на монгольскую территорию, но от них отказались под предлогом чрезмерных затрат, а дополнительные военные приготовления свели к постройке небольших, но простых в управлении судов, которые можно было эффективно использовать в прибрежных водах.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 109 Были разработаны планы для проведения быстрой и крупномасштабной мобилизации, как только начнется второе вторжение. Четырем самым западным провинциям Кюсю была поручена защита морского побережья непосредственно в пределах их территорий. На Кюсю были созданы отряды береговой охраны, а на случай внезапной атаки на Кокурикудо там тоже провели мобилизацию. Были приняты меры к тому, чтобы каждый, получивший приказ о мобилизации, его выполнил.

К 1279 г. монгольское завоевание Китая практически завершилось, и в распоряжение Хубилая перешел значительный морской флот южного Китая. От Кореи опять потребовали подготовить дополнительные суда и войско, и она действительно предоставила 900 кораблей, 10 000 корейских солдат и 17 000 моряков. Эти силы были сосредоточены в Айура в Корее, и к ним присоединилось 15 000 китайцев и монголов. Это был авангард армии вторжения, за которым должно было последовать огромное китайское войско в 100 000 человек и 60 000 моряков на 3 500 судах.

Этот второй эшелон, получивший название армии «к югу от Янцзы», должен был ко 2 июля соединиться с восточной армией у острова Ики и сосредоточиться для совместной атаки на Кюсю.

Восточная (Корейская) армия отплыла 22 мая 1281 г. и 9 июня вторглась на остров Цусима. Сопротивление было гораздо более упорным, чем во время первого вторжения, и на Цусима, и на Ики, где монголы высадились 14 июня.

Китайский флот еще не снялся с якоря – у его командиров возникли проблемы с формированием и обеспечением столь огромного войска, поэтому восточная армия попыталась начать наступление раньше намеченного срока, не дожидаясь подкреплений. 21 июня дозорные на побережье Кюсю заметили «круглые носы и складчатые паруса» вражеского флота. Это оказалась, однако, лишь часть монгольского войска, направлявшаяся на западный Хонсю для отвлекающего маневра, чтобы прикрыть высадку основных Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 110 сил на Кюсю. Пока этот отряд проплывал мимо, главные силы направились в бухту Хаката. Монголы попытались высадиться на отмели Сига, у самого конца стены, откуда им легче всего было бы зайти во фланг японцам. Однако они встретили столь яростное сопротивление, что после нескольких дней непрерывных сражений им удалось высадить только один отряд. Поскольку стену удерживали на всем ее протяжении, японцам удалось перейти от обороны к нападению. Они выходили из Хаката на маленьких, быстрых и маневренных лодках, по десять – пятнадцать человек в каждой, и предпринимали ночные атаки на монгольские суда, нанося внезапные удары и столь же внезапно отступая.

Фанатичные самураи подходили к монгольскому кораблю, валили собственную мачту, чтобы использовать ее как абордажный мостик, вступали в рукопашную схватку с монголами и возвращались назад. В одном случае тридцать самураев вплавь добрались до корабля, отрубили головы команде и уплыли обратно. Другой прославленный эпизод связан с неким Кусано Дзиро, который атаковал монгольский корабль при свете дня. Несмотря на ливень стрел и на то, что Кусано потерял в бою левую руку, он сжег корабль и захватил двадцать одну голову.

Наиболее известный из этих рейдов на «малых судах»

был проведен Коно Митиари, который также вышел при свете дня на двух лодках, с виду невооруженных. Монголы подумали, что они идут сдаваться, и не стали открывать огонь. Японские лодки подошли вплотную, самураи свалили мачты и бросились на абордаж. Коно Митиари убил капитана корабля, взял в плен военачальника высокого ранга и ушел под прикрытием горящего судна.

В конце концов 30 июня монголы отвели войска на остров Такасима и попытались высадиться на другом участке побережья. Их снова отбросили. Монголам приходилось оставаться на переполненных судах, в страшной тесноте.

Стояла удушливая жара. Началась эпидемия, которая унесла 3 000 человек, а корабли стали гнить. Поскольку армия Янцзы Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 111 была еще в пути, монголам оставалось только ждать и отбивать атаки японцев.

16 июня передовые суда Янцзы добрались до Итоки, а 12 августа великая армада объединилась для последней решающей атаки на японские позиции. Когда два флота встретились, грохот барабанов и приветственные возгласы были слышны на берегу, но это лишь еще больше укрепило решимость самураев. По мере того как приближался переломный момент кампании, для японцев становилось все более очевидным, что одного личного мужества для победы над врагом недостаточно, и вся нация преклонила колени, моля богов о поражении монголов. Бывший император Камэяма в самый решающий миг обратился к основательнице своего рода и отправил посланца в Исэ просить божественной помощи у ее императорской праматери, Богини Солнца.

Просьба была услышана.

Вечером того самого дня, когда была вознесена молитва, 15 августа 1281 г., в небе появилось маленькое облачко, величиной примерно с руку. Облако росло, и вскоре, еще до захода солнца, плотная мгла опустилась на море Гэнкай, где дрейфовала монгольская армада. Затем поднялся ветер. Его дикий вой стал слышен еще до того, как он взбудоражил поверхность моря. Волны росли, монгольские суда бешено раскачивались, а ветер превратился в тайфун, который обрушивал на корабли массы воды, бросал их на скалы, сталкивал между собой или просто сдувал с поверхности.

Силой ветра и волн армаду разнесло в щепки; казалось, «будто кто-то разбросал божественные гадательные стебли»

по поверхности моря.

Когда ками-кадзэ, или «божественный ветер», как его немедленно нарекли, стих, самураи радостно бросились добивать уцелевших интервентов. Потери монголов были огромны, один китайский флот потерял половину своего стотысячного экипажа. Так закончилась последняя попытка завоевать Японию. Хубилай-хан планировал еще одно вторжение, но оно так и не состоялось. После победы над Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 112 монголами национальная гордость японцев возросла непомерно, ками-кадзэ в буквальном смысле считали оружием посланным с неба, и с тех пор ками-кадзэ воспринимался как символ божественной защиты Японии, а святилище в Исэ стало пользоваться гораздо большим почетом и уважением, чем когда-либо прежде.

Пилоты-смертники второй мировой войны, камикадзэ, сознательно отождествляли себя с божественным возмездием.

Вся эта героическая история имела весьма прозаический финал. Победа над монгольской армадой не привела к завоеванию каких либо новых территорий. Таким образом, когда отличившиеся в войне самураи стали требовать вознаграждения, не оказалось свободной земли, которую можно было бы им отдать. К тому же, поскольку сёгунат верил в божественное происхождение ками-кадзэ, религиозные учреждения также потребовали свою долю при раздаче земельных участков, ежели таковые найдутся.

Настоятель одного из храмов на Кюсю заявил, к примеру, следующее:

–  –  –

Некоторые храмы дошли до того, что выдумывали разные истории в надежде на лучшую награду. Верховный жрец синтоистского храма на Кюсю жаловался в 1309 г., что он до сих пор не получил награды, хотя в 1274 г. божество метало стрелы во врага из своего святилища, а за миг до того, как поднялся ками-кадзэ, три пурпурных стяга на крыше Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 113 храма обратились в сторону вражеского флота!

Перед лицом такого соперника добивавшимся вознаграждения самураям приходилось проявлять большую настойчивость. Однако до 1286 г. ничего им даровано не было. Этому обстоятельству мы обязаны созданием свитка «Мёко сурай экотоба». Такэдзаки Суэнага велел написать эту картину, чтобы проиллюстрировать свои подвиги и подкрепить претензии на вознаграждение. Регентство Ходзё в течение последующих тридцати лет было обременено чрезмерными расходами на вознаграждения, религиозные службы и содержание прибрежных оборонительных линий.

Это бремя в конечном счете привело к падению власти Ходзё, о чем будет рассказано в следующей главе. Выгадали от этого только храмы. Ками-кадзэ был бы совсем дурным ветром, если бы он никому ничего не принес.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 114 Глава VI Клятва верности XIV век в Японии был временем противоречивым. В каком-то смысле это был золотой век предательства и измены, когда союзы с легкостью заключались и нарушались на фоне спорадических и все более хаотичных военных действий. И в то же время он породил самые выдающиеся примеры верности в истории самураев.

Затяжные войны четырнадцатого века берут свое начало от противостояния двух мало соответствующих своему положению характеров: военного диктатора, который был ленив и рассеян, и целеустремленного и энергичного императора. Диктатором был регент при сёгуне, Ходзё Такатоки, для которого высшим наслаждением в жизни были собачьи бои, танцы и секс. Императором был Го-Дайго, который, взойдя на трон в 1318 г., увидел в упадке регентства Ходзё возможность восстановить императорскую власть в ее прежней форме, так, чтобы он, император, мог действительно править, а не просто царствовать. Когда силы бакуфу не смогли подавить незначительное восстание на севере Японии, Го-Дайго бросил им открытый вызов. Он послал одного из своих сыновей к настоятелю монастыря горы Хиэй и стал обхаживать этот старый оплот мятежных монахов-воинов.

Среди самураев, принявших его сторону, был один, чье имя стало нарицательным – идеал воина-самурая, Кусуноки Масасигэ. Так в 1331 г. Япония обрела первого самурая, который был верен императору. Если это покажется читателю странным, пусть он вспомнит, как с императорами Японии обращались со времен начала владычества клана Фудзивара.

Императоров держали за ширмой, их смещали, похищали, ими манипулировали, одного императора утопили. К ним относились скорее как к заложникам, чем как к правителям;

они служили чем-то вроде резиновой печатки для оформления государственных переворотов; система «монашеского правления» обрекала их на вечное детство. И Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 115 вот появился самурай, объявивший себя сторонником императора, живого, дееспособного взрослого монарха, у которого были вассалы, чья верность не уступала прославленной верности вассалов Минамото и Тайра, живших двумя столетиями раньше.

Кусуноки Масасигэ, происходивший из рода Минамото, родился в 1294 г. Согласно легенде, императору Го-Дайго приснился сон, будто бы он укрылся под сенью камфарного дерева (кусуноки), и этот сон якобы открыл ему имя воина, которому суждено будет его поддержать.

В 1331 г. Го-Дайго покинул Киото, взяв с собой императорские регалии, и укрылся в храме на склоне горы Касаги около Нара. Войска бакуфу, думая, что он может скрываться в Энрякудзи, атаковали монастыри горы Хиэй.

Сын императора, «принц-настоятель» Энрякудзи, бежал, чтобы присоединиться к Кусуноки Масасигэ в крепости Акасака в Кавати, которую Кусуноки спешно готовил к обороне. Крепость представляла собой квадрат со стороной около 600 метров, огороженный частоколом, с простыми деревянными башнями. Двести самураев защищало крепость, в то время как остальные 300 воинов армии Кусуноки заняли позицию на соседнем лесистом холме.

Самураи бакуфу, увидев, что крепость не имеет ни валов, ни рвов, попытались взять ее штурмом, но были отбиты метким огнем защищавших ее лучников.

Военачальники скомандовали отступление и стали готовиться к новому приступу. В то время как они отдыхали, на них напали укрывшиеся на холме лоялисты, а Кусуноки сделал вылазку из крепости и гнал их на протяжении нескольких миль. Войска бакуфу предприняли еще несколько попыток взять крепость, но Кусуноки проявлял большую изобретательность, защищая ее. На склоне холма он подвесил на веревках бревна, которые скатывали на осаждавших, когда те пытались подняться по склону. Камни, кипяток и смола заставляли их держаться подальше от стен.

Осада превратилась в блокаду, и вскоре у Кусуноки Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 116 осталось провизии всего на пять дней. Он решил оставить форт и, чтобы прикрыть отступление, придумал следующую уловку. Приготовили огромный погребальный костер, на который положили тела погибших. Когда все было готово, защитники, хорошо знакомые с местными лесами и холмами, под покровом ночи по двое или по трое выбрались из крепости. Когда все ушли, последний оставшийся в крепости самурай зажег погребальный костер. Увидев огонь, солдаты бакуфу бросились к крепости и обнаружили там единственного самурая, который со слезами поведал им о массовом самоубийстве великого клана Кусуноки. Сцена была слишком реалистична, чтобы вызвать сомнения, и воину, оплакивавшему гибель соратников, позволили уйти.

Через некоторое время Кусуноки перешел в наступление и вновь захватил крепость Акасака. Правда, на этот раз он сумел продержаться там только тридцать дней, так как войска бакуфу выкопали траншею и отрезали его от воды. Ему вновь удалось уйти.

Император Го-Дайго был менее удачлив, чем его верные сторонники. Он попал в плен во время штурма Касаги. В 1332 г. его сослали на остров Оки, но через год он бежал, укрывшись под кучей водорослей на дне рыбачьей лодки. К тому времени поднялась уже вся западная Япония, вдохновленная примером Кусуноки Масасигэ, который занял хорошо укрепленный форт Тихая и сдерживал под ним значительную часть войск бакуфу, пытавшихся выбить его оттуда. Тем временем число сторонников императора росло с каждым днем.

Штурм крепости Тихая дорого обошелся бакуфу. После первого же приступа восемь писцов в течение трех дней составляли списки убитых. Крепость Тихая была построена на холме, отделенном от соседних холмов глубокой расселиной – позиция, укрепленная самой природой.

Считалось, что с двух сторон она неприступна и почти неприступна с двух других. Войска бакуфу применили тот же прием, который сработал при осаде Акасака, отрезав крепость Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 117 от воды. Но в Тихая был свой колодец, и ее защитники отвечали на каждую попытку взять крепость приступом лавиной камней и стрел. Осаждающие ответили хитростью на хитрость и построили большой деревянный мост, который перебросили через самую узкую и самую глубокую часть ущелья. В день штурма, когда на мосту столпились вражеские самураи, защитники его подожгли.

Отчаявшись, командиры войск бакуфу попытались прибегнуть к подкупу и привязали к стреле послание одному из людей Кусуноки, в лояльности которого у них были основания сомневаться. Однако письмо было доставлено прямо к Кусуноки, и он использовал мнимое «предательство»

в качестве ловушки. Позади башни, которую должны были «сдать», выкопали глубокий ров. Безлунной ночью вражеским солдатам дали туда проникнуть, и как только авангард штурмового отряда провалился в ров, их начали обстреливать со всех сторон. Им пришлось так быстро ретироваться, что остальная часть армии приняла их бегство за вылазку противника и атаковала своих же. Оборона крепости Тихая, которая внесла немалый вклад в борьбу за дело императора, считается одной из самых блестящих военных операций в истории Японии. Подобные кампании привели к первым со времени монгольского вторжения серьезным изменениям в самурайской тактике. Такие действия, как защита крепости или длительная осада, исключали использование конницы – лошади были нужны только как транспорт. В пешем строю коробчатые доспехи типа ёрои были непрактичны, и по мере того как японцам все больше приходилось полагаться на пехоту, их вооружение постепенно менялось. Чтобы надеть доспехи ёрои, состоявшие из двух частей, требовалось слишком много времени, поэтому их заменили цельным панцирем того типа, что прежде использовался лишь для вооружения пехотинцев. Исчез кожаный нагрудник, а на смену тяжелой «юбке» ёрои пришли легкие составные набедренники кусадзури. Для ближнего боя многие самураи предпочитали нагината с коротким клинком или зловещего Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 118 вида длинный меч, называвшийся но-дати и напоминавший нагината старого образца со 120-сантиметровым клинком.

Появилась новая форма набедренников для защиты от рубящих ударов, а назатыльник шлема, закрывавший шею, чаще выгибали наружу, а не вниз, что позволяло более свободно манипулировать оружием. Начали носили не один, а два бронированных рукава; усилили личины; на смену отделанным мехом сапогам для верховой езды пришли легкие сандалии. Следует помнить, однако, что все эти изменения происходили постепенно, между 1350 и 1500 гг. До конца XVI века ёрои все еще делали и носили.

Когда Го-Дайго вернулся из изгнания, бакуфу приняло решение обойти форпост Кусуноки и как можно скорее атаковать самого императора. Одному из лучших командиров, Асикага Такаудзи, было приказано выступить из Камакура против Го-Дайго. Такаудзи, который родился в 1305 г., был ветераном сражений под Акасака и Тихая. Человек хитрый и скрытный, он понимал, что его семья, связанная родством с кланом Минамото, может кое – что выгадать от царившей вокруг сумятицы, поэтому, как только его армия отошла от Камакура, он объявил себя сторонником императора. 10 июня 1333 г. Асикага Такаудзи атаковал Киото и убил местного представителя бакуфу. Это было страшным ударом для Ходзё, но худшее было впереди. Поскольку многие самураи бакуфу все еще сидели перед замком Тихая, защита Камакура оказалась ослаблена, и это обстоятельство было использовано другим отпрыском клана Минамото, Нитта Ёсисада. 20 июня или около того Нитта Ёсисада поднял знамя восстания в своей родной провинции Кодзукэ, и его личный отряд вскоре превратился в значительную армию. Под предводительством Нитта эта новая лоялистская армия с боями двинулась на Камакура.

Самураи Нитта шли к столице тремя колоннами.

Поскольку город стоял среди высоких лесистых гор, подойти к нему с востока или запада можно было только по узким долинам и горным ущельям. Войска бакуфу стойко обороняли Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 119 проходы, и первая колонна лоялистов была уничтожена.

Тогда Нитта вышел к морскому берегу у Инамурагасаки, где, согласно легенде, взобрался на утес и обратился с молитвой к Богине Солнца, прося ее покарать тех, кто узурпировал власть ее потомков. Он бросил в море свой меч, и воды раздвинулись, подобно водам Красного моря перед Моисеем.

На самом деле он, видимо, просто дождался отлива, переправился по песчаной отмели и атаковал город с юга.

Столица пала 5 июля, а презренный регент Ходзё покончил с собой, единственный раз в жизни проявив мужество.

Го-Дайго вернул себе трон, став первым за много веков абсолютным монархом из императорского рода. Однако если он думал, что стрелки часов можно перевести на четыреста лет назад или что самураи, которые добыли ему трон своими мечами, удовлетворятся ролью военной полиции при праздном дворе, он явно ошибался. Едва ли, конечно, мудрый Го-Дайго так думал; просто теперь, с падением регентства Ходзё, кабинет императора стал единственным реальным правительством.

Раздоры начались, как только Го-Дайго приступил к самому неотложному делу – награждению своих верных сторонников. Кусуноки и Нитта были вполне удовлетворены наградами, но Асикага Такаудзи не скрывал недовольства.

Вскоре обстоятельства позволили ему приступить к исполнению его замысла. Ходзё Токиюки, сын покойного Такатоки, неожиданно напал на Камакура и вновь завладел столицей. Асикага Такаудзи было поручено наказать мятежника, в чем он преуспел, проявив незаурядный талант военачальника и умение привлекать сторонников под свои знамена. Однако вскоре после взятия столицы его действия стали внушать императору большие подозрения. Такаудзи объявил войну Нитта Ёсисада и захватил его земли в Кодзукэ.

Прежний сторонник Го-Дайго уничтожил один сёгунат, чтобы основать другой; началась новая война, а Нитта и Кусуноки выступили на стороне императора против дома Асикага.

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 120 Асикага Такаудзи вошел в Киото 25 февраля 1336 г., но вскоре был выбит оттуда лоялистами под предводительством Китабатакэ Акииэ, который привлек на свою сторону монахов Энрякудзи. Незадолго до его атаки Асикага заключили союз с монахами Миидэра. Вновь монахи вступили в бой с монахами, а многострадальный монастырь Миидэра в очередной раз был сожжен дотла. Одержавшие победу лоялисты бросились преследовать Такаудзи и его брата Тадаёси, буквально загнали их на край острова Хонсю, откуда те переправились на Кюсю в надежде найти сторонников.

Здесь Асикага Такаудзи рассчитывал получить подкрепления, поскольку, подняв восстание в ноябре прошлого года, он отправил одинаковые послания нескольким знаменитым воинам, главным образом в западную Японию, призывая их под свои знамена. Это повлекло за собой длинную цепь событий, затронувших всех самураев, поскольку они были вынуждены принять либо ту, либо другую сторону.

Одно из этих воззваний сохранилось в архиве семьи Сибуя из Ирики на южном Кюсю:

–  –  –

Врагом был объявлен Нитта Ёсисада, чтобы избежать прямого намека на персону императора. Призыв был короткий, но эффективный, и когда в марте 1336 г. Такаудзи поспешно отступал на Кюсю, поддержка ему уже была гарантирована. Вслед за Сибуя и другими небольшими семьями на сторону Асикага встали три могущественных клана Кюсю – Симадзу, Сони и Отомо. Их главным соперником на Кюсю было семейство Кикути, и вскоре, 14 апреля, противники сошлись в битве на побережье Тадара около Хаката. Это место, три мили белого песка на фоне Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 121 зеленых сосен, было, очевидно, самым красивым полем битвы в японской истории. Сражение закончилось полной победой Асикага, и через месяц Асикага Такаудзи в сопровождении многочисленных союзников двинулся обратно на Киото.

Сибуя, способствовавшие триумфу Асикага на Кюсю, немедленно получили вознаграждение, как следует из письма, подписанного Такаудзи за день до того, как он выступил из Хаката на Киото. В нем он говорит о земле, дарованной Сибуя Сигэмунэ, который принадлежал к той ветви клана, которая носила имя Таки, «в награду за его заслуги». Сибуя, вероятно, присоединились к Такаудзи во время похода на Киото. Если это так, то они могли участвовать и в решающей битве при Минатогава.

Сражение произошло, когда Такаудзи продвигался вдоль берега Внутреннего моря. В Томо, на полпути к Киото, состоялся военный совет, на котором решено было наступать двумя отрядами. Один, под командованием Такаудзи, шел морем, другой, возглавляемый Асикага Тадаёси, двигался вдоль берега, а авангард вел Сони Ёрихиса, который прибыл с Кюсю. Пока две армии продвигались на восток, они получили значительные подкрепления, прибывшие морем с Сикоку, которыми командовал Хосокава. 24 июня Такаудзи достиг Кодзима в Бидзэн, а 4 июля бросил якорь у Акаси. Тем временем вторая армия, двигавшаяся по суше, дошла до Ити-но-тани, места славной победы Ёсицунэ над кланом Тайра в 1184 г. Провести здесь ночь перед битвой было весьма символично.

Известия об энергичном наступлении Асикага вызвали беспокойство среди сторонников лоялистов в Киото, поскольку Нитта Ёсисада вынужден был отступить под его натиском. Император Го-Дайго послал за Кусуноки Масасигэ и велел ему оказать поддержку Нитта. Кусуноки, как человек военный, возражал против такого образа действий, памятуя о смуте Хогэн, но его возражения были отвергнуты. Кусуноки считал, что вступать с противником в открытое сражение слишком рискованно. Он посоветовал Го – Дайго укрыться на Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 122 горе Хиэй – тогда Такаудзи не устоит перед искушением войти в столицу. Там его можно будет атаковать объединенными силами монахов и самураев, а Нитта отрезал бы ему пути к отступлению. Но к мудрому совету самурая не прислушались, и Кусуноки поневоле вынужден был согласиться с решением императора. Следуя идеалам самурайской верности, он решил умереть в бою и отправился в путь убежденным, что назад уже не вернется. Уходя, он сказал своему сыну Масацура, что отдаст жизнь за императора и что делает это охотно, зная, что когда-нибудь Масацура, которому тогда было десять лет, продолжит его дело.

Лоялисты, которым угрожала атака и с суши и с моря, вышли на позиции. Нитта Ёсисада, главнокомандующий, прикрывал берег моря между реками Минато и Икута.

Кусуноки стоял против армии Асикага Тадаёси, спиной к реке Минато. Тадаёси разделил войско на три части. Сам он стоял в центре, в то время как Сони двигался вдоль берега, поддерживая связь с флотом, а Сиба поднялся на возвышенность, угрожая правому флангу Кусуноки.

Первая стычка произошла, когда войско Хосокава попыталось высадиться. Лоялисты оказали отчаянное сопротивление, самураи Хосокава были отброшены назад к лодкам, и им пришлось плыть вдоль берега дальше на восток.

Нитта тем временем был атакован Сони и, поскольку Хосокава вскоре сумел высадить свое войско в устье реки Икута, стал отходить, чтобы отразить удар с его стороны.

Кусуноки, таким образом, остался один на противоположном берегу Минато. Он еще мог держаться против Тадаёси и Сиба, но высадка армии Такаудзи поставила его в сложное положение. Хосокава между тем заставил Нитта отступить, и в знойный полдень 5 июля 1336 г. Кусуноки был атакован со всех сторон. В конце концов, весь израненный, Кусуноки Масасигэ совершил харакири, и дело лоялистов было проиграно.

Так Кусуноки Масасигэ вошел в пантеон японских Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 123 героев, присоединившись к принцу Ямато и Ёсицунэ как воплощение самурайской доблести. И в жизни, и в смерти он оставался одинокой фигурой, идеальной для исполнения роли, которую ему уготовала судьба. Его верность императору была непоколебимой, из всех сторонников Го-Дайго именно он принес наибольшие жертвы. Пять веков спустя, во время реставрации Мэйдзи, образ Кусуноки Масасигэ вдохновлял тех самураев, которые стали создавать новый культ верности императору. В истории XIV века Кусуноки остался непревзойденным образцом личной преданности монарху, а не просто институту монархии.

Сражение при Минатогава было решающим, но война на этом не закончилась. Войско Асикага с триумфом вошло в Киото 8 июля, а Го-Дайго бежал на гору Хиэй. Такаудзи посадил на трон другого принца под именем императора Комо, и 12 ноября Го-Дайго передал императорские регалии этому новому государю. Как оказалось впоследствии, то были не подлинные регалии, а копии, изготовленные для такого случая. Го-Дайго перебрался с горы Хиэй в Ёсино, в горы к югу от Нара, и стал править оттуда как законный император.

С 1337 по 1392 гг. в Японии было два императора: законная линия, известная как Южный Двор, правила в Ёсино, а ставленники Асикага, или Северный Двор, – в Киото.

Враждебные действия между дворами продолжались на протяжении всего периода раскола. В 1338 г. Асикага Такаудзи был официально провозглашен первым сёгуном Асикага. В том же году был убит Нитта Ёсисада, в 1339 г.

скончался император Го-Дайго, как говорят, сжимая эфес меча в правой руке и «Сутру Лотоса» в левой. Чтя заветы отца, Кусуноки Масацура поддерживал пламя сопротивления лоялистов. В 1347 г. он стал главнокомандующим армии Южного Двора при преемнике Го-Дайго, двенадцатилетнем Го-Мураками. В 1343 г. его атаковали войска Асикага под командованием Ко Моронао и Ко Мороясу. Он быстро отступил к Ёсино, где его принял юный император, который сказал, что клану Кусуноки доверяет больше, чем Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 124 собственным локтям и бедрам. Это очень тронуло Масацура.

Он и его люди помолились у гробницы Го-Дайго, на которой мечами вырезали свои имена.

Перед уходом Масацура оставил прощальные стихи на двери храма, нацарапав их наконечником стрелы:

–  –  –

Дверь со стихами по сей день хранится в храме Нёйриндзи. Масацура выступил из Ёсино с небольшим войском и встретил врага при Синдзо Наватэ, где 4 февраля 1348 г. клан Кусуноки дал свое последнее сражение.

Масацура был убит вместе со своим братом Масатоки и двоюродным братом Вада Такахидэ.

С гибелью семьи Кусуноки соперничество между двумя императорскими дворами опустилось до уровня свары из-за земельных владений, когда претензии враждебных династий отошли на второй план, а ход борьбы определялся личными счетами и политическими амбициями отдельных кланов.

Действия некоторых из них во время этой войны содержат элемент фарса, ибо они переходили с одной стороны на другую с непостижимой скоростью. Возникали самые нелепые ситуации, когда семьи, не желавшие ничего, кроме мирного нейтралитета, бывали вынуждены объявить себя сторонниками той или иной партии. Оказаться на стороне проигравших означало бы для них финансовый крах. Чтобы предохранить себя от подобных случайностей, некоторые семьи устраивали так, что отдельные их ветви поддерживали разные стороны: чья бы земля ни была конфискована, она все равно оставалась во владении того же клана. В подобной ситуации создавалась видимость военной активности; как писал в «Истории Японии» сэр Джеймс Мурдох, «одна партия строила форт или частокол в стратегически важном месте и Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 125 завозила припасы для гарнизона, другая же воздвигала нечто подобное в непосредственной близости. Жертвы во время стычек между двумя гарнизонами были крайне редким явлением, причем чаще всего это были случайные раны от стрел. Та партия, у которой раньше кончался провиант, отступала. Когда появлялся агент по рекрутскому набору, у лидеров «враждующих» сторон всегда находился для него веский аргумент: поскольку враг уже стоит у самых ворот, они никак не могут выделить людей для дальних экспедиций».

Документы семьи Ирики показывают, сколь мало номинальные «позиции» двух дворов затрагивали семейство Сибуя, которое поддержало Такаудзи, когда он бежал на Кюсю. 22 сентября Такаудзи писал, что «деяния верности Сибуя Сигэкацу (приемного сына того Сигэмото, которому был адресован призыв к оружию) великолепны и будут вознаграждены».

Несколько месяцев спустя Асикага Такаудзи стал вновь набирал рекрутов и написал всему клану Сибуя:

–  –  –

Год спустя Сибуя «служили верой и правдой», разделившись на две фракции, северную и южную, и сражаясь друг с другом. Еще две ветви этого семейства, Того и Таки, ответили на призыв Такаудзи и присоединились к тем, кто поддерживал Северный Двор. За Южным Двором пошли другие ветви, Кэто и Ирики, включая Сибуя Сигэкацу, которого всего год назад наградили за верность Северному Двору! Что при выборе союзников все они руководствовались соображениями личной выгоды, очевидно из сохранившихся Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 126 документов, среди которых несколько докладов, известных как гун-ту сё (документы, перечисляющие «заслуги» самурая в военное время). После битвы, в которой принял участие самурай, он составлял подробный отчет о своих деяниях, описывая свои подвиги, стычки с противником и приводил имена надежных свидетелей. Командир утверждал этот отчет, который затем передавался на рассмотрение соответствующему должностному лицу, ответственному за назначение награды. Иногда командир подавал свой собственный доклад о поведении того или иного самурая.

В июле 1339 г. Сибуя Сигэкацу повел самураев Ирики на штурм Икарияма, крепости на реке Сэндай, которую удерживало для Северного Двора семейство Того, принадлежавшее к тому же клану. В авангарде был один самурай из клана Идзуми, который «вел авангард, рискуя жизнью, и первым бросился в ров вместе с конем, будучи ранен в правую руку». Неизвестно, представил ли собственный доклад этот достойный воитель, а вот с противоположной стороны подобный гун-ту сё поступил от одного из защитников крепости, Сабуро Тосимаса, который написал его от третьего лица.

К тому же в свидетели своих подвигов он призвал собственного командира:

–  –  –

Этот документ был заверен военачальником, Сакава Хисакагэ, и послан Асикага Такаудзи в Киото. Поскольку Хисакагэ лично засвидетельствовал подвиги Тосимаса, он был вполне уверен, что тот в конце концов получит награду, и сам распорядился выделить Тосимаса несколько опустевших земельных участков, пообещав увеличить вознаграждение, когда земли будет больше и когда на то будет получено одобрение начальства.

Неудачный штурм Икарияма не был большим ударом для сторонников Южного Двора. В следующем году принц Канэнага, которому его покойный отец Го – Дайго поручил ведение дел на Кюсю, прибыл в Сацума. Его прибытие вновь воодушевило сторонников Южного Двора, и те ветви клана Сибуя, которые его поддерживали, поспешили к нему, чтобы засвидетельствовать свою преданность. К ним присоединилась ветвь Того, решившая, что благоразумнее будет присоединиться к стороне, где присутствует особа императорской крови, в то время как с ветвью Тэрао, лояльность которых Южному Двору была под сомнением, стала заигрывать противоположная сторона. Северная фракция вскоре оказалась втянутой в военные действия на стороне их могущественных соседей Симадзу, которые были сильнейшими из сторонников Асикага на южном Кюсю. Один из них, Симадзу Тадакуни, поднял восстание и едва не напал на Кагосима, столицу провинции Сацума. В 1346 г. Сибуя предоставили подкрепление, что дало повод Никайдо Юкинака, командующему силами Симадзу в крепости Икэбэ, написать следующий доклад о позорном поведении семейства

Сибуя:

–  –  –

Одна ветвь Сибуя, Окамото, осталась, однако, верной Симадзу и соответственно Северному Двору. Сибуя (Окамото) Сигэоки, брат Сигэкацу, принимал участие в героической защите крепости Тофукудзи и представил следующий гун-ту сё, заверенный его командиром, Хатакэяма

Наоаки:

–  –  –

После этих подвигов Сигэоки был снова призван на войну – на этот раз его призвал представитель сёгуна на Кюсю, Иссики Нориудзи. На Хонсю дела Северного Двора шли несколько лучше, особенно после смерти в феврале 1348 г. доблестного Кусуноки Масацура, но на Кюсю Симадзу, главные сторонники северной фракции, преуспели далеко не во всем.

Крепость Икэбэ снова была в опасности:

–  –  –

Причина, по которой Сигэоки ничего не стал предпринимать, заключалась в том, что в 1351 г. он перешел на другую сторону, когда его призвал к оружию Канэнага, принц Южного Двора. Подобный же призыв был послан его брату Сибуя Сигэкацу, представителю ветви Ирики, о котором мы в последний раз слышали в 1339 г., когда он штурмовал Икарияма в интересах Южного Двора. Тон следующего письма позволяет предположить, что в какой – то момент между 1339 и 1343 гг. Сигэкацу еще раз перешел на противоположную сторону, вновь объявив себя сторонником Северного Двора!

–  –  –

И Сигэкацу, и Сигэоки ответили на призыв и послужили верой и правдой. Это поставило клан Сибуя в двусмысленное положение, поскольку сложная паутина японской политики вынудила принца в тот момент вступить во временный и нечестивый союз с кланом Симадзу, его злейшим врагом на всем Кюсю. Этот альянс подразумевал, что Сибуя Сигэоки на деле вовсе как бы и не переходил на другую сторону, поскольку его прежний господин стал союзником его нынешнего господина. Поскольку военные действия самого Сигэоки были направлены исключительно против его родственников, ветви Того (которые к тому времени сами уже один раз переходили на противоположную сторону), то вопрос, за кого же он на самом деле сражается, по-видимому, его не интересовал. Имело значение лишь то, что 10 января 1352 г. Сигэоки представил еще один гун-ту сё, приводя в свидетели своего командира. Снова описывалась его «отличная служба».

В течение последующих шести лет никаких заслуг ни перед той, ни перед другой стороной за семейством Сибуя не числилось. То было трудное время для их могущественных соседей, Симадзу, и Сибуя, похоже, выжидали, как станут развиваться события, если могучие Симадзу будут повержены, а с ними проиграно и дело Северного Двора в этой части Японии.

В 1358 г. принц написал Сибуя Сигэоки, подтверждая получение просьбы о поддержке, которая, вероятно, пришла к нему несколькими месяцами ранее. Однако 1362 год застал Сигэоки вновь на стороне северной фракции – на этот раз он оказывал помощь Симадзу в кампании против Идзуми.

Следующий документ – последняя запись о его участии в военных действиях. Он подписан уже вторым сёгуном

Асикага – Такаудзи скончался от рака в 1358 г.:

–  –  –

Сибуя Сигэкацу тем временем отправился в гости в Павильон Белой Яшмы (если использовать прекрасную японскую метафору для смерти), передав дела семьи Ирики в руки своего сына и наследника Сигэкадо. В 1364 к Сигэкадо обратился Южный Двор и пообещал награду за услуги, которые Сигэкадо стал оказывать, в то время как его сын Сигэёри присоединился к сторонникам Северного Двора.

В 1365 г. Сигэёри в награду за свою верную службу получил благодарственное письмо от представителя сёгуна.

Через год он перешел на другую сторону и получил аналогичное письмо от представителя принца.

К 1371 г. популярность Южного Двора на Кюсю так встревожила сёгуна, что туда был назначен новый, более способный представитель, Имагава Рё-сун. Он был одновременно и военным и дипломатом; прибыв на Кюсю, он стал вербовать сторонников. Ирики Сибуя между декабрем 1372 г. и мартом 1373 г. получили от него три призыва к оружию с обещанием, что их владения не будут затронуты, а в случае особых заслуг с их стороны – даже расширены.

Ирики тем не менее остались верны (если это слово еще можно употребить) делу Южного Двора и уже доблестно сражались на стороне противников Имагава, когда первый из этих призывов до них дошел. 24 июля 1372 г. Сибуя Сигэкадо повел самураев Ирики вместе с отрядами, представлявшими ветви Кэто, Того и Таки, против крепости Минэ, которую удерживал для Симадзу Ямада Тадафуса. Осаждавшие сперва были отброшены, Сигэкадо спустился в ров, и когда он выбирался из него с противоположной стороны, его шлем был Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 133 расколот брошенным со стены камнем. Он упал в ров и погиб.

Вдохновленные его героической гибелью Сибуя атаковали снова, захватив и крепость и голову вражеского командира.

Они двинулись дальше и осадили Икарияма, крепость, под которой отец Сигэкадо потерпел неудачу в 1339 г. Симадзу Удзихиса поспешил к крепости, чтобы снять осаду, и при приближении новой армии Симадзу Сибуя благоразумно удалились, избежав таким образом стычки между двумя кланами.

Героизм Сибуя Сигэкадо не остался без награды, поскольку принц Канэнага написал Сигэёри:

–  –  –

Несмотря на обещания принца, Сибуя Сигэёри вновь переметнулся в другой лагерь в 1375 г., но к тому времени такие понятия, как Южный и Северный Двор, уже потеряли всякий смысл. Симадзу всегда в душе были верны сёгуну, но недолюбливали его представителя, и это привело к ряду измен среди них. Что до Сибуя, то основным мотивом при выборе союзников для них было нежелание служить вместе с Симадзу. Так что чью бы сторону ни выбирали Симадзу, Сибуя немедленно переходили на противоположную.

В декабре 1375 г. представитель сёгуната признал заслуги Сибуя Сигэёри, а два года спустя Сибуя сражались за сёгуна против Симадзу. К концу 1385 г. Сибуя еще продолжали вести военные действия против Симадзу – формально в интересах сёгуната, однако истинная причина войны к тому времени уже была забыта. Принц Канэнага умер в 1383 г., и наконец 16 декабря 1392 г. Южный Двор безоговорочно капитулировал. Император Юга, Го-Камэяма, Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 134 отрекся и передал императорские регалии императору Севера Го-Комацу. На этом прекратился раскол, разделявший страну на протяжении пятидесяти шести лет.

Упадок самурайских идеалов во время войны между дворами выразился в практически полном отказе от старых формальностей при поединке, как-то: провозглашение родословной и вызов достойного соперника. В «золотой век предательства» всякий был достойным противником, а анонимная стрела заменяла торжественный вызов. Если принять за точку отсчета опыт клана Сибуя, верность Кусуноки Масасигэ предстает почти уникальным явлением.

Возникает вопрос, были ли самураи того времени в массе своей вообще способны на верность кому бы то ни было, не говоря уже об императоре?

Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 135 Глава VII Век войн От бедствий, постигших принцев, спустимся теперь к самым низам социальной лестницы. До сих пор японский крестьянин почти не упоминался в нашей истории, но, как только на смену XIV пришел XV век, именно это презренное сословие потребовало нашего внимания в первую очередь.

Вся жизнь крестьянина-земледельца проходила на фоне постоянной войны, в которой он принимал мало участия. По мере того как в период борьбы Северного и Южного Дворов война становилась занятием все более и более профессиональным, сама идея «самурая-земледельца» отошла в прошлое. Самурай, по крайней мере самурай высокого ранга, только воевал, а крестьянин низкого ранга только возделывал землю. Между этими двумя крайностями была широкая и размытая прослойка мелких землевладельцев, которым, когда они не участвовали в походах, приходилось самим обрабатывать свои земли из чисто экономической необходимости. Более зажиточные крестьяне вполне могли быть богаче живших по-соседству дзи – самураев, как назывались эти мелкие землевладельцы, и они не прочь были взяться за оружие. В то время статус самурая не был строго регламентирован, и возможности продвижения вверх по социальной лестнице были у каждого, кто имел достаточно воли и способностей, чтобы их использовать.

Положение японского крестьянина в какой-то мере было довольно любопытным. В отличие от его собрата в Европе того времени бесконечные, казалось бы, войны, оставлявшие полосы опустошения поперек его рисовых полей, очень мало его затрагивали. Прежде всего, поскольку все это были гражданские войны, армии не представляли для него непосредственной угрозы. Гражданское население редко подвергалось грабежу и насилию, а если ветхую крестьянскую хижину случайно сжигали, ее нетрудно было восстановить. Единственную опасность – в случае, когда Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 136 урожай затаптывали или крали – представлял голод. Сам по себе крестьянин мало что значил для самурая, гордо проезжавшего мимо, чтобы поучаствовать в очередном бессмысленном сражении. Если крестьянин чего и боялся, то не бедствий войны, а мора, голода и сборщиков налогов, которые в период правления Асикага, как известно, забирали до 70% того, что он производил.

В начале XV века гусеница зашевелилась в своем коконе. До этого японская история никаких крестьянских восстаний не знала, и вдруг люди, в течение многих столетий бывшие кроткими как овечки, словно полностью переменились. Благодаря организаторским способностям дзи-самураев народное возмущение получило выражение в создании союзов взаимной защиты – икки. Очень скоро икки попытались донести свои скорби и требования до средоточия власти, как это прежде делали монахи-воины, и последовал целый ряд «крестьян-ских восстаний».

Вервые икки появились в последние годы Войны Дворов, однако жители Киото впервые испытали ярость толпы не ранее 1428 г. В этом году произошло мощное восстание, вызванное рядом указов, касавшихся положения крестьян. Оно как бы стало сигналом для недовольных народных масс, и волна крестьянских восстаний прокатилась по всей стране. В 1441 г. Киото пережил самое мощное из этих восстаний, которое, в отличие от выступления 1428 г., было тщательно спланировано за несколько месяцев до начала. Крестьяне удачно выбрали время и двинулись на Киото, когда самураи бакуфу Асикага воевали далеко от столицы, в провинции Харима. 15 сентября икки сосредоточились на подступах к городу, где между ними и самураями из клана Кёгоку произошла жаркая стычка. Икки потеряли 10 человек, их противники – 53. Четыре дня спустя толпа начала грабить и жечь пригороды Киото, а 21 сентября тысячи людей икки вошли в город, захватили стратегически важные здания и блокировали дороги. Горожанам, должно быть, показалось, что мир сошел с ума. За два дня Киото был Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 137 полностью отрезан от внешнего мира. Хроники того времени, вроде следующей, описывающей события в районе Тодзи в Киото, звучат как военные донесения: Икки с востока, от дороги, что спускается от Тоба и Киссонин, заняли Тодзи. Их было около двух или трех тысяч. В тот же день икки Тамба-гути вошли в Иманисиномия примерно с тысячей человек... Они окружили город лагерями. Каждый день они совершают набеги на центр города.

Главным объектом нападений икки были владельцы ломбардов и ростовщики, поскольку они прежде всего стремились добиться погашения тяжелых долгов. Но ярость толпы на этом не успокоилась, и после недели беспорядочных грабежей бакуфу было вынуждено издать указ об отмене задолженностей. Успех мятежа 1441 г. привел к установлению определенного стереотипа действий: икки возвращались в Киото в 1447, 1451, 1457 и 1461 гг. Хотя ни одно из этих вторжений нельзя сравнить с восстанием 1441 г., масштабы некоторых из них были внушительны. Во время беспорядков 1457 г. произошла настоящая битва между членами союзов икки и самураями – наемниками, которых наняли ростовщики. Икки успешно разгромили наемников, а затем атаковали силы бакуфу из 800 самураев и изрядно их потрепали.

Для недовольного крестьянина оставался еще один путь, кроме мятежа – бегство и поступление на военную службу.

Местные магнаты всегда нуждались в солдатах, а гибкая организация их армий позволяла крестьянину без труда завербоваться. Все, что ему требовалось, это оружие и доспехи. В то время эти предметы было нетрудно достать, принимая во внимание количество убитых и раненых по всей Японии самураев. Шанс получить награду был невелик, поскольку получение награды все больше и больше зависело от рапорта гун-ту сё, но всегда было чего пограбить.

Хороший военачальник мог успешно использовать этих крестьян – солдат, которых называли асигару, что буквально означает «легкие ноги». К тому же они были весьма «легки на Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 138 руку», что создавало серьезные дисциплинарные проблемы.

Появление икки и асигару были первыми проявлениями процесса, который японские историки называли гэкокудзё (когда подлые подавляют благородных, низшие – высших) и который достиг апогея примерно пятьдесят лет спустя, когда старые традиционные военные кланы были низвергнуты их собственными вассалами или даже икки. В 1460-х гг.

благородные, впрочем, были слишком заняты выкапыванием собственной могилы, и им некогда было думать о подлых, поскольку в 1467 г. началась гражданская война Онин, самая опустошительная и разрушительная из всех самурайских войн.

Самая примечательная черта войны Онин, которая началась в первый год периода Онин, откуда ее название – это то, что почти все ее сражения происходили в пределах самого Киото. К началу военных действий в 1467 г. столица все еще оставалась великолепным городом.

Она получила дополнительный жизненный импульс с упадком Камакура:

поскольку Асикага Такаудзи считал, что Камакура находится слишком далеко от центра политической жизни, он перенес ставку сёгуна в Киото. Штаб-квартира бакуфу была расположена в районе, известном под именем «Муромати», откуда происходит и название соответствующего периода японской истории. В 1378 г. Асикага Ёсимицу, третий сёгун Асикага, построил великолепный дворец, названный «Хана-но-госё», или Дворец Цветов, который, надо заметить, был в два раза больше императорского дворца. Другим вкладом Ёсимицу в японскую архитектуру стал «Кинкакудзи», всемирно известный Золотой Павильон, построенный к западу от города.

Перенесение резиденции бакуфу в Муромати привело к тому, что представители многих крупных военных кланов построили себе дома неподалеку. Таким образом, к 1467 г.

резиденции большинства влиятельных самураев были сосредоточены на небольшом участке северного Киото, который с юга ограничивался Сандзё (третьей главной Стивен Тeрнбулл Самураи. Военная история 139 улицей), а с востока – рекой Камо. В 1467 г. этот престижный район превратился в поле битвы. Чтобы читатель мог следить за развитием событий, ему предлагается карта города, свидетельствующая о том, что Киото в то время еще сохранял свою первоначальную регулярную планировку, сеть пересекающихся под прямым углом магистралей и улиц.

Местонахождение резиденций военных кланов указано приблизительно, на основании сохранившихся описаний, поскольку город был полностью уничтожен во время войны Онин. Истинные причины войны Онин достаточно сложны;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



Похожие работы:

«ШИХОВ Дмитрий Владимирович Особенности военно-политической стратегии Великобритании в начале XXI века Специальность — 07.00.03 Всеобщая история (новая и новейшая) Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руковод...»

«335 И.В. Немченко (Одесса, Украина) К ВОПРОСУ О РЕНЕССАНСНЫХ ТРАДИЦИЯХ В АНГЛИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ XVII ВЕКА: ОЛДЖЕРНОН СИДНЕЙ И РОБЕРТ ФИЛМЕР Влияние идей ренессансного гуманизма на политическую мысль Англии XVII в. представля...»

«СЕРИЯ “НАУЧНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА” РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Основана в 1959 году РЕДКОЛЛЕГИЯ СЕРИИ И ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ им. СИ. ВАВИЛОВА РАН ПО РАЗРАБОТКЕ НАУЧНЫХ БИО...»

«Виталий Вячеславович Иванов Глава субъекта Российской Федерации: политическая и юридическая история института (1990-2013) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6598868 Глава субъекта Российской Федерации: политическая и юридическая история институ...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ ГБУК КК "КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК ИМ. Е.Д. ФЕЛИЦЫНА" ДРЕВНОСТИ ЗАПАДНОГО КАВКАЗА КРАСНОДАР ББК 63,4(2РЗ 7)+63.(2РЗ 7) И90 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Н Е. БЕРЛИЗОВ, (отв. редактор), Ю.В. ЗЕЛЕНСКИЙ, ТА. ПАВЛЕНКО,...»

«УДК 821.133.1 ББК 84 (4Фра) В35 Серия "Зарубежная классика". Компьютерный дизайн переплета Э.Э. Кунтыш Перевод с французского Н.И. Немчиновой, А.А. Худадовой Верн, Жюль. В35 Таинственный остров : [роман] / Жюль Верн; [пер. с фр. Н.И. Немчиновой, А.А. Худадовой]. — Москва: Издательство АСТ, 2016. — 639, [1]...»

«Рабочая программа по истории для 8-а и 8-б класса на 2016-2017 учебный год Горских Эмилии Павловны, учителя истории и обществознания Государственного бюджетного образовательного учреждения города Севастополя "Средняя общеобразовательная школа № 3 с углубленным изучением английского языка"I....»

«Приложение 8Б: Рабочая программа факультативной дисциплины История политических партий и движений в России ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" Утвер...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И КИНО РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ Агентство по культурно-историческому наследию ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ НАРОДОВ ЮЖНОЙ СИБИРИ Горно-Алтайск ББК 63.4 Изучение историко-культурного наследия н...»

«СЕМЕНКИН АЛЕКСАНДР КОНСТАНТИНОВИЧ ПРОБЛЕМА РОМАНТИЧЕСКОГО ИСТОРИЗМА В РОМАНЕ Н.А. ПОЛЕВОГО "КЛЯТВА ПРИ ГРОБЕ ГОСПОДНЕМ" Специальность: 10.01.01 – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Москва 2016 Работа выполнена в ФГ...»

«Примечание историка Действие происходит между двумя эпизодами 2-го сезона сериала "Сверхъестественное": "Блюз на перекрестке" и  "Кроатон". Глава 1 Фордемский университет, Бронкс, Нью-Йорк 12 ноября 2006 года, воскресенье Холодный но...»

«Новицкая Анна Андреевна СТАНОВЛЕНИЕ УЧЕНИЯ О КОНТРАКТЕ В РИМСКОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ Специальность: 12.00.01 – Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2014 Работа выполнена в секторе истории государства, права и политических...»

«Артуро Перес-Реверте МЫС ТРАФАЛЬГАР Перевод с испанского М. Я. ЛУРЬЕ Рига 2013 СОДЕРЖАНИЕ 1. Яхта Incertain 2. Antilla 3. Бак 4. Пушечное мясо 5. Под синим флагом 6. Под белым флагом 7. Сигнал номер 5 8. Первая батарея 9. Палуба юта 10. Капитанский мостик 11. Знамя Эпилог 1. Яхта”Incertain” Если бы капитан-лейтенант Импе...»

«УДК 392 ББК 63.5. М 925 Ответственный редактор: Н.Л. Пушкарева, доктор исторических наук, профессор Рецензенты: О.Е. Казьмина, доктор исторических наук, профессор С.С. Крюкова, кандидат исторических наук Мухина З.З. Семейный быт и повседневность крестьян Курской губернии: традиции и динамика переме...»

«Клинов В.Г. Россия XIX века: актуальные аспекты развития экономической мысли и народнохозяйственной политики / В.Г. Клинов // Мировое и национальное хозяйство. – 2009. – №2. В.Г. Клинов Россия XIX века: актуальные аспекты развития экономической мысли и народнохозяйственной политики Цвайнерт Й. История экономической мысли в Р...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ ИМ. Д. С. ЛИХАЧЕВА" УДК 902.34 ГРНТИ 13.61.15 № госрегистрации Инв. № УТВЕРЖДАЮ Директор...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры "КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКИЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК" Научная статья Поющая глина. Ча...»

«Знакомство с городами, природой, историей и культурой крупнейшей из Латино-Американских стран за 16 дней – с 03 по 18 декабря 2016 года 8 дней с купанием и отдыхом на пляжах Атлантики! 2 речных круиза по Амазонке! 1 морской круиз к островам Итакуруш! 4 похода по национальным паркам, где мы смо...»

«Капустина Екатерина Леонидовна Трудовая миграция из сельского Дагестана как хозяйственная практика и социокультурное явление Специальность 07.00.07 Этнография, этнология и антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата историчес...»

«Управление по работе с личным составом МВД по Республике Карелии БЮЛЛЕТЕНЬ Музей истории МВД по Республике Карелия ВЫПУСК 4 (28) Петрозаводск – 2009 Оглавление История карельских правоохранительных органов в воспоминаниях.1 Голубев...»

«262 АННОТАЦИИ Таким образом, книга Гривеца и Томишича — удобное пособие, содержащее ос­ новные источники по истории солунских братьев. Подробные указатели облегчают поль­ зование текстом. На стр. 184 в прим. 5 Гривец...»

«Переходи на Ноль 122014 Тарифный план действует для абонентов (физических лиц), заключивших договор об оказании услуг связи до 07.11.2013г. на территории Республики Дагестан Тарифный план действует на...»

«Интернет-портал "Sovschola" http://sovschola.ru/ Совшкола Аналитический Интернет-журнал Выпуск 7 (Март 2011 г.) _ Портал http://sovschola.ru/ Совшкола _ Совшкола. – Вып. 7. (Март 2011 г.). – 2011. – 81 с. – URL: htt...»

«Бородин Сергей Витальевич ДОГОВОР О НЕНАПАДЕНИИ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ В НОВЕЙШЕЙ ГЕРМАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ В статье анализируются подходы в новейшей германской историографии о месте и роли заключенного между Германией и СССР договора о ненападении 23 августа 1939 г. применительно к политизированным...»

«1. Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины "Буддизм в современном мире" являются ознакомление учащихся с различными направлениями современного буддизма и философскими аспектами буддийского учения. Это п...»

«Лев Николаевич Гумилев Черная легенда. Друзья и недруги Великой степи Scan, OCR, вычитка, fb2 – Chernov Sergey http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=171925 Л.Н.Гумилев Черная легенда: Друзья и недруги Великой степи: ЭКОПРОС; Москва; 1994 ISBN 5-88621-005-9 Аннотация В настоящий сборник включены работы Л. Н. Гумилева, посвященные одной из наибо...»

«I. Аннотация 1. Цели и задачи дициплины Целью освоения дисциплины “Палеография” является формирование и развитие у студентов одной профессиональной компетенции:способностью использовать в исторических исследованиях базовые знания в области источниковедения, специальных исторических...»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1890 г. по 1913 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11642340 ISBN 978-5-4474-2123-6 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, ос...»

«От древнего мира долины Газимура до 1979 года. В КРАЮ ГОЛУБЫХ ХРЕБТОВ (сборник краеведческих материалов по истории Газимуро-Заводского района Читинской области) Резанов Ф.Н. 1. ОТ ДРЕВНЕГО МИРА ДО ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ О чём поведали муз...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.