WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Труды, выпуск 95 ПРОБЛЕМЫ ТВОРЧЕСКОГО МЕТОДА В ЧУВАШСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Чебоксары — 1979 НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ, ИСТОРИИ И ЭКОНОМИКИ ПРИ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Павлов. (...) А вот люди... Их моральное состояние должны поднимать вы (такие как его брат, комиссар — В. #. ). Истинные ленинцы...

Чувство личной ответственности за порученное дело и перед партией, и перед своими матросами, вера в непобедимость трудового народа — вот ведущие черты главного героя. Герой В. Р о м а н о в а — человек энергичный, думающий. Автор дает понять, что героизм П а в л о в а, прошедшего путь «от мичмана до к о м а н д а р м а », не д а р о в а н кем-то, что это высшее проявление человека, которое подготавливается каждодневно. П а в л о в не' только отличный военачальник, но и любитель поэзии, литературы вообще. Это потребность его души. И автор у б е ж д а е т нас в этом.

Н е имея возможности подробно останавливаться на к а ж д о м герое, с к а ж е м коротко: пьеса достойна славного героя г р а ж д а н ской войны. Не р а с п ы л я я с ь по отдельным мелочам, автор сумел сконцентрировать все внимание на главном: герой и эпоха. Он умело пользуется документальным м а т е р и а л о м (разговор с Гельсингфорсом по прямому проводу; Ленин у т е л е г р а ф а и др.)..

П е р е д к а ж д о й картиной даются документально п о д т в е р ж д е н н ы е данные времени, места, событий.

Введение в пьесу таких персонажей, как Михаил Дмитриевич П а в л о в, Т а м а р а Евгеньевна Ч е р н ы ш е в а, дает в о з м о ж н о с т ь герою раскрыться г л у б ж е и разностороннее.

П р о б л е м а охраны о к р у ж а ю щ е й среды приобрела в последнее время широкий р а з м а х. Среди драматургических^ произведений прошлого года ей посвящены две пьесы: «Леший с ружьем» Н. Терентьева и «Как поживаешь, Волга?» Е.^Афанасьева.

Это р а з н о ж а н р о в ы е произведения. Пьеса «Леший с р у ж ь е м »

определена автором как с к а з к а. «Как поживаешь, Волга?»

Е. Афанасьева относится к драме.

П е р с о н а ж и, с которыми мы знакомимся в пьесе Н. Терентьева, ж и в у т в мире, где открыты все планеты и г а л а к т и к и. Д л я них не составляет труда перелететь с одного конца вселенной на другой. Д а и ракета у них сверхскоростная, за полчаса она м о ж е т облететь всю З е м л ю. И оружие, и о д е ж д а у них наисовременные. Но нет одного — хозяйского, бережного отношения к природе, ее богатству. В лице Вано и Л а н ы (да и имена у них м е ж д у н а р о д н ы е ), автор показывает тех, чьими бездушными сердцами безжалостно уничтожается вся эта красота природы.

Д л я них главное «для меня», а что останется после, их не беспокоит. Эти персонажи олицетворяют всех тех, кто, не задумываясь о будущем, по-мещански довольствуется нынешним, губит все подряд. В лице Етрона открыто в ы р а ж е н а позиция автора и всех любителей природы.

Голый пустырь. Кое-где виднеются поникшие, вялые деревья... Н а д головой проплывают пропитанные дымом черные обл а к а. Вся атмосфера пропитана т я ж е л ы м и газами, почти уничтожена растительность. Вано, Етрон и Л а н а ищут одного единственного зайца, уцелевшего на планете З е м л я. Вернее, з а я ц нужен Вано для того, чтобы подарить его своей невесте, Л а н е. Иначе, как говорит Л а н а, она не пойдет за него з а м у ж.

И вот Вано ищет зайца, иначе рухнет вся его личная ж и з н ь.

А о том, чтобы сохранить единичные экземпляры животных, и д у м а т ь не хочет. Такого ж е мнения и Л а н а.

Лана. Наплевала я на эту историю. Мне позарез нужна заячья шапка.

Одновременно с проблемой охраны о к р у ж а ю щ е й среды д р а матург поднимает и другую, не менее в а ж н у ю в данной ситуации проблему — мещанскую. Охота за зайцем из-за к а п р и з а некоей мещанки вызывает душевную боль за зверское, потребительское отношение к природе со стороны некоторых наших «людей». Хотя события решаются в сказочном плане, многое здесь перекликается с современностью. Трагически звучат слова Вано: «Ой-ой-ой-ой, что вы наделали, люди 20 века? Не оставили нам ни одного зайца».





Оказывается, в д в а д ц а т ь первом веке нет ни лис, ни белок, ни одной выдры. Кое-как сохранились за З е м л е ястреб, душаптица (чун-кайак), волк, медведь, змея, а из деревьев — единственный обессилевший дуб. Д а и те забились в д а л е к у ю глушь, подальше от человеческих глаз.

В поисках зайца, оставив друзей на короткое время, В а н о отправляется в путь на своей ракете типа «стул». Но попадает в окружение вышеперечисленных зверей и птиц. Разумеется, за потребительское отношение к животному миру и растительности звери его н а к а з ы в а ю т. Собираются женить на красавице-змее.

Но в это самое время на выручку к нему приходят Етрон и Л а н а.

В конце концов Вано остается с людьми. Таков сюжет пьесы.

И з н е ж е н н ы е и влекомые вначале только хищнической целью Л а н а и Вано, в конце пьесы, пройдя определенные испытания, обретают положительные душевные качества. Теперь Л а н е не будут страшны никакие расстояния. А какой она б ы л а вначале?

Лана. С самого рождения я не ходила пешком д а ж е двести метров, не говоря уже о двухстах километрах.

К а к видим, автор здесь озабочен проблемами человеческого р а з в и т и я не только нынешнего, но и последующих веков, опасаясь, что там могут о к а з а т ь с я люди, похожие на Л а н у.

Все положительное впитывает в себя Етрон, единомышленник автора. П о д чьим влиянием п р е о б р а з и л а с ь Л а н а, при чьем непосредственном участии был заключен д р у ж е с к и й договор м е ж д у людьми и животными? Во всем этом большую роль с ы г р а л Етрон. Человек, достойный восхищения и в нравственном аспекте. Возьмем хотя бы этот небольшой отрывок.

Лана. Ександр (или Етрон,—В / /. ), неужели у тебя никакого чувства ко мне нет? Ведь семнадцать суток несешь меня на руках... Неужели?

Етрон. Люди нашего века чистые, красивые душою и сердцем. Они не зарятся на возлюбленных своих друзей...

Пьеса я в и л а с ь результатом долгих раздумий автора об экологии будущего. С целью осуществления своего з а м ы с л а он о т т а л к и в а е т с я от фактов нынешней действительности. Н е ставя перед собой цели отобразить отдельные, более или менее конкретные моменты проблемы, автор создает обобщенную картину будущего, лишенного всего того богатства, которым когда-то изобиловала земля. Конечно, этого нельзя допустить, иначе нетрудно докатиться до полного уничтожения всего живого на земле. И д е я эта проходит красной нитью через все произведение.

Хотелось бы, чтобы наши д р а м а т у р г и с полной серьезностью з а н я л и с ь исследованием данной проблемы. Ведь читателю очень нужны и остроконфликтные, философско-проблематичные пьесыконцепции с ж и в ы м и и борющимися героями, которым можно верить до конца.

В пьесе Е. А ф а н а с ь е в а « К а к поживаешь, Волга?» эта ж е проблема ставится в несколько ином плане.

Химический завод, руководимый Виктором Степановичем Я р ы ж к о й, из года в год перевыполняет план производства и р е а л и з а ц и и продукции. Рабочие и И Т Р, естественно, за «хорошую» работу и получают хорошо. Не случись массовой гибели рыбы на реке, возможно, об этом предприятии мы так ничего и не у з н а л и бы. К а к р а з в это время к месту р а з г о р а в ш и х с я событий прибывает Л и д и я Яковлевна, ряд лет п р о р а б о т а в ш а я в Сибири. Ее сразу ж е н а з н а ч а ю т заведующей отделом промышленности райкома К П С С.

И вот весь райком, все заводское управление заняты выяснением причин гибели рыбы. Кто виноват? Все единодушно сход я т с я в том, что повинен в этом Я р ы ж к а. По ходу развития событий становится ясным, что подобные нарушения допускались и ранее. Где ж е тогда были руководители и вообще все? Почему этот конфликт, имевший все основания вспыхнуть раньше, слишком з а п о з д а л ?

Н а д о заметить, что в круг событий пьесы вовлекаются главным образом инженерно-технические работники. Д а и действия в основном происходят в райкоме К П С С и в одном из помещений заводского управления. Если кое-где и слышатся реплики рабочих, простых тружеников, то они в фактическом разрешении проблемы особой роли не играют. Хотя распутывание событий началось именно с помощью Архипыча (старого р ы б а к а ) и Корягина (заводского т о к а р я ). И все-таки у н а ч а л а конфликта хотелось бы видеть не только инженеров и заведующих, но и простых рабочих, ибо весь ход ' ж и з н и наших дней показывает «...рост общественной г р а ж д а н с к о й активности человека, чувства его личной ответственности не только за свой конкретный производственный участок, но и за всю страну, за д е л а общенародного м а с ш т а б а » 6.

В пьесе идет довольно-таки оживленный разговор о необходимости беречь Волгу. Каким ж е образом передовой по всем п о к а з а т е л я м завод попал в конфликтную ситуацию? Стремясь как можно больше «выкачать» денег, Я р ы ж к а не интересовался вопросом расширения очистных сооружений. Очистные сооружения старые, а объем грязной и отработанной воды растет из года в год. В результате произошло то, чего и следовало ожидать. Очистные сооружения, установленные еще в послевоенные годы и не подвергавшиеся никакому усовершенствованию, отказали. Г р я з н а я, смертоносная вода пошла в Волгу. И это у ж е не однажды. К а к выясняется далее, Я р ы ж к а предпринимал и такой шаг: брал из Волги чистую воду, смешивал ее с определенной частью отработанной и безо всякой очистки выпускал обратно в Волгу. Если не многим, то хотя бы Палатину, главному инженеру завода, этот факт мог быть известным. Но с полной ясностью он раскрылся лишь после массовой гибели рыбы.

К а к это объяснить?

Лидия Яковлевна (...) Специалисты-инженеры и техники — все опустили руки, будто сговорились. К кому не подойди: ай-ай да все равно ничего не добьешься. Дескать, дойдет вопрос до директора и заглохнет. Кто войдет в конфликт с директором, у того здесь завтра же ноги не будет. На заводе »

остались лишь те, кто ему не перечит, а угождает.

Но все-таки среди них нашлись люди, не могущие д а л е е молчать (Михайлов, начальник инспекции по охране водных ресурсов). По-разному относятся к происшедшему и члены райкома. Возьмем, к примеру, председателя райисполкома Ермолина. И з диалога секретаря райкома партии Чуприна и Ермолина ясно, что это полярно противоположные люди. В то время, когда Чуприн думает назначить на место Я р ы ж к и П а л а т и н а, когда-то по недоразумению попавшего под следствие, Ермолина беспокоит одно: как бы не опозориться перед обкомом. Он никогда Бугров Б. С. Единство метода, многообразие творческих поисков (...).— «Филологические науки», 1978, № 6, с. 5.

не интересовался тем, был ли П а л а т и н виноват или нет. И еще.

Ему фактически все равно, кто сидит на месте директора:

Я р ы ж к а или Палатин. Выходит, его мало тревожит и конфликт, разгоревшийся после гибели рыбы. Он не одержим будущим.

К а к бы у д е р ж а т ь с я на тепленьком местечке — вот основное кредо в его служебной деятельности.

Семен Михайлович Чуприн подкупает своей партийной принципиальностью, честностью. К а к истинному партийному работнику, ему небезразлично происходящее вокруг. Кресло первого секретаря не делает его угодником, поющим под чужую дудку.

Когда Ермолин наводит его на мысль, что ничто не вечно и что он может лишиться своего места, Чуприн отвечает:

«Не пугай... В рабочие пойду, сторожем буду. Пока я отвечаю за власть, пусть д а ж е районную,— не позволю смеяться над матерью-природой! Никому! Вот так!.. Если речь идет о сохранении природных богатств, нельзя делить людей на друзей и недругов.

В словах и действиях Чуприна чувствуется б о л ь ш а я личность. И з него мог бы получиться один из типичных о б р а з о в коммунистов. Но ограниченность авторского з а м ы с л а не д а л а ему развернуться в полную мощь. Пока что невольно складывается следующее впечатление: Семен Михайлович действует (по поводу гибели р ы б ы ), опираясь только на слова Лидии Яковлевны. Поэтому хотелось бы видеть его п р е ж д е всего на месте трагедии, послушать рабочих (если д а ж е они несколько охвачены равнодушием, в душе у них все-таки есть что с к а з а т ь ).

Иначе, как нам к а ж е т с я, трудно ему з а н и м а т ь позицию, на какой он сейчас стоит.

П р о д о л ж а я разговор о положительных героях пьесы, никак нельзя обойти о б р а з ы Л и д и и Яковлевны и П а л а т и н а. И х деяния и поступки д л я решения конфликта пьесы имеют, можно сказать, первостепенное значение. Слова А. С а л ы н с к о г о 7, с к а з а н ные им на одной из встреч с сибиряками, в полной мере подходят к образу Лидии Яковлевны. Это именно та с п а с и т е л ь н а я б о ж ь я сила, которая в р а з в е р т ы в а н и и событий в пьесе играет н е м а л о в а ж н у ю роль. Сила с п р а в е д л и в а я, партийно принципиальная. Но это не живой, растущий герой. Видимо, он призван только выручать, к а к бог, попавшего в беду. Но главным^ по-настоящему действующим героем считать его нельзя.

Кто ж е такой П а л а т и н ? Н а н а ш взгляд, по з а м ы с л у автора он один из основных персонажей пьесы, претендующих на место главного. Г л а в н ы м инженером П а л а т и н р а б о т а е т недавно. Он т о ж е недоволен существующим положением на заводе. По его Когда у положительных персонажей уже нет сил д л я борьбы с отрицательными, появляется, как «бог из машины», заместитель министра и благополучно разрешает все противоречия...—«Вопросы литературы», 1978, № 4, с. 62—63.

словам, на заводе есть и его единомышленники. Они, видимо, давно пришли к единому мнению, з а к л ю ч а ю щ е м у с я в следующем.

Палатин. Д л я выхода из создавшегося тупика нужны иные, решительные меры — надо переходить на новую технологию. Вот что... Согласно этой технологии значительно уменьшается количество используемой воды, в то ж е время уровень производства остается прежним, неизменным.

Внедрить этот прогрессивный метод, оказывается, мешает вето главка, запретившего подобное очищение производственной воды. З а запрет главка, как за оправдательный документ, держ и т с я директор завода. Вот броня, приведшая к конфликту и ограничивающая деятельность П а л а т и н а. Не чувствуется, что П а л а т и н когда-либо сможет пробить эту броню, д о к а з а т ь главку, что коренной перестройки всей очистительной технологии требует сама жизнь. Разумеется, всего этого одному можно и не осилить, но ведь не бывает мир без сведущих, прогрессивно мыслящих людей. Не прослеживается готовность самого героя к такой битве с консерватизмом, ибо нет у него внутренней уверенности. В конце пьесы Палатин, у ж е получивший ключи от директорского кабинета, уезжает в главк отстаивать свою точку зрения. По идее произведения герой д о л ж е н вернуться с победой.

По словам Лидии Яковлевны, П а л а т и н когда-то был жизнерадостным, энергичным молодым человеком. А сейчас...

Лидия Яковлевна (...) Что с тобой сделало время? Что от тебя осталось, Палата? Ты ведь весь высох. Все, что есть в тебе живого, доброго, будто пригвоздили.

Палатин. Ты знаешь причину...

А причина следующая: беспочвенное обвинение его в убийстве и на этой основе развод с женой. Все это, как он объясняет, сделало Палатина другим, податливым, потерявшим твердую жизненную позицию. Это же самое чувствуется и в его практической деятельности. Смирившись с несправедливостью, Палатин не делает ничего достойного советского инженера. Как явствует из текста, он готов нести эту ношу и далее. Вот что вытекает из мотивировки данного образа. М о ж н о ли его считать главным героем пьесы и, наконец, можно ли представить его на месте современного директора завода? Ведь нет у него собственной концепции действий. Мы не отрицаем его инженерных способностей, для этого нет оснований, ну а как они проявляются на практике?

В финале пьесы благополучно р а з р е ш а ю т с я проблемы личной жизни П а л а т и н а. Что их сближает с Лидией Яковлевной? Безусловно, в основе д о л ж н о быть большое чувство или крепкая привязанность. Есть ли все это в отношениях Палатина и Лидии Яковлевны? Ведь входят в союз люди, многое пережившие.

Ю9 Т а к ли все это легко, к а к показано в пьесе? Короче, создается впечатление, что личные взаимоотношения некогда любивших друг друга людей неубедительны, вроде бы даны д л я утепления гнетущей атмосферы...

Видимо, трудность н а х о ж д е н и я главного героя обусловлена тем, что его на самом д е л е нет. Нет художественного типа, претендующего на главного героя.

Наиболее ярким типом пьесы получился директор завода Я р ы ж к а. Он и хитер, и не лишен заботы о своих рабочих и в то ж е время вредоносен всему социалистическому, всему доброму, чистому, что есть в человеке. Это — недалекий мещанин, п р и к а з сверху д л я него, как и д л я Ермолина, превыше всего.

Все передовое его пугает. И потому за старое, устоявшееся он д е р ж и т с я всеми ж и л к а м и души, п р а в д а м и и неправдами. Д л я него в а ж н о внешнее благополучие (высокие проценты, показательное благоустройство заводской п л о щ а д и ). Не о б и ж а е т он и рабочих, щедро « с н а б ж а е т » деньгами. Всех, идущих наперекор, нещадно выдворяет, о к р у ж а е т себя подхалимами. Н а заводе себя он чувствует удельным князьком. П р а в о р е ш а т ь имеет только он. К а к и следовало ожидать, к а р ь е р а Я р ы ж к и терпит крах, его место з а н и м а е т другой.

Пьеса в целом производит неплохое впечатление, но не лишена и недостатков. В ней имеется р я д персонажей (Чуприн, Михайлов, Ермолин, Я р ы ж к а ), у б е ж д а ю щ и х своим образом мыслей и ходом действий. З а с л у ж и в а е т похвалы смелость автора, взявшегося за актуальную проблему современности. Автором удачно определены тема и идея произведения, но нет в нем настоящего горения, способного з а ж е ч ь нынешнего читателя. Ограничившись конкретным материалом, автор не сумел подняться до уровня философского обобщения выдвинутой проблемы.

Как-то на одной из встреч с чувашскими т е л е з р и т е л я м и нар о д н а я артистка Р С Ф С Р 3. Кириенко з а м е т и л а, что в Ч у в а ш и и л ю б я т искусство. З а м е ч а н и е неслучайное. Оно одинаково касается горячего приема нашими зрителями к а к произведений местных авторов, т а к и тех, которые входят в сокровищницу русской классической и современной советской литературы и искусства. Т а к ж е и пьеса Л. Родионова «Не только любовь...», поставленная на сцене Чувашского академического театра им. К. И в а н о в а три года тому назад, была встречена любителями театра с большим интересом. Об этом свидетельствуют рецензии, вышедшие в местной печати. Вместе с тем подчеркивались и недостатки пьесы 8.

В центре драмы, к а к и в некоторых других пьесах автора («Тропою отца», «Сердце болит, что д е л а т ь ? » ), — ж и з н ь колхозЕфимов Г, П а я н х и санарсем — «Ялав», 1976, 4 №, 22 е.; Калган А.

Ч у в с т в о долга о б я з ы в а е т, — « С о в е т с к а я Чувашия», 1976, 8 апреля; Краснов Г. Ю р а т у кана мар...— «Коммунизм ялавё», 1976, январей 11-мёшё.

ного села. Вполне современный, передовой колхоз. Руководит им опытный, хотя и молодой, идущий в ногу со временем председатель М а р с Ильич. С гектара земли колхоз собирается получить 40—50 центнеров пшеницы. И главное — без малейших потерь. А ж а т ь трудно, особенно в овражистых, неровных местах. У председателя ни минуты покоя: вот он з а д у м ы в а е т с я насадить кругом сады, использовать к а ж д ы й к в а д р а т земли с отдачей и все это не ради одной красоты, а д л я всеобщего благополучия. По словам бывшего председателя колхоза Шестакова, раньше здешняя земля утопала в зелени, в озерках и р е к а х водилось много рыбы. А теперь гляди — не услышишь и лягушек. И потому в числе первостепенных з а д а ч в н а ш е время встает н а с а ж д е н и е зелени, говорит М а р с Ильич. В годы его руководства в этом направлении колхозом у ж е сделано кое-что.

Например, «в деревне запружено шесть, а в поле семь прудов».

Рисуя о б р а з М а р с а Ильича, автор неоднократно пытается подчеркнуть, что нынешний руководитель печется не только за колхозные проценты, для него одинаково важны интересы и дела молодежи села. Конечно, человек не без пятен. Есть они и у М а р с а Ильича. К ним можно отнести допускаемые им иногда грубоватые высказывания. Об этом вскользь замечает и Александр Никитич. Но не это главное в х а р а к т е р е председателя, нам импонируют преданность его своему делу, народу, целеустремленность и партийная принципиальность, открытая, чистая душа. Этот о б р а з многозначительнее и интереснее образа П а в л а Андреевича, созданного автором в комедии «Сердце болит, что делать?»

Таким ж е предстает перед нами Ш е с т а к о в Александр Никитич. Его заслуга перед колхозом и людьми огромна. Н е д а р о м, как говорит один из героев пьесы, Викентий, и колхоз этот называют шестаковским. Ему, и вышедшему на пенсию, не до покоя. Д о самой зари они с Марсом Ильичем спорят о будущем колхоза, делают макет колхозного сада. Ш е с т а к о в готов принять предложение молодого председателя быть садоводом. Но, видя, что сын (Митя) сходит с пути честного труженика, и дочь, выучившаяся в вузе на средства колхоза, собирается ж и т ь в городе, он — г л а в а семьи — не может принять на себя столь почетную обязанность—быть колхозным садоводом. Ему горестно сознавать что и он, их родитель, в свое время не разглядевший детей, повинен перед обществом. В отличие от Ефросинии Никифоровны (супруги), он не одобряет о ж и д а е м ы й б р а к дочери с р а з б а л о в а н н ы м сыном профессора, Альбертом. Д л я Александра Никитича в а ж н ы не внешность и чины, а д у ш а, чистая, н е з а х л а м л е н н а я.

Викентий — тип, абсолютно противоположный М а р с у Ильичу Подобный ему образ в чувашской, да и в русской советской д р а м а т у р г и и существует у ж е не первый год. Это — человек, лишенный всяких достоинств. Когда д р у з ь я (Лида — Марс Ильич — Викентий) учились вместе, тогда ж е з а р о д и л а с ь в з а и м н а я любовь Л и д ы и М а р с а. Викентий остался в стороне.

Не отрицаем, возможно, и Викентий горячо любил Лиду, но в то ж е время нельзя з а б ы в а т ь и его слов, сказанных в адрес М а р с а : «...Меня выводило из терпения то, что Л и д а больше л ю б и л а тебя, нежели меня, вот я и невзлюбил тебя. Все невзгоды, какие встречались на моем пути, с тех пор я с в а л и в а л на тебя». По признанию Викентия, подобное его поведение было им усвоено с детства: «Отец сызмальства учил, чтоб я вперед себя никого не пропускал, чтоб у в а ж а л тех, кто выше меня по службе, а тем, кто позади,— к у л а к да пинок. П о д с т а в л я й ногу тому, кто старается опередить тебя, тот, кто впереди — враг твой». Как видно из пьесы, Викентий прекрасно усвоил отцову теорию. Следуя з а в е т а м отца, он едва не испортил судьбу Л и д ы и М а р с а. В конце пьесы Викентий признается Марсу, что «опасное это явление — ненависть к людскому благополучию». Выходит, он в корне преобразился, понял гибельность своих проделок. Логически т а к оно и д о л ж н о быть, но в пьесе, на наш взгляд, это преобразование убедительно не мотивировано. Почему? Потому, что половину информации мы получаем со слов или автора или ж е героя. Но читатель не верит этому мгновенному изменению х а р а к т е р а героя. Хотя оно в основном происходит на г л а з а х читателя, но отсутствие ясной психологической мотивировки о б р а з а, вмешательство автора во внутренние ходы героя, мешает ему верить. Д а н н ы й недостаток характерен не только д л я этого образа, но и для всей образной системы драматургии Л. Родионова в целом.

Совершенно правы критики, у т в е р ж д а ю щ и е, чтс рыхлость пьесы невозможно притушевывать и постановкой ее на сцене.

То ж е самое произошло и с этим произведением. Ну, возьмем, к примеру, Викентия. Вот что пишет о нем писатель А.

К а л г а н :

«...Его (Викентия.— В. Н.) «просветление» (т. е. мгновенная перемена х а р а к т е р а, — В. Н.) в последней картине с п е к т а к л я — только маскировка, приспособление к изменившимся обстоятельствам» 9.

П о н а ч а л у кажется, что одна из главных проблем пьесы — это проблема жизни молодежи современного села. Автор у т в е р ж д а е т, что они, как и все колхозники, ж и в у т общими интересами своего коллективного хозяйства. Есть среди них и свои передовики: те, кто не д у м а я о славе, спасает от погибели хлеб ( В а н ю к ) и те, кто увешан лентами славы, выбирает себе наиболее выгодные участки пшеницы, чтоб быстрее у б р а т ь ее.

П о к а з ы в а е т с я и разное отношение к таким, как Митя. Одни ( З и н а ), питая глубокие чувства к нему, не видят в нем морального р а з л о ж е н и я, всячески в ы г о р а ж и в а ю т его, другие ж е (Юля.

Калган А. Чувство долга обязывает,—«Советская Чувашия», 1976, 8 апреля.

Ванюк, Л е н а, Петя) стараются поставить его на правильный путь.

Ю л я — секретарь комсомольской организации колхоза (библиотекарь) — приехала в деревню по направлению. К а к утверждает автор, она любит село. И безмерно любит М а р с а Ильича, который об этом на первых порах и не догадывается. Что делает Юлия для улучшения работы с молодежью к а к секретарь комсомольской организации? Выпускает газету, сочиняет колючие куплеты для стенгазеты, проводит собрания. Д а плюс к этому беспрестанные нравоучительные диалоги с Митей, нарушившим комсомольский и колхозный уставы. А где ж е борьба за урожай, за прогрессивное ведение хозяйства? Н е у ж е л и они у ж е решены в наших хозяйствах? В связи со Сказанным, нам вспоминаются герои из произведений Виля Л и п а т о в а «И это все о нем» (Евгений Столетов), В. Черныха «Человек на своем месте» (молодой председатель колхоза, наш современник), секретарь комсомольской организации колхоза из кинофильма «Юркины рассветы» и некоторые другие. Руководители комсомольских организаций из названных произведений и фильмов живут с полной ответственностью перед обществом, без страха борются со взяточниками и бюрократами, ведут борьбу за сохранение к а ж д о г о зерна. И все это звучит не шаблонно, так как личная ж и з н ь героев неотделима от труда на благо общества. Читатель понимает, что очень нелегко быть современным комсоргом и руководителем. Н а ш а Ю л и я по сравнению с этими героями делает мизерно мало. Следовательно, и от колхозной молодежи большего ж д а т ь не приходится. В пьесе упоминается великая стройка в е к а - — Б А М. Говорится, что людей туда влекут не слава и не почести, а готовность послужить общему делу. Ч и т а е ш ь об этом и думаешь, почему бы автору не показать кипение жизни вот в этом колхозе, борьбу х а р а к т е р о в и взглядов среди молодежи.

Немного остановимся на образе М и т и — - к о м б а й н е р а. Он — передовой механизатор колхоза. Его, оказывается, знают не только в районе, но и в республике. Плюс к этому он заочно учится в институте (вероятно, в сельскохозяйственном), да еще является депутатом райсовета. К а к видим, по з а м ы с л у автора, фигура д о л ж н а быть крупной. Но вдруг обнаруживается, что Митя, отказавшись убирать самый трудный участок пшеницы, чуть не совершил преступление. Ч т о было бы, если бы этот урож а й вовремя не убрал никем не замеченный комсомолец Ваня?

Фигура начинает сдавать позицию за позицией. Таким образом, перед нами открываются многие непритягательные стороны героя. В то ж е время не дает покоя один вопрос: где и к а к оступился Митя, каким о б р а з о м н а ч а л а с ь гонка его за славой?

Автор на это не дает ответа. Остается строить догадки с а м о м у читателю. Л и с т а я страницу за страницей, читатель не видит Митю как студента вуза и как депутата райсовета. М и т я оказыр

8. Проблемы творческого метода. ijq вается втянутым в любовную историю, которая для развития о б р а з а ничего не дает. В какое-то время он сошелся с Зиной, а теперь готовится стать отцом. И з предыдущих сцен мы знаем, что Митя к своей будущей супруге абсолютно равнодушен, а тут — гляди и радуйся — несет Зину на руках и радость его нескончаема. Д а н н а я ситуация скорее всего приемлема для водевилей, нежели д л я серьезной д р а м ы.

Судьба Л и д ы нам т а к ж е ясна. Д л я того, чтобы заинтересовать читателя, автор и здесь использует старый композиционный прием — треугольник ( Л и д а — М а р с — Викентий) 10. Викентий нагло обманывает ее, сказав, что М а р с женат, а последний в свою очередь уверен в том, что она любит Викентия. Из-за неблагополучия в личной жизни Л и д а уходит из сельхозинститута и поступает в академию. Еще уверяет автор, чк чувство долга перед родным колхозом, любовь к родной земле не угасают. Окончив академию, Л и д а, по всей видимости, хочет идти работать в свой колхоз. Но для принятия такого шага ей мешает Марс, работающий в этом колхозе. И она отказывается от поездки в родные места, решает выйти з а м у ж за горожанина, никогда не жившего в деревне, и устроиться кассиром в ресторане. Но её приезд в деревню разрушает все: свадьба расстраивается, Л и д а остается в деревне.

Почти все, что делает Л и д а, мы узнаем не непосредственно, а через кого-то. В деревню она прибывает только в конце. Фактически в пьесе она почти не участвует, хотя руководит поступками некоторых ее героев (Марс, Викентий). Собственно говоря, трудно говорить о ней как о драматическом герое. Ведь герой драм^ы не д о л ж е н быть раз и навсегда заданной статичной фигурой, это целый нравственно-психологический мир, мир философских раздумий, чего у Л и д ы (да и у большинства героев пьесы) нет. Р а д и чего берет читатель наши произведения? Ради того, чтобы познакомившись с героями, впитать в себя дух времени, самому перемениться. А «человек современности чувствует, видит, слышит острее, чем с к а ж е м пятьдесят лет тому н а з а д » 1 1. Следовательно', и проблемы воспринимает намного острее. Так ли они остры в этой пьесе?

Немного об Альберте. К а к и у Викентия, у него нет ни одной положительной черты. Он, не знавший нужды в деньгах, бросается ими направо и налево. Представления не имеет о том, что такое извинение. Перед Л и д о й извиняется впервые и то только потому, что неудобно одному появляться в городе. Это — типичный з а с к о р у з л ы й мещанин, проникший в науку.

Мы не против использования треугольника вообще, а против использования его по старинке. Это вечная тема и отрицать ее бессмысленно. Но педь и «они (эти темы — В. Я.) должны быть сделаны современной прописью, а вот это и упускается из виду» (Е. Габрилович).

Из неопубликованного письма Вс. Вишневского,—В кн.: Михалков С.

Моя профессия (серия «Писатели о творчестве»), М., «Советская Россия», 1974, с. 206.

Ч и т а т е л я не м о ж е т не интересовать вопрос: что нового внес л а эта пьеса в творческий б а г а ж п и с а т е л я и в с о в р е м е н н у ю д р а м а т у р г и ю, в частности? К с о ж а л е н и ю, ничего нового. В названной выше статье з а с л у ж е н н о г о д е я т е л я искусств Ч у в а ш с к о й А С С Р А. К а л г а н а, в которой р а с с м а т р и в а л и с ь д р а м а т у р г и ч е с к и е достоинства спектаклей, п о с т а в л е н н ы х по пьесам Л. Моисеева « Б а г р я н ы й бор» и Л. Родионова « Н е т о л ь к о любовь...», о т м е ч а л о с ь, что «...оба с п е к т а к л я идут при переполненном з а л е.

З н а ч и т, в к а ж д о м из них есть свои п р и т я г а т е л ь н ы е стороны».

Т о л ь к о автор не отметил, в чем з а к л ю ч а е т с я п р и т я г а т е л ь н а я сторона второго с п е к т а к л я. П о н а ш е м у мнению, в том, что с п е к т а к л и ш л и при переполненных з а л а х, б о л ь ш а я з а с л у г а актеров и не последнюю роль, видимо, с ы г р а л а м у з ы к а л ь н а я о р а н ж и р о в к а. И все-таки д а ж е с ц е н и ч е с к а я о б р а б о т к а пьесы не способна с к р ы т ь ее недостатков. Ч у в с т в у е т с я з а в и с и м о с т ь героев пьесы Л. Р о д и о н о в а от воли а в т о р а. И д я не своим путем, они з а ч а с т у ю д е л а ю т н е х а р а к т е р н ы е д л я них шаги, о с л а б л я я тем с а м ы м идейно-художественный уровень п р о и з в е д е н и я. П р и в е д е м н е к о т о р ы е примеры. Во второй к а р т и н е пьесы есть с л е д у ю щ а я с и т у а ц и я. Д е в у ш к и с о б и р а ю т с я уходить. И вдруг, с л е д у я воле а в т о р а, М а р с о к л и к а е т Юлию. З а ч е м ? Д а л е е, непонятно, из каких побуждений Л и д а с Альбертом решают играть свадьбу в деревне. М и т я чуть не плачет, когда п р е д с е д а т е л ь к о л х о з а и с е к р е т а р ь комсомольской о р г а н и з а ц и и о т к а з ы в а ю т с я обсудить его недостойное поведение на колхозном собрании. З а ч е м э т о п о н а д о б и л о с ь ? И л и это от избыточной горделивости никчемного героя, или просто н а т я ж к а с ю ж е т а ?

Во всесоюзной к р и т и к е постоянно идет о ж и в л е н н ы й р а з г о в о р о сути героев н а ш и х произведений. Кто они т а к и е ? П е р е д в и г а е м ы е автором пешки или « н е з а в и с я щ и е » ни от чьей воли х а р а к т е р ы ? К р и т и к а пока с к л о н я е т с я к одному: последних м а л о.

Многие это я в л е н и е о б ъ я с н я ю т тем, что «духовный о б л и к современного борца за с о ц и а л ь н ы й и научно-технический прогресс т о л ь к о еще с к л а д ы в а е т с я ». Н о это н а с « о п р а в д ы в а е т т о л ь к о частично». С л е д о в а т е л ь н о, слово остается з а д р а м а т у р г о м, «углубляющим и с с л е д о в а т е л ь с к о е н а ч а л о », п о д н и м а ю щ и м «соц и а л ь н у ю и н р а в с т в е н н у ю проблематику... д о уровня подлинно ф и л о с о ф с к о г о художественного м ы ш л е н и я » 12.

При оценке произведений мы часто з а б ы в а е м говорить о нац и о н а л ь н о м о б л и к е героев. А м е ж д у тем н а ц и о н а л ь н а я наполн е н н о с т ь — н е о т ъ е м л е м а я часть законченного о б р а з а ( х а р а к т е р а ).

К а к п р а в и л ь н о отмечает народный артист С С С Р Серго З а к а р и а д з е, «не будь конкретности в о б л и к е героя, к о л о р и т а, всего того, что д е л а е т эту фигуру ж и в о й, в ы з ы в а ю щ е й п о н а ч а л у интерес, потом глубокое участие, а з а т е м с о п р и ч а с т н о с т ь к его Бугров Б. С. Единство метода, многообразие творческих поисков (...) — «Филологические науки», 1978, № 6, с. 5.

8* судьбе, не будь яркого национального характера, получилась бы.

схема» 13 (курсив наш.— В. Н. ).

И в самом деле, интернациональное единение наций и народностей, не д о л ж н о обезличивать национальный с т е р ж е н ь х а р а к т е р а (речь идет об «отражении в сознании к а ж д о г о народа своеобразных условий его жизни; это чувства, впечатления и представления, которые получает данный народ от о к р у ж а ю щей среды»),4. Д р у ж б а наций д а е т широкий простор их самовыявлению. Именно поэтому в последние десятилетия наблюдается усиленное художественное исследование национального х а р а к т е р а (Ч. Айтматов, Ю. Рытхэу, А. Макаенок, В. Санги, С. Курилов и некоторые другие). В этом отношении н а ш а национальная л и т е р а т у р а пока отстает. Н е в а ж н о обстоят д е л а, в частности, в драматургии. Возьмем, к примеру, образ Л и д ы из д р а м ы Л. Родионова « Н е только любовь...» 15. Есть ли в ней (в отличие от обретенных в ходе интернационального единения новых черт) национально особенное? К а к оно проявляется в н а ш е время? И б о «нет единого национального стереотипа, годного для всех времен» 16.

М о ж е т ли девушка (не только ч у в а ш к а ), о л и ц е т в о р я ю щ а я собой все истинно прекрасное, чистое, душевно преданная другому, единственному, ни с того ни с сего поцеловать противного ей человека? А Л и д а смогла. Конечно, подобные случайности могут иметь место, но ведь Л и д а типический герой нынешней чувашской действительности. Поэтому в ней д о л ж н о быть сконцентрировано все наиболее х а р а к т е р н о е д л я духовного облика современной чувашской девушки. Смелость, ранее с ч и т а в ш а я с я нежелательной д л я чувашек, ныне стала одной из граней характера современной девушки. Но ведь и вновь обретенное д о л ж н о преломляться сквозь призму национального?

Одноактную д р а м у «Четыре пуда ржи» Степан А б а ш посвятил молодым героям-коммунистам, грудью з а щ и щ а в ш и м Советскую власть в годы г р а ж д а н с к о й войны. Автор, не ставя цели более или менее широкого показа жизни, о с т а н а в л и в а е т с я на примере одной середняцкой семьи. С т а л к и в а ю т с я два взгляда на революцию: отец, пока еще не веря в ее окончательную победу, недолюбливает и коммунистов, сеящих, по его мнению, смуту в народе. Привыкший ж и т ь чисто собственническими интересами, он еще д а л е к от понимания цели и смысла продразверстки, проводимой в их селе его сыном Д а н и л о й ( Т а н ь к к а ).

Поступки героя соответствуют его середняцкой психологии.

«Советская культура», 1970, 10 января.

14 Егоров А. Проблемы эстетики. М., «Советский писатель», 1974, с. 2Ь0.

В данном случае можно сослаться не только на его пьесы, но и на подавляющее большинство современных чувашских драматургических произведений -д Г Ломидзе Г. Ленинизм и судьбы национальных литератур. М., «современник», 1974, с. 79.

В самом деле, как свидетельствует история нашей страны, в начале революции, да и позднее, середняк з а н и м а л выжидательную позицию. Таков и отец Д а н и л ы. Смерть сына, по концепции автора, д о л ж н а укрепить веру отца в победу революции, за которую сложил голову его сын.

О б р а з Д а н и л ы — главного героя пьесы — т а к ж е показан в бытовом плане. Мы не видим его фактического участия в продразверстке, в создании сельской комсомольской ячейки, да и на службе в ЧК- Разумеется, в одноактной пьесе всего этого не покажешь. И все же, как нам к а ж е т с я, автор нашел убедительный выход: диалоги сына с отцом, с другом Семеном, с бесконечно любимой матерью д а ю т читателю понять, что таким ж е принципиальным, борющимся останется Д а н и л а всегда. Происходит это оттого, что автор по возможности старается р а с к р ы т ь внутренний мир главного героя.

Немногословными штрихами автор создает типичный о б р а з женщины-чувашки, подавленной вечными н у ж д а м и и боязнью о з а в т р а ш н е м дне, привыкшей к окрикам, побоям и принимавшей все это как должное. Вот она несет новую к а р т о ш к у и, увидев сына, после долгой, к а к ей к а ж е т с я, разлуки торопится узнать, как он и где служит.

Мать (...) Д о сих пор ни одной весточки не прислал... Где живешь, что делаешь? Ведь год уж, ровно год...

В большинстве современных пьес часто бывает так: окаж и с ь герой перед неожиданной встречей или услышь что-либо удивительное, он тут ж е падает или роняет стакан, или ж е просит воды. Здесь значительно проще: нет внешней показухи и в то ж е время в подтексте чувствуется, сколь беспредельна ее любовь к сыну.

Хотя и медленно, но все ж е пишутся нашими д р а м а т у р г а м и и комедии. Одна из них — «Выигрыш» — в данное время идет на сцене Чувашского академического театра. Ее написали Е. Афанасьев и Г. Терентьев. Судя по откликам любителей театра, спектакль имеет успех у зрителей. О чем ж е пьеса?

В ее основе проблема скупости, к которой не р а з о б р а щ а лись и классики («Скупой» Ж--Б. Мольера, «Скупой рыцарь»

А. С. Пушкина, «Господа Головлевы» М. С а л т ы к о в а - Щ е д р и н а, «Мертвые души» Н. Гоголя и некоторые другие), и местные авторы (в частности, «Богач Карук» Н. Е ф р е м о в а, «Ухатер»

Г. Т а л - М р з ы ).

В ж а н р о в о м отношении комедию «Выигрыш» м о ж н о отнести к семейно-бытовым, в которых «преимущественно в юмористическом плане воспроизводятся смешные недоразумения, оплошности, столкновения действующих лиц в сфере семейнобытовых отношений» 17.

Богданов А. Н. Ж а н р ы советской драматургии. Казань, 1966, с. 37.

И7 Исследуя пороки отдельных людей (в частности, скаредность), авторы тем самым з а т р а г и в а ю т вопрос о том, что хозяйственная расхлябанность, отсутствие четкого контроля со стороны вышестоящих органов, способствуют созданию тепличных условий д л я развития в некоторых л ю д я х того или иного порока.

Корень. В трудную минуту я государству помогаю. Вон, видите, колхоз уже несколько лет строит комплекс. Говорили, что еще в прошлом году пустят в ход. И з дальних краев привезли хо-ро-ших породистых свиней, а комплекс не работает и по сей день. Из-за нехватки кормов половины из них не стало. А у меня свой комплекс. От двух свиноматок тридцать два поросенка...

С ж а л о с т ь ю и с внутренним нетерпением смотрит автор на таких, как Феликс ( м л а д ш и й сын К о р н я ), который, не имея твердой жизненной позиции, ж и в е т только сегодняшним днем (выпивки по случаю аванса, получки...). Почему Феликс ходит в оркестр? Ведь о музыкальной грамоте он и представления не имеет. Вводя о б р а з Феликса, автор, видимо, смеется над теми юнцами, в угоду моды обросшими волосами и кое-как играющими на музыкальных инструментах, не понимающими истинного н а с л а ж д е н и я музыкой.

Композиционный прием (сплетение событий вокруг выигрыш а ), использованный авторами д л я раскрытия основной проблемы, не нов. Есть он и в нашей д р а м а т у р г и и (например, «Добродушный сосед» Н. Айзмана, решенный т а к ж е в юмористическом плане).

П р и т я г и в а ю щ а я сила выигранной лотереи в том, что она что-то предоставляет. Того, чье сознание денно и нощно з а н я т о л и ш ь накопительством денег, разумеется, эта удача, пусть д а ж е не его, не может оставить равнодушным. По его мнению, деньги всесильны, а р а з у м необязателен. Именно к т а к о м у типу и относится Корень. Это очень сложный и противоречивый х а р а к т е р. С одной стороны, создается видимость, что Корень все д е л а е т д л я благополучия семьи: в ы р а щ и в а е т и за хорошую цену реализует свиней, д е р ж и т пчельник и тем с а м ы м выкачивает большую сумму денег; хотя никакой фактической помощи д е т я м с его стороны мы и не видим. С другой стороны, стремление как м о ж н о больше накопить денег р а з ъ е д а е т в нем все истинно человеческое, гасит семейное тепло, о т д а л я е т детей от родного очага. И приводит к тому, что Корень остается один на один со своей неудавшейся судьбой. Поклонение чистогану— не р а з и навсегда д а н н а я черта Корня. Б ы в а л о, он и сам смеялся н а д скаредным отцом.

Калис (жена его — В. Н.) В начале (супружеской ж и з н и — В. Я. ) он не был таким Все началось позже... В первое время едва перебивались с хлеба на воду. Потом жизнь стала улучшаться. Тогда, наверное, и решил отец беречь к а ж д у ю копейку... Перестал обращать внимание на одежду и есть по-человечески. Сейчас сам видишь. Развёл целое стадо доМв машних животных. Осенью продаст — и деньги. А их на сберкнижку. Ч т о с ними делает, понять не могу... Хоть бы по-человечески одевался, а то ведь смотреть стыдно.

Герой показан на той стадии морального и вообще человеческого р а з л о ж е н и я, когда д а л ь ш е у ж е некуда идти. «Вершина» достигнута, д о л ж н о последовать коренное изменение жизнеустройства героя.

Д л я обрисовки х а р а к т е р а героя авторы не пользуются гиперболой, чрезмерным преувеличением. Герой выписан более в юмористическом, бытовом, конкретном плане.

О б р а з о м Корня авторы еще р а з д о к а з ы в а ю т д а в н о установленное: перевес материального фактора над духовным к полноденному развитию человека не приводит. Естественно возникает вопрос: что ж е делать, чтобы не было подобных Корней? Поставить дело воспитания так, чтобы материальное не было возведено в абсолют, чтобы главным достоинством и мерилом человека были п р е ж д е всего доброта души, отзывчивость к людским бедам. И з проблематики пьесы вытекает и т а к а я сугубо воспит а т е л ь н а я подтема, которой, к а к нам к а ж е т с я, авторы уделили меньше внимания. А здесь была прекрасная возможность углубить философию проблемы.

Одно из достоинств образа Корня в том, что его р а з л о ж е н и е показывается в восходящем плане:

а) собирает гостей и боится, к а к бы они его не обанкротили;

б) по лотерее, купленной внуком, выигрывает автомобиль, а выигрыш собирается присвоить себе. Только себе. (Притупление родственных чувств);

в) д л я того, чтобы сохранить деньги, отказывается от Л и н ы (младшей дочери), Феликса;

г) теленка, р а з ж е в а в ш е г о шляпу с лотереей, рубит на куски;

д) доходит до того, что со всей злобой з а м а х и в а е т с я на жену («С ума не сходи!.. Убью!..»).

Но, к счастью, последнего не происходит. Ж е н а с сыном у е з ж а ю т в город. Большой д в у х э т а ж н ы й дом с бомбоубежищем пуст и холоден.

В нем сидит хозяин и произносит последние в пьесе слова:

«Кали-ис!.. П о д о ж д и, Калис... Не покидай меня... П о м р у я один!..

Пауза.

А-а все уходите... Говорят, беда за бедой... Вот и начала рушиться ж и з н ь ' Остался один-одинешенек. Деньги!.. Зачем мне теперь деньги?!. Всю ж и з н ь их копил... не одеваясь, не отдыхая как следует, не доедая... Д л я кого? Д л я того, чтобы вот так, остаться одному?.. Эх, сжечь бы все д о т л а.

Ах-ха-ха-ха!..

(Громко плачет).

К а к видим, Корень почти не укоряет своих близких. Зато Ш себя он казнит беспощадно. Возможно, авторы и поторопились в ы р а з и т ь то, к чему без сомнения пришел бы Корень. («Зачем мне теперь деньги?..»). Во всяком случае, пока он к этому выводу не пришел, но д о л ж е н дойти.

О с т а н а в л и в а т ь с я на других образах, думаем, нет необходимости. Несомненно, к а ж д ы й из них (Анюк — Семен, Л и н а — Борис, Калис, Феликс) вносит свою лепту в раскрытие характера героя. Поэтому он получился убедительным.

В целом пьеса в определенной мере соответствует требованиям зрителя ( ч и т а т е л я ), дает повод для раздумий. И все ж е при всех своих достоинствах пьеса еще не в силах подняться до широких социальных обобщений.

Б а ш к и р с к и й писатель Мустай Карим в «Литературной газете» писал, что « ж а н р комедии сегодня утрачивает всю былую остроту, жизнерадостность и становится малосмешным и д а ж е скучным» 18. Невольно н а п р а ш и в а е т с я вопрос: а чем объясняется блеклость многих нынешних комедий? Видимо, здесь целая цепь причин.

Среди ряда других нужно отметить следующую:

забвенение или недостаточно серьезное изучение нашими писателями бесценного наследия классиков-комедиографов. Мысли эти исходят не сами по себе, а в связи с чтением некоторых наших комедий, адресованных современному читателю. Возьмем, к примеру, трехактную комедию Мих. Б е л о в а «Петровы».

В центре пьесы проблемы равития современного села, сближ е н и е города и деревни. Перед нами предстает один из колхозов.

Д е д Мигула (Орлов Н и к о л а й ) приехал в город, чтобы встретить прибывающего из Москвы своего бригадира Петрова И в а н а Петровича, знатного полевода колхоза им. Ч а п а е в а, Героя Социалистического Труда. Н о из-за изменения г р а ф и к а д в и ж е н и я парохода и неимения времени оставаться здесь более, дед Мигула оставляет у администратора гостиницы «Турист», что на Волге, записку, адресованную бригадиру, а сам немедля у е з ж а е т в деревню. В поисках своей сестры на пристань прибывает другой Петров. И записка деда по ошибке попадает в руки не прославленного бригадира, а брата Роны Ивановны, Сергея Петровича Петрова. З а п и с к а приводит последнего в колхоз, который для его сестры вскоре д о л ж е н стать родным, ибо она собирается выходить з а м у ж за И в а н а Петровича.

Со слов деда Мигулы и в особенности Роны Ивановны, преподавательницы сельхозинститута, мы узнаем многое об облике нынешней деревни, о ж и з н и колхозников. Колхоз в большой д р у ж б е с учеными сельхозинститута. К а к говорит д е д Мигула, именно здесь, в их колхозе, Рона И в а н о в н а поверила в свое призвание: выведенный ею сорт д а л большой у р о ж а й. З д е с ь Цитируем по кн. «Вопросы искусства Удмуртии». Ижевск, 1976, с. 11.

с л а в а и ученому, да и колхозу почет. В результате колхоз с к а ж д о г о гектара собрал сто пятьдесят пудов пшеницы «Альбидум». Академия сельскохозяйственных наук С С С Р р а з р е ш и л а в ы р а щ и в а т ь более лучший плодоносный сорт. Б р и г а д а Петрова И в а н а Петровича, по свидетельству автора, является одной из ведущих звеньев этого передового хозяйства. Здешние люди в культурном отношении развиты, любят искусство, почти все умеют играть на музыкальных инструментах. Не случайно Сергей Петрович, сам являющийся профессиональным музыкантом, потрясен достижениями колхозников. В его. первоначальном понимании «сельское» это значит отсталое, не имеющее перспектив. О к а з ы в а е т с я наоборот: и сельский люд в культурном отношении с к а ж д ы м днем становится выше. Почти все это мы узнаем со слов героев. Комедию фактически можно н а з в а т ь демонстрацией мелких случайностей, почти ничего не дающих ни уму, ни сердцу. П р а в ы критики, у т в е р ж д а ю щ и е, что теория бесконфликтности дает знать о себе и в наши дни 19. Р а з б и р а е м а я п ь е с а — о д и н из примеров, подтверждающих истинность этого мнения. Читателю хотелось бы прочувствовать, чем ж и в е т нынешний колхозник, чем он озабочен, что его не устраивает.

Ведь в жизни все так и происходит: не всегда бывает хорошо и гладко. С г л а ж и в а н и е конфликта лишь с н и ж а е т значимость героев и значительность произведения в целом. Они фактически не живут, не переживают, не любят, только демонстрируют слащ а в ы е выводы автора.

Рона Ивановна и И в а н Петрович — главные герои пьесы. Но что они дают нынешнему требовательному читателю? В пьесе мы видим их на работе, в периоды любви и переживаний.

Н е у ж е л и этим и исчерпываются интересы нынешней молодежи?

По мнению некоторых наших авторов, комедия может быть и без серьезных, больших проблем. Что ж е тогда д о л ж н о быть в комедии? Возьмем пьесу А. М а к а е н к а «Таблетка под язык».

Д а, и это комедия. А сколько в ней проблем серьезных, безотлагательных. Ведь ж а н р не д о л ж е н служить препятствием для их постановки или разрешения.

П о д ы т о ж и в а я работы, сделанные чувашскими д р а м а т у р г а м и в истекшем году, следует сказать, что в общем и целом дела наши не столь у ж плохи: р а з р а б а т ы в а е т с я историко-революционная, морально-нравственная, экологическая проблематика.

Среди пьес есть и такие, которые смело можно ставить на сценах. Помимо у ж е идущих на сцене пьес Н. Терентьева «После молнии — гром» и «Леший с ружьем», комедии Е. Афанасьева и Г. Терентьева «Выигрыш», Л. Родионова «Не только любовь...», з а с л у ж и в а е т внимание «Первый летучий» В. Р о м а н о в а.

Но есть и такие, которые «обогащают» нашу д р а м а т у р г и ю Федь Н. М. Природа сатирического жанра.— В кн.: «Контекст— 1977».

М„ «Наука», 1978.

только с количественной стороны. А ж и з н ь таких произведений, как известно, очень коротка.

Одной из первостепенных з а д а ч наших драматургов, на наш взгляд, д о л ж н о стать философское осмысление жизненных проблем, которое в полной мере может быть достигнуто только тогда, когда «его (художника.— В. Н.) интересует не только судьба его героев, но и судьба человечества. В этом случае худ о ж н и к мыслит историей, эпохой, с ними сопрягает, соотносит все события, характеры, обстоятельства, д е т а л и своего произведения. Это влечет за собой интеллектуальный, а не бытописательный строй вещи» 20. К сожалению, эта аксиома пока понимается не всеми д р а м а т у р г а м и. И н ы е из них, неплохо владея сюжетными ходами, композиционными приемами, з а б ы в а ю т о многокрасочной душе героев, о том, что они д о л ж н ы ж и т ь самостоятельной жизнью, и в результате водят их чуть ли не за руки. Поэтому со всей остротой встает вопрос о нравственной высоте современного героя, знакомство с которым о з н а ч а л о бы новую качественную ступень в духовном росте человека.

–  –  –

Автор статьи Константин Константинович Петров — преподаватель кафедры журналистики Казанского госуниверситета, кандидат филологических наук, член Союза писателей СССР. Более сорока лет посвятил он изучению жизни и деятельности революционера-поэта Чувашии. Писатель изъездил все места, где побывал поэт: Поволжье, Зауралье, Сибирь, Кавказ, Донбасс;

тщательно, по крупицам собирал сведения, изучил множество архивных документов, встретился с людьми, лично знавшими поэта; обнародовал ряд неопубликованных произведений, нашел фотоснимки Таэра (Ред.) 1(23 дину, в г. Чебоксары, марксистскую литературу, р а с с к а з ы в а л рабочим ефремовского лесопильного завода о научном социал и з м е 2.

В 1902—1903 гг. в городах, где п р о ж и в а л и чуваши, и других крупных населенных пунктах стали возникать марксистские к р у ж к и. В городе Цивильске, например, такой к р у ж о к возглавил местный учитель Н. Н. Волженин, впоследствии вступивший в партию большевиков. Учитель М. Д. Д е м ь я н о в в 1920 г. организовал марксистский к р у ж о к в сельской местности. З а н я т и я к р у ж к а проходили в деревне Б ю р г а н ы Бурундуковской волости Симбирской губернии, в доме Е. Савельева (зарегистрированная явочная квартира членов Р С Д Р П ). Здесь Т. С. Семенов впервые у с л ы ш а л о марксизме. Н а з а н я т и я х большевик М. Д. Д е м ь я н о в выступал с разъяснением политики Р С Д Р П.

Н а рубеже 1902 и 1903 гг. о б р а з о в а л с я Казанский комитет Р С Д Р П. Он возник как местная искровская организация и с первых ж е дней развернул широкую пропагандистскую и агитационную работу в массах, чтобы втянуть их в революционную борьбу. Комитет выпускал много листовок, п р о к л а м а ц и й и воззваний. Он н а п р а в л я л своих пропагандистов и агитаторов на места, в том числе и в Чувашию. Так, в Ч е б о к с а р ы в 1904 г.

прибыл из К а з а н и большевик В. И. Клюкин. Он сумел организ о в а т ь марксистский кружок. Кроме того, для населения периодически д о с т а в л я л революционную литературу. В 1904 ж е г.

н а ч а л работать марксистский к р у ж о к в селе И в а н о в е Цивильского уезда, руководил им большевик А. Г. Смирнов.

Одним из активных членов Казанского комитета Р С Д Р П был Хусанин Я м а ш е в — выдающийся татарский революционеринтернационалист, видный деятель партии Л е н и н а. Летом 1905 г. он побывал во многих деревнях Буинского уезда, заезж а л и в чувашские селения, например, по утверждению современников, вместе с «русским товарищем» провел собрание на поляне у реки Свияги, около деревни Альшеево, и в селе Чувашское Пимурзино. Там и познакомился будущий поэт-революционер Т. С. Семенов (Таэр Тимкки) с Я м а ш е в ы м 3.

Вскоре, в середине сентября 1905 г., в К а з а н ь приехал крестьянский парнишка Тимофей Семенов. Об этом стало известно царской охранке. Подростка еще в школе включили в список « н е б л а г о н а д е ж н ы х » и ему не пришлось ее окончить, и потом после д в у х л е т н е й ' у ч е б ы вновь исключили как «бунтаря» из Симбирской чувашской школы — все это, очевидно, д л я полиции предс т а в л я л о интерес.

К а з а н с к и е большевики встретили Т. Семенова радушно. В то время были очень нужны люди, умеющие р а б о т а т ь среди трудящихся разных национальностей, в частности, и среди чувашПартархив Татарск. ОК КПСС, ф. 36, on. 1, д. 42, лл. 123—130.

3 «Таван Атал», 1959, 1 №, 86 с.

ского народа. Тимофею д а в а л и отдельные поручения, проверяли его преданность революционному делу. Помогли устроиться наборщиком в центральной типографии г. Казани.

«Октябрь и д е к а б р ь 1905 г о д а, — п о д ч е р к н у л В. И. Ленин,— знаменует высшую точку восходящей линии российской революции» 4. Именно в это время Т. С. Семенов связывает свою судьб у с социал-демократами, выполняет з а д а н и я Казанского комитета Р С Д Р П. Он активно участвует в з а б а с т о в к е печатников, в массовых митингах и демонстрациях, печатает и распространяет нелегальную литературу, то есть целиком посвящает себя революционной деятельности. Об этом периоде его жизни — с сентября по д е к а б р ь 1905 г.— старый коммунист, бывший в то время членом Казанского комитета Р С Д Р П Николай Никандрович Н а к о р я к о в вспоминает: «Тимофей Семенов был связан с Казанской партийной организацией. Встречал его к а к р а з в группе X. Я м а ш е в а, работавшей среди многонационального населения. Семенов не только доставал шрифты д л я подпольной организации, но и в разгар революционных событий принимал непосредственное участие в печатании воззваний Казанского комитета Р С Д Р П » 5.

Летом и осенью 1905 г. в К а з а н и р а б о т а л городской объединенный кружок, которым руководил Хусаин Ямашев. В н а ч а л е этот к р у ж о к посещали несколько чувашских рабочих, которые хорошо понимали татарский язык. Но ж е л а ю щ и х было больше.

Учитывая это, в ноябре того ж е года X. Я м а ш е в по поручению Казанского комитета Р С Д Р П помог организовать марксистский к р у ж о к для чувашских рабочих. З а н я т и я в нем вел на родном я з ы к е Тимофей Семенов. Члены к р у ж к а собирались в квартире рабочего Алафузовского завода М. П. Афанасьева. Кроме того, с а м Семенов посещал другие марксистские кружки, где выступ а л и В. В. Адоратский, А. С. Кулеша, Н. Н. Н а к о р я к о в и другие.

Здесь молодой поэт с большим интересом изучал произведения М а р к с а, Энгельса, Ленина, р а с ш и р я л свой политический кругозор, о б о г а щ а я теоретические знания, необходимые д л я революционной борьбы.

Осенью 1905 года в Казани возникли профсоюзы рабочих.

Первыми объединились в профсоюз работники типографии.

Большевики приняли активное участие в создании и работе профсоюза. К а к и многие активные наборщики, Т. С. Семенов вступил в профсоюз типографщиков (печатников), ему выдали членский билет под № 87.

В период первой русской революции, как и в дореволюционные годы, документы, удостоверяющие принадлежность к партии, не выдавались. Многие большевики, особенно профессиоЛенин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 321.

«Советская Чувашия», 1966, 21 янв.

нальные революционеры, р а б о т а л и под вымышленными именами, пользовались партийными кличками, ж и л и по чужим, иногда поддельным паспортам. П е р е е з ж а я в другое место, хранили в п а м я т и пароли, адреса, явки и с большой осторожностью устан а в л и в а л и связи с местными партийцами, чтобы не провалить организацию.

В Ц е н т р а л ь н о м государственном архиве Т А С С Р, в фонде Казанского губернского ж а н д а р м с к о г о управления в списке социал-демократов за 1906—1907 гг. значится: Семенов — имя и отчество не у к а з а н ы 6.

В этом списке социал-демократов четвертым обозначен Н. М. Ильин, рабочий Алафузовского завода, пятым—С. Н. Гассар, студент Казанского университета, т р и н а д ц а т ы м — А. М. Суханова, ученица Казанской фельдшерской ш к о л ы (позднее ж е н а известного революционера-большевика А. П. К о м л е в а ), пятнадцатым — Ефим П а н к р а т о в и ч Табейкин, рабочий Алафузовского завода, тридцатым — А. Н. Пономарев, студент К а з а н с к о г о университета. Порядковый номер Семенова — 42. П о у т в е р ж д е н и ю старого большевика Н. Н. Н а к о р я к о в а о принадлежности Т. С. Семенова к большевистской партии, можно считать, что это был Тимофей Семенович Семенов. «Тимофей Семенов был социал-демократом, печатал и распространял большевистские листовки на русском и чувашском языках», 7 — вспоминает Н и к о л а й Никандрович.

Т. С. Семенов перевел на чувашский я з ы к часть «Манифеста Коммунистической партии». По просьбе рабочих-чувашей и Казанского комитета Р С Д Р П он перевел революционные песни «Интернационал», «Марсельеза», « В а р ш а в я н к а », «Отпустили крестьян на свободу», «Вы ж е р т в о ю пали в борьбе роковой» и другие. В Казанской центральной типографии, где р а б о т а л Тимофей Семенов и п е ч а т а л а с ь первая ч у в а ш с к а я газета «Хыпар», были влиятельные большевики. В этой газете, кроме Т. Семенова, «продолжительное время сотрудничал большевик-чуваш А. И. Миролюбов» 8.

По з а д а н и ю партийной организации, при ее непосредственной помощи Тимофей Семенов и его близкие товарищи в подпольной типографии выпускали листовки и п р о к л а м а ц и и на чувашском языке. Они стремились правдивое большевистское слово донести до сердца к а ж д о г о т р у ж е н и к а. «Все, к а к один, объединимся в борьбе против царского с а м о д е р ж а в и я, — писали Семенов и его товарищи в листовках на чувашском языке.— Если весь трудовой народ, трудящиеся всех национальностей придут к единой цели в борьбе, то н и к а к а я сила не победит Ц Г А ТАССР, ф. 2 с, д. 3451, л. 14.

Воспоминания Н. Н. Накорякова хранятся в личном архиве автора статьи.

я «Очерки истории чувашской областной организации КПСС». Чебоксары, 1974, с. 36.

нас». В одной из п р о к л а м а ц и й К а з а н с к о г о комитета Р С Д Р П, выпущенной г е к т о г р а ф с к и м способом на чувашском языке, в п р и з ы в е к в с е н а р о д н о м у вооруженному восстанию в дополнение к переводу с русского текста удачно включена ч у в а ш с к а я поговорка: «Один плюнешь — сразу высохнет, н а р о д плюнет — образуется озеро»9.

Д е я т е л ь н о с т ь этой группы н а п р а в л я л а с ь К а з а н с к и м комитетом Р С Д Р П, в частности Хусаином Я м а ш е в ы м и Н. Н. Н а к о р я ковым. В этой первой бесцензурной г е к т о г р а ф и р о в а н н о й м а р к систской листковой л и т е р а т у р е на чувашском я з ы к е мысли были и з л о ж е н ы просто и понятно.

Б о л ь ш о е количество листовок в ы с ы л а л и по д е р е в н я м и сел а м П о в о л ж ь я. Т а к и м образом, идеи б о л ь ш е в и з м а п р о н и к а л и не только в сознание рабочих чуваш, но и передовой части крестьянства. Н а политическую борьбу против ц а р и з м а и помещиков п о д н и м а л и с ь крестьяне Чебоксарского, Цивильского, Тетюшского, Буинского и других уездов. Сельские сходы и митинги все ч а щ е и ч а щ е выносили решения революционного х а р а к т е р а.

Так, например, крестьяне большого чувашского села А л ь ш е е в о Буинского уезда, с о б р а в ш и с ь 21 ноября на сход в количестве 142 человека д л я о б с у ж д е н и я м а н и ф е с т а 17 о к т я б р я, постановил и : м а н и ф е с т не п р и з н а в а т ь | 0.

Л и с т о в к и К а з а н с к о г о комитета Р С Д Р П «на ч у в а ш с к о м наречии, снятые с г е к т о г р а ф а 28 э к з е м п л я р о в, были п о д о б р а н ы полицейской с т р а ж е й в деревне Б о л ь ш и е Яльчики во в р е м я освещения х р а м а в означенной деревне в ночь на 10 о к т я б р я 1906 года» и.

Кроме того, по у т в е р ж д е н и ю многих современников, Т а э р Тимкки о р г а н и з о в а л подпольную т и п о г р а ф и ю на своей родине, 12 вел большевистскую агитацию среди крестьянского населения.

В р е з у л ь т а т е общероссийского д е м о к р а т и ч е с к о г о п о д ъ е м а, когда была з а в о е в а н а некоторая свобода печати и «цензура б ы л а просто у с т р а н е н а » 1 3, п о я в и л а с ь р е а л ь н а я в о з м о ж н о с т ь иметь ч у в а ш с к у ю периодическую печать. К тому времени у ж ё выросли и ч и т а т е л ь с к и е слои среди чувашского н а р о д а. Б л а г о д а р я з а б о т а м известных просветителей И. Н. У л ь я н о в а и ЦГА ТАССР ф. 1, Д. 4894, л. 8.

ю «Очерки истории ульяновской организации КПСС». Ульяновск, 1964, 04.

с. 104.

п ЦГА ТАССР, ф. 1, Д. 4894, л. 3.

12 В деревнях ныне Буинского района ТАССР нашлись '2 революционные листовки 1905-1907 гг., оттиснутые гектографическим способом. (Например, листовки см книгу «Палнай». Составитель Валем Ахун. Чебоксары, 1973, с 144, 148).

На дне небольшого озера около деревни Раково в 1940 г были обнаружены некоторые материалы и инструменты подпольной типографии, спрятанные во время ареста местного учителя в 1907 г.

'а Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 30, с. 321.

И. я. Яковлева во многих чувашских деревнях были открыты школы. В период первой русской революции у ж е было к о м у читать газету на чувашском языке.

С образованием редакции первой чувашской газеты «Хыпар»

(конец д е к а б р я 1905 г.) наборщик Тимофей Семенов н а ч а л сотрудничать и в ней: писал собственные корреспонденции и статьи, готовил письма читателей, организовывал их выступления в печати и сам ж е н а б и р а л и верстал эти материалы. И т а к почти всегда: с раннего утра до поздней ночи он р а б о т а л в редакции, а на следующий день шел в типографию в ы п у с к а т ь газету. В газете «Хыпар» вначале основную работу вели два человека: Н. В. Никольский и Т. С. Семенов. По их приглашению вскоре прибыли М и х а и л Акимов и Ефим Трофимов, исключенные из Симбирской чувашской школы за «неблагонадежность». В редакции н а ч а л и сотрудничать и казанские студенты.

Вокруг Тимофея Семенова сплотилась группа революционно настроенных сотрудников.

С приходом к руководству нового редактора С. К- Кириллова (с 23-го номера) газета «Хыпар» становится на сторону революционной демократии. На этот номер, за помещение стихов Т. С. Семенова (Таэр Тимкки) с призывом к вооруженному восстанию, цензура н а л о ж и л а арест. Под влиянием революции и воздействием казанских большевиков газета все больше левела.

Встав на революционно-демократический путь, газета р а з ъ я с н я л а, кто такие революционеры: «Они хорошо знают народную нужду и знают к а к от нее избавиться. Они хотят установить на земле другой строй — социализм» 14.

В стихотворениях и публицистических статьях Т. С. Семенова, напечатанных в «Хыпаре», ярко изложено страстное стремление бороться за свержение с а м о д е р ж а в и я, свободу и счастье трудящихся. Только в борьбе, только революционным путем м о ж е т народ освободиться от гнета и произвола ц а р и з м а, добыть себе свободу,— эта идея красной нитью проходит в произведениях Таэра.

В стихотворении «Песнь славной смерти» Таэр создает о б р а з замечательного революционера, зовет трудящихся завоевать свободу в бою, потому что просьбы и мольбы со слезами ничего не дают; крепко веря в светлое будущее, не с т р а ш а с ь ни смерти, ни других лишений, надо бороться против угнетателей вооруженным путем,— призывает он.

Через образ революционера Таэр осмысливает суть революционно-героического подвига лучших людей периода первой русской революции. Это я р к и е по силе обобщения художественные о б р а з ы революционеров.

В стихотворении «Думы» поэт показывает невыносимо т я ж е лые условия ж и з н и трудового народа, причины неравенства и «Хыпар», 1906, 25 июня.

эксплуатации. «Довольно мучиться, страдать! Собирайтесь воедино! — обращается к угнетенным людям поэт,— Всех дармоедов сбросим с плеч, чтоб ж и т ь без них отныне! » 15. А в стихотворении «Новый год» 16 поэт призывает общими усилиями уничтожить старый прогнивший мир с а м о д е р ж а в и я и построить новое общество.

Рабочий-наборщик, поэт Таэр Тимкки в своем творчестве уделяет внимание и своим товарищам по труду. В стихотворении «Песня рабочих» он рисует картину их подневольной жизни. Большие богатства вы собираете из нашего пота, изнуряете нас, говорит поэт по адресу богачей-толстосумов. Смотрите: фабрики, заводы и прочие здания стоят высокие, страшные.

А там трудятся рабочие, мучаются, льют пот из-за хлеба насущного, губят здоровье и с о к р а щ а ю т свою жизнь. Рабочие находятся т а к ж е и под землей, не видят солнца, рубят скалистые горы. А «жирные богачи» — капиталисты не работают, наживаются за счет нашего труда.

В конце поэт в ы р а ж а е т уверенность в наступлении других времен:

–  –  –

Д в а мира, две противоположные картины ж и з н и показаны в стихотворении. С одной стороны — трудящиеся люди, создатели материальных благ, с другой — хозяева капитала, которые высасывают те богатства, которые создает рабочий. Эти два мира никогда не смогут найти общего я з ы к а. « Ж и р н ы е богачи», дармоеды, капиталисты не д о л ж н ы присваивать труд рабочего.

Хозяином в жизни д о л ж е н быть трудовой народ. А д л я этого необходимо преобразовать мир. И поэт мечтает о революционном переустройстве общественного строя.

Т. С. Семенов-Таэр впервые в чувашской литературе вводит пролетарскую тему, проводит марксистские идеи. Творчество' Таэра о к а з а л о большое влияние на политическое пробуждение трудящихся-чувашей. Вместе с тем оно д о к а з ы в а е т и антинаучность распространяемых на З а п а д е б у р ж у а з н ы м и фальсификаторами утверждений о том, что якобы м а л ы е народы России не были подготовлены к восприятию марксизма и Великой Октябрьской социалистической революции, и что будто бы он, марксизм, был навязан им извне.

1 июня 1907 г. редакция чувашской газеты «Хыпар» была разгромлена царскими ж а н д а р м а м и. Накануне, 31 мая, был «Хыпар», 1906, 10 дек.

«Хыпар», 1907, 1 янв.

«Литературная Россия», 1963, 25 авг.

–  –  –

9* 131 дине ?ёкленни» ( К а к И о с и ф вознесся), «Вё^кён дын вё^ни»

(Полет легкомысленного), « Й а в а н пиччепе Упрам пичче» (Дядя Иван и д я д я У п р а м ), « В ы р а с л а - ч а в а ш л а ?ын» (Полурусский, получуваш) и др. Во всех них чувствуется определенная общность в композиции, способе сюжетостроения, выборе изобразительных средств, форме подачи м а т е р и а л а. «Полурусский, получуваш» — по ж а н р у рассказ-фельетон. В нем явственны публицистические приемы. Р а с с к а з з а к а н ч и в а е т с я так:

«Кое-кто с к а ж е т, что т а к и х людей нет, но могу с к а ж д ы м поспорить, что такого человека вы встретите в любом обществе интеллигентов, в любом учреждении». Позиция автора ясна и открыта, беллетризация в р а с с к а з е с к а з ы в а е т с я лишь в использовании гротеска в языковой характеристике героя, в создании комических ситуаций. В ы с м е и в а я псевдоинтеллигентность, ложно понятую культурность, сатирик умело использует к а к смешение лексики русского и чувашского языков, так и смешение бытового и официального стилей. Герой р а с с к а з а представляется так: «Манан етиноутробный атте Ш у п а ш к а р а пырса курман чаваш пулна пулин те, в^оже эпё, В а с и л и й Иванович Иванов, сопченая старанипе полнокровный русский к р а ж т а н и н первого сорта шутёнче т а р а пу?ларам...».

Подобно В. М а я к о в с к о м у и М. Зощенко, И. Мучи остро бичует приспособленчество обывателей, вскрывает их мелочное и потребительское нутро. В речи и поступках его героев часто м о ж н о увидеть, к а к высокими словами они прикрывают низменные цели. В основе конфликта рассказов л е ж и т столкновение новых исторических условий со старыми представлениями.

Действие в р а с с к а з а х с л у ж и т р а с к р ы т и ю х а р а к т е р а героя, его исторической несостоятельности в условиях социалистического строительства. Герой этот — человек частнособственнических взглядов, суеверный и невежественный, не принимающий нового у к л а д а. Он предается осмеянию из убеждения в социальной его обреченности.

В творчестве И. Мучи видна я с н а я целевая направленность.

Писатель преимущественно критикует явления, мешающие победной поступи новой социалистической действительности. Огонь его сатиры н а п р а в л я е т с я на бюрократов, приспособленцев, мещ а н с их потребительским подходом к жизни.

О б р а щ а я с ь к советским писателям, А. М. Горький в статье «О социалистическом реализме» писал: «Подчиняясь притяжению двух сил истории — мещанского прошлого и социалистического б у д у щ е г о, — л ю д и з а м е т н о колеблются: эмоциональное начало тянет к прошлому, интеллектуальное к будущему. Много и громко кричат, н о — н е чувствуется спокойной уверенности в том, что решительно и твердо избран вполне определенный путь, хотя он достаточно у к а з а н историей» И. Мучи в своих Горький М. О литературе. «Советский писатель». М„ 1953, с. 613.

р а с с к а з а х показывает духовное, нравственное убожество обывательского отношения к жизни в условиях формирования новой культуры, новой нравственности. «Мещанское прошлое» с крайней изощренностью приспосабливалось к культурным ценностям «социалистического будущего». Писатель р а з о б л а ч а е т показную деловитость бюрократа, любителя высокопарных, но пустых слов, вскрывает корыстолюбие мещанина, его страсть к личному благополучию, тщательно маскируемые под служение общественным интересам. Таков председатель сельсовета из р а с с к а з а «Ирёксёрех ёдлемелле» (Приходится работать, 1937). «Не д а ю т работать спокойно»,— говорит он. Работать, не обременяясь настоящим делом, но выглядеть перед людьми человеком современных, передовых взглядов.

И л и ж е М а к а р Сидорович из одноименного рассказа, написанного в 1939 году. В нем высмеивается «культурность» обывателя, его крайняя интеллектуальная ограниченность. Он на всякий случай з а к у п а е т дефицитные по тем временам товары, тревожась, как бы чего не вышло, но представляет сам о себе, что он ревностный сторонник нового в жизни.

« М а к а р Сидорович, шедший рядом со мной, вдруг остановился:

— Не повернуть ли на соседнюю улицу? — спросил он.

— З а ч е м ? — говорю ему.

— Там урна есть, окурок надо бросить в урну. На улицу нельзя.

Я рассмеялся.

— Не надо смеяться,— говорит мне М а к а р Сидорович, как бы обидевшись.— Я никогда на улице не бросаю окурков, как культурный человек, всегда бросаю их в урны. А то говорим о новой жизни...»

И. Мучи ясно видел: победа нового над старым предрешена.

И враги социализма, и все те, кто в силу старых представлений вступают в конфликт с новыми условиями, в его произведениях вызывают не гнев, а смех. Гротеск, часто используемый писателем, подчеркивает эту неодолимость исторического процесса.

В «Промфинплане» (1930) Эндипа сводит с ума (И. Мучи строит сюжет, придав этому фразеологическому обороту прямой лексический смысл) то, что ж и з н ь д е л а е т его большевиком. Сын в л а д е л ь ц а рогожной, он с ужасом узнает, что рогожи, которые он ткет в артели, с л у ж а т т а к ж е выполнению планов социалистического строительства. И все вокруг полно энтузиазма, энергии: строится новая жизнь. И герою становится ненавистна ж е н а, которая работает на колхозном поле, боров, который жиреет, когда республика нуждается в мясе. Д о с т а е т с я д а ж е кошке: «А-а. Это ты. Мышей ловишь. Советское зерно береж е ш ь. Ударник...» Финал рассказа таков: «После возвращения из Казани, где Эдип был в доме умалишенных, он стал спокойней говорить о советской жизни. В злобе на Советы он у ж е не б р ы з ж е т слюной, ее он глотает, не д а в а я проступить на губы».

На творчество чувашских сатириков и юмористов сильное влияние о к а з а л А. П. Ч е х о в 2. Хорошо знал его творчество и И. Мучи. Он был одним из переводчиков его рассказов на чувашский язык. Нетрудно увидеть приемы чеховского юмора в некоторых р а с с к а з а х И. Мучи. Например, « П ы л л а чёлхе»

(Сладкоречивый, 1937) очень напоминает рассказ А. П. Чехова «Толстый и тонкий».

И. Мучи интересно и у б е ж д а ю щ е умел п р о п а г а н д и р о в а т ь мероприятия партии и Советской власти. Часто в этих целях он использует ж а н р рассказа-анекдота. Повествует он увлекательно, изобразительные средства его неожиданны и ярки. И редко случалось, что произведение его только смешило. В р а с с к а з а х з а п е ч а т л е в а л а с ь сама жизнь, история страны.

В сборнике «Колхоз ^улне тухна чух» (На пути к коллективизации) он с особой полнотой выявил свое умение откликаться на злободневные вопросы жизни. Остро обличает писатель не только тех, кто сознательно противодействует новому у к л а д у в деревне (кулаков, служителей культа и т. д.), но и нерадивость, нерасторопность. Весьма выразителен р а с с к а з « ё м ё р т ^едки с а р а л с а н » (Когда расцветает черемуха). С ю ж е т его искусно строится на контрасте сентиментального настроя героя и суровой обстановки классовой борьбы.

Комсомолец М и ш а хочет жениться на дочери к у л а к а Клавдии, но ее отец ставит условие:

вначале М и ш а д о л ж е н добиться, чтобы ее приняли в колхоз. И вот герой, готовый ради любви « д а ж е стать старшим помощником старшего комиссара», ходатайствует за будущего тестя и, конечно, безуспешно. Несостоятельность ж е л а н и й героя подчеркивается комичностью ситуаций и диалогов, которая достигается тем, что слова высокого стиля в предложениях п е р е м е ж а ю т с я с бытовыми понятиями, романтическое — с узко практическими целями.

С противниками социалистической действительности в расс к а з а х И. Мучи происходят самые невероятные приключения, тем самым показывается несостоятельность их притязаний.

Так, в «Вилёмпе п а л л а ш н а этем» (Познавший смерть) герой, не ж е л а я работать в колхозе, тщетно пускается на всяческие уловки. Но д а ж е мнимому покойнику, ему не удается уйти от того нового, что внесла в ж и з н ь коллективизация. Хотелось ему побывать последний р а з в церкви — пусть в гробу. (И поп в деревне был подходящий, покладистый. «Его длинный нос тонко чувствовал покойника, и он был тут к а к тут»). Но не удается умереть ему: у него еще много дел на этом свете.

В повествовании И. Мучи всегда о щ у щ а е т с я эпоха. Умелым выбором реалий быта в ы я в л я е т с я социальная х а р а к т е р н о с т ь См.- Владимиров Е. В. А. П. Чехов и чувашская литература. Ученые записки Ч Н И И, вып. 26. Чебоксары, 1963.

о б р а з а. Читатель рассказа « у к турасен дук ту инчи конференцийё» (Конференция несуществующих богов на несуществующей горе) легко догадается о времени его создания по художественным д е т а л я м : один из богов обвиняет авторов священных писаний в «плагиатстве», другой говорит, что мать Аттиса, видимо, «получала хорошие алименты», а Христос предупреждает:

«По-богоматерному не выражаться». А соль рассказа в следующем: «Что бы ни говорили старые люди, мы будем р а б о т а т ь и в рождество, и в пасху, работать со звонким м а р ш е м ударников».

В самых необычных ситуациях при сказочности с ю ж е т а ощущается связь повествования с реальной действительностью.

В «Блохе» сатирик не только описывает с т р а д а н и я человека, заразившегося кровопийцами-насекомыми, это и разговор о том, что в некоторых деревнях, запущена бытовая культура. Попыткам героя утопить блох в реке предшествовал д о к л а д в грязной избе, которую кто-то нарек сельсоветом.

Рассказчик-фельетонист, И. Мучи очень тонко в к р а п л и в а л в свои произведения подлинные факты. В рассказе « у р а л н а р а н па 125 ул тултарна хы^дан кунта килнё Гоголь» (Явление Гоголя по случаю его 125-летия со дня рождения) он говорит о действенности сатиры великого классика и в советское время.

Гоголь узнает, что в судьбе его героев произошли большие перемены: «Степаны, Селифаны работают на з а в о д а х и фабриках, ударники новых строек. Они становятся Изотовыми. Осип ж и в е т в соседнем городе — возглавляет коммунхоз. Очень аккуратный работник. «Это что? Веревка? В дороге и веревка пригодится»,— и сейчас говаривает он.

— Подколесин ж е н и л с я ?

— П л а т и т алименты Агафье Тихоновне...

Ляпкин-Тяпкин, И в а н Кузьмич Шпекин?

— После революции Ляпкин-Тяпкин у ж е не работает судьей.

И Шпекина сняли с должности почтмейстера. Сейчас Шпекин И в а н Кузьмич, переменив ф а м и л и ю на Кузьмина, р а б о т а е т в Красночетайском районе письмоносцем и вскрывает письма жителей деревни Мочеи».

Д а л е е читатель узнает, что П л ю ш к и н а добро пионеры снесли на склад утильсырья. А проходя мимо театра, Гоголь припоминает своего городничего Сквозник-Дмухановского, который сок р у ш а л с я : «Поставь где памятник или забор, т а к сразу ж е откуда-то там появляются кучи хлама». И тут у ж е от автора перепадает руководителям Чебоксарского коммунхоза.

И. Мучи широко обращается к устному народному творчеству. В ранних р а с с к а з а х его отчетливо просматривается поэтика народной бывальщицы. В рассказе «Чышка тытамё» ( В л а с т ь Чишки, 1929) используется прием народных сюжетов, чтобы в гротеске изобразить лицо с а м о д е р ж а в и я : «У него и рука, что д е р ж и т ложку, была больше, чем у людей, больше и ноги. Рукой он охватывает семьдесят семь народов, ногой он попирал семьдесят семь стран».

Зачином рассказов часто является пословица или поговорка:

«Говорят, старуха, ж е л а в ш а я смерти, не смогла умереть...»

( р а с с к а з «Хитрый Ефим», 1930). Концовка т а к ж е следует поэтике фольклора — рассказ обычно вершит п е р и ф р а з и р о в а н н а я автором пословица или поговорка: «Сказка — из старой жизни, я ж е — из колхоза» (рассказ «Случай, происшедший осенью»), «Вот и сказке конец, но не бюрократам, они еще есть почти в к а ж д о м учреждении» ( « Р о ж д е н и е сына», 1929) и т. д.

О б р а щ е н и е писателя к фольклору было средством активного воздействия литературы на широкие трудовые массы. С о з д а в а я свои рассказы, И. Мучи имел в виду не только читателя, но и с л у ш а т е л я, которому еще была не доступна грамота и который в одном из рассказов представился так: «Читать я не умею, но умею слушать чтение. К а к книг, т а к и газет». Д л я него н у ж н о было писать доступным, но ярким языком, писать коротко, но емко. Кратчайшим путем к достижению этой цели было использование образов и мотивов родного фольклора. Композиция, язык рассказов писателя д о л ж н ы были создавать впечатление непринужденной беседы мудрого и лукавого деда И в а н а со своими з е м л я к а м и. И у ж е первые строки рассказов в ы з ы в а ю т у читат е л я и с л у ш а т е л я чувство доверия и заинтересованность. Например, рассказ «Мёскён Упанкка» (Бедняга У б а н к а ) начинается так: «Ну, друзья, я вам р а с с к а ж у одну историю. Это не выдумка моей плешивой головы. Д а мой д р я х л ы й ум и не смог бы додуматься до этого. С р а з у с к а ж у, это история о нашем односельчанине Убанке. И вот его о д н а ж д ы к себе зовет лохматый поп...». И с первых ж е ф р а з динамично начинается сюжет.

Во многих случаях повествование писателя близко к сказочн о м у. Так, зачин р а с с к а з а « К а ш а к р а н ч а ш а к пулна» ( Л о ж к а родила чашку) напоминает народную бывальщину: «Видно, начинать нужно так: у одного богача было два сына, один — родной, другой — приемный. Родной сын был записан И в а н о м, а д о м а н а з ы в а л с я Ваней, приемный и на бумаге и дома был М а к а р о м ».

Поистине сказочна лень И в а н а, сказочно растет и его богатство.

Подобно сказочнику, автор тут находит в о з м о ж н ы м с д е л а т ь т а к у ю перебивку: «...Тпру. Тут немного переждем с р а с с к а з о м, достанем кисеты, закурим». Этот эффект авторского присутствия чувствуется во всем рассказе; з а к а н ч и в а е т с я словами: «Тихо переговариваются цветущие колосья ржи. Птичка, м а л е н ь к а я пташечка в глубокой тишине щебечет: «ле-?и-ёдле-ё;ле-;и».

З а с в е р е щ а л и кузнечики, тут и с к а з к а подошла к концу» *.

С а т и р а И. Мучи всегда ж и з н е р а д о с т н а. К а к ни остра его критика недостатков, сопутствовавших строительству социализ

–  –  –

В т р и д ц а т ы е годы в ж и з н и н а ш е й с т р а н ы п р о и з о ш л и существ е н н ы е перемены. С о ц и а л и з м н а с т у п а л по всему ф р о н т у : на н е о б ъ я т н ы х п р о с т о р а х молодой советской с т р а н ы с т р о и л и с ь новые города, п р о м ы ш л е н н ы е гиганты, п е р е с т р а и в а л и с ь с т а р ы е п р е д п р и я т и я, м и л л и о н ы единоличных к р е с т ь я н о б ъ е д и н и л и с ь в к о л х о з ы. В те годы существенно м е н я е т с я к л а с с о в а я с т р у к т у р а общества, утверждается социалистическая демократия, нашедш а я свое в ы р а ж е н и е и з а к р е п л е н и е в К о н с т и т у ц и и С С С Р.

С о в е т с к а я л и т е р а т у р а чутко о т о з в а л а с ь на эти события. З а метно теснее с т а л а ее с в я з ь с ж и з н ь ю всего о б щ е с т в а, с героической трудовой д е я т е л ь н о с т ь ю ш и р о к и х м а с с н а р о д а. П и с а т е л и ж и в о о т к л и к а л и с ь на все, что в о л н о в а л о с т р а н у. Они много е з д и л и по с т р а н е, по с т р о й к а м первой п я т и л е т к и в к а ч е с т в е корреспондентов.

Н е о т с т а в а л и от с о б р а т ь е в по перу и ч у в а ш с к и е п и с а т е л и.

М н о г и е п р о з а и к и и поэты, особенно молодые, ш л и в т р у д о в ы е р а б о ч и е к о л л е к т и в ы, с т р е м я с ь у в и д е т ь и х у д о ж е с т в е н н о запеч а т л е т ь то новое, что р о ж д а л о с ь на с т р о й к а х первой п я т и л е т к и.

Трудовой энтузиазм народа, строящего социализм, находится в центре в н и м а н и я писателей. П о с к о л ь к у, к а к у ж е говорилось, к о р е н н о м у и з м е н е н и ю п о д в е р г л и с ь все о б л а с т и ж и з н и, п и с а т е л и стремились сделать предметом художественного отражения как п р о б л е м ы э к о н о м и к и и техники, т а к и в з а и м о о т н о ш е н и я людей, т. е. все то, что имело п р я м о е о т н о ш е н и е к д е л у с о ц и а л и с т и ческого п р е о б р а з о в а н и я х о з я й с т в а и к у л ь т у р ы р е с п у б л и к и.

В т а к и е п е р и о д ы бурных перемен на п е р е д н и й к р а й л и т е р а т у р ы обычно в ы х о д я т м а л ы е, с а м ы е боевые ж а н р ы п р о з ы — р а с с к а з и очерк. Они о п е р а т и в н о о т к л и к а ю т с я на зов времени, о с в е щ а я р е ш а ю щ у ю р о л ь у д а р н ы х темпов, освоения передовой т е х н и к и д л я успешного в ы п о л н е н и я п я т и л е т н е г о п л а н а, а т а к ж е п о к а з ы в а я ф о р м и р о в а н и е новых отношений м е ж д у л ю д ь м и. И в н а ч а л е 30-х гг. о ч е р к о в а я л и т е р а т у р а п р и о б р е т а е т поистине широкий р а з м а х. П о с л е поездок по с т р а н е н а п и с а л серию очерков «По Советскому Союзу» М. Горький. К очерку о б р а щ а ю т с я Ф. Гладков, М. Шагинян, П. Павленко, Н. Тихонов, К. Паустовский, В. Ставский и другие. На страницах « П р а в д ы » печатается цикл очерков «Люди нашей страны», в «Известиях» публикуются очерки Ф. Гладкова о Днепрострое. В эти годы выходят коллективные очерковые сборники «Четыре поколения», «Люди сталинградского тракторного», « Р а с с к а з ы строителей метро» и другие.

В очерках и рассказах, к а к и в романах «Соть» Л. Леонова (1930), «Гидроцентраль» М. Шагинян (1931), «Время, вперед»

В. К а т а е в а (1932), «День второй» И. Эренбурга (1932), «Энергия» Ф. Гладкова (1932) в центре внимания писателей находились гигантский р а з м а х социалистического строительства, героическая трудовая деятельность советского народа, х а р а к т е р ы и судьбы тружеников и ударников первых пятилеток, решавших под руководством партии задачи невиданного м а с ш т а б а.

М а л а я проза, как разведчик нового, первой с т а р а л а с ь разглядеть и изучить эти процессы, тем самым она внесла свой в к л а д в утверждение метода социалистического р е а л и з м а. Это п р е ж д е всего проявилось в обрисовке х а р а к т е р а нового человека, растущего на великих стройках пятилетки, с к а з а л о с ь в изображении новых отношений между людьми, с к л а д ы в а ю щ и х с я в ходе социалистического строительства, в результате совместной созидательной деятельности.

Ч у в а ш с к а я литература т о ж е не осталась в стороне. В ней т а к же, как и в русской советской литературе, на авансцену выходят рассказ и очерк.

В очерковых произведениях тогдашней чувашской советской прозы отчетливо можно заметить отражение особенностей промышленного развития республики. К а к известно, когда страна приступила к осуществлению великого плана социалистической индустриализации, в Чувашии, как и во многих бывших национальных окраинах царской России, п р е о б л а д а ю щ у ю массу населения составляли крестьяне. В процессе создания национальных кадров промышленности особенно ярко проявилась жизненность" ленинской национальной политики. Именно вчерашние крестьяне, бывшие деревенские парни и девушки составили первые отряды чувашских рабочих. Эта особенность развития Ч у в а ш и и о т р а з и л а с ь и в ее литературе, в частности, в молодой очерковой прозе о рабочем классе. Герои большинства очерков чувашских литераторов в первой половине 30-х гг.— выходцы из сельской местности, вчерашние деревенские бедняки и батраки, ставшие передовыми рабочими на з а в о д а х и стройках. Так, в очерках А. Лискова «Гудит чугун» и «Матвей кочегар» — это чугонолитейщик Ефимов, бывший колхозник из Белебея, и кочегар Матвей — выходец из чувашского села Ульяновской области. Герой очерка М. Еника «Бригадир Трофимов» приехал на работу в промышленность из Яльчикского района. В очерке С. Я л а в и н а «Радость» ударница М а р ф а Ж а р к о в а до поступления на Шумерлинский комбинат ж и л а в деревне, перетерпела много бед в дореволюционное время. Все они теперь стали передовиками производства. Героиня очерка М. Уйпа «На автострое» В а л я Ятрукова, м а л о г р а м о т н а я и застенчивая в начале произведения, постепенно развивается и растет в многонациональном трудовом коллективе. В ее х а р а к т е р е появляются новые черты: она становится общительной, энергичной и сознательной девушкой, не теряет при этом и своих национальных особенностей х а р а к т е р а.

Н а интернациональном вечере она с удовольствием исполняет чувашский танец.

Больших успехов на производстве добивается и другой перс о н а ж этого очерка — рабочий Голицын. Когда ему предлагают более высокооплачиваемую работу, он отказывается уйти из своей коммуны. М. Уйпу удалось художественно з а п е ч а т л е т ь одно из самых существенных свойств настоящего рабочего человека — его сознательное и творческое отношение к труду. Голицын всегда себя отдает делу. Он работает не только с расчетом на вознаграждение, из-за денег, а трудится на благо своего народа с сознанием своего долга. Т а к на стройках пятилетки р о ж д а е т с я новый человек, устремленный своими делами, поступк а м и и мыслями в будущее. Голицын не только хороший производственник, но т а к ж е и активный общественник. Он ведет большую организаторскую работу среди чувашских рабочих, много сил отдает делу ликвидации неграмотности среди строителей-земляков.

Понимание общественного х а р а к т е р а труда, ответственности перед коллективом, т о в а р и щ е с к а я взаимопомощь — вот какие новые черты формируются у героев. И это явилось д л я чувашских очеркистов шагом вперед по пути художественного осмысления крупных поворотов в жизни народа, в судьбах вчерашних крестьян, прибывших на стройки первой пятилетки и прошедших большую школу жизни. Однако в этих очерках еще нет глубокой типизации явлений тогдашней жизни, проникновенного и з о б р а ж е н и я ж и в ы х черт нового человека, в них сделаны лишь первые шаги по пути создания типичного о б р а з а рабочего того времени. Д л я малой прозы тех лег было характерно несколько ф р а г м е н т а р н о е изображение человека, в основном его «производственного» облика.

Писатели только п р и б л и ж а л и с ь к осмыслению свежих явлений жизни, х а р а к т е р о в людей, н а б л ю д а е м ы х на стройках пятилетки. Первые очерки были своего рода начальной школой, где литераторы д о л ж н ы были научиться основам мастерства, чтобы впоследствии создать полноценный образ нового рабочего.

Некоторые чувашские прозаики, такие к а к С. Ш ы п ч ы к и А. Талвир, в освоении рабочей темы в н а ч а л е 30-х гг. пошли по пути показа коллективного духа, э н т у з и а з м а трудящихся в производственном коллективе. В очерке С. Шыпчык «Фосфорит» рассказывается о том, как в глухом уголке родного к р а я воздвигаются корпуса и открываются шахты фосфоритного завода, как малограмотные чувашские крестьяне, попадая в рабочую среду, обогащаются духовно, приобретают чувство собственного достоинства. С. Шыпчык показывает свободный труд как вдохновенное творчество, преобразующее о к р у ж а ю щ и й мир.

В начале произведения крестьяне еще выглядят наивными, больше думают о себе, больше заботятся о содержании своего личного хозяйства. В конце очерка этих ж е крестьян мы видим совсем другими: они проникнуты духом коллективизма, соревнуются друг с другом, вместе отдыхают и учатся.

Если раньше слово «рабочий» их несколько пугало, то теперь они з а я в л я ю т :

« Н а ш а шахта!»

Автор, рисуя ж и з н ь рабочего коллектива, з а м е ч а е т в нем энтузиастов своего дела. Это — будущий чувашский инженер Илларионов, студент Московского университета, приехавший для обследования недр родного края, призывающий крестьян активней включиться в развитие промышленности в своем крае.

Среди рабочих, горящих желанием выработать побольше сырья для страны, читатель видит бывшего пастуха Федота, молодого парня Сннахвана, человека из Сюрбеева, бывшего крестьянина Никиту.

Положительным героям противостоят в очерке отрицательные — хозяин мельницы Михалка и его сын Мигулай, ворожей Степан Лепешкин и другие. Они распространяют клеветнические слухи, не упускают случая помешать всему новому. В конце они терпят поражение.

Место действия героев очерка А. Т а л в и р а «Соревнуются рудники» то же, что и у героев «Фосфорита» С. Ш ы п ч ы к а — Вурнарский фосфоритный завод. Автор стремился показать укрепление связей рабочего класса с крестьянством, рост взаимопонимания между ними. Рабочие устраивают субботники, чтобы помочь крестьянам у б р а т ь у р о ж а й. А крестьяне в свою очередь обеспечивают рудники рабочей силой: 75 процентов рабочих шахт являются выходцами из окрестных деревень. Многие из них стали на предприятии передовиками производства. Например, Карп Сергеев, пришедший сюда из глухого села, при помощи русских рабочих стал ударником.

С. Шыпчыку. и А. Талвиру через своих героев удалось художественно верно выразить существенные стороны ж и з н и в эпоху первых пятилеток, когда народный энтузиазм явился одним из мощных факторов, способствовавших молодой советской стране за короткий промежуток времени высоко поднять темпы промышленного производства. Они сумели т а к ж е п о к а з а т ь рождение новых черт в х а р а к т е р е своих героев: чувство коллективизма, личной ответственности за успех производства.

Дух коллективизма, трудовой энтузиазм рабочих х а р а к т е р н ы и д л я очерков М. Еника «Бетон», Л. Агакова «Герои стройки»

и других.

Хотя эти и некоторые другие чувашские писатели еще не умели всегда художественно убедительно р а с к р ы в а т ь истокй э н т у з и а з м а советских людей, создать полнокровные о б р а з ы рабочих, их произведения подкупают публицистической страстностью и агитационно-пропагандистской направленностью. Они помогали мобилизации сельских тружеников к р а я на строительство крупнейших промышленных объектов первой пятилетки.

Следует заметить, что некоторые очеркисты 30-х гг. несколько излишне у в л е к а л и с ь детальным описанием производственнотехнических процессов, з а б ы в а я о людях. Это особенно характерно для очерка А. Л и с к о в а «Гудит чугун». Т а к ж е и Мэдри Васлей в очерке « Н а д е ж н ы е опоры» п р е ж д е всего з а м е ч а е т на предприятии не людей, а сырье и технику: высокие штабели поленьев, вагонетки, моторы, рубильники и т. п. И все ж е авторы таких очерков, хотя и у в л е к а л и с ь изображением производственной технологии, д е л а л и нужное дело, т а к как в ту пору это было новым явлением и в ы з ы в а л о интерес читателей.

Во второй половине 30-х гг. многие чувашские очеркисты переключились на описание стахановского движения. Появились очерки Хв. Ситты «Маруся Гордеева», М. Д а н и л о в а - Ч а л д у н а «Стахановки», Ив. Федорова « Р о ж д а ю т с я герои», Гл. М а р у ш е в а «Судьба стахановки» и другие. В них приводятся биографические данные героев, р а с с к а з ы в а е т с я о трудовых успехах. Почти все очерки с т р а д а л и одним и тем ж е недостатком: поверхностным раскрытием духовного мира героев, односторонним показом их ж и з н и — перечислением фактов их трудовой биографии. Тем не менее они, как и предыдущие произведения подобного рода, п р е д с т а в л я л и информационную и агитационно-пропагандистскую ценность д л я широкого круга чувашских читателей того времени.

Д л я другого вида чувашской очерковой прозы 30-х годов — о ч е р к а - р а с с к а з а характерно, п р е ж д е всего, сопоставительное о т о б р а ж е н и е новой рабочей ж и з н и со старой — дореволюционной, со «свинцовыми мерзостями» прошлого. П р о з а и к и шахтер В. Краснов-Асли написал очерк-рассказ «Старое и новое» в публицистической тональности. В судьбе героя произведения — В а с л е я читатель прослеживает ж и з н ь самого автора. Сын бедного крестьянина еще с отрочества попадает в рабочую среду, испытывает на себе все невзгоды т я ж е л о й ж и з н и дореволюционного донбасского ш а х т е р а. Герой очерка Васлей р а с с к а з ы в а е т о том, как плохо ж и л о с ь ш а х т е р а м до Октябрьской революции и к а к легко дышится им в советское время. Факты нового и старого используются писателем в резко контрастном плане.

Е с л и до 1917 года шахтер Васлей и его товарищи р а б о т а л и под з е м л е й по 12 часов в сутки, то теперь всего — 8. Р а н ь ш е горняки ж и л и в б а р а к а х и з е м л я н к а х, где кишели насекомые, и потому часто болели, сейчас ж е к их услугам благоустроенные дома. Контрастность особо заметна в описаниях быта и досуга рабочих.

В. Краснов-Асли не все в жизни советских шахтеров изображ а е т в таком благодушно-розовом цвете. Н е м а л о еще у них и трудностей, нерешенных производственных проблем. О д н а к о шахтеры хорошо понимают, что эти тяготы временные, их можно преодолеть. Главное, они теперь р а б о т а ю т не на хозяина, «у которого в голове было лишь одно: получить к а к м о ж н о больше прибыли». Теперь горняки работают «на себя», «на народное правительство», которое так остро н у ж д а е т с я в «черном золоте». Поэтому они и трудятся самоотверженно, когда нужно—пренебрегая опасностью. В. Краснов-Асли сумел в своем очерке воспроизвести главное в психологии советского рабочего — понимание тех значительных исторических перемен, которые произошли в ж и з н и трудящихся в результате победы Октябрьской революции и с началом строительства новой ж и з ни. В этом прежде всего состоит историко-литературное значение рассматриваемого очерка.

Сравнительное описание новой рабочей ж и з н и со старой мы находим в очерке-рассказе С. В. Эльгера «Ундри». В основу сюжета положена судьба сына бедного крестьянина из деревни П а с ь п а к (что находится близ Чебоксар) Андрея Александровича Александрова. Е м у довелось испытать всю т я ж е с т ь ж и з н и рабочих-нацменов до 1917 года, но посчастливилось т а к ж е увидеть и радость, дарованную людям труда Великим Октябрем.

Обессилев от непосильной работы у сельского к у л а к а - п р о м ы ш ленника Кондрата Сандровича, занимавшегося торговлей кулями, натерпевшись унижений от мачехи, в поисках свободной и вольной жизни двенадцатилетний Ундри покидает родительский дом и устраивается в булочную хозяина М а т и ж е в а в Цивильске.

Д в а года мучается он у М а т и ж е в а. Наконец, по совету русского рабочего — старшего пекаря Семена Шапшинского у е з ж а е т в К а з а н ь и с трудом устраивается в пекарню хозяина Воробьева.

Но и здесь Ундри не встречает радости. Он вынужден выполнять т я ж е л е й ш у ю работу подручного п е к а р я в течение 18 часов.

Он терпит не только физические р а с п р а в ы хозяина, но здесь унижают и оскорбляют его человеческие и национальные чувства. После двух лет невыносимой работы Ундри уходит и от этого хозяина. В дальнейшем судьба з а б р а с ы в а е т молодого чувашского рабочего в город Камышин, Саратов, Козьмодемьянск, Чебоксары. Он участвует в первой мировой войне.

Ундри приносит счастье лишь Великий Октябрь, который он встречает в Чебоксарах. Д а л е е мы видим, к а к он в течение десяти лет работает в советских пекарнях. Только теперь, когда фабрики и заводы перешли в руки народа, Ундри познал радость свободы. Автивно участвует он в упрочении советской власти, посещает заседания Чебоксарского Совета рабочих и солдатских депутатов, руководит в своей деревне комитетом бедноты, записывается добровольцем в Красную Армию.

П р а в ы исследователи А. И. Кузьмин и В. Я- Канюков, которые в очерке-рассказе С. В. Эльгера «Ундри» находят следы в л и я н и я известной горьковской трилогии. Они проявляются не т о л ь к о в том, что главный герой Ундри у С. В. Эльгера, как и А л е ш а у А. М. Горького, из дома уходит «в люди», п р и е з ж а е т в К а з а н ь, р а б о т а е т подручным в булочной и претерпевает ряд бед и унижений, а п р е ж д е всего — в изображении жизни героя в плане горьковских традиций: от наивного детства до духовного прозрения, в реалистическом описании ф а к т о в чувашской действительности.

О п и р а я с ь на горьковскую эстетическую концепцию в изображении процесса духовного созревания своего героя, С. В. Эльгер не з а б ы в а е т об исторической правде и об особенностях развития революционного самосознания рабочих—выходцев из нерусских народов П о в о л ж ь я. Так, С. В. Эльгер своего Ундри в К а з а н и не связывает с революционными к р у ж к а м и, революционной мол о д е ж ь ю, к а к это делает М. Горький. Чувашский литератор знал, что Ундри еще не мог подняться до этого уровня, до такой идейной зрелости. Забитость, н а ц и о н а л ь н а я ограниченность, с л а б о е знание русского я з ы к а, неграмотность Ундри были тому причиной. Ундри доходит до уровня Алеши значительно позже— л и ш ь во время Октябрьской революции. Таким образом, С. В. Эльгер достоверно, без прикрас, по-горьковски реалистично и з о б р а ж а е т ж и з н ь дореволюционного чувашского рабочего и его духовное развитие в советское время.

З н а ч е н и е произведения С. В. Эльгера состоит в том, что в нем исторически достоверно воссоздан жизненный путь Ундри, одного из многочисленных представителей чувашского народа, которому Великий О к т я б р ь открыл дорогу в социалистическое будущее.

Р а с с к а з ы чувашских писателей о рабочем классе 30-х гг.

поднимают те ж е вопросы, что и очерки. Это — превращение з а д а в л е н н о г о нищетой и бесправием рабочего в хозяина страны, а к т и в н о принявшегося за восстановление народного хозяйства, разрушенного г р а ж д а н с к о й войной. В р а м к а х ж а н р а и в меру своего т а л а н т а писатели с т а р а ю т с я изобразить сложный путь трудового человека от старой ж и з н и к новой.

Р а с с к а з М. Д а н и л о в а - Ч а л д у н а «Директор» (1930) чем-то н а п о м и н а е т очерк В. Краснова-Асли «Старое и новое». Обращ а ю т на себя внимание общность темы и идеи, схожесть сюж е т н о й ситуации. Р а с с к а з этот, к а к и очерк В. Краснова-Асли, автобиографичен. Кузьма Карпеев — главное действующее лицо р а с с к а з а — подобно самому М. Д а н и л о в у - Ч а л д у н у, 12-летним мальчишкой вместе с отцом р а б о т а е т на шахте коногоном, участвует в первой мировой войне. Октябрьскую революцию встречает в госпитале, а выйдя оттуда, записывается в Красную гвардию. В рассказе правдиво повествуется о т я ж е л о й жизни шахтеров дореволюционного Кузбасса. «Днем и ночью работали, но д а ж е на еду не х в а т а л о », — п и ш е т автор. Герой рассказа Кузьма попадает в очень трудное положение после смерти матери и увольнения с шахты отца. Карпеев о к а з а л с я в большом долгу у шахтовладельца. В отчаянии он д а ж е готов на воровство, но его отправляют в окопы. На фронте обучил немного Кузьму грамоте солдат Каратай. А общение с фронтовиками и д р у ж б а с медсестрой-революционеркой Потаповой помогли ему понять смысл революционных событий. Вот почему после л а з а рета он сразу записывается в Красную гвардию, вступает в ряд ы Коммунистической партии. После революции окончил высшую школу, стал у п р а в л я т ь той ж е шахтой, где до революции рядовым рабочим «управлял» киркой да лопатой.

М. Д а н и л о в - Ч а л д у н придал этому произведению форму устного рассказа участника событий. Но в этом р а с с к а з е есть и присущая М. Д а н и л о в у - Ч а л д у н у публицистичность. Органическое соединение этих двух начал придает рассказу теплое звучание, определенную выразительность. В судьбе Кузьмы Карпеева писателю удалось правдиво передать историческое значение революционного переворота, создавшего условия для свободного проявления лучших качеств трудового человека.

Героем другого рассказа М. Д а н и л о в а - Ч а л д у н а «Тридцатилетняя память» (1935) является чувашский рабочий, старикшахтер Прохор. З а многие годы подневольного труда он испыт а л немало бед, но после О к т я б р я довелось ему работать и на советской шахте. В день первомайской демонстрации старый рабочий р а с с к а з ы в а е т молодому шахтеру Ване, к а к они боролись за эту счастливую и свободную жизнь.

— Вот они, те светлые дни, которых мы ж д а л и. Навечно исчезли проклятые дни. Ленинское знамя, которое мы з а в о е в а л и т а к мучительно трудно, поведет весь мир к социализму,— говорит в заключении герой рассказа Прохор.

Старый рабочий Митрич — главное действующее лицо расс к а з а М. Уйпа «Там, где гудят машины». Подобно Прохору из р а с с к а з а М. Д а н и л о в а - Ч а л д у н а, он участвовал в революции 1905 года, был заключен в тюрьму, б е ж а л, воевал в г р а ж д а н скую, активно участвовал в восстановлении разрушенного завода и остался р а б о т а т ь там же. Митрич усердно трудится, проявляет инициативу в развертывании соревнования, изучении и освоении техники, борется за укрепление трудовой дисциплины.

О д н а к о в рассказе имеются упрощения сложных вопросов, художественные несовершенства. Трудности легко устраняются, в произведении слишком большое место отведено описанию технологических процессов, приведено д а ж е подробное перечисление производственного задания. А образы многих рабочих выписаны слабо.

П. Дубровин в рассказе « З а в о д шумит» (1935) с д е л а л nolo. Проблемы творческого метода.

пытку нарисовать о б р а з ы рабочих-коммунистов одного предприятия. Главный герой произведения Нестер Тихонович, к а к и Митрич из р а с с к а з а М. Уйпа «Там, где гудят машины»,— инициатор восстановления заброшенного лесопильного завода, прин а д л е ж а щ е г о до революции мелкому промышленнику Трофиму Шонкому. Он добивается этой цели при помощи коммунистарабочего Н и к о л а я Ивановича и секретаря п а р т к о м а крупного промышленного предприятия Васильева.

Коммунисты Нестер Тихонович и секретарь парткома Васильев целеустремленны и решительны. Они чутки к л ю д я м, умеют быстро сориентироваться в сложных ситуациях, точно и уверенно р е ш а т ь проблемы к а к производственные, т а к и бытовые. А вот Н и к о л а й Иванович — третий из главных персонаж е й — схематичен и сух. Д о появления Нестера Тихоновича он з а н и м а л с я продажей з а ж и г а л о к, а о восстановлении завода и не помышлял. Существенным недостатком р а с с к а з а является и то, что писателю не удалось изобразить своих героев в развитии. Ч и т а т е л ь почти ничего не узнает из р а с с к а з а, когда, как и почему произошли изменения в х а р а к т е р а х героев.

Изучение рассказов и очерков, созданных в 30-х гг., позвол я е т сделать следующий вывод: ч у в а ш с к а я л и т е р а т у р а в период довоенных пятилеток достигла определенных успехов в разработке индустриальной темы. По сравнению с предыдущим десятилетием значительно расширился круг авторов, посвятивших себя этой актуальной теме. Вместе с опытными писателями (Н. Полоруссов-Шелеби, С. Эльгер, Н. Шубоссинни, В. КрасновАсли и другие) в создание произведений о рабочем классе активно в к л ю ч а л а с ь молодая смена литераторов: П. Хузангай, М. Уйп, С. Щыпчык, А. Талвир и другие. Писатели с т а р а л и с ь осмыслить большие жизненные вопросы, к а с а ю щ и е с я не только родной республики, но и страны в целом. Это были у ж е заметные попытки з а п е ч а т л е т ь правду ж и з н и в литературных образах, художественно отобразить процессы, связанные с индустр и а л и з а ц и е й. В малой прозе 30-х гг., р а з р а б а т ы в а ю щ е й тему рабочего класса, о т р а ж е н ы существенные стороны тогдашней советской действительности. Ч у в а ш с к и е прозаики в этот период стремились изобразить процесс формирования советского человека, приобщения его к творческому труду, процесс перевоспит а н и я в трудовом коллективе.

Р а з в и т и ю рабочей темы в чувашской литературе 30-х гг. способствовали следующие ф а к т о р ы :

1. Руководство партии литературой и искусством (принятые партией и правительством решения по литературе и искусству, устроенные руководителями Чувашского обкома партии встречи с писателями, проведение у них собраний и совещаний по этому вопросу).

2 Бурное развитие промышленности республики в этот период, искреннее ж е л а н и е большинства чувашских л и т е р а т о р о в не отстать от жизни, быть честным, правдивым летописцем великих событий.

3. Творческое освоение опыта русской классической и советской литературы. Русские советские писатели, например, в своих произведениях 30-х гг. решали тему рабочего класса, п р е ж д е всего художественно р а с к р ы в а я героическую сущность социалистического труда. Именно творческое освоение этого опыта русской литературы помогло чувашским писателям более глубоко и эмоционально р а з р а б о т а т ь эту тему.

Р а с с м а т р и в а я произведения о рабочем классе, созданные чувашскими л и т е р а т о р а м и в 30-х гг., к а к значительный шаг в разработке темы индустриализации, мы не можем не заметить такж е и их основных просчетов, связанных с недостаточным мастерством, неумением пользоваться методом социалистического реализма в полной мере. Ч у в а ш с к а я литература в этот период еще не сумела создать образы передовых рабочих, в которых бы с большой идейной глубиной и художественной проникновенностью воплотились типические черты рабочего класса, совершившего, как мы теперь говорим, техническую революцию в отсталой крестьянской стране. Чувашским писателям не хват а л о тогда глубокого исторического осмысления действительности. П р о з а и к и брались за актуальные темы, в большинстве случаев они правильно понимали идею, у них р о ж д а л и с ь интересные замыслы, но им недоставало мастерства художественного выражения идей, изображения действительности языком художника. Голое описание, иногда и натурализм, регистрация событий и фактов без художественных обобщений, анкетная справка вместо глубокой характеристики героев, неумение сконцентрировать типичные явления ж и з н и в ярком образе, порой и противоречивость в оценке тех или иных событий были х а р а к терны для многих чувашских очерков и рассказов на рабочую тему.

Видный исследователь литератур народов С С С Р профессор Г. Л о м и д з е справедливо говорит: «Многие слабости проистекали от новизны пути, от ж е л а н и я писателей, как можно быстрее освоить то необычайное, великое, что произошло в жизни народов после победы Октябрьской социалистической революции» '.

Тем не менее, все, что достигнуто в р а з р а б о т к е рабочей темы в чувашской литературе 30-х гг., имело положительное значение. Оно з а л о ж и л о прочную основу для дальнейшего развития этой темы в последующие десятилетия, хотя во многих очерках и рассказах, повторяем, еще не было подлинной типизации явлений, существенных особенностей х а р а к т е р а советского рабо

–  –  –

— В р а г о к р у ж а е т, но если и погибну... Я буду с р а ж а т ь с я.

О с т а в ь меня, П е т ь к а. Н и к о г д а Ч а п а е в в р а г у не с д а в а л с я ! Н е с д а с т с я Ч а п а е в врагу никогда! — К а к т е б я о с т а в л ю, В а с и л и й И в а н ы ч. П у л е м е т без патронов. Ты ранен в плечо. Постой, перев я ж у. Д а нет и просвета... О т с т у п а т ь бы надо, хоть ты б у д е ш ь ж и в. — Я н г а с описывает последние, х о р о ш о известные к а д р ы из ф и л ь м а, воспевает героическую с м е р т ь Ч а п а е в а.

Недтёр Янкас. Савасем. Шупашкар, 1935, 14—15 с.

И у других чувашских писателей н а б л ю д а е т с я подобное следование художественному вымыслу Д. Ф у р м а н о в а и кинематографистов Васильевых. Созданные ими о б р а з ы обрели силу исторической реальности. Это и сам Чапаев, и Петька Исаев, и Анка-пулеметчица.

У писателя В. Бурнаевского есть очерк « К а м вал Анка-пулеметчица?» (Кто была Анка-пулеметчица?). В нем рассказывается о подвигах женщин-бойцов 25-й дивизии. Автор справедливо у т в е р ж д а е т, что ж и з н ь многих из них могла бы послужить созданию о б р а з а мужественной пулеметчицы, но вопрос о прототипе оставляет открытым, хотя склонен считать этот образ собирательным. Писатель справедливо у к а з ы в а е т на то, что легендарны не только Ч а п а е в и чапаевцы, но и их образы, созданные лучшими представителями советской л и т е р а т у р ы и искусства.

В нерасторжимом единстве ж и в у т в сознании людей начдив Ч а п а е в и социалистическая революция. Хотя его роль в художественном произведении подчас эпизодична, д л я идейного содержания образ очень важен. Так, ^в лирической д р а м е С. Эльгера «Восемнадцатый год» (1953) главные герои находят друг друга и свое счастье в дивизии Ч а п а е в а. В романе В. Паймена «Мост» (1969) Ч а п а е в принимает в свою дивизию отряд партизан-чувашей. Через эти факты писатели п о к а з ы в а ю т участие представителей чувашского народа в борьбе за Советскую власть, кровное единство трудовых людей разной национальности в г р а ж д а н с к о й войне.

В делах Ч а п а е в а и чапаевцев чувашские писатели стремятся в ы р а з и т ь чувство национального достоинства, торжество исторической и социальной справедливости. Они пишут не только о военной, но и о нравственной победе простых крестьян, мастеровых и тех, кого высокомерно в царской России н а з ы в а л и инородцами, над дворянами, а т а м а н а м и и г е н е р а л а м и старой армии. Эта мысль пронизывает и произведения В. П а й м е н а, много сил отдавшего освещению рассматриваемой темы.

В книге «Видё улап» (Три богатыря, 1961) В. Паймен пишет о том, какое значение д л я его сверстников, молодежи и комсомольцев, имели Ч а п а е в и чапаевцы, что значило быть чапаевцем. Это была, подчеркивает автор, б о л ь ш а я школа боевого и г р а ж д а н с к о г о воспитания. Хорошо в ы р а ж е н а та ж е идея и в очерке о И. С. Кутякове, комбриге, начдиве 25-й дивизии (после смерти Ч а п а е в а ). С ним В. Паймен р а б о т а л над документальной книгой о ж и з н и и деятельности героя, которую И. С. Кутяков н а з в а л «Василий Иванович Чапаев». Соратник Ч а п а е в а натолкнул его на мысль о создании сборника народных песен, сказок, сказов и легенд о Чапаеве. После экспедиции по местам боев чапаевской дивизии под его редакцией в ы ш л а книга «Чапай». Особо ценными и интересными в ней и с исторической и художественной точки зрения представляются воспоминания. В большинстве из них есть искренность впечатлений, достоверность факта, и все вместе они дают интересное представление о боевом пути Ч а п а е в а, о его личности. В сборнике сохранена речевая индивидуальность рассказчиков, их восприятие событий. Достоверен и выразителен волнующий рассказ С. С. Максимова о гибели Ч а п а е в а : «Василий Иванович с группой товарищей из ш т а б а пядь за пядью с д е р ж и в а л напор врагов. Он последним погрузился в воду.

Озлобленные к а з а к и пытались схватить живьем Василия Ивановича, но встретили жестокое сопротивление со стороны оставшейся на берегу небольшой группы красноармейцев. Казацкие цепи открыли тогда страшный огонь по нашему любимому комдиву. Василий Иванович доплыл в это время примерно до середины реки.

Он плыл, р а б о т а я одной здоровой рукой, громко проклиная бесившихся на берегу белогвардейцев. И вдруг смолк, его тонкого голоса у ж е больше не было слышно.

— Пули поднимали вокруг нас брызги воды, смешанной с кровью убитых товарищей. Сильным огнем к а з а к и добивали оставшихся в ж и в ы х на берегу, обстреливали доплывающих д о противоположного берега. И з трех-четырехсот плывших нас вышло на берег всего п я т н а д ц а т ь - д в а д ц а т ь человек. Но среди нас не было Василия Ивановича. Горе наше было неизмеримо, Мы отползали от берега и снова в о з в р а щ а л и с ь к нему, в надежде, что вот-вот покажется наш дорогой т о в а р и щ Ч а п а е в. Н о волны У р а л а так и не отдали нам его» 3.

В форме литературного изложения свидетельств очевидцев, участников событий, написано и большинство рассказов и очерков В. Бурнаевского, автора сборников о Ч а п а е в е и ч а п а е в ц а х «Чапаев динчен» (О Чапаеве, 1962), «(^унатла эскадрон» ( К р ы латый эскадрон, 1966), «Чапаев летчикёсем» (Летчики Ч а п а е в а, 1969), «Хёрлё ^ а л т а р » ( К р а с н а я звезда», 1973) и повести «Хантарча таврашёнче» (В окрестностях Кондурчи, 1961). И з этих книг читатель узнает новые факты из ж и з н и героя, его бойцйв и сподвижников. В них привлекается большой документальный и мемуарный материал.

Писатель тяготеет к приключенческому ж а н р у. Он пишет о подвиге бойца, часто являющегося подлинным историческим лицом: комбриге Плясункове, порученце Исаеве, шофере Ч а п а е в а Козлове и др. Герой В. Бурнаевского в соответствии с з а к о н а м и ж а н р а всегда побеждает врага, порой ценой своей жизни. В его книгах показан массовый героизм красноармейцев, их патриотизм, боевое искусство. И з них читатель узнает и о том, к а к автор собирал материал, где живут сейчас чапаевцы.

Многогранная, я р к а я личность Ч а п а е в а очень привлекатель

–  –  –

О б р а з Ч а п а е в а в поэме динамичен. Подобно очищающей буре проносится он в поэме, о з а р я я людей светлыми н а д е ж д а м и на будущее.

Пластичен в поэме портрет героя, зримый и живой:

«Обветренное строгое лицо. Глаза с прищуром, набекрень папаха, и бурка — словно крылья от грозы».

Ухсай Я. Звезда моего детства, с. 74—75.

Там же, с. 76.

В жизни к а ж д о г о советского человека была не одна встреча с Чапаевым — на страницах книг, на э к р а н а х и сценах. И это были з а м е ч а т е л ь н ы е уроки гражданственности и патриотизма.

В изображении героического прошлого советского народа чувашские писатели особо выделяют тему Ч а п а е в а. В решении ее они стремятся в ы р а з и т ь нерасторжимую связь поколений советского общества. Поэт-лирик И.

И в н и к в стихотворении «Чапай» (1938) писал:

–  –  –

П У Б Л И Ц И С Т, КРИТИК, Ф О Л Ь К Л О Р И С Т

В 1918—1919 гг. на с т р а н и ц а х ч у в а ш с к и х ж у р н а л о в и г а з е т часто м о ж н о было видеть р а з л и ч н ы е п у б л и к а ц и и Н. Я- З о л о т о ва, активного ж у р н а л и с т а, критика и ф о л ь к л о р и с т а. В период, когда ф о р м и р о в а л а с ь с о ц и а л и с т и ч е с к а я к у л ь т у р а, в ы с т у п л е н и я Н. Я. З о л о т о в а в печати имели н е м а л о в а ж н о е значение. Они з а о с т р я л и в н и м а н и е на первых п р о и з в е д е н и я х родной л и т е р а т у ры, с п о с о б с т в о в а л и о в л а д е н и ю т о г д а ш н е й творческой интеллигенцией искусством слова.

Н. Я. З о л о т о в р о д и л с я 30 июля' 1898 г. в д. С и н е р ь Аликовской волости Я д р и н с к о г о у е з д а.в к р е с т ь я н с к о й семье. В 1907—1913 гг. учился в Аликовской д в у х к л а с с н о й школе, зат е м — в Симбирской Чувашской учительской' школе. Работал в с. Н и ж н и х Б у р т а с а х учителем н а ч а л ь н ы х классов. В 1919 г.

Н и к о л а й Я к о в л е в и ч вступил в р я д ы Коммунистической п а р т и и, д о б р о в о л ь н о у ш е л на фронт. С первых ж е дней п р е б ы в а н и я в п а р т и и он с т а л р а б о т а т ь а г и т а т о р о м С и м б и р с к о г о губернского к о м и т е т а партии. Он был послан в Б у и н с к и й у е з д д л я р а з ъ я с н е н и я среди н а р о д н ы х масс решений V I I I с ъ е з д а Р К П ( б ), с б о р а п р о д о в о л ь с т в и я на н у ж д ы Красной Армии, о р г а н и з а ц и и весеннего сева в с е л а х у е з д а. В июне этого ж е года его пригласили на р а б о т у в р е д а к ц и ю г а з е т ы «Чухансен сасси» (Голос б е д н о т ы ), которую и з д а в а л Ч у в а ш с к и й отдел ш т а б а Восточного фронта.

С августа 1919 г., н а х о д я с ь в составе 2-го с п е ц и а л ь н о г о Симбирского п о л к а, у ч а с т в у е т в подавлении мироновского м я т е ж а, воюет на Ю ж н о м фронте против полчищ г е н е р а л а Д е н и к и н а и М а м о н т о в а. В одном из боев он был т я ж е л о ранен.

В н а ч а л е 1920 г. Н и к о л а й Яковлевич у ч а с т в у е т в р а б о т е I с ъ е з д а ч у в а ш с к и х коммунистов в К а з а н и. В м а р т е этого ж е года он с т а н о в и т с я ответственным с е к р е т а р е м р е д а к ц и и г а з е т ы «Канаш».

В 1921 г. Н. Я. З о л о т о в поступает учиться в Коммунистический университет н а р о д о в Востока. О д н о в р е м е н н о он р а б о т а е т инструктором Чувашской секции отдела пропаганды и агитации Центрального Комитета Р К П (б). Участвует в сессиях В Ц И К и заседании IX съезда Советов. Организует сбор продовольствия д л я народов П о в о л ж ь я во время голода 1921 г.

С 1923 г., после окончания Коммунистического университета, Н. Я- Золотов — инструктор Чувашского обкома партии, затем заместитель редактора газеты «Канаш», а позднее — ее главный редактор. В то ж е время избирается секретарем Союза чувашских писателей « К а н а ш », а на II съезде становится его председателем. К а к руководитель писательской организации, он проводит большую работу по созданию ж у р н а л о в «Сунтал» (Наковальня) и «Капкан» (Капкан).

В 1925 г. Н. Я- Золотова пригласили на работу в Институт материальной культуры Академии наук С С С Р. В н а ч а л е он был научным сотрудником, затем здесь ж е учился в аспирантуре.

Р а б о т а л заместителем секретаря, а затем секретарем п а р т б ю р о института, р е д а к т и р о в а л газету « З а социалистическую науку».

В 1933 г. Ц е н т р а л ь н ы м Комитетом В К П ( б ) Н и к о л а й Яковлевич н а п р а в л я е т с я на партийную работу в Б а ш к и р и ю. В н а ч а л е он — начальник политотдела Б и ш б у л я к с к о й МТС, затем — первый секретарь Б и ш б у л я к с к о г о райкома партии. На этом посту он п р и л а г а е т много сил и энергии, чтобы поднять экономику района.

В 1937 г. по не з а в и с я щ и м от него обстоятельствам ему пришлось оставить эту работу. В 1944 г. Н. Я- Золотов добровольно уходит на фронт, до конца Великой Отечественной войны з а щ и щ а е т Отчизну от немецких фашистов. После войны писатель ж и в е т в г. Шумерле, р а б о т а е т в у ч р е ж д е н и я х здравоохранения, активно участвует в общественно-политической деятельности.

Умер он 27 марта 1967 г.

Многогранно было творчество Н. Я. Золотова. Он исследовал народную поэзию, интересовался вопросами я з ы к а, театра, литературного творчества. П р о б о в а л свои силы в поэзии, литературной критике, фольклористике, ж у р н а л и с т и к е.

Д л я первого периода творчества Н и к о л а я Яковлевича была х а р а к т е р н а революционная публицистика. Этого требовало с а м о время. В стране ш л а г р а ж д а н с к а я война, в городе и деревне — борьба за укрепление Советской власти. И, естественно, в это время на первый план выступают т а к и е ж а н р ы, к а к публицистические стихи, статьи-обращения к народу. Полными революционной страстности, революционного порыва были по стилю публикации Н. Я- З о л о т о в а.

О б р а т и в ш и й с я к ж у р н а л и с т с к о й работе в суровые годы г р а ж данской войны, он и штыком, и пером борется за упрочение Советской власти в Чувашии. В различных газетах и ж у р н а л а х публикует стихи и фельетоны, очерки и статьи. Все они пронизаны горячим призывом стать на з а щ и т у завоеваний революции, вести беспощадную бурьбу с внутренними и внешними в р а г а м и Советской России. Полны публицистического пафоса стихи « а м р а к ю л т а ш а » (Молодому товарищу) «Эй, юлташсем, тавансем, маттур чаваш ачисем, Хёрлё а р а дыранар» (Эй, товарищи и братья, сыны чувашского народа. Записывайтесь в Красную Армию) 2 ; «Этем пётермёш вардапа пур х а л а х та макарчё...»

(Из-за войны, несущей гибель человеку, опять народы слезы льют) 3 ; «Революци пудланчё» (Революция н а ч а л а с ь ) 4 ; « а м р а к юлташ, кудна уд, йёри-тавра п а х к а л а » (Друг молодой, открой глаза, вокруг себя окинь ты взором) 5. П р а в д а, некоторые стихи не отличаются высоким художественным уровнем. Скорее они похожи на зарифмованную прозу. Но эти произведения способствовали пробуждению сознания масс, мобилизации красноармейцев-чувашей на борьбу с врагом.

Ё?лекен, салтак, хресчен Октябрь кунёсенче Персе хутлатрё лешсене.

Кивви выранне дённи шатрё.

ённин ячё Канаш 6.

–  –  –

«Атал юрри» журн., 1920, 2 №.

о б р а з а м. «Иванов — пишет к р и т и к, — с д е л а л кроткую и терпеливую чувашскую девушку смелой и решительной, человеком с горячим сердцем, к а к в русских романах». Так ж е характеризует Н. Я. Золотов Сетнера. Оба они — и Нарспи, и Сетнер — люди с сильным характером и волей, у т в е р ж д а е т он. Произведение К. В. И в а н о в а раскрывает чувашам г л а з а на их покорность и смирение, забитость, пишет критйк. Он говорит о том, что пора быть и им смелыми и решительными. Эта мысль Н. Я- Золотова в некоторой степени перекликалась со страстными призывами М. Сеспеля к чувашам начать строить новую жизнь.

С другой стороны, в словах критика в ы р а ж е н о пробуждение среди чувашей национального самосознания и чувства национального достоинства. П о з ж е в своей статье «Чувашский край» 10, в о з в р а щ а я с ь к этому вопросу, он призывает беречь духовную культуру народа, приумножать его богатства. В заключение поэму К. В. И в а н о в а критик оценивает к а к бесценное достояние.

Н. Я- Золотовым написаны критические статьи о Н. И. Полоруссове-Шелеби, М. Сеспеле, И. Агахе, П. Хузангае, С. Эльгере, С. Фомине, К. П а й р а ш е, в которых он р а с с м а т р и в а е т к а к отдельные произведения, так и творчество их в целом. Д л я его работ характерен эмоциональный стиль, полемический настрой.

Ровесник М. Сеспеля, он преклонялся перед пламенным поэтомреволюционером, пропагандировал его произведения. Так, в связи с выходом в свет первого номера ж у р н а л а «Сунтал» он опубликовал в нем статью « Ч а в а ш дырулахё т а в р а » (К вопросу о чувашской письменности). В основу этой статьи он положил работу М. Сеспеля о чувашском стихосложении. Н. Я. З о л о т о в о б р а щ а е т с я с призывом к чувашской интеллигенции любить свой язык, поднять его на новую высоту. «Чувашский я з ы к подобен огню, раскаленному железу,— приводит он слова Сеспеля.— в чувашском стихе, чувашском слове слышен плеск волжских волн, шум лесов, звуки гуслей. Чувашский язык, способный р а з р у б а т ь железо, станет еще более острым. Настанет время. Настанет время. В ком нет веры, кто гнушаясь чувашской кровью, посрамил честь н а р о д а, — т а к и х по-чувашски пинком под з а д отшвырнем мы прочь»

Чуть позже, в 1925 г., в статье «Чувашский край», возвращ а я с ь к вопросам национальной культуры, Н. Я- Золотов пишет: « Р а н ь ш е мы, чуваши, из-за своей забитости, несмелости боялись выйти на свет. Стеснялись показывать свое истинно чувашское лицо....До сих пор мы не ценили то, чем могли действительно гордиться. Многие и сейчас ч у ж д а ю т с я чувашского языка, не читают своих ж у р н а л о в и газет... Мы еще не умеем по-настоящему ценить все то истинно национальное, что предЗолотое Н. Я. Ч а в а ш (Палхар) ?ёршывё. «Сунтал», 1925.

Последние предложения взяты из статьи М. Сеспеля,— Автор.

ставляет нашу гордость. С к а з а н н о е здесь нельзя путать с шовинизмом (и поднимать бурю в с т а к а н е ). Если мы хотим р а б о т а т ь среди малых народов, то д о л ж н ы знать их обычаи, нравы. Если мы тешим себя мыслью, что работаем среди трудового чувашского народа, д о л ж н ы по-настоящему научиться вести т а к у ю работу. Мы ни на минуту не д о л ж ы з а б ы в а т ь о необходимости претворения в ж и з н ь политики партии, политики Советской власти среди чувашского населения» 12.

Учитывая, что революционная эпоха требует революционного с о д е р ж а н и я и стиля, Н. Я. Золотов поддерживает основанную М. Сеспелем новую поэтику, призывает других авторов учиться писать у него. Н а з ы в а е т его «талантливым чувашским поэтом с пламенным сердцем».

В 20-е гг. в чувашской поэзии начинает у т в е р ж д а т ь с я силлабо-тонический размер, застрельщиком которого явился М. Сеспель. Поэзия н а ш а обогащается новым содержанием, новыми формами. И Н. Я- Золотов поддерживает такое ее направление.

«В настоящее время в л и т е р а т у р е утвердились новое с о д е р ж а ние, пришедшее с революцией, и новые формы»,— пишет он и отмечает, что «сейчас наши поэты применяют не только силлабику, но и тонику». В качестве примера критик у к а з ы в а е т на поэзию М. Сеспеля, С. Эльгера, Н. Шубоссинни. Поэтому, видимо, про «крестьянского поэта» ( в ы р а ж е н и е Н. Я- Золотова.— А. В.) Н. И. Полоруссова-Шелеби в предисловии к собранию сочинений последнего 13 критик говорит, что он «не был поэтом с пламенным сердцем». Н. Я- Золотов здесь хочет с к а з а т ь, что Н. И. Полоруссов-Шелеби не был поэтом-трибуном, поэтомпублицистом. Он работал в ином стиле, фольклорно-лирическом. И критик здесь не совсем прав, требуя от поэта писать в том ключе, в каком писали поэты-сеспелевцы. Но он прав в том, что Н. И. Полоруссов-Шелеби — крестьянский поэт, вышедший из гущи народных масс, хорошо знающий сельскую жизнь, л ю б я щ и й народное творчество. Н а основе народных легенд им созданы такие прекрасные произведения,— пишет критик,— как «Пулере илни» (Взятие Б и л я р а ), «Эсебе», «Константинополь хулине туни динчен ч а в а ш ваттисем кала^ни»

( Р а с с к а з старых чувашей о построении Константинополя).

В стиле поэта он з а м е ч а е т много натуралистического. Его вещи похожи на фотографии, у т в е р ж д а е т он. В качестве примера н а з ы в а е т «Серпу пасарё» (Цивильский б а з а р ), « Ш у п а ш к а р »



Pages:     | 1 | 2 || 4 |



Похожие работы:

«Корней Иванович Чуковский Живой как жизнь http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=135423 Чуковский К.И. Живой как жизнь: "Молодая гвардия"; Москва; 1962 Аннотация "Живой как жизнь" – главная книга Чуковского, посвящ...»

«“Теория и история искусства” № 1 (60), 2016 Литература 1. Ивашкин А.В. Беседы с Альфредом Шнитке. М., 1994. 304 с.2. Денисов А.В. Музыкальные цитаты. Справочник. СПб., Композитор Санкт-Петербург, 2013. 224 с. References 1. Ivashkin A. Besedy s Alfredom Shnitke[ Conversations with Alfr...»

«К 70-ЛЕТИЮ РУДОЛЬФА ГЕРМАНОВИЧА ПИХОИ 27 января 2017 г. исполнилось 70 лет заслуженному деятелю науки Российской Федерации, доктору исторических наук, профессору Рудольфу Германовичу Пихое, который не просто является выпускником Уральского государственного университета, но и много лет отдал раб...»

«Изучение дореволюционного Урала и уральское краеведение 18 19 вв.1 Урал с незапамятных времён представлял собой пограничный регион, своеобразный исторический перекрёсток, место встречи различных культур и народов. Русская (а вернее учитывая многосоставной характер переселенческого движения российская) колонизация региона на...»

«О ГИЗЕТТИ А. А. — ПЕШКОВОЙ Е. П. ГИЗЕТТИ Александр Алексеевич, родился в 1888 в Санкт-Петербурге (отец служил статским советником). С 1907 — член партии эсеров, был под надзором полиции, в 1911 — выслан в Пермскую губ. В 1913 — оконч...»

«Цели и задачи дисциплины сформировать у студентов целостное представление об эпохе торгового и промышленного колониализма в странах Азии и Африки и особенностях экономики колониального стандарта в различных странах. При этом необходимо подготовить студентов к изучению новейшей истории. Дать п...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ФГБОУ ВПО "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Кафедра истории и политологии ИСТОРИЯ РОССИИ методические рекомендации для семинарских зан...»

«ИНСТРУКЦИЯ по сборке набора Бригантина "Феникс", арт. МК0401, масштаб 1:72 Инструкция по сборке модели Бригантина "Феникс" арт. МК0401, масштаб 1:72 Краткая историческая справка КРЕЙСЕРСКИЕ СУДНО 12 пушечн...»

«Оглавление Предисловие Введение Из истории лингвистической семантики Основные направления современной лингвистической семантики О методах семантических исследований Глава 1. Язык как система Понятие системы и структуры в современном языкознании Современные представления о языке как системе уров...»

«Диагностическая работа по обществознанию. Тема: "Человек и общество". ГИА 1 вариант. Часть I. При выполнении заданий этой части выберите один правильный ответ.А1. Общество в узком смысле слова это: 1) определнный этап исторического развития человечества 2) часть окружающей среды, которая созд...»

«ПИОНЕРЫ RENAULT TRUCKS С 1894 ГОДА DELIVER OPTIMUM CTP. 3 ЖУРНАЛ РЕНО ТРАКС ДЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АВТОТРАНСПОРТНОЙ ИНДУСТРИИ ФЕВРАЛЬ 2013 РОССИЯ, УКРАИНА, БЕЛОРУССИЯ, КАЗАХСТАН www.renault-trucks.ru http://www.facebook.com/renault.trucks.ru НАВСТРЕЧУ ПЕРЕМЕНАМ Дорогой клиент! Почему мы решили назвать этот номер "Пионеры...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. УРБАНОНИМЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ 1.1 Урбанонимы в системе топонимов 1.2 Урбанонимика Пермского края: состояние изученности 1.3. О топонимических особенностях г.Березники Глава 2. ОСОБЕННОСТИ УРБАНОНИМИКИ ГОРОДА БЕРЕЗНИКИ. 22 2.1 Из истории город...»

«Домашнее задание по математике для 6а;8а;8б;8в;9а классов 1. 6а п.23.24,25 прочитать, законспектировать Стр. 144 историческая справка, прочитать №820-826 №848,853,861,849,868 №880,882.890.2. 8а,8б,8в Подготовка к к/р 22.18,22.19,стр.147-148 по вариа...»

«История США Первофилософия Владимир Рокот. 11.07 История США. (компиляционная работа) ".по всей видимости наша внешняя политика заключается в том, что мы не будем ни к че...»

«Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Паломнические реликвии из перламутра XVIII–XIX вв. в собрании Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника...»

«ЕСЬКОВА ДАРЬЯ КИРИЛЛОВНА ТЕХНОЛОГИЯ РАСЩЕПЛЕНИЯ КАМНЯ НА СТОЯНКАХ ВОСТОЧНОГО ГРАВЕТТА РУССКОЙ РАВНИНЫ Исторические науки: Специальность: 07.00.06 – археология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соис...»

«НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА Ю Зарецкий рий Теория, история, историография СТРАТЕГИИ ПОНИМАНИЯ ПРОШЛОГО Научное приложение. Вып. С НОВОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ Юрий ЗАРЕЦКИЙ СТРАТЕГИИ ПОНИМАНИЯ ПРОШЛОГО Теория, история, историография Москва Нов...»

«Л еонид Плющ На карнавале истории ЛЕОНИД ПЛЮЩ НА КАРНАВАЛЕ ИСТОРИИ LEONID PLYUSHCH HISTORY’S CARNIVAL OVERSEAS PUBLICATIONS INTERCHANGE LTD. — 1979 — ЛЕОНИД ПЛЮЩ НА КАРНАВАЛЕ ИСТОРИИ OVERSEAS PUBLICATIONS INTERCHANGE LTD. — 1979 — LEONID PLYUSHCH HISTORY’S CARNIVAL (in Russian) © Russi...»

«Русская филология: Вестник Харьковского национального педагогического университета имени Г.С. Сковороды. – 2016. – № 1 (56) УДК 811. 401: 410 Ф.С. Бацевич МЕЖДУ ЧЕННЕЛИНГОМ, ПУБЛИЦИСТИКОЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫМ НАРРАТИВОМ (НА МАТЕРИАЛЕ ИСТОРИОСОФСКОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДАНИИЛА АНДРЕЕВА "РОЗА МИРА") Ф.С. Б...»

«Россиянин Андрей Дерксен трехкратный победитель самого жесткого марафона в мире "Sultan Marathon des Sables" в 1994, 1995, 1996 годах. Недавно зашел в Интернет почитать о новостях марафона и набрел на статьи последних лет о "Песчаном марафоне" в Марокко – "Sultan Marathon des Sables". С больши...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФГБОУ ВО "ИГУ" Кафедра мировой истории и международных отношений Рабочая программа дисциплины (модул...»

«Интеллектуальная игра "Глобальная атака-2017". 8 класс История Вопрос Ответ В переводе это слово означает ужас, страх Террор Что в переводе означает слово Мэйдзи? Просвещенное правление Верховный военный правитель в Японии называется. Сегу...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №6" город Кольчугино Владимирской области Реферат по истории Тема: Наш край в Отечественной войне 1812 года Выполнила: Мустафина Марина Равильевна 10-А класс МБОУ "СОШ №6"Руководитель: Бере...»

«Крапивенцев Максим Юрьевич ИСТОРИЯ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА КРЫМА В 1917-1921 ГОДАХ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2014 Работа выполнена на кафедре истории и международных отношений историко-филологического факультета Федерального гос...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.