WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КРЫМСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА им. В. И. ВЕРНАДСКОГО. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ Научный журнал Том 1 (67). № 2 Журнал «Ученые записки Крымского ...»

-- [ Страница 2 ] --

24 ноября 1885 г. ГТУ предложило Керченскому градоначальнику, в связи с высокими ценами Коценельсона, рассмотреть возможность заготовки всего необходимого хозяйственным способом или провести переторги [22, л. 7]. В результате решили произвести заготовку хозяйственным способом через попечителей арестантского отделения, с чем 4 января 1886 г. согласилось и ГТУ, но с тем, чтобы цены не превышали «справочных цен современных заготовлений» [22, л. 10]. Можно также указать, что подобная проблема повторилась и в 1887 г. [23, л. 44].

Учитывая постоянные острые проблемы с содержание арестантских подразделений, неудивительно, что 26 сентября 1883 г. ГТУ Таврическому губернатору написало, что в связи с ужасным состоянием зданий симферопольского исправительного отделения и высокой платой за его аренду его в текущем году предложено закрыть. В связи с этим ГТУ просило распорядиться губернатора заготовить на всех арестантов, которым сроки истекают не ранее 1 января 1884 г., необходимые документы и оправить их (арестантов вместе с бумагами) в Екатеринослав для окончания положенных сроков заключения в местном исправительном отделении, о чем уже Екатеринославского губернатора уведомили. Что же касается тех арестантов, у которых сроки заканчиваются до 1 января 1884 г., то во избежание лишних расходов на их перемещение ГТУ, с отправкой первых арестантов этих перевести в тюрьму Симферополя. Вещи, остающиеся после отделения, обследовать и описать и т.д. Что касается чинов отделения и надзора, то начальнику отделения испрошено заштатное содержание, надзирателей уволить, с выдачей им пособия, но не выше полумесячного оклада жалования с представлением им ходатайствовать о назначении в Херсонское исправительное отделение [21, л. 3–3 об.].

Во исполнение этого предписания 12 октября 1883 г. губернское правление от попечительства потребовало составить полную опись имущества исправительного отделения, с указанием, какие вещи еще годны к употреблению [21, л. 2].

Тем не менее симферопольское исправительное отделение, по различным причинам, не было закрыто в 1884 г., а потому и в дальнейшем местному руководству приходилось решать текущие нужды согласно действовавшего законодательства.

Так, к примеру, начальник керченского отделения сообщил градоначальнику 26 января 1885 г., что на основании циркуляра министра внутренних дел от 25 сентября 1871 г. №218 бритье и стрижка арестантов должны производится вольнонаемными.

Эту работу согласился взять на себя «вольный цирюльник», отставной солдат Макар Лавров, с оплатой ему 120 руб. в год, его инструментами и всем необходимым [24, л. 2].

Если же брать прочих цирюльников, то, по справке городской управы, выходило дороже, так как за каждый раз – по 5 коп. за 1 человека, бритье 1 человека в месяц 4 раза –20 коп., а в год – 48 раз, 2 руб. 40 коп. (на 80 человек состава отделения выОрганизация содержания в арестантских ротах… шло бы 192 руб. в год). Стрижка по той же плате – в месяц 5 коп., а в год 12 раз – 60 коп., на весь состав роты – 48 руб., всего 240 руб. [24, л. 3].

Одной из проблем Керченского исправительного отделения в рассматриваемый период было состояние его помещения. Для исправления ситуации архитектор градоначальства обратился к градоначальнику с просьбой о ремонте в арестантском отделении в 1888 г., т.е. о выделении средств, так как многие предметы разрушались, а выделенные для этой цели ГТУ средства были недостаточны [25, л. 1]. Следует указать, что на тот момент исправительное арестантское отделение – это одноэтажное здание крытое черепицей, при нем каменный одноэтажный флигель (карцеры и надзирательская), крытый черепицей; каменная одноэтажная баня и цейхгаузы в одном строении крыты черепицей; каменные одноэтажные сараи, крытые черепицей.





В нем помещалось 80 арестантов. Последний ремонт был в 1886 г. на сумму в 1250 руб. Также в 1886 г. настлано новых тротуаров из дикарных плит 20,3 кв. саж., поставлено 6 погонных аршин ступеней плиты; сломаны и вновь сложены кухонный и банный очаги; исправлено 6 голландских печей и устье хлебопекарной печи; перестлано 6 кв. саж. дощатых полов; подмазаны черепичные крыши; вставлено 97 оконных стекол; побелены стены и потолки – всего на сумму в 500 руб.

В свою очередь в 1887 г. было настлано новых тротуаров из дикарных плит 13,5 кв. саж. Поменяно около 100 кв. саж. черепичной крыши, отштукатурены 3 потолка 31,5 кв.с., установлено 90 новых стекол и подмазаны старые; исправлены 6 голландских печей, кухонный и банный очаги и хлебопекарная печь; исправлено 10 кв.

саж. дощатых полов, пересыпаны 6 двустворных дверей; окрашены масляной краской ворота, двери и калитка; побелены стены и потолки – всего на сумму в 750 руб.

Планируемые же ремонтные работы на 1888 г. должны были обойтись в 2655 руб.

97 коп. [25, л. 2-3].

29 февраля 1888 г. ГТУ сообщило градоначальнику, что в этом году на ремонт зданий тюрем выделяется на градоначальство 800 руб., этот кредит будет действовать только летом. Если были какие-ибо остатки от других средств, то их также разрешалось использовать для ремонта [25, л. 4].

28 марта архитектор предложил градоначальнику, что на эти 800 руб. можно в арестантском отделении: 1. Сделать плиточный тротуар с наружной стороны главного корпуса. 2. В камере №2 переменить сгнившие на новые половые балки и настелить по ним новый досчатый пол. 3. Сделать новые ворота с калиткой и покрасить их масляной краской. 4. Исправить все печи и очаги. 5. Отштукатурить 18 кв. саж.потолков и местами исправить штукатурку. 6. Произвести побелку как снаружи, так и внутри всего здания. 7. Сделать все необходимые стекольные работы [25, л. 7].

Подводя итог настоящего исследования, можно отметить, что содержание арестантских рот гражданского ведомства, а затем и исправительных отделений, регулировалось указами 10 июля 1830 г., 24 октября 1833 г., 29 ноября 1839 г., 15 августа 1845 г., 13 июля 1851 г., 31 марта 1870 г., вышерассмотренными циркулярами, а также циркулярами от 29 ноября 1879 г. «О своевременном доставлении в департамент полиции исполнительной не позже 1 января предложений о ремонтных работах в казенных зданиях» [20, л. 16]; «О порядке распределения сметных назначений по тюремной части и возбуждения ходатайств о дополнительных на этот предмет

–  –  –

ассигнований» от 29 апреля 1880 г. [26, л. 20]; «О ремонтных работах в местах заключения» от 10 октября 1880 г. [26, л. 72].

Список литературы:

1. Бочаров А.А. Из истории дисциплинарных воинских частей Военно-морского флота Российской империи. 1906-1916 гг. [Текст] / А. А. Бочаров // Военно-исторический журнал. – 2009, №2. – 011. – С. 42 –45.

2. Соболевский В.А. Правосудие и правопорядок в войсках. – СПб., 1882.

3. Шилов А.И. Уголовное наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части (Правовые и криминологические проблемы): дис.... канд. юрид. наук. Рязань, 1998.

4. Курочкин Е.П. О преобразованиях в военно-арестантских учреждениях // Военный сборник.

1867. – № 8.

5. Гернет М. Н. История царской тюрьмы / Гернет М. Н. Т. 2. М., 1825–1870. – М.: Госюриздат.

1951 г. – 548 с.

6. Гернет М. Н. История царской тюрьмы / Гернет М. Н. Т. 3. 1870–1900. – М.: Госюриздат.

1952 г. – 521 с.

7. Сибилева А.Ю. Правовые основы создания и деятельности губернского попечительного о тюрьмах комитета в Таврической губернии // V Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы правовой системы Украины», г. Киев, 28 ноября 2013. – С. 104-107.

8. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. V. Отделение первое.

1830. – СПб., 1831. – 594 с.

9. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. VIII. Отделение первое.

1833. – СПб., 1834. – 832 с.

10. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XIV. Отделение первое.

1839. – Спб., 1840. – 1185 с.

11. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XХ. 1845 г. Отделение первое. – СПб., 1846. – 1045 с.

12. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XXVІ. Отделение первое.

1851. – СПб, 1852. – 752 с.

13. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XXIX. Отделение первое.

1854. – Спб., 1855. – 704 с.

14. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XXХIV. Отделение первое. 1859. – Спб., 1861. – 839 с.

15. Полоное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XХХVIII. Отделение первое. 1863. – СПб., 1866. – 940 с.

16. Полоное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Отделение первое. Т.

XLV. 1870. – СПб, 1874. – 896 с.

17. Государственный Архив Республики Крым, ф. 36, оп. 1, д. 368. Об устройстве мастерских в Симферопольской тюрьме. 1870 г. 55 л.

18. Там же, ф. 38, оп. 1, д. 18. Определения заседаний попечительства о расходе денежных сумм роты, о наказаниях за побег. 13.02.1868–13.12.1868 г.

19. Там же, ф. 162, оп. 2, д. 1629. Сведения об арестантах, осужденных в исправительные арестантские роты. 17.04.1886–23.12.1886 г. 73 л.

20. Там же, ф. 162, оп. 2, Т. 2. Д. 717. Циркуляры МВД Керченскому исправительному арестантскому отделению. 14.02. – 31.08.1879 г. 27 л.

21. Там же, ф. 38, оп. 1, д. 66. Дело об увольнении надзирателей роты, о распределении между арестантами денег, заработанных ими. 15.10.1883–15.11.1883 г.

22. Там же, ф. 162, оп. 2, д. 1419. Ведомости необходимых вещей для Керченского исправительного арестантского отделения: одежды, обуви, провианта, топлива на 1886 г. 8.07.1885–11.02.1886 г.

23. Там же, ф. 162, д. 1742. О доставке для Керченского исправительного арестантского отделения одежды и обуви, продовольствия, предметов отопления и освещения на срок 1888 г.

31.07.1887–29.03.1888 г. 35 л.

Организация содержания в арестантских ротах…

24. Там же, ф. 162, оп. 2, д. 1408. Об утверждении шнуровых книг Керченского исправительного арестантского отделения на 1885 г.; об утверждении в должности циркулярника отделения Макара Лаврова; о вооружении 2-х добавочных надзирателей револьверами и шашками. 11.01.1885– 22.08.1886 г. 21 л.

25. Там же, ф. 162, оп. 2, д. 1743. Переписка градоначальника с городским полицейским управлением о ремонтных работах, необходимых в здании керченского исправительного арестантского отделения в 1888 г. 10.12.1887–28.08.1892 г. 13 л.

26. Там же, ф. 162, оп. 2, д. 809. Циркуляры МВД о распределении преступников по арестантским ротам и исправительным отделениям, движении партий и ссыльных арестантов. 7.01.1880– 26.01.1881 г.

Ostrovskyi A.A. Organization of maintenance is in companies and correctional separations to Russian Empire // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2015. – Т. 1 (67). № 1. – Р. 33–43.

В работе раскрываются и изучаются основные нормативно-правовые акты (указы, постановления и циркуляры МВД и Главного Тюремного Управления), на основании которых содержались арестантские рот гражданского ведомства, а затем и исправительные отделения в Российской империи. Указывается, что в этом процессе выявились многочисленные проблемы законодательного, финансового и организационного характера. При этом был использован опыт для решения таких же вопросов в работе обычных тюрем страны. Рассмотрены особенности организации содержания заключенных, их вещевого обеспечения; содержания помещений и территории исправительных отделений, изыскания средств для их освещения, ремонта, текущей эксплуатации. Выявлены основные нормативные акты в исследуемой области.

Keywords: prisoner companies, civil department, legal frameworks, decree, Russian empire.

Spisok literaturyi:

1. Bocharov A.A. Iz istorii distsiplinarnyih voinskih chastey Voenno-morskogo flota Rossiy-skoy imperii.

1906-1916 gg. [Tekst] / A. A. Bocharov // Voenno-istoricheskiy zhurnal. – 2009, №2. – 011. – S. 42–45.

2. Sobolevskiy V.A. Pravosudie i pravoporyadok v voyskah. – SPb., 1882.

3. Shilov A.I. Ugolovnoe nakazanie v vide soderzhaniya v distsiplinarnoy voinskoy chasti (Pravovyie i kriminologicheskie problemyi): dis.... kand. yurid. nauk. Ryazan, 1998.

4. Kurochkin E.P. O preobrazovaniyah v voenno-arestantskih uchrezhdeniyah // Voennyiy sbornik. 1867. – № 8.

5. Gernet M. N. Istoriya tsarskoy tyurmyi / Gernet M. N. T. 2. M., 1825–1870. – M.: Gosyurizdat. 1951 g. – 548 s.

6. Gernet M. N. Istoriya tsarskoy tyurmyi / Gernet M. N. T. 3. 1870–1900. – M.: Gosyurizdat. 1952 g. – 521 s.

7. Sibileva A.Yu. Pravovyie osnovyi sozdaniya i deyatelnosti gubernskogo popechitelnogo o tyurmah komiteta v Tavricheskoy gubernii // V Mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferen-tsiya «Sovremennyie problemyi pravovoy sistemyi Ukrainyi», g. Kiev, 28 noyabrya 2013. – S. 104-107.

8. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. V. Otdelenie pervoe. 1830. – SPb., 1831.

– 594 s.

9. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. VIII. Otdelenie pervoe. 1833. – SPb., 1834. – 832 s.

10. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. XIV. Otdelenie pervoe. 1839. – Spb., 1840. – 1185 s.

11. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. XH. 1845 g. Otdelenie pervoe. – SPb., 1846. – 1045 s.

12. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. XXVI. Otdelenie pervoe. 1851. – SPb, 1852. – 752 s.

13. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. XXIX. Otdelenie pervoe. 1854. – Spb., 1855. – 704 s.

14. Polnoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. XXHIV. Otdelenie per-voe. 1859. – Spb., 1861. – 839 s.

15. Polonoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. T. XHHVIII. Otdelenie pervoe. 1863. – SPb., 1866. – 940 s.

Островский А. А.

16. Polonoe sobranie zakonov Rossiyskoy imperii. Sobranie vtoroe. Otdelenie pervoe. T. XLV. 1870. – SPb, 1874. – 896 s.

17. Gosudarstvennyiy Arhiv Respubliki Kryim, f. 36, op. 1, d. 368. Ob ustroystve masterskih v Simferopolskoy tyurme. 1870 g. 55 l.

18. Tam zhe, f. 38, op. 1, d. 18. Opredeleniya zasedaniy popechitelstva o rashode denezhnyih summ rotyi, o nakazaniyah za pobeg. 13.02.1868–13.12.1868 g.

19. Tam zhe, f. 162, op. 2, d. 1629. Svedeniya ob arestantah, osuzhdennyih v ispravitelnyie are-stantskie rotyi.

17.04.1886–23.12.1886 g. 73 l.

20. Tam zhe, f. 162, op. 2, T. 2. D. 717. Tsirkulyaryi MVD Kerchenskomu ispravitelnomu arestant-skomu otdeleniyu. 14.02. – 31.08.1879 g. 27 l.

21. Tam zhe, f. 38, op. 1, d. 66. Delo ob uvolnenii nadzirateley rotyi, o raspredelenii mezhdu arestantami deneg, zarabotannyih imi. 15.10.1883–15.11.1883 g.

22. Tam zhe, f. 162, op. 2, d. 1419. Vedomosti neobhodimyih veschey dlya Kerchenskogo ispravitel-nogo arestantskogo otdeleniya: odezhdyi, obuvi, provianta, topliva na 1886 g. 8.07.1885–11.02.1886 g.

23. Tam zhe, f. 162, d. 1742. O dostavke dlya Kerchenskogo ispravitelnogo arestantskogo otdele-niya odezhdyi i obuvi, prodovolstviya, predmetov otopleniya i osvescheniya na srok 1888 g. 31.07.1887– 29.03.1888 g. 35 l.

24. Tam zhe, f. 162, op. 2, d. 1408. Ob utverzhdenii shnurovyih knig Kerchenskogo ispravitelnogo arestantskogo otdeleniya na 1885 g.; ob utverzhdenii v dolzhnosti tsirkulyarnika otdeleniya Makara Lavrova;

o vooruzhenii 2-h dobavochnyih nadzirateley revolverami i shashkami. 11.01.1885–22.08.1886 g. 21 l.

25. Tam zhe, f. 162, op. 2, d. 1743. Perepiska gradonachalnika s gorodskim politseyskim upravle-niem o remontnyih rabotah, neobhodimyih v zdanii kerchenskogo ispravitelnogo arestantskogo otdeleniya v 1888 g.

10.12.1887–28.08.1892 g. 13 l.

26. Tam zhe, f. 162, op. 2, d. 809. Tsirkulyaryi MVD o raspredelenii prestupnikov po arestant-skim rotam i ispravitelnyim otdeleniyam, dvizhenii partiy i ssyilnyih arestantov. 7.01.1880–26.01.1881 g.

Организация и деятельность комитетов… Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – С. 44–57.

УДК 340.15:347.79

ОРГАНИЗАЦИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИТЕТОВ ПО

ПОРТОВЫМ ДЕЛАМ В ЧЕРНОМОРСКО-АЗОВСКОМ РЕГИОНЕ

–  –  –

Статья посвящена изучению эволюции управления портами в Черноморско-Азовском регионе в середине 1920-х гг. На основе изученных нормативно правовых актов делается вывод, что первоначально большевиками была взята за основу имперская систему управления портами с инкорпорацией в нее новых управленческих структур как в высшем звене, так и в низшем. Первоначально значительная роль отводилась различным съездам и профсоюзным организациям, однако вначале 1920-х гг. все более стала применяться система коллегиального принятия важнейших решений с установлением исполнительной власти на портовой территории начальника порта. Вершиной этого подхода было создание и деятельность в 1922-1927 гг. центрального комитета по портовым делам, южного областного комитета по портовым делам и портовых совещаний. Они действовали на основе соответствующих положений от 5 декабря 1922 г., 14 сентября 1925 г. и 22 сентября 1926 г. В состав этих органов входили представители центральных и региональных хозяйственных и профсоюзных органов.

Ключевые слова: порты, организация управления, Черноморско-Азовский регион, центральный и южный комитеты по портовым делам.

Правовое регулирование деятельности торговых портов является одной из важнейших задач любого государства обладающему выходом к морю. Обуславливается это огромной ролью морского транспорта в современной системе экономического развития и взаимодействия стран. Управление деятельностью торговых портов прошло непростые эволюционные этапы, связанные в первую очередь с задачами стоящими в то или иное время перед ними. Изучением проблем правового регулирования деятельности торговых портов в России занимались такие исследователи как Сидорченко В. Ф., Виноградов П. П., Кейлин А. Д., Егоров А. Ю., Смоленцев В.

Д., Змерзлый Б. В., Горюнов Б. Ф., Шихнев Ф. М., Никеров П. С. и многие другие [1–11]. Тем не менее проблема эволюции правового регулирования деятельности торговых портов в советский период еще только требует своего изучения.

Сложности восстановительного периода, необходимость быстрого налаживания деятельности торговых портов, общие интересы различных ведомств и организаций заставили представителей советской власти обратиться к опыту недавнего прошлого по созданию единого коллегиального органа, который бы одновременно генерировал и реализовывал основные направления развития портов, учитывал интересы всех заинтересованных сторон, принимал и утверждал окончательные решения, контролировал деятельности портов на местах и т.д. Таковым органом в начале ХХ в. в России был комитет по портовым делам. Именно он определял все стороны жизни торговых портов империи (штат, финансирование, строительство и т.д.) [6, с.

350–380].

Однако воссоздание в прежнем виде такого комитета было невозможно, и первый опыт оказался малоудачным. Так, 5 декабря 1922 г. было принято «Положение Коваль А. В.

о центральном комитете, областных комитетах и совещаниях по портовым делам»

[12]. Случилось это, очевидно, потому, что хотя система совещаний по портовым делам и была создана относительно быстро, но вот создание центрального и областных комитетов застопорилось, возможно из-за продолжавшегося бурного государственного строительства (образование различных государственных органов, уточнение их полномочий, компетенций, соподчиненности и т.д.). Да и сил и средств на восстановление портов у молодого советского государства еще просто не было, а потому лишь с накоплением необходимого административного и финансового ресурсов данная система управления и развития всем портовым делом смогла заработать на полную силу.

В дальнейшем была использована трехступенчатая система, заложенная в постановлении СТО СССР от 14 сентября 1925 г. «Положение о центральном комитете, областных комитетах и совещаниях по портовым делам» и развитая постановлением СТО СССР от 22 сентября 1926 г. [13].

Им, в частности, предусматривалось, что для объединения действий всех ведомств в отношении полного и планомерного использования морских торговых портов и разрешения всех вопросов, касающихся деятельности таковых, учреждаются: а) центральный комитет по портовым делам (далее – ЦКПД) при НКПС; б) областные комитеты по портовым делам при областных и окружных уполномоченных НКПС и в) совещания по портовым делам при начальниках торговых портов.

На ЦКПД возлагалось:

а) рассмотрение общих планов улучшения, переустройства, оборудования и эксплуатации морских торговых портов СССР;

б) общая увязка заданий, предъявленных экономическими организациями и ведомствами к работе морских торговых портов, и установление периодических планов этой работы;

в) предварительное рассмотрение и дача заключений по производственным программам и сметам на содержание морских торговых портов, а равно по проектам мероприятий, для осуществления которых необходим отпуск сверхсметных кредитов или установление целевых сборов;

г) распределение по морским торговым портам отпущенных кредитов с приглашением в этих случаях на заседание представителей областных комитетов по портовым делам;

д) рассмотрение и утверждение проектов положений, правил, инструкций, касающихся деятельности областных комитетов и совещаний по портовым делам и управления морскими торговыми портами, разработка, рассмотрение и утверждение проектов правил, регулирующих взаимоотношения ведомств и учреждений, работающих в морских торговых портах, и общее согласование обязательных постановлений, издаваемых управлениями морских торговых портов СССР;

е) рассмотрение проектов сухопутных и водных границ морских торговых портов и представление этих проектов в установленном порядке на утверждение;

ж) определение общего порядка и условий отвода участков и помещений на территории морских торговых портов;

з) определение общих оснований пользования в морских торговых портах дамбами, набережными, пристанями, складочными помещениями и иными портовыми сооружениями и приспособлениями;

Организация и деятельность комитетов…

и) рассмотрение и утверждение общих правил по карантинным и санитарным мероприятиям в морских торговых портах;

к) рассмотрение ставок всех видов портовых сборов и утверждение такс за услуги, оказываемые портовыми управлениями;

л) утверждение норм погрузки на люк разных грузов;

м) рассмотрение ходатайств о выдаче ссуд на мероприятия, связанные с деятельностью морских торговых портов;

н) рассмотрение арендных соглашений и договоров на суммы и сроки, превышающие компетенцию областных комитетов по портовым делам, в пределах прав, предоставленных согласно действующим законоположениям народным комиссарам;

о) разрешение жалоб на постановления областных комитетов и совещаний по портовым делам и отмена принятых ими неправильных постановлений;

п) разрешение дел, поступающих в порядке п. «е» ст. 3, раздела «В» ст. 4 и ст.

ст. 21 и 22 данного положения;

р) рассмотрение всяких других вопросов, касающихся морских торговых портов, внесенных на рассмотрение центрального комитета по портовым делам председателем или членами его;

с) пополнение состава областных комитетов и совещаний по портовым делам постоянными членами с решающим голосом, сверх перечисленных в ст. ст. 7–10.

На областной комитет по портовым делам возлагалась:

а) общая увязка предъявляемых к работе портов, подведомственных областному комитету, требований и заданий со стороны областных организаций и ведомств;

б) обсуждение сведений о размерах главнейших грузовых потоков, а также об условиях передачи грузов железных дорог на морские пути сообщения и обратно и представление своих заключений по этим вопросам в центральный комитет по портовым делам;

в) утверждение договоров, заключаемых портоуправлениями области на сумму и сроки, устанавливаемые соответствующими законоположениями и изданными в развитие их распоряжениями центральных органов;

г) согласование обязательных постановлений по морским торговым портам области, издаваемых в порядке ст. 4 данного Положения, и отмена их;

д) разрешение жалоб на постановления совещаний по портовым делам области, за исключением жалоб по вопросам, предусмотренным в разделе «В» ст. 4 настоящего Положения;

е) рассмотрение и представление заключений в центральный комитет по портовым делам:

1) по вопросам торговли и промышленности, связанным с деятельностью морских портов данной области;

2) по проектам общих планов улучшения, переустройства и оборудования морских портов области;

3) по проектам сухопутных и водных границ морских торговых портов области;

4) по проектам предположений об установлении новых и изменении действующих портовых сборов и такс платы, взимаемой за услуги, оказываемые портоуправлениями;

Коваль А. В.

5) по проектам годовых производственных программ, составленных портоуправлениями области;

ж) рассмотрение всех вопросов, вносимых в областной комитет портовыми совещаниями, председателем или членами областного комитета, органами областной или центральной власти (п. 3).

Пункт 4 положения был посвящен предметам ведения совещания по портовым делам.

На них, в частности, возлагалось:

А. Рассмотрение и утверждение:

а) проектов обязательных постановлений, касающихся благоустройства и внутреннего порядка порта;

б) порядка и условий отвода участков и помещений на территории порта;

в) всякого рода арендных соглашений и договоров на суммы и сроки, превышающие права начальника порта, но в пределах, установленных на этот случай соответствующими законоположениями и изданными в развитие их распоряжениями центральных органов. В этих случаях портовым совещаниям позволялось утверждать арендные договоры и в пределах прав, предоставленных областным комитетам; причем принятые в этом случае постановления портовых совещаний вступали в силу, если по истечении двух недель со дня представления этих постановлений областному комитету со стороны последнего не поступало протеста;

г) оснований пользования в порту дамбами, набережными, пристанями, складочными помещениями и иными портовыми сооружениями и приспособлениями;

д) вопросов, связанных с установлением в порту карантинных и санитарных мероприятий;

е) максимальных ставок за пользование складочными помещениями, погрузочно-разгрузочными приспособлениями и сооружениями и пр., независимо от того, кому они принадлежат, в пределах утвержденных центральным комитетом по портовым делам норм.

Б.

Рассмотрение и представление заключений в областной комитет по портовым делам:

а) по вопросам торговли, промышленности и техники, связанным с деятельностью порта;

б) по проектам сухопутных и водных границ порта;

в) по общим планам улучшения, переустройства и оборудования портов;

г) по всем вопросам, входящим в компетенцию областного комитета по портовым делам, если эти вопросы переданы им на заключение совещания по портовым делам.

В. Рассмотрение и представление заключений в ЦКПД:

а) по годовым производственным программам и сметам, составленным портоуправлениями;

б) по отчетам об исполнении программы работ в порту;

в) норм погрузки на люк разных грузов;

г) по всем вопросам, входящим в компетенцию ЦКПД и центрального управления морского транспорта НКПС, если эти вопросы переданы названными учреждениями на заключение совещания. При этом заключения, предусмотренные лит. «а»

и «б» п. «В» данной статьи, одновременно с представлением в ЦКПД следовало направлять в копиях в соответствующий областной комитет по портовым делам.

Организация и деятельность комитетов… Состав ЦКПД формировался следующим образом. Председатель ЦКПД назначался НКПС, а заместитель председателя комиссариатом внешней торговли (п. 5).

Членами ЦКПД с правом решающего голоса являлись представители: 2 от НКПС, включая и председателя, один от комиссариата внешней торговли (заместитель председателя) и по 1 от советского торгового флота, НКФ СССР, Главного правления Госстраха, комиссариата по Военным и Морским Делам, НКИД, ВСНХ СССР, НКВТ СССР, центрального комитета союза водников, центрального комитета транспортных рабочих, и по 1 от каждой союзной республики (п. 6).

В свою очередь, состав областного комитета по портовым делам формировался следующим образом. Председателем областного комитета по портовым делам является областной или окружной уполномоченный НКПС; заместитель председателя назначается НКВТ (п. 7).

Членами областного комитета по портовым делам с правом решающего голоса являлись уполномоченный НКПС (он же председатель) и по одному представителю от НКВТ (заместитель председателя), комиссариата внутренней торговли, ВСНХ, НКФ, НКВД подлежащей союзной республики, советского торгового флота, комиссариата по военным и морским делам, союза водников и союза транспортных рабочих. При этом при решении вопросов, затрагивающих интересы железных дорог и внутренних водных путей области (округа), на заседания областного комитета следовало приглашать представителей последних с правом решающего голоса (п. 8).

Что касается состава совещания по портовым делам, то председателем совещания по портовым делам является начальник торгового порта или его заместитель (п.

9). Членами совещания по портовым делам с правом решающего голоса были представители: 3 от НКПС, включая и председателя, в том числе один от железных дорог, 2 от НКВТ, в том числе 1 от таможни порта, 3 от местного исполнительного комитета, в том числе от финансового отдела и коммунального отдела; по одному от комиссариата по военным и морским делам, советского торгового флота, союза водников, союза транспортных рабочих, от экспортирующих организаций и от биржевого комитета.

В портах, соприкасающихся с речными гаванями, представитель речного управления НКПС по вопросам, непосредственно относящимся к кругу его ведения, входил в состав совещания по портовым делам с правом решающего голоса. Представитель же от экспортирующих организаций избирался в состав совещания по портовым делам этим последним (п. 10).

Порядок ведения дел в центральном комитете, областных комитетах и совещаниях по портовым делам устанавливался следующий. По вопросам, затрагивающим круг ведения народных комиссариатов и других учреждений, не имеющих в числе членов центрального или областного комитета или совещания по портовым делам своих представителей, по распоряжению председателя подлежащего комитета или совещания по портовым делам на заседания последнего могли быть приглашаемы с правом решающего голоса представители этих народных комиссариатов и учреждений.

Председателем могли приглашаться также сведущие лица для участия в работах заседания с совещательным голосом (п. 11). При этом заседание признавалось законно состоявшимся, если имелось не менее половины членов, пользующихся со

<

Коваль А. В.

гласно ст. ст. 5–10 правом решающего голоса (п. 12). Дела в заседаниях решались простым большинством голосов (п. 13).

Постановления ЦКПД немедленно сообщались комиссару путей сообщения.

При несогласии его с решением комитета дело с указанием мотивов несогласия возвращалось в комитет для нового рассмотрения. Если комитет оставался при прежнем решении, а также в случае опротестования постановления ЦКПД ведомствами и учреждениями, представленными в ЦКПД, дело переносилось в установленном ниже порядке в СТО (п. 14).

При несогласии кого-либо из членов с решением комитета в самом заседании заявлялся соответствующий протест, отмечаемый в протоколе, причем мотивы этого протеста следовало сообщать ЦКПД в письменной форме не позднее 7 суток со дня заседания.

Если указанные протесты подтверждались ведомством или учреждением, от которого данный член выступал в ЦКПД, то они направлялись через председателя последнего комиссару путей сообщения, которым дело или передавалось на новое рассмотрение ЦКПД, или не позднее 7 суток со дня внесения протеста возвращалось протестующему ведомству или учреждению для внесения в СТО, причем для опротестования дела в СТО устанавливался также семидневный срок.

Представители союзных республик были вправе внести протест на решение комитета в течение 7 суток со дня заседания (п. 15).

Несогласие комиссара путей сообщения с решением ЦКПД останавливало приведение в действие соответственного постановления комитета (п. 16).

При ЦКПД состояло управление делами, действующее на правах самостоятельного отдела НКПС; положение и штаты управления делами ЦКПД утверждались комиссаром путей сообщения (п. 17). Члены ЦКПД пользовались правом на получение годовых билетов по всей сети железных дорог, водных и морских путей СССР (п. 18). Расходы, связанные с содержанием ЦКПД и его управления делами, включаются в смету НКПС (п. 19).

Постановления областного комитета и совещания по портовым делам, за исключением случаев, указанных ниже (ст. ст. 21 и 22), обращались к исполнению немедленно по утверждении протокола председателем комитета или совещания (п. 20). При несогласии уполномоченного НКПС с решением областного комитета по портовым делам он имел право приостановить приведение его в исполнение и в семидневный срок перенести вопрос на рассмотрение ЦКПД (п. 21).

При несогласии начальника порта с решением совещания по портовым делам начальник порта имел право приостановить решение и в семидневный срок перенести вопрос по принадлежности на рассмотрение центрального или областного комитета по портовым делам (п. 22).

Делопроизводство областного комитета по портовым делам возлагалось на аппарат уполномоченного НКПС, являющегося председателем комитета, а делопроизводство совещания по портовым делам – на аппарат управления порта (п. 23).

Обращаясь к практической стороне деятельности ЦКПД и Южного комитета по портовым делам (далее – ЮКПД), на ответственности которого был ЧерноморскоАзовский регион, следует указать, что ЦКПД проводил свои заседания в среднем 1 раз в месяц.

Основными группами вопросов, которые рассматривались на этих заседаниях, были такие:

Организация и деятельность комитетов…

1) установление, пересмотр и утверждение сборов за пользование погрузочноразгрузочными приспособлениями в портах (заседание №18 от 22 февраля 1924 г.) [14, л. 1 об.];

2) утверждение важнейших решений областных комитетов по портовым делам, в том числе об отводе земли в портах и ее аренде, как например, об отводе места под холодильник на Новом Молу в Одессе (46 заседания от 18 февраля 1926 г.) [15, л. 10–11 об.];

3) правовое регулирование деятельности начальников портов, портовых совещаний, областных комитетов, и в том числе самого ЦКПД [15, л. 10-11 об.]. Так, к примеру, на 54 заседании 18 декабря 1925 г., при рассмотрении проекта положения об управлении морскими торговыми портами для его обработки образовали при ЦУМОРе комиссию из членов ЦКПД, от Наркомторга, НКФ, Наркомвоенмора и ЗСФСР (55, л. 5-6 об.); на 57 заседании ЦКПД 15 апреля 1926 г. активные дискуссии вызвал проект положения об управлении приморскими торговыми портами [15, л.

14–15];

4) о составе областных комитетов по портовым делам и портовых совещаний.

Так, к примеру, на 54 заседании ЦКПД 18 декабря 1925 г. был отклонен протест управления Николаевского торгового порта о включение представителя госбанка в состав Николаевского совещания по портовым делам с правом решающего голоса [15, л. 5–6 об.]; на 57 заседании ЦКПД 15 апреля 1926 г. в состав областных комитетов и совещаний по портовым делам решили включить представителя Госстраха [15, л. 14-15]; на 62 заседании ЦКПД (23 октября 1926 г.) принято решение о введении в состав Южного Областного КПД представителя Совнаркома КрымАССР [15, л. 26–27];

5) рассмотрение такс различных сборов в портах (портовых сборов, санитарных мероприятий, водолазных работ, лоцманских), например на 63 заседании ЦКПД от 13 ноября 1926 г. [15, л. 28–29];

6) установление границ портов. Так, подобные вопросы рассматривались на 46 заседании 18 февраля 1925 г. (о пункте Геленджик) [15, л. 10–11 об.]; на 54 заседании от 18 декабря 1925 г. (о приписных пунктах Геническ, Скадовск и Хорлы) [15, л. 5–6 об.]; на 55 заседании (о пунктах Царедворевка и Ногайск) [15, л. 9–9 об.]; на 58 заседании от 7 мая 1926 г. (о Азовском торговом порте) [15, л. 20–21 об.]; на 62 заседании обсуждался не только вопрос об изменении границ порта Севастополя, но и особенности пересмотра «Положения о землях, предоставленных транспорту» [15, л. 26–27], а на 66 заседании ЦКПД 20 января 1927 г. рассматривался «Проект типовых обязательных постановлений в портах СССР» [16, л. 18–19 об.].

Очевидно, следует также указать, что на 73 (последнем) заседании ЦКПД 4 октября 1927 г. председательствовал Д. В. Полуян. Присутствовали: от НКПС И. А.

Сергеев, Г. А. Спальвинг и Д. Г. Левин. Наркомторга – П. В. Серидинский, от ЗСФСР – С. С. Атаев, от НКФ А. И. Виноградов, от ВСНХ Зак, НКИД – В. В. Егорьев, от Наркомвоенмора – Келинин, от СТФ – М. П. Чернов, от Госстраха – А. Н.

Волков, от АО «Траспорт» – К. Н. Потресов, от АО «Экспортхлеб» – Джемс-Леви, от «Северолес» – Арапов и Балендин, от «Масложирсиндикат» – Барский и от ЦКПУМОРа – М. А. Биркенгоф [16, л. 1].

Таким образом, можно отметить, что ЦКПД в своей работе занимался выработкой, рассмотрением и регулировкой всех возложенных на него заданий, сообразуясь Коваль А. В.

с мнением различных организаций ведомств, стремясь при этом защищать интересы портов и их основных партнеров.

Обращаясь к рассмотрению деятельности Южного комитета по портовым делам (ЮКПД), заседания которого проходили в г. Харькове, в первую очередь следует обратить внимание на весьма неоднозначный процесс регуляции его состава. Так, как уже указывалось, данный орган действовал на основе принятого в декабре 1922 г. положения «о центральном комитете, областных комитетах и совещаниях по портовым делам», которое действовало до принятия 14 сентября 1925 г. нового положения, развитого постановлением СТО СССР от 22 сентября 1926 г. Одновременно с этим следует указать, что состав ЮКПД регулярно изменялся и дополнялся, что не могло положительно сказаться на его деятельности.

Так, согласно приказу по южному округу путей сообщения от 8 ноября 1924 г.

«Об изменениях в составе Южного (областного) комитета по портовым делам», во изменение приказов по южному округу путей сообщения от 21 февраля и 29 июня 1923 г. объявлялось, что согласно уведомлению наркоматов и ведомств, имеющих своих постоянных представителей в ЮКПД, на 1 ноября в состав ЮКПД входят следующие представители наркоматов и ведомств, имеющие на основании п. 8 раздела 6 положения от декабря 1922 г. право решающего голоса: представитель УЭС – уполнаркомпуть СССР при СНК УССР и КССР; пр. Уп. НКВТ – Стамо Н.П. зам.

пред. комитета; Крым СНК – Петриковский; НКФ – Каттель М.Ф; ВСНХ УССР – Земмелес; от Госпароходства – представитель правления Госчапа в Харькове инж.

Зеленский К.И и представитель Моркома. Ведение секретариата ЮКПД попрежнему возлагалось на управделами комитета Рейсберга А.Ф. [14, л. 34].

Однако уже на 46 заседании ЦКПД (18 февраля 1925 г.) было решено включить в состав областных комитетов по портовым делам и в ЦКПД с правом совещательного голоса представителя от Экспортхлеба, представителей всесоюзного совета съездов биржевой торговли и всеукраинского совета съездов [15, л. 10–11 об.].

3 декабря 1925 г. (52 заседание) ЦКПД утвердил постановление Николаевского совещания по портовым делам о включении в его состав представителя ЮжноРудного треста с предоставлением ему права решающего голоса [15, л. 2 –3]. На 57 заседании ЦКПД (15 апреля 1926 г.) в состав областных комитетов и совещаний по портовым делам решили включить представителя Госстраха [15, л. 14–15].

На 62 заседании ЦКПД (23 октября 1926 г.) было принято решение ввести в состав ЮКПД представителя Совнаркома Крыма с правом решающего голоса по всем вопросам, касающимся крымских портов. Собственно ЮКПД было дано распоряжение о предварительном согласовании с Совнаркомом Крыма наиболее крупных в экономическом отношении вопросов, рассматриваемых портовыми совещаниями крымских портов [15, л. 26–27].

Как видно из приведенных данных, состав ЮКПД постоянно изменялся, а потому приведем его один из первых составов, действовавший в начале 1924 г. Председатель ЮКПД – Уполнаркомпуть СССР при Совнаркоме УССР и КССР т. Александров И. А. С правом решающего голоса работали в комитете также начальник отдела портов ЦУМОРа инж. Тухолка Е.Я., представитель Осполком СТО Джеме-Леви Е.Я. Уполномоченный НКВТ Стамко Н.Л., от УСНХ Чернов А.А., от Моркома Дыманин Е.В., от Госчапа инж. Зеленский К.И, пом.нач. Одесского порта инж. Экерле Организация и деятельность комитетов… В.Ф., начальник Николаевского порта А.А. Гончаров, начальник Херсонского порта Маевский М.Н., начальник Керченского порта Кирсанов А.Г.

С правом совещательного голоса входили в комитет – представитель Уп. НКВТ инж. Эйнгорн А.Л., Укрэскпортхлеба инж. Новиков Н.С., Полком УЭС инж. Таллако, ОЭ ЮОПОа Ермоленко И.П., Орек ЮОПСа Калентьев С.А., ОФФ ЮСПСа Сычев Ф.И., пом. ОМОРа ЮОПС Мамонов В.М. Кроме того, при необходимости приглашались представители от заинтересованых сторон. Так, на заседание 20 апреля 1924 г. были приглашены представители: одесской конторы «Экспортхлеба» Пурижинский и николаевской конторы «Экспортхлеба» Стрелков [14, л. 3–7 об.].

Основные вопросы которыми занимался ЮКПД были достаточно близки к тем, которыми занимался ЦКПД, вот только были они более детализированы в отношении каждого конкретного порта. Среди них можно выделить: а) рассмотрение вопросов финансирования различных работ в портах и деятельно самих портов; б) установление границ портов; в) нормы погрузки различных судов; г) о механизации портов; д) утверждение договоров между портами и прочими организациями; е) рассмотрение и обсуждение проектов разрабатываемых ЦКПД документов.

Так, согласно протоколу №2 (7) от 20 апреля 1924 г. заседания ЮКПД, в этот день на повестке дня стояли такие вопросы как: 1) выявление необходимых работ в портах в связи с хлебозаготовительной кампанией 1924-1925 г. и распределение кредитов на эти работы; 2) распределение валютной сметы по механизации; 3) согласование программы землечерпания в портах Черного и Азовского морей; 4) рассмотрение проекта «Положения о центральном комитете, областных комитетах и совещаниях по портовым делам».

При рассмотрении первого вопроса был заслушан доклад инженера Тухолка от ЦУМОРа [14, л. 3–7 об.]. Учитывая объем работы комитета в этот день, совершенно не удивляет, что данное заседание началось в 12.35, а окончилось в 17.30 [14, л. 3].

Следует также упомянуть, что при рассмотрении всех этих вопросов были изучены такие приложения как «Детализация статей расхода по общей ведомости судоремонта» [14, л. 8]; «Дноуглубительные работы в морских портах с указанием их стоимости по хлебозаготовительной программе 1925 г.» [14, л. 9].

Согласно протоколу заседания №3/8 ЮКПД от 10 июня 1924 г., в этот день рассматривались такие вопросы: нормы погрузки различных судов на 1 люк в портах Украины и Крыма; о дополнительных сборах в портах на нужды Бюро спасения на водах; ходатайство Севастопольского совещания по портовым делам о пополнении его состава представителем «Экспортхлеб»; ходатайство Мариупольского портового совещания о передаче управления порта Мариуполя складов и навесов на разделительном молу и Коломенской верфи в Мариуполе, находящихся в ведении Госчапа; о механизации погрузочных работ в Мариупольском порту [14, л. 11–11 об.].

На заседании №4 (9) ЮКПД (15 июля 1924 г.) наиболее важными рассматриваемыми вопросами были вопросы механизации Мариупольского порта (по докладу инженера Зеленского от ОМОРа и представителя Уп. НКВТ инж. Эйнгорна) и сметы портов Украины и Крыма. По первому из них решили, что переноску 8 перегружателей с завода бывший «Провиданс» в Мариупольский порт в целях механизации погрузки антрацита на суда целесообразно поручить рассмотрению управления Мариупольского порта, которому следовало в 2-х недельный срок представить в ЮКПД свои соображения об экономической и технической выгодности использоКоваль А. В.

вания этих перегружателей. В решении также подчеркивалось считать необходимым, чтобы эти перегружатели, в случае установки их в мариупольском порту, могли быть использованы также и для погрузки угля. Кроме того, рассматривалось предложение Уп. НКВТ о механизации погрузки хлеба в Мариуполе с помощью особых транспортеров, но его решили пока тщательно проработать.

Что же касается второго вопроса (о сметах портов Украины и Крыма), то было решено «Ввиду внесения портами в составленные ими сметы явно преувеличенных расходов по новым и капитальным работам считать необходимым обследовать на местах действительную надобность проектируемых портами работ путем посылки специальной комиссии от южного комитета по портовым делам…». Обследованию подлежали порты: Одессы, Николаева, Херсона, Феодосии и Мариуполя [14, л. 18 – 19 об.].

Лишь почти через месяц ЮКПД на своем заседании № 6(11) (12 августа 1924 г.) вернулся к окончательному утверждении сметы портов Украины и Крыма на 1924– 1925 г., заслушав доклад Зеленского о результатах работы комиссии. В результате были согласованы данные по портам региона с различными поправками и оговорками [14, л. 22–24].

Как видно из представленного материала, Центральный и Южный областной комитеты по портовым делам играли важнейшую роль в деле развития портов, их управления, финансирования, создания нормативно-правовой базы деятельности этих важнейших в экономике страны хозяйственных объектов. Коллегиальность в устройстве Комитетов лишь способствовала принятию взвешенных, продуманных и согласованных решений. И тем не менее 24 октября 1927 г. вышло постановление ЦИК и СНК СССР от «Об упразднении центрального комитета, областных комитетов и совещаний по портовым делам». Их функции, за исключением указанных в ст.

ст. 2 и 3, возлагались на НКПС, соответствующих его уполномоченных и начальников торговых портов в порядке, устанавливаемом НКПС (ст. 1).

Определение сухопутных границ морских торговых портов далее следовало производить в порядке, предусмотренном положением о землях, предоставленных транспорту. Порядок определения водных границ морских торговых портов устанавливался особым постановлением СТО (ст. 2).

Установление такс за услуги, оказываемые в морских торговых портах, и изъятие из действующих ставок портовых сборов далее следовало производить в порядке, предусмотренном положением о портовых сборах и плате за услуги, оказываемые в портах СССР (ст. 3).

Порядок и сроки ликвидации Комитетов и совещаний по портовым делам следовало определить НКПС по соглашению с Комиссариатом внешней и внутренней торговли СССР. При этом исключались п. п. «г» и «ж» ст. 8 и п. «г» ст. 15 положения о НКПС от 12 ноября 1923 г. В п. «а» ст. 9 положения о НКПС исключались слова: «центральном и областных комитетах и совещаниях по портовым делам».

Ст. 11 положения о землях, предоставленных транспорту, изложили в следующей редакции: «11. Границы морских торговых портов устанавливаются и существующие границы изменяются НКПС по соглашению с краевыми, областными, губернскими, окружными и соответствующими им исполнительными комитетами по принадлежности. Разногласия разрешаются экономическим советом подлежащей союзной республики, а в случае несогласия НКПС с решением экономического соОрганизация и деятельность комитетов… вета республики – переносятся на окончательное разрешение СТО». При этом территория морских торговых портов в границах, ранее определенных в установленном порядке, считается закрепленной за НКПС.

Ст. 10 положения о портовых сборах и плате за услуги, оказываемые в портах СССР, получила следующую редакцию: «10. Ставки корабельного, грузового и лоцманского сборов утверждаются СНК СССР.

Утвержденные СНК СССР ставки сборов публикуются в газете «Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК» и в издании «Сборник тарифов железнодорожного и водного транспорта». Исключения из ставок портовых сборов в отдельных случаях и для грузов отдельных наименований устанавливались НКПС по соглашению с НКФ СССР и НКВВТ СССР».

Второй абзац ст. 14 положения о портовых сборах и плате за услуги, оказываемые в портах СССР, также получил новую редакцию: «Перечень услуг, за оказание которых допускается взимание платы, и таксы платы за услуги устанавливаются НКПС по соглашению с НКФ СССР и НКВВТ СССР и публикуются в издании «Сборник тарифов железнодорожного и водного транспорта».

Статью 7 постановления ЦИК и СНК СССР от 8 июня 1927 г.

о сдаче в долгосрочную аренду земельных участков территории морских торговых портов для возведения на них строений, сооружений и механических приспособлений изложили в такой редакции:

«7. Взаимоотношения между арендаторами и НКПС во всем том, что не предусмотрено настоящим постановлением, регулируются арендными договорами, составленными применительно к типовому договору, устанавливаемому НКПС по соглашению с НКВВТ и ВСНХ СССР».

Положение о центральном комитете, областных комитетах и совещаниях по портовым делам от 14 сентября 1925 г. отменялось, а СТО поручалось внести соответствующие изменения в положение об управлении морскими торговыми портами, а равно определить порядок установления водных границ морских торговых портов.

Среди причин ликвидации ЦКПД, ЮКПД и Совещаний по портовым делам, очевидно, можно выделить следующие. Во-первых, к 1927 г. были созданы соответствующие органы, занимающиеся контролем и направлением деятельности портов, и выработана их правовая база, администрация портов получила достаточно широкую компетенцию. Так, к примеру, на 71 заседании ЦКПД 19 июля 1927 г. «3. В целях разгрузки центрального аппарата и установления большей самостоятельности и ответственности местных органов ЦКПД постановил: а) предоставить начальникам портов право самостоятельного (без последующего утверждения) заключения договоров на подряды и покупки на суммы до 100000 руб.; б) Договоры на суммы от 100000 руб. и до 150000 руб. должны быть представляемы начальником порта на рассмотрение и утверждение ЦУМОРа; в) те же договоры на суммы от 150000 р. и выше предоставляются начальником порта на рассмотрение ЦУМОРа и утверждение его; д) Поручить ЦУМОРу указанные положения внести в СТО, в целях соответствующего положения о ЦКПД, ОКПД и СПД» [16, л. 6–6 об.].

Во-вторых, такие коллегиальные органы как ЦКПД и ЮКПД, будучи фактически высшими и самостоятельными структурами в управлении портами, вступали в противоречие с аппаратом НКПС, подменяя его деятельность. Кроме того, комитеты вообще и их члены в частности неоднократно критически высказывались в отКоваль А. В.

ношении различных проектов и решений прочих органов власти, иногда даже блокируя их. В период становления командно-административной машины советского государства это становилось недопустимым, а само существование таких органов – невозможным.

В пользу такого утверждения приведем следующие примеры. Так, согласно протоколу №4 (9) от 15 июля 1924 г. ЮКПД, кроме прочего, слушался вопрос об акционировании морских торговых портов. При его обсуждении было предложено специальной комиссии от ЮКПД в составе председателя ОМОР инженера Зеленского и членов – представителей УП.НКВТ, УСНХ и Укр. «Экспортхлеба» дать свое заключение по проекту ЦУМОРа об акционировании Одесского порта и высказаться о наиболее желательной форме управления украинскими и крымскими портами, дав вместе с тем отзыв о проекте «Правления», представленном Упомнаркомпуть – т. Александровым – в центр.

В результате деятельности данной комиссии было принято решение «Довести до сведения ЦУМОРа о том, что по мнению Укр.Госплана и УЭСа проект ЦУМОРа об акционировании портов путем учреждения на местах консорциума по управлению и финансированию портов при настоящих условиях является преждевременным и неприемлемым» [14, л. 18–19 об.].

Не всегда Центральный и Южный комитеты по портовым делам могли найти общий язык и между собой. Так, согласно протоколу №7(12) заседания ЮКПД от 14 ноября 1924 г., слушался вопрос «О введении консорциумов в портах Украины и Крыма». Категорически против этой идеи выступил помощник начальника Одесского порта инженер Зкерле. В результате обсуждения данной проблемы решили «считать, что выдвигаемый ЦКПД проект внедрения в некоторых портах новой формы управления в виде консорциумов для портов Украины и Крыма в настоящее время неприемлем. Признать необходимым сохранение существующей формы управления констатируя потребность расширения прав Совещаний по портовым делам». Им же, т.е. совещаниям, поручили внести соответствующие предложения [14, л. 36–37].

В тоже время сами Совещания по портовым делам не всегда добросовестно выполняли возложенные на них обязанности, причем иногда по совершенно необъективным причинам. Так, к примеру, из обращения ЮКПД к начальнику Керченского торгового порта от 6 апреля 1925 г. находим: «Ввиду поступивших от некоторых портовых Совещаний (Мариупольского и Херсонского и др.) жалоб на систематическое непосещение некоторыми членами Совещаний (в особенности представителями НКФ) заседаний Совещаний…» [17, л. 7]. В таких случаях решение многих вопросов приходилось откладывать, что никак не способствовало нормальной работе портов.

Впрочем, не только члены совещаний по портовым делам были прогульщиками.

Так, на 60-м заседании ЦКПД от 27 июля 1926 г. заместитель председателя Комитета Именитов вынужден был заявить о необходимости принятия мер к обеспечению кворума для заседаний ЦКПД в связи с тем, что многие представители от республик редко бывают на совещаниях. Это, в первую очередь, касалось представителей от УССР и ЗСФСР. Для решения проблемы предлагалось назначить им в Москве заместителей [15, л. 19–20].

Организация и деятельность комитетов… Известны и случаи удаления из состава комитетов грамотных о опытных управленцев, имеющих свою точку зрения. Так произошло с начальником порта г. Керчи инженером Кирсановым, входившим в состав ЮКПД. Этого опытнейшего управленца, наладившего работу и восстановление порта в послевоенные годы, сняли с работы в марте 1925 г. якобы за то, что он несвоевременно предоставлял вышестоящему начальству разнообразные сведения (приказ по Южному округу путей сообщения от 31 января 1925 г. №122 82) [17, л. 9, 22].

С ликвидацией Комитетов по портовым делам их функции в основном взял на себя ЦУМОР.

Список литературы:

1. Под флагом Родины. Очерки Черноморского морского пароходства. – Одесса: «Маяк», 1967.– 456 с.

2. Сидорченко В.Ф. Капитан морского судна. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. – 307 с.

3. Виноградов П.П., Кейлин А.Д., Под ред.: Солодилов А.П.: Морское право. Издательство Водный траспорт. – М., 1939. – 248 с.

4. Александр Кейлин. Советское морское право. – Водтрансиздат.– 1954. – 358 с.

5. Егоров А.Ю., Смоленцев В.Д. Херсон – первый порт на Черном море: Исторические хроники 1778-2008 годов. – Херсон: Надднипряночка, 2008. – 230 с.

6. Змерзлый Б.В. Правовое регулирование торгового судоходства в Черноморско-Азовском регионе в конце XVIII – начале ХХ в. – Симферополь: ЧП «Предприятие Феникс», 2014. – 512 с.

7. Горюнов Б. Ф., Шихнев Ф. М., Никеров П. С. Морские порты. – М.: Транспорт, 1970. – 448 с.

8. Горюнов Б. Ф. Специализированные пирсы: Учебное пособие. – М.: МИСИ, 1983, 92 с.

9. Горюнов Б.Ф. Специализированные причалы морских портов.– 1968, 312 с.

10. Специализированные причалы морских портов. Горюнов Б. Ф. – М.: Транспорт, 1968. – 312 с.

11. Шихиев Ф. М., Горюнов Б. Ф. Устройство морских портов. – М.: Транспорт, 1976. – 272 с.

12. Собр. Узак. РСФСР, 1923, № 44, ст. 476

13. СЗ СССР, 1926, № 67, ст. 517

14. Государственный Архив Республики Крым (далее – ГАРК). Ф. р-1584, оп. 2, д. 94. Переписка с южным комитетом по портовым делам. 17.03.1924-28.11.1924. 41 л.

15. Там же, ф. р-1584, оп. 2, д. 149. Переписка с центральным комитетом по портовым делам.

16.12.1925-1.12.1926. 22 л.

16. Там же, ф. р-1584, оп. 2, д. 225. Протоколы Центрального комитета по портовым делам. 1927 г.

17. Там же, ф. р-1584, оп. 2, д. 129. Переписка и циркуляры уполнаркомпуть ЮОЙС. 12.01.1925л.

Koval A. Organization and activity of committees on port businesses in a region Black and Аzov seas // Scientific notes of V. I. Vernadsky Crimean federal university. Juridical science. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – Р. 44–57.

The article is sanctified to the study of management evolution by ports in region Black and Аzov seas in in the middle of 1920th. On the basis of studied normatively legal acts drawn conclusion, that originally by bolshevists was taken for basis imperial control system by ports with an incorporation in her new administrative structures as in a higher link so in more subzero. Originally a considerable role was taken to different conventions and trade-union organizations, however at the beginning of 1920th the system of collective acceptance of major decisions More began to be used with establishment of executive power on port territory of port admiral.

The top of this approach was creation and activity in 1922-1927 central committee on port businesses, south regional committee on port businesses and port conferences. They operated on the basis of corresponding positions from December, 5 1922, on September, 14 1925 and on Septembers, 22 1926 the representatives of central and regional economic and trade-union organs entered In the complement of these organs.

Keywords: ports, organization of management, region Black and Аzov seas, normative acts, central and south committees on port businesses.

Коваль А. В.

Spisok literaturyi:

18. Pod flagom Rodini. Оcherki Chernomorskogo моrskogo parochodstva. – Оdessa: izdatelstvo "Маiaк", 1967. — 456 s.

19. Sidorchenco V. F. Каpitan моrskogo sudna. – SPB.: Yurid. zentr Press, 2001. – 307 с.

20. Vinogradov P.P., Keylin A.D., Pod red.: Solodilov A.P.: Morskoe pravo. Izdatelstvo Vodnyiy trasport. – М., 1939. – 248 s.

21. Aleksandr Keylin. Sovetskoe morskoe pravo. – Iz-vo: Vodtransizdat. – 1954 g.

22. Egorov A.Yu., Smolentsev V.D. Herson – pervyiy port na Chernom more: Istoricheskie hroniki 1778godov. – Herson: Naddnipryanochka, 2008. – 230 с.

23. Zmerzlyiy B.V. Pravovoe regulirovanie torgovogo sudohodstva v Chernomorsko-Azovskom regione v kontseXVIII – nachale ХХ v. – Simferopol: ChP «Predpriyatie Feniks», 2014. – 512 s.

24. Goryunov B. F., Shihnev F. M., Nikerov P. S. Morskie portyi. — M.: Transport, 1970. – 448 с.

25. Goryunov B. F. Spetsializirovannyie pirsyi: Uchebnoe posobie. — M.: MISI,1983. – 92 s.

26. Goryunov B.F. Spetsializirovannyie prichalyi morskih portov.– 1968. – 312 s.

27. Spetsializirovannyie prichalyi morskih portov. Goryunov B. F. – M., Izd-vo «Transport», 1968. – 312 s.

28. Shihiev F. M., Goryunov B. F. Ustroystvo morskih portov. – M., «Transport», 1976. – 272 s.

29. Sobr. Uzak. RSFSR, 1923, № 44, sт. 476

30. SZ SSSR, 1926, № 67, sт. 517

31. Gosudarstvennyiy Arhiv Respubliki Kryim (dalee – GARK). Ф. р-1584, оp. 2, d. 94. Perepiska s yuzhnyim komitetom po portovyim delam. 17.03.1924-28.11.1924. 41 l.

32. Tam zhe, f. r-1584, op. 2, d. 149. Perepiska s tsentralnyim komitetom po portovyim delam.

16.12.1925-1.12.1926. 22 l.

33. Tam zhe, f. r-1584, op. 2, d. 225. Protokolyi Tsentralnogo komiteta po portovyim delam. 1927 g.

34. Tam zhe, f. r-1584, op. 2, d. 129. Perepiska i tsirkulyaryi upolnarkomput YuOYS. 12.01.1925l.

Временное положение о санитарной охране… Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – С. 58–77.

УДК 344.3/462 (470-571)

ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ О САНИТАРНОЙ ОХРАНЕ ГРАНИЦ

СССР ОТ 30 АПРЕЛЯ 1926 Г. И ЕГО РАЗВИТИЕ

–  –  –

Работа посвящена изучению основных норм, заложенных в положение о санитарной охране границ СССР от 30 апреля 1926 г., а также принятых в его развитие и дополнение региональных документов, в первую очередь «Положение об общесоюзном бюро заграничной санитарной информации»

от 1 июля 1927 г. С принятием этих документов СССР отменил основные пункты положения о санитарной охране морских границ СССР от 10 марта 1925 г. и присоединился к Парижской международной санитарной конвенции 17 января 1912 г. Благодаря этому были созданы единые правила и условия для обеспечения санитарной безопасности территории страны, определены соответствующие органы, порядок их работы, управления, финансирования, взаимоотношений как между собой, так и с прочими государственными организациями, а также с соответствующими международными органами. В Положении содержались четкие правила поведения людей и организаций в различных условиях, стандартизированные с международными, а потому понятные и знакомые членам экипажей иностранных судов.

Ключевые слова: санитарная охрана, границы СССР, Черноморский регион, правовые нормы.

Правовое регулирование вопросов санитарно-эпидемиологической охраны границ является весьма актуальным и в современный период глобальной экономики и массовой миграции населения. Многочисленные вспышки различных инфекционных заболеваний, случаи недобросовестного исполнения различными коммерческими организациями норм санитарии, к сожалению приводят к заболеваниям людей, иногда заканчивающихся трагически. При этом историография проблемы весьма немногочисленна. В основном в выявленных нами работах рассматриваются или затрагиваются отдельные аспекты создания и деятельности карантинных служб и соответствующего отраслевого законодательства. При этом необходимо указать, что историография проблемы представлена работами ученых с имперского и до современного периодов. Среди них, очевидно, следует отметить труды таких исследователей как Змерзлый Б. В., Эрисман, Галанин М. И., Черкасский Б. Л., Сергиев В. П., Ладный И. Д., Щепин О. П., Ермаков В. В., Пристанскова Н. И. [1– 8].

30 апреля 1926 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «Об утверждении временного положения о санитарной охране границ Союза ССР». Оно вводилось в действие со дня опубликования акта о присоединении СССР к Парижской международной манитарной конвенции 17 января 1912 г. С введением в действие указанного Положения отменялось Положение о санитарной охране морских границ СССР, утвержденное СНК СССР 10 марта 1925 г. При этом ЦИК союзных республик поручалось согласовать свое законодательство с постановлениями Временного положения о санитарной охране границ СССР в месячный срок со дня введения этого Положения в действие.

Лесь Г. Г.

Временное положение о санитарной охране границ СССР состояло из следующих шести разделов: I «Общие положения»; II «меры при появлении заразных болезней», в нем глава I посвящена мерам извещения, донесения и публикации, а глава II – мерам против распространения заразных болезней в пределах СССР; раздел III называется «Меры на сухопутных и речных границах СССР и на воздушных станциях заграничных сообщений, принимаемые в отношении людей и транспортных средств»; раздел IV – «меры на морских границах СССР, принимаемые в отношении людей и транспортных средств», в нем глава I посвящена организация санитарной охраны морских границ, гл. II – санитарному контролю судов, прибывающих в порты СССР, гл. III – мерам, применяемым к судам, прибывшим в порты СССР, гл. IV – мерам, применяемым к судам, находящимся в портах СССР или отходящим из этих портов, и мерам, применяемым на территории порта, гл. V – мерам, применяемым к судам, плавающим в каботаже СССР, и гл. VI – санитарным патентам.

Раздел V называется «Меры на сухопутных, речных и морских границах СССР, а равно на воздушных станциях заграничных сообщений, принимаемые по отношению к товарам и багажу»; раздел VI – «Заключительные постановления».

Положение устанавливало, что санитарная охрана границ имеет целью предупреждение заноса в пределы СССР из-за границы заразных болезней, а также в случае появления таких болезней в СССР предупреждение возможного заноса их за границу или распространения морскими судами из одних портов СССР в другие порты страны. Заразными болезнями в смысле данного Положения объявлялись чума, холера, желтая лихорадка, а в случае их эпидемического развития сыпной тиф, возвратный тиф и оспа (ст. 1).

Положение применялось в отношении всех государств. В отношении же государств, не участвующих в Парижской Международной Санитарной Конвенции 17 января 1912 г. и не заключивших с СССР отдельных санитарных соглашений, правила Положения применялись на основании взаимности. При отсутствии взаимности в отношении этих государств мог быть установлен иной санитарный режим по соглашению между НКЗ соответственных союзных республик, Народным Комиссариатом по Иностранным Делам (далее – НКИД), НКПС и Народным Комиссариатом Внешней и Внутренней Торговли СССР (ст. 2).

Меры, предусмотренные Положением, применялись в подлежащих случаях также и к судам, плавающим под флагом СССР, и к другим транспортным средствам, а равно к грузам СССР и юридических лиц Союза, к гражданам СССР и принадлежащему им имуществу (ст. 3).

Сообщение санитарных сведений согласно разд. II Положения следовало производить в отношении тех стран или международных санитарных органов и тех болезней, которые предусмотрены Парижской международной санитарной конвенцией 17 января 1912 г., Римским Соглашением 9 декабря 1907 г. и отдельными санитарными соглашениями СССР.

В остальных случаях сообщение сведений о заразных болезнях (согласно разд. II) могло производиться на основах взаимности по соглашению между НКИД и НКЗ соответственных союзных республик (ст. 4).

Санитарная охрана границ и существующие для этой цели учреждения состояли в ведении Наркомздрава той союзной республики, на территории которой находиВременное положение о санитарной охране… лись соответствующие санитарные учреждения. НКЗ союзных республик в своей деятельности по санитарной охране границ СССР следовало руководствуются настоящим Положением и изданными в его развитие правилами (ст. 91 и 92), а также международными санитарными соглашениями, вошедшими в силу в СССР (ст. 5).

Раздел II, как указывалось, посвящался мерам при появлении заразных болезней и, соответственно, его глава I – вопросам извещения, донесения и публикации. В нем указывалось, что лица медицинского персонала обязаны извещать через местные санитарные учреждения Наркомздравы соответственных союзных республик о каждом дошедшем до их сведения случае заразной болезни (ст. 1) или случае смерти от такой болезни (ст. 6).

В извещениях об упомянутых заразных болезнях следовало указывать: а) место, где появилась болезнь, с указанием округа, уезда, кантона, города или соответствующей административной единицы; б) число и месяц появления болезни; в) форма болезни, а также сведения, установлен ли характер болезни бактериологически; г) число установленных случаев болезни и число умерших от нее; д) в случае чумы – сведения, имеются ли среди крыс и других грызунов чума или необычайная смертность; е) меры, принятые против распространения болезни (ст. 7).

О появлении первых случаев холеры, чумы, желтой лихорадки, а также эпидемического развития сыпного тифа, возвратного тифа и оспы Наркомздравы союзных республик обязывались сообщать с указанием сведений, предусмотренных ст. 7, Общесоюзному бюро заграничной санитарной информации (далее – ОБЗСИ), а также Наркомздравам других союзных республик по телеграфу (ст. 8).

О появлении случаев указанных в настоящей статье болезней вне округа, уезда, кантона, города или иной соответствующей административной единицы, где они впервые появились, следовало сообщать тем же порядком.

Сверх указанных сообщений о первых случаях появления заразных болезней, Наркомздравы союзных республик должны были сообщать ОБЗСИ не менее раза в неделю о дальнейшем ходе заболеваний и о принимаемых мерах борьбы с заразной болезнью, отмечая профилактические меры, принятые в целях санитарной инспекции, изоляции, дезинсекции и дезинфекции, и воспрепятствования занесению заразных болезней на отходящие суда, в том числе меры, принятые против проникновения зачумленных крыс.

НКЗ союзных республик следовало сообщать ОБЗСИ сведения о санитарном законодательстве соответственной республики (ст. 9). На само же ОБЗСИ возлагались определенные обязанности, уточненные в положении о нем (ст. 10).

Сообщение санитарных сведений, согласно ст. 10 Положения, производилось ОБЗСИ в порядке, установленном по соглашению с НКИД.

По соглашению НКИД с НКЗ соответственных союзных республик обмен с иностранными санитарными службами извещениями и сведениями о заразных болезнях мог производиться непосредственно санитарными органами союзных республик пограничных районов (ст. 11).

В числе устанавливаемых законами и административными распоряжениями соответствующих союзных республик мер борьбы против распространения заразных болезней, предусмотренных настоящим Положением, должны быть обязательно приняты следующие меры.

Лесь Г. Г.

Больные заразными болезнями изолировались или в постоянном лечебном заведении, или на дому при условии выполнения всех необходимых мер для предупреждения распространения заразы (ст. 13).

Кроме больных, подвергались врачебному наблюдению и, в случае необходимости, изоляции и дезинсекции лица, приходящие в соприкосновение с больными (ст.

14). Помещение, где находился больной, и зараженные предметы следовало подвергать дезинфекции и дезинсекции (ст. 15).

В случае появления чумы следовало произвести исследования грызунов. При обнаружении чумных крыс или при установлении особо большого количества мертвых крыс принимались меры дератизации (крысоистребления) (ст. 16).

При эпидемическом развитии оспы организовывалась предохранительная прививка оспы всему населению пораженных эпидемией местностей (ст. 17).

Кроме указанных в выше мер, при появлении холеры и чумы следовало воспретить вывоз из пораженного этими болезнями округа, уезда, кантона, города или соответствующей административной единицы без предварительной дезинфекции следующих предметов: а) ношеного белья и бывших в употреблении постельных принадлежностей; б) старого платья; в) тряпья и г) ветоши (ст. 19).

Раздел III Положения предусматривал меры на сухопутных и речных границах СССР и на воздушных станциях заграничных сообщений, принимаемые в отношении людей и транспортных средств. Указывалось, что для принятия санитарных мер на сухопутных и речных границах, а также воздушных станциях заграничных сообщений СССР НКЗ союзных республик учреждались врачебно-наблюдательные пункты, снабженные необходимыми для выполнения их цели помещениями, общим и госпитальным оборудованием, дезинфекционными и дезинсекционными средствами, установками и медикаментами (ст. 19).

Эти пункты располагались с таким расчетом, чтобы не стеснять пассажирского и товарного движения через границу, а принятие санитарных мер следовало организовать так, чтобы избежать задержки пограничного движения. Санитарный осмотр следовало производить по возможности одновременно с таможенным, и только лица, проявляющие явные признаки болезни, подвергались более тщательному осмотру (ст. 20).

В случаях, предусмотренных международными санитарными конвенциями, врачебно-наблюдательные пункты устраивались по соглашению с правительствами соответственных иностранных государств.

В местностях, где устройство врачебно-наблюдательных пунктов представляло существенные затруднения, при угрожающем развитии заразных болезней движение через границы могло быть временно закрыто по соглашению НКЗ соответственной союзной республики с НКИД, НКПС и Народным комиссариатом внешней и внутренней торговли СССР (ст. 21).

По отношению к лицам, обнаруживающим признаки заразных болезней, предусмотренных ст. 1, и по отношению к лицам и транспортным средствам, следующим из зараженных местностей, применялись для предупреждения заноса заразных болезней такие меры: 1) врачебный осмотр и исследование; 2) выделение и изоляция больных и подозрительных лиц; 3) дезинсекция людей и дезинфекция железнодорожных вагонов и судовых помещений; 4) воспрещение при эпидемическом развитии оспы и холеры въезда лицам, не имеющим выданного врачом свидетельства о Временное положение о санитарной охране… предохранительной прививке или отказывающимся подвергнуться такой прививке;

5) в случае надобности, бактериологическое и диагностическое исследование лиц, подозрительных по чуме и холере.

При этом врачебно-санитарный, железнодорожный, летный и почтовый персонал и судовой экипаж могли быть подвергаемы санитарным мерам только в случае явного заболевания указанными в настоящем Положении заразными болезнями (ст. 1).

Пассажиры же имели право требовать от санитарной власти свидетельство, удостоверяющее время их прибытия и меры, которым они были подвергнуты. Что же касается мер, применяемых к признаваемому зараженным багажу и товарам, то они изложены в разделе V (ст. 22).

Лица, признанные при врачебном осмотре больными, а также подозрительными по одной из указанных в настоящем Положении болезней, выделялись и направлялись властями страны назначения в надлежаще приспособленные и оборудованные для этой цели помещения, оставаясь там до выздоровления или окончательного выяснения диагноза. Задержка для обсервации здоровых лиц не допускалась.

Лица, следующие из зараженных местностей или приходившие в соприкосновение с заразными больными, могли быть подвергнуты врачебному наблюдению при прибытии к месту назначения: в течение 5 дней при холере и чуме, и в течение 14 дней при сыпном и 8 дней при возвратном тифе, и 6 дней при желтой лихорадке, считая с момента выезда из зараженных местностей или с момента обнаружения больного на границе. Таким лицам могло быть вменено в обязанность по прибытии к месту назначения явиться к соответственной санитарной власти (ст. 23).

В случае обнаружения в прибывшем из-за границы железнодорожном составе или речном судне больного заразной болезнью, предусмотренной Положением, вагон (речное судно) или отделение (помещение судна) могли быть подвергнуты необходимой дезинфекции с отцепкой, в случае надобности, вагона. Пассажиры, приходившие в соприкосновение с больными, подвергались врачебному осмотру и могли быть подвергнуты санитарной обработке, а их вагон или помещение – дезинфекции или дезинсекции. По применении этих мер указанные пассажиры подвергались установленному врачебному наблюдению.

При этом железнодорожные пассажиры, приходившие в соприкосновение с больными холерой или чумой, размещались в вагоне, включенном в подвижной состав взамен отцепленного, в случае же невозможности прицепки дополнительного вагона такие пассажиры размещаются в одном из вагонов подвижного состава, из которого здоровые пассажиры предварительно переводились в другие вагоны состава.

О случаях обнаружения в составе пассажиров поезда или судна, речного или воздушного, больных чумой или холерой пограничный врачебно-наблюдательный пункт должен был известить по телеграфу транспортный участковый санитарный надзор станций и пристаней, лежащих на пути дальнейшего следования состава или судна. Участковый санитарный персонал, получив уведомление, обязан был немедленно по прибытии на станцию или к пристани подвижного состава или судна ознакомиться с состоянием здоровья пассажиров, приходивших в соприкосновение с больными холерой или чумой, с целью выделения заболевших в пути и принятия, в случае необходимости, санитарных мер борьбы с эпидемией (ст. 24).

На НКПС и НКЗ союзных республик по принадлежности возлагалось:

Лесь Г. Г.

а) обеспечить содержание подвижного состава поездов и судов, направляющихся к границе, в необходимой чистоте и производить в нужных случаях дезинфекцию, дезинсекцию и дератизацию;

б) установить строгий надзор в пограничных местностях за санитарным состоянием вокзалов и пристаней, железнодорожного полотна и бечевников; в их районах устанавливается надзор за снабжением доброкачественной водой, за чистотой уборных в поездах, на судах, на пристанях и на вокзалах, а также за надлежащим содержанием буфетов с воспрещением в холерное время продажи продуктов, могущих распространить заразу (ст. 25).

Железнодорожный, водный и летный персонал СССР снабжался инструкциями и наставлениями, издаваемыми НКЗ союзных республик по соглашению с НКПС или правлениями железных дорог, или управлениями внутреннего водного транспорта по принадлежности, знакомящими с мерами предосторожности против заразных болезней (ст. 26).

В пунктах прибытия и отправления воздушных судов применялись меры, аналогичные указанным выше в этой главе по отношению к железнодорожному и речному транспорту (ст. 27).

В отношении же лиц, переходящих границу партиями, местными санитарными органами могли быть установлены особые меры дезинфекции, дезинсекции и врачебного наблюдения, необходимые по обстоятельствам данного случая согласно инструкции, издаваемой НКЗ союзных республик по принадлежности (ст. 28).

Раздел IV посвящен мерам на морских границах СССР, принимаемых в отношении людей и транспортных средств, и в основном повторяет Положение о санитарной охране морских границ СССР от 10 марта 1925 г. Глава I этого раздела предусматривала организацию санитарной охраны морских границ. В ней указывалось, что для осуществления мер санитарной охраны морских границ СССР союзными республиками учреждаются морские врачебно-наблюдательные станции и пункты (ст. 29). Морские врачебно-наблюдательные станции создавались в количестве не менее 1 на побережьях каждого из морей, по которым проходит государственная граница СССР (ст. 30). При этом, как и ранее, Азовское и Черное моря рассматривались как одно море; то же соблюдалось и в отношении Белого моря и Северного Ледовитого океана.

Морские врачебно-наблюдательные пункты учреждались во всех наиболее посещаемых портах СССР. В портах, малопосещаемых, обязанности морского врачебно-наблюдательного пункта могли быть возложены НКЗ соответствующей союзной республики на местные органы медико-санитарного надзора порта в пределах, предусматриваемых соответственными распоряжениями Наркомздрава (ст. 31).

В часто посещаемых портах следовало установить, кроме других мер, необходимых для проведения в жизнь настоящего Положения:

а) постоянный медико-санитарный надзор за состоянием судовых экипажей и населения порта; б) средства для перевозки больных и места, приспособленные для изоляции больных и для обсервации лиц подозрительных; в) сооружения, установки и оборудования, необходимые для дезинфекции и прививок, и бактериологические лаборатории; г) снабжение доброкачественной питьевой водой для нужд порта и введение такой системы удаления нечистот, которая представляла бы наибольшую Временное положение о санитарной охране… гарантию в санитарном отношении; д) наблюдение за грызунами; е) организация санитарного просвещения (ст. 32).

Предусматривалось, что Морские врачебно-наблюдательные станции принимали и, в случае надобности, подвергали соответствующей санитарной обработке всякого рода суда, прибывающие к станции. В тоже время Морские врачебнонаблюдательные пункты принимали и, в случае надобности, подвергали соответствующей санитарной обработке прибывающие к пункту суда, за исключением: а) судов, на которых есть или во время перехода были больные чумой или холерой; б) судов, имеющих на борту более 10 человек, больных заразными болезнями, предусмотренными данным Положением. Суда последних двух категорий направлялись пунктом на морскую врачебно-наблюдательную станцию (ст. 33).

Морские врачебно-наблюдательные станции и пункты обязывались функционировать ежедневно в продолжение всего периода навигации (ст. 34). Обо всех случаях обнаруженных на прибывшем или стоящем в порту судне заразных заболеваний, предусмотренных Положением, а также о применяемых к судну мерах органы санитарной охраны морских границ СССР немедленно извещалось ОБЗСИ (ст. 8), соответствующий Наркомздрав и его местный руководящий орган. Кроме того, о всех случаях задержки иностранных судов для санитарной обработки их органы санитарной охраны морских границ следовало немедленно извещать начальника порта.

Во всех случаях обнаружения на судах или в портах заразных заболеваний, предусмотренных Положением, применялось правило о телеграфном взаимном осведомлении Наркомздравов союзных республик, установленное ст. 8 (ст. 35).

Санитарному контролю судов, прибывающих в порты СССР, посвящалась глава II данного раздела. В ней указывалось, что каждое судно, прибывшее из-за границы к порту СССР, должно было останавливаться в указанном ему органами местного портового управления месте и поднимать на фок-мачте желтый флаг, а если на нем имелся больной одной из указанных в ст. 1 заразных болезней, – черный флаг. Прибывшее из-за границы судно оставалось под желтым или черным флагом до того момента, когда ему предоставлялось органами санитарной охраны морских границ СССР право свободной практики с санитарной точки зрения.

До производства санитарного осмотра судна никто, кроме лоцмана, не мог входить на судно и сходить с него; до разрешения врача, производившего осмотр, на судно не могли входить и никакие местные органы власти; доступ частных лиц воспрещался впредь до спуска судном желтого или черного флага (ст. 36).

До признания за прибывшим из-за границы судном права свободной практики с санитарной точки зрения никакие органы власти (портовые, таможенные, ОГПУ и др.) не могли делать судну никаких распоряжений о высадке пассажиров, выгрузке товаров, скота и т.п. (ст. 37).

За всяким судном, прибывшим из-за границы и в силу повреждений или иных морских причин остановившемся в таком месте побережья СССР, где не было морских врачебно-наблюдательных станций, или пунктов, или заменяющих последние органов медико-санитарного надзора порта (ст. 31), местными органами власти и, в первую очередь, агентами Таможенного управления и ОГПУ учреждался строгий надзор в целях недопущения сношений экипажа и пассажиров с берегом. О приходе судна немедленно извещался ближайший орган санитарной охраны морских границ СССР для принятия соответствующих мер (ст. 38).

Лесь Г. Г.

До прибытия представителя санитарной охраны морских границ и производства санитарного осмотра не допускалась высадка на берег с указанных в ст. 38 судов их экипажа и пассажиров, а равно снятие с них умерших, кроме случаев, когда судно находилось в опасности: в этих случаях о высадке или снятии немедленно уведомлялся ближайший местный орган здравоохранения для принятия необходимых санитарных мер (ст. 39).

Меры, применяемые к судам, прибывшим в порты СССР излагались в главе III Положения. В частности, предусматривалось, что при осуществлении органами санитарной охраны СССР возложенных на них задач к судам, прибывшим из-за границы в порты СССР, применялись в соответствии со статьями 41–51 Положения следующие меры: а) опрос капитана и врача судна (если последний имеется); б) санитарный осмотр судна и всех его помещений; в) врачебный осмотр экипажа и пассажиров; г) немедленное выделение и изоляция больных и подозрительных по болезни лиц; д) обсервация лиц, приходивших в соприкосновение с больными; е) установление врачебного наблюдения за прибывшими на судне лицами; ж) принятие мер дезинфекции и дезинсекции; з) дератизация и принятие мер против перехода крыс с судна на берег и обратно; и) воспрещение въезда при опасности заноса оспы или холеры лицам, не имеющим выданного врачом свидетельства о предохранительной прививке и отказывающимся подвергнуться такой прививке. При этом термины «обсервация» и «врачебное наблюдение» употреблялись в смысле, указанном в ст. 23 (ст. 40).

Все суда, прибывшие из-за границы, делились по их санитарному состоянию на зараженные, подозрительные и незараженные, а незараженные, кроме того, по их маршруту на суда, прибывающие из благополучных и неблагополучных мест.

Зараженным считалось судно, на котором были больные чумой, холерой, желтой лихорадкой, сыпным или возвратным тифом и оспой, или были случаи холеры, чумы и желтой лихорадки в течение последних 7 дней, или возвратного тифа в течение последних 8 дней, или же сыпного тифа и оспы в течение последних 14 дней перед прибытием к порту СССР.

Подозрительным считалось судно, на котором были случаи холеры, чумы, желтой лихорадки, сыпного или возвратного тифа и оспы при выходе судна из порта отправления или во время перехода, но не было ни одного нового случая заболевания названными болезнями – по холере, чуме и желтой лихорадке в течение последних 7 дней, по возвратному тифу – последних 8 дней и по сыпному тифу и оспе в течение последних 14 дней перед прибытием к порту СССР.

Незараженным признавалось судно, которое, прибывая хотя бы из зараженного порта, не имело случаев чумы, холеры, желтой лихорадки, сыпного и возвратного тифа и оспы ни при выходе из порта отправления, ни во время перехода, ни в момент прибытия к порту СССР.

При этом судно считалось прибывающим из неблагополучных мест, если пункты его отправления или хотя бы одной из остановок в пути были во время нахождения или к моменту прибытия в них судна официально признаны неблагополучными по одной из указанных в ст. 1 болезней (ст. 41).

Незараженные прибывшие из благополучных мест суда немедленно по опросе и санитарном осмотре допускались производившими опрос и осмотр органами саниВременное положение о санитарной охране… тарной охраны морских границ к свободной практике с санитарной точки зрения (ст. 42).

Незараженные прибывшие из неблагополучных мест суда в случае признания их санитарного состояния удовлетворительным на опросе и осмотре (п. п. «а» и «б» ст.

40) допускались соответствующими органами санитарной охраны морских границ к свободной практике с санитарной точки зрения после врачебного осмотра экипажа и пассажиров. При неудовлетворительности санитарного состояния таких судов органами санитарной охраны применялись в необходимом по их усмотрению объеме меры, указанные в ст. 49 (ст. 43).

К подозрительным судам применялись нужные по роду подозреваемого заражения санитарные меры, указанные в пунктах «а», «б», «в», «е», «ж», «з», «и» ст. 40 Постановления (ст. 44). К зараженным судам применялись все нужные по роду установленного заражения санитарные меры, указанные в ст. 40 Положения (ст. 45).

В отношении судов, зараженных по чуме, холере и желтой лихорадке, соблюдались специально следующие правила:

а) больные и представляющие подозрительные симптомы лица после врачебного осмотра немедленно высаживаются на берег и изолируются;

б) лица, приходившие в соприкосновение с больными холерой или чумой, подвергаются обсервации или же врачебному наблюдению, продолжительность которых не могла превышать 5 дней с момента прибытия судна; лица, прибывшие на судах, зараженных желтой лихорадкой, могли быть подвергнуты обсервации на срок до 6 дней;

в) грязное белье, ношеное платье и предметы обихода экипажа и пассажиров, признанные санитарной охраной порта прибытия зараженными, подвергались дезинфекции;

г) все помещения судна, в которых помещались больные, а также помещения, которые местной санитарной охраной признавались зараженными, подвергались дезинфекции в течение срока не свыше 48 часов;

д) к судам, зараженным по холере, кроме указанных мер, могли быть применены:

замена имеющейся питьевой воды доброкачественной, дезинфекция балластной и питьевой воды до выливания ее в порту, воспрещение выливания в пределах порта без предварительной дезинфекции людских нечистот и судовых сточных вод;

е) к судам, зараженным по чуме, применялось, сверх мер, указанных в п. п. от «а» до «д» данной статьи, дератизация, которая производится в течение срока не свыше 48 часов до или после разгрузки судна, причем требовалось избегать порчи груза, железных частей и машин. На судах с балластом дератизация судна производилась до его нагрузки. Равным образом следовало принять меры к недопущению проникновения на судно крыс;

ж) судам, зараженным желтой лихорадкой, следовало останавливаться от берега на расстоянии не ближе 200 метров. При невозможности уничтожения комаров до начала разгрузки принимались возможные меры для предохранения заражения лиц, производящих разгрузку. Эти лица могли быть подвергнуты обсервации на срок до 6 дней (ст. 46).

Суда, подозрительные по холере, помимо врачебного осмотра, подвергались мерам, указанным в пунктах «в», «г», «д» ст. 46; по чуме – мерам, указанным в п. п.

«в», «г», «е» той же статьи; по желтой лихорадке – мерам, указанным в п. «ж» той Лесь Г. Г.

же статьи. Сверх того, экипаж и пассажиры могли быть подвергнуты врачебному наблюдению, продолжительность которого не могла превышать при холере и чуме 5 дней, при желтой лихорадке – 6 дней, считая с момента прибытия судна (ст. 47).

В отношении судов, зараженных и подозрительных по сыпному и возвратному тифу и оспе, специально соблюдались следующие правила:

а) после врачебного осмотра больные или представляющие подозрительные по этим болезням симптомы лица немедленно высаживались на берег, изолировались и, в случае надобности, подвергались дезинсекции;

б) лица, приходившие в соприкосновение с больными сыпным и возвратным тифом, подвергались дезинсекции;

в) лица, приходившие в соприкосновение с больными сыпным и возвратным тифом и оспой, могли быть подвергнуты врачебному наблюдению, продолжительность которого не могла превышать при возвратном тифе 8 дней и при сыпном тифе и оспе 14 дней с момента прибытия судна; обсервации такие лица не подвергались;

г) грязное белье, ношеное платье и предметы обихода экипажа и пассажиров, признанные органами санитарной охраны порта прибытия зараженными, подвергались дезинсекции при тифе и дезинфекции при оспе;

д) все помещения судна, в которых помещались больные, а также помещения, которые органами санитарной охраны порта прибытия признаны зараженными, подвергались при тифах дезинсекции, а при оспе – дезинфекции в течение срока не свыше 48 часов (ст. 48).

В отношении судов незараженных, прибывших из неблагополучных мест, органы санитарной охраны морских границ имели право в предусмотренном ч. 2 ст. 43 случае после врачебного осмотра экипажа и пассажиров предписать: при холере – меры, указанные в п. п. «в», «д» ст. 46; при чуме – меры, указанные в п. п. «в», «е»

той же статьи; при сыпном и возвратном тифе – меры необходимой дезинсекции грязного белья, ношеного платья и предметов обихода экипажа и пассажиров, а равно жилых помещений, признанных за изобилующие насекомыми.

При этом дезинфекция, предусмотренная п. «в» ст. 46, и дератизация, предусмотренная п. «е» той же статьи, применялись к указанным в настоящей статье судам лишь в случаях, когда органы санитарной охраны морских границ имели особые основания считать зараженными упомянутые в п. «в» ст. 46 вещи экипажа и пассажиров или считать зараженными судовых крыс. При этом производство дератизации не должно было, во всяком случае, продолжаться более 24 часов и препятствовать сообщению пассажиров и экипажа между судном и берегом (ст. 49).

В случае обнаружении на незараженном судне, прибывшем из неблагополучного по чуме порта, массовой смертности крыс следовало произвести исследование крыс на чуму. При положительном результате исследования производилась дератизация согласно п. «е» ст. 46 и, кроме того, могли быть применены: а) врачебный осмотр; б) дезинфекция помещений судна и предметов, являющихся по мнению органов санитарной охраны морских границ зараженными; в) врачебное наблюдение в отношении экипажа и пассажиров в течение 5 дней с прибытия судна (ст. 50).

При применении тех или иных предусмотренных этим законом мер, стеснительных для движения, особенно в отношении судов незараженных, органы санитарной охраны морских границ должны были, по возможности, ограничиваться лишь безВременное положение о санитарной охране… условно необходимыми мерами. При этом они принимали во внимание предупредительные меры, примененные при отходе судна из неблагополучного порта, а также и во время перехода, наличие на судне официально признанного врача, равно как и приспособлений для дезинфекции, дезинсекции и дератизации, а также и другие обстоятельства, имеющие значение для суждения о степени опасности заноса заразных болезней, как то: наличие подлежащего санитарного патента, меры, принятые в порту отправления судна, периодическая дератизация, наличие в стране носителей желтой лихорадки и т.д.

Органы санитарной охраны морских границ могли потребовать от судового врача или за его отсутствием от капитана судна или его заместителя формального заявления о том, что на судне со времени его отхода из определенного неблагоприятного порта не было случаев заболевания холерой, чумой, желтой лихорадкой, сыпным и возвратным тифами и оспой, или что таких случаев не было в течение указанных в ст. 41 сроков перед прибытием судна в порт СССР (ст. 51).

При этом в ст. 52 указывалось, что всякое судно, не желающее подвергнуться мерам, предписанным органами санитарной охраны морских границ СССР, обязано уйти обратно в море. Ему могло быть разрешено выгрузить свои товары с соблюдением следующих условий: а) изоляция судна, экипажа и пассажиров; б) при чуме – доставления сведений, не имеется ли на судне чрезвычайной смертности среди крыс; в) при холере – замены питьевой воды, запасенной на судне, если эта вода признавалась подозрительной в смысле заражения, с соблюдением требований пункта «д» ст. 46 относительно выливания воды в порту.

Пассажирам могло быть разрешено высадиться на берег, если они подчинятся мерам, предписанным органами санитарной охраны морских границ на основании Положения и правил по его применению (ст. 91).

Органы санитарной охраны морских границ порта прибытия обязывались давать капитану, судовладельцу или его агенту по их требованию свидетельство, указывающее примененные к судну санитарные меры и основания, по которым они были применены. Лица, прибывшие на судно, имели право требовать от тех же органов порта прибытия свидетельство, удостоверяющее время их прибытия и меры, коим они были подвергнуты (ст. 53).

Суда, следующие из неблагополучных мест, подвергшиеся санитарным мерам в удовлетворительной степени в каком-либо порту иностранного государства, не подвергались вторично этим мерам при прибытии в порт СССР, но при условии, что на судне после применения к нему санитарных мер не было ни одного случая заболевания и что судно не заходило в неблагополучный порт. При этом не считалось заходившим в порт судно, которое, не приходя в соприкосновение с берегом, только высаживало пассажиров и выгружало багаж, а равно почту или только принимало на борт почту и пассажиров с багажом или без него, которые не имели общения ни с портом, ни с зараженным округом. При желтой лихорадке требовалось, кроме того, чтобы судно при остановке держалось возможно дальше от берега, во всяком случае

Лесь Г. Г.

на расстоянии не менее 200 м., чтобы воспрепятствовать проникновению комаров, носителей заразы (ст. 54).

Суда, пришедшие из-за границы и получившие право свободной практики с санитарной точки зрения в одном из портов СССР и в неэпидемическое время, допускались в другой порт СССР на том же побережье после опроса капитана и врача судна представителем санитарной охраны морских границ (ст. ст. 29 и 31). Если же один или несколько портов побережья были объявлены Наркомздравом союзной республики, на территории которой находятся эти порты, неблагополучными по одной из заразных болезней, предусмотренных данным Положением, то все суда, следующие из неблагополучного порта или заходившие в него, подвергались мерам, установленным для судов, прибывших из-за границы (ст. 55).

Меры, применяемые к судам, находящимся в портах СССР или отходящим из этих портов, и меры, применяемые на территории порта, устанавливались следующие (гл. IV). Обо всех случаях заболевания заразными болезнями, предусмотренных Положением, или о случаях, подозрительных по таким болезням, имевшим место как на судах, стоящих в порту, так и на территории порта СССР, капитаном судна или начальником порта, по принадлежности, немедленно извещались органы санитарной охраны морских границ. Ответственность за неисполнение этого возлагалась соответственно на капитана судна или начальника порта.

Дежурный врач медико-санитарного надзора порта имел право посещения всех судов, стоящих в порту, и всех помещений территории порта для санитарного осмотра при подозрении наличия больного одной из заразных болезней, предусмотренных Положением (ст. 56).

Портовые власти обязывались принимать меры к недопущению посадки на суда лиц с признаками чумы, холеры, желтой лихорадки, сыпного и возвратного тифов и оспы (ст. 57). Лица, следующие из местностей, зараженных холерой, могли быть не допущены на судно без противохолерной прививки в случае, когда в силу общих распоряжений для выезда из данной местности требовалась прививка, или же по особому о том распоряжению НКЗ соответственной союзной республики (ст. 58).

При холере устанавливался надзор за доброкачественностью запасаемой судами питьевой воды (ст. 59). Во время эпидемий, переносимых паразитами тифов, в порту или в окрестностях порта лица, следующие из мест, пораженных тифами, не допускались к посадке на судно без предварительной санитарной обработки в течение последних 24 часов перед посадкой (мытье в бане, дезинсекция грязного белья, платья и бывших в употреблении постельных принадлежностей) (ст. 60). Во время же эпидемии чумы в порту или окрестностях порта, кроме обязательной дератизации, применялись меры к недопущению проникновения на судно крыс (ст. 61).

При отходе судна из порта СССР за границу к судам, плавающим под флагом СССР, по усмотрению органов санитарной охраны морских границ, и к иностранным судам, по просьбе их капитанов или консулов их страны, могли быть применены следующие меры: а) санитарный осмотр судна; б) в случае подозрения в наличии Временное положение о санитарной охране… на судне заразных больных среди экипажа и пассажиров – врачебный осмотр экипажа и пассажиров с удалением обнаруженных заразных или подозрительных больных в лечебно-санитарные учреждения и в) при обнаружении заразных заболеваний

– дезинфекция, дезинсекция или дератизация соответствующих помещений судна и предметов, которые были признаны органами санитарной охраны морских границ зараженными. Принятие этих мер могло быть произведено как до погрузки, так и после погрузки. При этом применение выше указанных мер должно было быть рассчитано так, чтобы, не прерывая работы судна, не причинять задержки его отходу в намеченный срок (ст. 62).

Суда, плавающие под флагом СССР и совершающие заграничное плавание, обязаны были не реже двух раз в год подвергаться дератизации (ст. 63). Отходящему в заграничное плавание судну, помимо санитарного патента (ст. 75), органами санитарной охраны морских границ выдавалось свидетельство с указанием примененных к судну перед отходом санитарных мер, если они были применены (ст. 64). Суда, плавающие под флагом СССР, при посещении иностранных портов и во время пребывания в них обязывались соблюдать постановления Парижской международной санитарной конвенции 17 января 1912 г., а при посещении портов государств, с которыми СССР заключены отдельные санитарные конвенции, также постановления этих конвенций, и обязаны выполнять все санитарные мероприятия, предписанные им иностранными санитарными властями, если эти мероприятия соответствовали названным конвенциям.

Необходимые для этого инструкции издаются НКЗ соответственной союзной республики по соглашению с Нароминдел, НКПС и Народным Комиссариатом Внешней и Внутренней Торговли СССР. Суда, плавающие под флагом СССР, снабжались указанными инструкциями, а равно наставлениями, издаваемыми НКЗ соответственной союзной республики и НКПС, знакомящими с мерами предосторожности против заразных болезней (ст. 65).

Меры, применяемые к каботажным судам, принимались следующие (гл. V). К судам, совершающим рейсы в большом каботаже и заходившим на своем пути в иностранные порты, применялись соответственные статьи настоящего Положения, касающиеся судов заграничного плавания. К судам большого каботажа, не заходившим во время своего рейса ни в один из иностранных портов (ст. 54, прим.), применяются меры, предусмотренные ниже для судов малого каботажа (ст. 66).

Суда под флагом СССР, плавающие в большом каботаже, обязаны были не реже 2 раз в год подвергаться дератизации. Суда малого каботажа, плавающие под флагом СССР, обязывались подвергаться дератизации не менее 1 раза в год (ст. 67).

Всякое судно малого каботажа перед отходом из порта, неблагополучного по чуме, холере, сыпному или возвратному тифу или оспе, подвергались осмотру органами санитарной охраны морских границ или медико-санитарного надзора порта (ст. 68).

При обнаружении среди пассажиров или экипажа лиц, больных холерой, чумой, сыпным или возвратным тифом или оспой или подозрительных по одной из упомянутых болезней, их следовало высадить на берег для направления в соответствуюЛесь Г. Г.

щие лечебно-санитарные учреждения, а на судне принять меры, предусмотренные Положением в отношении зараженных судов, прибывающих из-за границы (ст. 69).

Суда малого каботажа, на которых обнаруживались больные чумой или холерой, должны были направляться на ближайшую морскую врачебно-наблюдательную станцию или пункт, где к ним следовало применять соответствующие санитарные меры как к судам зараженным, прибывшим из-за границы (ст. 70). О произведенном осмотре и принятых санитарных мерах капитану судна малого каботажа органами санитарной охраны морских границ или медико-санитарного надзора порта выдавалось свидетельство, которое в дальнейшем следовало предъявлять органам санитарной охраны в порту назначения и в местах остановки (ст. 71).

Во время стоянки в порту, неблагополучном по холере или чуме, сыпному или возвратному тифу или оспе, капитану судна малого каботажа вменялось в обязанность при отсутствии врача на судне не спускать экипаж на берег без особенной надобности. Сход на берег и возвращение команды на судно в случае отсутствия на судах врача допускалось только через морскую врачебно-наблюдательную станцию или пункт. О появлении среди экипажа какого бы то ни было заболевания капитан обязан был немедленно извещать органы санитарной охраны морских границ или медико-санитарного надзора порта стоянки. При этом на судах, где был судовой врач, последнему вменяется в обязанность извещать указанные в последней статье органы только о тех заболеваниях, которые возбуждают подозрения относительно чумы, холеры, сыпного или возвратного тифа или оспы (ст. 72).

Суда малого каботажа, следующие из портов, неблагополучных по чуме или холере, сыпному и возвратному тифам и оспе, и направляющиеся в порты, где не было органов санитарной охраны морских границ, должны были предварительно заходить в один из ближайших портов, где имелись морские врачебно-наблюдательные станции, или пункты, или заменяющий последние орган медико-санитарного надзора порта для производства санитарного осмотра (ст. 73).

Суда малого каботажа, следующие из мест, неблагополучных по одной из указанных выше болезней, и имеющие на борту судовых врачей, допускались к свободной практике в портах, где не было органов санитарной охраны морских границ, на основании официального письменного заявления судового врача о санитарном благополучии судна (ст. 74).

Что касается санитарных патентов (гл. VI), то для официального удостоверения о благополучном или неблагополучном состоянии здоровья людей как на судне, отправляющемся из какого-либо порта СССР в заграничное плавание, так и в порту и окрестностях порта, из которого отправляется судно, последнему после опроса капитана и судового врача и по принятии, в случае надобности, иных мер, предусмотренных настоящим Положением для судов, отходящих в заграничное плавание, выдавался по просьбе капитана морской врачебно-наблюдательной станцией или пунктом, или в соответствующих случаях органами медико-санитарного надзора порта отправления санитарный патент по установленной форме (ст. 75).

Временное положение о санитарной охране… Если судно, получившее санитарный патент, не отошло из порта в течение 48 ч. с момента выдачи патента, то патент по просьбе капитана судна следовало пометить выдавшим патент органом с объяснением перемен, какие могли произойти за истекшее время. Без такой пометки патент считается недействительным (ст. 76).

Суда, отходящие из какого-либо порта СССР, обязаны были запасаться санитарными патентами, если порт отправления был объявлен неблагополучным по заразным болезням, предусмотренным настоящим Положением (ст. 77). Суда, направляющиеся в порты СССР из-за границы, должны были запасаться санитарным патентом. Суда, не представляющие санитарного патента, получали свободную практику после осмотра и принятия мер, необходимых по обстоятельствам дела. Если судно отошло из порта, где был консул СССР, или заходило во время своего рейса в такой порт для совершения торговых операций, то при отсутствии у судна национального санитарного патента судну мог быть выдан консулом СССР консульский патент, а при наличии национального санитарного патента последний представлялся консулу СССР на визу (ст. 78). При этом Санитарный режим военных и приравненных к ним судов определяется особым законом (ст. 79).

Меры на сухопутных, речных и морских границах СССР, а равно на воздушных станциях заграничных сообщений, принимаемые по отношению к товарам и багажу определялись следующие (разд. V). Меры против занесения заразных болезней, предусмотренных Положением, могли применяться к товарам и к пассажирскому багажу только поскольку багаж, товары или их упаковки могли представить угрозу заражения этими болезнями (ст. 80). По соображениям санитарной охраны ввоз или транзит товаров не мог быть воспрещен, кроме случая, указанного в ст. 83, но мог быть обусловлен их дезинфекцией согласно ст. ст. 82–84 данного закона и мог быть временно приостановлен в случае перерыва движения через границу, предусмотренном ст. 21 (ст. 81).

Ст. 82 устанавливала, что дезинфекцию и дезинсекцию товаров и багажа в необходимых случаях следовало производить по возможности так, чтобы они не влекли за собой повреждения и изменения качества обрабатываемых предметов. Однако ветошь, ношеное белье, бывшие в употреблении больных повязки, неделовые и не имеющие документального значения бумаги и другие предметы, не имеющие ценности, могли быть сжигаемы. При этом убытки от порчи или уничтожения предметов при дезинфекции возмещению не подлежали, кроме случаев доказанной грубой небрежности органов, производивших дезинфекцию; то же правило применялось к убыткам, причиненным при дератизации транспорта (ст. ст. 25 и 46).

Дезинфекция могла производиться в случаях чумы или холеры по отношению к предметам, следующим из местностей, признанных зараженными, если местные представители врачебно-наблюдательных пунктов или санитарной охраны морских границ или медико-санитарного надзора порта признавали эту меру по обстоятельствам данного случая необходимой, а дезинсекция в случаях чумы, тифа и желтой лихорадки – при обнаружении насекомых. Однако во всех случаях могли быть под

<

Лесь Г. Г.

вергнуты дезинфекции или даже воспрещены к ввозу следующие из зараженных местностей и отправленные не позже как за 5 дней до появления эпидемии:

а) ношеное белье, ветошь, ношеное платье и бывшие в употреблении постельные принадлежности;

б) тряпье, за исключением тряпья, перевозимого в тюках, обтянутых обручами.

При этом не подлежали воспрещению к ввозу новые отбросы искусственной шерсти и обрезки новой бумаги, идущей прямо из прядильных, ткацких, швальных и белильных мастерских. Кроме того если предметы, указанные в настоящей статье, перевозились пассажирами в качестве багажа или по случаю перемены места жительства, то они допускались к ввозу после дезинфекции или дезинсекции, если эти меры признавались необходимыми упомянутые в настоящей статье органы (ст. 83).

Не мог быть запрещен транзит товаров, идущих в надлежащей упаковке. Такие товары дезинфекции не подвергались. Не могли быть подвергаемы санитарным мерам надлежащим образом упакованные товары при прохождении через зараженные места. При этом правила об упаковке устанавливались в зависимости от рода провозимых предметов НКПС по соглашению в подлежащих случаях с НКЗ союзных республик (ст. 84).

Письма и корреспонденция, брошюры, книги, журналы, деловые бумаги (за исключением почтовых посылок) не подвергались никаким санитарным ограничениям, ни дезинфекции. Почтовые посылки, при случае желтой лихорадки, не подвергались ограничениям или дезинфекции (ст. 85).

Багаж больных заразными болезнями, предусмотренными Положением, или обнаруживающих подозрительные по этим болезням симптомы пассажиров или лиц, приходивших с такими пассажирами в соприкосновение, мог быть подвергнут дезинфекции или, в случае надобности, дезинсекции (ст. 86).

По отношению к лицам, прибывающим партиями, если это признали необходимым органы, упомянутые в ст. 83, допускалась массовая дезинфекция вещей, а при тифах – и специальная очистка тела и одежды согласно правилам, устанавливаемым в порядке ст. 92 (ст. 87). При применении к товарам и багажу мер дезинфекции или дезинсекции по требованию владельцев вещей или товаров упомянутыми в ст. 83 органами выдавалось названным владельцам свидетельство с указанием принятых мер (ст. 88).

Раздел VI содержал в себе заключительные постановления. Так, в нем указывалось, что взимание платы с пассажиров, лиц железнодорожного, летного и почтового персонала или судового экипажа за оказываемую на основании данного Положения в пограничных врачебно-наблюдательных пунктах или морских врачебнонаблюдательных станциях или пунктах медицинскую помощь, за содержание их во время изоляции в больницах по подозрению в одной из заразных болезней, предусмотренных Положением, и за расходы по применению других относящихся к людям санитарных мер, вытекающих из действия того Положения, не допускалось.

Временное положение о санитарной охране…

Расходы по транспортировке больных на берег производились за счет судна, с которого больные были сняты (ст. 89).

Размеры платы за медицинскую помощь и за санитарные услуги, помимо указанных в ст. 89, не могли превышать их действительной стоимости. Размеры платы за санитарные услуги на сухопутных и речных границах, а равно на воздушных станциях заграничных сообщений устанавливались по соглашению народных комиссариатов здравоохранения союзных республик с Наромндел, НКПС и Народным Комиссариатом Внешней и Внутренней Торговли СССР и опубликовывались во всеобщее сведение за месяц до вступления в силу. Размеры платы за санитарные услуги на морских границах устанавливались и опубликовывались в порядке, определенном в Положении о портовых сборах (ст. 90).

Правила применения данного Положения на морских границах и правила для судов СССР, совершающих массовые перевозки пассажиров, устанавливались СТО (ст. 91). По всем остальным вопросам применения данного Положения соответственные правила устанавливались в порядке законодательства союзных республик и законно издаваемых в развитие этого законодательства административных распоряжений (ст. 92).

Изъятия из Положения согласно действующим международным договорам, а также изъятия в отношении лиц, багажа и грузов, пользующихся дипломатическим иммунитетом, устанавливались Нароминдел по соглашению с НКПС, Народным Комиссариатом внешней и внутренней торговли СССР и НКЗ соответственных союзных республик (ст. 93). Нарушения же постановлений настоящего Положения преследовались в уголовном порядке согласно соответственным статьям УК союзных республик (ст. 94) [9].

Таким образом, временное Положение о санитарной охране границ СССР от 30 апреля 1926 г. было тщательно продуманным, согласованным и комплексным документом, нацеленным на создание системы санитарно-эпидемиологической безопасности границ СССР, состоящей из сети врачебно-наблюдательных станций и пунктов, а также различных мер профилактического, врачебного и организационного характера.

В его развитие и дополнение было принято несколько нормативно-правовых актов. Первым из них является постановление от 1 июля 1927 г. «Положение об общесоюзном бюро заграничной санитарной информации». Данное бюро находилось при Наркомздраве РСФСР.

На ОБЗСИ возлагалось:

а) сводка, разработка и опубликование сведений о санитарном состоянии СССР на основе материалов, полученных от народных комиссариатов здравоохранения союзных республик;

б) экстренное извещение народных комиссариатов здравоохранения союзных республик и республик Грузии, Армении и Азербейджана и подлежащих иностранных правительств о появлении холеры, чумы, желтой лихорадки, эпидемического развития сыпного и возвратного тифов и оспы, и иных эпидемических болезней,

Лесь Г. Г.

поскольку это будет предусмотрено международными соглашениями по этому предмету, а также о дальнейшем развитии или прекращении этих болезней;

в) сообщение международному бюро общественной гигиены сведений о ходе заразных заболеваний, о состоянии народного здравоохранения и о санитарном законодательстве в СССР на основе материалов, полученных от Наркомздравов союзных республик;

г) обмен периодическими сведениями о санитарном состоянии СССР с теми государствами, с которыми имеются соглашения по этому предмету;

д) совместная с Наркомздравами союзных республик предварительная разработка и подготовка материалов по международному урегулированию санитарных вопросов, а также дача директив по санитарным вопросам представителям СССР в международных санитарных организациях и рассмотрение отчетов этих представителей;

е) опубликование и сообщение народным комиссариатам здравоохранения союзных республик и республик Грузии, Армении и Азербейджана, а также санитарным органам пограничных районов СССР санитарных сведений, сообщаемых иностранными государствами, международным бюро общественной гигиены и консулами СССР;

ж) совместное с наркомздравами союзных республик и республик Грузии, Армении и Азербейджана извещение соответствующих иностранных правительств о признании зараженными тех или иных местностей вне пределов СССР, а также о мерах, принимаемых против провенансов из этих местностей, поскольку эти меры не предусмотрены временным положением о санитарной охране границ СССР, с производством в подлежащих случаях публикации во всеобщее сведение; признание указанных местностей свободными от заразы или изменение особых мер в том же порядке;

з) выполнение иных функций в области сношений с заграницей по вопросам санитарного характера;

и) утверждение форм извещений, предусмотренных международными санитарными соглашениями, по согласованию с Нароминдел;

к) издание инструкции директору общесоюзного бюро и руководство его работой;

л) рассмотрение проектов смет и штатов общесоюзного бюро, разрабатываемых директором общесоюзного бюро;

м) назначение ответственных сотрудников общесоюзного бюро по представлению директора последнего (ст. 2).

Для выполнения возложенных на ОБЗСИ задач, Наркомздравы союзных республик и республик Грузии, Армении и Азербейджана обязывались доставлять общесоюзному бюро необходимые для его работы материалы и сведения в установленные им сроки (ст. 3).

Временное положение о санитарной охране…

Порядок сношений ОБЗСИ с международными санитарными организациями и центральными врачебно-санитарно-административными органами иностранных государств и иными иностранными учреждениями устанавливались общесоюзным бюро по соглашению с Наркоминдел (ст. 4).

В состав ОБЗСИ входили по одному постоянному представителю от народных Наркомздравов союзных республик и республик Грузии, Армении и Азербейджана.

Общесоюзное бюро должно было собираться не реже 1 раза в 3 месяца под председательством одного из своих членов. Экстренные заседания собирались по мере надобности, по требованию одного из вышеозначенных народных комиссариатов здравоохранения (ст. 5).

Бюро предоставлялось право приглашать на свои заседания для участия в обсуждении тех или иных вопросов представителей заинтересованных ведомств СССР и союзных республик, а также компетентных лиц (ст. 6).

Текущей работой ОБЗСИ ведал директор, назначаемый общесоюзным бюро по соглашению с Наркомздравами участвующих в бюро республик.

Также ОБЗСИ предоставлялось иметь постоянных представителей за границей (ст. 8). ОБЗСИ имело печать с изображением своего наименования. Средства же на содержание общесоюзного бюро отпускались из общесоюзных средств (ст. 10) [10].

Как видим, был создан межреспубликанский орган, в обязанности которого входили вопросы санитарии как внутри страны, так и вне ее пределов. Тем не менее предложенный в ст. 10 Положения способ финансирования ОБЗСИ оказался неудобен, а потому 19 октября 1927 г. вышло постановление СНК «О порядке отпуска средств на содержание общесоюзного бюро заграничной санитарной информации».

Им ст. 10 положения об ОБЗСИ изложили так: «10. Средства на содержание Общесоюзного Бюро отпускаются по сметам народных комиссариатов здравоохранения союзных республик в размерах, определяемых ежегодно СНК СССР». Но уже 6 августа 1929 г. вышло постановление СНК СССР от «Об изменении ст. 10 положения об общесоюзном бюро заграничной санитарной информации». В ней средства на содержание общесоюзного бюро отпускались по смете Наркомфина СССР [11].

Список литературы

1.Эрисман. Холера. Эпидемиология и профилактика / Эрисман. – М., 1893. – 150 с.

2. Галанин М.И. Мероприятия против холеры русского и иностранных правительств / М.И. Галинин. – СПб., 1892. – 178 с.

3. Черкасский Б.Л. Эпидемиологические аспекты международной миграции населения / Б.Л. Черкасский, В.П. Сергиев, И.Д. Ладный. – М.: Медицина, 1984. – 285 с.

4. Щепин О.П. Международный карантин / О.П. Щепин, В.В. Ермаков. – М.: Медицина, 1982. – 320 с.

5. Пристанскова Н.И. Систематизация врачебно-санитарного законодательства в первой половине ХIХ в. / Пристанского Наталия Ивановна // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. Аспирантские тетради. – 2007. – №9 (20). – С. 95–99.

6. Пристанскова Н.И. Систематизация врачебно-санитарного законодательства в первой половине XIX века Н.И. Пристанскова / Н.И. Пристанскова // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Аспирантские тетради. 2006. – № 9 (27). – С. 123–139.

Лесь Г. Г.

7. Змерзлий Б.В. Створення карантинних установ в Криму в кінці XVIII – початку XІX ст.) / Б.В. Змерзлий // Часопис Київського університету права. – 2012. – №1. – С. 18–23.

8. Змерзлий Б.В. Частные карантины в институте карантинной службы Российской империи в ХIХ в. / Б.В. Змерзлий // Часопис Київського університету права. – 2012. – №2. – С. 10–14.

9. Собр. Зак. Союза ССР, 1926, № 69, ст. 532.

10. Собр. Зак. Союза ССР, 1927, № 41, ст. 422.

11. СЗ СССР, 1929, № 52, ст. 481.

Les Georgi. Temporal statute about sanitary guard of borders of the USSR from april, 30 1926 and his development // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – Р. 58–77.

Work devoted to the study of the basic norms, stopped up in position about the sanitary guard of borders of the USSR from April, 30 1926, and also accepted in his development and addition regional documents, first of all "Statute about the all-union bureau of foreign sanitary information" from July, 1 1927 With an acceptance these documents the USSR abolished basic points position about a sanitary guard marine borders the USSR from March, 10 1925 and joined Parisian International Sanitary Convention on January, 17 1912 due to it be created single rules and condition for providing sanitary safety territory country, certain corresponding organ, order their work, management, financing, mutual relations as inter se so with other state organization, and also with corresponding international body. In Statute there were clear rules of behavior of people and organizations under various conditions, standardized with international, and that is why clear and acquainted to the members of crews.

Keywords: sanitary guard, borders of the USSR, black Sea region, legal norms.

Spisok literaturyi:

1.Erisman. Holera. Epidemiologiya i profilaktika / Erisman. – M., 1893. – 150 s.

2. Galanin M.I. Meropriyatiya protiv holeryi russkogo i inostrannyih pravitelstv / M.I. Gali-nin. – SPb., 1892.

– 178 s.

3. Cherkasskiy B.L. Epidemiologicheskie aspektyi mezhdunarodnoy migratsii naseleniya / B.L. Cher-kasskiy, V.P. Sergiev, I.D. Ladnyiy. – M.: Meditsina, 1984. – 285 s.

4. Schepin O.P. Mezhdunarodnyiy karantin / O.P. Schepin, V.V. Ermakov. – M.: Meditsina, 1982. – 320 s.

5. Pristanskova N.I. Sistematizatsiya vrachebno-sanitarnogo zakonodatelstva v pervoy polovine HIH v. / Pristanskogo Nataliya Ivanovna // Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta imeni A.I. Gertsena. Aspirantskie tetradi. – 2007. – №9 (20). – S. 95-99.

6. Pristanskova N.I. Sistematizatsiya vrachebno-sanitarnogo zakonodatelstva v pervoy polovine XIX veka N.I.

Pristanskova / N.I. Pristanskova // Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedago-gicheskogo universiteta im. A.I. Gertsena. Aspirantskie tetradi. 2006. – № 9 (27). – S. 123-139.

7. Zmerzliy B.V. Stvorennya karantinnih ustanov v Krimu v kIntsI XVIII – pochatku XIX st.) / B.V. Zmerzliy // Chasopis KiYivskogo unIversitetu prava. – 2012. – №1. – S. 18-23.

8. Zmerzliy B.V. Chastnyie karantinyi v institute karantinnoy sluzhbyi Rossiyskoy imperii v HIH v. / B.V.

Zmerzliy // Chasopis KiYivskogo unIversitetu prava. – 2012. – №2. – S. 10-14.

9. Sobr. Zak. Soyuza SSR, 1926, № 69, st. 532.

10. Sobr. Zak. Soyuza SSR, 1927, № 41, st. 422.

11. SZ SSSR, 1929, № 52, st. 481.

–  –  –

Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – С. 78–81.

УДК 340.12

МОДЕЛИ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В СОВРЕМЕННЫХ

ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВАХ: ВОПРОСЫ ТЕРМИНОЛОГИИ И

КЛАССИФИКАЦИЯ

–  –  –

Работа посвящена исследованию классификации моделей разделения властей в современных демократических государствах. Показано, что рассмотренные модели разделения властей в современных демократических государствах предопределяются формой правления в том или ином государстве. Рассмотрена сущность системы сдержек и противовесов в современных демократических государствах.

Установлено, что, несмотря на существующее разнообразие научных воззрений относительно существования универсальной системы сдержек и противовесов, каждому современному государству, государственная власть которого выстраивается по принципу разделения властей, присуща своя система сдержек и противовесов в зависимости от формы правления, государственного устройства, историкоправовых традиций и существующих реалий.

Ключевые слова: модели разделения властей, система сдержек и противовесов В современном демократическом правовом государстве государственная власть организована по принципу разделения властей. Система сдержек и противовесов в современных демократических государствах выступает механизмом реализации принципа разделения властей [1, с. 243–245], при котором осуществляется взаимный контроль и взаимодействие ветвей государственной власти, служит задаче сбалансированности ветвей государственной власти. Это, в свою очередь, является важнейшей предпосылкой для стабильного, устойчивого развития общества, предпосылкой для предотвращения узурпации власти [2, с. 263–264], т.е. сосредоточения власти в одних руках; является гарантией обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Как отмечается в юридической литературе, «без разделения властей и соответствующей эффективной системы сдержек и противовесов не может быть правового государства и правовых законов» [1, с. 244].

В научных исследованиях, посвященных разделению властей в различных государствах, рассматриваются преимущественно взаимоотношения между президентом, парламентом и правительством, и на основе анализа и характера их взаимоотношений делается вывод о реализации той или иной модели разделения властей в исследуемом государстве. Другими словами, при изучении моделей разделения властей в современных государствах все разновидности моделей разделения властей принято сводить к нескольким типологическим моделям в зависимости от формы правления в государстве [3, с. 25; 4, с. 288].

Наибольшее распространение получили следующие классификации моделей разделения властей в современных государствах:

1) модели разделения властей в президентской республике; парламентских монархиях и республиках; в странах со смешанной формой правления; в развивающихся странах [3, с. 51, 65, 103, 133];

Мандрыка Н. Н.

2) президентская модель разделения властей (на примере США), полупрезидентская (на примере Франции), парламентарная (на примере Великобритании) [5, с 31– 40; 6, с. 81–90; 7];

3) президентские, парламентарные, смешанные формы правления, и, соответственно, модели разделения властей в них [8, с.15-16; 9, с. 94–142 ].

Подобная терминология наиболее распространена в современной юридической литературе, как научной, так и учебной. Здесь необходимо отметить, что в монографических исследованиях применяется и иная терминология применительно к моделям разделения властей, например: гибкая модель разделения властей применительно к республикам с парламентской формой правления, жесткая модель разделения властей применительно к республикам с президентской формой правления, а смешанная модель разделения властей применительно к республикам со смешанной формой правления [10, с. 206–208 ]. Однако, несмотря на применение иной терминологии, та или иная модель разделения властей и в этом случае привязывается к сложившейся в государстве форме правления.

При этом среди смешанных форм правления встречается самая разнообразная терминология: полупрезидентская форма правления [9, с. 171], президентскопарламентская форма правления, парламентско-президентская форма правления [11, с. 23]. Как правило, если речь идет о полупрезидентских, президентскопарламентских республиках, то имеют в виду такие формы правления, которые сочетают в себе черты парламентских и президентских республик с усиленными полномочиями президентов республик. В то же время, если применяют термин «парламентско-президентская форма правления», то подразумевают усиленные полномочия парламента.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ТРУДА ПОЛОЖЕНИЕ ПРОФСОЮЗОВ В СОЕДИНЕННОМ КОРОЛЕВСТВЕ Доклад Миссии Международного Бюро Труда ||_о 50О П?\.\:'|,Й:, ! : ^ ЖЕНЕВА ; Ч СОДЕРЖАНИЕ Стр. ПРЕДИСЛОВИЕ 1 ГЛАВА I: Британское профсоюзное движение 8 Основные периоды истории профсоюзов 11 Членство и организация...»

«ООО "АКЦЕПТ" (Телевизионный канал РЕН ТВ) в Симоновский районный суд города Москвы 115280, г. Москва, ул. Восточная, д.2, стр.6. Истец: Международная общественная организация "Международное историко-нросветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал" 125051, г. Москва, пер. Малый Каретный, д. 12. Ответчик: ООО "А...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Архимандрит Константин (Зайцев) Русь, которой больше нет © Holy Trinity Orthodox School, 2000. Содержание 1. Чудо русской истории 2. Роковая двуликость императорской России 1....»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение Домодедовская гимназия №5 Рабочая программа по истории (история России) (базовый уровень) 9 а, б, в, г классы Составитель: Леухина Любовь Евгеньевна, учитель истории и общес...»

«Иванова Галина Петровна ПОЛИПРЕДИКАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ В СИБИРСКОМ ГОВОРЕ ВЕПССКОГО ЯЗЫКА (в сопоставлении с пондальским говором средневепсского диалекта вепсского языка и другими прибалтийско-финскими языками) Специальн...»

«Опубликовано: Мазниченко И.В. Вклад А. Ребиндера, братьев П. и Д. Боткиных в социально-экономическое развитие Шебекинской волости Белгородского уезда Курской губернии на рубеже XIX XX вв. Проблема сохранения исторических памятников...»

«На G~ Кранк Эдуард Освальдович ФИЛОСОФСКО-КУЛЪТУРОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФИГУРАЦИЯ ДИСКУРСА В ФОТОГРАФИИ Специальность: 24.00.01 теория и история культуры Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казань Работа...»

«Жан Жорес * С О Ц ИЛ Л ИСТ И Ч СКАЯ ИСТОРИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ИЗДАТЕЛЬСТВО "ПРОГРЕСС". МОСКВА 1 9 7 8 Jean Jaurs * HISTOIRE SOCIALISTE DE LA RVOLUTION FRANAISE DITIONS SOCIALES PARIS 1970 Жан Жорес СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Том II ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ (1791 —1792) Перевод с...»

«С ерия История. П олитология. Э коном ика. И нф орматика. НАУЧНЫ Е ВЕДОМ ОСТИ 2 0 1 4 № 15 (186). В ы пуск 31/1 УДК 338.46 (378.1) РАЗВИТИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ СФЕРЫ ОБРАЗОВАНИЯ И ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ИНСТРУМЕНТОВ...»

«Ф. П. Сороколетов ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ ЛЕКСИКИ УССКОМ ЯЗЫКЕ (ХІ-ХІІ вв.) Ф. П. Сороколетов ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ ЛЕКСИКИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ (ХІ-ХІІ вв.) Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Ф. П. Филин Издание второе, дополненное U RSS МОСКВА ББК...»

«Русская смута Преподаватель истории ГОАУ НПО ЯО ПУ-33 Марина Александровна Горожанина Почему события в России начала XVII века носят название "Смутное время"? Причины Смуты Причины Смуты СоциальноДинастический экономический кризис кризис Династический кризис...»

«ВЕСТНИК ВГМУ, 2007, Том 6, №1 КАНДИДОЗ ПОЛОСТИ РТА САХАРУК Н.А. УО "Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет" Резюме. Представлены исторические сведения о кандидозной инфекции, охара...»

«Министерство образования РД Средняя школа №8 Провела урок в 10 "б"классе учитель русского языка и литературы Гаджиева Т. К. Компьютерное оформление урока: Ахмедова А.А. Дербент 2007 год Тема: "Недаром помнит вся Россия п...»

«МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД ПРОСТРАНСТВО ВЛАСТИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ РОССИИ И ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ Москва УДК 94 (47+57): 930.1 (082) ББК 63.3 (2) П82 Данный коллективный сборник публикуется в рамках программы "Межрегиональные исследования...»

«RU 2 424 810 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК A61K 31/7028 (2006.01) A61P 35/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2009109248/15, 0...»

«ОТЧЁТ о проведении выставки "История в плакатах Аэрофлота" Февраль, 2008 СОДЕРЖАНИЕ: ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ 4 ЦЕЛЬ, ЗАДАЧА, ИДЕОЛОГИЯ ВЫСТАВКИ 6 ПРЕСС-РЕЛИЗ 8 ОТКРЫТИЕ 11 ОСВЕЩЕНИЕ В СМИ 18 ИНФОРМАЦ...»

«Комментарий к изменениям в области лицензирования полиграфической и издательской деятельности, утвержденным Указом Президента Республики Беларусь от 07.10.2013г. № 456 (с учетом международно-правовых стандартов) С 15 октября 2013 года вступил в силу Указ Президента Республ...»

«Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Ю р и д и ч е с к и й ф а к ул ьт е т Кафедра истории государства и права КРЕСТЬЯНСКАЯ РЕФОРМА 1861 года в России Составитель, автор предисловия и вступительной статьи доктор юридических наук, про...»

«МОСКВА Издательство АСТ УДК 821.161.1-3 ББК 84(2Рос=Рус)6 Ф82 Книга публикуется в авторской редакции Фрай, Макс Ф82 Сказки cтарого Вильнюса — VI / Макс Фрай. — Москва: Издательство АСТ, 2017. — 352 с. ISBN 978-5-17-104220-2 Следует признать, что точного числа улиц в Старом Городе Вильнюса не знает...»

«Таврический научный обозреватель www.tavr.science № 11(16) — ноябрь 2016 УДК: 9:332.21/28(447.75)."17" Кузьмина Л. Л. доцент кафедры истории России Таврической Академии Крымского Федерального Университета им. В. И. Вернадского ВЛИЯНИЕ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КРЫМУ В КОНЦЕ XVII...»

«ПОСОБИЕ ПО ПРЕДМЕТУ ДЛЯ СТУДЕНТОВ 1 КУРСА КАФЕДРЫ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ Составитель Журавлева И.А. (доцент кафедры ИиК, ТулГУ) ТУЛА 2007 г.Содержание: ТЕМА 1 Культурология как наука.3 9 ТЕМА 2 – Культура..10 16 ТЕМА 3 Динамика Культуры. 17 21 ТЕМА 4 – Культу...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.