WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«СОЦИОЛОГИЯ ПЕДАГОГИКА ПСИХОЛОГИЯ Научный журнал Том 1 (67). № 1 Журнал «Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского» является историческим ...»

-- [ Страница 1 ] --

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

КРЫМСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО

УНИВЕРСИТЕТА имени В. И. ВЕРНАДСКОГО

СОЦИОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА

ПСИХОЛОГИЯ

Научный журнал

Том 1 (67). № 1

Журнал «Ученые записки Крымского федерального

университета имени В. И. Вернадского»

является историческим правопреемником журнала «Ученые записки

Таврического университета», который издается с 1918 г.

Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского Симферополь, 2015 ISSN 2413-1709 Свидетельство о регистрации СМИ - ПИ № ФС 77 – 61813 от 18 мая 2015 года Печатается по решению Ученого совета Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского, протокол № 17 от 4 декабря 2015 г.

Главный редактор – Чигрин Виктор Александрович, д-р социол. н, проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь)

Редколлегия:

Хриенко Т. В. д-р социол. н, проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Щербина В. Н. д-р социол. н, проф., Институт культурологии НАИУ (Киев) Волков Ю. Г. д-р филос. н., проф., ИППК ЮФУ (Ростов-на-Дону) Шоркин А. Д. д-р филос. н., проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Щербакова Л. И. д-р социол. н., проф., ЮРГПУ им. М. И. Платова (Новочеркасск) Силласте Г. Г. д-р филос. н., проф., Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Москва) Глузман А. В. д-р пед. н., проф., акад., ГПА КФУ им.

В. И. Вернадского (Ялта) Редькина Л. И. д-р пед. н., проф., ГПА КФУ им. В. И. Вернадского (Ялта) Горбунова Н. В д-р пед. н., проф., ИППиИО ГПА КФУ им. В. И. Вернадского (Ялта) Шушара Т. В д-р пед. н., доц., ГПА КФУ им. В. И. Вернадского (Ялта) Заслуженюк В. С. д-р пед. н., проф., ГПА КФУ им. В. И. Вернадского (Ялта) Яценко Т. С. д-р психол. н., проф., ГПА КФУ им. В. И. Вернадского (Ялта) Пономарёва Е. Ю. канд. психол. н, проф., ГПА КФУ им. В. И. Вернадского (Ялта) Калина Н. Ф. д-р психол. н., проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Черный Е. В. д-р психол. н., доц., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Якса Н. В. д-р пед. н., проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Дорожкин В. Р. д-р психол. н., проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Зябкина И. В. канд. психол. н., доц., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь) Сериков А. В. канд. социол. наук, ИСР ЮФУ (Ростов-на-Дону).

Ответственный секретарь – Клинцова М. Н., канд.филос. н., доц.

КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь).

Редакторы электронной версии: Шкорубская Е.Г.

Ответственные за выпуск:

Клинцова М. Н., канд. филос. н., доц. КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь).

Чигрин В. А., д-р социол. н, проф., КФУ им. В. И. Вернадского (Симферополь)

Контакты с редакционным советом серии:

Тел.: +7 (3652) 60-21-54 E-mail: socio_tnu@mail.ru Сайт: http://science.cfuv.ru/nauchnye-zhurnaly-kfu/uchenye-zapiski-krymskogo-federalnogouniversiteta-imeni-v-i-vernadskogo-sociologiya-pedagogika-psixologiya СОЦИОЛОГИЯ Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Социология. Педагогика. Психология. Том 1 (67). 2015. № 1. С. 3–12.

УДК 316.752

СОЦИАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ПОЛИТОЛОГА В УСЛОВИЯХ ВУЗА

(ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ)

–  –  –

1.

Крымский инженерно-педагогический университет, г. Симферополь, Республика Крым.





E-mail: veisovavetana@mail.ru 2.

Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского», г. Симферополь, Республика Крым.

В статье предпринята попытка изучения и осмысления процесса реализации в учебно-воспитательной деятельности ценностных ориентаций и отношений студентов и профессорско-преподавательского состава в контексте формирования профессиональной культуры специалиста политолога.

В ходе исследования подтверждается гипотеза, выдвинутая авторами, что процесс становления профессиональной культуры содержит ряд противоречий ценностного характера. К последним можно отнести: противоречие между заявленным в анкетах и беседах со студентами интересом к профессии политолога и реальной учебной деятельностью по ее освоению; противоречие между потребностью активно-творческого отношения студентов к познавательной деятельности по освоению профессии и низким уровнем культуры труда обучаемых; противоречие между местом и ролью учебных занятий в формировании профессиональной культуры и невысокой оценкой студентами их профессиональной направленности; противоречие между ролью практик в становлении профессиональной культуры и невысокой оценкой студентами уровня их организации и содержания; противоречие между ориентацией студентов на творческий характер деятельности политолога и низким уровнем их вовлеченности в научно-исследовательскую работу.

В статье показано, что разрешение этих противоречий предполагает осуществление комплекса мер, направленного на создание в вузе социокультурной среды, благоприятствующей процессу формирования у студентов профессионализма и позитивных социально-нравственных качеств.

Ключевые слова: ценности, ценностные ориентации студента, профессиональная культура политолога, противоречия учебно-образовательного процесса.

Профессиональная культура политолога – один из малоисследованных феноменов, требующий углубленного анализа. Причем, это суждение справедливо как к изучению сущности и содержания данного явления, так и к выяснению предпосылок и факторов его формирования, в т.ч. в условиях вуза.

Вейсова В. Э. Кузьмин П. В.

Отметим, что обозначенная проблема является междисциплинарной. Можно вычленить отдельно философские, социологические, педагогические, культурологические направления исследования профессиональной культуры.

Однако наш научный интерес направлен на выяснение тех аспектов профессиональной культуры, которые могут быть рассмотрены исключительно в рамках междисциплинарного подхода. Это, на наш взгляд, связано с рассмотрением профессиональной культуры как составной части культуры в целом на уровне общества, этноса, региона, определенной профессиональной группы, индивида.

Одним из подходов к такому рассмотрению может быть ценностный подход, т. е.

исследование профессиональной культуры как ценности, присущей профессиональным группам или же отдельному человеку. В качестве же фактуальной основы такого исследования, позволяющей выйти на должный уровень обобщения, могут рассматриваться результаты использования количественных и качественных методов социологии.

Целью статьи является анализ роли ценностных ориентаций студентов в системе предпосылок и факторов формирования профессиональной культуры студента – будущего политолога в условиях вуза.

Основная рабочая гипотеза. Авторы высказывают предположение, что процесс становления профессиональной культуры студентов – будущих политологов – содержит ряд противоречий ценностного характера. В связи с этим выдвигается гипотеза, что именно вскрытие и научный анализ этих противоречий откроет возможность по-новому взглянуть на факторы формирования профессиональной культуры как единства профессионализма и развитых личностных нравственнодуховных качеств специалиста.

При подготовке статьи использованы аналитические материалы анкетного опроса студентов философского факультета (специальность – политология) очной формы обучения Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского в 2013 и 2014 гг. Всего опрошено свыше 90 % обучающихся по специальности «Политология». В статье используется метод анализа отношения студентов к самому учебному процессу, к различным видам учебной деятельности. Приведены также результаты бесед со студентами о ценностных предпочтениях выбора профессии политолога, противоречиях и издержках образовательного процесса в вузе.

Ценностный анализ процесса становления профессиональной культуры предполагает, прежде всего, выбор научного аппарата, ключевых категорий, при помощи которых указанный анализ можно провести. На наш взгляд, к таким категориям можно отнести – ценности, оценка, значимость, отношение к труду.

Очертим смысловую наполненность каждой из них.

Ценности – это характеристики предметов, явлений, в которых человек заинтересован и которые он оценивает положительно или отрицательно. Критерий того, что является ценностью и что не является, – в самом человеке. Ценности делятся на положительные и отрицательные; объективные и субъективные;

материальные и духовные; общечеловеческие, групповые и индивидуальноличностные.

Социальные механизмы формирования профессиональной культуры политолога в условиях вуза (ценностный аспект) Есть еще понятие «ценностное отношение», под которым подразумевается такое отношение субъекта к объекту, в рамках которого объект может быть не только ценностью, но и антиценностью или нейтральным в аксиологическом смысле [1, с. 224].

Ценности связаны с оценкой, являющейся средством осознания ценности природного и социального мира. Это – одобрение или осуждение различных явлений социальной реальности и поведения людей в зависимости от того, какое значение им приписывается. В основе оценки лежит познание социального значения чего-либо или кого-либо. На этом основании с помощью оценки можно регулировать взаимодействие субъектов социума.

Под значимостью понимается способность человека выбрать то, что ему более близко и необходимо. Основной вопрос – в чем состоит способность выбора того, что человеку ближе, на чем эта способность основана. Главное, отмечает российский исследователь В. А. Сидоров, не что для человека является значимым, а как нечто становится значимым для него, вопрос не о том, что такое хорошо, что такое плохо, а вопрос об отношении конкретного человека к тому, что такое хорошо» [1, с. 224].

Отношение к труду – это характеристика типа духовной связи индивида с предметом, средствами и продуктом труда, а также с производственной средой (ситуацией). Отношение к труду получает свое выражение в трудовой деятельности человека. Отношение к труду как таковое – ценностно-нормативное явление, в котором воплощается трудовая мораль данного времени и данной профессиональной группы. Отношение к труду определяется объективными и субъективными факторами. Объективные факторы – это содержание и характер труда, условия труда, тип общественного устройства. Субъективные факторы – это система ценностных ориентаций и мотивов трудовой деятельности [2, с. 286].

Приступая к рассмотрению результатов проведенного исследования, отметим, что подавляющее большинство абитуриентов – более 99% – это выпускники школ, имеющие небольшой жизненный опыт, и только около 1 % абитуриентов имеет небольшой стаж работы (поступили в вуз после службы в армии или же после училища, техникума).

64% обучающихся – выпускники городских школ, 36 % – сельских.

Абитуриенты, поступившие на специальность «Политология» – имеют довольно высокий балл оценок аттестата: 28% обучающихся имеют средний балл «5»; 41% – «4,5»; 28 % – «4»; 7 % – «3,5».

Интерес представляет изучение мотивационной сферы поступления на специальность и учебной деятельности студентов. Наибольший процент голосов получил такой мотив, как «Получение знаний, освоение избранной специальности»

– 71 %, затем идет мотив «Стремление получить диплом о высшем образовании» – 38 %. Каждый десятый опрошенный цель поступления и обучения в вузе видит в том, чтобы пожить студенческой жизнью, а заодно чему-нибудь научиться.

Наконец, небольшая часть юношей (около 1 %) мотивом поступления в вуз называет – «избежать службы в армии». Следовательно, у студентов всех курсов обучения достаточно сильны мотивы, связанные с получением профессии Вейсова В. Э. Кузьмин П. В.

политолога, что имеет большое значение в процессе формирования профессиональной культуры будущего специалиста.

Ответы на вопрос «Довольны ли Вы избранной профессией?» распределились следующим образом: довольны избранной профессией 67 % респондентов исследования, недовольны избранной профессией – 5 %, затрудняются ответить на вопрос – 28 % опрошенных.

Отметим также, что на вопрос анкеты «Вызывает ли у Вас интерес учеба в нашем вузе», 73 % опрошенных ответили утвердительно. 22 % затруднились с ответом и только у 5 % респондентов интерес к учебе отсутствует. Подробно ценностные ориентации студентов при выборе профессии приведены в следующей таблице.

–  –  –

Как видим, жизненные планы, определившие профессиональный выбор будущих политологов, были подчинены таким общественно и личностно значимым ценностям, как интересная работа – (56 % всех опрошенных); возможность творчества – 39 %; оплата труда – 36,5 %; возможность общения с людьми – 35 %.

Далее со значительным отрывом названы – престижная работа – 28 %;

ответственная работа – 25 %; полезность для общества – 25 %; чувство призвания – 24,5 % опрошенных.

Социальные механизмы формирования профессиональной культуры политолога в условиях вуза (ценностный аспект) Учитывая, что процесс профессионального становления зависит от характера взаимодействия преподавателей и студентов, нас интересовало отношение студентов к организационно-методическим рекомендациям преподавателей, связанным с самостоятельной работой обучаемых по изучению преподаваемых дисциплин. Анализ показывает, что лишь 19 % опрошенных выполняют все рекомендации преподавателей; 53 % –выполняют частично и 10 % – не выполняют.

То есть 80 % респондентов по различным причинам организуют свою самостоятельную работу по собственному «разумению», а это «разумение», как свидетельствует работа студентов на семинарах, а также работа по подготовке теоретических сообщений, рефератов и т. п., весьма часто расходится с общепринятыми педагогическими принципами и нормами и, в конечном счете, не способствует формированию профессиональной культуры. Следует также отметить, что приведенные выше цифры примерно одинаковы на различных курсах обучения.

Подчеркнем: как в прошлом, так и в современных условиях велика роль самостоятельного труда студентов в формировании профессиональной культуры.

Самостоятельный труд, без преувеличения, является основным средством накопления, систематизации, творческой переработки знаний, развития интеллектуального, нравственного, эстетического потенциала будущего специалиста. Переход к информационной эпохе, резкое увеличение объема и обновления профессионально значимой информации требуют от студентов формирования потребности к ознакомлению с этой информацией, умений и навыков отбора актуальных сведений, их осмыслению и усвоению.

В настоящей статье авторы не ставят своей целью всесторонний анализ активности студентов во внеучебное время как одной из предпосылок овладения профессией. Мы лишь сделали попытку выяснить, сколько времени студенты отводят на самостоятельную работу по подготовке к семинарам. Опрос показал, что 22 % респондентов 1–4 курсов обучения готовятся к семинару до 1 часа; 47 % – до 2-х часов; 21 % – до 3-х часов и 10 % опрошенных готовятся к семинару до 4-х часов.

Беседы со студентами, а также наблюдения на семинарах позволяют говорить о том, что около 50 % студентов исследуемых групп в процессе подготовки к семинарам отдают предпочтение ксерокопированию нужных материалов без последующего осмысления информации. Предложение преподавателя выступающим студентам на семинаре объяснить озвученный распечатанный материал на практике нередко приводит к существенному различию между тем, что распечатано, прочитано и тем, что усвоено.

Превращение самостоятельного труда в ценность для студентов – весьма актуальная проблема вузовской практики. Исследование показывает, что значение ценности «самостоятельная работа студента» среди обучающихся невысокое. Более того, оно имеет тенденции к снижению, что, в частности, проявляется в падении интереса к работе с книгой, журналами, газетами. Количество студентов, посетителей библиотек (университетской, крымской универсальной научной библиотеки им. И.Я. Франко) в 2013-2015 гг. сократилось соответственно на 25 и 35 %.

Вейсова В. Э. Кузьмин П. В.

Заявления студентов о том, что они обращаются к электронным источникам учебной литературы, журналам и т. п., как показывают последующие беседы с обучающимися, далеко не всегда соответствует действительности. Например, на вопросы: «Каким конкретно электронным учебником пользуетесь, какую журнальную статью изучили?» – большинство опрашиваемых не смогли ответить предметно.

Несомненно, превращение ценности «самостоятельная работа» в перечень ценностей востребованных, наиболее предпочитаемых – один из важнейших резервов повышения качества подготовки специалистов, в нашем случае – политологов.

Необходимой предпосылкой становления профессиональной культуры политолога является обеспечение в вузе надлежащего уровня (научнотеоретического, содержательного, методического, организационного) преподавания учебных дисциплин, в т. ч. профессионально ориентированных.

В таблице, изложенной ниже, указаны мнения студентов по некоторым показателям качества преподавания. Студентам было предложено оценить по 5 – балльной шкале (от 1 до 5) качество преподавания профессионально ориентированных дисциплин. Ответы распределились следующим образом.

Таблица 2. Суждения респондентов о качестве преподавания профессионально ориентированных дисциплин (N=103)

–  –  –

Социальные механизмы формирования профессиональной культуры политолога в условиях вуза (ценностный аспект) Изучение мнений студентов, указанных в таблице, позволяет нам предположить, что в вузе существуют резервы повышения качественных характеристик учебного процесса по подготовке специалистов – политологов. Речь может идти, прежде всего, о необходимости усиления профессиональной направленности занятий. Оценки таких характеристик образовательного процесса, как «насыщенность лекций новым материалом», «связь теоретического материала с будущей профессией» – соответственно «3,6» и «3,2» балла – ориентируют профессорско-преподавательский состав на внесение соответствующих коррективов в содержание лекций и семинаров. Это может позитивно повлиять на процесс формирования профессионального интереса студентов, вызвать у них потребность более целенаправленно работать с рекомендуемой политологической литературой, активнее готовиться к семинарским и практическим занятиям.

Одним из средств формирования профессиональной культуры политолога является участие в студенческой научно-исследовательской работе. Полученные в ходе опроса данные свидетельствуют о том, что большинство студентов рассматривают научно-исследовательскую работу необходимым условием подготовки к будущей профессиональной деятельности. Одновременно исследование показывает, что на практике имеет место противоречие между ориентацией студентов на творческую деятельность в перспективе и фактическим участием в ней.

Так, участвуют в научной работе студентов: 1-го курса – 8 % студентов, 2-го курса – 27 %, 3-го курса – 28 %, 4-го курса – 60 % студентов. Среди участвующих имеют публикации по теме научного интереса – на 1, 2, 3 курсах – единицы студентов. На 4-ом курсе 20 % опрошенных заявили о том, что имеют журнальные публикации.

Формирование и развитие ценностных ориентаций на глубокое познание профессиональной деятельности тесно связано с практиками, предусмотренными учебным планом. Как показывает опыт, организация, содержание, методическое обеспечение практик могут способствовать как развитию профессионального интереса и основ профессиональной культуры будущего специалиста, так и затормозить этот процесс, вызвать у студента сомнения, скептицизм относительно правильности своего профессионального выбора. В ходе исследования студентам был поставлен вопрос: «Способствуют ли формированию профессионализма политолога практики, предусмотренные учебным планом?» Ответы на этот вопрос распределились следующим образом: 35 % опрошенных дали положительный ответ, считают, что практики способствуют становлению профессионализма; 40 % – ответили отрицательно, полагают, что проведенные практики не способствуют достижению целей, которые перед ними ставятся; 25 % опрошенных выразили неопределенность в отношении роли практик в их профессиональном становлении.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы и предложения.

Социокультурному миру студентов свойственны следующие черты:

незавершенность ценностного самоопределения личности; присутствие, а в некоторых случаях и преобладание (чаще всего среди студентов 1, 2 курсов) Вейсова В. Э. Кузьмин П. В.

идеалистических представлений в сознании образа профессии политолога; низкий уровень сформированности у части студентов ( в зависимости от курса обучения от 20–22 % –до 30 %) потребности активно-деятельностного отношения к собственному профессиональному становлению.

К противоречиям, выявленным в ходе исследования можно отнести: а) противоречие между заявленным в анкетах и беседах со студентами интересом к профессии политолога и реальной учебной деятельностью по ее овладению.

Следствиями этого противоречия являются: поверхностные знания категориальнопонятийного аппарата политической науки 25–30 % студентов; слабые знания истории политической науки; неустойчивые умения части студентов работать с политическими текстами; отсутствие потребности знакомства с новейшими российскими и зарубежными разработками по проблемам политической теории и практики; б) противоречие между потребностью активнотворческого отношения студентов к деятельности по освоению профессии и низким уровнем культуры труда обучаемых. В известной мере зафиксирована тенденция, содержание которой состоит в том, что для части студентов учебный труд в течение обучения в университете не является ключевой ценностью. К сожалению, университетская среда для этой части студентов не является препятствием для получения, в конечном счете, диплома об окончании вуза и пополнения той группы выпускников, которых называют «людьми с дипломами»; в) противоречие между местом и ролью учебных занятий в формировании профессиональной культуры и невысокой оценкой студентами их профессиональной направленности; г) противоречие между ролью практик в становлении профессиональной культуры и невысокой оценкой студентами уровня их организации и содержания; д) противоречие между ориентацией студентов на творческий характер деятельности политолога и низким уровнем их вовлеченности в научно-исследовательскую работу.

Разрешение этих противоречий связано с осуществлением в вузе комплекса мер организационного, кадрового, учебно-методического характера, направленного на создание благоприятной социокультурной среды, способствующей: а) обеспечению рационального отбора абитуриентов, желающих и способных обучаться по специальности «Политология»; б) вести подготовку специалистов-политологов, сочетающих современный профессионализм и развитые социально-нравственные качества.

Практика убеждает, что успех в становлении профессиональной культуры во многом определяется тем, насколько быстро происходит социальнопсихологическая адаптация личности к условиям обучения в вузе, «настройка» на каждодневный труд. В этот период, как, впрочем, и в последующее время, тема труда как ценности духовного мира человека и непременного условия его культуры должна убедительно словом и делом вносится в сознание юношей и девушек.

Одним из средств формирования ценностных ориентаций на труд является обеспечение объективной оценки различных видов учебной деятельности студентов, в т. ч. неуклонное соблюдение всеми преподавателями единых критериев оценивания знаний студентов во время экзаменационных сессий.

Социальные механизмы формирования профессиональной культуры политолога в условиях вуза (ценностный аспект) Актуальной задачей, как это видно из проведенного исследования, является повышение уровня профессиональной направленности учебно-воспитательного процесса. Другими словами, можно сказать, студенты должны ощущать содержание и специфику своей будущей профессии на всех занятиях, на проводимых практиках, конференциях, конкурсах, встречах с политиками и политологами.

Ключевая роль в решении этой задачи отводится профессорскопреподавательскому составу. Педагог, читая дисциплину, включенную в учебный план по специальности «Политология», должен убедить студентов, прежде всего содержанием материала, что данная дисциплина нужна и важна для подготовки политолога, формирования у него профессиональной культуры. В этом выражается одна из составляющих профессионального мастерства преподавателя.

Представляется, уместно здесь привести мнение одного из слушателей лекций М.

Вебера в 1918 году, подчеркивающего блестящие лекции немецкого ученого:

«…Это никоим образом не мастерская риторика человека, который вызывает эту притягательную силу, и не примитивный эмпиризм, на котором строится и держится логика изложения, а, прежде всего, это способность пробуждать чувства, дремлющие в душах других людей» [3, с. 260].

Педагогическая практика подтверждает значение этих слов и в современных условиях. И сегодня нужно предлагать на занятиях наиболее совершенную интеллектуальную продукцию, согласовывая ее с познавательными возможностями юношей и девушек, соблюдая при этом методологическую четкость, обеспечивая связь с жизнью и деятельностью специалиста политолога. Это – одна из предпосылок достижения между преподавателем и студентами конструктивного взаимодействия, выступающего непременной ценностью процесса формирования профессиональной культуры политолога.

Список литературы

1. Журналистика. Общество. Ценности: Коллективная монография / Ред. – сост. В. А. Сидоров.

СПб.: Петрополис. 2012. – 448 с.

2. Соколова Г. Н. Социология труда: Учебник / Г. Н. Соколова. – Мн.: Высш. шк., 2002. – 316 с.

3. Щербинин А. И. Политическое образование: Учебное пособие / А. И. Щербинин. – М.: Весь мир, 2005. – 288 с.

UDC 316.752

–  –  –

1.

Crimean Engineering and Pedagogical University, Simferopol, Crimea, Russian Federation.

E-mail: veisovavetana@mail.ru 2.

V. I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol, Crimea, Russian Federation.

This article attempts to study the understanding and perception of the implementation process in the teaching and educational activities of value orientations and attitudes of students and faculty composition in the context of formation of professional culture of the expert political scientist.

During the course of the investigation, the hypothesis put forward by the authors confirmed that the process of professional culture formation contains a number of contradictions of value-culturological character. The latter includes: the contradiction between the statements in the questionnaires and conversations with students with interest in the profession of the political scientist and the practical training activities for its mastering; the contradiction between the demand of students' active-constructive relationship to the cognitive activity on the mastering of the profession and the low level of the trainees' work culture; the contradiction between the place and role of studies in the formation of students' professional culture and the low estimate of their professional direction; the contradiction between the role of the practitioner in the formation of professional culture and the low level of student assessment of their organization and content; the contradiction between the students' orientation to the creative nature of the activities of the political scientist and the low level of their involvement in the research work.

This article shows that the resolution of these contradictions suggests an execution of a system of measures aimed at creating a higher education establishment in the sociocultural environment, favoring the process of formation of students' professionalism and positive social and moral qualities.

Keywords: value, value orientation of students, professional culture, political scientist, the contradictions of the teaching and educational process.

–  –  –

1. Journalism. Society. Values: Collective monograph / Editor and compiler V. A. Sidorov. – St. Petersburg: Petropolis. 2012. – 448 p.

2. Sokolova G. N. Work sociology: Textbook / G. N. Sokolova. – Minsk.: Vysshaya shkola, 2002. – 316 p.

3. Shcherbinin A. I. Political education: Training manual / A. I. Shcherbinin. – Moscow: Ves' mir, 2005.

– 288 p.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Социология. Педагогика. Психология. Том 1 (67). 2015. № 1. С. 13–21.

УДК 316

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЦ МОРСКИХ ПРОФЕССИЙ В СИСТЕМЕ

«БЕРЕГ-МОРЕ»

–  –  –

Керченский государственный морской технологический университет, г. Керчь, Республика Крым.

E-mail: dracheva-mariya@mail.ru В статье рассмотрены социальные проблемы лиц морских профессий в системе «Берег-Море».

Выявлено, что переход Крыма в иное правовое поле привел к возникновению связанных с этим объективных проблем трудоустройства плавсостава. При этом учтено влияние ситуации на морском рынке труда судоходной отрасли в целом и связанных с этим тенденций ее развития. Показано влияние «геополитического» фактора на трудоустройство моряков, непосредственно проживающих на территории данного приморского региона.

Ключевые слова: социальные проблемы, моряки, система «Берег-Море», рынок труда, Крымский полуостров.

ВВЕДЕНИЕ Постановка проблемы На протяжении тысячелетий мореплавание и морское дело является неизменными составляющими человеческой хозяйственной деятельности.

Мореплавание можно с уверенностью назвать одним из наиболее древних и развитых средств сообщения, существование которого немыслимо без моряков. Это позволяет говорить о значимости данной профессии в мировом масштабе.

Профессия моряка входит в пятерку наиболее известных профессий всех времен и народов. Она стоит особняком от большинства других профессий.

Древние греки говорили: «Бывают живые, мертвые и плавающие». Значимость морской профессии, воспетой в стихах и прозе, сопровождаемой эпитетом легендарная и мужественная по-прежнему трудно переоценить, так как свыше двух третей грузов в мировом товарообороте перевозится морем.

Очевидно, что нормальное функционирование мировой экономики невозможно без участия морского торгового флота, а вместе с ним и без моряков. Как справедливо заметил Жирардо Борромео (Gerardo Borrmeo) – президент ассоциации компании судовых менеджеров InterManager, – «моряки являются сердцем и душой судоходной индустрии, поэтому им и их проблемам, связанным с Драчева М. В.

трудовой деятельностью, необходимо продолжать уделять первостепенной внимание» [1].

Это в свою очередь актуально и в отношении моряков, проживающих на территории Крыма. Естественно, что на территории Крымского полуострова, являющегося приморским регионом, проживает значительное количество лиц морских профессий. В совокупности они представляют собой особый сегмент рынка труда.

Его становление и функционирование определяется современными геополитическими, геоэкономическими и социально-правовыми условиями, в которых на сегодняшний день происходит развитие Крымского полуострова.

Исходя из этого, особую актуальность принимает выявление социальных проблем, с которыми столкнулись лица морских профессий после вхождения Крыма в состав Российской Федерации. Также следует отметить, что рынок труда Крыма неразрывно связан с функционированием системы «Берег-Море» как сложного социального образования [2]. Вместе с этим такой сегмент рынка труда как рынок труда морских профессий является одной из составляющих системы «Берег-Море».

Степень разработанности проблемы.

В научной литературе существуют сходные понятия, которые рассматриваются или с эколого-географических позиций (Дергачев В.А.) или с позиций экономики природопользования (Ивченко В.В., Савельева С.Б., Кропиновой Е.Г.) Применительно к социологии впервые упоминание о системе «Берег-Море»

дается в работах Чигрина В.А. Согласно его мнению «специфическое физикогеографическое местонахождение Крыма, который непосредственно выходит на акватории Черного и Азовского морей, обусловливает особенности занятости и профессиональной принадлежности его населения, тем или иным образом, связанного с функционированием системы «Берег - Море» [3].

Такой инновационный подход позволяет рассматривать отдельные компоненты данной системы с учетом их сложности и взаимозависимости, выделяя соответствующие социальные группы и сопутствующую им проблематику. В частности, нами будет рассмотрена социальная группа лиц морских профессий, профессиональная деятельность которых происходит в системе «Берег-Море».

Целью статьи является выявление и рассмотрение социальных проблем лиц морских профессий, связанных с их трудовой деятельностью, с учетом их принадлежности к рынку труда в системе «Берег - Море» во взаимосвязи с развитием рынка труда морской отрасли в целом.

Задачи:

рассмотреть понятие «социальной проблемы» с точки зрения социологических подходов к их изучению;

выявить существующие на сегодняшний день проблемные ситуации, касающихся трудоустройства лиц морских профессий, в том числе и моряков Крыма, в связи с состоянием рынка труда морской отрасли в целом;

очертить шаги, необходимые для их решения.

Социальные проблемы лиц морских профессий в системе «берег-море»

ИЗЛОЖЕНИЕ ОСНОВНОГО МАТЕРИАЛА

Понятие социальной проблемы впервые появилось в дискурсе социальных наук в середине 19 в. Первоначально понятие «социальная проблема» использовалось для обозначения одной конкретной проблемы – неравномерного распределения богатства [4]. К середине 20 в. трактовки социальных проблем и соответствующие подходы к их изучению оформились в две основные парадигмы: объективистскую и субъективистскую.

В соответствием с мнением Симоновой Т.М. объективизму присуще понимание социальных проблем прежде всего «как «объективных» социальных условий вне зависимости от того, осознается ли это условие как проблема индивидами, которых она касается или нет» [5]. Субъективистский подход к социальным проблемам был представлен Фуллером и Майерсом. «Каждая социальная проблема, – пишут Фуллер и Майерс, – состоит из объективного условия и субъективного определения... Социальные проблемы – это то, что люди считают социальными проблемами» [6]. При этом в этот подход подразумевает для существования социальной проблемы наличие двух составляющих субъективное определение и объективное условие.

Первое можно охарактеризовать как осознание определенными индивидами того, что данное условие угрожает значимым для них ценностям. Вместе с этим должно существовать и объективное условие. В свою очередь, если условия не определяются как социальная проблема теми людьми, которых она касаются, она не является проблемой для них, может быть таковой для посторонних.

Принимая во внимание переход и становление Крыма как нового субъекта Российской Федерации, следует отметить и связанные с этим трудности, с которыми столкнулись проживающие на территории Крыма лица морских профессий, в первую очередь моряки. Поскольку существование рынка труда Крыма, непосредственно касающегося и трудоустройства моряков, в иное правовое поле привело к возникновению связанных с этим объективных проблем трудоустройства плавсостава.

Рассмотрим их более подробно, учитывая тот факт, что процессы интеграции и глобализации преобразовали морскую отрасль в международную отрасль.

Следовательно, ситуация на морском рынке труда складывается под влиянием в первую очередь общемировых тенденций развития судоходной отрасли в целом.

По данным морского портала Seafarers Journal мировой экономический кризис значительно повлиял на морскую отрасль в целом и на рынок морских грузоперевозок в частности, а именно, – серьезные финансовые трудности испытывают судоходные компании, что в последствии негативно сказывается на трудоустройстве моряков.

Немало моряков признают падение спроса иностранных судовладельцев на квалифицированные морские кадры из Украины, Крыма и России, которое наблюдается за последний год. По их мнению, раньше было легче найти хорошую работу и своевременно уйти в рейс [7].

Драчева М. В.

Так, по мнению В.Г. Кухарчика «структурная глобализация судоходства означает острую конкурентную борьбу за сокращение трудовых затрат, использования рынков дешевой рабочей силы» [8]. На Мировом рынке все настойчивее проявляется его сегментация. Один из сегментов мирового рынка формируют моряки России, а вмести с ними и Крыма.

Согласно данным Украинского независимого морского профсоюза на начало лета нынешнего года в Крыму было около десяти тысяч человек, имеющих украинские документы моряков. Но в связи с политической ситуацией возникла коллизия, которая заключается в том, что переход Крыма под юрисдикцию Российской Федерации актуализировал вопрос – «как быть с документами моряка?»

Об этом рассказал представитель морского профсоюза «Федерация морских профессиональных союзов Украины» Максим Слюсаревский. По его мнению, у крымских моряков возникают проблемы с оформлением документов. Украинские компании, которые занимались оформлением документов в Крыму, теперь приостановили свою деятельность. Было принято решение о том, что новые документы будут выдавать две капитании портов – Керчи и Севастополя [9].

Следут отметить, что определенная часть моряков, прежде всего задействованных в портофлоте, на Керченской переправе и других структурах и судах, работающих под российским флагом, уже поменяла документы на российские. Однако в случае трудоустройства моряков на суда солидных международных компаний возможно возникновение серьезных проблем не только для плавсостава, но и их работодателей при заходе в европейские и в североамериканские порты.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что на трудоустройство вышеназванной категории лиц стал оказывать влияние так называемый «геополитический» фактор, существование которого характерно только для моряков из Крыма.

Также в Крыму сократилось количество круинговых агентств, потому что судовладельцы не особо хотят нанимать моряков-крымчан. Либерия, Маршалловы острова уже временно приостановили оформление документов для жителей Крыма.

Кроме этого крымчане сталкиваются с проблемой въезда-выезда на территорию Украины и оформлением виз. Эти сложности ложатся на плечи судовладельцев, которым проще отказаться от услуг крымских моряков, даже если они с хорошей профессиональной квалификацией.

Следует отметить, что весьма сильным моментом и одновременно преимуществом в сфере конкуренции для моряков и морских специалистов Российской Федерации на международном трудовом рынке считаются знания, высокий уровень профессионализма и огромный опыт работы. К недостаткам можно отнести недостаточное знание морского профессионального английского языка.

Получив серьезное судоходное образование в национальных ВУЗах, и не имея возможности найти работу по специальности в границах своего государства, на своих национальных судах, наши моряки вынуждены трудоустраиваться на суда под иностранным флагом. Однако, по словам директора морского кадрового Социальные проблемы лиц морских профессий в системе «берег-море»

агентства «Staff Marin» Романа Клименко главное преимущество работы под иностранным флагом – более высокие заработные платы. Это и определяет основной выбор наших моряков, а вместе с ним и характер возникших проблем относительно трудоустройства на суда иностранных компаний [7].

Наряду с этим работа на судах под российским флагом привлекательна, в первую очередь, социальной защитой. Работодатели оплачивают налоги и пенсионные отчисления, что достаточно важно при выходе из морской специальности на пенсию. Во вторую очередь, под флагом РФ, как правило, трудятся русскоязычные экипажи, что очень привлекательно морякам плохо говорящим на английском.

Как было упомянуто выше, на территории Крыма значительно сократилось количество круинговых агентств, что связано с сомнительным юридическим статусом данного приморского региона. За последние два года число круинговых компаний в Крыму и Севастополе значительно сократилось. Если в 2013 году их было 36, в 2014 – 23, то на 01 июня 2015 года лицензию ФМС получили всего 14 круинговых компаний [10].

Это в свою очередь повлекло за собой проблему так называемых «лжекруингов». Так, по данным Морского профсоюзного вестника в ходе проверок Севастопольской транспортной прокуратуры совместно с Федеральной миграционной службой и Российским профессиональным союзом моряков на 1 полугодие 2015 года были выявлены компании, которые, не имея лицензии ФМС, оказывали содействие и помощь в трудоустройстве граждан за пределами Российской Федерации.

Другими словами, речь идет о лжекруингах, которые оказывали так называемые консультационно-информационные услуги на платной основе. При этом в соответствии с КТМС-2006, п.1 Правило 1.4 «Наем и трудоустройство», «Все моряки имеют доступ к эффективной, адекватной и подотчетной системе поиска занятости на борту судна, который осуществляется для моряков бесплатно».

Поскольку вышеназванные ситуации социального, правового и экономического характера имели статус социальных проблем, непосредственно затронувших значительную часть моряков Крыма, были сделаны соответствующие шаги для их решения.

Так, в канун присоединения Крыма к России Совет Российского профсоюза моряков на заседании 11-13 марта 2015 года в Москве утвердил создание первичной профсоюзной организации моряков г. Севастополя (ППОМ) РПСМ. Этим решением профсоюз продемонстрировал приверженность своей главной миссии – оказывать помощь и защищать права и интересы российских моряков [11].

Вслед за севастопольцами моряки Керчи и Феодосии тоже намерены объединиться в первичные профсоюзные организации, что в будущем позволит рассмотреть вопрос о появлении в Крыму региональной организации РПСМ.

Также в данном контексте следует отметить непростую ситуацию, сложившуюся в портах республики Крым. Так, по данным председателя Профсоюза работников морского транспорта республики Крым Ирины Черненко грузопоток крымских портов упал вследствие санкций, введенных против республики Крым, Драчева М. В.

зарплаты работников порта не велики, люди фактически живут от зарплаты до зарплаты, при этом ежемесячно возникает угроза задержки выплаты заработной платы 3,5 тысячам работников [10].

Правительство г. Севастополь совместно с правительством Российской Федерации решает вопрос о выделении субсидий из госбюджета для погашения долга по зарплате в размере 39 млн. 356 тыс. руб. перед работниками Севастопольского морского порта и Севастопольского морского рыбного порта.

Запрет на заход торговым судам и круизным лайнерам в крымские порты – продлили до 23 июня 2016 года. «В настоящий момент полуостров Крым продолжает находиться под санкциями и похоже на то, что в ближайшее время они не будут сняты. Продление Евросоюзом ограничительных мер в отношении Республики Крым и Севастополя – лишь тому подтверждение. Признавая заверения властей Республики Крым и г. Севастополь в безопасности судоходства в портах Крыма, к сожалению, никто не может гарантировать безопасный заход ряда судов в другие страны, в том числе Украину. Поэтому вполне разумна осторожность судовладельцев, готовых работать на территории Крыма, но которые понимают, что до тех пор, пока все вопросы не будут урегулированы на политическом уровне, задержаний и арестов судов не избежать», – комментирует ситуацию председатель первичной профсоюзной организации Российского профсоюза моряков в г.

Севастополь (ППОМ РПСМ) Артем Боев [10].

В РПСМ вынуждены констатировать отсутствие возможности в ближайшее будущее увеличить рабочие места для моряков Крыма, которые так необходимы сегодня в регионе, – говорит Боев. Он надеется, что ситуация изменится к лучшему для российских моряков, а пока профсоюзная организация делает все возможное для того, чтобы переход в новые условия для моряков прошел как можно более безболезненно.

Ведь, как известно, моряки — носители не только профессиональных знаний и умений, они носители морских традиций, без которых не может существовать морская держава. Для того чтобы построить судно, достаточно нескольких месяцев или года. А для того чтобы подготовить квалифицированного судоводителя или механика, необходимо десятилетие.

Морские же традиции формируются многие десятилетия. Решить такие вопросы можно только на уровне перспективной государственной программы развития морской отрасли, морского образования и трудоустройства моряков и иных лиц морских профессий.

В этом направлении следует отметить те шаги, которые уже сделаны для улучшения в будущем ситуации в морской отрасли. Так, председатель правительств РФ Дмитрий Медведев 22 июня 2015 года подписал распоряжение №1143-р, утвердив концепцию федеральной целевой программы (ФЦП) «Мировой океан»

на 2016–2031 годы. Как сообщает пресс-служба российского правительства, предельный (прогнозный) объем финансирования программы за счет средств федерального бюджета составляет 87 млрд 200 млн 200 тыс. руб. [12].

Ее цель – активизация использования ресурсного и пространственного потенциала морей России и обеспечение присутствия России в ключевых районах Социальные проблемы лиц морских профессий в системе «берег-море»

Мирового океана и Антарктике, а также реализация стратегических задач по научному и информационному обеспечению развития морской деятельности. В перспективе это окажет положительное влияние на востребованность моряков и иных лиц морских профессий на рынке труда в морской отрасли.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Таким образом, рассмотренные социальные проблемы, с которыми столкнулись лиц морских профессий, профессиональная деятельность которых связана с системой «Берег-Море», были вызваны переходом Крымского полуострова под юрисдикцию Российской Федерации.

В первую очередь это коснулось вопросов трудоустройства моряков, проживающих в данном приморском регионе. Как было указано выше, на возможность их трудоустройства помимо влияния общемировых тенденций в морской отрасли в целом, оказал влияние и так называемый «геополитический»

фактор. В итоге, – все это усугубляет и без того нелегкое положение моряков, их тяжелый труд, но при этом незаменимый труд, а в последствии – постоянную удаленность от семьи, дома и цивилизации.

Список литературы

1. Intermanager ставит моряков во главу угла мировой судоходной отрасли Инфобюллетень ЦИА РПСМ № 78 Режим доступа http://www.sur.ru/news/3695 Дата обращения 25.10.2015.

2. Драчева М.В., Чигрин В.А. Система «Берег-Море» как сложное социальное образование Вестник Омского университета. Серия «Экономика». № 3, 2015. – с. 113–117.

3. Чигрин В.А. Социальная работа в морском вузе: составляющие актуальности Соціальноекономічні, соціально-педагогічні та соціально-психологічні проблеми морської освіти:

матеріали І Міжнародної науково-практичної конференції (Мелітополь, 14-16 червня 2012 р.) / Мелітополь: Колор Принт, 2013. с. 35-42

4. Ясавеев И.Г. Социология социальных проблем. Социология: учебное пособие/Под ред.

С.А.Ерофеева, Л.Р.Низамовой. 2-е изд., перераб. и доп. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2001.

С. 262-282.

5. Симонова Т.М. Социология социальных проблем: традиции и перспективы. Известия Волгоградского государственного педагогического университета №3/2009. – с.68-71.

6. Фуллер Р. История социальной проблемы /Р. Фуллер, Р. Майерс // Контексты современностихрестоматия /сост. И ред. С.А. Ерофеев; пер. с англ. 2-е изд. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2001. – с. 138-141.

7. Морского портал SEAFARERS JOURNAL Кризис трудоустройства крымских моряков Режим доступа http://www.seafarersjournal.com/ Дата обращения 20.10.2015

8. Кухарчик В.Г. Проблемы формирования рынка морских профессий в Украине. Экономика Крыма №16, 2006 г. – с.68-70.

9. М. Слюсаревский: У крымских моряков проблемы с трудоустройством Режим доступа:

http://www.odessit.ua/news/oblast/42859-u-krymskih-moryakov-problemy-s-trudoustroystvom.html Дата обращения 04.11.2015.

10. Журнал Морской профсоюзный вестник № 4 (103), 2015 Режим доступа www.sur.ru Дата обращения 29.11.2015.

11. Моряки создали первичную организацию РПСМ в Севастополе http://www.sur.ru/news/3176 от 18.03.2015 Дата обращения 1.10.2015.

–  –  –

12. Правительство РФ утвердило концепцию ФЦП «Мировой океан» до 2031 года с объемом финансирования 87 млрд руб. Инфобюллетень ЦИА РПСМ № 67 от 25.06.2015 Режим доступа http://www.sur.ru/news/3454 Дата обращения 25.10.2015.

UDC 316

–  –  –

Kerch Maritime Technological University, Kerch, Crimea, Russian Federation E-mail: dracheva-mariya@mail.ru This paper concerns the research social problems of individual’s maritime professions in the system «Shore-Sea». On the Crimean peninsula, is a coastal region, live to a significant number of person’s maritime professions. Together, they represent a special segment of the labor market.

Its formation and functioning is determined by the current geopolitical, geo-economic and socio-legal context in which today is the development of the Crimean peninsula. On this basis, the identification of particular relevance takes the social problems faced by the marine trades face after joining the Crimea to the Russian Federation.

It is noted that the labor market of the Crimea is inextricably linked to the functioning of the system «Shore-Sea» as a complex social formation. It is shown that the labor market of marine trades is one of the components of the system «Shore-Sea» in condition with the development of the labor market of the maritime industry as a whole.

It was found that the transfer of Crimea to another legal field has led to related objective problems of employment of seafarers. At the same time take into account the impact of the situation on the labor market maritime shipping industry in general and the related trends of its development.

It is noted that the Crimean sailors face the problem of entry and exit to the territory of Ukraine and visas. These difficulties are borne by ship owners, which is easier to refuse the services of Crimean seamen, even if they are with good professional qualifications.

It also shows the impact of «geopolitical» factor in the placement of seafarers, directly residing in the territory of the coastal region. It is noted that in the case of the Crimean employment of seafarers on ships reputable international companies may cause serious problems not only for the seafarers but also their employers when entering the European and North American ports.

It should be noted that a very strong point and at the same time advantage in competition for sailors and marine specialists of the Russian Federation in the

Социальные проблемы лиц морских профессий в системе «берег-море»

international labor market are considered to be knowledge, a high level of professionalism and great experience.

It is also noted that the navigable get serious education in national universities, and unable to find work in the specialty within the borders of their state, in their national courts, our sailors are forced to seek employment on ships under foreign flag.

This in turn is associated with better conditions and wages. This determines the basic choice of our sailors, and with it the nature of the problems encountered with respect to employment on ships of foreign companies.

Key words: social problems, seafarers, system «Shore-Sea», labor market, Crimean peninsula.

–  –  –

1. Intermanager puts sailors at the heart of the global shipping industry TSIA SUR-Newsletter number 78 Access http://www.sur.ru/news/3695 Date treatment 10/25/2015.

2. Dracheva M.V. Chigrin V.A. The system «Shore –Sea» as a complex social formation, Herald of Omsk university series «Economics» Number 3, 2015. - p. 113-117.

3. Chigrin V.A. Social work in the maritime high school: Relevance components Sotsіalno-ekonomіchnі, sotsіalno-pedagogіchnі that sotsіalno-psihologіchnі problemi morskoї osvіti: materіali Mіzhnarodnoї of I-praktichnoї NAUKOVO konferentsії (Melіtopol 14-16 chervnya 2012 r.) / - Melіtopol: Color Print, 2013. p. 35-42

4. Yasaveev I.G. Sociology of social problems. Sociology: Textbook / Ed..Erofeeva S.A,.Nizamovoy L.R. University Press, 2001. p. 262-282.

5. Simonova T.M. Sociology of social problems: traditions and perspectives. News of Volgograd State Pedagogical University, №3 / 2009. - p. 68-71.

6. Fuller R. History of social problems / P. Fuller, R. Myers // context of modern-2: a reader / comp. And Ed. Yerofeyev S.A.; per. from English. University Press, 2001. - p. 138-141.

7. Marine portal SEAFARERS JOURNAL crisis Crimean employment of seafarers Access http://www.seafarersjournal.com/ Date Treatment 10/20/2015

8. Kucharczyk V.G. Problems of formation of the market of marine professions in Ukraine. Economy of Crimea №16, 2006 - p. 68-70.

9. Slyusarevsky M.: Crimean sailors problems with employment Access:

http://www.odessit.ua/news/oblast/42859-u-krymskih-moryakov-problemy-s-trudoustroystvom.html Date Treatment 04/11/2015.

10. Journal of Maritime union Gazette number 4 (103), 2015 www.sur.ru Date Treatment 11/29/2015.

11. Mariners created primary organization SUR http://www.sur.ru/news/3176 in Sevastopol from 18.03.2015 10.01.2015 Date of treatment.

12. The Russian government approved the concept of the federal target program "World Ocean" to 2031 with funding of 87 billion rubles. TSIA SUR-Newsletter number 67 from 06.25.2015 http://www.sur.ru/news/3454 Date treatment 25/10/2015.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Социология. Педагогика. Психология. Том 1 (67). 2015. № 1. С. 22–27.

УДК 316.421+ 316.47:

СОСТОЯНИЕ ПРОСТРАНСТВА ИССЛЕДОВАНИЙ КОММУНИКАЦИИ В

РФ (АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР, ДЕКАБРЬ, 2015 г.)

–  –  –

Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского, г. Симферополь, Республика Крым E-mail: raisaivanova2013@yandex.ua Подавляющая часть философских и социологических исследований коммуникации в России сосредоточена преимущественно в трёх направлениях: медиа-коммуникация, кросскультурная коммуникация, научная коммуникация (не считая смежных исследований по невербальной коммуникации). Данный вывод следует из того, что на тысячу с небольшим диссертаций, защищённых по вопросам, касающимся коммуникации, приходится всего пять-шесть работ, которые выходят за рамки трёх перечисленных выше направлений. Многочисленные исследования коммуникации, как правило, сфокусированы на сугубо практической стороне явления и, соответственно, на частных коммуникативных случаях, упуская из виду фундаментальную теоретическую необходимость в осмыслении коммуникации как явления в его целостном измерении. Попытка такого осмысления и предпринята в данной статье.

Ключевые слова: коммуникация, исследования коммуникации.

Несмотря на тот факт, что коммуникация сопровождала человечество на всех этапах его развития, вплоть до начала ХХ века данное явление не привлекало к себе настолько пристального исследовательского внимания, насколько таковым он является сегодня. Между тем, коммуникативный дискурс обладает длительной историей. Количество коммуникативных актов увеличивалось на протяжении всего периода существования человечества. Но всплеск актуальности этой темы приходится на ХХ-ХХI вв. – технологический взрыв в сфере информационных технологий спровоцировал привлечение внимания к коммуникации – межличностной, межгрупповой и так далее.

Подавляющая часть философских исследований коммуникации сосредоточена в трёх направлениях: медиа-коммуникация, кросскультурная коммуникация, научная коммуникации (это не принимая во внимание смежные исследования по невербальной коммуникации). Подавляющее количество исследований не выходит за пределы трёх выше упомянутых коммуникативных сфер. Многочисленные исследования коммуникации сфокусированы на практической стороне явления и, соответственно, на частных коммуникативных случаях, упуская из виду Состояние пространства исследований коммуникации в РФ (аналитический обзор, декабрь, 2015 г.) фундаментальную теоретическую необходимость в осмыслении коммуникации как целостного явления. Тем не менее, стоит принять в качестве отправной точки утверждение, что именно в соединении теории и практики можно отчётливо определить, что ещё нужно сделать для того, чтобы заложить фундамент для увеличения суммы знаний в области коммуникологии, не претендуя на знания, которых на самом деле нет. Такой подход не предполагает разрешение всех злободневных проблем сегодняшнего дня. Он адресован к тем проблемам, которые могут быть разрешены в настоящее время с помощью имеющихся налицо знаний [5, p.68-69].

В этом же ключе несомненный интерес предоставляет обзор, а, скорее, научный философско-социологический анализ пространства исследований определённого явления или процесса, в данном случае – коммуникации, попытка которого предпринята в настоящей статье.

Объектом данной статьи является современное российское пространство исследований коммуникации.

Пространство исследований коммуникации образуют факты, относящиеся к области исследований коммуникации (структурные подразделения, занимающиеся такого рода исследованиями, конференции, гранты, отдельные физические лица), а также динамика их состояний. Поэтому в качестве предмета нашей статьи целесообразно выделить такие аспекты как специфику изучения явления коммуникации на институциональном уровне и степень научно-дисциплинарной сформированности пространства исследований коммуникации, под которой подразумевается степень обеспечения исследований коммуникации соответствующими научными дисциплинами, преподающимися в образовательных учреждениях.

Анализ институциональных структур, специализирующихся на коммуникативных исследованиях, показывает, что на этом уровне исследования коммуникации представлены неравномерно. Отечественное пространство исследований коммуникации слабо дифференцировано в научно-дисциплинарном отношении. Дисциплинарная представленность направления исследований, также как и юридически закреплённое оформление образовательно-исследовательской деятельности (кафедра, факультет, институт) в какой-либо области знания, являются формами институциализации исследований.

Не в последнюю очередь коммуникативная компонента проявляется в интердисциплинарности. Междисциплинарность – это способ существования коммуникации в дисциплинарном дискурсе, притом в фундаментальной роли «неощущаемого» концепта, на котором сегодня только и может строиться здание науки в принципе.

Подтверждением этой мысли может послужить то, что информация об исследованиях коммуникации (коммуникативный аспект выбора, роль коммуникации в формировании и объяснении интеллектуальных и когнитивных функций человека, практические аспекты коммуникативной онтологии, пластика межсубъектных коммуникаций), проводящиеся в ИФ РАН, размещены в Секторе методологии междисциплинарных исследований человека [3].

Иванова Р. А.

Следует, однако, отметить, что сегодня примерно на 600 государственных ВУЗов в РФ существует около 30 кафедр, так или иначе занимающихся исследованиями коммуникации. Половина от этого числа кафедр сосредоточена на базе филологического образования (в основном с уклоном в межкультурную коммуникацию), оставшееся число – преимущественно на базе образования, связанного с СМИ. Нередки случаи смешения упомянутых направлений.

Типичными представителями перечисленных категорий являются: кафедра новых медиа и теории коммуникации на факультете журналистики МГУ, институт филологии, журналистики и межкультурной коммуникации ЮФУ, факультет иностранных языков и международных коммуникаций Уральского государственного университета, факультет филологии и коммуникации Ярославского государственного университета, институт филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета, высшая школа журналистики и массовых коммуникаций СпГу.

Судя по направлениям исследований, заявляемых кафедрами филологического и журналистского направлений (обобщённо: особенности коммуникационных процессов в медиа-пространстве, стратегические коммуникации, филологическое обеспечение массовой коммуникации, прикладная лингвистика), одна группа учёных-филологов занимается в основном изучением процесса языкового кодирования информации, вторая группа – преимущественно изучением наиболее эффективных способов манипуляции этой информацией, в том числе и ёё передачи.

То есть, циркуляция смыслов в российском обществе носит «информационный», а не «коммуникативный» характер, что и находит своё отражение в структуре современного университета – комплекса образовательных услуг.

Ещё одна форма институализации – всевозможные организации и ассоциации.

В России существует и худо-бедно функционирует Российская Коммуникативная Ассоциация (РКА), основанная в декабре 2000 года, одним из пунктов миссии которой значится в том числе и «развитие коммуникативного образования в России» [4]. Последний всплеск активности ассоциации приходится на 2014 год. За 2015 год на сайте можно наблюдать только новостные обновления, да и то отстающие от последних событий в области коммуникативных исследований.

Например, ни слова о таком значительном для исследователей коммуникации события как международная научная конференция «Наука о коммуникации как дисциплина и область знания в современном мире: диалог подходов» в ВШЭ, мы на сайте не находим. Собственно, не считая научного журнала «Современная коммуникативистика», издающего по одному номеру в три месяца, только в изданиях РКА («The Russian journal of communication», «Образовательные технологии и общество», «Вестник РКА», «Актуальные проблемы теории коммуникации») и можно было публиковать результаты исследований в области коммуникации. Деятельность изданий РКА была заморожена с 2013 года. Сегодня кроме как в «Современной коммуникативистике» исследователям коммуникации поделиться специализированным материалом друг с другом негде.

Ещё одна институциональная структура, независимый институт коммуникативистики, прекратил своё существование. В настоящее время Состояние пространства исследований коммуникации в РФ (аналитический обзор, декабрь, 2015 г.) исследовательская деятельность развивается в рамках Научно-учебной лаборатории исследований в области бизнес-коммуникаций ГУ-ВШЭ.

Кроме того, в России есть ещё несколько лабораторий, так или иначе относящихся к исследованиям коммуникации: Лаборатория коммуникативистики и риторики (ЛКиР) филологического факультета АЛгУ и Лаборатория коммуникации при академии НЛП. Здесь мы снова убеждаемся в том, что коммуникацией у нас увлечены филологи и «специалисты» по нейролингвистическому программированию. Целью первой группы является филологический аспект коммуникативного процесса. Целью второй группы выступает оптимизация эффективности коммуникативного акта, однако с заметным креном в сторону манипуляции как процессом коммуникации так и её субъектом, обретающим объектные характеристики. Если НЛП-«исследование» коммуникации и можно назвать исследованием (сами представители НЛП-течения не позиционируют поле своей деятельности в таком ракурсе), то исследованием, имеющим контекстуальный характер.

Таким образом, исследования коммуникации осуществляются или как специальные или как контекстуальные.

Предметом специальных исследований является непосредственно коммуникация, в текстах появляется термин «коммуникация» в качестве ключевого и осуществляются попытки дать ответ на вопрос, что есть коммуникация.

Соответственно, в исследованиях этого вида понимание коммуникации не нуждается в дополнительном реконструировании.

В то же время ряд исследователей коммуникации не предполагает автономного понимания коммуникации в качестве целей своих исследований. Поэтому предметом контекстуальных исследований может быть всё, что связано с коммуникацией: от отдельных исследований, посвящённых частным случаям коммуникации до практической применимости теоретических знаний о коммуникации.

Наконец, нельзя не затронуть проблему попыток научного обсуждения различных аспектов коммуникации. Наличие таких узкоспециализированных, но весьма политематических в рамках узкой специализации, конференций как «Социальные коммуникации и эволюция обществ» в Новосибирске (9-10 октября 2015 г.), «Социокультурные среды и коммуникативные стратегии информационного общества» (28-31 октября 2015 г.) в Санкт-Петербурге свидетельствует о том, что попытки выйти на теоретический уровень осмысления коммуникации исследовательским сообществом всё-таки не оставлены.

В теории разнообразие форм институциализации научно-исследовательской и образовательной деятельности и их «внутриформная» дифференциация свидетельствуют о полноценном разностороннем исследовании явления. Однако множественность институциональных подразделений на практике, на фоне размытой или почти отсутствующей дифференциации, указывает на то, что в пространстве данной области знания преобладают прикладные направления, имеющие своей целью прибыль в ближайшей перспективе научноисследовательских разработок.

Иванова Р. А.

Сама по себе «коммуникация» изучается обширным перечнем дисциплин, от технических до гуманитарных. Различные дисциплины охватывают техническое значение коммуникации (передача данных, сообщение), биологическое, социальное [2, c. 4-11]. И всё же предмет и объект коммуникологии остаются не прояснёнными в том смысле, что до сих пор непонятно, каким образом все значения коммуникации складываются в единое явление, в совокупности обретая отдельное, эмерджентное свойство, не тождественное ни одному из конституирующих коммуникацию элементов. Науки коммуникологии как определённой области знания пока не существует [1].

Список литературы.

1. Гойхман О.Я. Коммуникативистика в современном обществе // Соврем. коммуникативистика. – 2012. – № 1(1). – С. 4-8; [Электронный ресурс]. – URL: http://intellect-spirit.org/wpcontent/uploads/2015/06/SK-6-2014.pdf (дата обращения: 02.12.2015)

2. Василик М.А. "Актуальные проблемы теории коммуникации". Сборник научных трудов. – СПб. – Изд-во СПбГПУ, 2004. – 362 с.

3. ИФ РАН. Сектор методологии междисциплинарных исследований человека [Офиц. сайт]. URL:

http://iph.ras.ru/human_researches.htm (дата обращения: 02.12.2015)

4. Российская коммуникативная ассоциация (РКА). URL: http://www.russcomm.ru/ (дата обращения: 02.12.2015)

5. Merton. Robert K. On Sociological Theories of the Middle Range // Merton R.K. On Theoretical Sociology. Five Essays. Old and New. N.-I: Free Press, L.: Macmillan, 1967. P.475

UDC 316.421+ 316.47:

THE STATE OF COMMUNICATION STUDIES FIELD IN RUSSIAN

FEDERATION. (ANALYTICAL REVIEW, DECEMEBER, 2015)

–  –  –

V.I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol, Crimea, Russian Federation E-mail: raisaivanova2013@yandex.ua Despite the fact that communication has accompanied humanity at all stages of its development up until the early twentieth century this phenomenon has attracted so important to thoroughly research, how it is today. Meanwhile, the communicative discourse has a long history. The number of communicative acts has increased throughout the period of mankind's existence. But the surge of the relevance of this topic is necessary on the XX-XXI centuries. Technological explosion in the field of information technology provoked to draw attention to communication – interpersonal, intergroup, and so on.

The overwhelming majority of philosophical and sociological investigations of communication in Russia is mainly focused on three directions: media communication, Состояние пространства исследований коммуникации в РФ (аналитический обзор, декабрь, 2015 г.) cross-cultural communication and scientific communication, excepting related investigations of non-verbal communication.

It is concluded from the fact that there are only five-six theses on ontological or philosophically anthropological basis among about one hundred theses which have been defended. The rest are in the frames of the three listed communication fields. The numerous communication studies are focused on the practical side of the communication phenomenon and on the individual cases correspondingly, neglecting fundamental theoretical necessity in the comprehension of communication as a phenomenon in its holistic dimension.

The purpose of this article is to analyze the space research communications in the Russian Federation.

The object of this article is the modern Russian space research communication.

Space research communications form the facts relating to the field of communication studies (structural subdivisions involved in this kind of research, conferences, grants, private individuals), as well as the dynamics of their States. Therefore, as the subject of our article it is useful to distinguish aspects such as the specifics for studying the phenomenon of communication at the institutional level and extent of research and disciplinary development research of space communication, which is the extent to which studies of communication relevant scientific disciplines that are studied in educational institutions.

Key Words: communication, communication studies.

–  –  –

1. Goikhman, O. J. Communicativistiks in a Modern Society // Modern. Communicativistiks. – 2012. – № 1(1). – P.4-8; [Electronic Resource]. – URL: http://intellect-spirit.org/wpcontent/uploads/2015/06/SK-6-2014.pdf (Reference Date: 02.12.2015)

2. Wasylyk, M. A. "Current Issues of Communication Theory". Collection of Scientific Works. – SPb. – SPbSPU Publishing, 2004. – 362 p.

3. IPHRAS. The Sector of Interdisciplinary Human Studies Methodology [Official website]. URL:

http://iph.ras.ru/human_researches.htm (Reference Date: 02.12.2015)

4. The Russian Communication Association (RCA). URL: http://www.russcomm.ru/ (accessed:

02.12.2015)

5. Merton. Robert K. On Sociological Theories of the Middle Range // Merton R.K. On Theoretical Sociology. Five Essays. Old and New. N.-I: Free Press, L.: Macmillan, 1967. P. 475 Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Социология. Педагогика. Психология. Том 1 (67). 2015. № 1. С. 28–39.

УДК 316.77:316.225:378

КОММУНИКАЦИОННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ В ОБРАЗОВАНИИ:

МАТЕМАТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ УНИВЕРСИТЕТА С НАПРАВЛЕННЫМ

ФОРМИРОВАНИЕМ ОБУЧЕНИЯ В ГОРИЗОНТАЛЬНЫХ ГРУППАХ

Сулейменов И. Э.1, Габриелян О. А.2, Панченко С. В.3 Алматинский университет энергетики и связи, г. Алматы, Казахстан Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского, г. Симферополь, Республика Крым.

E-mail: gabroleg@mail.ru Казахский Национальный университет им. аль-Фараби, г. Алматы, Казахстан Предложена математическая модель, позволяющая оценить число успешных выпускников университета на основе параметров, характеризующих эффективность вертикального (лекции, семинары) и горизонтального (peer education) обучения. Показано, что при низкой эффективности вертикального обучения эффективным средством повышения качества образования в целом, является целенаправленное формирование горизонтальных групп, внутри которых идет обмен информацией.

Предложен ряд конкретных мер, обеспечивающих стимулирование горизонтального обучения.

Ключевые слова: образование, горизонтальное обучение, модель университета ВВЕДЕНИЕ Многочисленные работы, например [1-4], опубликованные в последние десятилетия, однозначно свидетельствуют о существовании целого ряда негативных трендов, выражающихся в резком падении качества образования. Указанные негативные тренды, заставляющие говорить о кризисе высшего образования [5,6], наиболее наглядно проявляются на постсоветском пространстве [7-9], однако, есть все основания полагать, что они во многом носят объективный характер и являются одним из проявлений текущего системного кризиса индустриальной цивилизации в целом [5,6].

Следовательно, актуальным является разработка новых подходов к управлению процессами в высшей школе, которые бы в максимальной степени отвечали требованиям постиндустриального рынка труда, в соответствии с [5]. Одним из инструментов формирования таких подходов может стать теория коммуникационного менеджмента [9], понимаемого как совокупность средств, Коммуникационный менеджмент в образовании: математическая модель университета с направленным формированием обучения в горизонтальных группах обеспечивающих контроль над информационными потоками и регулирующих воздействие указанных потоков на социум и/или отдельные институции, в частности, высшую школу. Очевидно, что любая формализация ведет к упрощению социального процесса, тем более математическая модель.

Действительно, процесс обучения как таковой можно рассматривать как частный случай межличностной коммуникации, что позволяет использовать методы коммуникационного менеджмента для решения сформулированной выше задачи.

Существующие методики обучения подразделяются на два обширных класса:

вертикальное и горизонтальное обучение. К первому классу относятся практически все традиционные педагогические методики, использующие как аудиторные, так и внеаудиторные занятия. Второй класс предполагает приобретение компетенций обучающимися за счет общения между собой (peer training, peer education [10-11]).

Эффективность горизонтального обучения (peer training) доказана в многочисленных работах, однако до последнего времени не было создано математических моделей, которые позволили бы поставить вопрос об оптимизации педагогического процесса в целом по параметрам, характеризующим вклад горизонтального и вертикального обучения. Также не были проанализированы возможности направленного стимулирования горизонтального обучения за счет использования средств коммуникационного менеджмента.

В работе [12] недавно было показано, что такая модель может быть построена сравнительно простыми средствами, но в ней использовались уравнения, не учитывающие открытый характер рассматриваемой системы. В данной статье рассматривается модель, аналогичная [12], но учитывающая конечное время нахождения студента в стенах университета.

Следует подчеркнуть, что данную модель можно трактовать гораздо более широко. А именно, ее можно рассматривать также как и пример, демонстрирующий существование качественных трансформаций в эволюционирующих социальноэкономических системах различной природы. Действительно, в соответствии с интерпретацией, предложенной в [13], природа качественных скачков (ароморфозов) в развитии социально-экономических систем, феноменов культуры также обусловлена процессами обмена информацией, которые тоже допускают разделение на вертикальные и горизонтальные каналы коммуникации.

Модель университета как открытой системы Следуя [12], будем строить модель университета на основе аналогии с моделью продвижения инноваций Басса [14]. Базовое уравнение данной модели может быть записано в форме

–  –  –

а член, пропорциональный - влияние СМИ и рекламы. Коэффициенты и характеризуют интенсивность информационных воздействий указанных выше типов, определяющих продвижений инноваций на рынок.

Используемая аналогия [12] состоит в следующем. И приобретение товара, и приобретение знаний можно рассматривать как результат некоторого информационного воздействия, которое может осуществляться по нескольким каналам. Однако, если при рассмотрении продвижения товаров/услуг на рынок получаемая информация (по крайней мере, в первом приближении) может быть соотнесена с единичным информационным пакетом, то применительно к задачам моделирования обучения приходится использовать несколько информационных уровней [12].

Соответствующая схема представлена на рис.1. Переходы «вверх» на этой схеме соответствуют усвоению студентом следующего информационного пакета в процессе обучения; переходы «вниз» - потере данного пакета (студент забывает материал, которым не пользуется на практике). Верхний уровень соответствует приобретению студентом определенной компетенции.

Схему рис.1 можно использовать двояко: для описания приобретения квалификации в целом (тогда отдельные уровни отражают приобретения знаний и навыков, относящихся к отдельной дисциплине, входящей в план подготовки) и для описания приобретения отдельной компетенции, скажем, умения программировать на определенном языке.

–  –  –

Рис.1. Схема системы переходов между К уровнями информированности [12].

В последнем случае компетенция складывается за счет последовательного усвоения отдельных информационных пакетов. Однако умение как таковое приходит только тогда, когда полученные сведения складываются в определенную систему, т.е. студент переходит на самый высокий уровень по схеме рис.1. В этом Коммуникационный менеджмент в образовании: математическая модель университета с направленным формированием обучения в горизонтальных группах

–  –  –

Коммуникационный менеджмент в образовании: математическая модель университета с направленным формированием обучения в горизонтальных группах

–  –  –

Результаты и обсуждение Примеры решений системы уравнений (21) - (23) для случая, сравнительно высоких значений параметров, характеризующих эффективность прямого обучения, представлены на рис.2; полученные графики представляют собой зависимости заселенностей каждого из трех уровней от параметра, характеризующего эффективность межличностного обмена информацией. Видно, что указанный параметр действительно существенно влияет на качество обучения (на заселенность верхнего уровня, отвечающего наиболее высокой компетенции), при этом все полученные зависимости являются монотонными.

При переходе к сравнительно низким значениям управляющих параметров, характеризующих эффективность прямого обучения, полученные зависимости теряют монотонность (рис.3). Видно, что зависимости заселенности всех трех уровней от параметра коммуникационной активности становятся S-образными.

Это означает, что по мере увеличения интенсивности межличностных коммуникаций в рассматриваемой системе происходит качественный скачок:

система резко переходит от состояния с низким качеством образования к намного более высокому.

Рис. 2. Зависимости решений системы уравнений (19)-(20) от параметра межэлементных коммуникаций при следующих значениях параметров: q = 3, b = 0,6, b2=1,6, b0 = 1,3, b1 = 0,9; y2 – сплошная линия, y1 – пунктирная линия, y0 – штриховая линия.

Коммуникационный менеджмент в образовании: математическая модель университета с направленным формированием обучения в горизонтальных группах Рис. 3. Зависимости решений системы уравнений (19)-(20) от параметра межэлементных коммуникаций при следующих значениях параметров: q = 3, b = 0,6, b2=1,6, b0 = 1,05, b1 = 0,15; y2 – сплошная линия, y1 – пунктирная линия, y0 – штриховая линия.

Переход от монотонных кривых к S-образным, имеющий место при постепенном уменьшении параметра, характеризующего эффективность прямого обучения, иллюстрирует рис.4. Он подтверждает сделанный ранее вывод о том, что для системы (университета) в которой качество прямого обучения является низким, критически важно обеспечить (пусть и искусственное стимулирование межличностных коммуникаций).

Рис. 4. Появление S-образной зависимости заселенности верхнего уровня от параметра межэлементных коммуникаций при экстремально малой эффективности неидуцируемых переходов; q = 3, b = 0,6, b2=1,6, b0 = 1,3, b1 = 0,9 (1), b0 = 1,1, b1 = 0,3 (2), b0 = 1,05, b1 = 0,15 (3).

И.Э. Сулейменов, О.А Габриелян, С. В. Панченко Принимая во внимание интерпретацию [13], этот результат можно трактовать и с более общих позиций. А именно, возникновение феноменов культуры, как показывают данные культурной антропологии, как правило, происходит именно скачком. Внешнее воздействие (скажем, заимствование) во всех случаях следует рассматривать как малое воздействие, т.е. во главу угла должно быть поставлены межличностные коммуникации, которым, как это следует из полученных результатов, свойственны нелинейные эффекты. Это дает возможность предположить, что нелинейности обнаруженного типа в перспективе позволят последовательно описать культурные ароморфозы как результат эволюционных процессов, протекающих в коммуникационной оболочке социума.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, потенциал горизонтального обучения как средства повышения его качества является более чем высоким: межличностный обмен информацией в состоянии компенсировать недостатки, присущие традиционным методам обучения.

В известной мере, материал статьи на уровне математических моделей доказывает хорошо известное обстоятельство, в современном университете – по крайней мере, заслуживающим такого наименования – должна сложиться специфическая среда, которая сама является средством воспитания и обучения, причем этот фактор, как выясняется, является намного более важным, нежели качество преподавания отдельных дисциплин.

Следовательно, в условиях, когда эффективность прямого (традиционного) обучения является низкой, остается прибегать к нетрадиционным подходам, максимально использующим потенциал горизонтального обучения. Наиболее очевидной мерой здесь является стимулирование различных форм групповой работы обучающихся: выполнение совместных научных проектов, внедрение в учебный процесс ролевых и организационно-деятельностных игр и т.д. По существу, речь идет о сугубо искусственном формировании соответствующих неформальных институций, для чего целесообразно задействовать методы коммуникационного менеджмента.

Успешный пример их использования описан в [15], где было показано, что при адекватной постановке групповой работы магистранты начинают генерировать инновации (причем изначально обучающиеся вовсе не были ориентированы на их создание). Опыт ведения курса социокультурного проектирования в Крымском федеральном университете для магистров культурологов также подтверждает данный вывод.

Список литературы

1. Abankina I., Abankina T., Filatova L., Nikolayenko E., Seroshtan E. The effects of reform on the performance of higher education institutions // Journal of Applied Research in Higher Education.

2012. - Vol. 4, N 1. - P. 23 – 41.

2. Dobryakova M., Froumin I. Higher engineering education in Russia: incentives for real change // International Journal for Engineering Education. 2010. - Vol. 26, N 5.

Коммуникационный менеджмент в образовании: математическая модель университета с направленным формированием обучения в горизонтальных группах

3. Silova I. Higher education reforms and global geopolitics: Shifting cores and peripheries in Russia, the Baltics, and Central Asia. Russian Analytical Digest, 2011. Vol. 97, 9-12.

4. Suleimenov, I. E., Mun, G. A., Grigoriev, P. E., Negim, E. S. M., Yeligbayeva, G. Z., & Suleimenova, K. I. Higher Education and Science: Portrait Against the Background of Global Crisis. World Applied Sciences Journal, 2011. 15(9), 1199-1205.

5. Suleimenov, I. E., Gabrielyan, O., Shaltykova, D., Negim, E. S. M., Obukhova, P., & Suleymenova, K. Current Global Crisis as a Crisis of Civilization Meta-Projects. World Applied Sciences Journal, 2013. Vol. 23 (11), 1455-1464.

6. Shaltykova, D. B., Suleimenova, K. I., Suleimenov, I. E., & Obukhova, P. V. (2013). Post-transition period and quality of higher education: ways to overcome the crisis phenomena. International Letters of Social and Humanistic Sciences. – 2013. – №. 08. – С. 49-56.

7. Rumyantseva, N. L., & Caboni, T. C. (2012). Are Academics in Kazakhstan Capable of Selfregulation? A Study of Faculty’s Normative Structure in the Midst of Higher Education Decentralization Reforms. Tertiary Education and Management, 18(1), 1-16.

8. Bhuiyan, S. H. (2011). Transition Towards a Knowledge-Based Society in Post-Communist Kazakhstan: Does Good Governance Matter?. Journal of Asian and African Studies, 0021909611401565.

9. Крылов А. Н. Коммуникационный менеджмент. Теория и практика взаимодействия бизнеса и общества. 2-е изд. – М.: Издательство «ИКАР», 2015. - 352 с.

10. Topping K. J. Trends in peer learning // Educational psychology. – 2005. – Т. 25. – №. 6. – С. 631Falchikov N., Blythman M. Learning together: Peer tutoring in higher education. – Psychology Press, 2001.

12. Ibragim Suleimenov, Dina Shaltykova, Polina Obukhova, Anastasiya Stentsova, Kamilya Suleymenova. Quantitative theory of effectiveness of highest education: role of interpersonal communications //European Journal of Educational Sciences. 2014 - Vol.1, N 2 P. 171-180.

13. Suleymenova, K. I., Shaltykova, D. B., & Suleimenov, I. E. (2013). Aromorphoses phenomenon in the development of culture: a view from the standpoint of neural net theory of complex systems evolution. European Scientific Journal, 2013. 9 (19).

14. Bass F. M. A New Product Growth Model for Consumer Durables. Management Sciences // Institute for Operations Research and the Management Sciences. Evanston, XV (5). – 1969.

15. Obukhova, P.V. Suleimenova K.I. et al. The problem of inhomogeneous development regions in Kazakhstan: impact on higher education // Second International Conference On Advances In Management, Economics And Social Science. 2015. P. 11–15.

UDC 316.77:316.225:378

–  –  –

Suleymenov I. E.1, Gabrielyan O. A.2, Panchenko S. V. 3 Almaty University of Power Engineering and Telecommunications, Almaty, Kazakhstan.

V.I. Vernadsky Crimean Federal University, Simferopol, Crimea, Russian Federation И.Э. Сулейменов, О.А Габриелян, С. В. Панченко E-mail: gabroleg@mail.ru Al-Farabi Kazakh National University, Almaty, Kazakhstan.

The potential for “horizontal” learning as a means of improving quality is great.

Interpersonal exchange of information are able to compensate the drawbacks of traditional methods of learning. In the article on the level of mathematical models proved a wellknown fact in the modern university. It should have a specific environment, which itself is a means of education and training. And this factor, as it turns out, is more important than the quality of teaching of any disciplines. The mathematical model allows us to estimate the number of successful graduates of the university on the basis of parameters that characterize the effectiveness of vertical (lectures, seminars) and horizontal education (peer education).

Consequently, in circumstances where the effectiveness of direct (traditional) learning is low, it is more effective to maximize the potential of horizontal learning. The most obvious measure here is to encourage various forms of working the students in groups, implementing the joint research projects, introducing the role games activity, etc.

Essentially, we are talking about the formation of informal institutions, for which it is advisable to use the methods of communication management. In article proposed a number of specific measures for the promotion of horizontal training and learning.

Keywords: education horizontal learning university model

–  –  –

1. Abankina I., Abankina T., Filatova L., Nikolayenko E., Seroshtan E. The effects of reform on the performance of higher education institutions // Journal of Applied Research in Higher Education.

2012. - Vol. 4, N 1. - P. 23 – 41.

2. Dobryakova M., Froumin I. Higher engineering education in Russia: incentives for real change // International Journal for Engineering Education. 2010. - Vol. 26, N 5.

3. Silova I. Higher education reforms and global geopolitics: Shifting cores and peripheries in Russia, the Baltics, and Central Asia. Russian Analytical Digest, 2011. Vol. 97, 9-12.

4. Suleimenov, I. E., Mun, G. A., Grigoriev, P. E., Negim, E. S. M., Yeligbayeva, G. Z., & Suleimenova, K. I. Higher Education and Science: Portrait Against the Background of Global Crisis. World Applied Sciences Journal, 2011. 15(9), 1199-1205.

5. Suleimenov, I. E., Gabrielyan, O., Shaltykova, D., Negim, E. S. M., Obukhova, P., & Suleymenova, K. Current Global Crisis as a Crisis of Civilization Meta-Projects. World Applied Sciences Journal, 2013. Vol. 23 (11), 1455-1464.

6. Shaltykova, D. B., Suleimenova, K. I., Suleimenov, I. E., & Obukhova, P. V. (2013). Post-transition period and quality of higher education: ways to overcome the crisis phenomena. International Letters of Social and Humanistic Sciences. – 2013. – №. 08. – С. 49-56.

7. Rumyantseva, N. L., & Caboni, T. C. (2012). Are Academics in Kazakhstan Capable of Selfregulation? A Study of Faculty’s Normative Structure in the Midst of Higher Education Decentralization Reforms. Tertiary Education and Management, 18(1), 1-16.

8. Bhuiyan, S. H. (2011). Transition Towards a Knowledge-Based Society in Post-Communist Kazakhstan: Does Good Governance Matter?. Journal of Asian and African Studies, 0021909611401565.

9. Krylov A. N. Communication Management. Theory and practice of interaction between business and society. 2nd ed. - M.: "IKAR" Publishing House, 2015. - 352 p.

Коммуникационный менеджмент в образовании: математическая модель университета с направленным формированием обучения в горизонтальных группах

10. Topping K. J. Trends in peer learning // Educational psychology. – 2005. – Т. 25. – №. 6. – С. 631Falchikov N., Blythman M. Learning together: Peer tutoring in higher education. – Psychology Press, 2001.

12. Ibragim Suleimenov, Dina Shaltykova, Polina Obukhova, Anastasiya Stentsova, Kamilya Suleymenova. Quantitative theory of effectiveness of highest education: role of interpersonal communications //European Journal of Educational Sciences. 2014 - Vol.1, N 2 P. 171-180.

13. Suleymenova, K. I., Shaltykova, D. B., & Suleimenov, I. E. (2013). Aromorphoses phenomenon in the development of culture: a view from the standpoint of neural net theory of complex systems evolution. European Scientific Journal, 2013. 9 (19).

14. Bass F. M. A New Product Growth Model for Consumer Durables. Management Sciences // Institute for Operations Research and the Management Sciences. Evanston, XV (5). – 1969.

15. Obukhova, P.V. Suleimenova K.I. et al. The problem of inhomogeneous development regions in Kazakhstan: impact on higher education // Second International Conference On Advances In Management, Economics And Social Science. 2015. P. 11–15.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Социология. Педагогика. Психология. Том 1 (67). 2015. № 1. С. 40–53.

УДК 370.12-029:1

ПАРАДИГМЫ ОБРАЗОВАНИЯ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

–  –  –

Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского, Симферополь, Республика Крым.

E-mail: 1khomenko_galina@mail.ru, 2olenakosinska@mail.ua, 3ok_s_ana@mail.ru В статье рассматривается проблема образования как процесс и социальное явление современного общества. На основании различных подходов и анализа предпринята попытка создания новых парадигм образования в условиях глобализации и информационно-технической революции, определены тенденции дальнейшего развития образовательной системы в стремительно реконструирущемся мире.

Ключевые слова: знания, наука, образование, развитие личности.

ВВЕДЕНИЕ Занимая центральное место в современном мире, образование определяет уровень и качество развития экономики и труда, выступает стратегическим ресурсом функционирования государственных и политических структур, фундаментальным принципом социализации личности и требует постоянного не просто особого внимания, а предвидения, опережающего прогнозирования. Именно образование, как свидетельствует опыт развитых государств, обеспечивает их экономическое, политическое, культурное развитие, благополучие и международную конкурентноспособность. Сегодня снова в развитых странах актуализируются реформы образования, особенно в Японии, Великобритании, США, Нидерландах и др. Проблемы образования нынче все активнее анализируют философы, педагоги, физики, ученые разных областей знания. Тем самым, образованию уделяется одно из главных мест среди социальных явлений и процессов общественной жизни, которые требуют к себе особого внимания, так как есть понимание, что знания - определяющий фактор социального действия, а образование – основной социальный капитал.

Общество всегда занималось образованием, создавая его модели. Современный образовательный процесс представлен разнообразными парадигмальными моделями образования, прежде всего актуальностью отличаются: парадигмы современного образования (Н.А. Алексеев, Ш.А. Амонашвили, Е.А. Бондаревская, В.И. Загвязинский, С.В. Кульневич, В.В. Сериков и др.); парадигма качественного Парадигмы образования: тенденции развития образования, сориентированного на реалии современного общества и перспективы развития цивилизации (И.М. Ильинский); концептуальные идеи "образовательного общества", "опережающего развития высшего образования" (Н.А. Селезнев, А.И.

Субетто и др.).

Сегодня глобализация и информационно-техническая революция стремительно реконструируют мир. Знания в современном обществе не только основная черта современной экономики, но и организационный его принцип перехода от товарной экономики к интеллектуально-творческой, что требует постоянного обновления образовательных идей. Таким образом, в данной работе предпринимается попытка расставить приоритеты современного образования, дифференцировать этот сложный процесс, выявить его тенденции.

ИЗЛОЖЕНИЕ ОСНОВНОГО МАТЕРИАЛА

1.1. Цель статьи: проанализировать и показать парадигмы современного образования, выявить тенденции.

1.2. Предметом сравнительного анализа выступают особенности образовательного процесса в современном стремительно реконструирующемся мире под влиянием глобализации и информационно-технической революции.

1.3. Общество будущего – мир знаний и эпоха интеллектуального труда Общества знаний как форма жизни нашей цивилизации существовали всегда.

Ведь именно наука не только дает возможность доступа и ключи к тайнам мироздания, но и показывает становление мира, в сферах которого она все более становится основой и ориентиром для человеческой деятельности. И чем более общество развито, тем глобальнее мы формируем действительность на основе нашего знания. Общественное воспроизводство это не только физический процесс, но всегда еще и культурный, то есть – воспроизведение знаний. Поэтому знания – это универсальное, антропологическое свойство человека. Расцвет целых цивилизаций, начиная с древнейших, основывался на преимуществах их знаний или их информационных технологий. Разные общества возникают на основе неоднозначных моделей развития.

Сегодня философы обсуждают постнеклассическую рациональность, которая учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности. «В рамках ее наряду с вероятностным детерминизмом признаются индетерминизм, кооперативные, разрозненные связи и отношения. Наука занимается исследованием возможности явлений. Научное знание рассматривается как творческая игра интерпретаций ученых. Свободное взаимодействие с объектом исследования нацелено на достижение максимальной адаптивности и полезности для человека. В основу новой рациональности положена нелинейная (синергетическая) картина самоорганизующегося мира. В таком подходе исключаются попытки все однозначно предусмотреть и разумно устроить. Невозможно предсказать будущее, где много альтернатив, что уводит за пределы науки как знания, управления, предсказания», – считает профессор Ланцев И.А.[3].

Хоменко Г.П., Косинская Е.А., Ильницкая О.И.

Глобализация экономики и революция в области информационных технологий

– двигатели развития общества знаний, а ее основное сырье – это образование Общество знаний значительнее повлияет на социальные структуры и придаст миру труда совершенно новые черты. Тот, кто желает быть готовым к новым требованиям, должен прежде всего быть «soft skills»: неустанно учиться всю жизнь.

Поэтому такую форму бытия логично называют обществом знаний.

Сегодня знания растут с новой скоростью, суммарный их объем удваивается в среднем за пять лет (во времена Ломоносова за 150 лет), обновление знаний в инженерной сфере происходит еще быстрее – менее трех лет. А это, в свою очередь, означает, что сегодня мы формируем свою действительность целиком на основе нашего знания. Жизнь требует постоянного критического и кардинального переосмысления идей, лежащих в фундаменте современной цивилизации. Основа конкуренции в области образования – информация, доступная глобально. Новые технологии дают доступ к все более грандиозному объему информации. Но превратится ли все увеличивающийся поток информации в настоящие знания?

Здесь масса вызовов, которые постоянно множатся.

Механизмы передачи знаний сегодня находятся в руках все меньшего количества людей, а распространяемые ими лозунги все чаще пропагандируют монокультуру потребления. Когда эта культура восхваляется как единственная к которой нужно стремится, то это способствует сохранению и даже укреплению экономического неравенства. Кроме того, в таких условиях все большее количество людей остается за границами круга сведущих. Те знания, которыми они владели когда-то, сегодня уже не нужны. Так, сегодня более трети знаний, полученных в вузовском образовании, устаревает сразу же по окончании обучения. Жизнь динамичнее, чем педагогика и образование. Обостряется проблема обновления современных знаний у самих носителей – преподавателей. А для каждого человека, в частности, это означает, что он должен быть готов повышать свою квалификацию и получать новые знания непрерывно, постоянно работать над собой. Человек должен развивать в себе способности, которые бы позволили ему быстро приспособиться к смене ситуации и эффективно и оперативно адаптироваться к новым условиям. Наряду со знаниями речь идет в основном о так называемых «soft skills», то есть гибкости, способности работать в команде, самостоятельности, умении решать проблемы, выносливости, мобильности, культурной и интеркультурной компетентности.

Однако, как это не парадоксально, именно наука и техника являются, возможно, самыми важными источниками растущей открытости и неопределенности современных общественных отношений.

Сегодня можно найти много разных парадигм, прогнозов, которые утверждают, что руководство, планирование и прогнозирование становятся все более сложными, а общество – чем дальше, тем все более хрупким, и ответственность за это возлагается как на глобализацию, (о которой все еще много спорят), так и на потерю власти – вследствие все ускоряющегося роста и распространения знаний. Общество будущего – это мир бурного приращивания знаний.

Парадигмы образования: тенденции развития

В этих условиях концепция образования рассматривает идеал образованности через знание и познание. Образование является способом передачи социальнокультурного опыта человечества, одним из основных компонентов которого является наука. Она и создает для образования новые способы и методы мышления, формирует все более эффективные инновационные модели и стратегии его развития. Современным идеалом познания мира в науке и образовании стало получение максимально точного, доказательного знания, а целью познания человека

– формализованный образ мира, который передает основное содержание накопленных знаний, и систему взглядов, расширяющих взаимодействие человека с внешним материальным миром. Сейчас специалисты и эксперты акцентируют на том, что глубокая фундаментальная подготовка и научная работа спасут современное образование. Но – развитие образования и исследовательский процесс в науке преследуют разные цели.

Образование призвано осуществлять интеграцию научных знаний в единый образ мира, идет от простого к сложному. Наука же стремится к объяснению сложного окружающего мира наличием более простых сущностей на более глубоком структурном уровне, что ведет к дифференциации научных дисциплин.

Особая роль тут принадлежит гуманитарному образованию.

Немцы очень правильно называют сферу естественного знания «naturwissenschaften» (науки о природе), а гуманитарную – «geistwissenschaften»

(науки о духе). Дух – это еще и особая реальность, которой часто пренебрегают:

иногда даже считают гуманитарные науки простым хобби и дискутируют по поводу того, нужно ли вообще преподавать философию в университетах.

В современном мире цивилизационный процесс обосновывает сциентистский подход, где наука претендует на совершенство и универсальность полученных ею знаний. А это в свою очередь утверждает подчинение вненаучной культуры и жизни научной эпистеме, ее проектам и постулатам, что нередко ассоциируется с тотальной властью науки по отношению к культуре и свободе человека, исключающей все, что не соответствует научным теориям.

Сумма знаний непрестанно умножаемая интеллектом – основополагающая ценность современного образования. Поэтому акцент переносится на приобретение и структурирование знаний, овладение мастерством и квалификацией в процессе обучения. Но интеллект современного специалиста нередко является причиной деформации его сознания, мозаичности картины познания, т. е. приводит к искаженному представлению и даже отсутствию целостного образа мира. Отсюда– нельзя назвать образованным узкого специалиста, ибо не исключено его полное невежество во всем, что не входит в его специальность и профессиональные обязанности, остается за рамками его узкоспециального интереса. В то время как сегодня от него требуется именно широта кругозора, независимость мышления и умение работать самостоятельно, креативно.

Сейчас все активнее, говоря о количестве и качестве т. н. «человеческого капитала», являющегося основным фактором экономики любой страны, разворачивается дискуссия о международной конкуренции в сфере обязательного образования. Когда речь заходит о таком образовании, ограниченом рамками Хоменко Г.П., Косинская Е.А., Ильницкая О.И.

гражданского общества одного государства, то говорить о результатах этой формы образования в сравнении между разными странами – это значит создавать абсолютно «воображаемое» место для международной конкуренции. Ведь это не значит, что в случае со странами, где система обязательного образования считается лучшей, туда начинают стекаться обучающиеся с разных стран либо школы развивают активную деятельность по привлечению лучших педагогов со всего мира

– то есть это не создает конкуренции на «реальном» международном рынке.

Образовательный процесс современности неуклонно превращается в технологию производства интеллектуальных «заготовок», становится вариантом инновационного менеджмента, коммерциализируется интеллектуальная собственность. Все более ощутимыми становятся запреты глобального общества на отклонения от принятых мировых стандартов. В такой ситуации все более ощутимыми могут быть угрозы исчезновения, «деперсонификации» личности, расслоение образования, как целого и неделимого организма, на элитарное и массовое. А это угрожает ослаблением интеллектуального потенциала человечества.

Проблему глобального образовательного кризиса способно разрешить критическое переосмысление идей и вызовов современной цивилизации, что требует комплексного подхода, обновления научных, философских, культурологических позиций, создания новой идеологии и парадигм образования.

Так, известный американский физик японского происхождения, футуролог Митио Каку рассуждает об онлайн-образовании, бесполезности дипломов, мире без школьных учителей и о том, как за счет развития тех способностей, которые недоступны роботам: креативности, воображения, инициативы, лидерских качеств человек сможет добиться реального успеха[1].

Американский писатель и педагог Майкл Стронг, идеолог образовательного проекта FLOW рассуждает о тесной связи между независимым мышлением, креативностью и инновацией, и о том, как научить студентов нон-конформизму, нужно ли нам вообще базовое образование и почему обучение в будущем станет не только высокотехнологичным, но и гораздо более человечным [4]. Подобные идеи отношения к образованию в этой сфере множатся все более стремительно.

В современном обществе научные и технические знания создают новые возможности для превращения результатов научного поиска в «полезные знания», что создает новое растущее количество специальностей, которые требуют труда, основанного на знаниях. Сейчас колоссально увеличиваются объемы интеллектуального труда во всех сферах деятельности, начиная от педагогической и заканчивая экономической. В то же время количество людей, занятых изготовлением или транспортированием материальных вещей уменьшается. А эти социальные процессы определяют современное образование и предъявляют новые к нему требования.

1.4.Социальная роль знания.

Попытки углубленно осмыслить социальные функции современной науки и техники пока что никуда и ни к чему не приводят. Общественные анализы, как консервативно, так и либерально настроенные, как правило, заканчиваются Парадигмы образования: тенденции развития пророчествами и заклинаниями о всемогуществе научного познания и господства технических артефактов.

В системе отношений глобального мира человек остается все тем же движущим моментом товарно-денежных отношений, ресурсом производства, который надо использовать, обучив, дав комфортную систему мотиваций, необходимую современному обществу.

Психологи утверждают, что существуют представления о двух основных типах процессов переработки информации: «аналитических» и «синтетических» (или лево- и правополушарных). «На левополушарном интеллектуальном восприятии мира и себя основано рациональное классическое мышление и биосоциальная саморефлексия. Гипертрофированное развитие техносферы, нерациональная организация общества, искусственное разделение «гуманитарной» и «сциентистской» культур привело к господству классической научной парадигмы.

Классическая наука, создав сциентистскую картину природы, оказалась не в состоянии постичь мир в его бесконечном многообразии. В ней не оказалось места для человека как духовно развивающегося и свободного существа, как носителя живого духа сознания, через которого и происходит одухотворение природы» [3].

В следствие этого получилось, что именно в условиях неклассической рациональности наука оказалась не перед целостной картиной реальности, а занялась лишь ее частными моделями, построенными на основе избранных субъектом установок. «Гармонично развитый человек совмещает в себе рациональные и иррациональные компоненты, лево- и правополушарное мышление, потому способен расширить горизонт сознания и сформировать более адекватные представления о действительности и ее отдельных компонентах, т.е. целостное миропонимание, способное отразить собственную личность в картине мира… В основу новой рациональности положена нелинейная (синергетическая) картина самоорганизующегося мира. В таком подходе невозможно предсказать будущее, где много альтернатив, что уводит за пределы науки как знания, управления, предсказания», – акцентирует профессор Ланцев И.А. [3].

Но и здесь не обходится без новых глобальных вызовов, проблем и технологических угроз современному мироустойству. «Самое интересное, что происходит в этом направлении, – мир биткоинов и блокчейнов (блокчейн — база данных, в которой хранятся все когда-либо происходившие транзакции).

Независимые мыслители– в том числе Сатоси Накамото – создали новые возможности для многих людей, и теперь многие люди используют блокчейнтехнологии, чтобы создать параллельный мир с альтернативными законами и правлением. Возникают новые уровни финансовых систем, законодательства, власти, контрактов, регистрации — целые системы, которые больше не зависят от государства. Мы застали очень интересный исторический момент, когда виртуальная реальность может стать независимой от настоящей. Свобода творческого самовыражения проявляется по всему миру, интересные люди из разных стран начинают использовать эти новые правила игры — вне зависимости от того, находятся ли они в Гонконге или Сингапуре, в США или в совершенно новых местах. И процветание этих регионов будет зависеть Хоменко Г.П., Косинская Е.А., Ильницкая О.И.

от талантливых активистов, а контроль «сверху вниз» постепенно потеряет свою важность, – проницательно отмечает Майкл Стронг [4].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«Крестовые Походы – IV часть– продолжение Читателю, конечно, интересно знать о великой Римской Империи, о её делах, и о её влиянии на мир. Но при этом встает вопрос, а как это связано с "Крестовыми Походами"? Напрямик! Потому, что Христианство неотъемлемо от Истории Человечества, его борьбы со Злом, в каких бы то ни было проявлениях. А...»

«1 И. Г. Демидова-Комо КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ Публикуется в Интернете Главы I XVI Association CLCR www.clcr.fr Facebook – Association CLCR Париж Почему нужна "История России "? "Это были широкие лесные пространства с огромными степями на севере. Землевладельцы управляли бедными крестьян...»

«Социологические исследования, № 2, Февраль 2008, C. 66-75 МЫ ОНИ: ОТНОШЕНИЕ К МИГРАНТАМ В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН Автор: Г. Ф. ГАБДРАХМАНОВА ГАБДРАХМАНОВА Гульнара Фаатовна кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Современная Рос...»

«№ 24131/2135 от 07.09.06 г. Накопительным пенсионным фондам копия: Агентству Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций Департамент бухгалтерского учета Национального Банка Республики Казахстан, настоящим направляет Вам на согласование про...»

«История России в Рунете Обновляемый обзор веб-ресурсов Подготовлен в НИО библиографии Автор-составитель: Т.Н. Малышева В первой версии обзора принимали участие С.В. Бушуев, В.Е. Лойко Первая версия: 2004 По...»

«1 Рабочая программа индивидуально-групповых занятий Подготовка к ЕГЭ истории (11 класс) Раздел I. Пояснительная записка Цель реализации программы индивидуально-групповых занятий Подготовка к ЕГЭ по истории (11 класс) формирование опыта применения полученны...»

«Вступительное слово "Гены любой педагогической идеи действительно лежат в  истории педагогики. Однако эти идеи имеют свойство всходить только тогда, когда они падают на плодоносящую почву и когда общественно-педагогическое созна...»

«КИЕВСКОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО ОРГАНИЗАЦИЯ ВЕТЕРАНОВ УКРАИНЫ МЕЖДУНАРОДНЫЙ УКРАИНСКИЙ СОЮЗ УЧАСТНИКОВ ВОЙНЫ БЕЗ ПРАВА НА РЕАБИЛИТАЦИЮ (Сборник публикаций и документов, раскрывающих антинародную фашистскую сущность украинского национализма и ег...»

«ФИЛОСОФИЯ НАУКИ №3 (58) 2013 Общие вопросы истории и философии науки О НЕКОТОРЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕДПОСЫЛКАХ ПРОБЛЕМЫ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ЗНАНИЯ М.В. Гончаренко Рассматривается проблема фальсификации знания в рам...»

«БИЛЕТЫ ПО ИСТОРИИ РОССИИ. 9 КЛАСС. Экзаменационные билеты соответствуют обязательному минимуму содержания основного общего образования по предмету (приказ Минобразования России от 19 мая 1998 г. № 1236), а та...»

«Гарун Тазиев Кратеры в огне OCRSpellCheck Aleks_Sn777@mail.ru http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=159082 Кратеры в огне: Мысль; Москва; 1976 Аннотация Гарун Тазиев, известный вулканолог, рассказывает о своих необычайных путешеств...»

«Aleksander Lobodanov SEMIOTICS OF ARTS LONDON Published by the IASHE Aleksander Lobodanov SEMIOTICS OF ARTS International Academy of Science and Higher Education Lomonosov Moscow State University Department of Arts...»

«92 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия История.Политология' 2016 №15(236). Выпуск 39 У Д К 9 4 (47 ).072 ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ, НАЦИОНАЛЬНОГО СОСТАВА И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗАНЯТИЙ КРЕСТЬЯН ВОРОНЕЖСКОГО ИМЕНИЯ ГРАФОВ БУТУРЛИНЫХ PECULIARITIE...»

«Вестник ПСТГУ. Серия I: Священник Алексей Васильевич Андреев, Богословие. Философия. Религиоведение магистр теологии, аспирант МГУ 2016. Вып. 6 (68). С. 9–25 alexey.andreevtf@gmail.com КЕМ БЫЛ ИИСУС ИЗ НАЗАРЕТА: ИИСУСА РЕ...»

«Макиева Елизавета Георгиевна ИЗ ИСТОРИИ ХРИСТИАНИЗАЦИИ ГОРСКИХ НАРОДОВ: МОЗДОК В XVIII-XIX ВВ. Статья посвящена особенностям распространения христианства среди горских народов в XVIII-XIX вв. На примере деятельности Осетинской духовной комисси...»

«1 Центральная закупочная комиссия Открытого акционерного общества "ТГК-14" ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА заседания Центральной закупочной комиссии ОАО "ТГК-14" Место проведения: г. Чита Форма проведения: очно-заочная Дата проведения: 06.03.2014 г. Дата составления протокола: 07.03.2014 г.Присутствовали: Предсе...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича...»

«МБУК "Анапская ЦБС" Детско – юношеская библиотека филиал №1 Духовное и историко-культурное наследие Список статей АНАПА Сектор краеведения представляет ежегодный научнопрактический журнал "Санаторно-курортное лечение и отдых в Анапе" Это интереснейшее издание выпускается с 1997 г. На его страницах представлены материалы, отражающие современн...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2012 Филология №3(19) УДК 070: 93/94 М.В. Литке 150 ЛЕТ ЖУРНАЛУ "ВОКРУГ СВЕТА": СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ В статье выделены основные...»

«Утверждена приказом директора МБОУ "СОШ №7 г. Кировска" № 340/1 от 01.09.2016 г. В результате изучения истории ученик должен знать/понимать основные этапы и ключевые события истории России и мира с древности до наших дней; выдающихся деятелей отечественной и всеобщей истории; важнейшие до...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.