WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«Annotation Три аллегорические сказки современного популярного вьетнамского писателя, известного советскому читателю по вышедшей в нашем издательстве книге «Приключения ...»

-- [ Страница 1 ] --

Annotation

Три аллегорические сказки современного популярного вьетнамского писателя, известного

советскому читателю по вышедшей в нашем издательстве книге «Приключения кузнечика

Мена».

Три сказки

Мышиная свадьба

Рыцарь-Богомол

Верные друзья (история двух псов и одного кота)

notes

Три сказки

Мышиная свадьба

I

Вот и пришла, наконец, весна. Она наполнила все Поля громом барабанов, трелями

колокольчиков и веселыми песнями. Деревья оделись свежей листвой, на ветках распустились

яркие цветы, а воздух так и звенел от птичьего гомона.

Тут даже самые невозмутимые почувствовали, что сердца у них забились сильнее обычного. В душе просыпались сладостные мечты и надежды. Так бывает со всеми, едва наступает весна. Со всеми и с каждым. И с этим нельзя не считаться. На что уж мышь существо невзрачное и слабосильное и ту, чуть только в воздухе запахнет весной, прямо распирает от честолюбивого желания совершить какое-нибудь Неслыханно Великое Дело. И таков жребий всех мышей: и «провинциалов» — полевых мышей, и их «столичных» сородичей, обитающих в Домах, Построенных Человеком.

Ну, а чем же маленькие мыши Нят хуже других? Ничуть не хуже, и поэтому каждую Порядочную Мышь из семейства Нят весною обуревают самые смелые и возвышенные желания.

Вот о том, что случилось весной с одним из отпрысков этого семейства, я и намерен рассказать вам.

Наш герой — Молодой Мышонок Нят — совсем еще юно ша. Приходилось мне слышать о нем самые разные мнения. Многие говорили так: «Э-э, да он какой-то придурковатый на вид…»

И это еще были самые доброжелательные мыши. Ну, а сплетники и вообще все, кто любит почесать языки насчет своих ближних, стоило им завидеть Мышонка, раздувались от важности и, презрительно поглядывая на ни в чем не повинного Нята, поносили его на все лады. Они целыми днями просиживали у своих норок, перемывая косточки бедного Мышонка.

— Этот Молодой Нят — настоящий болван! Только взгляните на него — убедитесь сами… У него пустая голова. Уж можете положиться на меня: пу-ста-я!

— А вы слышали, как он ужасно учится?!

— Обратите внимание, как он неопрятно одет и какой у него непристойный вид. Мех весь в грязи, и воняет от него, как от совы в лесу.

— Какие отвратительные три родимых пятна у него на шее!

— А усы у них в роду — и смех и грех! Редкие, и каждый еще обломан наполовину. Какое уродство!

— И нрав у него подлейший. Доставьте мне удовольствие, посмотрите на гнусную и скрытную морду этого молодца, и вы сразу все поймете… — И еще надо добавить! И еще надо добавить! Самая плюгавая и скудоумная мышь на свете — это Молодой Нят!..

И так без конца… А родители-мыши наматывали все это на ус и поучали своих детей:

— Доченька, выбирай себе Хороших Друзей, только не таких, как Нят. И ты, сыночек, тоже не смей водиться с Нятом. Среди всех мышей он самый худший. Не дай бог, чтобы вы были на него похожи… Вам, разумеется, интересно, правы ли были эти злопыхатели? О уважаемые читатели, мы ведь с вами отлично знаем, что в любом деле следует беспристрастно и тщательно разобраться.

Ибо Истина — вещь тонкая и деликатная, и предубежденному уму она никогда не откроется.

Ну, а полагаться на суждения тех, кто вечно мелет языком и переливает из пустого в порожнее, было бы совсем глупо. Мало ли есть разных интриганов и проходимцев, способных оклеветать кого угодно, даже без всякого вознаграждения, просто так — из любви к искусству! Хотя, разумеется, свет не без Добрых Мышей.





Да, мир велик, и чего в нем только не случается! Звезды падают с неба, даже Луна бывает ущербной, и Самые Мудрые Мыши нет-нет, а попадаются в Мышеловку… Так что мой вам совет: не торопитесь. Легче всего осудить сразу Мышонка Нята — и делу конец! Но как бы нам с вами не промахнуться и не возвести на него напраслину. Тем более что говорить о ком-нибудь дурное за глаза неприлично. Наверное, и мыши-родители зря поднимают переполох каждый раз, когда их мышата хотят поиграть или поболтать с Нятом. Лучше бы… Ну да бог с ними, давайте постараемся как следует вникнуть в историю Нята вплоть до самых маленьких мелочей, разберемся, какую роль играет в ней каждая причастная к этому делу мышь, а там уже будем решать, на кого излить хулу и кому воздать хвалу. Ибо необдуманное слово, сорвавшееся с языка, иной раз может навредить так, что вам и в голову бы не пришло, — больше, чем самый коварный подвох. Пока же, повторяю, не будем торопиться.

Итак, позвольте, я, как автор, выскажусь первым.

Дорогие мои читатели, вы всегда верили мне на слово. И сегодня я горжусь тем, что вы снова оказываете мне полное доверие, оно для меня дороже всего на свете. С вашего разрешения, я постараюсь выяснить корни всех мышиных пересудов о Няте, дам стройное описание его жизни, изложу его прошлые поступки и нынешние деяния и тем самым попытаюсь представить вам нашего героя в истинном свете. Когда же вы прочтете мою повесть до конца, то у вас будут все основания утверждать: Мышонок Нят — хороший или Мышонок Нят — плохой, Молодой Нят — никчемная личность или же, наоборот, он достойнейший юноша с высокими устремлениями души.

Окончательный приговор целиком в вашей власти:

как вы решите, так и будет. Я заранее согласен с любым вашим мнением.

На мой взгляд, Молодого Нята и впрямь не назовешь писаным красавцем. (Увы, на свете, пожалуй, не сыщешь и двух сходных мнений о том, что такое Красота и что такое Уродство.

Остается только скромно ссылаться на свои собственные глаза.) Телом Нят не длиннее человеческого пальца. У него маленькие лапки, похожие на четыре хорошенькие зубочистки, заостренная, еще совсем детская физиономия, веселый и проворный рот, украшенный жесткими щетинками усов, торчащих вправо и влево. Манеры у Нята довольно странные. Держится он так, что похож на развитого не по годам отрока-мышонка, старающегося изо всех сил выглядеть благообразным и солидным. Ради этого он не ленится каждый день тюрбан повязывать и надевать длинное платье. Глазки у Нята точно невелики, зато они ярко блестят, все время бегают по сторонам, подмигивают и подмаргивают. Вот почему те, кто любит судить обо всем с первого взгляда, считают Молодого Нята большим хитрецом. Кто-кто, а уж я-то отлично знаю характер и склонности Мышонка Нята и заявляю во всеуслышание, что все его опрометчивые хулители судят исключительно по наружности. А вот я нахожу Мышонка Нята довольно-таки расторопным и умным. Твердят, что он дурен собою… Ладно, допустим, что так. Но разве не гласит древняя мудрость: «Добродетель сильнее Красоты»? Лишь достоинства или недостатки нравственные и духовные дают нам основания считать кого-нибудь прекрасным или безобразным.

И если так судить (а судить только так и следует), то Молодой Нят совсем неплохой юноша. Ведь он ученик из бедной семьи, а кто учится и трудится, не щадя себя, чтобы Выбиться В Мыши, да еще получает дома достойное и приличное воспитание, тот никогда не отличается дурными манерами и помыслами. Я доподлинно знаю, что Молодой Нят был способным и прилежным учеником. Он провел под Родительским кровом только первые несколько месяцев после своего Появления На Свет, а потом Папа-Мышь и Мышиха-Мама послали его учиться в далекие края, за несколько Полей (а стало быть, и несколько дней пути) от родных мест. Те, кто учится вдали от дома, среди новых знакомых и долгие часы проводит наедине со светильником и книгами, рано закаляются духом и обретают уверенность в себе, которой так недостает их невежественным и вялым сверстникам, оставшимся дома, около Маминого Хвоста.

Плод Арека [1] мал, невелик, В жилистой и жесткой кожуре.

Нынче еще дома ученик — Завтра вдаль уедет на заре… Нелегко пришлось маленькому Няту, немало покорпел он над книгами. Но ведь без этого не обойтись. В молодые годы ученье — первое дело, ибо науки для ума все равно что рис для тела, — основа основ. Мышонок Нят старался изо всех сил, он сидел над книгами, не разгибая спины. И вот, наконец, до экзаменов [2] остались считанные месяцы.

А дома родители-мыши волновались и радовались.

Плод Арека мал, невелик, В жилистой и жесткой кожуре.

Нынче еще дома ученик — Завтра вдаль уедет на заре.

Сыну рис и деньги учителю Шлют исправно мыши-родители… Да, и рис и деньги шлют исправно мыши-родители, чтобы сыночек их не ходил голодный, чтобы он учился как следует. А каких это им стоит трудов! Надкусит Молодой Нят зернышко и вспоминает сразу, как старушка мать от зари до зари в зимнюю стужу все бродит и бродит по Полю, отыскивая золотистые зерна риса, осыпавшиеся из колосков во время сбора урожая.

Зернышки попадаются редко, а ноги у нее совсем больные… Вспомнит Нят про родителей и еще усерднее принимается зубрить. Иной раз ночью уже петухи пропоют, призывая зарю, а Нят все сидит у своего светильника, склонившись над раскрытой книгой.

Время шло потихоньку. И вот в один прекрасный день начались экзамены.

Свыше трехсот юношей из разных мышиных семей, самых дальних Полей прибыли экзаменоваться.

Издавна известна поговорка: «На экзамене везенье важнее, чем знание». Так говорят те, кто во всем полагается на судьбу, считая, что исход экзаменов заранее предначертан на небесах.

Молодой Нят, отправляясь на экзамен, как и все остальные, конечно, волновался.

Но он тревожился отнюдь не из-за небесных предначертаний, потому что его мнение было таково:

ленивым и нерадивым никакая судьба не поможет.

Наконец экзамены кончились, и была торжественно вывешена Доска Результатов. И юные мыши-претенденты, собравшиеся на экзамен со Всех Четырех Сторон Света, увидели начертанные красивыми иероглифами слова «Мышонок Нят» среди имен трех талантливейших и ученейших мышей, получивших первые отличия на экзаменах.

Тут зашумела молва, и слух о Мышонке Няте — новоявленном Лауреате, так славно выдержавшем экзамены, — стал переходить из уст в уста, с одного Поля на другое.

И самое забавное: все те, кто вчера еще злословил и всячески поносил Молодого Нята, сегодня прямо не находили слов, чтобы воспеть ему хвалу:

— Этот молодой Нят — Настоящий Талант! Только взгляните на него, убедитесь сами. У него светлая голова. Уж можете положиться на меня: свет-ла-я!

— Обратите внимание, как он аккуратно одет и какой у него достойный вид! Мех весь блестит, и благоухание исходит от него, как от сливы в цвету.

— Какие очаровательные три родимых пятнышка у него на шее!

— А усы у них в роду лучше всех, длинные-предлинные. Какое благородство!

— И нрав у него милейший. Доставьте себе удовольствие, посмотрите на честное и открытое лицо этого мудреца, и вы сразу все поймете… — И еще надо добавить! И еще надо добавить! Самая величавая и самая умная мышь на свете — это Молодой Нят!..

Да, ну и дела! Родители-мыши быстро намотали это себе на ус и с утра до вечера ставили теперь Молодого Нята в пример своим детям:

— Доченька, выбирай себе Хороших Друзей, только таких, как Нят. И ты, сыночек, должен скорей подружиться с Нятом. Среди всех мышей он самый лучший. Дай бог, чтобы вы были на него похожи!

Все у этих болтунов не как у Порядочных Мышей: если хвалят, так взахлеб, без удержу, так же, как раньше злословили, позабыв о приличиях. Но мы-то с вами знаем, что ни славословия их, ни злопыхательства не соответствуют Истине. Все это пустые слова. А что до Мышонка Нята, то он на самом деле просто способный юноша, усидчивый и старательный. Поэтому он блестяще выдержал экзамены. Но сам он вовсе не изменился: каким был раньше, таким и остался.

II

Весна всегда приносит добрые вести, и мы так уже к этому привыкли, что, едва начинают распускаться цветы, душа наша все сильней и сильней жаждет известий о Разных Счастливых Событиях. Вот и эта весна донесла радостную новость до наших краев и поведала отцу и матери Мышонка Нята, что сын их сдал экзамены с отличием. А ведь нет ничего сладостнее для родительского сердца, чем весть о том, что сбылась, наконец, самая заветная мечта их жизни.

Папа-Мышь и Мышиха-Мама прямо обалдели от счастья. Соседи и знакомые так и валили толпой. Все приходили поздравлять стариков, и их маленькая норка с утра до вечера была битком набита гостями. Были, конечно, Хорошие Друзья, искренние, разделявшие радость родителей Нята. Но немало нашлось и двоедушных мышей, корысти ради подольщавшихся к старому Няту и его почтенной супруге. Они славословили без меры, называя Папу-Мышь и Мышиху-Маму не иначе, как «досточтимыми господами, выпестовавшими славного НятаЛауреата». Папа Нят, насторожив уши, выслушивал их медоточивые речи, и в душе его разливалась приятная сладость, а усы сами по себе начинали топорщиться. (Не будем судить его слишком строго, дорогие читатели, ведь мало у кого сердце не тает от льстивых похвал.)

Мыши-подхалимы прямо из кожи вон лезли:

— О досточтимые господа, выпестовавшие славного Нята-Лауреата, благодаря вашему сыну наше Поле теперь прогремит На Весь Мир.

— Какое там Поле — ваш сын прославил всю нашу Державу! Подумайте только: разве на памяти последних поколений был хоть один мышонок, который выдержал бы экзамены с таким блеском, как ваш замечательный сын?

— Настоящая Слава! Можете на меня положиться: На-сто-я-ща-я!

— О досточтимые господа, надо бы устроить Великое Пиршество, чтобы достойно отметить исключительные заслуги нашего дорогого Лауреата.

— А я говорю, этого мало. Триумфальное шествие — вот что ему нужно! При таких заслугах без Триумфального шествия никак не обойтись.

— Правильно! Правильно! Чтобы весь народ мог чествовать нашего любимого НятаЛауреата!

— Поистине Слава вашей уважаемой семьи превосходит…

Папа Нят, блаженно зажмурив глаза и выпятив грудь, кивал головой и покручивал усы:

— Да-а, да-а… Триумфальное шествие будет для нашего сына в самый раз. Ну как, дорогая, будем устраивать шествие?

И Мама Нят, робея от счастья, тихонько отвечала:

— Надо бы, надо бы, дорогой…

Тут все двуличные мыши, сколько их было, поднимали ужасный шум:

— Надо! Надо, о досточтимые господа!..

— Совершенно, абсолютно необходимо! Сначала Триумфальное шествие, а потом Великий Пир. Вот это будет по всем правилам!

Конечно, они ликовали совсем не потому, что у достойных супругов Нят сын вышел в Лауреаты, — просто эти блюдолизы радовались удобному поводу лишний раз напиться и наесться досыта, до отвала. Тем более задаром.

Итак, Папа-Мышь и Мышиха-Мама назначили день и час предстоящего Триумфа. И тут же отправили весть Молодому Няту, чтобы он не торопился домой. Пусть спокойно себе гуляет и развлекается, пока за ним не явятся земляки и родственники с Паланкином, Знаменами и прочими регалиями и торжественно не понесут его на Родное Поле.

Получив это известие, Мышонок Нят сначала даже огорчился. Потому что ему очень хотелось поскорее вернуться домой и рассказать родителям о том, как усердно он учился и как блестяще сдавал экзамены. Тем более что Нят уже получил от казны пособие на обратную дорогу и собирался, не мешкая, выступить в путь. Пешие переходы были для него привычным делом. Зачем только выдумали эту пышную встречу?..

Но такая наивная мысль недолго задержалась у него в голове — ровно столько, сколько он еще считал себя по старинке простым, незаметным школяром. Очень скоро Нят начал тешить себя воспоминаниями о том, как он превзошел всех на экзаменах, чувствуя при этом великую радость и удовлетворение. Постепенно Молодой Нят пришел к убеждению, что его прямой долг — показаться народу, чтобы не лишить простых смертных возможности насладиться видом Мудреца и Лауреата. Справедливости ради надо сказать, что раньше он вовсе не был таким тщеславным. Но разве мало среди Самых Великих Мышей поклонников мишуры и показного блеска? И многие ли удержатся, чтобы не проглотить сладкую приманку лести и почестей?

Теперь уже Молодой Нят даже сны видел исключительно Триумфальные: «…Вот плывет ярко-красный Паланкин, почтительно несомый двумя рядами носильщиков. Сам он величественно восседает внутри, одну руку опустив на колено, другой опираясь на поручни, и время от времени с достоинством поглядывает по сторонам. А вдоль дороги скопилось видимоневидимо народу. Мыши всех родов и званий сбежались с окрестных Полей, чтобы полюбоваться на него и выразить ему свое уважение и восторг. Все поднимаются на цыпочках и вытягивают шеи, желая хоть разок взглянуть на прославленного молодого Лауреата. Какое торжество! Какое величие! Какой почет!..»

Ill

Весна вступает в свои права. С каждым днем она расцветает все ярче и пышнее.

Но не торопитесь утверждать, будто весна уже царит безраздельно; нет, это не так, потому что небосвод и земная твердь только еще начали согреваться ее теплым благоухающим дыханием и не растаяли еще под Солнцем последние холодные тучи. В радостном шествии весны врывается временами серый пасмурный день или мрачная беззвездная ночь, и холодный обжигающий ветер промчится, словно угрожая возвращением постылой зимы.

Так и в правдивой повести о Мышонке Няте, прославленном и мудром Лауреате, вы увидите не только радости и веселые празднества; вам встретится еще немало грустных происшествий, которые только и ждут, чтобы их занесли на страницы нашей книги. И первым среди печальных событий будет появление Драного Кота, очень злого и очень пожилого.

Драный Кот прибыл в эти края довольно давно и сразу же провозгласил себя Повелителем здешних мест и Первым среди всех проживающих тут живых тварей. И с того самого дня он начал свирепствовать и насильничать без всякого зазрения совести. Откуда он родом и какова была его прежняя жизнь, никто толком не знал: он появился внезапно и необъяснимо, словно дьявол из преисподней.

Если верить слухам, Драный Кот раньше жил очень далеко отсюда. Там было много знатных хищников, злобных и жадных, и каждый творил в своих владениях суд и расправу.

Конечно, они никогда не могли ужиться между собой, завидовали один другому лютой завистью и вечно плели интриги, ссорились, грызлись и дрались не на живот, а на смерть.

Сильные набрасывались на слабых, избивали и изгоняли их, присваивая себе их владения. И хотя в злобе и коварстве Драный Кот не уступал никому, а иных и превосходил намного, все же среди тамошней знати нашлись молодцы посильнее его. Они терзали и мордовали Драного Кота всюду, где только он им ни попадался, да так, что на шкуре у него буквально живого места не осталось. В конце концов Драный Кот вынужден был «уступить» свои владения и отправиться Куда Глаза Глядят. Но, разумеется, ему и в голову не пришло изменить свои повадки, он намеревался и впредь жить разбоем и грабежом.

Добравшись до Наших Полей, Кот, как я уже говорил, провозгласил себя Повелителем здешних земель и вод и их обитателей. Жил Драный Кот бобылем. Говорят, что когда-то у него были жена и дети, но однажды в Голодный год он съел всю свою семью. С тех пор он больше не сближался ни с кем и предпочитал одиночество. Такова молва. Но неизвестно, так ли было на самом деле или слух этот нарочно распустили ненавистники Драного Кота.

Нет на свете такой мыши, которая не боялась бы кошки. Страх этот стал для нас чем-то само собой разумеющимся. Многие даже склонны объяснять его трусливостью и раболепством, якобы свойственными Мышиной Природе. Конечно, для малых и слабых страх перед кошкой стал чуть ли не обычаем, освященным веками. И тем не менее мышам обычай этот тягостен и ненавистен. Когда Драный Кот начал свои бесчинства, не было такой норки, обитатели которой смирились бы с его злодеяниями и не мечтали о мести. Пусть Его сиятельство Драный Кот при малейшем неудовольствии сразу хватал бунтарей за горло — все равно возмущение зрело и зрело подспудно, и ненависть переполняла мышиные сердца.

Драный Кот, разумеется, знал о том, что местное население ненавидит его. Не мог он не видеть и того, что те мыши, которые сами являлись к нему на аудиенции и прибегали к его покровительству, были круглыми дураками или последними проходимцами. Поэтому день ото дня Кот становился все злее и кровожаднее. В конце концов он издал Закон, гласивший: «В целях Умиротворения всего населения в целом и каждого подданного в отдельности, а также в целях введения Просвещения и создания Процветания в стране всякая мышь, чем-либо не угодившая Его сиятельству Драному Коту, должна быть съедена Его сиятельством. Особо закоренелые преступники съедаются вместе с семьями».

Мышиные стоны и жалобы возносились к равнодушным небесам. Поля опустели, редкая мышь осмеливалась выйти на промысел. А поборы росли с каждым днем, и нужда все чаще стала заглядывать в норки. Дошло до того, что многие мыши боялись даже громко вздохнуть, не говоря уже о том, чтобы чихнуть или, прошу прощения, высморкаться. Никаких слов не хватит поведать о тяжких страданиях Мышиного Племени!

Но были и Мятежные Умы. Так несколько мышей философов и поэтов, собравшись в одной потаенной норе, сложили сатирические стихи про Драного Кота.

Эти строфы, потрясшие весь Мышиный Мир глубиной содержания и блеском формы, были положены на музыку и исполнялись повсеместно как популярная детская считалочка — для вящего посрамления Его сиятельства Драного Кота:

Кот, плешивый попрошайка, Постучался к Мышкам в дом.

— Где супруг? — спросил хозяйку.

— Он отправился верхом За Три Поля на базар, Покупать Рисинки, Чтобы справить по тебе Пышные поминки!

И Кот слышал эту песню. В сумерки она доносилась из густых зарослей и таинственных темных норок. Но Драный Кот делал вид, будто он ничего не слышит. И это было самое лучшее, что он мог придумать. Потому что раньше, если он пробовал накрыть длиннохвостый хор на месте преступления, мыши разбегались прямо у него из-под носа.

А когда он после этого в Отборнейших Выражениях призывал своих подданных к порядку, слышно было, как они, сидя на дне глубоких норок, самодовольно хихикали:

— Хоть морду расшиби, а сюда тебе не пролезть… К сожалению, эти замечательные стихи могли самое большее на время вывести Драного Кота из себя, но здоровье его, конечно, не пострадало и жизнь оставалась вне опасности.

Многострадальные Поля по-прежнему оставались пустынными, и мыши терпели ужасные притеснения и бесчинства, которым, казалось, никогда не будет конца.

В один прекрасный день Драный Кот прослышал, что Папа-Мышь и Мышиха-Мама собираются устроить своему сыну Триумфальное шествие, и страшно обрадовался. Конечно, он радовался не потому, что Молодой Нят с отличием выдержал экзамен. Драный Кот почуял возможность урвать для себя хороший кусок, недаром же он установил Законную Дань в свою пользу с каждого праздника. Он тут же, не откладывая, направился прямо к дому Нята. «Ясное дело, — на ходу думал про себя Кот, — туда набежало теперь полно всяких подхалимов, и умасливают стариков, а может, даже выставили их на выпивку и угощение…» И правда, издалека уже слышно было, какой галдеж стоит в норке у Нятов. «Так и есть, — с удовлетворением подумал Его сиятельство, — они жрут и пьют, а между делом спорят, на какой день назначить это дурацкое Триумфальное шествие…»

Драный Кот подошел к самой норе и издал свой фамильный Боевой Клич: «Мяу!» Громко и звонко — что твой охотничий рог.

Крики и смех в норе сразу же стихли.

Мгновение спустя оттуда высунулись чьи-то дрожащие усы и замерли.

Его сиятельство заорал (что-что, а орать он умел как следует!):

— Ты кто такой?

— Мы… м-мы-ы… — послышался дрожащий голос. Потом из двери наполовину высунулся перепуганный Папа-Мышь и не своим голосом спросил:

— У Вашего сиятельства есть к нам какое-нибудь дело?

— Есть ли дело?! — Драный Кот выпучил свои страшные зеленые глаза. — Сами знаете, какое у Нас к вам дело!

— Ей-богу, не знаем.

— Ах, не знаешь?! Сейчас Мы разворотим вашу поганую норку и закусим кое-кем из вашей компании! Может, это освежит вам память?

Не ваше ли гнусное племя собирается набивать свои утробы на пиру и тащить Что-то там на триумфальных носилках? Ты, наглец, думал обойтись без Нашего Соизволения?..

— О Ваше сиятельство… Ваша проницательность равна… равна… э-э… не имеет себе равных. Мы хотели как раз сегодня вечером доставить вам в Замок дары по этому случаю… — А всего ли будет вдоволь?!

— О да, все как полагается! Нам ли не знать, как угодить Вашему сиятельству!..

Солнце склонялось к закату, когда мыши торжественно понесли дары в Замок Драного Кота. Это была обильная дань. Да иначе и быть не могло, потому что Кот просто отменил бы праздничное шествие или съел бы Триумфатора и его близких. Сама процессия с дарами по пышности почти не уступала будущему Триумфальному шествию. Впереди шли двое мышей — юноши в расцвете молодости и сил. Один из них тащил на плече связанных веревкой двух больших карпов, другой нес молоденького жирненького голубя. За ними шествовали еще двое мышей — мужи зрелого возраста. Один колотил в Большой Барабан, а другой наигрывал на Рожке приличествующие такому случаю праздничные мелодии. На всех четверых были штаны с лампасами и прочие нарядные одежды, а на головах у них красовались остроконечные шляпы из пальмовых листьев. Завершала процессию еще одна мышиная пара: двое почтенных старцев в одежде из тонкой темной материи наивысшего качества и в штанах красного цвета. Старцы эти во время Подношения Даров должны были услаждать слух Драного Кота хвалебными речами.

Когда процессия подошла к Замку, мыши увидели Драного Кота. Он сидел, то и дело прикладываясь к заветному графинчику с водкой. Едва завидев дары, Кот вскочил, схватил обоих карпов и тут же сожрал их прямо перед носом у почтенных старцев, которые, выступив вперед, приготовились начинать речь. Онемев от ужаса, позабыв церемониал и порядок, мыши вперемежку — носильщики, ораторы и музыканты — обратились в бегство. Они бежали долго, пока не почуяли, что Душа их из Пяток поднялась опять на Свое Обычное Место.

Но так или иначе, а Подношение Даров состоялось. Драный Кот принял Законную Дань, и, стало быть, мыши могли теперь собираться пировать и устраивать Триумф Няту-Лауреату, не опасаясь противодействия со стороны Его сиятельства. Все Мышиное племя преисполнилось надежды и радостного ликования.

IV

Когда приходит весна, даже самые бедные и несчастные жаждут каких-нибудь радостей. Да и вообще беды и горести никому и никогда не доставляют удовольствия.

Весна завладела землею и небом. Зацвели персики. Трудолюбивые пчелы, муравьи и бабочки деловито порхали и ползали с цветка на цветок, с листка на листок в поисках пищи, ибо, как известно, весенний аппетит — самый лучший. Конечно, и мыши, едва в воздухе запахло весной, захотели как следует порезвиться. А чем же, как не великой радостью и великим развлечением, должно стать долгожданное шествие в честь возвращения НятаЛауреата?

Но, увы, радость от предвкушения этого развлечения была слегка омрачена: никто ведь не мог ручаться, что Его сиятельство Драный Кот, милостиво дозволив мышам веселиться в свое удовольствие, не замыслил при этом какой-нибудь подвох или ловушку.

Точно так же никому не ведомо, не вернутся ли свирепые зимние ветры и не сотрут ли они яркие краски весны.

Скоро ли, долго ли, но вот в один прекрасный день весь Мышиный народ зашумел и переполошился: приближалось Триумфальное шествие.

После полудня процессия, наконец, подошла к последней Меже. За нею простиралось Родное Поле Лауреата. Уже издалека шествие потрясало своей внушительностью и пестротой.

Триумфальную процессию открывали двое юношей мышей в элегантных красных костюмах. Они по очереди кричали в Рупор, сделанный из большой витой раковины, призывая толпу расступиться и время от времени разъясняя ликующим согражданам суть и порядок празднества.

Следом, на расстоянии нескольких шагов, шествовали рослые мыши-знаменосцы с огромными Знаменами. На каждом полотнище было начертано два слова: «Покой и Умиротворение». А это ли не самое заветное желание всех — жить спокойно и мирно?!

Далее несли Биены — блестевшие полированным лаком доски, на которых сияли выгравированные и залитые золотом слова: «Слава вернувшемуся с Победой!» Ну, а когда есть уже мирная жизнь и приличный достаток, кто же откажется от Славы?!

За ними двое мышей несли огромный Главный Барабан. Барабан был пузатый и очень тяжелый. Поэтому каждый раз, когда прославившаяся своим виртуозным искусством Мышь — Главный Барабанщик опускала палочки на туго натянутую звонкую барабанную кожу, мыши, тащившие Барабан, шатались и едва не падали с ног.

Далее следовал Большой Барабан, известный своим неповторимым мажорным звучанием.

А потом уже торжественно выступали родные, близкие, друзья Лауреата, друзья его друзей и разные именитые и знаменитые мыши. Они были в одеждах из легкого газа цвета куриного сала, перетянутых широченными алыми поясами, и с яркими зонтами и опахалами из зеленого шелка в руках. Каждый шаг их был исполнен грации и достоинства. Величавый взгляд их выпученных глаз устремлен был прямо вперед; при этом они изо всех сил старались не моргать, чтобы не нарушать торжественности момента. Кто-то из них высоко нес большущий зонт Лаунг, чья тень должна была осенять наиболее знатных гостей.

На остальных мышах, принимавших участие в шествии, были платья из тонкого газа темных расцветок, коричневые шелковые штаны и обернутые вокруг талии алые пояса, расшитые бисером. Шли они, согласно обычаю, босиком. Вокруг головы у всех были повязаны тюрбаны из длинных полос темной материи, оставлявшие открытыми только самые кончики ушей. Лишь несколько молодцов, судя по всему — завзятых гуляк и лодырей, явились в наимоднейших нонах [3] из пальмовых листьев, лихо сдвинув их набекрень.

Острые мышиные физиономии были озарены блаженными улыбками, от которых аккуратно подстриженные усы радостно торчали кверху. Все мыши, сколько их было, раздувая щеки, усердно жевали бетель.

И, наконец, — это была самая пышная и внушительная часть процессии — шествовали пятнадцать мышей в одеждах из переливчатого газа, в чудесных шелковых штанах, в новеньких нонах и, конечно, тоже босиком.

Они несли красный Триумфальный Паланкин, в котором, приняв изысканную и внушительную позу, восседал сам Триумфатор. Голову Нята-Лауреата венчала синяя шапочка философа, украшенная, как положено по рангу, двумя трепещущими на ветру крылышками стрекозы. Он был облачен в пышные церемониальные одежды небесноголубого цвета, с широкими рукавами. Лауреат сидел, закинув ногу на ногу. В одной руке — роскошный веер, которым он плавно и неторопливо обмахивался, в другой — сигарета. Время от времени он подносил сигарету к губам, а затем величаво сплевывал в сторону; потом Нят задумчиво выпучивал глаза и задирал голову как можно выше, чтобы все мыши, стоявшие у дороги, видели, какой он удалец.

А у дороги и вправду творилось что-то невообразимое. Мыши сбежались со всей округи, потом начали прибывать гости со Всех Четырех Сторон Света, чтобы посмотреть на знаменитого Мудреца Нята и выразить ему свое восхищение.

Рупор-ракушка, открывавший процессию, гремел по всему Полю:

— Уважаемые! Не напирайте!.. Не напирайте!.. Депутации от Полей, разберитесь по рядам!

— Бум-бум! Бум-бум! — гудел Главный Барабан.

— Тра-та-та! Тра-та-та! — отвечал ему Большой Барабан.

А Рупор-ракушка все гремел и гремел:

— Расступитесь!.. Расступитесь!.. Всемирно прославленный Нят-Лауреат возвращается под Родительский Кров!

Триумфальное шествие выглядело на редкость нарядно и празднично. По мере того как процессия приближалась к Дому Лауреата, все ее участники постепенно замедляли шаг. А народу становилось все больше и больше. С каждой минутой прибывали новые толпы любопытных. Все старались протолкаться поближе к дороге, чтобы своими глазами увидеть, как выглядит живой Лауреат.

Сам Триумфатор, сидя в Паланкине, обдумывал и взвешивал, достаточно ли помпезно его приветствуют. И чем больше он думал, тем больше ему все нравилось. «Еще немного, — говорил он себе, — и дойдем до Пагоды. Там мы остановимся поклониться местным святыням, и туда же прибудут на носилках мои дорогие Папа-Мышь и Мышиха-Мама и будут ждать у Пагоды своего Сына Лауреата». Тут молодой Нят почувствовал, что он совершенно счастлив, «Само Небо благоприятствует мне, — думал он, — не зря же стоит такая ясная солнечная погода! Это чтобы каждый имел возможность полюбоваться моим Триумфом».

Очень довольный собой и своими мыслями, Нят снова важно надул щеки и стал бросать долгие и многозначительные взгляды по сторонам. Он медленно подносил ко рту сигарету и, картинно затягиваясь, неторопливо опускал руку на поручни Паланкина. Это делалось для Посторонних Глаз, чтобы все мыши (а особенно молоденькие мышки-девицы, толпившиеся у дороги) могли заметить, какие у Лауреата красивые пальцы, тонкие и гибкие, словно молодые побеги бамбука, — настоящие пальцы Мудреца, Литератора и Государственного Деятеля.

Да, процессия удалась на славу — торжественная, красочная, многолюдная… Шествие уже почти миновало Поле, простиравшееся перед Домом Лауреата, как вдруг издалека послышался какой-то странный и непонятный звук.

Глуховатый и неясный вначале, звук этот, становясь все громче и громче, вскоре напоминал уже злобный рокот барабана и, наконец, зазвучал как ужасающий рев боевой трубы:

— Мяу!.. Мяу!..

О небо! Фамильный Клич Его сиятельства Драного Кота! Что же это происходит? Мыши, рядами стоявшие вдоль дороги, дрогнули и, громко пища от страха, бросились кто куда. Потому что для мышей кошачье мяуканье — это предвестник больших бедствий, стремительных и неотвратимых, как удар грома. Кошачий голос подобен для них свисту заносимого над головой меча.

— Кот идет! Кот! Кот!..

Процессия сразу растаяла на глазах. Двое юношей мышей, открывавших шествие, сбежали первыми, бросив свой Рупор-ракушку. За ними следом кинулись наутек рослые мышизнаменосцы, швырнув куда попало свои Знамена. И тех, кто несли Биены и Лаунг, тоже словно ветром сдуло — остались лишь брошенные ими для облегчения бега лакированные доски и зонт, сверкавшие красками и позолотой в придорожной пыли.

Только барабанщики, самозабвенно колотившие в свои Барабаны, не удосужились даже поднять головы и поэтому сначала ничего не заметили, так же как и их помощники, которые шатались под тяжестью Барабанов, зажмурив глаза и сотрясаясь от громоподобного барабанного боя.

— Мяу!.. Мяу!.. Мяу!..

В конце концов этот грозный, душераздирающий клич достиг ушей барабанщиков. Они мгновенно побросали свои Барабаны и палочки и, прижав уши, задали такого стрекача, что только их и видели.

Тут и мыши, тащившие Паланкин, затрепетали. Почувствовав, что нести Паланкин дальше было бы свыше их сил, они бросили его и обратились в бегство, стуча зубами от страха.

Паланкин тяжело грохнулся о землю и опрокинулся набок. А сам Нят-Лауреат, величественно восседавший в нем, закинув ногу на ногу, перевернулся и с размаху шлепнулся прямо в грязь.

За одну минуту от торжественной и многолюдной процессии ничего не осталось.

И в это самое время показался Его сиятельство Драный Кот, медленно и внушительно приближавшийся с Запада. Его сиятельство шествовал не спеша, оглашая округу своим Фамильным Боевым Кличем: «Мяу!.. Мяу!..» (Впрочем, возможно, Его сиятельство просто напевал свой любимый романс: «Мя-а-у!.. Мя-а-у-у!.. Мя-у!..» Потому что у этого Драного Кота невозможно было отличить, когда он исполнял Боевой гимн, а когда просто мурлыкал Застольные куплеты. Он пел точно так же, как вопил. Никто не смог бы точно сказать, когда он ведет спокойную речь, а когда, например, сквернословит, угрожая сожрать все Мышиное племя.) Но как раз в тот день у Драного Кота не было никаких дурных намерений. Наоборот, он пребывал в отличном расположении духа. Изрядно выпив и захмелев, Его сиятельство вдруг растрогался при виде прекрасного весеннего дня и, мурлыкая под нос какую-то легкомысленную мелодию, отправился полюбоваться на Триумфальное шествие в честь НятаЛауреата. Он надеялся, что это зрелище его позабавит.

Только и всего! Но кто же мог знать об этом? Кому из мышей под силу догадаться, что мурлыканье Его сиятельства было просто лирической песней? Мыши всегда помнят только одно: Его сиятельство Драный Кот постоянно жаждет Мышиной Крови и Мышиного Мяса. А у этих важных господ не разберешь: когда у них хорошее настроение, когда дурное. Так что лучше им вовсе не подворачиваться под руку.

Пока Драный Кот добрался до большой дороги, там не осталось даже мышиной тени.

Только валялись в пыли Знамена, Веера, Зонты и Барабаны, а прямо посреди дороги громоздился перевернутый Паланкин.

Его сиятельство пришел в изумление и пробормотал сквозь зубы:

— Чудеса! Чего это они разбежались и побросали все добро?

Но в общем это нисколько не смутило Его сиятельство, он опять весело запел: «Мя-а-у!..

Мя-у-у!» Откуда было ему знать, что с каждой новой руладой разбегавшиеся в панике мыши чувствовали еще больший ужас и припускались с новой силой, не жалея ног, лишь бы удрать подальше?

Драный Кот еще раз-другой, недоумевая, огляделся по сторонам, потом не спеша зашагал прочь. Он направился к Берегу Ближайшего Пруда. Его сиятельство решил приятно провести время, развлекаясь ловлей рыбок и маленьких лягушат. Потому что в понимании Драного Кота развлечение и забава — это прежде всего бесчинство и мучительство.

Но вернемся к Триумфальному шествию в честь Нята-Лауреата.

Солнце уже склонялось к закату, когда несколько наиболее отважных молодых мышей осмелились высунуть носы из своих норок. Озираясь, прислушиваясь и принюхиваясь, они поползли к дороге, держа для храбрости друг друга за хвосты.

На дороге не было ни души.

Тогда остальные мыши тоже стали вылезать из своих норок. Вскоре участники процессии собрались снова вместе и решили все-таки возобновить Триумфальное шествие. Ведь печаль и уныние никому не по сердцу. Даже самая неприметная мышь и та все время чего-то ждет от жизни. Порядок и церемониал оставались прежними, и каждый снова принялся за свои обязанности. Впереди Рупор-ракушка, затем Знамена, потом Биены, Главный Барабан, Большой Барабан и, конечно, Паланкин Триумфатора… Но когда взялись за ручки носилок, то увидели, что славный Нят-Лауреат лежит на земле, придавленный Паланкином, с мрачным выражением лица. Оказывается, он так и пролежал все это время, будучи не в состоянии даже приподняться. В довершение всех бед в тот момент, когда Паланкин опрокинулся набок, Лауреату дверцей прищемило Хвост. Боль была невыносима, но Нят не осмелился даже пикнуть. Потому что пикнуть в ту минуту означало угодить прямо в когти Драному Коту. Стиснув зубы и, как философ, перенося телесные страдания, Молодой Нят покоился под перевернутым Паланкином до той самой минуты, когда носильщики снова подняли его и славный Лауреат смог встать, расправить онемевшие члены и вытащить свой Хвост. Но, о ужас, элегантный и гибкий Лауреатский Хвост оказался надломленным у самого седалища. Рана нестерпимо болела и сильно кровоточила. Нят не мог даже присесть. А что же это за Триумф, если Лауреат не будет восседать в Паланкине, как предписано ритуалом? Молодой Нят, стеная, улегся на дно Паланкина, и носильщики со всех ног пустились к его Дому.

Праздник сразу утратил свое очарование и торжественность. И так не все вернулись снова посмотреть на Триумфальное шествие, но и те мыши, что собрались, не увидели прославленного Лауреата, потому что он не возвышался по-прежнему в красном кресле. НятЛауреат лежал на самом дне Паланкина, наружу торчали только два его острых уха, так что участники шествия и гости могли лишь прислушиваться к доносившимся до них горестным стонам.

V

Пускай теперь хмурые зимние дни и вернутся в свой черед, но их докучливой серости не сковать уже наших сердец. Потому что теплые лучи весны раскрыли сердца навстречу свету и наполнили их радостью и воодушевлением… Плохо ли, хорошо ли, но Триумфальное шествие в честь Нята-Лауреата состоялось. ПапаМышь и Мышиха-Мама, конечно, не осмелились предъявить какие-нибудь претензии Его сиятельству Драному Коту. Они достаточно пожили на свете, чтобы научиться терпеливо сносить удары Судьбы. Да и вообще им было сейчас не до этого, потому что, несмотря на великую Мудрость и Славу Нята-Лауреата, его Хвост продолжал болеть. Каких только лекарей к нему не приглашали, каких снадобий и лекарств не перепробовали — ничего не помогало.

Напротив, болезнь с каждым днем обострялась, усиливалось кровотечение, и воспаление грозило уже перейти на нижнюю часть спины.

Наконец прибыл с Чужедальнего Поля прославленный Магистр Мышиной Медицины. Он тщательно осмотрел больного и изрек никому не понятное и страшное слово: «Карбункул».

Состояние Молодого Нята было очень опасным, и Магистру ничего не оставалось другого, как решиться на операцию. Не колеблясь ни минуты (Хвост-то ведь был чужой), Магистр ампутировал Няту хвостик прямо под самый корень.

Бесхвостая мышь — это уродство, противное гармоническим законам природы. Бесхвостье — роковой изъян для наружности и репутации даже самой последней мыши, а тем более для Всемирно прославленного Лауреата! Папа-Мышь не без оснований опасался, как бы из-за какого-нибудь болтуна молва об его обесхвостенном сыне не разошлась по всему свету.

Поэтому Старый Нят вручил изрядный куш носильщикам, которые в тот день несли красный Паланкин, чтобы они держали язык за зубами и помалкивали насчет лауреатского хвостика. Но, увы, весь народ видел, как дверцы прищемили Хвост Триумфатора, так что дело было вовсе не в носильщиках. Попробуйте тут не волноваться!

Как ни крути, а Бесхвостье Нята нужно было скрыть во что бы то ни стало. Почтенные родители его думали так: «Сынок наш уже вырос, ума ему, слава богу, не занимать, и в науках нет ему равных. Не хватает теперь только самой малости — жены и детей. Хоть семья наша и небогата, но с такой головой, как у него, да с его Всемирной Славой он должен, конечно, просватать невесту познатней и побогаче…»

Правда, молоденьких мышек-девиц из Рода Нят было кругом хоть отбавляй, но НятуЛауреату среди них не на ком даже было остановить взгляд. Папа-Мышь и Мышиха-Мама все время только и толковали об этом. Судили-рядили и так и этак, но никак не могли решить, куда же им посылать сватов. А родня и соседи тем временем прямо все уши им прожужжали: жените сына, и все тут! Безбрачие Нята — это-де против естества и в ущерб Чести всей фамилии. На самом деле им, конечно, на все это было наплевать, только бы попировать на даровщинку. От угощения их, бывало (как свидетельствуют очевидцы), и за Хвост не оттянешь. Тем более, славно закусив перед Триумфальным шествием, они совсем распалились.

И, видя, что Свадьбой пока не пахнет, они считали себя незаконно обиженными и с утра до вечера, не скупясь на лесть и хвалы, уламывали стариков:

— О досточтимые господа, вам теперь осталось только женить вашего славного отпрыска, как нас учат Древние Мышиные Законы.

— Легко сказать — женить! Нашему дорогому Лауреату нужна достойная невеста. Уж можете на меня положиться: до-стойна-я!

— А я говорю: дело не в этом! Пир На Весь Мир — вот что ему нужно. При его заслугах без Пира На Весь Мир не обойтись!

— Правильно! Правильно! Нужно, чтобы все могли погулять на Свадьбе нашего Славного Нята-Лауреата!

— О досточтимые господа, не присмотрели ли вы сыну невесту где-нибудь по соседству?

— Тоже скажете: невесту по соседству! Все они не пара Лауреату. Тут надо брать повыше.

Уж можете на меня положиться: по-вы-ше!..

И так без конца. Дошло до того, что Папа-Мышь, Мышиха-Мама и сам Нят-Лауреат ни о чем другом уже не могли говорить, кроме предстоящего Бракосочетания.

А как раз в то время у Его превосходительства Мускусной Крысы, Управителя Большого Поля (назначенного на этот пост Его сиятельством Драным Котом), что у самого Берега Реки, известного своей знатностью и богатством, была дочь-невеста на выданье.

Согласно древним Законам Мышиного и Крысиного Народа все знатные и именитые семьи, в которых есть дочери на выданье, должны вывешивать на своих дверях специальные Брачные Дощечки с Призывами к женихам. Его превосходительство Мускусная Крыса, большой ревнитель старинных обычаев, едва лишь дочь его достигла подходящего возраста, сразу вывесил такую Дощечку на ворота своего Дворца. И она висела там уже несколько лет. Немало отпрысков славных мышиных и крысиных семей являлись попытать счастья и сватались к Барышне Мускусной Крысочке, но никто из них не пришелся по вкусу благородной невесте и ее родне. Потому что Его превосходительство Управитель Большого Поля был не только выдающимся Государственным Деятелем, но также и крупным философом и поэтом, то есть Крысой с утонченнейшим вкусом и чрезвычайно большими запросами. А юная дочь его славилась далеко за пределами Большого Поля своим аристократизмом и высокомерием.

Что вам сказать о дочери Его превосходительства? Холодная и неприступная, она была хороша той совершенной, ни с чем не сравнимой Красотой, которую в изящной поэзии принято называть «роковой» (таково было мнение самой невесты). Ковыляющий шаг своих коротеньких ножек она считала грациозной и величественной Поступью, свойственной одним лишь знатным особам. Благородная девица не уставала любоваться в зеркале своей длиннющей и толстенной физиономией, каждый раз находя ее удивительно похожей на прекрасный плод дерева шоан.

Грязно-черное одеяние ее всегда очень дурно пахло, но сама она была убеждена, что тело ее от природы обладает способностью источать сладостное благоухание, не уступающее наилучшим духам. Повстречавшись впервые с дочерью Управителя Большого Поля, можно было подумать, что нрав у нее добрый и покладистый. На самом же деле не упомнишь такой дурной черты характера, которой она не обладала бы в полной мере. Но хуже всего было ее упрямство и высокомерие.

Как вам уже известно, несколько лет назад Его превосходительство вывесил у ворот своего

Дворца Брачную Дощечку. На ней были начертаны следующие стихи:

В нашем доме — дочь-невеста, красавица, Двадцати ей не минуло весен.

Вам она непременно понравится.

Женихи, милости просим!

Строки эти смутили покой многих юных мышей, тщетно являвшихся свататься.

Как-то вечером Папа-Мышь призвал Нята-Лауреата к себе и сказал ему так:

— Сын мой, ты уже взрослый. Мудростью и дарованиями снискал ты себе Настоящую Славу и достоинствами своими никому не уступишь. Я теперь хочу только, чтобы ты вступил, как подобает, в брак и продолжил наш Род. Тогда я смогу умереть спокойно.

Молодой Нят пришел в восторг от слов отца, но сам даже виду не подал.

— Как вам будет угодно, батюшка.

— Будь спокоен, я уже все обдумал и должен сказать тебе вот что: в нашей округе нет ни одной девушки-мышки, которая бы была достойна войти невесткой в наш Дом. Но до моих ушей дошел слух, что Его превосходительство Управитель Большого Поля ищет мужа для своей дочери. Я завтра же отправлюсь к нему и постараюсь все устроить. Как ты на это смотришь?

— Я уже сказал, что во всем подчинюсь вашей воле, батюшка, — уклончиво и почтительно отвечал Нят.

Было еще одно весьма немаловажное, но тайное обстоятельство, о котором ни Старый, ни

Молодой Нят не обмолвились ни словом (однако они ни на минуту не упускали его из виду):

брать невесту издалека было гораздо легче — больше уверенности в том, что печальная История с Хвостом не всплывет наружу.

На другой день Папа-Мышь тщательно повязал вокруг головы тюрбан из черного шелка, надел свое лучшее платье из легкого газа и, взяв в руки зонт от солнца, отправился к Реке, где стоял Дворец Его превосходительства Мускусной Крысы.

К вечеру Папа-Мышь возвратился. От него еще издали разило спиртным — должно быть, Управитель угостил его на славу. Неужто Сватовство увенчалось успехом?

Папа-Мышь не замедлил рассказать жене и Няту-Лауреату, как было дело:

— Его превосходительство с радостью дал свое согласие. Он только хотел бы, согласно древней церемонии Сватовства, пригласить тебя, сынок, завтра к себе в гости и испытать твою Мудрость и Талант.

Молодой Нят не смог сдержать своей радости:

— Конечно, завтра я обязательно пойду к нему!

Сказано — сделано. На следующий день он отправился в гости к Его превосходительству Мускусной Крысе.

Но предварительно Папа-Мышь придумал одну уловку: он нанял по соседству двух молодых мышей для того, чтобы они сопровождали Нята в качестве телохранителей и пажей, как это принято в знатных семействах, и для… Но об этом позднее.

Итак, Нят-Лауреат отправился в путь не один, а с приличествующей случаю свитой. Всю ночь перед этим он не сомкнул глаз, перелистывая разные ученые книги, дабы освежить свою память и не ударить в грязь лицом перед Его превосходительством. Вы спросите: как же он собирался держать себя, как он намеревался ходить и сидеть, ведь Хвоста-то у него не было?

Да, Хвоста у него действительно не было. И, конечно, если бы Барышня Мускусная Крысочка узнала, что Нят-Лауреат бесхвостый, она бы ему сразу отказала. Поэтому Папа-Мышь и сам Нят были готовы на все.

И вот что они придумали: Нята-Лауреата посадят верхом на красивого Белого коня. На Нята наденут широкие шелковые штаны, длинные-предлинные, до самых пят. А когда он будет сходить с коня, двое мышей-пажей станут по обе стороны стремени и, подхватив его под мышки, почтительно опустят на землю, как принято у вельмож и как это подобает прославленному Лауреату. Благодаря всем этим ухищрениям никому и в голову не придет, что у Нята нет Хвоста.

Так Нят и прибыл в гости к Его превосходительству Мускусной Крысе. Все прошло благополучно и даже отлично, как говорится, без сучка, без задоринки. Его превосходительство соизволил выйти к Воротам навстречу молодому Лауреату и Кандидату в мужья и сам проводил Нята в дворцовые покои, оказывая ему Всевозможные Знаки Внимания. Но как Нят ни озирался и ни таращил глаза, благородной Девицы Мускусной Крысочки нигде не было видно. Вот и вышло, что жениху вместо лицезрения невесты пришлось довольствоваться вежливой беседой с ее почтенным родителем.

(Но Нята и это вполне устраивало, ведь он заранее был на все согласен ради достижения желанной цели.) А Барышня Мускусная Крысочка, как всегда, мудрила:

спрятавшись в смежных покоях норы, она высовывала время от времени нос из-за штор, чтобы разглядеть получше новоявленного жениха. Впрочем, Молодой Нят ей даже понравился.

Тем временем Его превосходительство давал пышный пир в честь прославленного претендента в женихи. Когда подняли чаши с вином, Управитель Большого Поля загадал Няту Загадку. Это предписывалось церемониалом Сватовства. Жених, если он желал взять невесту из знатной фамилии, должен был отгадать Загадку, заданную главой семьи.

Мысль Его превосходительства была облечена на этот раз в изящные стихи:

–  –  –

Подняв кубок, Его превосходительство покрутил усы и, улыбаясь, сказал:

— Для такой Исключительно Талантливой Особы, как вы, дорогой Лауреат, эта Загадка, конечно, сущий пустяк. Вы разгадаете ее еще до того, как допьете свою чашу. При вашей Гениальности три дня, разумеется, слишком долгий срок.

По обычаю, жених должен в течение трех дней найти Разгадку. А если это ему не удастся, то он не имеет права даже взглянуть еще раз на Брачную Дощечку невесты.

Нят-Лауреат быстро напряг мысль и сразу нашел Ответ. Он был чрезвычайно доволен собой, но повел себя очень осторожно и скромно. Попросив у Его превосходительства лист чистой бумаги, он записал Загадку и по окончании пира вежливо откланялся.

На обратном пути Нят все время возмущался: дорога ему казалась слишком длинной. Конь его был весь в мыле, а Нят считал, что тот просто стоит на месте. Счастливый жених время от времени поднимал глаза к небу и, покручивая усы, самодовольно улыбался. Ему не терпелось вернуться домой и поведать родителям о своих успехах.

Прибыв, наконец, под Родительский Кров, Нят подробнейшим образом рассказал обо всем Папе-Мыши и Мышихе-Маме, не упустив случая похвастаться.

Выслушав его, Папа-Мышь торопливо спросил:

— А ты, сынок, нашел Разгадку? Что нам теперь делать?

— Ха, Его превосходительство еще не досказал все до конца, как она была уже у меня готова!

— И что же это?

— Это Книга, дорогой батюшка!

Папа-Мышь расхохотался:

— О Небо! Ну как тебя не похвалить! Одно слово: Лауреат!

Весь следующий день Папа-Мышь и Молодой Нят убили на то, чтобы ровно обрезать, как следует сшить и заключить в отменный переплет из черного лакированного дерева несколько листов плотной белой бумаги. На первой странице «Книги-Ответа» в самых возвышенных и витиеватых выражениях они написали Разгадку. Причем все это было начертано изысканным почерком и красивыми, переливчатыми чернилами.

Этот очаровательный и необычайно утонченный Ответ настолько превосходил потуги и жалкие мудрствования всех прежних женихов, что Его превосходительство Мускусная Крыса наверняка не устоит.

Так оно и случилось. Его превосходительство был восхищен и покорен Талантом НятаЛауреата. Ведь с тех пор, как была вывешена Брачная Дощечка Барышни Мускусной Крысочки, Управитель Большого Поля многим и многим юношам задавал свои Загадки, и ему ни разу не удалось получить не то что правильного Ответа, но даже отгадки, хотя бы отдаленно напоминающей Истину. Все женихи обычно несли ужасную околесицу, а многие из них вообще не осмеливались больше появляться на глаза Его превосходительству. Сейчас совсем другое дело! Молодой Нят не только менее чем за день нашел Разгадку, он еще и ухитрился облечь свой Ответ в форму прелестного и элегантного свадебного подарка. Да, поистине такой мыши, как Нят-Лауреат, цены нет!

Барышня Мускусная Крысочка в душе тоже была очень довольна и, восторженно щелкая языком, читала и перечитывала послание своего нового жениха. Правда, для виду она сетовала на то, что семья жениха-де недостаточно знатна и богата. Но ведь вы сами понимаете, что столь высокородная и обворожительная невеста не может просто так, без всяких, дать свое согласие.

Что же до самого Молодого Нята, то он был совершенно счастлив. Впрочем, если бы он сам по себе не осознал, насколько он счастлив, то Папа-Мышь и Мышиха-Мама, не говоря уже о сновавших вокруг обжорах и блюдолизах, все равно убедили бы его в том, что он абсолютный счастливец.

Нят-Лауреат видел уже в мечтах свою Свадьбу (разумеется, Самую пышную и необыкновенную Свадьбу на свете):

«…Свадебная процессия, столь же величественная и великолепная, как недавнее Триумфальное шествие, торжественно выступает от серебристого брега реки в глубь зеленеющих нив.

Все обставлено с необычайной помпезностью и блеском. Еще бы, сам прославленный НятЛауреат сочетается браком с Барышней Мускусной Крысочкой, дочерью Управителя Большого Поля!

Несут сверкающие поливой красные глиняные кувшины с напитками, фаршированные свиные головы, бетель, засахаренные фрукты и прочие яства на драгоценных блюдах.

Изысканнейшие и тончайшие кушанья приготовлены столь искусно и источают такое сладостное благоухание, что высокородные гости с трудом сохраняют самообладание.

Элегантный большой зонт Лаунг осеняет своей тенью благородную невесту, разодетую и убранную с подобающей роскошью. Несравненная красота ее сегодня почти невыносима. Из-за драгоценного веера кокетливо поблескивают ее прелестные глазки.

Сам жених едет впереди на Белом коне. Величаво поглядывая по сторонам, он посылает то вправо, то влево благосклонные улыбки, и стрекозиные крылья, венчающие его Лауреатскую шапочку, мерно раскачиваются и сверкают на солнце.

А кругом — о небо! — кишмя кишит. Мыши — и стар и млад — сбежались со всех Полей полюбоваться на Свадьбу. Мышиная чернь пялит глаза, завидуя знатности и изумительным личным достоинствам новобрачных.

— Чудесная пара!.. Какова невеста!.. Нет, каков жених!.. Слава! Слава! — раздается повсюду. Восторженные крики заглушают гром барабанов…»

Но тут в счастливые грезы Нята черной молнией вторглась ужасная мысль: «Что, если Драный Кот злокозненно нарушит свое обещание, как это было в день Триумфального шествия?! Правда, ему поднесут жирненькую птичку и большущих рыбин, но кто может знать заранее, что стукнет в голову Его сиятельству?»

Итак, молодой Нят в одно и то же время и радовался и огорчался… Смотрины и Сватовство окончились благополучно. Папа-Мышь думал про себя: «Еще бы и Свадьба прошла, тогда всем страхам конец». Иными словами, позорная и мрачная тайна Бесхвостия будет навеки предана забвению.

–  –  –

Итак, с радостями переплетаются тревоги, а причин для тревог, увы, более чем достаточно!

Вот и миновали светлые весенние дни. Яркие краски поблекли, и земля подернулась печальною дымкой. Предчувствие близости мрачной и хмурой зимы становится все сильнее и сильнее, хотя сама зима сокрыта еще под загадочной сенью грядущего… Сознайтесь, кто же не трепещет при мысли о безмерном коварстве Его сиятельства Драного Кота, сулящего еще столько новых злодейств? Папа-Мышь и Мышиха-Мама отправились на поклон в Замок Его сиятельства. Простершись в пыли, они сообщили Драному Коту о предстоящей Свадьбе своего любимого сына и, посулив Его сиятельству богатые и вкусные дары, верноподданнейше просили его соизволения и заступничества. Кот обещал принять дары.

Но не здесь таилась угроза семейному счастью Нята. Произошли непредвиденные и роковые события, к которым Его сиятельство Драный Кот не имел ни малейшего отношения.

В один прекрасный день некий странник (мышь, никому в здешних местах не известная) явился в дом Управителя Большого Поля и потребовал свидания с Его превосходительством по крайне Важному и Неотложному Делу.

Его превосходительство Мускусная Крыса пригласил неизвестного в свои покои.

Почтительно поклонившись и произнеся положенные приветствия, неизвестный сказал:

— Дошел до меня, Ваше превосходительство, слух, что вы подыскали себе «хорошенького»

зятя.

— Да, верно, это известный Нят-Лауреат.

— Точнее, Ваше превосходительство, это бесхвостый Нят-Лауреат.

Управитель Большого Поля выпучил глаза.

— Как?! Что вы говорите?

— Я говорю, Ваше превосходительство, что вы скоро выдадите свое дитя за бесхвостого молодца.

— Как, прославленный Нят-Лауреат — бесхвостый? Вы о нем говорите?

— А о ком же еще!

— Будьте любезны, расскажите мне все, что вы знаете об этом!

— Ну, я тоже знаю не очень-то много. Мне известно одно: у Нята-Лауреата нет Хвоста.

Если вы, Ваше превосходительство, отдавая за него свою дочь, были осведомлены об этом, то я умолкаю. Если же, готовясь к Свадьбе, вы оставались в неведении насчет его Бесхвостия, позвольте тогда мне высказаться до конца. Я ведь желаю только торжества Истины и не хочу, чтобы мыши водили друг друга за нос.

— О небо, в чем же дело? Что произошло?

— В прошлом году в день Триумфального шествия в честь Нята-Лауреата я был одним из тех, кто нес Паланкин. Когда появился Его сиятельство Драный Кот, мы все разбежались и бросили свою ношу. Паланкин упал и опрокинулся набок. А когда мы вернулись обратно, пришлось немало попотеть, чтобы высвободить застрявший между дверцами Паланкина Хвост Молодого Нята. Он не мог уже больше сидеть. Мы уложили его прямо на дно Паланкина и так дотащили до дому. Сколько его потом ни лечили, ничего не помогло, и Хвост пришлось отрезать.

Содрогнувшись от ужаса, Его превосходительство промолвил:

— Если вы сказали правду, то я щедро вознагражу вас. Но что же мне предпринять, чтобы проверить, глаголет вашими устами Истина или Ложь?

Гость усмехнулся:

— Поверьте, я пришел сюда не потому, что питаю недобрые чувства к юному Няту, и отнюдь не в надежде получить от вас награду. Просто душа моя всегда стремится к правде, и мне невыносимо видеть, как кто-нибудь обманывает ближнего. Если же вы хотите проверить, правду я говорю или лгу, то это совсем нетрудно. Попробуйте, Ваше превосходительство, пригласить Нята-Лауреата к себе в гости и предложите ему прогуляться с вами по саду. Будучи на земле, а не в седле и без пажей, которые поддерживают его и заслоняют от любопытных взоров, Нят предстанет перед вами таким, каков он есть. И вы сразу увидите, на месте его Хвост или нет.

Его превосходительство пришел в замешательство.

— А что если он откажется приехать?

— Вам придется настоять на своем и еще раз повторить приглашение. Если хочешь жениться, изволь слушаться будущего тестя!

Гость давно уже выложил свою тайну и удалился, а Управитель Большого Поля все еще не мог прийти в себя от изумления и не знал, что ему делать. Конечно, Его превосходительство никогда не решился бы выдать свою дочь за Бесхвостого. Равно как и благородная Барышня Мускусная Крысочка ни за что не пошла бы замуж за личность, у которой нет Хвоста. Во все времена не было для мыши или крысы большего позора и горшей муки, чем Бесхвостие.

Разумеется, Управитель Большого Поля и его дочь тоже так считали. Но чем больше они думали, тем сильнее скорбели и печалились, ибо за долгие годы, истекшие с тех пор, как Брачная Дощечка была вывешена на дверях их дома, впервые встретился жених столь блестящих достоинств и ясного ума, как Нят-Лауреат.

Его превосходительство Мускусная Крыса и Барышня Мускусная Крысочка думали и гадали, как же им теперь быть. Долго они думали и долго гадали. В конце концов решили вот что.

— Мы должны устроить Няту это испытание. Как бы там ни было, а Истину следует выяснить. Ежели на самом деле Нят-Лауреат с Хвостом и без изъяна, то он ничего не заподозрит.

Так и сделали. Его превосходительство отправил гонца, который доставил в Дом Нята следующее известие: «Завтра четырнадцатого дня, утром Управитель Большого Поля устраивает Семейный Прием и почтительно просит жениха пожаловать. Причем, согласно обычаю Рода Мускусных Крыс (а ведь Нят-Лауреат теперь уже все равно что член их семьи), на такой Прием следует являться только пешком».

Приглашение было послано, оставалось одно: ждать. Невозможно описать, с каким нетерпением Его превосходительство и Барышня Мускусная Крысочка ожидали утра четырнадцатого дня.

Но уже на рассвете явился один из соседей и друзей Папы Нята и сообщил:

— Ваше превосходительство, наш прославленный Лауреат занемог и почтительно просит извинения за то, что не сможет быть у вас сегодня.

Управитель Большого Поля был потрясен. Тяжело вздохнув, он сказал дочери:

— Да, дитя мое, видимо, незнакомец говорил правду.

Однако, по здравом рассуждении, они все же решили так:

— Мы должны испытать его еще раз!

Теперь уже Его превосходительство послал гонца к Няту-Лауреату с приглашением на поминки по какому-то близкому родственнику. И на этот раз в соответствии с этикетом член семьи Нят должен был прийти пешком. Причем Его превосходительство из любви и уважения к будущему зятю обещал прислать за ним несколько своих доверенных слуг, которые будут торжественно сопровождать Нята от его дверей до самого Дворца невесты. Конечно, им было строго-настрого приказано смотреть во все глаза, дабы установить, есть у Нята-Лауреата Хвост или нет.

О ужас, какие страдания выпали на долю бедного Нята! Если идти — то всему конец, если не ходить — тоже всему конец. Что же делать? Ведь ежели не ехать верхом, а идти пешком, то все сразу увидят, что сзади — там, где у каждой мыши при ходьбе волнуется и трепещет Хвост, — у него, Нята, просто пустое место. А тут еще надо шагать от дома до самой Реки, так что ничего не скроешь. И кто только выдумал все эти аристократические церемонии? После первого приглашения Папа-Мышь еще сомневался в том, что их тайна открыта; Нят же Лауреат вообще не увидел никакого подвоха. Но на этот раз, после вторичного приглашения, им обоим стали совершенно ясны намерения Его превосходительства: жениха хотят подвергнуть испытанию. Должно быть, какие-то злонамеренные слухи достигли ушей Управителя Большого Поля, и у него зародились сомнения.

Да, чему быть — того не миновать. Как говорится, шила в мешке не утаишь, рано или поздно оно вылезет наружу. Увы, Папа-Мышь и Молодой Нят мечтали сохранить тайну хотя бы до Свадьбы, а когда Нят-Лауреат и Барышня Мускусная Крысочка стали бы мужем и женой, то уже ничего не страшно. Тогда никакие «правдолюбцы» не осмелились бы и рта раскрыть.

Потом, даже если бы Его превосходительству и Барышне Мускусной Крысочке и стало известно о том, что у Нята-Лауреата нет Хвоста, им волей-неволей пришлось бы смириться. Наоборот, они сами приложили бы все усилия, чтобы сохранить тайну Бесхвостия Нята от досужей молвы.

Теперь же трудно сказать, чем все это кончится… Итак, неудачливому жениху ничего не оставалось другого, как отослать гонца к Его превосходительству со следующими словами:

— Наш дорогой Лауреат все еще нездоров и не выходит из Дому. Поэтому он почтительнейше просит у вас извинения.

Конечно, двойного испытания для Управителя Большого Поля и его дочери было вполне достаточно, чтобы не сомневаться больше в ущербности Нята-Лауреата.

У Его превосходительства Мускусной Крысы после двукратного отказа Нята от приглашения нашелся вполне приличный повод для расторжения Помолвки. И он специальным письмом известил бывшего жениха и его родителей о том, что Барышня Мускусная Крысочка отказывается от брака с Нятом-Лауреатом.

Папа-Мышь и Мышиха-Мама были вне себя от негодования и злости. А Нят-Лауреат с утра до вечера испускал скорбные вздохи и, горестно возведя очи к небу, читал вслух приличествующие случаю печальные вирши.

Семейство Нята, ослепленное горем и гневом, естественно, не в силах было уразуметь подлинную причину своих несчастий. Во всем они обвиняли только Управителя Большого Поля и его дочь, не желая понять, что всему виной были их собственные уловки и тайные ухищрения.

Тем временем Нят-Лауреат, прочитав все стихи, которые он знал на память, и не находя более утешения для души, совершенно рассвирепел. Днем и ночью раздувал он в своем сердце страшный огонь обиды и гнева. Днем и ночью помышлял он о мести.

Не правда ли, интересно узнать, как Молодой Нят собирался отомстить самому Управителю Большого Поля? Нят, едва покинувший школьную скамью, слабосильный (да к тому же еще и бесхвостый), жаждет крови! Семья Его превосходительства знатна и богата, а сколько у них вассалов и слуг, какие у них огромные связи! У Нята же нет ничего, кроме ума и высоких познаний. Неужто он должен смириться и проглотить обиду? Какой позор! НятЛауреат думал три дня и три ночи и ничего не придумал. От такого напряжения мысли он стал худеть и чахнуть. У него даже начали потихоньку выпадать усы.

Наконец на заре четвертого дня Нят, пластом лежавший в спальных покоях своей норы, вдруг вскочил и издал радостный вопль. Придумал! Он сложит сатирические стихи про Управителя и его дочь! У него ли, Лауреата, не хватит Таланта, чтобы создать убийственную сатиру, уничтожающую песнь, которая прогремит На Весь Мир! Увы, Нят ступил на путь слабых мышей, у них ведь издавна вошло в привычку отсиживаться в своих норках и сочинять ядовитые пасквили на котов. Так что в поэзии подобного рода Мышиная Муза была особенно плодовита.

Нят с вдохновением принялся за дело. Пусть всему свету станет известно о небывалом жеманстве и упрямстве, спесивости и строптивости этой вертихвостки Мускусной Крысочки!

Пламенные строки так и лились из-под его Лауреатского Пера:

Дочь Управителя, Крыса-девица, Замуж давно уже выйти стремится.

Замуж!

Папа ее родовит и богат, К ней женихов зазывает подряд.

Женихов!

Дал он Приданое Крысе огромное, Список его прилагаю подробный я.

Список:

Двадцать отрезов парчи златотканой, Кости слоновой ларец филигранный, Сорок нарядов вечерних, моднейших, Семьдесят девять жемчужин ценнейших, Кроме того, жениху на потребу Папа достанет две звездочки с неба.

Три с четырьмя лошадьми колесницы Возят Приданое Крысы-девицы, Возят!

Как же с Приданым таким и Роднею Крыса не стала ничьею женою?

Не стала!

Все женихи, с ней лишь раз повидавшись, Прочь уезжали, не попрощавшись.

Все!

Самые пылкие Брачные планы В лед обращали невесты изъяны,

Изъяны:

Физиономия формы квадратной, С носом длиннющим невероятно, Глазки свиные, зубы гнилые, Стан скособочен и ноги кривые;

Нравом же Крыса жадна и сварлива, Зла, и глупа, и ужасно спесива, Кроме того, и ленива сверх меры;

Словом, отвратней не сыщешь мегеры, Мегеры!

Дочке под стать и отец-Управитель, Глупых законов безмозглый ревнитель, Отец!

Как все в роду их, обжора и пьяница.

Жалкими крохами разума чванится.

Пьяница!

Кто же с такими захочет родниться?

Видно, засохнуть уж Крысе в девицах.

Засохнуть!

Нят сам положил свой памфлет на музыку, создав таким образом Законченный Шедевр.

Сатирическая песнь сразу же стала необычайно популярна у мышей. Среди Полей и по берегам рек не осталось молодой мыши, приверженной к изящным искусствам, которая не выучила бы ее наизусть от первой до последней строчки. Песнь распевали повсюду с великим упоением.

Причем, проходя мимо Дворца Его превосходительства Мускусной Крысы, певцы старались придать своим голосам особую звучность и выразительность. Ядовитые слова оглашали весь Дворец Его превосходительства вплоть до самых дальних закоулков. Каково же было Управителю Большого Поля и его дочери слышать все это!

Блистательная сатира Нята прозвучала грозным предупреждением всем, кто по наивности или неведению намеревался еще просить руки Мускусной Крысочки. С той поры никто уже больше не являлся к ней свататься. И все надежды и мечтания высокопоставленной невесты развеялись в прах.

Чем дальше, тем уродливее, упрямее и своенравнее становилась она. Выглядела Барышня очень старообразно, так что теперь никому даже в голову не приходило засылать к ней сватов.

Как-то в непогоду сильный порыв ветра сорвал Брачную Дощечку с ворот Дворца. Дощечка свалилась прямо в грязь. Его превосходительство не стал даже затруднять себя и нагибаться, чтобы поднять ее с земли. Все равно никто не станет читать начертанные на ней стихи, никто не захочет жениться на престарелой невесте или просто поухаживать за ней. Но сама она (как это бывает со старыми девами) по-прежнему мнила себя первейшей красавицей и соответственно относилась ко всем с аристократическим высокомерием и абсолютным презрением.

А ведь чванливых гордецов, хвастунов и зазнаек, как известно, всегда и везде ни во что не ставят.

VII

Однако довольно отступлений, давайте вернемся, друзья, к истории о Молодом Няте.

Рассказ наш по-прежнему будет печальным. Ибо зима, как и прежде, намерена вернуться обратно. И кто знает, удастся ли дождаться новой весны?

Волею судеб Его сиятельство Драный Кот опять вторгается в нашу правдивую повесть.

Случилось ли это в дни голода и бедствий? Или же в ненастные, дождливые дни? Этого доподлинно я не знаю, но ведь общеизвестно, что, когда в плохую погоду сидишь как пень дома, в голову лезут самые скверные и пакостные мысли.

Увы, вероятно, мы никогда не сможем точно установить, почему в один прекрасный день Его сиятельство Драный Кот вдруг устремил свои неторопливые стопы прямо к Дому семейства Нят. Однако по его открывающейся и тут же с чавканьем захлопывающейся пасти, по масленым глазам и жадно оттопыренным губам, с которых падала обильная слюна, можно было предположить, что Его сиятельству вспоминаются откормленные жирные рыбины, поднесенные ему Папой-Мышью в День Помолвки Нята-Лауреата. Его сиятельство Драный Кот всегда был склонен принимать желаемое за действительное и привык немедля удовлетворять свои прихоти.

А сейчас Его сиятельству просто ужасно хотелось есть. К тому же еще он слышал краем уха, как кто-то распевал песню про невесту с большим Приданым, про жениха и все такое… Его сиятельство немедленно сделал вывод, что Свадьба Молодого Нята уже на носу. Дальнейший ход мысли Драного Кота был удивительно оригинален и прост: «Ага, значит, этот Нятмолокосос в ближайшие дни намерен жениться? Не его ли презренный родитель сулил поднести Нам свадебные дары? Где же они? Ну, да Мы все равно не упустим того, что Нам полагается по Закону: если эти выродки не несут Дань, так Мы сами соизволим пойти за ней…»

Итак, Его сиятельство Драный Кот степенно (но и не без некоторой прыти!) шествовал к Дому Нятов.

Вскоре он был уже у самой двери норы.

Для начала, чтобы привести всех в подобающий трепет, Его сиятельство троекратно издал свой Фамильный Боевой Клич:

— Мяу! Мяу! Мяу! — Затем он перешел к речам: — Эй, есть ли кто-нибудь в вашей дыре, мерзавцы?

Дома была лишь Мышиха-Мама. Она осторожно выглянула наружу. После крушения Грандиозных Брачных Планов любимого Сына-Лауреата сердце Мышихи-Мамы было полно досады и скорби, и поэтому, беседуя с Его сиятельством, она не проявила свойственной ей обычно смекалки и остроты ума.

Отрывистый, полный драматизма диалог между Его сиятельством Драным Котом, стоявшим у входа в нору, и Мышихой-Мамой, отвечавшей ему из-за двери, выглядел следующим образом:

— Ну что, женили уже своего сына-кретина?

— Еще не совсем женили, Ваше сиятельство.

— Как это не совсем?

— Невестина родня не согласна.

— Не согласна? О, Нам все ясно: вы просто хотите зажулить свадебные дары.

— Ваше сиятельство, когда они дадут согласие, мы, наверное… — Наверное?! Когда они дадут? Вы что, вздумали играть с Нами в «кошки-мышки»?

— Не знаю… — Ах, так, негодная?!. — завопил Его сиятельство.

Он тут же просунул свою Рыцарскую Лапу в нору и хватил Мышиху-Маму по спине.

Мама-Мышиха отшатнулась и свалилась вниз, в глубь норы. Его сиятельство снова завопил:

— Эй, вы! Пусть выйдет кто-нибудь, Мы желаем продолжить беседу!

Но никто не вышел. Придя в неистовство, Драный Кот наскреб вокруг норы целую кучу земли и, облегчив этим свою душу, медленно удалился.

Вероятно, даже Его сиятельство Драный Кот, закореневший во всевозможных злодействах, не ожидал, что совершит в тот день позорное и гнусное убийство. Мышиха-Мама упала на пол своей норы. Огромная рана кроваво-красным пятном расползлась по ее спине. Острые когти Драного Кота вырвали чуть ли не полспины. Мышиха-Мама потеряла сознание. Сбежавшиеся родственники и соседи, стараясь привести ее в чувство, трясли бедную женщину, гладили и окликали по имени. Но она была уже стара, а рана оказалась очень тяжелой. Поэтому, не приходя в сознание и не промолвив ни слова, она вскоре тихо испустила дух.

VIII

То был воистину день скорби. И с этого дня Нят-Лауреат еще больше возненавидел Его превосходительство Управителя Большого Поля и Барышню Мускусную Крысочку. Потому что, по мнению Нята, именно их ни с чем не сравнимое коварство явилось причиной трагической смерти его любимой матери и всех прочих несчастий.

Нят-Лауреат воспылал жаждой мести. Он отправился на поиски учителя ратного дела, ибо только вражеской кровью мог он погасить всепожирающее пламя своего гнева. Увы, Настоящие Знатоки Воинского Искусства в наши дни совсем перевелись. Нят прямо с ног сбился, но так никого и не нашел. А ему не терпелось собственноручно расправиться с врагом Правда, за это время он написал несколько блестящих сатир и язвительнейших памфлетов, совершенно уничтоживших Управителя и его дочь в глазах Мышиного Общественного Мнения. Но какое в песню не вставишь крепкое словечко, все равно никого им не убьешь, хоть распевай свои куплеты с утра и до самого вечера. То ли дело — хороший удар, нанесенный искусной рукой!

Поэтому страдания Нята-Лауреата усугублялись день ото дня.

Однако жизнь наша так уж устроена, что даже самые заурядные особы, попав в стесненные или несчастные обстоятельства, неустанно напрягают свою мысль в поисках выхода. А тем более это касается Нята-Лауреата, мудрого ученого и мыслителя. Правда, после своего Триумфа и крушения Грандиозных Брачных Планов он во многом переменился к худшему. Но ведь по натуре своей, особенно прежде, в далекую пору ученья, это был разумный, благородный и скромный юноша из достойной семьи.

Вот почему денно и нощно размышлял он о своей судьбе, и его не покидала надежда на то, что рано или поздно придет конец свалившимся на него тяжким и безысходным страданиям.

Не так ли зябнущий в безбрежных просторах вселенной с нетерпением ждет восхода весеннего солнца?..

Однажды дошел до Молодого Нята слух о том, что на Другом Берегу Реки живет Благородный Конг — Водяная Крыса, замысливший некое Неслыханно Великое Дело.

Благородный Конг, как утверждала молва, могучий воин и большой знаток ратного дела. И он давно уже подыскивал верных соратников для выполнения своего Неслыханно Великого Дела.

Нят-Лауреат чрезвычайно обрадовался и решил тут же отправиться к Благородному Конгу.

Не думайте, что Няту так уж легко было уйти из Дому.

Папа-Мышь, рыдая, удерживал сына, но Нят-Лауреат сказал:

— Решимость моя непоколебима. Прошу вас, батюшка, благословите меня на дорогу.

Потом Нят украдкой вытер набежавшие слезы и быстро выскочил из норки. Выглядел он молодцом: конец повязанного вокруг головы платка спускается прямо на плечо; талия плотно схвачена широким поясом; штаны, как у опытного ходока, закатаны почти до колен; шаг упругий, взгляд решительный и смелый.

К вечеру он был уже на Другом Берегу Реки и без особого труда отыскал Дом Благородного Конга. Конг — Водяная Крыса пригласил Нята остаться у него погостить, чтобы приглядеться к нему получше и узнать, каков на самом деле этот Прославленный Лауреат. Молодой Нят поведал Конгу историю злоключений и несчастий, выпавших на его долю и на долю их семьи.

Когда его рассказ подошел к концу, из глаз у него полились слезы и он сказал, стиснув зубы:

— О почтеннейший Конг, нам с этим проклятым Управителем Большого Поля вдвоем на земле нет места. И если я смогу отправить его на тот свет лишь ценой собственной жизни, то я готов умереть!

Конг — Водяная Крыса расхохотался и похлопал Нята по плечу.

— Прошу тебя, успокойся, друг мой! Я вижу, ты воистину мудр и отважен. Но, увы, ты выбрал недостойное применение своим Знаниям и Доблести и теперь снова намереваешься употребить их во зло.

— Как же, о почтеннейший Конг, должен я поступить, чтобы найти истинный путь? — спросил изумленный Нят.

— Учиться и сдавать экзамены — это дело хорошее, так, собственно, все и поступают. Но ты поддался неразумным уговорам и устроил себе Триумфальное шествие — вот это уже никчемное и опасное чванство. Ты не успел еще за свою жизнь совершить ничего дельного и достойного, а уже вознамерился жениться. Можно подумать, что каждый, у кого выросли усы, сразу же должен жениться. Как будто на свете нельзя прожить холостым! Нужно закалить свою Доблесть и возвысить свой Дух. Все помыслы каждого доблестного мужа должны быть направлены на добро. Вот ты, к примеру, враждуешь не на жизнь, а на смерть с Управителем Большого Поля и Барышней Мускусной Крысочкой, которую ты, кстати, даже в глаза не видал.

А я считаю, что это недостойно настоящего Рыцаря. Ни Управитель Большого Поля, ни его спесивая дочь не являются главными виновниками твоих несчастий. Если уж ты способен мыслить, так мысли последовательно, как философ. Смотри в корень вещей. Попробуй спросить себя: «Отчего я потерял свой Хвост? Отчего погибла моя Мать? Почему край наш разорен и истерзан и все мы изнемогаем под бременем лишений и бед?» Я отвечаю тебе: «Все из-за презренного Драного Кота!» Нужно свергнуть ненавистное иго этого насильника и кровопийцы.

Стоит лишь расправиться с Драным Котом, и земля наша, каждый ее уголок, и все мы — от первого до последнего — заживем мирно и счастливо. Я развил ныне широчайшую деятельность, направленную на свержение Кота. Во имя этой высокой цели я ищу себе друзей и соратников по всей Державе. Я уже обдумал, как повести Осаду и Приступ Кошачьего Замка, и составил План Битвы. Нас ждут Замечательные Подвиги! Победа будет за нами, и мы покроем себя с головы до ног неувядаемой Настоящей Славой!

Нят, необычайно воодушевленный его словами, воскликнул:

— Позвольте и мне присоединиться к вам!

— Видишь, дружок, вот ты уже и прозрел… Затем Благородный Конг — Водяная Крыса опоясал свои чресла мечом и созвал Высший Совет Мышиных Военачальников. Он представил Нята своим Полководцам, и они тут же присвоили ему Высокое Воинское Звание.

По окончании совещания Благородный Конг вместе с Прославленным Нятом и другими Полководцами принял Парад.

Перед ними Триумфальным маршем прошла Мышиная Рать. Впереди в сопровождении двух помощников, державших сабли наголо, шествовала Мышь — Главный Знаменосец, высоко несшая Древнее Мышиное Знамя.

Далее шли успевшие Прогреметь На Весь Мир герои и поднимали Биены, на которых золотом горели слова: «Смерть Драному Коту!»

За ними следовал Главный Барабан, на котором прославившаяся своим виртуозным искусством Мышь — Главный Барабанщик выстукивала Самую Четкую И Воинственную Барабанную Дробь На Свете.

Потом несли Большой Барабан, неповторимое мажорное звучание которого вселяло мужество в сердца бойцов.

За Барабанами шли Усачи-Трубачи, извлекавшие из своих Фанфар ласкающий слух и ужасающий душу Самый Боевой Рев.

А там уже, звонко чеканя шаг, стройными рядами двигалась Мышиная Рать. Отряд за отрядом, отряд за отрядом. Впереди — командиры со сверкающими на солнце обнаженными клинками, за ними, ощетинясь усами и пиками, — доблестные солдаты. Молодец к молодцу, храбрец к храбрецу! Стоило только взглянуть на них, чтобы понять, что дни Драного Кота сочтены. Впрочем, он скоро сам убедится в этом на Собственной шкуре… После Парада Конг — Водяная Крыса устроил Великий пир в честь прибытия Нята и Несомненной Грядущей Победы, где Нят просто очаровал всех своим Остроумием и Аппетитом.

Итак, у Нята — Полководца и Лауреата была отныне идея, которой он должен был следовать, у него появилась цель, во имя которой он должен был жить и которой был обязан служить.

Все те, кто знал Нята прежде, просто не узнавали его: он стал веселым и бодрым, вдохновенно и самозабвенно выполнял все дела, к которым обязывает Высокое Воинское Звание, — очень тяжелые, очень сложные, очень Важные и Неотложные Дела. Нят-Лауреат теперь никогда не печалится, хотя он по-прежнему оставался без Хвоста и без жены. Ему теперь было не до подобных мелочей. Ведь главное: закалить свою Доблесть и возвысить свой Дух. Не так ли, друзья?

Вот и снова пришла весна. Она наполнила все Поля громом барабанов, звоном колокольчиков и веселыми песнями. Деревья оделись свежей листвой, распустились цветы, пели птицы. И снова настал такой момент, когда даже самые невозмутимые почувствовали, что сердца их распаляются сладостными надеждами и мечтами.

Но для нашего Нята весна началась еще в ту пору, когда он познакомился со своими новыми друзьями и проникся их Светлыми Идеалами.

Итак, дорогие читатели, холодные и мрачные зимние тучи уползают все дальше и дальше, и небо с каждым днем все светлее и чище. Отныне перед нашим другом Нятом-Лауреатом широкая, убегающая вдаль дорога, озаренная золотыми лучами весеннего Солнца.

Рыцарь-Богомол

I

Как-то раз, в прекрасный осенний день Почтенная Богомолиха прогуливалась около Большого Розового Куста, ведя за лапку симпатичного Маленького Богомола. Это был ее сынок, родившийся уже в конце лета.

Тщательно осмотрев со всех сторон Большой Розовый Куст, Почтенная Богомолиха выбрала, наконец, Ветку, на которой оставалось еще много свежих зеленых листочков, весьма приятных на вид и на вкус. В то время уже начиналась осень, трава на Лугах стала оскудевать и чахнуть, и даже листья Большого Розового Куста постепенно желтели, краснели и увядали.

Найдя Ветку, пришедшуюся ей по душе, Мама-Богомолиха велела сыну подняться за ней наверх.

Там она усадила его рядом с собой и сказала так:

— Ты должен, сынок, остаться здесь, на этой Ветке. Если захочешь есть — у тебя рядом всегда вдоволь свежих листочков. А почувствуешь жажду, можешь напиться сладкой ночной росы. Скоро начнется зима. Ты еще маленький и не знаешь, какое это холодное и голодное время. Нам надо подумать о будущем. Поэтому мне придется отправиться на Другой Берег Реки, чтобы запастись Едой На Всю Зиму. А ты побудешь тут несколько дней, пока я не вернусь. Ты у меня еще совсем несмышленыш, так что не смей никуда уходить отсюда и не вздумай задираться и ссориться с соседями. Запомни, сынок, ты должен только вдоволь есть, сладко спать и ожидать меня здесь. И больше ничего. Понял?

Сын отвечал ей тихим почтительным голосом, но вид у него при этом был озорной и лукавый:

— Конечно, я все понял.

Богомолиха-Мама на всякий случай повторила еще раз свои Наставления, потом попрощалась с ним и ушла.

Но Маленький Богомол был не из тех, кто слушается старших.

Мать не успела еще удалиться как следует, а он, хитро ухмыльнувшись, выпятил грудь (совсем еще худую и хилую) и сказал сам себе:

— Я уже вон как вырос, а она все считает меня младенцем. Это кого угодно выведет из себя!

Затем он тихонько подобрался к самому концу Ветки и принялся осматривать свои «владения». Конечно, суждения Маленького Богомола о своей собственной значимости — это сплошное недоразумение; ведь его Появление На Свет случилось совсем недавно. И у него просто не было времени вырасти. На самом деле он был еще очень мал. Крылышки его, мягкие и куцые, с грехом пополам прикрывали лишь часть спины. А клешни, тощие и слабые, даже когда он изо всех сил пытался вонзить их в кору, не оставляли на ней ни малейшего следа. Нежная кожа его блестела, как новенькая. И вообще он ужасно напоминал тщедушного и избалованного ученика-новичка, который даже от легкого летнего ветерка умудряется схватить насморк.

Однако сам Маленький Богомол, гордый и самодовольный, был о себе совершенно другого мнения. И это, право же, достойно сожаления.

О жизни он рассуждал с величайшим апломбом:

— Мама слишком осторожна. Она каждый день пристает со своими Наставлениями. То одно, то другое, прямо шагу ступить не дает. Хуже уже ничего не придумаешь. Незачем мне дожидаться того возраста, когда разрешается жить самостоятельно. Я и сейчас в силах находить для себя самые зеленые и сочные травинки, и у меня хватит ума, чтобы выбрать себе Хороших Друзей. Подумаешь, что здесь мудреного?!

Выходит, в жизни ничего мудреного и трудного нет? Такое можно услыхать лишь от совсем зеленого юнца вроде нашего героя. Ведь он пока еще шагу не сделал от Маминого Хвоста и видел мир только из-за ее спины. Обо Всем Вокруг судил он по собственным выдумкам и фантазиям, и жизнь представлялась ему чем-то вроде легкой и веселой прогулки.

Да и откуда несовершеннолетнему Богомолу знать, что такое огорчения и лишения? Мало ли есть хвастунов и невежд, которые, что ни спроси, все-то они знают и готовы поучать вас и разглагольствовать целые дни подряд! Так вот, наш приятель Богомол был одним из этих самоуверенных ничегонезнаек.

Итак, он стоял на самом кончике Ветки, куда его посадила Мамаша, и смотрел с Высоты На Мир. Трава на Лугу желтела в лучах предзакатного Солнца, и вообще вся природа была подернута печальной осенней дымкой.

— Дня не прошло, как я сижу здесь, а меня уже прямо тоска разбирает, — грустно прошептал он. — Проторчишь тут еще день — совсем пропадешь от скуки. Завтра же утром спущусь вниз, посмотрю, не найдется ли там чего-нибудь веселенького.

Потом он вернулся на середину Ветки, поджал обе пары своих маленьких ножек, аккуратно сложил пополам длинные ноги (а их, как вы знаете, у него ровно две), свернулся в комочек и опустил голову на мягкий листочек: это он укладывался спать.

На следующий день после завтрака Богомол и вправду спустился вниз. Он нарушил Материнский Наказ. Однако сам он этого не считал. Наоборот, был уверен, что ни в чем не преступает ее Наставлений. Потому что перед тем, как совершить этот дерзкий и отважный поступок, он долго размышлял: «Мама сказала, чтобы я никуда не уходил с Ветки. Но если все время сидеть на одном месте, сам не заметишь, как заболеешь от тоски, потом зачахнешь и совсем умрешь. Ведь можно погулять немного и снова вернуться сюда… Что в этом дурного?»

Придя к такому выводу, Богомол перепрыгнул с Ветки на ствол и уже по стволу спустился до самой земли. Затем он напружинил свои длинные ноги и одним прыжком выскочил из-под Большого Розового Куста.

Неторопливо и важно шествовал Богомол по Лугу. Каждый шаг — прямо загляденье.

Сначала он изящным жестом подбирал маленькие ножки, затем резко выдвигал вперед длинные ноги, пританцовывал, приседал немного и — р-раз — делал внушительный Шаг-Прыжок. При этом он еще грозно раскачивался из стороны в сторону: пусть все видят, что перед ними не какой-то там богомолишка, а сам Молодой Богомол, отпрыск славного Рода воителей и вельмож. Голову он задрал так высоко, что подбородок его упирался в небо, и лишь изредка поворачивал ее то в одну, то в другую сторону, чтобы убедиться, заметил ли кто-нибудь, какая у него величественная походка.

Так Молодой Богомол самозабвенно выделывал один за другим свои Шаги-Прыжки, пока вдруг не остановился как вкопанный. Что это шевелится там, в зарослях травы, прямо перед его носом? Он впился глазами в Травяной Лес, пытаясь разглядеть «это» сквозь чащу Травинок… Но трава шелестела и раскачивалась, и за ней ничего не было видно. Припомнив на всякий случай кое-какие Боевые Приемы, Богомол задумался: что бы «это» могло быть? У него даже возникла такая мысль: «Наверное, там сидит в засаде какой-нибудь негодяй, чтобы напасть на меня и ограбить…»

Богомол принял воинственную позу. Сказать по правде, он в душе здорово трясся от страха, так что, когда он снова захотел сделать свой величественный Шаг-Прыжок, у него стали заплетаться длинные ноги. Но он все-таки не удирал. «Чего мне бояться? Если их там много, я одним прыжком умчусь отсюда на несколько замов [4]. Да и крылья, хоть я и не пробовал еще летать, в Рукопашной Схватке всегда меня выручат. Оба меча мои остры — хоть коли, хоть режь! Нет, опасаться за свою жизнь пока рано!»

Поэтому Богомол не трогался с места. Он только по-прежнему пытался разглядеть невидимого «врага». Наконец из Травяной Чащи показались два больших черных уса: «О, дядюшка Мен, знаменитый кузнечик!.. Нет, пожалуй, не он. У дядюшки Мена голова светлая, вся прямо переливается на солнце, а у этого башка черная и какая-то грязная. Конечно, это не дядюшка Мен…»

Неведомое чудовище, все выше и выше поднимаясь над стеблями травы, подползало все ближе и ближе.

Богомол, пяливший на него глаза, наконец воскликнул:

— A-а, Саранчук Тяу Тяу Ма! Понятно!

Это действительно был Саранчук Тяу Тяу Ма. Он преспокойно себе шевелился в траве, пожевывая что-то. Остроконечная голова его очень походила на шляпу, которую носят землекопы. Одет он был во все серое с разными оттенками, так что, когда он ходил по земле, то совсем сливался с нею и никто уже не мог его заметить. Вид у него на первый взгляд был довольно-таки туповатый. Зато Тяу Тяу Ма был очень добродушный и вежливый, он никогда не сердился и не ссорился ни с кем.

Но Молодому Богомолу Саранчук совсем не показался таким добродушным и кротким.

«Морда у него мрачная и щербатая, сразу видно — злодей. Одни выпученные глаза чего стоят!

А челюсти — вон какие здоровенные! Этакими челюстищами только кусни разок — кого угодно на тот свет отправишь. Если я сейчас брошусь на него, он, конечно, примет Бой… Драться так драться, не бояться же мне, Богомолу, какого-то там Саранчука! Просто сражаться с таким грозным врагом нужно осмотрительно и хитро. Только глупцы презирают врага, прежде чем разделаются с ним. Настоящий воин должен сначала обдумать План Битвы… Ага, он поднял свою неумытую рожу. И по усам и по глазам видно, как ему не терпится на меня наброситься. Какие тут еще могут быть сомнения: он жаждет моей крови!»

Тут Молодой Богомол напряг мускулы своих длинных ног: один прыжок, другой — и он исчез.

Ай-ай, уж не струсил ли он в самом деле? Что за нелепые подозрения! Послушайте лучше, как он разговаривает сам с собой на бегу:

— Я совсем не испугался. Просто осторожен, и все. — Затем он обращался к своему грозному неприятелю, который, кстати, его даже заметить еще не успел: — Подожди, негодяй, мы еще с тобой разделаемся! Вот Мы вернемся на Наш Розовый Куст и придумаем такой Боевой Прием, что завтра же одним ударом дух из тебя вышибем!

Жаль только, что Саранчук не мог его слышать, а то бы он, конечно, всю ночь не сомкнул глаз от страха.

А Молодой Богомол между тем до самого утра репетировал разные Боевые Приемы и фехтовал своими мечами.

Утром он снова спустился на Луг. Тяу Тяу Ма был на Своем Обычном Месте и как ни в чем не бывало жевал очередную Травинку. Богомолу сразу все стало ясно: «Ага! Он занял выгодную позицию, чтобы отрезать мне все пути». Но для настоящего Воина такой маневр был неопасен.

Богомол смело выступил вперед и закричал:

— Ты что же это, решил Нам дорогу пересечь и поднять на Нас свой меч?

Тяу Тяу Ма в изумлении поднял голову и переспросил:

— Вы задали мне, кажется, какой-то вопрос?

— «Какой-то вопрос»! «Какой-то вопрос»! Глухим прикидываешься? — заорал Молодой Богомол.

Он накинулся на Саранчука и несколько раз ударил его мечом. Тот завопил от боли на весь Луг. Богомол даже сам не ожидал, что он сразу одержит Победу. Он тут же снова бросился на Тяу Тяу Ма. Но теперь он уже не просто разил врага мечом, а еще кусал его зубами и пинал ногами.

Саранчук, такой здоровенный детина, повалился на землю.

Он не только не принял Боя, но даже не стал защищаться от сыпавшихся на него ударов, лишь катался по земле с громким плачем:

— О горе мне! Ой, больно! О небо! О земля!

— Тр-тр-р! Ур-ра!

— Ой-ой! Сдаюсь, сдаюсь! Покоряюсь Вам!

— Как ты смел пожелать напасть на Нас?!

— Я и не думал желать нападать на Вас.

— Ага, раскаиваешься. Значит, больше не будешь?

— Не буду, не буду. Ой, ой… Ой!..

— А знаешь ли ты, кто Мы есть? — вдруг распалившись, закричал удалец.

Тяу Тяу Ма задрожал.

— Я знаю, В-вы… Вы есть Уважаемый Молодой Богомол.

У того сразу весь гнев пропал, и он милостиво кивнул.

— Молодец! Раз ты так хорошо это знаешь, Мы согласны тебя простить. Слышишь?

— Д-Да.

— Отныне что бы Мы ни сказали, ты должен слушаться.

— Д-Да.

— С сегодняшнего дня ты поступаешь к Нам в подчинение. Ты будешь как бы Нашим младшим родственником, и Мы будем называть тебя «Братцем»! Первым Братцем!

— Д-Да… Богомол задрал кверху голову и горделиво расправил усы. С усами это у него всегда получалось неплохо, а сегодня вышло особенно здорово. Еще бы, ведь он, совсем еще юноша, победил сегодня пожилого и почтенного Саранчука и сделал его своим Первым Братцем!

«Попозже, — решил Богомол, — когда я возмужаю, у меня под рукой будет сколько угодно таких „братцев“!»

Торжественно возвращался Молодой Богомол к своему Розовому Кусту. Глаза его гордо блистали. Никогда еще он не чувствовал себя таким счастливым.

II

Некоторое время спустя Богомолу пришла в голову новая Замечательная Идея. Он побежал к Дому своего Первого Братца. Тяу Тяу Ма, решив, что сейчас его опять будут бить, задрожал от страха, упал на колени и почтительно приветствовал своего Повелителя. Затем он встал, вежливо скрестил усы и замер.

Молодой Богомол, придав своему голосу самое грозное выражение, сказал:

— Что Мы скажем или прикажем, ты должен все исполнять!

— Да разве ж я когда возражал кому-нибудь? — поклонившись на всякий случай, ответил Тяу Тяу Ма.

— Вот и хорошо, — закивал Богомол. — Сейчас Мы кое-что прикажем тебе, а ты изволь слушать внимательно. Отныне и впредь Нам не угодно, чтобы Нас называли просто Богомолом.

Тяу Тяу Ма, конечно, ничего не понял. Пришлось Богомолу растолковать ему все подробно:

— Мы являемся Особой Исключительно Талантливой. Ты понял или нет?

— Понял.

— А каждый, у кого есть много Талантов, должен иметь Полный Титул и Звание.

— Ясно.

— Так вот. Мы — Особа Исключительно Талантливая и происходим из Рыцарского Рода.

Поэтому теперь все должны называть Нас «Ваша честь, Рыцарь Богомол». Конечно, ты обязан в первую голову величать Нас, как положено, Полным Титулом.

— Ва-ша… э-э… — Ваша честь… — Ваша честь ры-ры… ры-ба… — Ваша честь Рыцарь!

— A-а… Ваша честь Ры-царь… — Ну и, наконец, Богомол… — Ваша… честь… Рыцарь… Богомол… — Ладно. Ты все время повторяй Наш Титул, пока язык совсем не привыкнет.

Тут Молодой Рыцарь повернулся и, выпятив грудь, торжественно направился к своему Розовому Кусту. А добродушный и послушный Тяу Тяу Ма остался стоять посреди Луга.

Задумчиво выпучив глаза, беззвучно шевеля губами и качая усами, он размышлял о небывалом и величавом Полном Титуле «Ваша честь Рыцарь», которым увенчал себя Молодой Богомол.

Через день Богомол снова явился к Дому своего Первого Братца. На этот раз он шествовал с особенной важностью.

Еще не дойдя даже до травяного шалашика, в котором жил Саранчук, он закричал:

— Эй, Тяу Тяу Ма, ты дома?

— Дома.

— Ну-с, как надо Нас величать?

— Бо… в-во… A-а, ва-ша… — Ваша?

— Ваша… честь… — Так, дальше!

— Ваша… честь… Ры-ры… Рыцарь Богомол.

Богомол милостиво кивнул.

— В следующий раз чтобы отвечал без запинки, одним духом!.. У Нас, Братец, к тебе Важное и Неотложное Дело: ты знаешь, где живет старая Жучиха из рода Муомов?

— Знаю.

— Ну и отлично. Видишь ли, Братец, молва о Нашей Доблести и Талантах, конечно, разошлась уже по всей Державе, поэтому нужно, чтобы все окрестные жители знали, — как правильно Нас величать, и выучили бы назубок Наш Полный Титул и Звание. Отправляйся-ка, Братец, к старухе Муом, и пусть она намотает себе на ус: отныне, где бы ей ни пришлось встретиться с Нами, она должна первой кланяться, оказывать Нам Всевозможные Знаки Внимания и приветствовать не иначе, как «Ваша честь Рыцарь Богомол».

— Слушаюсь.

— Давай, Братец, сейчас же и иди. А Мы сами заглянем по соседству к Тараканишке, которому тоже не мешает знать Наш новый Титул. Далеко ли до беды: захочет народ поприветствовать Нас, а как звать-величать не знает… О, Тяу Тяу Ма безобидный и безответный, словно мягкий земляной ком! Что ему ни скажи, всех и всегда он должен слушаться. Вот и теперь он без лишних слов отправился выполнять приказание.

Итак, Богомол и Саранчук пошли каждый по своим делам.

Богомол зашагал к Тараканьему дому. Пересек он Луг и вскоре был уже у цели. Потому что, надо вам сказать, Таракан не имел своего собственного жилища, а проживал в Доме, Построенном Человеком. Там он облюбовал себе местечко в бамбуковой стене у окна.

И вообще он был не простой таракан, а Самый Робкий И Застенчивый Таракан На Свете. По части робости и нерешительности никто в целом мире не мог с ним сравниться. Даже Саранчук Тяу Тяу Ма рядом с этим Тараканом казался героем. И больше того: испокон веку Тяу Тяу Ма пренебрежительно называл застенчивого Таракана «братцем», а тот величал Саранчука «господином» и «старшим братом». Стыдливость этого Таракана доводила его до того, что он вечно сидел дома и никого не приглашал к себе в гости. Квартиру свою он с давних времен устраивал внутри бамбуковых трубочек, и полное его имя было «Таракан-Трубосед».

Подойдя поближе, Богомол огляделся по сторонам: «Ага, вон и сам Таракан. Расхаживает себе по своей бамбуковой трубке и в ус не дует!..»

Выглядел Таракан в его прекрасном темно-красном облегающем и отливающем на солнце костюме очень элегантно. Но за этим изяществом и чистоплотностью скрывалось нечто другое.

Сказать по правде, Трубосед был просто пустой щеголь и франт. Верхнее платье, предназначенное для Посторонних Глаз, у него с иголочки, самое что ни есть модное. Зато сам он под этими красивыми нарядами был грязный и вонючий. Таракан очень боялся воды и поэтому никогда в жизни не умывался. Так что грязь прямо кагала с него на землю, и он весь лоснился от пота. Конечно, те, кто выше всего ценят Приятную Внешность, могут сколько угодно любоваться Трубоседом и расхваливать его элегантность и красоту. Но лучше делать это издалека; попробуйте подойти к нему поближе, в ноздри вам ударит такое зловоние, что запах протухшей рыбы покажется потом сладостным ароматом. Тут уж самым большим поклонникам моды не остается ничего другого, как заткнуть себе рот и нос и бежать во всю мочь прочь, ругаясь и обзывая Таракана-Трубоседа величайшим неряхой и грязнулей на свете.

Впрочем, справедливости ради надо заметить, что приблизиться к Трубоседу — очень трудное дело. И все из-за его трусливого и робкого нрава. Целый день Таракан слоняется около дверей своего дома, поводит глазами и шевелит усами, высматривая Все Вокруг. Стоит ему заслышать какой-нибудь шорох, как он сразу юрк в свой трубочный дом — и был таков. Про него даже специальную поговорку сложили: «Труслив и застенчив сосед, что твой ТараканТрубосед…»

Богомол подошел к самому Тараканьему дому и остановился. Из круглой бамбуковой трубки наружу торчали только дрожащие усы.

Тогда Богомол выпучил глаза и закричал:

— Эй, Таракан! Тарака-ан!

Дрожащие усы совсем спрятались в бамбуковое коленце.

Потом изнутри послышался тихий прерывающийся голос:

— Кто это?.. Кто там такой?

— Это Мы, Рыцарь Богомол!

Длинные дрожащие усы снова высунулись наружу. Потом, озираясь по сторонам, медленно вылез и сам Таракан. Хоть он и был ужасно застенчивый и трусливый, его всегда одолевало Любопытство, больше всего на свете он любил поболтать и посплетничать. И еще он был страшный подхалим. Так уж всегда бывает: трусы — самые большие болтуны, подлизы и сплетники.

Не успел Трубосед вылезти из своей трубы, как тут же принялся говорить и лебезить без умолку:

— Ах, братец Богомол… Братец Богомол, сколько лет, сколько зим! Что, твоя Уважаемая Матушка в отсутствии? Мы ведь с нею знакомы… Подумать только!..

Тут Богомол, ошеломленный вначале Тараканьим Красноречием, грозно приподнялся на своих длинных задних ногах и оборвал его:

— Хватит, нечего зря языком молоть!

— Совершенно верно… А что, братец, Мама уже разрешила тебе жить самостоятельно?

Подумать только!..

— Говорят тебе, замолчи и не смей «тыкать» Нам и называть Нас «братцем»! И вообще не смей называть Нас просто Богомолом!

— Ага, ну, а… — Это относится не только к тебе! Если ты встретишь кого-нибудь, изволь сообщать всем, что отныне Мы носим Полный Рыцарский Титул и величать Нас следует не иначе, как «Ваша честь Рыцарь Богомол»!

— О-о!..

— Да-да, не иначе, как «Ваша честь» и «Рыцарь». Может быть, ты возражаешь?

— Что вы, Ваша честь, как я могу возражать Вам? Боже мой, я только думаю о том, как справедливо и заслуженно присвоен Вам Титул Рыцаря! Наверное, с древнейших времен и до сего дня никто не был так достоин Полных Титулов и Славы, как Вы, Ваша честь. Стоит лишь разок взглянуть на Вас, чтобы убедиться в этом. Какая сила! Какое величие!

Пока Таракан изощрялся в лести, Богомол был просто вне себя от счастья.

Желая продлить удовольствие, он спросил:

— Ну-у, так ли это?

Таракан закачал головою, заморгал глазами и замотал усами.

— О горе мне, я вижу, Вы не почувствовали великой искренности моих слов. Жаль! А ведь все, что я говорю, это чистейшая правда! Вы ли не достойны Рыцарского Звания, когда в свои молодые годы успели уже прославиться столькими Талантами! А сейчас, уж конечно, Ваша Доблесть и Воинское Искусство несравненны. Ведь я совсем недавно встречал Вас, времени с тех пор прошло всего ничего, а Вы успели так возмужать и Прогреметь На Весь Мир.

Вконец распалившись, Богомол сказал Таракану:

— Сейчас Мы покажем тебе кое-какие приемы. Увидишь, что такое настоящее Рыцарское Искусство.

Тут он изогнулся на своих длинных лапах и проделал несколько замысловатых бросков, прыжков, подскоков и наскоков, быстро-быстро вращая и размахивая мечами.

Таракан смотрел и похваливал:

— Вот это скачок! Вот это удар! Одно слово — Рыцарь!

Потом Богомол остановился и заявил:

— Должен тебе признаться, ты тоже молодец — умеешь хвалить Нас, не то что этот тупица Тяу Тяу Ма.

Не успел он договорить до конца, как откуда-то — легок на помине — появился сам Саранчук Тяу Тяу Ма.

Он бежал, прихрамывая и спотыкаясь на каждом шагу. Представ перед Богомолом, он задрожал и громко заплакал. Болтун Таракан решил, что случилось нечто ужасное, и на всякий случай юркнул в свой трубочный домик. Богомол сначала тоже немного испугался, но потом, признав своего Первого Братца, мгновенно успокоился.

Подбежав к нему, Тяу Тяу Ма, наконец, обрел дар речи и принялся жаловаться и голосить:

— Ох, смерть моя!.. О, горе мне, горе!..

— Что случилось? Видел ты старуху Муом?

— О-о!.. Она схватила меня и колотила меня, пока не перебила мне лапу… О-ох!..

Действительно, когда Саранчук выпрямился, стало видно, что у него перебита одна правая лапа.

— Кто посмел сделать это?! — разгневался Богомол.

— Старуха Муом… — Кто?! Ей что, жить надоело?!

— О-о!.. Она била меня и душила, а потом откусила усы.

Тут Богомол совсем вышел из себя:

— Горе ей! Эта старая карга меня ни во что не ставит! Расскажи-ка подробно, как было дело.

И Тяу Тяу Ма начал рассказывать:

— Когда я пришел к старухе Муом, она спросила меня: «Что тебе надо, презренный?» Я ей ответил: «Его честь Рыцарь Богомол велел передать вам, что отныне вы должны величать его „Ваша честь Рыцарь Богомол“ и первой Ему кланяться. Тогда она выпучила свои глазищи и грозно произнесла: „Кто это такой Его честь Рыцарь Богомол?“ Я очень испугался и даже не решался повторить Ваше Имя. Тогда она стала кричать, что ничего толком не расслышала, и начала избивать меня и пытать меня, чтобы силой заставить назвать Вас. Когда же я еще раз сказал Ваше Имя, она принялась хохотать, да так, что я подумал, как бы она не лопнула. А нахохотавшись, она стала ругать вас Отборнейшими Выражениями. Потом она снова схватила меня и откусила оба уса, перебила лапу и вообще хотела забить меня насмерть. Пришлось ползать перед ней на коленях, пока она не согласилась оставить мне жизнь. Напоследок она потребовала, чтобы я передал „этому недоноску Богомолу“, то есть Вам, Ваша честь, что… что будет называть Вас не иначе, как „молокосос“… Ох-ох-ох!.. Как мне больно, если бы Вы знали!..»

Таракан тем временем сидел в своей трубе.

Выслушав все от начала до конца и не найдя ничего для себя угрожающего, он снова вылез наружу и высказал свое мнение:

— Ну и дела! Старая ведьма совсем спятила. Подумать только, она осмелилась оказать неуважение самому Рыцарю Богомолу! Ваша честь, Вы должны примерно наказать ее за наглость, пусть все увидят, каков Вы бываете во Гневе!

— Совершенно верно! — воскликнул Богомол. — Мы не можем прощать такие дерзости.

Придется Нам ее проучить!

— Лучше всего Вам сейчас же отправиться к ней, — подхватил Таракан, — а то она успеет скрыться. Я не сомневаюсь, что дело обстоит так: сначала она, ослепленная гордыней, избила и оскорбила Тяу Тяу Ма, но потом, осознав весь ужас содеянного, затрепетала от страха перед Вашей честью и жаждет спрятаться куда-нибудь от справедливой мести.

Богомол решил, что так оно и есть. Он, не откладывая дела в долгий ящик, то лётом, то скоком поспешил к Дому Старой Жучихи Муом.

Старуха Муом у обочины тропинки жевала Травинки.

Богомол подскочил к ней поближе и закричал:

— Эй ты, старое чучело!

— Что это там за грубиян? — подняла голову Жучиха.

— Это Мы, Рыцарь Богомол!

Жучиха пригляделась к нему внимательнее и покровительственным тоном произнесла:

— Я-то думаю, кого там принесла нелегкая. А это, оказывается, ты, малыш. Молодцом, молодцом… Совсем недавно, когда я тебя видела, ты был не больше рисового зернышка, а теперь вот подрос немножко… Богомол пришел в неописуемую ярость.

— Что ты там бормочешь, старая образина? Замолчи сейчас же! И стой смирно, пока Мы не накажем тебя за то, что ты осмелилась избить Нашего Первого Братца! Если же ты посмеешь… — Ха-ха! Вот мы сейчас увидим, чего ты стоишь, молокосос!

И старая Жучиха надвинулась на Богомола… О господи, где уж Богомолику, маленькому и слабенькому, недавно появившемуся на свет, сражаться со здоровенной Жучихой! Ведь у Муомов сила огромная, лапы страшенные и челюсти здоровенные — просто ужас! Он даже опомниться не успел от ее первого удара, как очутился на земле. Сжалившись, Жучиха больше не стала его бить. С трудом приподнялся Богомол и, ковыляя, поспешил убраться прочь.

Дорога шла мимо Тараканьего дома. Трубосед вышел ему навстречу и спросил, как дела.

— Только Мы подошли к ее воротам, — отвечал Богомол, — как эта старая карга заперлась в доме — и все тут! Сколько Мы ни звали, как ни грозили, она так и не вышла… — Ну что, разве я не в точности предсказал Вам это? — подхватил довольный Таракан. — Ясное дело, старуха едва сладила с бедным Тяу Тяу Ма, а на большее у нее не хватило духу. Где уж ей тягаться с таким Рыцарем, как Ваша честь!

Богомол в глубине души устыдился сначала своей явной лжи. Но ведь если открыть Истину, его не сочли бы достойным Звания Рыцаря. Да и в конце концов поражение, которое он потерпел от старухи Муом, вовсе не будет считаться вечным. Придет день, когда он в Грозном Победном Поединке смоет с себя позорное пятно и завоюет Настоящую Славу.

При этой мысли он снова ощутил прилив гордости и самодовольства, успокоился и, как всегда, торжественно возвратился на Большой Розовый Куст.

Ill

А в то время успел вернуться на родину, закончив свои Героические Путешествия, прославленный Кузнечик Мен [5].

Все живые твари, обитающие на земле, в воде и в воздухе, восторженно приветствовали его, Слава Кузнечика Мена росла и ширилась, словно морская волна. Везде только и слышны были рассказы и толки о Великой Миссии Мира и Замечательных Подвигах во имя Всеобщего Покоя и Умиротворения, совершенных Кузнечиком Меном во время его странствий. Об этих славных деяниях даже наш Богомол, проживавший на своем захолустном Розовом Кусте в самом дальнем уголке Луга, знал абсолютно все подробности. Каково было ему слышать восторженные похвалы в адрес Кузнечика Мена! Он прямо кипел от зависти. «Подумаешь, велика важность, — думал он. — Не сегодня-завтра Мы тоже можем отправиться в путешествие. Мама все считает Нас маленьким. Но Мы-то давно выросли. Когда она вернется, надо будет устроиться жить отдельно. А то все время чувствуешь себя связанным по рукам и ногам…»

Тешась подобными мыслями, Богомол не забывал каждый день наведываться в гости к Тяу Тяу Ма и Таракану. Но нужно сознаться прямо — предпочитал он общество Таракана. Потому что Тяу Тяу Ма и от природы-то был недалекого ума, а после мордобоя, учиненного старухой Муом, сделался глуховат, да и язык у него стал заплетаться. Спросишь у него что-нибудь — он в ответ ни слова, позовешь — не откликнется. И вид при этом какой-то пришибленный и мрачный. То ли дело любезный Сосед-Трубосед! Всегда угодлив, приветлив и за словом в карман не полезет.

Как-то раз Таракан спросил Богомола:

— Скажите, Ваша честь, не слыхали ли вы за последнее время каких-либо приятных известий?

— Ты хочешь намекнуть Нам на Замечательные Подвиги дядюшки Мена?

— Вот именно. А ведь Вы, Ваша честь, одного с ним Рода. И у Вас есть могучие лапы и летучие крылья не хуже, чем у господина Мена, ну, а по Доблести и Отваге Вам сейчас нет равных. Почему бы Вам, Ваша честь, тоже не отправиться в какое-нибудь Героическое Путешествие?

— Мы уже думали об этом, — отвечал Богомол. — Да, видно, придется просидеть здесь до конца зимы или хотя бы дождаться, пока родительница вернется. Тогда скачи и лети куда хочешь! Ну, а уж если Мы отправимся странствовать, то, конечно, без Замечательных Подвигов ни в коем случае не обойтись.

Таракан быстро-быстро закивал головой.

— Еще бы, еще бы! Золотые слова, Ваша честь. Только, на мой взгляд, Вам лучше отправляться в путь как раз сейчас. Господин Мен недавно вернулся из своих странствий, и Вы должны выступить его Продолжателем и Преемником Его Дела. Молва еще не утихла, а железо, как известно, нужно ковать, пока оно не остыло.

На самом деле Сосед-Трубосед так распинался просто потому, что ему ужасно хотелось избавиться от Богомола, морочившего ему голову разными глупыми выходками, из-за которых его Тараканья Жизнь вечно висела на волоске. Богомол же принял его слова за чистую монету и еще более уверовал в свои великие достоинства.

Короче говоря, он решил выступать в ближайшие дни. Беспокоило его только то, что Мать еще не вернулась. Он пошел посоветоваться по этому поводу с Тараканом.

Таракан сказал:

— Конечно, Ваша честь, такая деликатность и сыновняя преданность служат Вам украшением, но, по-моему, лучше отправляться немедленно. Вам только нужно будет пойти тем путем, которым Ваша Почтенная Матушка следовала на Другой Берег Реки. Тогда Вы, Ваша честь, непременно встретитесь с ней и обо всем ей сами расскажете.

— Ты, пожалуй, прав. Удивляюсь, как это мне самому не пришло в голову!

От льстивого Тараканьего Красноречия у Богомола голова пошла кругом, и он совсем позабыл Наставления Матери — сидеть на Ветке и ждать ее возвращения. Все его мысли были заняты предстоящим походом.

В один прекрасный день он заявился к Тяу Тяу Ма и стал похваляться тем, как он блистательно начнет свои странствия и сразу покроет себя неувядаемой Настоящей Славой.

В заключение он сказал:

— Когда дядюшка Мен путешествовал, у него был соратник и попутчик — Кузнечик Чуй.

А Мы хотим, чтобы Нашим спутником был Тяу Тяу Ма.

Несчастного Тяу Тяу Ма едва не хватил удар.

— У меня ведь перебита одна лапа, а безлапый я не смогу сражаться… Да и где мне, калеке, за Вами угнаться! Я обречен до конца дней своих хромать и ковылять, прозябая на своем Лугу. Вы уж меня простите.

Тогда Богомол отправился к Соседу-Трубоседу и сказал:

— Когда дядюшка Мен путешествовал, у него был соратник и попутчик Кузнечик Чуй. А Мы хотим, чтобы Нашим спутником был Таракан.

— Сопутствовать Вам, Ваша честь, заветнейшая мечта с самого моего Появления На Свет, — отвечал Таракан. — Но, о горе мне, я не создан для путешествий и походов. Ноги мои слабы и вялы. Крылья мои мягки и малы. Нет у меня ни могучих лап, ни острых мечей. Так что, Вы уж, пожалуйста, увольте меня от этого замечательного дела.

С тем Богомол и вернулся домой.

На следующий день он заявил Тяу Тяу Ма и Таракану:

— Мы отправимся странствовать Сами По Себе. Дядюшке Мену нужны были спутники, чтобы прославиться. Мы же совершим Наши Подвиги без посторонней помощи, и Славы Нашей хватит на нескольких Кузнечиков Менов!

— Правильно! Это уж точно!

Назавтра Богомол действительно тронулся в путь.

А едва он скрылся за Пределами Луга, как Тяу Тяу Ма с Тараканом на радостях устроили Великий Пир в честь своего избавления. Если бы он знал… Но он и не подозревал, что «братцы»

поют ему хвалу и заискивают перед ним просто потому, что не желают портить себе жизнь.

IV

Итак, Молодой Богомол выступил в поход.

Он упивался Собственным Величием и не вспоминал даже об обещании, которое дал своей Матери — Почтенной Богомолихе. Вместо этого он мысленно смаковал льстивые Тараканьи

Речи и думал:

«Нам надо идти вбок, наискосок по дороге, ведущей на запад. Ведь именно по этой дороге Наша Матушка ушла на Другой Берег Реки. То-то она удивится, когда Мы ее встретим! Но Мы все изложим ей в истинном свете. Боже мой, как она обрадуется, узнав про Наши нынешние Неслыханно Великие Дела и Наши будущие Подвиги!..»

Дальше дорога шла мимо Дома старухи Муом. Богомол тихонько высунул голову из-за зеленых Травинок и огляделся взад-вперед, вправо-влево. Вроде никого! Тогда он припустил со всех ног. Конечно, душа у него ушла в пятки от страха перед старой Жучихой, но он воскликнул (про себя, чтобы не услыхала старуха): «Счастье твое, старая карга, что я тороплюсь! Придется тебе подождать, пока я вернусь из дальних странствий могучий и славный. Тогда уж я уделю тебе несколько минут и разделаюсь с тобой по-свойски!»

Отдышавшись, он снова тронулся в путь.

Пейзажи вдоль дороги были восхитительны. Горы и реки казались полотнищами златотканой парчи. Солнце сияло ярко, как весной. Природа была словно на картинке. Птицы распевали свои песни, качаясь на ветках. Прозрачные ручейки звенели, как колокольчики. Ветер игриво свистел над полями. И все это сливалось в единую радостную мелодию.

Все радовало взор, но наш Богомол вскоре перестал глядеть по сторонам. «Почему?» — спросите вы. Да потому, что он не привык ходить далеко, и у него сразу устали ноги. Потом у него заболела шея. Потом онемели длинные задние лапы, а без них ведь и шагу не ступишь.

Наконец у него заломила спина. Короче, на нем, как говорится, места живого не осталось. Я думаю, что те, кому довелось пешком совершать далекие странствия, лучше других поймут страдания Богомола. Ведь так всегда бывает: чем больше ходишь, тем сильнее болят ноги!

Конечно, когда Богомол раньше мысленно проделывал свое Героическое Путешествие, все получалось гораздо легче. А вот на самом деле… Пришлось сделать привал. Полежал он немного, пока ноги перестали гудеть, потом встал, с трудом разогнув поясницу, и заковылял дальше. Хоть ползком, хоть бегом, но надо было убираться из этих мест, потому что, как оказалось, здесь не осталось никакой Еды. Ведь зима была на носу, и вокруг вся трава и листва увядала и засыхала.

Потащился Богомол по дороге. Вот уж правда, с дурной головой наплачешься. И кто, спрашивается, заставлял его терпеть такие муки? А вернуться назад теперь уже неудобно. Очень неудачно начинались его Странствия.

Но деваться некуда, и зашагал Богомол дальше. А ноги по-прежнему заплетались, глаза слипались, и вообще настроение у него совсем испортилось. Неожиданно он услышал какой-то странный шум прямо перед своим носом.

Богомол остановился, вытянул шею и вдруг увидел Невиданное Чудовище.

Оно было большое и массивное, как камень. Все черное-пречерное, даже усы и те — словно сажа, только по бокам, около самых глаз, виднелись маленькие белые пятнышки. Но зато Чудовище было гладкое-гладкое, и оно так и блестело на солнце. Не будь у черного Чудовища черных усов, никто бы не догадался с первого взгляда, где у него перед, а где зад, потому что оно было очень толстое и очень круглое и со всех сторон одинаковое. А нашему маленькому Богомолу это Чудовище показалось особенно громадным и страшным — ведь он никогда еще не видывал таких великанов. Хотя, по правде говоря, это был самый заурядный и вовсе не кровожадный Жук Ко-Ко, проживающий ка Кокосовых и Арековых Пальмах. Сидит он себе на своей Пальме и кричит: «Ко-ко… ко… ко-ко…» За это ему и дали такое имя.

Как только Богомол робко подошел поближе, Жук сразу увидал его и спросил:

— Эй, малыш, что тебе здесь нужно?

Богомол выпучил глаза.

— Мы — Рыцарь Богомол, вот… путешествуем по свету.

Жук Ко-Ко очень удивился.

— Скажи на милость, ведь тебя раньше звали просто Богомолом, а теперь ты еще и Рыцарь!

— A-а, значит Наша Слава достигла уже и ваших краев! Я рад!

— Ха-ха-ха!.. Хвастунишка и зазнайка — вот ты кто, — расхохотался Жук Ко-Ко. Он смеялся так долго, что Богомол чуть не задремал от усталости. Потом, утерев слезы, он продолжал: — Ты, маленький самозванец, думаешь: объявил себя Рыцарем, и делу конец? А ну как кто-нибудь сломает тебе за это шею?

— Хотел бы я посмотреть на такого храбреца! Да кто на это осмелится?!

Жук Ко-Ко снова расхохотался.

— А вот я сейчас попробую хорошенько отшлепать «вашу честь». Соблаговолите только сообщить мне сначала, куда «вы» изволите направляться.

— Сказано было: Мы путешествуем по свету!

— Ай-ай! И давно «вы» уже в пути?

— Да не очень, но сто лесов и гор и тысячу рек Мы уже прошли!

Видя, что Жук Ко-Ко не торопится перейти от слов к делу, Богомол подумал: «Этот Жук, как Тяу Тяу Ма, хоть и велик ростом, да глуповат и труслив. Нечего с ним тут церемонии разводить».

И он, ухмыльнувшись Жуку Ко-Ко прямо в усы, сказал:

— Что ты пристал к Нам со своими дурацкими вопросами? Может, хочешь сразиться на мечах?

— Да я и сам подумал было отколотить тебя. Только вот жалко стало: думаю, не стоит… — Ха, да ты просто струсил! Не вводи Нас лучше в гнев, не то худо будет.

— Ладно, так и быть, я сейчас научу тебя уму-разуму!

С этими словами Жук Ко-Ко схватил Богомола за шиворот, раскрыл крылья, зажужжал и в одно мгновение взлетел на самую вершину высоченной Кокосовой Пальмы. У Богомола даже дух захватило. Он, дрожа, поджал ножки и креп-ко-крепко зажмурил глаза. А вокруг ужасно завывал ветер, и Богомолу казалось, что он падает в какую-то мрачную пропасть.

Но Жук Ко-Ко опустился на гладкий зеленый Пальмовый Лист и сказал:

— Ну, малыш, не бойся, открывай глаза, давай вместе посмотрим, что там внизу. Ты вон прошел сколько лесов, гор и рек, а я только разок взмахнул крыльями и уже вижу отсюда место, где ты родился, и тот Розовый Куст, на котором Мама велела тебе сидеть и дожидаться ее… Ладно-ладно, не волнуйся, сейчас я спущу тебя на землю. И ты беги сразу домой. Поживи-ка еще, братец, вместе с Мамой да наберись от нее ума. Слушайся ее во всем и ешь побольше, а когда повзрослеешь и поумнеешь, странствуй по свету, сколько твоей душе угодно. Вот так-то, дружок!

Потом Жук Ко-Ко опять взял его за шиворот и слетел вместе с ним на Лужайку. Едва Жук отпустил его на волю, как он бросился бежать со всех ног домой. Он бежал и скакал, замирая от страха и не осмеливаясь даже оглянуться назад.

V

Примчавшись на свою Розовую Ветку, он долго еще не мог прийти в себя и успокоиться.

Он улегся пластом под большим листом и так пролежал несколько дней подряд, не решаясь даже носа высунуть наружу. Время шло и шло, а страх его все не проходил. Наконец вернулась его Мать — Почтенная Богомолиха. Ох, как он обрадовался! Он обнимал ее, целовал и прямотаки плясал от счастья. Конечно, он не посмел рассказать ей о том, что случилось в ее отсутствие.

Вскоре они с матерью перебрались в новое жилище, очень теплое, очень уютное и очень потаенное. Запасов, которые мать принесла с Другого Берега Реки, им двоим хватило на всю долгую и холодную зиму.

Однажды выдался теплый солнечный денек. А какое удовольствие погреться зимой на солнышке! Мама-Богомолиха и Молодой Богомол сидели и грели свои крылышки. Было так тепло и весело, что Богомол наш, разболтавшись и расхваставшись вовсю, решил похвалиться своими подвигами.

— Знаешь, Мама, — сказал он, — когда тебя не было, я здесь устроил несколько отличных штучек!

— Расскажи-ка, сынок, что это за штучки?

Он приосанился и начал:

— Я позолотил Тяу Тяу Ма, что живет на Нашем Лугу, и заставил его признать, что я главный, а он мой Первый Братец!

— Я уж подумала, что ты действительно победил кого-нибудь, — засмеялась Почтенная Богомолиха. — Тяу Тяу Ма и так всегда считались нашими «братцами». Он и без драки признал бы тебя главным. Он вообще очень добрый, и не стоило его обижать.

Богомол огорчился, но все же решил продолжать:

— А еще я до смерти запугал Соседа-Трубоседа. И он тоже признал меня главным.

— Ну-у, это уж совсем никуда не годится! — снова сказала мать. — Тараканы тоже всегда считались нашими «братцами». Стоило ему напомнить об этом, как он тут же признал бы тебя главным. И вообще стыдно обижать слабых.

Теперь уж Богомол совсем опустил усы и пригорюнился. Конечно, он не стал больше ничего рассказывать. Он молча топорщил свои крылышки и жмурился навстречу золотистым лучам Солнца.

— Хочешь, я расскажу, что было дальше? — сказала Мама. — Ты ходил к тетушке Муом и хотел побить ее за то, что она отказалась называть тебя «Ваша честь Рыцарь Богомол». Но тебе от нее влетело, и ты убежал. Жаль, конечно, но это тебя не образумило, ты врал и хвастался перед всеми и радовался, когда тебя ни за что ни про что превозносили чуть не до небес.

Поэтому, узнав о Всемирной Славе дядюшки Мена, вернувшегося из своих странствий, ты возомнил, что тебе тоже все по плечу, и отправился путешествовать. Да-да, ты покинул Розовый Куст и нарушил мои Наставления. Хорошо еще, что ты повстречал дядюшку Ко-Ко. Между прочим, ты и ему угрожал побоями. Ай-ай-ай!.. Но он не стал тебя бить, а просто взял хвастунишку за шиворот и поднял на самую верхушку Кокосовой Пальмы. Вот тут-то ты испугался, удрал от него и спрятался на своей Розовой Ветке. Надо уж было рассказывать все до конца. Разве не так, сынок? Все соседи в округе знают уже про твои «отличные штучки». Ты думал, что никто ничего не узнает, а на самом деле ты давно уже стал всеобщим посмешищем.

Каково мне это видеть и слышать? Стыд и срам! Зато ты хоть попробовал, какова жизнь и как «просто» в ней все достается.

Пока Почтенная Богомолиха держала свою речь, Маленький Богомол все время стоял с опущенной головой и горько плакал. Это он раскаивался и стыдился своих проступков.

Верные друзья (история двух псов и одного кота)

I

На свете есть много пословиц и поговорок, и среди них такая: «ЖИВУТ КАК КОШКА С СОБАКОЙ». Но жизнь доказывает нам, что поговорка эта не верна. Правдивый рассказ, который я предлагаю вам, мои дорогие читатели, — одна из сотен, нет, пожалуй, из тысяч известных мне историй, подтверждающих, что поговорка «ЖИВУТ КАК КОШКА С СОБАКОЙ» не соответствует действительности.

В одном Доме (это только так говорится — «дом», на самом же деле там был еще огромный Двор и Сад) жил да был Пес по имени Вен. А Вен, как вы знаете, значит Пятнистый. Ну, а раз вы это знаете, то вам должно быть ясно, почему его так прозвали. Характер у Вена был просто ужасный. Таково было общее мнение, и вот почему: стоило надеть на него ошейник и посадить его на Цепь, как он тут же принимался ворчать и метаться, рычать и ругаться последними словами. Он рвал ошейник и грыз Цепь, он прыгал, скакал и проделывал всякие трюки и штуки — только бы сорваться с привязи. А если его не сажали на Цепь, то он целый день разгуливал бог знает где, чтобы как следует насладиться своею свободой, и ни за что не хотел возвращаться домой. В конце концов жестокие хозяева обрекли Пса на вечное одиночество, иными словами — его теперь держали на Цепи и днем и ночью.

Само собой, Вен никак не мог согласиться с теми, кто лишил его свободы. Он возражал. Он пытался сорвать ошейник и перегрызть Цепь. Но Цепь была железная, грызи не грызи — все одно. Он только губы себе разорвал, да в придачу еще у него разболелись зубы.

Но Вен все равно не покорился. Убедившись, что силой ничего не добьешься, он перешел к обычным способам выражения своего возмущения, а именно: встал потверже и поудобнее на все четыре лапы, задрал хвост кверху и начал лаять и завывать на все лады. В конце концов он до того довел людей, что они, едва заслышав его лай, сразу затыкали уши.

Однажды после нескольких особенно удачных его завываний у Хозяина Дома очень сильно разболелась голова, прямо невозможно было терпеть.

Хозяин ворча спустился во Двор и прикрикнул на Вена:

— Замолчи сейчас же! Не то угощу тебя Палкой!

— Злой Человек! — зарычал в ответ Пес. — Отпусти меня немедленно! Р-р-р!.. Я не могу сидеть на Цепи! Мне это вредно, слышишь? Гав-гав!..

— Я не желаю, чтобы ты бездельничал и слонялся где-то, когда нужно сторожить Дом!

— Гав-гав!.. Р-р-р!.. Раз дома у меня нет друзей, не хочу сидеть здесь один. Все равно буду бегать по деревне, искать себе приятелей. Освободи меня! Освободи!..

Хозяин решил, что в общем-то Вен прав. С тех пор каждое утро он отпускал его погулять.

Но потом Хозяин прикинул кое-что в уме и подумал: «Я кормлю этого Пса, чтобы он стерег мой Дом. А он с утра до обеда разгуливает по чужим дворам. Если какой-нибудь вор или бандит узнает об этом и заберется в Дом, как раз когда Вена нет, что тогда? Нет, уж пусть сидит дома и занимается своим делом. Правда, он жаловался, что ему одному скучно. Придется мне подыскать для него приятеля. Тогда уж у него наверняка не будет причины пререкаться со мной!»

В ближайший базарный день Хозяин купил еще одного Пса и привел его домой. Звали нового Пса Ден, что, как известно, означает Черныш. На вид этот Ден казался ровесником Вену и был одного с ним роста и сходной комплекции.

Приведя Дена домой, Хозяин сказал Вену:

— Ну вот, теперь у тебя дома будет друг-приятель. Если увижу, что ты опять шляешься по улицам, перебью тебе все четыре лапы, запомни!

Потом он обратился к обоим псам-молодцам:

— Я вас кормлю и пою, а вы за это должны беречь мой Дом и мое Добро как зеницу ока.

Глядите в оба, различайте, кто свой, а кто чужой. Если кто-нибудь подходит, к Дому, лайте — не зевайте, да погромче, чтобы я услыхал. Понятно?

Оба Пса-Молодца кивнули головой, пошли и улеглись у Ворот: один справа, другой слева, точь-в-точь как два льва у входа в динь [6]. При этом они все время косились один на другого, выбирая удобный момент, чтобы затеять драку.

Трудно сказать, почему они с первого взгляда невзлюбили друг друга. Может быть, потому, что характер у обоих был вздорный и упрямый. Вен думал: «Я здесь живу уже давно, а этот щенок только явился сюда неведомо откуда.

Само собой разумеется, что он должен почитать меня, как старшего брата. Пусть первый поклонится мне да пусть почтительно расспросит, как здесь живут и что едят и пьют. Вот это будет по всем правилам. А то разлегся себе с нахальнейшим видом, как будто никого, кроме него, не существует. Ну что ж, посмотрим, как он будет вести себя дальше».

А Ден думал: «И отчего у этого Пятнистого Пса такой отвратительный вид? Морда маленькая, и глаза противные — так и бегают по сторонам. Наверно, злой очень. Почему при виде меня он так презрительно надулся? Ведь меня привели ему в друзья-приятели, чего же теперь нос задирать до неба? Поживем — увидим…»

Так они и лежали, бросая друг на друга косые взгляды и кипя от злости. В конце концов Вена прорвало первым.

— У-у, мер-р-завец! — прохрипел он.

Ден, не желая оставаться в долгу, зарычал:

— Пр-р-роклятье! Ах ты, пар-р-шивец, еще осмеливаешься тявкать на Нас?!

— Пр-резр-р-ренный! — зарычал Вен. — Мы здесь хозяин! А ты? Ты кто такой?!

Потом оба Пса бросились друг на друга, и началась Великая Битва. Кусая соперника, каждый из них еще не забывал при этом рычать и ругаться на чем свет стоит.

Хозяин, сидевший в Доме, услыхал лай. Он решил, что идут гости, и поспешил к Воротам.

Но там он увидел только дерущихся собак.

Разгневавшись, он отсчитал каждому по десять ударов Палкой. Оба Пса взвыли от страха и боли. Они кинулись наутек и, добежав до канавы, притаились: один на правом берегу, другой на левом.

Когда же Хозяин с Палкой на плече скрылся в дверях, Ден осторожно подобрался к тому месту, где лежал Вен, и вздохнул:

— Какие мы дураки! Сами напрашиваемся на побои. Если бы по-хорошему уступили друг другу, никогда до этого не дошло бы!

Вен кинул в ответ:

— Да, жаль, что мы не поладили сначала. Дураки дураками… И Псы впервые разговорились по душам. Выяснили, кто откуда родом и из какой происходит семьи. Вспоминали о том, о сем и никак не могли наговориться.

Оказывается, были они не из тех, кто долго держится за Мамин Хвост. Оба много повидали на своем веку, пришлось им и постранствовать и немало хлебнуть горя. Не обошлось, конечно, и без Неслыханно Великих Дел. Тут же решили они побрататься, чтобы был один из них старшим братом, а другой — младшим, ну и, конечно, чтобы младшему брату старшего почитать и во всем его слушаться. Только здесь опять получилась загвоздка. Потому что никто из них не соглашался быть младшим. А были они оба с норовом — молодые, горячие, да и, что скрывать, на редкость упрямые. Однако и ссориться им не очень хотелось.

Далеко ли до греха:

поднимется снова крик и драка, а чем это кончится, они только что убедились на Собственной шкуре. Стали они думать и гадать, как им решить без большого шума этот щепетильный вопрос.

Ден сказал:

— Я думаю, надо тянуть жребий. Кому повезет, тот и будет старшим.

Но Вен не согласился.

— Нет, жребий — это не то. Нельзя полагаться на случай в таком жизненно важном деле, — сказал он. Потом подумал и прибавил: — Я нашел способ… — Какой же?

— Нам нужно померяться силами.

— То есть сразиться?

— Да, нужно сражаться. Это единственный способ точно узнать, кто кого превосходит.

— Но сражаться — это значит драться. А где драка, там без шума не обойтись. Опять прибежит свирепый Хозяин и начнет дубасить нас Палкой.

— Ну, а мы с самого начала уговоримся: бей и кусай, как хочешь, только, чур, не кричать.

Будем драться, не ругаться. Хозяин тогда ничего не узнает.

На том и порешили. Оба поклялись биться честно, благородно и бесшумно. Кинулись они друг на друга, и начался Грозный Победный Поединок. Жаль только, никто его не видел: было там и чем любоваться и чему поучиться. Что ни укус — то рана, что ни удар — то шишка. Беда лишь в том, что в Правилах Собачьих Турниров испокон веку было записано: «Вступая в Бой, поднимай вой, кусай и ругай, лай и хватай, скачи и рычи, и вообще не молчи». И правило это было в крови у каждого Настоящего Пса. Поэтому спустя минуту-другую Вен и Ден позабыли свои клятвы и начали визжать, рычать и лаять так громко, что в Доме зазвенела посуда.

Услыхав возню и шум, Хозяин никак не мог понять, в чем дело, и снова выбежал во Двор, прихватив для верности Палку. Оглянулся он по сторонам — нигде никого, только опять эти Псы сцепились друг с другом. Тут Хозяин совсем вышел из себя и давай молотить Дена Палкой по голове. Он решил, что виноват во всем Ден. Ведь раньше, когда Вен жил один, ничего подобного не было. Поэтому Дену следует намять бока первому. И пока он колотил бедного Дена, Вен успел удрать в Противоположный Конец Сада.

Получив свою долю палок, Ден рухнул на землю и лежал без движения, считая себя мертвым.

Вен же притаился у садовой ограды и сидел там, пока Хозяин не ушел. Только тогда он потихоньку-полегоньку вернулся обратно. А тут и Ден вздохнул раз-другой, открыл один глаз, потом второй, встал и увидел Вена. Начал Ден плакать, убиваться и жаловаться на сильную боль и злую судьбу. Вен нежно обнял двумя лапами голову Дена, и принялись они жалеть и утешать друг друга. И так им стало себя жалко, что просто слов нет.

Под конец Ден сказал Вену:

— Прошу Вас, Вен, быть мне отныне старшим братом, а я уж, позвольте, стану младшим. И говорите мне, пожалуйста, «ты». Я ведь пришел сюда позже Вас, стало быть, так и полагается по закону. И что это за блажь на меня раньше напала? Как будто мы не могли заслужить чтонибудь получше, чем побои. Надо же мне быть таким болваном!

И Вен ответил:

— Все, что ты говоришь, сущая правда… Итак, они побратались. То и дело они обращались друг к другу: «Не хотите ли Вы, Вен…», или: «Как ты думаешь, братец Ден…», — не потому, что им что-нибудь было нужно, а просто так, чтобы усладить свой слух. Как-то раз сидели они и сердечно беседовали о своей Собачьей

Жизни. Болтали они, болтали, и вот Вен говорит Дену:

— Как это мы допустили, чтобы нас два раза побили Палкой? Нам нужно впредь зарекомендовать себя здесь достойными, усердными и верными собаками. У каждого в жизни есть Свое Дело, которому он отдает все старание и благодаря которому зарабатывает себе на Пропитание. Нам вот с тобой нужно охранять Дом Хозяина и его Добро. За это мы получаем жалованье. Так что давай, братец, распределим наши обязанности. Я буду лежать здесь, под навесом у двери, а ты сторожи в Переулке. В случае чего не зевай, сразу лай поднимай, а я услышу и прибегу. Что скажешь?

— Правильно.

Поклонился Ден Вену, пошел и улегся за Воротами мордой к дороге, чтобы она была как на ладони. Так он и лежал, дожидаясь, пока кто-нибудь не заглянет в Переулок. Уж он бы постарался облаять первого встречного, лучше не придумаешь. А Вен разлегся себе под навесом, время от времени поглядывая на Ворота и прислушиваясь, не лает ли братец Ден… В общем дела у Псов пошли на лад. Свободное время они обычно посвящали беседам обо Всем Вокруг и о том, как избегнуть таящихся в жизни бед.

II В один прекрасный день двое каких-то людей, шагавших по дороге, свернули в Переулок.

Это были родственники Хозяина. Но Ден так горел желанием отличиться, что не стал даже приглядываться и принюхиваться по-настоящему. «Сразу видно, что это за молодчики, — подумал Ден. — Высматривают, где что плохо лежит. Сейчас я покажу им, как зариться на чужое Добро!..» И он со всех ног кинулся за Веном. Вен тоже не стал долго думать и гадать, а решил кусать и гнать этих людей со Двора. Оба Пса-Молодца с лаем набросились на незнакомцев, и пошла потеха: Ден и Вен хватали их за ноги, да не просто так, а до крови, рвали им одежду, да не как-нибудь, а в клочья и грозились загрызть их насмерть. Несчастные с воплями обратились в бегство. Псы же, в восторге от своей первой Победы, встали у Ворот и принялись обдумывать дальнейший ход Боя. Уж теперь-то Хозяин наградит их за Храбрость и Бдительность… Хозяин, сидевший в Доме, услыхал шум и крики и выскочил во Двор, прихватив на всякий случай Палку. Подбежал он к Воротам и видит: его родственники, бледные и дрожащие, ноги в крови, полы в лохмотьях, кричат и отмахиваются на бегу руками от Псов-Молодцов. А те, рыча и оскалясь, снова пошли на Приступ.

Хозяин бросился к ним с поднятой Палкой:

— Ах, негодяи! Ах, подлецы! Ведь это же мои любимые бедные родственники!..

Ден и Вен изумились: выходит, эти двое совсем не молодчики и не налетчики? Какой ужас!

Какой позор! Только они собрались отступить с честью, как Хозяин принялся молотить их своей Палкой по головам и спинам, по ногам и по зубам, да притом очень больно. ПсыМолодцы стали было возражать и оправдываться. Потом они пытались схватить зубами Палку, да разве ее удержишь! Хозяин только еще больше рассердился. В конце концов Ден и Вен рухнули на землю. Они больше не сопротивлялись, потому что от боли совсем обессилели и не могли даже приподнять голову. Они валялись посреди Двора, временами чуть слышно скуля и повизгивая, и лишь по этим слабым звукам можно было догадаться, что они еще живы. Хозяин, наконец, почувствовал себя удовлетворенным и опустил Палку.

Свои люди всегда поладят между собой. Вот и сейчас Хозяин, приложив примочки к ранам бедных родственников и зашив дыры на их платье, уже как ни в чем не бывало болтает и распивает с ними чай.

А каково Псам-Молодцам! Вен, придя в себя, стал упрекать Дена:

— Эх ты, балда! Где были твои глаза, когда ты рвал и кусал этих уважаемых людей? Теперь мы из-за тебя опозорены и искалечены!

— Но ведь и Вы терзали и хватали гостей не меньше меня! — рассердился Ден.

— А кто поднял тревогу? Это ты, ты сбил меня с толку!



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Венгерская Коммунистическая Рабочая партия о событиях 1956 года Венгерская Коммунистическая Рабочая партия выработала свою позицию по отношению к событиям 1956 года на основе анализа фактов и исторического опыта. События 1956 года начались как...»

«О ЧЕРМЕНСКОМ П. Н. — в ПОМПОЛИТ ЧЕРМЕНСКИЙ Петр Николаевич, родился в 1884 в селе Чермное Темниковского уезда Тамбовской губ., в семье сельского учителя. В 1899 — окончил Шацкое духовное училище, в 1902 — Тамбовскую духовную семинарию, в 1905 — Борисоглебскую гимназию, в 1909 — историческое отделение Императорского Историко-филологического...»

«72 Л.А. Ракитова ПРОБЛЕМНО-ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАСТ ПУБЛИЦИСТИКИ Л.Н. АНДРЕЕВА 1917-1919 ГОДОВ Особенности культурно-исторического развития России первой трети ХХ века нашли отражение в художественном и публицистическом творчестве ведущих писателей эпохи. Наиболее ярко выражение авторской социальнополитической поз...»

«Judaica Rossica ТIROSH Studies in Judaica Volume 11 Moscow ТИРОШ Труды по иудаике Выпуск 11 Москва УДК 008 (=411.16) (O63) ББК 71 T44 Сборник издан в рамках издательского проекта Центра "Сэфер" Издание выходит при поддержке Genesis Philanthropy Group Ти...»

«Гродненщинл в историческом, экономическом и культурном развитии 1801 1921 гг. (к 210-летию о б р а з о в а н и я Гродненской гувернин) v, \ w л '4 V УДК 94(476.6) (092) В.Н. Черепица (Гродненский государственный университет имени Янки Куп...»

«А.А. Королёв СОБОР В СТРЕНЕСХАЛЬКЕ И МОЩИ СВЯТОГО АЭДАНА Один из ключевых эпизодов в “Церковной истории народа англов” Беды Достопочтенного – описание Собора в Стренесхальке (Синода в Уитби)1, который положил конец организованной ирландской миссии среди англосаксов. Беда подробно и сочувственно...»

«П Е Р В А Я М И РО В А Я В О Й Н А И У Ч А С Т И Е В Н ЕЙ РО ССИ И (19141918) Часть I МОСКВА ПЕРВАЯ МIРОВАЯ ВОЙНА И УЧАСТИЕ В НЕЙ РОССИИ (1914 1918) М риалы тучной конференции ате Часть I Мо с к в а В ЕН О С РИ К Я Б БЛИ Т А В Е Н Й Б Л О Н -И ТО ЧЕС...»

«Пояснительная записка к рабочей программе по Основам Православной Культуры 3-4 классы.Данная рабочая программа составлена на основе следующих документов: 1. Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования (утверждн приказом Мин...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ "Детская школа искусств им. В.В. Знаменского" (МАУ ДО "ДШИ им. В.В. Знаменского") ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕ...»

«Семиотика интертекстуальной детали "все равно" в произведениях Л. Леонова: повесть "Провинциальная история" и роман "Пирамида" Л.П. Якимова НОВОСИБИРСК Советский период русской литературы пр...»

«Вступительная статья Мужество быть. К философской характеристике П. Б. Струве Выдающийся мыслитель и политический деятель Петр Бернгардович Струве – фигура крупномасштабная и ключевая для понимания исторической судьбы России, пережившей в ХХ веке трагедию крушения государст...»

«А. П. М О Г И Л Я Н С К И Й МАТЕРИАЛЫ И РАЗЫСКАНИЯ ПО РУССКОЙ Л И Т Е Р А Т У Р Е X V I I I ВЕКА Вопрос о жизненности и действенности русской литературы X V I I I века История оценки и интерпретации русской литературы X V I I I века еще не написана. И до Белинского и после него русская литература X V I I I века...»

«К. В. Стволыгин ОТКАЗЫ ОТ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ ВСЛЕДСТВИЕ УБЕЖДЕНИЙ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Монография Минск РИВШ УДК 947 ББК 63.3(2) С11 Рекомендовано Cоветом филиала РГСУ в г. Минске (протокол № 5 от 29 июня 2010 г.) Рецензенты: доктор исторических наук, профессор А. Ф. Вишневский; доктор исторических наук, профессор Э...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО "ВГУ") УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой прикладной математики, информатики, физики и...»

«3. И. Г Е Р Ш К О В И Ч К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ПЕРВЫХ САТИР КАНТЕМИРА Среди известных ныне рукописей, содержащих сатиры Кантемира, сохра­ нился список, заключающий одну только I сатиру "На хулящих учение". В свое время Т. Глаголева ' обратила на него внимание, отме...»

«Карина Кокрэлл Мировая история в легендах и мифах Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6210450 Мировая история в легендах и мифах / Карина Кокрэлл.: ACT, Астрель; Москва, Санкт-Петербург; 2012 ISBN 978-5-271-42878-4, 978-5-9725-2272-9 Аннотация Забудем сухие д...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2008 История №3(4) УДК 947.073:342.7 О.Г. Елисеева ПРАВОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ ДЕКАБРИСТОВ КАК ИСТОЧНИК ПО ЮРИДИЧЕСКОМУ ОФОРМЛЕНИЮ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Рассматрива...»

«Карманова Оксана Васильевна преподаватель истории Государственное образовательное бюджетное учреждение среднего профессионального образования Воронежской области "Россошанский колледж мясной и молочной промышл...»

«Открытый урок по обществознанию 9 класс. ПЛАН-КОНСПЕКТ УРОКА Лопатинский Дмитрий Владимирович ФИО МОБУ СОШ № г. Сочи, Краснодарского края Место работы Учитель Истории и Обществознания Должность Обществознание Предмет К...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский педагогический государственный университет" Институт истории и...»

«Историческая ответственность и идеология ГРНТИ 02.41.41 УДК 316.752 Невозможно быть безответственным: формула горожанина по версии экспертов городских проектов. The transformation of the idea of a responsible city dweller: from a citizen...»

«Підводні дослідження: Археологія. Історія. Дайвінг 2013 УДК 908 К ИСТОРИИ СУДОХОДСТВА НА ОЗЕРЕ ИССЫК-КУЛЬ Колесников А.А. аспирант Кыргызско-Российского Славянского университета Предыдущий выпуск нашего журнала был посвящен подводной археологии озера Иссык-Ку...»

«Урок по теме Пожарная безопасность. История возникновения пожарной охраны. Цели: познакомить с историей возникновения пожарной охраны обобщить и систематизировать знания учащихся по теме Пожарная безопасность; обучение детей безопасному поведению и действиям в условиях пожара; осуществление противопожарной пропаганды; расширение кругозор...»

«УДК 81’373 ГСНТИ 16.21.49 КОД ВАК 10.02.19 ББК Ш141.2-33 В. Е. КОПЫЛОВА Екатеринбург, Россия ФРАЗЕОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК ОТРАЖЕНИЕ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА Аннотация. Излагается история становления фразеологии, которое в отечественной науке связано с именем В. В...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный институт культуры" Кафедра теории и истории музыки "УТВЕРЖДЕНО" Зав. кафедрой Сидорова М.Б. "7" мая 2015 г РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) МУЗЫКАЛЬНАЯ ФОРМ...»

«Бюллетень новых поступлений учебной и научной литературы в библиотеку РГЭУ (РИНХ) с октября 2014 г. по апрель 2015 г. Васильев, Леонид Сергеевич. Всеобщая история [Текст] : в 6 т. : учеб. пособие / Л. С. Васильев ; Нац. исслед. ун-т Высш. шк. экономики ; Ин-т востоковедения РАН. 2-е изд., доп. и перераб. М. : КДУ, 200...»

«ЕСЛИ НЕ ЖЕЛАТЬ БЫТЬ СЛЕПЫМ Выступление по английскому радио Лондон, 26 февраля 1976 Радиостанция Би-Би-Си гостеприимно предложила мне высказаться: как я, иностранец, изгнанник, вижу сегодняш...»

«ВЫПУСК 13 16 февраля-1 марта 2012 г. ИНВЕСТИЦИИ ФАКТЫ И КОММЕНТАРИИ ДЕПАРТАМЕНТ СОДЕЙСТВИЯ ИНВЕСТИЦИЯМ ТПП РОССИИ Инвестиции. Факты и комментарии. Выпуск №13 СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА 1. ЗАРУБЕЖНЫЙ КАПИТАЛ В ЭКОНОМИКЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ИТОГИ ГОДА...3 2. ГЛАВНАЯ ТЕМА. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА РОССИИ В КАЧЕСТ...»

«Иконы Святой Анастасии, которые в 1995-96 гг. были направлены на станцию "Мир" с миротворческой миссией COMITATO “SANTA ANASTASIA” КОМИТЕТ “СВЯТАЯ АНАСТАСИЯ” ОДБОР “СВЕТЕ АНАСТАСИJЕ” ODBOR “SVETE ANASTAZIJE (STOIJE)” COMITE “SAINTE ANASTASIE”...»

«Cadiz 06/2012 Часть 6. Город, с чьих башен, ждали корабли 350 поколений людей. Вечер 7 июня, вот мы и в первый раз подплываем к Кадису. Первое впечатление город накладывает еще до прибытия – бесконечные портовые сооружения, неожиданно широкая набережна...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.