WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«АРХИЕПИСКОП МЭТЬЮ ПАРКЕР И ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА В АНГЛИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ВЕКА ...»

-- [ Страница 5 ] --

описывал в одной из своих проповедей весьма уважаемый в Англии швейцарский реформатор Генрих Буллингер, правда, с его точки зрения, это должны были быть ученики приходских школ736. Учитывая, что к 1559 г. его «Декады» были уже неоднократно изданы в Англии, можно не сомневаться в том, что Паркер был хорошо знаком с их содержанием, а потому вполне мог опираться на них. Исходя из опубликованного Дж. Страйпом текста, к тому же, вполне можно Registrum. Vol. 2. P. 399. Здесь говорится о «рукоположении» пяти человек, проведенном от имени архиепископа 8 января 1560 г. Второе упоминание «чтецов» в журнале относится к сентябрю 1560 г., когда они указаны среди тех, кого следует отлучить от церкви в случае, если их вызовет визитационная комиссия, а они не явятся (Registrum.

Vol. 2. P. 647).

Вероятно, они просуществовали недолго и были вскоре отменены. См.: Kennedy W. M. Elizabethan Episcopal Administration. Vol. 1. P. LXXXII.

Visitation Articles. Vol. 3. P. 72.

Ibid. P. 95.

Brook V. J. K. A Life of Archbishop Parker. P. 91.

Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1. P. 275–278. Основания датировки не вполне понятны.

Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 188.

The Decades of Heinrich Bullinger, Minister of the Church of Zurich. Cambridge, 1852. The Fifth Decade. P. 113.

предположить, что именно Паркеру принадлежит заслуга создания системы чтецов в Англии.

Впрочем, весомых аргументов в пользу датировки рукописи концом 1559 г.

в нашем распоряжении нет, как нет и сведений о том, откуда возникла эта идея737. Кроме того, на наш взгляд, из этого источника совершенно не следует, что архиепископ предполагал сохранение практики назначения чтецов после решения проблем с недостаточным числом приходских священников: речь в тексте идет исключительно о той чрезвычайной ситуации, которая сложилась в Англии в рассматриваемый период. Как бы то ни было, чтецы просуществовали в церкви Англии относительно недолго: за два с половиной года с конца 1559 г. в Кентерберийском диоцезе на эту должность было назначено семьдесят человек (в семьдесят один приход), однако примерно летом 1562 г.738 эта система была фактически упразднена739.

Гораздо более значительную роль в английской церкви раннего Нового времени играли проповедники. Их роли в истории Реформации в Англии и участию в духовной жизни королевства уделено достаточно много внимания в литературе740, потому мы главным образом сосредоточимся на участии архиепископа Мэтью Паркера в их назначении. Тем не менее, стоит пояснить, что в рассматриваемый период из-за вышеописанных проблем с духовенством, а также в силу значительного разнообразия взглядов, обусловленного недостаточной разработанностью вероучения и влиянием нонконформистов разного толка, проповеди как форма непосредственного донесения вероучения до мирян играли особую роль. В идеале считалось, что каждый приходской священник должен был уделять их чтению значительное внимание, о чем говорилось в предписаниях визитационным комиссиям уже с первого года правления Елизаветы741. В то же время, власти строго следили за квалификацией проповедников и их лояльностью, регулируя допуск к этой форме деятельности выдачей особых проповеднических лицензий742. На практике далеко не все приходские священники были Хотя, заметим, версия о ее «изобретении» Паркером на основании идей континентальных реформаторов представляется вполне правдоподобной.

Документальных указаний на это нет, вывод Дж. Дэли основан на том, что в конце весны в епархии было семьдесят «чтецов», а к октябрю не осталось ни одного.





Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 190.

Наиболее подробным новым исследованием различных аспектов проповедничества является The Oxford

Handbook of the Early Modern Sermon / Ed. by P. McCullogh, H. Adlington, E. Rhatigan. Oxford, 2011. См. также:

Blench J. W. Preaching in England in the Late Fifteenth and Sixteenth Centuries. Oxford, 1964; Ferrell L. A. Government by Polemic: James I, the King’s Preachers and the Rhetoric of Conformity, 1603–1625. Pato Alto, 1998; Herr A. F. The Elizabethan Sermon: A Survey and a Bibliography. Philadelphia, 1940; The English Sermon Revised: Religion, Literature and History / Ed. by P. McCullogh, L. A. Ferrell. Manchester, 2000; McCullogh P. Sermons at Court: Politics and Religion in Elizabethan and Jacobean Preaching. Cambridge, 1998; Wabuda S. Preaching during the English Reformation.

Cambridge, 2002. Кроме того, различные темы, связанные с проповедничеством затрагиваются во многих работах, посвященных английской церкви и вообще Англии рассматриваемого периода.

Visitation Articles. Vol. 3. P. 1.

Проверка наличия таких лицензий также упоминается в числе задач визитационных комиссий. См., например:

Ibid. P. 2. Во время уже упоминавшей визитации в Норидже в 1567 году в одной из инструкций особое предписывалось уделить особо пристальное внимание статьям о проповедях. См. Registrum. Vol. 2. P. 748.

квалифицированными проповедниками, а потому зачастую для чтения проповедей назначались специальные люди.

Проповеди имели также большое политическое значение, являясь в течение долгого времени одним из основных средств формирования общественного мнения. Немаловажную роль играло и то, что тексты проповедей активно публиковались и составляли значительную часть всей печатной продукции: с начала правления Елизаветы до 1610 г. было опубликовано около 1200 проповедей в 513 сборниках743. Особое значение в этой связи имела проповедническая кафедра Сент-Полс Кросс, расположенная в Лондоне у собора Святого Павла, фактически главная в королевстве744. Здесь выступали наиболее выдающиеся проповедники Англии, такие как Джон Донн, касавшиеся в своих выступлениях не только вопросов веры, но и текущих политических событий. Так, в 1562 г. здесь было объявлено о выздоровлении королевы, в 1588 г. – о поражении Непобедимой армады (первое публичное сообщение об этом событии), в 1603 г. – о восшествии на престол Якова I и так далее745. Все это дает определенное представление о том, почему назначению проповедников и регулированию их деятельности уделялось столь пристальное внимание.

О заинтересованности властей в проповедниках, помимо упомянутого выше предписания Тайного совета, передававшего волю королевы746, свидетельствуют также частые обсуждения их назначений архиепископом Кентерберийским и его корреспондентами. Наиболее раннее упоминание о вопросах такого рода мы встречаем в письме маркиза Винчестерского архиепископу, датированном 17 июля 1560 г.747 Речь здесь идет о трех северных диоцезах, где в то время еще не были назначены новые епископы: автор письма по поручению королевы спрашивает совета архиепископа касательно назначения проповедников в эти епархии. «Я попросил ее королевское высочество, чтобы она назначила нескольких проповедников в епископства, которые еще не заняты, а именно: трех в Йорк, двух в Дарем и двух в Уинчестер...

на что ее высочество ответила, что я должен спросить совета вашей милости в этом вопросе и принять тех, кого вы назовете на эти должности», – поясняет он. По этой цитате видно, что, в отличие от ряда других кадровых вопросов, назначение проповедников относилось, скорее, к компетенции духовных властей748. Подтверждение тому мы находим в письме Паркера Сесилу, Herr A. F. The Elizabethan Sermon. P. 117; Collinson P., Hunt A., Walsham A. Religion Publishing in England, 1557– 1540 // The Cambridge History of the Book in Britain / Ed. by J. Barnard, D. F. McKenzie, M. Bell. Cambridge, 2002.

Vol. 4. P. 29–66.

О ней подробнее см.: Cornford M. E. Paul’s Cross: A History. L., 1910; MacLure M. The Paul’s Cross Sermons, 1534–

1642. Toronto, 1958; Morrissey M. Politics and the Paul’s Cross Sermons, 1558–1642. Oxford, 2011.

Morrissey M. Politics and the Paul’s Cross Sermons. P. 5–6.

Correspondence. P. 355–357.

Ibid. P. 119.

В данном случае указание королевы обратиться к Паркеру могло быть продиктовано тем, что епископов в северных диоцезах, как мы уже отмечали выше, в тот момент не было.

написанном в апреле 1565 г.749, в котором говорится о назначении Томаса Сэмпсона и Лоренса Хамфри проповедниками у Сент-Полс Кросс. Их выступления содержали критику принятых в облачений750, церкви Англии что повлекло достаточно серьезные разбирательства, завершившиеся отстранением их от всех церковных должностей, несмотря на хорошие отношения обоих с архиепископом. «Это назначение было установлено не мной, а кем – я не знаю: либо епископом Лондонским, либо лорд-мэром», – пишет Паркер, прося Сесила передать это королеве. Складывается впечатление, что ответственных за эту кафедру по умолчанию считался именно архиепископ Кентерберийский751, а потому он опасался, что недостаточная избирательность в выборе проповедников может быть сочтена его ошибкой.

Еще раз архиепископ обсуждал с государственным секретарем проповедников у СентПолс Кросс 29 января 1566 г.752 Паркер хотел назначить декана собора Святого Павла Александра Ноуэлла во время Великого поста, однако полагал, что тот не согласится, если Елизавета не будет присутствовать во время его выступления, а потому просил Сесила сообщить о планах королевы. И вновь текст письма показывает, что выбор проповедников всецело был прерогативой архиепископа: «Я собираюсь определить проповедников во время Великого поста перед королевой», – пишет он753. Чуть больше месяца спустя, 9 марта того же года, в письме Сесилу Паркер вновь коснулся вопроса о проповедниках 754. Сообщив, что из-за своей занятости Ноуэлл не сможет выступить с проповедью, Паркер уведомляет Сесила о различных перестановках, которые он предпринял, чтобы преодолеть это затруднение. Точно так же месяцем позже он сообщал и о назначенных им проповедниках на пасхальную неделю того же года755. Таким образом, можно заключить, что выбор и назначение проповедников оставались в компетенции церковных властей (в случае с Сент-Полс Кросс – самого архиепископа Кентерберийского), в то же время, определенное внимание этому вопросу уделяли и светские власти, хотя случаи их непосредственного вмешательства в его решение были редки.

В подтверждение этого наблюдения можно привести два упоминания о проповедниках в документах Тайного совета. В октябре 1566 года взятый под стражу за нелицензированное проповедничество Роберт Кроули был передан в руки епископа Илийского, а позднее разбирательство по его делу вели Паркер и Гриндэл756. Несколькими годами позже, в марте Correspondence. P. 239–240. Точная дата неизвестна, но его содержание позволяет заключить, что оно было написано незадолго до или вскоре после Пасхи, пришедшейся в том году на 22 апреля.

Дискуссия об облачениях и казус Сэмпсона и Хамфри подробно рассматривается в §3 главы 4 нашего исследования.

См. также: Morrissey M. Politics and the Paul’s Cross Sermons. P. 26; Cornford M. E. Paul’s Cross: A History.P. 35–36.

Correspondence. P. 254–255.

Ibid. P. 254: «I am about to devise for preachers in Lent before the Queen's Majesty».

Ibid. P. 260–261.

Ibid. P. 275.

APC. Vol. 7. P. 315.

1573 г., советники, получив «петицию» Роберта Джонсона, отстраненного ранее Звездной палатой от проповедей за нонконформизм, переслали ее епископу Лондонскому и архиепископу Кентерберийскому, предоставив прелатам решать судьбу его лицензии757. Надо сказать, что их озабоченность была вполне обоснованной: известно несколько прецедентов, когда проповеди, звучавшие даже с наиболее значимых кафедр, не соответствовали официальному учению церкви, ярким примером чему могут служить выступления Сэмпсона и Хамфри. Их казус привлек более пристальное внимание властей к проблеме выдачи проповеднических лицензий.

Об этом Мэтью Паркер писал 12 мая 1565 г. Эдмунду Гриндэлу758. Архиепископ сообщает, что упомянутый инцидент стал известен королеве, которая, узнав о «разных неблагоразумных проповедниках», которые «обманули наши ожидания», «ради лучшего наставления ее подданных» приказала, чтобы впредь те, кто должен был получить лицензии, выбирались более тщательно. В связи с этим архиепископ просит пересмотреть его лицензии, выданные до первого апреля, каковую меру он «нашел используемой в дни его предшественников, таких как Кранмер», затем эти лицензии следовало обновить для подходящих людей, либо наоборот.

Интересно, что для предотвращения подобных инцидентов Паркер приказывает, чтобы никакой священник другого диоцеза не допускался к службе без рекомендательных писем, подтверждающих его лояльность официальной доктрине, причем такие священники не должны оставлять свои бенефиции без позволения епископа, «так как некоторые обманывали подданных королевы, беря деньги за аренду, а затем покидая свои места». Помимо прочего, это письмо еще раз показывает недовольство Паркера существующей практикой, когда священник не мог полноценно исполнять свои обязанности из-за того, что имел несколько должностей на значительном удалении друг от друга. Подобные пересмотры лицензий предпринимались и позднее, например, в июне 1571 г., когда по всей Кентерберийской провинции было приказано не допускать к проповедям людей, лицензии которым были выданы раньше 1 мая того же года759.

Вообще говоря, столь жесткие требования к лояльности и следованию официальной политике единообразия предъявлялись не только к проповедникам, но и ко всем людям, занимавшим церковные должности. Так, например, в августе 1561 г. королева потребовала от архиепископа провести визитацию в Итоне, провост которого был избран без королевского одобрения760. В связи с разногласиями касательно облачений интересна судьба лондонского приходского священника Роберта Кроули, который в 1566 г. выгнал из своей церкви облаченных Ibid. Vol. 8. P. 212. О Джонсоне см. также: Athenae Cantabrigensis. L., Cambridge, 1858. Vol. 1. P. 323–324.

Correspondence. P. 242.

Ibid. P. 382–383.

Ibid. P. 149–150.

в стихари певчих, за что был лишен должности и арестован 761. Помимо этих и других частных случаев, рассматриваемых в нашей работе, нам известны и другие акции Мэтью Паркера, имевшие целью обеспечение лояльности духовенства провинции. Так, например, в апреле 1563 г. он потребовал от своих викарных епископов, чтобы они проверили, соблюдают ли священники провинции присягу королеве, причем это предписание должно было сохраняться в тайне762. Обсуждая эту меру с Уильямом Сесилом, архиепископ дает понять, что она продиктована опасениями, что некоторые из членов конвокации могут «смутить протестантов», возникшими у Паркера во время ее заседаний весной 1563 г. В то же время, нельзя не отметить, что подобные расследования, как и проверки лицензий проповедников, неоднократно поручались и членам визитационных комиссий, то есть были достаточно регулярными 763.

Таким образом, суждения архиепископа Паркера, касающиеся кадровой политики можно свести к следующему. Во-первых, он считал необходимым строго следить за лояльностью священников и следованием официальной доктрине. Это стремление во многом было обусловлено требованиями королевы и светских властей, однако, насколько можно судить, Паркер и сам разделял их стремление к установлению единообразия вероучения, для чего было необходимо обеспечить лояльность духовенства. Во-вторых, архиепископ был противником назначения на церковные должности светских лиц, поскольку считал, очевидно, что они не смогут справляться с духовными обязанностями, какими бы достоинствами они ни обладали в других сферах деятельности. В-третьих, важнейшим качеством любого священнослужителя он считал специальное образование, неоднократно подчеркивая, что неграмотные священники приносят только вред, а потому нельзя допускать таких людей к службе в церкви. В-четвертых, Паркер в своем стремлении обеспечить духовное окормление всех прихожан пытался не допускать таких ситуаций, когда в силу множественного замещения кафедр те или иные приходы оставались фактически без священников. В целом следование этим принципам в кадровой политике в церкви должно было привести к тому, что каждый английский приход и каждая проповедническая кафедра имели бы такого священника, который был бы не только и не столько исполнителем таинств, но в первую очередь – наставником для прихожан, доносящим до них вероучение и подающим им пример собственным благочестием. Этот идеал в значительной степени перекликается с представлениями о роли пастора, распространившимися в Европе благодаря Реформации.

В то же время, несмотря на наличие такой, в общем, последовательной программы кадровых преобразований и свой высокий статус, Паркер имел достаточно ограниченные Ibid. P. 275–277.

Ibid. P. 174–175.

См., например: Visitation Articles. Vol. 3. P. 11, 74–75, 79–80, 87–90, 233–234.

возможности ее реализации. Наименьшим, как представляется, было его участие в подборе кандидатур епископов: хотя государственный секретарь Уильям Сесил регулярно советовался с архиепископом по этому вопросу, окончательное решение всегда оставалось за королевой и ее советниками, причем они не всегда прислушивались к мнению примаса церкви. Наибольшей властью Паркер обладал в своем собственном диоцезе, где был крупнейшим патроном, а потому мог в значительной степени определять состав духовенства без оглядки на кого бы то ни было.

Именно в Кентерберийской епархии, как мы видим, наиболее последовательно проявилось стремление архиепископа реформировать духовенство в соответствии с теми идеалами, которые описаны выше. Другой сферой кадровой политики, в которой примас церкви Англии пользовался относительной свободой, было назначение проповедников. Думается, это было связано с тем, что их выбор, несмотря на все огромное политическое значение проповедей, считался относящимся к духовной юрисдикции церковных властей, поскольку он не был связан с наделением бенефицием и не считался собственно advowson. Его влияние на другие диоцезы ограничивалось, по большей части, общими рекомендациями для всех епископов провинции, которые он иногда издавал, а также правом проведения визитаций, в ходе которых инспектировалось состояние духовенства, а священники, не соответствующие по каким-либо причинам предъявляемым требованиям, могли лишаться должностей. Стоит подчеркнуть, что, несмотря на необходимость постоянно согласовывать свои действия с мнением светских властей, архиепископ иногда не соглашался с ними (в том числе с такими влиятельными придворными как Бэкон и граф Лестер). В целом же Паркеру постоянно приходилось действовать с оглядкой на мнение королевы и светских властей и патронов отдельных приходов.

§3. Мэтью Паркер и политика по отношению к нонконформистам Еще одной проблемой, которой Мэтью Паркер вынужден был уделять значительное внимание во время своего архиепископского правления, была борьба с оппозицией и противодействие нонконформизму. В силу того, что одним из главных принципов организации английской церкви в эпоху Реформации стало установление и поддержание церковного единообразия, ни светские, ни церковные власти королевства не хотели мириться с проявлением любого инакомыслия в вопросах веры. В то же время, противоречивый характер «религиозного урегулирования» 1559 г., итоги которого не устраивали не только католиков, но и некоторую часть протестантов, а также известная неопределенность учения церкви Англии в 1560-х гг.

привели к тому, что число священников, выражавших мнения, в той или иной степени расходившиеся с официальной доктриной, было значительным. Яркими свидетельствами тому служат несколько споров 1560–1570-х гг., касавшихся распятия в королевской часовне, облачений духовенства и первых выступлений пуритан. Их мы подробнее рассмотрим в следующей главе нашей работы, в этом же разделе основное внимание будет уделено административным аспектам борьбы с нонконформизмом среди духовенства, порядку принятия решений в этой области и их реализации.

Как мы уже отмечали выше, в начале 1560-х гг. в Англии было достаточно велико число священников, назначенных в период правления королевы Марии и придерживавшихся католического учения. Определенное их число в 1559 гг. согласилось принять Акт о единообразии и принести присягу новой королеве, однако количество отказавшихся также оставалось значительным. К началу 1560 г., когда завершился период управления Кентерберийской епархией sede vacante и началось правление нового архиепископа, здесь оставалось 146 священников из тех 235, которые были назначены при королеве Марии 764.

Постепенно их количество уменьшалось: часть священников умирала, часть отказывалась от своих должностей, часть смещалась. Так, к 1563 г. число умерших составило, тринадцать человек, при этом, по предположению Дж. Дэли, по крайней мере четверо из них не были противниками новых церковных порядков, с уверенностью же назвать нонконформистами можно лишь двоих765. Большинство из девяти отказавшихся от бенефициев в период между сентябрем 1560 г. и январем 1563 г. также не были активными противниками новой веры – их решение мотивировалось, как правило, желанием сохранить за собой другие должности, поскольку с начала 1560-х гг. епархиальная администрация стала более активно бороться с nonresidence и замещением нескольких должностей одним человеком. Религиозными причинами был продиктован отказ всего двух человек766. Даже среди тех шестнадцати человек, кто был отстранен от должности в 1560–1563 гг., практически никто не был обвинен в нонконформизме767. Необходимо отметить также, что уже к началу 1561 г. больше половины оставшихся в епархии священников, назначенных при Марии (57 из 96), были женаты, а потому имели веские основания не выступать против реформированной церкви. В то же время, лишь четырнадцать человек из указанных девяноста шести имели проповеднические лицензии, то есть площадку для выражения собственных взглядов768. Таким образом, как мы видим, лишь небольшая часть священников Кентерберийской епархии, назначенных в период правления королевы Марии и сохранивших свои должности до конца 1559 г., выражала неприятие реформированной церкви. Большинство же составляли конформисты, не отказывавшиеся показать свое согласие с новыми порядками. С точки зрения политики, которую вели Мэтью Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 165.

Ibid. P. 165–167.

Registrum. Vol. 2. P. 769, 784; Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 167–169.

Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 170–173.

Ibid. P. 174.

Паркер и его администрация по отношению к ним, они в целом мало чем отличались от прочих священников епархии. Как представляется, в отдельных случаях служба в церкви при королеве Марии могла восприниматься как компрометирующее обстоятельство, однако сама по себе она не мешала продолжению карьеры в елизаветинской церкви769.

Архиепископу Кентерберийскому пришлось столкнуться с этой проблемой не только на уровне своей епархии, но и в масштабах всего королевства, поскольку он нередко привлекался к участию в судьбах бывших высокопоставленных католиков. В предыдущей главе мы касались одного подобного казуса – помещения в дом Паркера Катберта Танстолла, с тем чтобы архиепископ Кентерберийский (тогда еще только избранный) попытался убедить его отказаться от католических взглядов и принести присягу. Этот случай был далеко не уникальным: уже в 1559 г., когда рукоположение и интронизация нового примаса церкви только готовились, а диоцез продолжал управляться sede vacante, Паркер несколько раз выполнял подобные задачи.

Первое же письмо, адресованное Тайным советом архиепископу после его избрания (от 24 августа), касается как раз дела такого рода770. Речь идет о неудачной попытке бегства в Смита771, Шотландию доктора Ричарда оксфордского профессора, который получил определенную известность как противник протестантизма еще в годы правления Генриха VIII, однако в 1547 г. публично отрекся от своих католических взглядов. Затем он активно осуждал Томаса Кранмера, Хью Латимера и Николаса Ридли во время процесса над ними при королеве Марии. Поводом для его бегства послужила необходимость принести клятву о соблюдении единообразия, c которой Смит не был согласен. Члены Тайного совета посылают его, задержанного «на Севере», к Паркеру и Гриндэлу, дабы они «предприняли все меры, которые сочтут подходящими для того, чтобы убедить его быть покорным и принять установленную доктрину».

Если же они не смогут этого добиться, то их просят сообщить о том совету, чтобы со Смитом поступили так, как предписывает в подобных случаях закон. Архиепископ отвечает 27 августа772, сообщая, что он и епископ Лондонский убедили Смита принести клятву, так что декларацию о своем подчинении установлениям официальной церкви последний «подписал с удовольствием»773. Теперь же Паркер интересуется, каково будущее Смита и что ему (Паркеру) В этой связи стоит напомнить об обсуждении кандидатуры Хью Джонса на епископскую кафедру, о котором мы писали в предыдущем параграфе: в определенный момент его обвиняли в том, что они служил в церкви при королеве Марии, однако это не стало препятствием для назначения на достаточно высокую должность.

Correspondence. P. 72.

Согласно письмам Джона Джуэла Петру Мартиру, он был лишен должностей по обвинению в прелюбодеянии, а затем, когда попытался бежать в Шотландию, «увидев, что религия меняется». См. ZL. Vol. 1. P. 12, 45. Подробнее о жизни и деятельности Ричарда Смита см.: Lwe J. A. Richard Smyth and the Language of Orthodoxy: Re-imagining Tudor Catholic Polemicism. Leiden, 2003.

Correspondence. P. 73–74.

Это сообщение Паркера подтверждает и Джон Джуэл, не без ехидства сообщавший своему корреспонденту:

«Поверь мне, он, должно быть, сохранил свою прежнюю непротиворечивость и теперь, наконец, отрекся в пятый раз! Этот глупец, увидев, что религия меняется, изменил своему обычаю и тотчас приготовился искать убежища в надлежит делать. Ответ он получает на следующий день774: члены Тайного совета благодарят архиепископа и епископа Лондонского за их плодотворные усилия в этом деле и просят позаботиться о «его (Смита. – В. Т.) возвращении в Оксфорд, где он сделал бы открытое заявление о согласии» с нормами официальной церкви, дабы прочие могли вдохновиться его примером и последовать ему. Впрочем, сделать этого не удалось: едва оказавшись на свободе, Смит бежал на континент, где стал, благодаря покровительству Филиппа II деканом церкви Святого Петра в Дуэ, а затем, после учреждения там университета в 1562 г. – его профессором и канцлером. Там же он умер в 1563 г.

В следующий раз с подобным делом члены Тайного совета обращаются к Паркеру 7 сентября775. Энтони Эткинс, член оксфордского Мертон-колледжа, «будучи допрошен там перед инспекторами776, не только отрицал установленную службу, но также использовал… неприличные слова», за что и был помещен в Тауэр. Паркеру предписывают забрать его оттуда, чтобы попытаться переубедить относительно его заблуждений, а также разузнать у юристов, насколько серьезно оскорбление, высказанное им, а затем сообщить о результатах совету. О дальнейшей его судьбе известно мало: он упоминается в книге Страйпа в списке католиков, покинувших страну либо не имеющих право покидать определенную территорию, где сказано, что Эткинс должен оставаться в Глостере или Сэлопе777.

Еще одно сходное дело было поручено Паркеру 23 сентября778. Оно касалось Мэтью779, викария Хау («Howe») в Кенте (т.е. в Кентерберийской епархии), который находился в тот момент в тюрьме Маршалси из-за каких-то «беспорядков в том приходе». Паркеру надлежит взять его из этой тюрьмы, чтобы поговорить с ним и вынести свое суждение в отношении этого викария. Если архиепископ «найдет его человеком покорным и готовым вернуться к своей пастве и раскаивающимся в его прежней вине» (что, кстати, подтверждает, что упомянутые «беспорядки» имеют религиозный характер), то его следует отправить обратно в его приход; в противном случае архиепископу предписывается вернуть его в тюрьму.

До конца 1559 г. мы находим еще три похожих письма, адресованных Тайным советом архиепископу одинакового в целом содержания. Второго ноября его просят рассмотреть дело Питера Лэнгриджа и Джона Эрла, находящихся в тюрьме, которые в силу слабого здоровья просят выпустить их на свободу, и совет предписывает Паркеру освободить их и наблюдать за Шотландии; но пока он болтался на границе, он был арестован и возвращен из странствий. А теперь этот важный персонаж, эта надежа и опора религии, перешел к нам, оставил всех своих сторонников и внезапно стал наиболее непримиримым противником папистов. Вот и отрицай теперь пресуществление, если сможешь» – ZL. Vol. 1. P. 45.

Ibid. P. 74.

Ibid. P. 75.

Словом «visitors» здесь обозначены те, кто проводил визитации.

Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1 P. 412.

Correspondence. P. 76.

К сожалению, установить его личность нам не удалось.

ними780. Если же они нарушат принятые установления, он волен поступить так, как считает нужным.

Дальнейшую судьбу первого из них нам проследить не удалось, а Джон Эрл, в прошлом ректор Комптона и клирик в Уинчестере, был отпущен с условием, что он будет жить в Хэмпшире и не будет ходить в собор либо в Уинчестерский колледж781. Таким образом, условия его освобождения в целом сходны с установленными для Энтони Эткинса. Еще одно письмо от 9 ноября касалось доктора Картера и доктора Сеггисуика, отказавшихся от присяги королеве как главе церкви782. Члены Тайного совета просят Паркера поступить с ними по его усмотрению и наказать их в соответствии с тяжестью их вины.

Еще один случай участия архиепископа в судьбе осужденного за несогласие с официальной церковью мы находим в письмах, относящихся к осени 1561 г. Двадцать четвертого октября Тайный совет отправляет ему послание783, сообщая, что Уильям Райс784, «который был помещен в Тауэр за нарушение законов Ее Королевского Величества и беспокойство, причиненное государству разными способами», ведет себя «скромно» и готов «признать власть Ее Королевского Величества под присягой»785. Поэтому члены Тайного совета просят Паркера принять его в Ламбете и предоставить ему возможность пребывать в резиденции архиепископа до 20 ноября, а также побеседовать с Райсом, чтобы «наставить его и привести к согласию вашим добрым советом и учением».

В заключение авторы письма просят Паркера сообщить им о результатах «в указанный срок или ранее». К этому письму рукой архиепископа сделана приписка: «Он признает, что королева Елизавета Божьей милостью имеет верховную власть и правит всеми людьми, рожденными в ее королевствах, владениях и странах, в каковом состоянии, как церковном, так и светском, они постоянно пребывают; так что никакая иная сила не может и не будет иметь любой власти над означенными людьми, светской или духовной». На основе этой приписки Страйп делает вывод, что архиепископу удалось убедить Райса принять королевскую власть, так что последний «со слезами каялся в своих Ibid. P. 103.

Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1 P. 413; Wainewright J. B. Prebendaries Deprived under Queen Elizabeth. Part I // Ampleforth Journal. 1912. Vol. 17. № 2. P. 205–219. Автор статьи называет Эрла пребендарием собора в Уинчестере, что, впрочем, не подтверждается списком пребендариев, приведенным в Fasti Ecclesiae Anglicanae. L., 1974. Vol. 3. P. 90–106.

Correspondence. P. 105–106.

Ibid. P. 154–155.

О его жизни известно немного: он родился, предположительно, до 1522 г., при королеве Марии избирался в парламент (в 1554 и 1558 гг.), в 1561 г. был арестован, затем освобожден и умер в 1588 г. Подробнее см.: Dale M. K.

Rice, William // The History of Parliament: the House of Commons 1509–1558 / Ed. by S. T. Bindoff: [Электронный ресурс]. URL: http://www.historyofparliamentonline.org/volume/1509-1558/member/rice-william-1522-88.

Обращение:

15.07.2015.

Имя Райса упоминается в числе «арестованных за мессу» в апреле 1561 г. (CSP Domestic (Elizabeth), 1601–1603;

with Addenda 1547–1585. P. 510). Несколькими месяцами позже, 16 июля в отчете Тайному совету о расследовании в отношении узников Тауэра Дж. Мэйсон сообщал, что Райс «вел себя очень почтительно, но отказался принести присягу» (CSP Domestic (Edward VI, Mary, Elizabeth), 1547–1580. P. 180).

заблуждениях»786. На деле эта история, впрочем, более запутанная, чем это может показаться на первый взгляд. Четырнадцатого декабря того же года члены Тайного совета направляют Паркеру новое письмо, касающееся судьбы Уильяма Райза, и его содержание прямо противоречит выводу Страйпа. «Узнав от вас, – пишут они, – что Уильяма Райса… не удалось убедить принять клятву, установленную статутом о признании власти ее королевского величества, мы решили, что он должен быть возвращен в Тауэр». Далее излагаются некоторые технические подробности передачи «тела означенного Райса» коменданту Тауэра, к которому архиепископ должен послать своего «гостя». Очевидно, Паркеру не удалось выполнить то поручение, которое ему дали тремя месяцами ранее, но совершенно неясно, к чему тогда относится приведенная выше пометка на обороте первого письма. Возможно, Уильям Райс сначала соглашался принести клятву, которую от него требовали, что и зафиксировал архиепископ, однако затем он по какой-то причине переменил свое решение, в силу чего и был вновь отправлен в Тауэр. Учитывая, что позднее он был отпущен на свободу, можно предположить, что Райс все же согласился принести присягу новой церкви, хотя остается неизвестным, когда и при каких обстоятельствах это произошло787.

Пожалуй, наиболее подробно в наших источниках представлена история заключения под стражу и содержания под арестом Джона Боксолла, государственного секретаря и члена Тайного совета в годы правления Марии. Впервые он упоминается в корреспонденции Мэтью Паркера в письме от 2 ноября 1559 г., написанном Уильямом Сесилом и Томасом Пэрри. Они посылают к избранному архиепископу «мистера Боксолла»788, чтобы тот попытался убедить его принести клятву о признании установлений англиканской церкви, в противном случае его следует лишить всех его владений. Добиться этого, впрочем, не получилось, а потому бывший государственный секретарь был помещен в Тауэр.

В следующий раз он упоминается в письмах, датированных августом 1560 года, речь в которых идет о содержании заключенных в Тауэре. Первое из этих посланий789 адресовано архиепископу членами Тайного совета, которые сообщают, что «сэр Эдвард Ворнер, рыцарь, комендант Тауэра, обратился к нам с вопросом, может ли тем заключенным, которые находятся в его ответственности, переданные вами или другими в связи с церковными делами, быть позволено собираться вместе за едой за двумя столами». Авторы письма не видят каких-либо оснований для отказа в этой просьбе, но окончательное решение данного вопроса они Strype J. The Life and Acts of Matthew Parker. Vol. 1. P. 218–219.

В календаре государственных бумаг содержится упоминание о письме Райса королеве, в котором он раскаивается в нарушении законов и просит о прощении (CSP Domestic (Edward VI, Mary, Elizabeth), 1547–1580.

P. 403). Составители календаря датируют его предположительно 1570 г., хотя основания такой атрибуции не вполне ясны. Неясно также, было ли это обращение единственным.

Correspondence. P. 104.

Ibid. P. 121–122.

оставляют за архиепископом, которому предлагается «оповестить об этом письмом коменданта Тауэра», указав однако, чтобы «доктор Хит, доктор Боксолл, доктор Пейтс и доктор Фекенхэм допускались бы к одному из этих столов, а к другому – доктор Тирлби, доктор Бурн, доктор Уотсон и доктор Тюбервиль». Впрочем, это не более чем рекомендация, поскольку архиепископа просят сообщить, если он считает, «что такую свободу не следует давать», а также высказать свои соображения на этот счет. Заметим, что все перечисленные выше люди относятся к числу значительных церковных и государственных деятелей времен королевы Марии. Так, Николас Хит занимал кафедру архиепископа Йоркского и одновременно пост канцлера, Джон Боксолл был государственным секретарем, Ричард Пейт – епископом Вустерским, Томас Тирлби – епископом Илийским, Гилберт Бурн – епископом Бата и Уэллса, Томас Уотсон – епископом Линкольнским, Джеймс Тюбервиль – епископом Эксетерским, а Джон Фекенхэм – аббатом Вестминстера790. Все они отказались принять новые порядки и не принесли присягу королеве. Известен ответ архиепископа на рассмотренное выше письмо, датированный 6 сентября того же года и адресованный коменданту Тауэра791, в котором Паркер выражает свое согласие на это изменение в порядке содержания означенных лиц и распоряжается на счет порядка их размещения за столами в соответствии с рекомендациями Тайного совета, изложенными выше. «Я считаю, что такое предписанное сочетание не оскорбит их и, как я полагаю, может быть реализовано без неудобств», – заключает он.

Заметим, что это был не последний случай, когда власти королевства пошли навстречу узникам Тауэра, осужденным за неприятие официальной церковной политики. Любопытную историю, участниками которой были все те же бывший епископ Илийский Томас Тирлби и бывший государственный секретарь Джон Боксолл, можно реконструировать по нескольким письмам, датированным осенью 1563 г. В это время в Англии разразилась эпидемия чумы, в связи с чем члены Тайного совета в письме от 15 сентября792 сообщают архиепископу, что означенные господа обратились к ним с просьбой, «чтобы их перевели оттуда (из Тауэра.

– В. Т.) в какое-то другое пригодное место ради их лучшей безопасности». Их просьба была удовлетворена, и совет просит архиепископа разместить их в его доме. Интересно, что здесь говорится об условиях их содержания: их надлежит разместить «в любом удобном помещении, которое ваша светлость найдет подходящим», следует предоставить «каждому из них одного слугу, чтобы прислуживать им», однако, «учитывая, за какие дела они были лишены свободы», общение с ними должно быть ограничено. Такая мера наказания больше похожа на домашний арест, нежели тюремное заключение, и очень напоминает те условия, в которых пребывал Strype J. The Life and Acts of Matthew Parker. Vol. 1. P. 177.

Correspondence. P. 122.

Ibid. P. 192.

Катберт Танстолл, находясь в Ламбетском дворце, хотя, напомним, он был помещен туда, чтобы архиепископ попытался его переубедить, а не ради наказания. Вообще, после начала эпидемии едва ли не все узники Тауэра, попавшие туда по церковным делам, были переведены в другие места: либо их отправляли к кому-то из епископов (как это произошло в рассматриваемом случае), либо вообще отпускали, ограничивая их права на выбор места жительства и перемещение793. Заметим, что такую уступчивость светские и духовные власти королевства проявляли далеко не всегда: выше мы уже упоминали о судьбе Эдмунда Боннера, одного из наиболее одиозных епископов эпохи королевы Марии, который провел в тюрьме Маршалси девять лет с 1560 г. до своей смерти в 1569 г., невзирая ни на какие обстоятельства.

На следующий день после рассмотренного выше письма Тайного совета архиепископу, ему пишет один из фигурантов этого дела – Томас Тирлби794. Это письмо носит неофициальный характер и содержит просьбу к Паркеру о разрешении пребывания в доме «моего человека и моего слуги», как называет их автор письма, которые, по решению Тайного совета, не должны были переезжать с ним. Тон письма производит впечатление, что автор и адресат находятся в дружеских отношениях, что может показаться странным, учитывая условия создания этого послания, однако на деле вряд ли должно вызывать удивление, принимая во внимание то, что они, видимо были знакомы еще до времен королевы Марии. Так, например, Тирлби начинает свое письмо с пословицы: «Незваный гость не знает, где сесть», – а затем, извиняясь, высказывает пожелание привезти обоих людей, о которых идет речь, «если ваша милость не прикажет обратного». Он также пишет, что «сомневается, каким путем мы могли бы приехать к вашей милости, избежав опасности чумы, поскольку все места на дороге тяжело заражены», и спрашивает совета архиепископа. Ответ Паркера, датированный 20 сентября, написан примерно в таком же стиле795. Начинает он его с каламбура на тему той же пословицы: «Сэр, поскольку незваный гость, как вы пишете, не знает, где сесть, то гость званый или незваный, довольный тем, что ему предложат, заслуживает наилучшего гостеприимства». Затем архиепископ высказывает свое согласие на пребывание доктора Тирлби с двумя слугами и пишет, что помещение для обоих «гостей» и их людей «вскоре будет приготовлено», после чего, отвечая на вопрос, заданный в предыдущем письме, Паркер рекомендует своему корреспонденту воспользоваться дорогой через Мэйдстоун. Эта короткая записка еще более укрепляет наше впечатление о том, что бывший епископ Илийский находился в добрых отношениях с архиепископом, кроме того, как мы видим, Паркер не возражал против определенных послаблений для бывших узников Тауэра.

Gee H. Elizabethan Clergy. P. 195–196.

Correspondence. P. 193.

Ibid. P. 193–194 Завершающим штрихом в этой истории является еще одно письмо архиепископа, написанное в тот же день, 20 сентября, и адресованное на этот раз Уильяму Сесилу796. Оно представляет собой ответ на рассмотренное выше послание Тайного совета: он просит «вашу честь сообщить благородному совету, что их («гостей» архиепископа – В. Т.) желанию может соответствовать, что… я помещу их в городе недалеко от моего дома в Бексборне, в доме, в настоящий момент свободной от обитателей». Он решил поселить их там ради «избежания опасности заражения», а также потому, что в его собственном доме осталось мало места, поскольку там обитают уже, по его словам, «немногим менее сотни человек». Собственно, тем эта история и закончилась: оба «гостя» архиепископа пребывали в Бексборне до лета 1564 г., когда их перевезли в Ламбет, куда переехал и сам Паркер797. Интересно, что переезд Тирлби и Боксолла был осуществлен, судя по всему, по решению Сесила, с которым архиепископ консультировался по этому поводу798. Томас Тирлби прожил в резиденции архиепископа до своей смерти 26 августа 1570 г. За день до этого Паркер в письме спрашивал у Уильяма Сесила позволения отпустить тяжело больного «гостя» в дом к его друзьям, где он мог бы получить лучший уход и скорее поправиться799. Принять какое-либо решение по этому вопросу государственный секретарь, очевидно, не успел, однако можно предположить, что Тирлби был бы отпущен: Боксолл в июле 1569 г. получил разрешение покинуть резиденцию Паркера, чтобы навестить мать (он умер 3 марта 1571 г. в доме своего родственника в Лондоне).

Хотя основная масса более или менее подробно документированных случаев подобного рода относится к первой половине 1560-х гг., однако не стоит думать, что в последующие периоды число католиков было ничтожно малым. Представление о быстрой и практически «безболезненной» протестантской Реформации, в результате которой уже к середине XVI в.

число английских католиков стало крайне невелико, бытовавшее в историографии до последней четверти XX в., современными исследователями считается ошибочным. Наоборот, работы целого ряда авторов последних десятилетий показывают, что католическое сообщество в Англии оставалось весьма активным, несмотря на все церковные преобразования XVI в.800 Впрочем, несмотря на это, а также на завершившийся в 1564 г. Тридентский собор, во второй Ibid. P. 194–195.

Ibid. P. 217–218.

Ibid. P. 217.

Ibid.. P. 369.

Помимо вышеназванных исследований, см., например: Bossy J. The English Catholic Community, 1580–1859.

Oxford, 1976. Историографический обзор работ последней четверти XX в., посвященных английскому католическому сообществу в годы Реформации, представлен, например в статье: Muldoon A. R. Recusants, Churchpapists, and ‘Comfortable’ Missionaries: Assessing the Post-reformation English Catholic Community // The Catholic Historical Review. 2000. Vol. 86. № 2. P. 242–257. В отечественной историографии исследование разных проблем, связанных с английским католическим сообществом XVI – первой половины XVII в., представлено в работах А. Ю. Серегиной. См., например: Серегина А. Ю. Английское католическое сообщество второй половины XVI – первой трети XVII веков.: дис. … докт. ист. наук. Москва, 2013.

половине 1560-х – первой половине 1570-х гг. католики, насколько можно судить по известным нам источникам, реже попадали в поле зрения архиепископа Мэтью Паркера801, думается, потому, что они зачастую были конформистами с формальной точки зрения, а также имели патронов из числа католически настроенной части знати.

С первой половины – середины 1560-х гг. более актуальной проблемой для церковных властей королевства становится борьба с нонконформистами из числа протестантов, выступающих за более радикальные церковные преобразования. Отдельного комментария в этой связи заслуживает вопрос терминологии. В литературе до 1960–1970-х гг. существовала достаточно распространенная традиция отождествления радикально настроенных протестантов 1560-х гг. с пуританами более позднего периода, а потому для их описания достаточно широко применялись термины «puritans» и «precisians»802. В то же время, эти понятия в силу своей сложности и размытости, отмечавшихся еще современниками803, во второй половине XX в. не раз становились предметом историографических дискуссий и рассуждений авторов, чьи научные интересы связаны с английской Реформацией804. Одни исследователи предлагали применять определение «пуритане» исключительно к пресвитерианам, появившимся в Англии в начале 1570-х гг., исключая, таким образом, из их числа нонконформистов более раннего периода, а также разные группы сепаратистов более позднего периода805. Другие – в первую очередь стоит отметить П. Коллинсона, – напротив, отмечая социальное, а не только религиозное содержание этого понятия, полагали, что пуританами следует называть достаточно широкий круг английских протестантов, так что термин «puritans» употреблялся фактически как синоним слова «godly»806. Еще более сложные дефиниции понятию «пуритане» давали авторы, предлагавшие учитывать такие факторы, как мировоззрение, моральные установки и «пуританский образ мышления»807. Сложность определения такого рода материй, с нашей точки зрения, делает подобные концепции весьма трудно применимыми. Дополнительную проблему Тем не менее, известны некоторые достаточно любопытные случаи, не всегда, впрочем, касающиеся духовенства. Так, например, в 1573 г. Паркеру было поручено переубедить католика-нонконформиста лорда Стауртона, который незадолго до того пытался даже бежать из Англии по религиозным причинам. Для этого последний был не некоторое время помещен в дом архиепископа, который затем представил его Тайному совету.

См.: APC. Vol. 8. P. 168, 169; Mowbray C. B. J. The History of the Noble House of Stourton, of Stourton, in the County of Wilts. L., 1899. Vol. 1. P. 418–422.

Это характерно, например, для уже неоднократно упоминавшихся работ А. Диккенса и его последователей.

О понимании термина авторами XVI–XVII вв. подробнее см.: Hill C. Society and Puritanism in Pre-Revolutionary England. P. 1–16.

Представление об этих дискуссиях дают некоторые историографические обзоры, например: Greaves R. L. The Puritan Non-Conformist Tradition in England 1560–1700: Historiographical Reflections // Albion: A Quarterly Journal Concerned with British Studies. 1985. Vol. 17. № 4. P. 449–486.

См., например: Christianson P. Reformers and the Church of England Under Elizabeth I and the Early Stuarts // JEH.

1980. Vol. 31. P. 463–482.

Collinson P. A Comment: Concerning the Name Puritan // JEH. 1980. Vol. 31. P. 485; Idem. English Puritanism.

См., например: George C. H., George K. The Protestant Mind of the English Reformation, 1570–1640. Princeton, 1961; Haller W. The Rise of Puritanism. N. Y., 1938; Knappen M. M. Tudor Puritanism: A Chapter in the History of Idealism. Chicago, 1939.

создают попытки некоторых авторов предложить альтернативные наименования сторонников реформирования церкви Англии. Так, например, П. Лейк предпочитал использовать слово «нонконформисты», что тоже кажется не совсем удачным, поскольку даже главный герой его монографии – Уильям Перкинс, – характеризуемый исследователем как «умеренный пуританин», нонконформистом не был808. В то же время, исследователь обращает внимание на то обстоятельство, что определение «пуритан» как противников церковного устройства отказывает им в наличии какой-либо позитивной программы, что также не вполне корректно809.

Учитывая такое многообразие мнений, нам представляется необходимым пояснить те термины, которые мы используем при описании протестантской оппозиции в 1560–1575 гг. Вопервых, следует сказать, что использование слова «пуритане» применительно к реалиям 1560х гг. представляется нам анахронизмом: термины «puritans» и «precisians» едва ли широко использовались до 1570 г.810 Поэтому, характеризуя тех, кто критиковал отдельные установления церкви Англии в 1560-х гг., мы склонны использовать слово «нонконформисты», а также достаточно условное понятие «оппозиция», которое кажется нам вполне нейтральным811. Вовторых, наши источники позволяют определенно судить о том, что пуритане, как бы их ни называли, считались Паркером противниками церкви, и именно это может служить главным критерием их выделения. Следовательно, рассматриваемое понятие, с нашей точки зрения, лежит, скорее в поле церковной политики, нежели собственно вероучения – пуританами мы считаем всех сторонников «очищения» церкви Англии от «папистских пережитков» после начала 1570-х гг. Такая хронологическая граница связана также и с тем, что именно в этот период появляются первые пуританские концепции, критикующие установления церкви Англии в целом, а не только по отдельным частным вопросам (в первую очередь, это выступления Томаса Картрайта и «Предостережение парламенту»). Принимая во внимание наблюдения П. Лейка об умеренных пуританах, мы полагаем, впрочем, что применение этого термина исключительно к английским пресвитерианам неоправданно сужает широту явления, поскольку отсекает не только разного рода сепаратистов, но и тех критиков английской церкви, кто не пошел на окончательный разрыв с нею. В силу тех же соображений, мы не склонны отождествлять пуритан с нонконформистами. В определении последних мы предпочитаем придерживаться формального принципа, ограничивая их число теми лицами, кто открыто не Lake P. Moderate Puritans and the Elizabethan Church. Cambridge, 1982.

Ibid. P. 1–2.

К примеру, в протоколах конвокации говорится, что в 1571 г. Джон Уитгифт в своей проповеди в числе «врагов церкви» упоминал «puritans» (RC. Vol. 7. P. 466, а также §4 настоящей главы). В корреспонденции Паркера несколько раз употребляется слово «precisians», но только в письмах первой половины 1570-х гг. (Correspondence.

P. 377, 472).

Впрочем, особо подчеркнем, что говорить о каком-либо единстве критиков церкви Англии в 1560-х гг. не приходится.

согласился с установлениями церкви Англии, отказался подписать присягу, был обвинен и понес наказание за несогласие с официальной доктриной и тому подобное. Заметим также, что мы не претендуем на всеобщность наших дефиниций, поскольку в рамках настоящей работы неуместно специальное изучение этих понятий, однако предложенные определения кажутся нам вполне удачными как рабочие термины при описании реалий периода правления Паркера.

Материалы первой половины 1560-х гг. едва ли представляют значительный интерес с точки зрения изучения взаимоотношений архиепископа и его епархиальной администрации с радикально настроенными протестантами. По подсчетам Дж. Дэли, людей, бежавших на континент при королеве Марии, а после прихода к власти Елизаветы I обосновавшихся в Кентерберийском диоцезе, было чуть больше сорока812. В то же время практически неизвестны случаи, когда кто-то из них привлекался бы к ответственности за нонконформизм до активизации споров об облачениях в 1565–1566 гг., речь о которых пойдет в следующей главе.

Исследователь выражает удивление этим обстоятельством813, поскольку согласно бытовавшим в научной литературе 1960-х гг. представлениям, основанным в значительной мере на выводах Дж. Нила о парламенте 1559 г., «пуританское» влияние в церкви должно было быть велико и не могло не привлекать внимания властей.

С нашей же точки зрения, в этом нет ничего странного:

современная историография вообще не склонна преувеличивать участие вернувшихся с континента деятелей и радикализм их взглядов. Пример Кентерберийской епархии наглядно подтверждает это представление: их доля в общей численности духовенства диоцеза была весьма невелика814 и по крайней мере втрое уступала доле священников, назначенных при королеве Марии. Кроме того, как и большинство вернувшихся эмигрантов вообще, те из них, кто жил в Кенте, даже если и были в чем-то недовольны «религиозным урегулированием» вели себя вполне конформистски. Как и в случае с бывшими католиками, именно конформизм был ключевым требованием, которое архиепископ предъявлял к духовенству и жителям своего диоцеза, а потому многие из числа вернувшихся эмигрантов пользовались его доверием. В качестве примера можно привести Ричарда Рождерса, который в 1569 г. стал викарным епископом Дуврским, а также Александра Ноуэлла815. Находясь на континенте, последний сблизился с Джоном Ноксом816 и его сторонниками, которые выступали за пресвитерианское Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 232. Общее число бывших эмигрантов, живших в Кенте за весь период правления Паркера, исследователь оценивает как «не менее сорока трех».

Ibid. P. 229–230.

Даже если предположить, что все сорок три человека одновременно занимали церковные должности (а это было не так, более того, часть из них составляли миряне), их доля в общей численности духовенства составляла бы около 15% (в епархии, напомним, было 288 приходов). В реалиях начала 1560-х гг. она была не больше 5–7%.

О нем подробнее см.: Churton R. The Life of Alexander Nowell. Oxford, 1809.

Джон Нокс (ок. 1514 – 1572) был крупнейшим шотландским богословом и реформатором. Его жизнь и взгляды неоднократно становились предметом специальных исследований. См., например: Farrow K. D.

John Knox:

Reformation Rhetoric and the Traditions of Scots Prose, 1490–1570. Oxford, 2004; Kyle R. G. The Mind of John Knox.

устройство церкви, а также, опираясь на мнение Кальвина, критиковали английскую Книгу общих молитв. Весной 1555 г. споры вокруг этих вопросов, в которых Ноксу и его сторонникам противостояли, в частности, Ричард Кокс и Эдвин Сэндис, ставшие после воцарения Елизаветы епископами, едва не привел к расколу внутри английской общины во Франкфурте 817. Тем не менее, Ноуэлл, хотя и был во время эмиграции сторонником пресвитерианства, вернувшись в Англию, согласился с восстановленным вероучением. Уже летом 1559 г. он был назначен членом визитационной комиссии, осенью получил пребенду в Кентерберийском соборе 818 и стал капелланом Эдмунда Гриндэла819. В январе следующего года он был назначен архидьяконом Миддлсекса (в Лондонской епархии)820, а в ноябре – деканом лондонского собора Святого Павла821. Он активно привлекался к проповедничеству: например, в декабре 1559 г. выступал во время рукоположения четырех епископов (Лондонского, Илийского, Херефордского и Чичестерского)822, а в 1563 г. – на открытии парламента823. Кроме того, имеется ряд свидетельств того, что сам Паркер достаточно высоко ценил Ноуэлла: в 1563 г. по инициативе архиепископа он был избран спикером нижней палаты конвокации824, а в 1566 г. Паркер предлагал Ноуэллу проповедовать у Сент-Полс Кросс во время Великого поста825. Этот пример, как представляется, наглядно подтверждает наши соображения на счет весьма благожелательного отношения архиепископа Мэтью Паркера к вернувшимся эмигрантам, при условии их конформизма.

Ситуация несколько меняется после конвокации 1563 г., от которой многие ожидали значительных перемен в церковной жизни. Фактически ее результаты подтвердили установленный в 1559 г. курс церковной политики, таким образом, все то, что считалось радикально настроенными протестантами «папистскими пережитками», было сохранено. Сразу же по завершении работы синода Паркер в письме Сесилу высказывал определенные сомнения Kansas, 1984; McEwen J. S. John Knox: The Faith of John Knox. Glasgow, 2004; Marshall R. John Knox. Edinburgh, 2000.

Подбробности этого конфликта известны из анонимного сочинения Anon. A Brieff discourse of the troubles begonne at Franckford in Germany Anno Domini 1554. Heidelberg, 1574. Хотя традиционно его авторство приписывалось Уильяму Уиттингэму, П. Коллинсон предположил, что его составителем является Томас Вуд.

См.:

Collinson P. The Authorship of A Brieff discourse of the troubles begonne at Franckford // JEH. 1958. Vol. 9. P. 188–208.

Новые исследования самого спора см.: Duguid T. The “Troubles” at Frankfurt: A New Chronology // RRR. 2012.

Vol. 14. № 3. P. 243–268; Gunther K. Reformation Unbound: Protestant Visions of Reform in England. Cambridge, 2014.

P. 158–188.

Fasti Ecclesiae Anglicanae 1541–1857. Vol. 3. P. 26.

Strype J. The History of the Life and Acts of the Most Reverend Father in God, Edmund Grindal, the First Bishop of London, and the Second Archbishop of York and Canterbury Successively, in the Reign of Queen Elizabeth. Oxford, 1821.

P. 49.

Fasti Ecclesiae Anglicanae 1541–1857. L., 1969. Vol. 1. P. 11.

Ibid. P. 5; Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1. P. 306.

Registrum. Vol. 1. P. 52, 56.

[Nowell A.]A Catechism Written in Latin by Alexander Nowell, Dean of St Paul’s, together with the same Catechism Translated in English by Thomas Norton / Ed. by G. E. Corrie. Cambridge, 1853. P. 223–229.

RC. Vol. 7. P. 414–415.

Correspondence. P. 254–255. Это случай упоминался в предыдущем параграфе нашей работы.

в благонадежности всех его участников826, а спустя еще некоторое время в тайном послании призвал епископов своей провинции строже следить за выполнением Акта о единообразии и принесением присяги, а также сообщать ему о возможных нарушениях 827. Не исключено, что именно эти меры привели, к тому, что с середины 1560-х гг. о нонконформизме известно гораздо больше. Нельзя исключить также, что подобная политика отчасти спровоцировала дальнейшие споры вокруг вероучения. Наиболее крупным выступлением критиков официальной доктрины в середине 1560-х гг. был спор об облачениях священников, центром которого стал Лондон. Его предпосылки и содержание специально рассматриваются в следующей главе нашей работы, сейчас же следует сказать о последствиях этого конфликта, интересных в свете рассматриваемых проблем. С нашей точки зрения, одним из главных его результатов стала значительная активизация критиков официальной церкви из числа протестантовнонконформистов, причем касалась она зачастую не облачений, а других вопросов.

Примером тому можно считать Кентерберийскую епархию, где спор об облачениях не был очень активным, зато серьезные противоречия вызвали разногласия по поводу хлеба для причастия828. Всего за время правления Паркера известно шестьдесят пять священников его диоцеза, не принимавших официальные взгляды на этот вопрос, а также на облачения829.

Характерно, что из двадцати девяти человек, названных нонконформистами в ходе визитации 1569 г. только восемь (то есть меньше трети) продолжали придерживаться своих взглядов во время визитации 1573 г., остальные же, очевидно, изменили свое мнение, вероятно, опасаясь применения к ним тех или иных санкций. Что же касается тех восьми человек, которые упоминаются во время обеих визитаций, то нельзя исключить, что после 1569 г. они также декларировали свое согласие с официальным учением, однако затем вновь изменили свою точку зрения. Очевидна также тенденция значительного (почти в полтора раза) увеличения числа нонконформистов в начале 1570-х гг. Думается, это было связано с теми крупными спорами, которые имели место в церкви Англии в рассматриваемый период: в начале 1560-х гг. их практически не было, после спора об облачениях в середине десятилетия их число стало заметным, а после первых пуританских выступлений в начале 1570-х гг. – значительно увеличилось. Впрочем, вопрос о степени влияния нонконформистов на духовную жизнь епархии в целом остается открытым.

С одной стороны, их число сравнительно велико:

указанные выше шестьдесят человек служили в семидесяти приходах, следовательно, почти Ibid. P. 173.

Ibid. P. 174–175.

Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 273. Подробнее об этом споре см. §3 главы 4.

Daeley J. I. The Episcopal Administration of Matthew Parker. P. 276–277. Во время визитации 1569 г. было зафиксировано двадцать девять нонконформистов, во время визитации 1573 г. – сорок три, причем восемь из них фигурируют и в списках 1569 г. Кроме того, еще трое нонконформистов фигурируют в разных документах, не связанных с визитациями. См.: Registrum. Vol. 2. P. 594, 863, 884; Vol. 3. P. 1093, 1116, 1126.

четверть церквей диоцеза в рассматриваемый период, как минимум, в течение некоторого времени имела священников-нонконформистов. С другой стороны, их доля очень сильно варьировалась в разных частях епархии, а потому едва ли возможно говорить об их значительном влиянии на всей территории диоцеза.

В основном борьба с нонконформизмом была обязанностью епископа, примас церкви Англии, в свою очередь, мог уделять ему внимание (вне своей епархии) либо во время визитаций, либо в каких-то экстраординарных случаях, как, например, было во время спора об облачениях. Меры воздействия, применяемые при этом, в целом были сходны с теми, о которых мы говорили применительно к католикам. Прежде всего, нарушители должны были встретиться с прелатом (или тем, кто проводил визитацию), который в беседе убеждал их отказаться от «неправильного» мнения и согласиться с учением церкви Англии. Подобные встречи (как вариант – поселение в доме прелата на некоторое время) мы упоминали в связи с казусами Танстолла, Смита, Эткинса и других, о которых говорилось выше. Подобные случаи неоднократно упоминаются и в связи с нонконформистами-протестантами. Так, в одном из писем, адресованных Сесилу и касающихся спора об облачениях, Паркер рассказывал о том, что 29 апреля 1565 гг. он встречался с двумя главными участниками этой дискуссии – Сэмпсоном и Хамфри830. В ходе беседы он перечислил те установления церкви Англии, с которыми они должны были согласиться, если хотели сохранить свои должности. Они отказались, после чего Паркер сообщил, что они должны были отказаться от должностей, и обещал попросить королеву о небольшой отсрочке, чтобы оба успели собрать свои вещи. Этот случай, кстати, относится к числу тех, когда архиепископ непосредственно участвовал в пресечении выступления нонконформистов за пределами своего диоцеза (в Лондонской епархии), что обусловлено именно важностью вопроса. Кроме того, оба человека, о которых идет речь, проповедовали у Сент-Полс Кросс, находившегося в ведении архиепископа Кентерберийского.

В декабре того же года Джон Паркхерст писал Паркеру о своей встрече с двумя ранее отлученными от церкви людьми, которых он нашел раскаявшимися, а потому просил архиепископа позволить простить их831. В начале апреля 1566 г., когда Томас Кроули, пребендарий собора Святого Павла, также выступил против облачений, архиепископ встречался с ним832. Тот не только не выказал никакого раскаяния, но и продолжал упорствовать в ереси, выражая даже анабаптистские взгляды, а также (видимо, в полемическом запале) сказал, что хотел быть лишен своей должности. Он даже, как показалось Паркеру, был готов ради «славы»

отправиться в тюрьму, однако архиепископ не стал выносить какого-либо решения, оставив его Correspondence. P. 240.

Ibid. P. 247.

Ibid. P. 276.

на суд королевы и Тайного совета. Впрочем, уже 12 апреля того же года Паркер сообщил, что сам приказал арестовать Кроули и отстранил его от службы 833. Известно и о встречах архиепископа с нарушителями, выявленными в ходе визитации в Нориджском соборе в 1568 г., во время которой он уговорил двух не имеющих сана людей отказаться от пребенд834. В целом, как видно, подобные «беседы» проводились с переменным успехом, однако нередко их результатом становилось принятие нонконформистами официального учения. Впрочем, порой (и в этом отношении наиболее показателен пример Ричарда Смита) есть значительные сомнения в искренности их «раскаяния». Впрочем, для церковных властей важнее было добиться декларации согласия с официальным вероучением и прекращения «неправильных» проповедей и богослужений.

В случае если этого не удавалось досчить, к нонконформистам могли применяться различные санкции: в случае духовенства – конфискация доходов, лишение должности и арест, в случае с мирянами – арест наиболее упорных. Интересно, что разные виды наказаний относились к компетенции как светских, так и духовных властей. Так, право инициировать конфискацию доходов принадлежало в отдельных случаях церковным властям, как например, во время архиепископской визитации в Норидже в 1567–1568 гг.835, несмотря на то, что в целом церковные финансы и владения находились под контролем казначейства. Вероятно, в случае с этой визитацией архиепископ также получил некоторое разрешение на применение этой меры, особенно если учесть, что она применялась сразу к достаточно большому числу священников.

Во всяком случае, часть подобных казусов, указанных в журнале, содержит упоминания о королевском участии, хотя зачастую в них идет речь не о нонконформизме или нарушении церковной дисциплины, а о финансовых нарушениях, например, о невыплате аннатов836.

Интересно, что сам Паркер считал этот вид санкций предпочтительным наказанием за нонконформизм, если можно было избежать отстранения священника и дальнейших проблем, связанных с вакантностью должности и выбором нового инкумбента 837. Вероятно, отчасти этим соображением объясняется то обстоятельство, что отстранение священника за нонконформизм оставалось мерой, применяемой в достаточно редких случаях. То же касается и арестов, которые, как правило, могли предприниматься только с санкции светских властей. В архиепископском журнале сохранилось достаточно много сообщений о взятии под стражу Ibid. P. 278. Видимо, арест был недолгим, поскольку летом того же года Тайный совет постановил вновь арестовать Томаса Кроули за нелицензированную проповедь и передать его для разбирательства епископу Илийскому (APC. Vol. 7. P. 315). Он был лишен пребенды в сентябре 1566 г., однако через десять лет вновь занял церковную должность – викария церкви Святого Лаврентия (St Lawrence Jewry) в Лондоне.

Correspondence. P. 311–313. Также этот случай рассматривался в предыдущем параграфе нашей работы.

Registrum. Vol. 2. P. 748–761.

См., например: Ibid. Vol. 1. P. 271–274; Vol. 2. P. 427–430.

Correspondence. P. 264.

отлученных от церкви (в абсолютно большей части случаев речь идет о мирянах), в каждом из которых события развивались по одной и той же схеме: сначала составлялось обращение к архиепископу с кратким изложением сути дела, нередко без уточнения деталей, тот же в свою очередь писал королеве с просьбой дать разрешение на арест человека 838. Документы Тайного совета также содержат неоднократные упоминания (относящиеся преимущественно к 1570– 1575 гг.) о заключенных по религиозным причинам, в отношении которых архиепископ должен предпринять определенные действия: выпустить из тюрьмы (на свободу, под домашний арест или на поруки)839 или попытаться переубедить их840. В некоторых случаях советники требовали от Паркера отчета о заключенных им людях841 либо оставляли решение судьбы того или иного нонконформиста на усмотрение примаса церкви842. Очевидно, таким образом, что эта мера относилась, скорее, к сфере компетенции светских властей, хотя и архиепископ прибегал к ней (как, например, при взятии под стражу Томаса Кроули) 843. В то же время, само по себе отлучение от церкви утверждалось епископом, в юрисдикции которого находился нарушитель, без какого-либо стороннего вмешательства. Таким образом, меры воздействия, применяемые к нарушителям церковной дисциплины, были весьма разнообразны и зачастую требовали привлечения к решению вопроса светских властей, хотя в целом церковное руководство имело определенную самостоятельность. При этом схема взаимодействия примаса церкви и светских властей в этих делах не претерпела за период правления Паркера существенных изменений.

Рассмотрение противодействия инакомыслию в церкви Англии в 1559–1575 гг. было бы не полным, если бы мы не обратились к единственному казусу, когда обвиняемым в подобном преступлении оказался епископ – Ричард Чини844, едва не лишившийся своей кафедры в 1571 г.

Его церковная карьера началась еще в правление Генриха VIII, однако, в отличие от многих священников реформированной церкви, он смог сохранить свои должности и при Эдуарде VI, и, вероятно, при Марии845. В 1562 г. он был назначен епископом Глостерским. Любопытно, что он, как и Паркер в 1559 г., несколько раз писал письма Уильяму Сесилу, в которых говорил о своей неспособности и нежелании исполнять обязанности прелата 846, однако, судя по всему, они также были сочтены проявлением «ритуальной» скромности. Впрочем, в случае с Чини эта Registrum. Vol.1 P. 265–269, 352; Vol. 2. P. 401, 437–439, 445–447, 477–479, 499–501, 504–505, 507–508, 581–583;

Vol. 3. P. 1068, 1081–1089.

APC. Vol. 8. P. 218, 253, 259, 264, 269, 284.

Ibid. P. 320, 328.

Ibid. P. 296.

Ibid. P. 103, 234.

Также см.: Ibid. P. 333–334.

Сведения о его биографии взяты из статьи: Litzenberger C. Richard Cheyney, Bishop of Gloucester: An Infidel in Religion? // SCJ. 1994. Vol. 25. № 3. P. 567–584.

Данные о его службе при Марии отрывочны и противоречивы: сам он отрицал, что исполнял священнические обязанности, но есть некоторые основания полагать, что это было не так. См.: Ibid. P. 569.

Ibid. P. 570.

самокритика имела под собой реальные основания: по единодушному мнению современников и исследователей, он оказался не очень хорошим администратором и положение диоцеза за время его правления ухудшилось847. В августе 1568 г. архиепископ Паркер в письме Уильяму Сесилу упоминал о жалобах на епископа Глостерского и на неудачи его правления848, и отзывался о Чини с явным неодобрением. Мы не будем вдаваться в подробности административных проблем Глостерского диоцеза, скажем лишь, что претензии к политике епископа предъявлялись достаточно часто и не только Паркером, но и Гриндэлом, когда тот стал архиепископом Кентерберийским (Чини сохранял должность до 1579 г.), и другими.

Впрочем, причиной конфликта, о котором стоит рассказать подробнее, стали не они, а религиозные взгляды епископа. Из всех прелатов церкви Англии он был наиболее последовательным сторонником лютеранства, особенно в вопросе толкования Причастия849.

Потому он не согласился во время конвокации 1563 г. с вошедшим в Тридцать девять статей положением о символическом толковании таинства, тем более уточненным по инициативе Эдмунда Геста словом «только». Когда в середине 1560-х гг. эти статьи обсуждались парламентом, Ричард Чини, по свидетельству Джона Джуэла, был единственным из прелатов церкви Англии, высказывавшим возражения против этого установления850. Во время следующей конвокации, в 1571 г., архиепископ потребовал от всех ее участников подписания Тридцати девяти статей851, и единственным, кто не подчинился, вновь оказался Чини, который предпочел вообще не покидать Глостер. Это нарушение дисциплины обсуждалось верхней палатой конвокации на третьей сессии, 20 апреля 1571 г.852, в результате чего архиепископом Кентерберийским «с согласия его братьев» было принято постановление об отлучении провинившегося прелата от церкви. Примечательно, что основанием для такого решения называется его неявка на заседания, а о статьях в документах синода ничего не сказано.

Очевидно, впрочем, что демарш епископа должен был вполне однозначно трактоваться как нарочитое выражение непокорности и несогласия с требованиями архиепископа и королевы 853.

См., например: White F. O. The Lives of Elizabethan Bishops. P. 174; Price F. D. The Abuses of Excommunication and the Decline of Ecclesiastical Discipline under Queen Elizabeth // English Historical Review. 1942. Vol. 57. № 225. P. 106;

Collinson P. The Religion of Protestants: The Church in English Society, 1559–1625. P. 63; Litzenberger C. Richard Cheyney, Bishop of Gloucester: An Infidel in Religion? P. 567–568.

Correspondence. P. 332.

Мартин Лютер отстаивал пресуществление и истинное присутствие Христа во время Евхаристии еще в своей «Проповеди о благословенном таинстве святого и истинного Тела Христова и о братском общении» («Sermon von dem hochwrdigen Sakrament des heiligen wahren Leichnams Christi und von den Bruderschaften», 1519). Впоследствии эта идея вошла во все лютеранские катехизисы и стала камнем преткновения в спорах Лютера с другими протестантскими богословами (в частности, с Ульрихом Цвингли).

Джон Джуэл сообщал об этом в письме Генриху Буллингеру от 24 февраля 1567 г. См.: ZL. Vol. 1. P. 186–187.

RC. Vol. 7. P. 466. Также подробнее см. следующий параграф.

Ibid. P. 467–468.

Подтверждением тому можно считать специальное указание на то, что епископ не только не явился сам, но и не прислал своего представителя – явный знак его нежелания участвовать в работе синода.

На следующей сессии, 27 апреля854, архидьякону Глостерскому Гаю Эттону был выдан мандат на оглашение решения об отлучении в соборе в Глостере, впрочем, неизвестно, успел ли он это сделать. Вскоре (12 мая) епископ, очевидно напуганный возможными последствиями отлучения, прислал своего капеллана Энтони Хиггенса с доверенностью на участие в синоде от его имени (хотя работа конвокации к этому времени уже фактически завершилась)855. Последний объяснил отсутствие Ричарда Чини болезнью и попросил архиепископа о прощении прелата, которое было даровано 15 июня того же года856. Этот прецедент еще раз наглядно подтверждает, насколько важным считали архиепископ и королева обеспечение лояльности и покорности духовенства. В то же время, нельзя не отметить еще одно интересное обстоятельство: до того момента, когда Тридцать девять статей стали установленным законом в королевстве и церкви на несогласие Чини смотрели сквозь пальцы, однако оно оказалось неприемлемым, едва статьи были формально утверждены.

Подводя итог нашему рассмотрению политики Мэтью Паркера по отношению к оппозиции среди духовенства, можно сделать следующие выводы. Во-первых, необходимо сказать, что оппозиция эта была двоякого свойства: с одной стороны, ее составляли католики, отказавшиеся принять восстановленную протестантскую церковь, с другой – нонконформистыпротестанты, пытавшиеся заставить английских прелатов и светские власти проводить более последовательные реформационные преобразования. При этом внимание архиепископа Мэтью Паркера, сосредоточенное в начале 1560-х гг. практически исключительно на первой категории, после конвокации 1563 г. в значительной мере переключается на вторую. Во-вторых, важно отметить, что ключевую роль в определении конформизма в рассматриваемый период играло законопослушание. Именно установленные законами королевства нормы вероучения и богослужебного единообразия и формы декларации лояльности считались главным мерилом «правильных» взглядов, в том числе и в вопросах, которые с богословской точки зрения считались безразличными для спасения. Значительная роль светских властей заметна и в самой практике обращения с несогласными, многие меры воздействия на которых могли применяться прелатами только с их санкции. Это в целом соответствует тем соображениям о возросшей роли королевы и ее приближенных в управлении церковью Англии, которые мы уже высказывали выше. Рассмотренная в настоящем параграфе сфера действия церковной администрации не была исключением. В то же время, не стоит умалять и роль прелатов в противодействии внутрицерковной оппозиции: хотя они и были обязаны следовать законам, принятым парламентом и светскими властями, текущая работа в этой области относилась к сфере их Ibid. P. 468.

Ibid. P. 484.

Ibid. P. 485.

компетенции. Нельзя сказать, например, чтобы архиепископ Кентерберийский, был лишь исполнителем чужих решений, хотя его в определенной мере подчиненное положение очевидно.

§4. Конвокация Кентерберийской провинции и ее роль в церковной жизни Англии в 1560– 1575 годах Говоря о формах взаимодействия архиепископа Кентерберийского и подчиненного ему духовенства между собой, а также со светскими властями, нельзя обойти вниманием провинциальные синоды церкви Англии – конвокации. Несмотря на все перемены, произошедшие в религиозной жизни королевства в XVI в., эти собрания продолжали периодически созываться в каждой из двух английских церковных провинций для обсуждения важнейших религиозных вопросов и проблем857. В настоящем разделе нашей работы мы рассмотрим деятельность конвокации Кентерберийской провинции, в работе которой принимал участие архиепископ Мэтью Паркер. В годы его правления синод собирался трижды: в 1563– 1567, 1571 и 1572–1581 годах. Рассмотрение этих трех конвокаций и их взаимодействия с парламентом и светскими властями вместе с изложенными во второй главе нашей работы наблюдениями, касающимися синода 1559 г., позволяет лучше представить себе участие английского духовенства в реформационных преобразованиях, а также роль архиепископа Кентерберийского в этих процессах.

Однако прежде стоит обратиться к более ранней истории конвокаций, что позволит лучше охарактеризовать их статус и проблемы, возникающие при их изучении, а также избежать терминологической путаницы858. В церковном лексиконе сосуществуют два равнозначных термина, которыми принято обозначать собрания духовенства: во-первых, это греческое слово «», вошедшее как в английский («synod»), так и в русский язык («синод»), а во-вторых, его буквальный перевод на латынь – «concilium», заимствованное в английском языке как «council» (в русском переводе, как правило, «собор»). Равнозначность этих слов в контексте истории провинциальных собраний английского духовенства подтверждается, например, часто встречаемой в источниках формулой «concilium provinciale sive sacra synodus».

Конвокации были фактически упразднены в 1717 г., затем восстановлены в 1852 г. (в Кентерберийской провинции) и 1868 г. (в Йоркской провинции).

Они продолжают периодически собираться до наших дней:

последние на настоящий момент заседания состоялись в июле 2014 г. В то же время, необходимо иметь в виду, что их деятельность претерпела к настоящему времени достаточно сильные изменения по сравнению с эпохой Реформации. Так, актом 1919 г. они были объединены с палатой мирян (House of Laity) в церковную ассамблею (Church Assembly), которая в 1970 г. была преобразована в генеральный синод (General Synod), которому передана большая часть их функций.

Изучение конвокаций в отечественной историографии практически не предпринималось. Некоторые наблюдения и выводы, изложенные в настоящей главе, были опубликованы нами в статье Таубер В. А. Конвокация Кентерберийской провинции в годы «елизаветинского религиозного урегулирования» // СВ. М., 2014. Вып. 75 (1– 2).

Также обзор истории конвокаций с момента их возникновения до современности содержится в нашей статье:

Таубер В. А. Конвокация // Православная энциклопедия. М., 2014. Т. 36. С. 565–569.

Иначе обстоит дело с термином «convocation», который появляется лишь в середине XIII в.859 и, хотя использовался изначально в том же смысле, обозначал несколько иное явление, имевшее специфически английскую природу860. Со второй половины XIII в., когда в Англии начала формироваться система сословного представительства, духовенство как сословие, обязанное платить налоги, входило в состав парламента. В 1295 г. в палату общин были впервые приглашены его избранные представители (прокторы)861, однако к середине XIV в. участие духовенства в парламенте было ограничено прелатами, заседавшими в палате лордов, а прокторы позднее вошли в состав конвокации, принявшей, таким образом, отчасти функции органа сословного представительства. Ее формирование было связано и с осмыслением положения духовенства не только как подданных короля, но и как сообщества, имеющего независимую духовную юрисдикцию, что нашло отражение, в частности, в «Articuli Cleri»

1316 г.862, а также с оформлением особой системы церковного налогообложения («clerical taxation»), произошедшим примерно в то же время. С другой стороны, в XIII в. определенные перемены коснулись и церковных соборов: так, по решению IV Латеранского собора 1215 г., провинциальные синоды должны были собираться ежегодно. В Англии, впрочем, соборы духовенства в рамках одной провинции стали проводиться регулярно не раньше времени правления Эдуарда I (1272–1307). Как представляется, формирование конвокаций как особого органа церковного управления стало в определенной степени результатом всех описанных перемен, пришедшихся на конец XIII – первую половину XIV в.

Говоря о специфике конвокаций, нужно также заметить, что среди исследователей институциональной истории английской церкви нет единого мнения об употреблении этого термина. В историографии к XIX в. утвердилось представление о том, что конвокацией в отличие от синода называется собрание духовенства, организованное по королевскому предписанию863. Это определение было зафиксировано в Акте о подчинении духовенства (Act for the Submission of the Clergy and Restraint of Appeals) 1534 г.864, однако, оно не всегда верно для английской церкви до Реформации865. Стремясь разрешить это противоречие, Э. Кемп предложил считать основной характерной чертой конвокации то, что она собиралась для RC. Vol. 19. P. 6.

Наиболее подробное исследование становления конвокации и институционального оформления английской церкви в Средние века представлено в книге Makower F. The Constitutional History and Constitution of the Church of England. L., 1895. P. 1–102.

Подробнее см.: Denton J. H., Dooley J. P. Representatives of the Lower Clergy in the Parliament 1295–1340. L., 1987.

Этот документ содержит 13 жалоб духовенства Эдуарду II и ответы короля на них. Подробнее см.:

Denton J. H. The Making of the Articuli Cleri of 1316 // English Historical Review. 1986. № 101. P. 564–595.

См., например: Lathbury T. History of the Convocation of the Church of England. L., 1853.

Documents Illustrative. P. 195–196.

Так, например, в правление Генриха V известны единичные случаи издания таких предписаний (RC.Vol. 19. P. 6).

предоставления субсидий короне866. По наблюдению Дж. Брэя, это соображение справедливо для большей части конвокаций начиная с конца XIII в. Впрочем, как замечает исследователь, еще в XV в. конвокациями иногда назывались любые провинциальные собрания духовенства, в том числе и созывавшиеся архиепископом без разрешения короля и не занимавшиеся субсидиями867. Так или иначе, все исследователи указывают на то обстоятельство, что конвокации от синодов отличают специфические отношения с королевской властью, хотя источники не всегда позволяют однозначно определить эти отношения. Впрочем, учитывая, что последнее провинциальное собрание английского духовенства, проводившееся без особого королевского предписания, произошло в 1510 г. и к эпохе Реформации различия между понятиями «конвокация» и «синод провинции» стираются, а в источниках XVI в. они используются как синонимы868, мы считаем возможным одинаково использовать оба термина.

К этому времени утвердился и состав конвокации, сохраняющийся в целом до наших дней869. Как и парламент, конвокация состоит из двух палат 870: в верхней заседают все епископы провинции, а также несколько викарных епископов, нижняя состоит из выбранных духовенством представителей (прокторов) и нескольких человек, заседающих в ней ex officio (деканы университетских колледжей, соборов и другие)871. Деятельностью верхней палаты и конвокации в целом руководит правящий архиепископ провинции, депутаты нижней палаты сами выбирают себе председателя (спикера, «prolocutor»). Как правило, конвокация Кентерберийской провинции собиралась в Лондоне, в соборе Святого Павла или в Вестминстере и действовала параллельно с парламентом. Заметим, что хотя традиция одновременного проведения парламентов и синодов никогда формально не утверждалась, она просуществовала c 1559 г. до второй половины XX в. и была официально отменена только в 1966 г.872 Эпоха Реформации привнесла определенные перемены в положение конвокации и ее взаимоотношения с короной. В них проявилось стремление королевской власти поставить под Kemp E. Counsel and consent. L., 1961. P. 65–86.

RC. Vol. 19. P. 6.

См., например: Synodalia. Vol. 2. P. 496: «convocationem sive sacram synodum provicialem».

Впервые конвокация, в которой наряду с епископами и представителями духовенства ex officio, присутствовали выбранные прокторы, собралась в 1283 г. В дальнейшем ее состав неоднократно менялся (по мере появления и роспуска новых монастырей, изменений диоцезов, а также в результате реформ 1919, 1970 и 2005 гг.), хотя общая схема остается той же.

В источниках верхняя и нижняя палаты называются, соответственно, «domus superior» и «domus inferior», в англоязычной литературе – «upper house» и «lower house».

В нижнюю палату конвокации в 1563 г. входило около 130 человек, из них около 60 – прокторы. Их поименный список реконструирован Дж. Брэем на основе перечня подписавших 39 статей, опубликованного в книге Strype J.

Annals of Reformation. Vol. 1. Pt. 1. P. 488–490. Несмотря на то, что участие некоторых из указанных Дж. Страйпом лиц в работе конвокации вызывает сомнения, а о некоторых же известно, что они имели доверенности на несколько голосов, этот перечень позволяет примерно оценить численность присутствовавших на заседаниях нижней палаты.

Подробнее см. RC. Vol. 7. P. 403–410.

RC. Vol. 19. P. 241.

контроль все аспекты религиозной жизни, определившее церковные преобразования в Англии XVI в., однако отчасти они могут считаться и развитием той тенденции в отношениях короны и конвокации, которая наметилась еще в XIII в. Законодательно реформа синодов была закреплена Актом о подчинении духовенства 1534 г.873 Во-первых, в нем провозглашалось, что конвокация «собирается, собиралась и впредь должна собираться только по королевскому предписанию», во-вторых, духовенству запрещалось принимать любые решения без королевского утверждения, и в-третьих, предполагалось создать парламентскую комиссию для пересмотра тех уже действующих решений конвокации, которые «ущемляют права короля» или противоречат законам королевства. Таким образом, провинциальные синоды церкви Англии лишались реальной власти, сохраняя, по сути, лишь совещательную функцию. Как и ряд других статутов, касавшихся реформы церкви, Акт о подчинении духовенства был отменен королевой Марией в 1554 г.874, а затем восстановлен при Елизавете I Актом о супрематии 1559 г.875 Именно этим статутом определялись полномочия и функции конвокаций, собиравшихся в 1560–1570-х гг.

Наиболее известной и, пожалуй, наиболее важной из них была конвокация, созванная в 1563 г.876, принявшая основной вероучительный документ церкви Англии – Тридцать девять статей. Прежде чем мы приступим к изложению связанных с ней событий, нужно заметить, что, во-первых, условия функционирования конвокации не были столь экстраординарными, как в 1559 г. Об этом свидетельствует хотя бы то, что незанятых мест в ней практически не было 877, хотя определить, кто именно присутствовал лично, а от чьего имени голосовали по доверенности, едва ли представляется возможным. Во-вторых, к 1563 г. был уточнен и отчасти изменен церемониал синода, который теперь должен был лучше соответствовать традиционным установлениям878. Проблематика обсуждений в целом сводилась к тем же двум вопросам, что и в 1559 г.: установлению субсидий короне и регулированию вероучения.

Необходимо подчеркнуть, что конвокация 1563–1567 гг. стала не просто одним из синодов, но во многом определила дальнейшее развитие английской церкви. Еще до созыва с ней связывались значительные ожидания: как мы уже отмечали, в королевстве многие были недовольны тем курсом церковной политики, который был принят в 1559 г., ожидая

Опубликован, например: Documents Illustrative. P. 195–200. Одно из новейших исследований см., например:

Bernard G. W. The King’s Reformation. P. 64–66.

Documents Illustrative. P. 385–418.

Ibid. P. 442–458.

Наиболее подробное исследование конвокации 1563 г. в историографии второй половины XX в. представлено в книге Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation.

В верхней палате не хватало епископа Оксфордского (кафедра пустовала в 1559–1567 гг. по не вполне ясной причине), в нижней – архидьякона Вустерского, который должен был присутствовать ex officio. См.: RC. Vol. 7.

P. 408.

RC. Vol. 19. P. 159. Об обновлении некоторых церемоний упоминается и в записях конвокации, например, в записи от 16 января при описании молитвы, предшествующей заседанию, говорится, что она «заново издана»

(«noviter edita»). См. RC. Vol. 7. P. 415.

продолжения и развития церковных реформ. Так, еще в апреле 1562 г. епископ Нориджский Джон Паркхерст писал Генриху Буллингеру: «Религия у нас находится в том же состоянии, что и раньше; состоянии, о котором, я скажу, в целом не легко думать. Но я надеюсь на улучшения на грядущей конвокации»879. О значительных ожиданиях, возлагавшихся на предстоящий синод, свидетельствует и целый ряд документов, подготовленных к ее началу. Из десяти документов, сохранившихся со времени работы конвокации880, У. Хогаард выделяет пять, созданных до начала заседаний: два принадлежат перу Эдвина Сэндиса, один – Уильяма Элли, авторство двух оставшихся текстов неизвестно. Ниже мы еще вернемся к ним, сейчас же заметим, что число источников, дошедших до нас от синода 1563 г., весьма невелико, а потому их изучение неизбежно оставляет много вопросов.

Как и в 1559 г., конвокация 1563 г. собралась на день позже парламента, из-за чего ее начало было даже перенесено881 – вместо 12 января первое полномасштабное заседание состоялось на день позже. Весь день 13 января был посвящен выполнению церемониальных формальностей и решению процессуальных проблем: после литании из Книги общих молитв, исполнения гимна «Veni Creator» на английском и латинской проповеди Уильяма Дэя, провоста Итонского колледжа, а также мессы, проведенной Эдмундом Гриндэлом882, архиепископ Кентерберийский Мэтью Паркер, руководивший синодом, обратился к обеим палатам с «краткой речью, исполненной красноречия». Обозначив задачу конвокации как «реформу дел в английской церкви», что, впрочем, было обычной формулировкой при открытии синодов883, Паркер предложил нижней палате выбрать спикера, порекомендовав им кандидатуру Александра Ноуэлла, декана лондонского собора Святого Павла, и объявил о продолжении заседания в субботу, 16 января884. Это было не вполне обычно: как мы видели, в 1559 г. выбор спикера был полностью предоставлен делегатам духовенства. Вероятно, таким образом архиепископ хотел обеспечить себе определенный контроль над деятельностью нижней палаты синода, которая, хотя и не имела возможности принимать решения без одобрения прелатов885, однако все же могла преподнести некоторые сюрпризы. Нижняя палата, впрочем, не стала возражать против предложенной кандидатуры, и на следующей сессии после подобающих ZL. Vol. 1. P. 108.

Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. 342–356. В приложении к своей книге исследователь воспроизводит публикацию этих документов, предпринятую Дж. Страйпом. См. также: Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1. P. 470–484.

Предполагалось, что парламент соберется 11 января, однако его открытие состоялось на день позже.

См.: Proceedings. P. 55.

RC. Vol. 7. P. 412–413.

Gibson E. Synodus Anglicana. Oxford, 1854. P. 118–120. Автор приводит выдержки из записей конвокаций XV в., в которых слово «reformanda» употребляется при обозначении целей синода.

RC. Vol. 7. P. 414–415.

На решающую роль верхней палаты указывали, например, епископы Гриндэл и Хорн в своем письме швейцарским реформаторам Генриху Буллингеру и Рудольфу Гвальтеру. См.: ZL. Vol. 1. P. 179.

молитв и церемоний он был представлен прелатам886. К сожалению, мы вновь вынуждены констатировать, что известные записи этой конвокации велись в палате епископов, а потому дискуссии в нижней палате нам реконструировать не удается. Впрочем, то же относится в значительной степени и к деятельности верхней палаты. Так, в записях сообщается, что, спросив ее членов о предложениях относительно следующей сессии, архиепископ имел с некоторыми из них некие «тайные переговоры». Упоминание о них мы находим и в корреспонденции Мэтью Паркера, который в письме государственному секретарю Уильяму Сесилу, составленном вскоре после 14 апреля 1563 г.887, упоминал о своих беседах с отдельными епископами. Это послание интересно еще и с точки зрения оценки настроений духовенства: Паркер сообщает, что, хотя некоторые из епископов «слишком болтливы» («pleni rimarum»), королева может быть довольна своим выбором прелатов английской церкви. Также он замечает, что Елизавета считает его «слишком мягким и покладистым», в то время как «некоторые из братьев», скорее, считают архиепископа «слишком резким и слишком ревностным» («too sharp and too earnest»). О том, с чем может быть связана такая оценка, мы скажем позже, пока же вернемся к самой конвокации.

Несколько следующих сессий были посвящены подготовке и обсуждению текста Тридцати девяти статей. Впервые речь о них зашла 19 января, когда в верхнюю палату конвокации, собиравшуюся теперь в Вестминстере, были вызваны спикер и еще шесть членов нижней палаты888, которые сообщили епископам, что в нижней палате были подготовлены и представлены несколько «листов» («schedae») с соображениями о том, что следует реформировать в церкви889. Они же предложили обратиться к «статьям, некогда изданным на лондонском синоде в правление Эдуарда VI». Это упоминание Сорока двух статей, утвержденных королем 19 июня 1553 г., сформулировано несколько странно, поскольку на конвокации, проходившей в марте того года, они не обсуждались890. Вероятно, такая необычная формулировка, предпринятая для указания на провинциальный синод 1553 г., имела целью несколько завуалировать этот факт, придав таким образом большую легитимность утвержденному десятилетием ранее документу. Именно Сорок две статьи были приняты как основа нового вероучения и обсуждались епископами на следующем заседании (20 января)891, а Ibid. P. 416.

Correspondence. P. 173. Датировка этого письма оспаривается некоторыми авторами, считающими, что оно, скорее, было создано между 9 и 16 мая. См.: Campbell L. E. Matthew Parker and the English Reformation. P. 213. Так или иначе, оно было написано уже после завершения рассматриваемой сессии.

RC. Vol. 7. P. 417.

Предполагаемые варианты этих «листов» можно найти в книге: Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. 345–352.

Подробнее см.: MacCulloch D. Thomas Cranmer. A Life. P. 536–537.

RC. Vol. 7.P. 418.

также, видимо, во время очередных «тайных переговоров» 22, 25 и 28 января892, завершившихся 29 января, когда Тридцать статей, наконец, были подписаны, что стало главным итогом работы конвокации в области вероучения. Те изменения, которые претерпел текст Сорока двух статей во время конвокации 1563 г., в целом описаны в литературе893, потому мы лишь вкратце отметим отдельные их детали. Текст редактировался дважды, и наиболее серьезные разногласия возникли по вопросу о трактовке причастия. Эдмунд Гест выступал за более определенное отрицание доктрины истинного присутствия во время причастия894, что в итоге привело к изменению формулировки двадцать восьмой статьи (об Евхаристии)895, в то время как Ричард Чини настаивал на толковании таинства в лютеранском духе896. Также интересным дополнением, возможно непосредственно инициированным Паркером, стало включение в новый текст тридцать второй статьи, разрешавшей браки священнослужителей. В таком виде текст был представлен Елизавете I, которая утвердила его за исключением двадцать девятой статьи о причастии грешников897. Вероятно, королева не хотела, чтобы Тридцать девять статей вызывали протесты со стороны лютеран, впрочем, в 1571 г. эта статья была восстановлена898.

Последующая деятельность конвокации была связана, с одной стороны, с решением вопроса о субсидиях короне, с другой – с попытками некоторых ее членов инициировать дальнейшие религиозные преобразования.

На сессии 5 февраля899 епископы впервые, насколько можно судить по записям, приступили к обсуждению финансовых проблем и, не придя еще к окончательному решению, обратились к приглашенному спикеру нижней палаты, чтобы он представил ее мнение по этому вопросу. Кроме того, прелаты английской церкви передали ему Тридцать девять статей, которые должны были подписать члены нижней палаты, после чего ее председателю следовало представить верхней палате список тех, кто согласился с ними, и тех, кто выступил против. В Ibid. P. 418–419.

Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. 246–272.

Hardwick C. A History of the Articles of Religion. P. 329–331.

Как отмечал Д. Маккалох, из нее была исключена та часть текста, которую в свое время считал неправильной Мартин Буцер. Впрочем, было ли это результатом влияния последнего на Паркера, определенно сказать нельзя.

Л. Кемпбелл предположила, что изменением данной формулировки архиепископ мог попытаться добиться единодушного согласия епископов, а также королевского одобрения. Подробнее см.: McCulloch D.

Thomas Cranmer:

A Life. P. 621–622; Campbell L. E. Matthew Parker and the English Reformation. P. 199.

Litzenberger C. Richard Cheyney, Bishop of Gloucester: An Infidel in Religion? P. 580–581.

В этой статье говорится о том, что хотя грешники и могут «телесно и явно сжимать зубами (как говорит святой Августин) таинство Тела и Крови Христовых», но на самом деле они в нем не участвуют. Гриндэл сообщал Сесилу в июле 1563 г., что статьи были изменены после того, как их «впервые представили» королеве. См.: The Remains of Edmund Grindal, Successively Bishop of London and Archbishop of York and Canterbury / Ed. by W. Nicholson.

Cambridge, 1843. P. 274.

Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. 253–255. О двадцать статье в связи с конвокацией 1571 г.

Паркер упоминает в письме Сесилу от 4 июня 1571 г. Судя по всему, сомнения последнего были связаны с отсылкой к Августину в тексте, однако архиепископ считал ее допустимой и уместной. См.: Correspondence. P. 381.

Records of Canvocation VII. P. 431.

«Анналах» Дж. Страйпа опубликован перечень подписавшихся, датированный 10 февраля900, содержащий имена большинства делегатов духовенства провинции, впрочем, на заседании верхней палаты, состоявшемся в тот день спикер сказал, что «некоторые их еще не подписали»901. Тогда же он передал прелатам «список субсидий, которые должны быть предоставлены… королеве духовенством Кентерберийской провинции». Дискуссия, развернувшая вокруг финансовых вопросов на конвокации 1563 г., продолжалась в верхней палате больше двух недель и, видимо, вышла в определенный момент за рамки спора о субсидиях короне. Так, 19 февраля902 епископы вызвали спикера и восемь членов нижней палаты и передали им документ, содержавший шесть вопросов о состоянии бенефициев, наличии незанятых владений и необходимости переоценки церковных владений, в чем некоторые исследователи видели попытку инициировать создание новой описи земель, которая заменила бы «Valor Ecclesiasticus»903. Интересно также следующее обстоятельство: в тот же день в нижнюю палату был отправлен Томас Йель, чтобы от имени архиепископа объявить, что члены конвокации не должны покидать Лондон до окончания синода. Видимо, это было связано с опасением Мэтью Паркера, что конвокация может не утвердить субсидии, а это могло бы вызвать неудовольствие королевы. Вероятно, по той же причине решение вопроса о субсидиях было предельно ускорено. Уже 22 февраля904 епископы единогласно утвердили субсидии в размере трех десятин905, провозглашенные от имени «прелатов и духовенства провинции Кентербери», а двумя днями позже, несмотря на отсутствие по неясной причине спикера, они были утверждены и нижней палатой906 также единогласно. Скудность сведений о ходе заседаний не позволяет сделать сколь-либо определенные выводы о причине затруднений с решением вопроса о субсидиях. С одной стороны, можно предположить, что делегаты конвокации решили воспользоваться случаем и инициировать пересмотр оценок землевладений двадцатипятилетней давности, не соответствовавших в определенной степени реальному положению дел. С другой стороны, тот факт, что архиепископ Кентерберийский сомневался в утверждении субсидий нижней палатой, позволяет предположить определенную связь возникших затруднений с дальнейшими спорами о вероучении.

Как мы уже отмечали, начало дискуссии, завершившейся принятием Тридцати девяти статей, было положено несколькими предложениями нижней палаты, которые, впрочем, не были приняты епископами. Этим, однако, активность ее делегатов не исчерпалась. 13 февраля Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1. P. 488–490.

RC. Vol. 7. P. 432.

Ibid. P. 434–435.

Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. 66.

RC. Vol. 7. P. 435.

Должны были быть выплачены в три этапа: к 30 сентября 1563, 1564 и 1565 г. См. RC. Vol. 19. P. 328.

RC. Vol. 7. P. 436.

им был предложен для обсуждения документ из шести статей по изменению богослужения907.

Он предполагал упразднение части «католических пережитков»: отмену большей части праздников, обязанность священников стоять лицом к прихожанам во время общей молитвы, отмену начертания креста на лбу при крещении, обязательного коленопреклонения и органов, – но при этом сохранение обязательных, хотя и значительно уменьшенных, облачений для проповедников и священников во время службы. Документ вызвал жаркие споры в нижней палате и, в конце концов, был принят с небольшим перевесом (43 против 35), причем среди поддержавших его был и спикер908. О его обсуждении епископами, однако, нельзя сказать ничего определенного: следующие шесть заседаний верхней палаты были посвящены почти исключительно вопросу субсидий. Возможно, спешное решение финансовых вопросов было инициировано именно в этот момент для того, чтобы в дальнейшем они не могли стать инструментом воздействия в руках радикально настроенной части духовенства. Против этого предположения говорит, впрочем, то, что субсидии не вызвали споров в нижней палате и были приняты единогласно.

Так или иначе, епископы приступили к рассмотрению предложений нижней палаты вскоре после установления субсидий. Первое упоминание о «книге об учении» («liber de disciplina») в записях заседаний епископов относится к 26 февраля909, когда Ноуэлл и десять других членов нижней палаты передали их для рассмотрения прелатам. Речь в этой записи идет, очевидно, не об упомянутых выше шести статьях, поскольку текст, представленный в этот день, был принят единогласно. «С общего согласия» верхней палаты этот документ был передан для рассмотрения комиссии из шести епископов во главе с архиепископом Кентерберийским. На следующем заседании, 1 марта, после примерно двухчасовых тайных переговоров прелатов в верхней палате опять выступил спикер, попросивший добавить к представленному ранее документу еще несколько глав910. Архиепископ вернул ему «книгу» для внесения изменений и предоставления обновленного текста на рассмотрение верхней палаты во время следующего заседания, назначенного на 3 марта. В этот день спикер нижней палаты вместе с двумя другими ее членами (Томасом Сэмпсоном, деканом оксфордского собора и Крайст-Черч колледжа, и уже упоминавшимся Уильямом Дэем) передал епископам катехизис («Cathehismus puerorum»), единогласно принятый нижней палатой, после чего прелаты тайно совещались еще два часа911.

На следующем заседании, 5 марта912, в верхней палате опять присутствовали спикер и

Ibid. P. 449.

Ibid. P. 450.

Ibid. P. 436.

Ibid. P. 437.

Ibid.

Ibid. P. 438.

несколько делегатов нижней палаты, предложившие епископам еще одну «книгу о вероучении».

Благодаря Дж. Страйпу, опубликовавшему некоторые записи епископа Вустерского Эдвина Сэндиса913, нам известно его содержание. Эта петиция состояла из семи пунктов, в основном повторявших документ, принятый нижней палатой 13 февраля, однако отличалась большей радикальностью, например, в отношении облачений. Свои подписи под ней поставили 32 человека, включая спикера нижней палаты, однако она была, вероятно, отклонена епископами и так и не попала на рассмотрение к королеве, что позволило некоторым исследователям оценивать итоги конвокации как «поражение пуританизма»914. После этого синод собирался еще чуть более месяца, проведя до 14 апреля 1563 г. еще тринадцать сессий915, однако большая часть записей этих заседаний содержит лишь списки присутствующих и сведения о назначении следующего собрания, а также эпизодические упоминания о «тайных 12 марта916.

переговорах», например, Фактически на этом деятельность конвокации закончилась: она собиралась еще несколько раз в течение следующих четырех лет в соответствии с королевским указом, несколько раз прерывавшим ее работу917, однако никаких реальных действий не предпринимала. Наконец, 3 января 1567 г. королева подписала указ о завершении и роспуске синода918.

События, произошедшие во время обсуждения вопросов веры конвокацией в 1563 г.

рассматриваются исследователями с двух практически противоположных точек зрения. Подход У. Хогаарда, доминировавший в историографии последних десятилетий XX в., в значительной степени основан на тех соображениях, которые высказал Дж. Нил в своей классической работе по истории елизаветинских парламентов919. Подобно тому, как последний представлял палату общин во время парламента 1559 г. центром радикальной протестантской оппозиции, с которой вынуждена была бороться королева в ходе «религиозного урегулирования», У. Хогаард описывает нижнюю палату конвокации (точнее, наиболее активное меньшинство, которое смогло навязать свое мнение другим ее членам) как относительно единую группу радикально настроенных представителей духовенства. Она безуспешно стремилась подтолкнуть умеренно настроенных епископов во главе с Мэтью Паркером к более активному продолжению Strype J. Annals of the Reformation. Vol. 1. Pt. 1. P. 335.

Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. 333–334.

RC. Vol. 7. P. 440–446.

Ibid. P. 441.

Ibid. P. 460. Первый перерыв был установлен с 14 апреля 1563 г. до 6 октября 1564 г., затем последовательно до 2 мая 1565 г., 5 октября 1565 г., 8 февраля 1566 г. Сведений о следующем перерыве нет, но по аналогии с конвокацией Йоркской провинции можно предположить, что он был назначен 1 октября 1566 г. См. также: RC.

Vol. 19. P. 161.

RC. Vol. 7. P. 461.

Haugaard W. P. Elizabeth and the English Reformation. P. VII.

Реформации, для чего и предлагала упоминавшиеся выше документы, ни один из которых так и не был принят.

Альтернативная точка зрения основана на атрибуции двух текстов, подготовленных до конвокации, о которых мы упоминали выше. Предложивший ее Д. Крэнкшоу920 на основе палеографического изучения данных документов установил, что их авторство принадлежит, по всей вероятности, нескольким епископам, в том числе некоторые правки были внесены рукой Мэтью Паркера. Следовательно, тексты предложений нижней палаты, основанные на них (зачастую они совпадают буквально), фактически исходили от епископов или их представителей и не должны были встречать противодействия прелатов, в то время как в нижней палате они, напротив, не всегда находили единодушное одобрение921. Тот факт, что ни один из этих проектов так и не был утвержден, исследователь объясняет влиянием королевы, неизменно отклонявшей их. Такая трактовка имеет далеко идущие последствия и для оценки деятельности Мэтью Паркера. Так, по мнению Л. Кемпбелл, именно конвокация 1563 г. показала безрезультатность стремления архиепископа объединить всех английских протестантов, сталкивавшегося с упрямством и консерватизмом Елизаветы I922. Мы обратимся к этой оценке несколько позже, когда перейдем к изложению собственных выводов.

Впрочем, нельзя не отметить, что слабость подобных построений нам видится в недостатке источниковой базы:

судьба рассматриваемых документов после их передачи в верхнюю палату конвокации неизвестна, предположения о том, что они представлялись королеве и были отклонены ею, строятся, в целом, на догадках.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |



Похожие работы:

«01.08.2014 – 07.08.2014, № 30 СУДЕБНЫЙ ВЗГЛЯД Главная статья Адаптация таможенного законодательства к стандартам ЕС Компетентное мнение Содействие в защите прав интеллектуальной собственности при перемещении товаров через таможенную границу Украины Этапы таможенного оформления Таможенная сто...»

«Религиозная организация – духовная образовательная высшего образования "Калужская Духовная Семинария Калужской Епархии Русской Православной Церкви" кафедра исторических и церковно-практических дисциплин протоиерей Сергий Балахонов ЛИТУРГИКА учебно-методический комплекс Калуга, 2016 Учебно...»

«1. Цели освоения дисциплины Цель дисциплины: восприятие студентами-философами концептуального фундамента представлений об особенностях философского мировоззрения в Древней Индии и Древнем Китае; формирование теоретической и методологической культуры мышления студентов; создание предпосылок д...»

«Вопросы с экзамену по хирургическим болезням для студентов 4 курса лечебного факультета 1. Актуальные вопросы хирургии. Деонтология в хирургии Этапы медицинского образования. Составные части курса хирургии. История развития хирургии в Беларуси. История кафедры. Задачи дисциплины. Актуальные вопросы хирургии, направления развити...»

«Глава II Монастыри в XVIII начале XX века 1. Из истории монастырского учредительства На Европейском Севере первое поколение монастырей уч­ реждалось в X II—XIII веках: Троицкий — в Вологде, ТроицеГледенский близ слияния Юга и Сухоны, Михайло-Архан­ гельский и Иоанно-Предтеченский — в Устюге, Спасо-Каменный на Кубенском озере, Троицкий Уст...»

«УДК 94(47) ББК 63.3(2) Г94 Все права защищены. Ни одна из частей этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав. Гумилев Лев Николаевич Г94 Древняя Русь и Великая степь / Л.Н. Гумилев. — Москва: ОГИЗ, АСТ, 2015. — 749, [3] с.: ил.— (Великие им...»

«версия 0.5 DGSinfo05 18.03.17 Описание DG Script В этом документе описывается возможности DG Script и особенности его использования в МПМ “Былины”. Документ в основном предназначен для начинающих разработчиков зон для МПМ “Былины”, а так же для других МПМ. История Начальная версия 01.07.2002 0.1 Исправлены орфографические ошибки 0...»

«Переславский совет Всероссийской общественной организации Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры Переславль-Залесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник "Переславская быль" Том 11 ГОРКИ ПЕРЕСЛАВСКИЕ. СОБЫТИЯ И ЛЮДИ Сборник к 40-летию музея...»

«ВЕСТНИК ОРЕНБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Электронный научный журнал (Online). ISSN 2303-9922. http://www.vestospu.ru УДК 94(470.57)“1941/1945” Н. В. Ахмадиева Крестьянство и власть: история взаимоотношений (на материалах Башкирской АССР, 1941—1945 гг.) Статья посвящена п...»

«Раздел 3. ИСТОРИЧЕСКИЙ источник КАК ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ 3.1. И С ТО Ч Н И К И П О И С Т О Р И И XVIII — первой половины X I X В. А. А. Бакшаев Уральский федеральный университет МАТЕРИАЛЫ "ГОРНОГО ЖУРНАЛА" КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТО...»

«2 В прошедшем времени Создавайте легенды о себе, СНАЧАЛА БЫЛО РИА ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Впрочем, Издательским Домом "Фи Рассказывать о том, как всё на лантроп" стал относительно недавно, а до чиналось, – дело неблагодарное, этого мы были рекламно информацион потому как писать историю – это ным агентс...»

«2016 УДК 821.111-31(73) ББК 84(7Сое)-44 К38 Daniel Keyes THE MINDS OF BILLY MILLIGAN Copyright © 1981 by Daniel Keyes Перевод с английского Ю. Федоровой Оформление серии Pocket book А. Саукова Оформление серии "100 главных книг" (обложка) Н. Ярусовой Киз, Дэни...»

«САМАРСКИЙ Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И А Р Х Е О Л О Г И И ПОВОЛЖЬЯ Юрий СМИРНОВ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ (КОМИССИЯ) И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ К РОССИИ в 30-40-е гг. XVIII века Издательство Самарский университет S A...»

«1 Бежецкий уезд и Тверская губерния в Отечественной войне 1812 года Бежецк 2012 ББК 63.3 (2Рос-4Тв) М69 ISBN 978-5-903791-18-7 ISBN 978-5-903791-25-5 (выпуск № 5) Историко-краеведческий альманах "БЕЖЕЦКИЙ КРАЙ" Выпуск №5 2012. – 104 стр...»

«Ордена Дружбы народов Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН Российская ассоциация исследователей женской истории Российский национальный комитет Международной Федерации исследователей женской истории Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина Рязанская областная универсальная научная библиотека им...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2013/2014. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП. 5 КЛАСС. Критерии и указания к оцениванию 1. 1.1 1.2 1.3 1.4 За каждый правильный ответ 3 балла. Всего за задание 12 баллов.2.1 боги Древнего Египта; 2.2 ремесленные специальности 2. По 4 ба...»

«). F П П П Т4 у С Революция С Е Р И Я ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ русской мысли Под общей редакцией М. А. Колерова ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ о-г-и Москва 1999 Д. 3. Гиппиус, МЕРЕЖКОВСКИЙ, Д. ФИЛОСОФОВ ЦАРЬ И РЕВОЛЮЦИЯ [ П...»

«tE,UEP AJThHOE A!EHTCTBO HAyqHbiX OP! AHI13ALU1H te.IJ:epaJihHoe rocy.IJ:apcTBeHHoe 6lO.[()l(eTHoe yqpe)l(,[(emie HayKI1 I1HCTI1TYT AcppHKI1 PoccHMCKOH aKa.IJ:eMI1H HayK llPOrPAMMA KAH,Z:UI)J;A TCKOrO 3K3AMEHA Ko.IJ: 11 HarrpasneHHe no.[(rOTOBKI1 Tipoqmnh 41.06.01 J1CTOpW:IeCKMe HayKM M I1cTOpiDI Me)...»

«ИСТОРИЯ ЖИЗНИ АРХИЕРЕЯ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ В МЕМУАРНОМ ИСТОЧНИКЕ Рец.: Легкая И. И. Летающий архиерей. — М.: НП "Посев", 2014. — 200 с.: ил. Одним из благоприятных последстви...»

«АННОТАЦИИ / annotations И А. Н. Б Б : Ключевые слова: Бог, Бытие, христианство, философия, неоортодоксальная теология, трансцендентное. Аннотация: Проблема совместимости Бытия и Бога — это фундаментальная проблема традирования философского знания, его зависимости от начальных...»

«Вестник ПСТГУ. Серия V: Воронова Ариадна Александровна, Вопросы истории и теории канд. искусствоведения, христианского искусства зав. кафедрой истории и теории христианского искусства 2016....»

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ РУССКОГО ЯЗЫКА ИМЕНИ В. В. ВИНОГРАДОВА РАН Ладыженский Игорь Михайлович ГРАФИКО-ОРФОГРАФИЧЕСКИЕ И ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУКОПИСНЫХ КНИГ ТИПОГРАФСКОГО СОБРАНИЯ РГАДА № 165, 166, 167 Специальность 10.02.01 – "Русский яз...»

«Філософські перипетії. Вісник ХНУ імені В.Н. Каразіна. Серія: Філософія. №561. – Харків, 2002, С. 102-107. М. Шильман СОБЫТИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ: ПОПЫТКА РАЗВЕДЕНИЯ ПОНЯТИЙ Ответом на вопрос о факте словарная статья отсылает к латинскому оригиналу, предупреждая, что в обычном смысле слова факт выступает...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.