WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Ъ АРБАРО РСонтарини ОрОССИИ К ИСТОРИИ ИТАЛО-РУССКИХ СВЯЗЕЙ В XV В. * Вступительные статьи, подготовка текста, ...»

-- [ Страница 3 ] --

§ 9. Per la qual cosa — del 1437, trovandone la notte de santa Catherina 27 in la Tana — sette de nui merchadanti, in casa de Bartholomio Rosso, cittadin de Venetia, zoe Franco Comario, fu fratello de Iacobo Cornario del Bancho; Catharin Contarini, el quale dapoi uso in Constantinopoli; Zuan Barbarigo, fu del Andrea de Candia; Zuan da Valle, el qual morite patron de una fusta28 nel lago de Garda, el qual, insieme con alguni altri venetiani, nel 1428 ando in Derbent e fece una fusta con consentimento incitato da quel signor et depredo de quelli navilii, quali vegnivano da Strava,29 che fu quasi cosa mirabile, la qual lassaro per adesso; Moyse Bon de Alexandro dala Z udecha;30 Bartolomeo Rosso et mi (insieme con santa Catherina, la qual mette per la ottava nelle nostre stipulation e patti).

Trovandone, dico, in la Tana nui sette mercadanti,31 in la casa de Bartolomeo Rosso, la notte de santa Catherina, dei quali tre erano stati avanti de nui in quelle parte, et rasonando insieme de questo thesoro, finalmente se accordassemo et fessemo una scriptura con zuramento (la qual fu de man de Catherin Contarini, la copia de la qual per insina al presente ho apresso de mi) de andar a cavar in questo monte.

§ 10. Et retrovassemo homini 120 da menar con nui a questo exercitio, a ciaschadun di quali davamo tre ducati 32 al mese per il meno.

E cerca 8 zomi dapoi nui sette, insieme con li 120 condutti, partissimo dala Tana con la robba, victuarie, arma et instrumenti, i qual portassemo su quei zena 33 se porta in Rossia, et andassemo su la giaza per la fiumara. Et el di sequente zonzessemo li, perche e su al fiume, et e cerca miglia L X lontan da la Tana.

8* 115 Questo monticello e alto da 50 passa e di sopra e piano; et in questo piano ha un altro monticello, simile ad una bareta, tonda con una pieta f atorno, si che dui homini sariano andati, uno arente laltro, su per quel marzene. E questo secondo monticello era alto passa XII; era il mon­ ticello de sotto de forma circular, сото se fusse fatto a compasso, et occupava in diametro passi 80.

Principiassemo a tagliar e cavar sul pian di questo monticello mazor,g el qual e principio de il monticello minor, con intention de intrar drento da basso fino in cima, et de far una strada larga, et de andar de longo.

Nel principio del romper del terren el terren era si duro et agiazato, che ne con zape, ne con manare el potevamo rompere; pur intrati che fussemo un pocho sotto trovassemo el terren tenero et fu lavorato per quel zorno assai bene. La matina sequente retornando a Горега tro­ vassemo el terren aggiazato e piu duro cha prima, in modo chel ne fu forza per alhora abbandonar l’impresa e retornar alia Tana con proposito perho e ferma deliberation de ritornar li a tempo novo.

§ 11. Cercha la uscita de marzo retornassemo con barche et navilii con homini da 150 et dessemo principio a cavare. Et in 22 zorni fessemo una tagliata de cerca passi 60, larga passi 8 et alta de passa 10. A ldirete qui gran maraviglia e cose (per modo de dir) incredibile.

Trovavamo quello ne era sta preditto, che retrovassemo, per il che ne facevamo piu certi de quello ne iera sta ditto, in modo che (per la speranza de ritrovar questo thesoro) nui, i quali pagavamo, portavamo meglio la zivera de qualche facevano gli altri. Et io era il maistro de far le zivere.

La maraveglia grande che havessemo fu, che prima de sopra el terreno era negro per le herbe, dapoi erano li carboni per tutto, e questo e possibile, conzosiache havendo arente i boschi de salesi, potevano far foco su tutto el monte; dapoi erano cenere per una spana, e questo anchora e possibile, conzosiache havendo arente el canedo e potendo far focho de canne, potevano haver cenere.





34 Dapoi era vi scorze de meglio per un altra spana e (perche a questo el se potria dir, che manzavano panizo fatto de meio e havevano salvati li scorzi da metter in quel logo) vorrei sapere, quanto meglio bisognava, che havesseno a voler compir tanta largeza, quanta era quella dil monticello, de scorzi de meglio alti una spana? Dapoi eravi squarme de pesce, zoe raine et altri simili, per un altra spana, e (perche el se potria dir, che in quel fiume el se catcino raine e pesce assai, de quali el se poteva coprir el monte) io lasso considerar a quelli, che lezerano, quanto questa cosa о e possibile, о verissimile. Certo e, che e vera. Donde considero che quellui, el qual fece far questa sepultmta, che se chiamava Indiabu, volendo far queste tante cerimonie (le dual forsi se usarano a quei tempi), bisogna che se pensasse molto avanti e che fesse recoglier et reponer tutte queste cose.

^ Sic. В издании 1543 г. (p. 5 т) pietra; в тексте Рамузио ( R a mu s i о, //, р. 92 г) piega.

8 Написано mazar (^m azor).

Havendo fatta questa tagliata et non ritrovandosi fin 11 thesoro, deliberassemo de far due fosse intra el monticello masizo, le qual fossero quatro passa per largo e per alto; et facendo questo trovassemo un terreno biancho e duro in tanto, che fessemo scalini in esso super i qual portavamo le zivere. Andando sotto circa passa 5, trovassemo in quel basso alcuni vasi di pietra; in alcuni di quali era cenere et in alcuni carboni, alcuni erano vacui et alcuni pieni de ossi de pesce de la scena.

Trovassemo etiam da 5 in 6 paternostri grandi сото naranzi, i quali erano di terra cotta invidriata, simile a quelli, che se fanno in la Marcha, i quali se metteno a le tratte. Trovassemo etiam mezo manego de un ramin darzento picholino, che haveva de sopra al modo de una testa de bissa.

E venuta la settimana santa el comencio a sopiar un vento da levante con tanta furia, che el levava el terreno et le zoppe, che erano sta cavate, e quelle pietre e buttavale nel volto de li operarii, con effusion de sangue. Per la qual cosa deliberassemo de levarsi e de non far piui altra experientia. E questo fu el luni de pasqua.35 § 12. El logo per avanti se chiamava le cave de Gulbedin h e dapoi, che nui chavassemo, e sta chiamato per insina a questo zorno la cava de i Franchi, imperoche e tanto grande el lavor, che fessemo in pochi zorni, chel se potria creder, chel non fusse sta fatto in quel pocho tempo da mancho de un migliar de homini.

Non habbiamo altra certeza de quel thesoro, т а (per quanto intendessemo se thesoro era li) la cason, chel fece metter li sotto, fu perche el ditto Indiabu, signor de questi Alani, intese che l’imperator di Tartari li veniva incontra. E deliberando de sepelirlo azo che niuno se ne adesse finse de far la sua sepultura secondo el lor costume et secretamente fece metter in quel logo prima quello, che a lui pareva, e poi fece far quel monticello.

§ 13. La fede de Machometo principio ne i tartari ordinariamente, modo sonno anni cirea 110.36 Vero e, che per avanti pur alcuni de loro eran machometani, т а ogniuno era in liberta de tegnir quella fede, che li piaceva. Donde alcuni adoravano statue di legno e de peze, e queste portavano sopra li carri. El strenger della fede machometana fu nel tempo de Hedighi,37 capitano dela gente del imperator tartaro, chiamato Sidahameth38 can. Questo Hedigi fu padre de Naurus del qual ne parleremo al presente.

§ 14. Signorezava in le campagne dela Tartaria del 1438 uno imperador, nominato Ulumahameth39 can, zoe gran Machometo imperador.

Et havea signoregiato piu anni. Trovandosse costui in le campagne, che sonno verso la Rossia, con el suo lordo, zoe populo,40 haveva per capitano questo Naurus,41 el qual fu figliolo de Hedighi, dal qual fu streta la Tartaria ala fede machometana, acadete certa division tra esso Naurus et el suo imperator, donde se parti dal imperator con le gente chel vossero seguitar. E ando verso el fiume de Ledil, dove era uno h Написано Gubledin.

Chezimahameth,42 che e dir Machometo picolo, el qual era de sangue de questi imperatori; e comunicato si el consiglio, сото le forze, deliberono ambedui de andar contra questo Ulumahameth.

§ 15. E fecero la via apresso Giterchan, e venero per le campagne de Tumen.43 Venendo intomo apreso la Circassia aviosi alia via del fiume dela T an a44 et al colpho del mar dale Zabache,45 el quale, insieme con el fiume dela Tana, era tutto agiazato.

E (per esser populo assai et animali numerabili) fu bisogno che andasseno largi, azo che quelli, che andavano avanti, non manzasseno el strame e altri refrescamenti de quelli, che venivano dricto. Unde un capo de queste gente et animali tocho un logo, chiamato Palastra,46 e laltro capo tocho el fiume dela Tana, in el logo, chiamato Bosagaz, che vien a dir legno beretin. La distantia de uno de questi logi a laltro e de miglia 120, e tra questa distantia caminava ditto populo quantunque tutto non fusse apto al camino.

§ 16. Quatro mesi avanti che venessero verso la Tana, nui l’intendessemo, т а un mese avanti, che vegnisse questo signor, comincioro a vegnir verso la Tana alcune scolte,47 le quali erano de zoveni 3 о 4 a cavallo con un cavallo a man per uno. Quelli de loro, i quali vegnivano in la Tana, fidevano chiamati avanti el consulo e fidevali fatte chareze et offerte. Domandati dove andavano e quello che andavano facendo, dicevano, che erano zoveni e che andavano a solazo, altro non se li potria trar di bocha. E stavano al piu una о dui hore, et poi andavano via. E ogni zorno era questo medemo, salvo che sempre ne erano qualchun piui per numero, т а (сото il signor fu aproximato ala Tana per 5 о 6 zornate) comenzoro a vegnir da 25 in 50, con le sue arme ben in ordine, e aproximandosse anchor piui a centenara.

§ 17. Venne poi el signor e alozo arente la Tana per un trar d’arco, entro una moschea antiqua. Incontinente el consulo delibero mandarli presenti e mando una novenna a lui, una ala madre e una a Naurus, capitano del exercito. Novenna se chiama un presente de nove cose diverse, сото saria a dir panno de seta, scarlato e altre cose fino al numero de nuove; e cusi e custume di apresentar ali signor in quel logo.

Volse che io fusse quello, che andasse con li presenti 48 et fu li portato pan, vino de miel, bosa, che e cervosa, e altre cose per insino a nove.

Intrati nela moschea trovassimo el signor disteso su un tapedo apuzato a Naurus capitano; lui era de anni da 22 e Naurus da 25.

Apresentati che have li presenti li recomandai la terra insieme con el populo, el qual dissi che era in sua liberta. Risposeme con humanissime parole, papoi, guardando verso di nui, incomincio a rider e sbaterse le mane una in laltra e dire: «Guarda, che terra e questa, dove tre homini non hanno piu de tre occhi!» E questo era vero, conzosiache Buran Taiapietra,49 nostro turzimano, haveva un occhio solo, uno Zuan, greco, bastoniero del consulo — uno solo, e colui, che portava el vin del miel — similmente un solo.

Tolta da lui licentia retornassemo alia terra.

§ 18. Sel fusse in questo logo qualcuno, al qual paresse mancho cha rasonevole, che ditte scolte andasseno a quatro, a 10, a 20, a 30 per quelle pianure, stagando lontani dai sui popli le belle 10, 16, 20 zornate, e dimandasse, de che posseno viver, io li respondo, che ciascaduno de questi, el qual se parte dal suo poplo, porta uno udreto de pelle de capreto, pieno de farina de meglio masenata e impastata con un pocho de miel, e hanno qualche scutella di legno. E, quando li mancha qualche salvadecina, che assai ne sonno per quelle campagne, et essi le sanno ben pigliar, maxime con li archi, togliono de questa farina e con un poco de aqua fanno certa potion,50 e con quelle se passano. E quando a qualcuno di essi ho dimandato quel che manzano in campagna alincontro son sta dimandato da esso: «Е che se more per non manzar?»

Quasi che dicano: «habbia pur tanto, chel se passi la vita lezeremente, non me euro de altro». Scorreno con herbe e radice e con quel che pono, pur che non li manchi el sale; se non hanno sale, la bocha se vesicha e marzisse in tanto, che da quel mal alcuni se ne morono; vienli etiam di fluxo di ventre.

§ 19. Ma ritorniamo la, dove lassasemo. Partito che fo questo sig­ nor incomincio a venir il poplo con gli animali, e furon prima mandre de cavalli, a 60, cento, docento e piui per mandra; poi furon mandre de gambeli e buoi; e drieto a queste mandre de animali minuti.51 E duro questa cosa da zorni 6, che tutto el zorno, quanto potevano guardar con gli ochi, da ogni canto la campagna era piena de gente e de animali, che and.avano e vegnivano. E questo era solamente nele teste, donde se po considerar, quanto mazor sia stato el numero in el mezo.

Nui stavamo su le mura 52 (conciosiache le porte tegnivamo serrate) e la sera eravamo strachi de guardar,53 imperoche, per la multitudine de questi popli e bestiame, el diametro dela pianura, che occupavano, era al modo de una paganea de miglia 120.

Questa parola e parola greca, la qual essendo in la Morea 54 in caza con un signoroto, che havea menato con si 100 villani, primamente intesi: ciascuno di loro havea una maza in man. E stavano lontani l’uno dal’altro da passa 10 e andavano dagando de questa maza in terra e butando fuora qualche parola per sburir le salvadecine. E li cazatori, chi a cavallo e chi a piedi, con oselli e cani se mettevano a le poste, dove a lor pareva, e quando era el tempo butavano i lor ucelli о lassavano i cani.

§ 20. Fra li altri animali, che questo poplo cazava, erano pernise et alcuni altri oselli, che da nui chiamamo galinaze,5 i quali hanno la,5 coda curta a modo de gallina e stano con la testa dretta come i galli, e sono grandi quasi quanto pavoni, i qual somegliano etiamdio nel colore, non intendando de la coda. Donde, per esser la Tana fra montiselli de terreno e fosse assai, per spatio de 10 miglia intorno (dove za fo la Tana antiqua) 56 mazor numero del consueto se venne a sconder infra ditti monticelli e vale non frequentate.

Una cosa e che atorno le mura dela Tana e dentro ali fossi tante erano pernise e galinaze, chel pareva, che tutti ditti logi fosseno cortini de qualche bon massari. Li putti dela terra ne pigliavano qualchuna e davanole due per un aspro,57 che e 8 bagatini58 nostri 1 una. Retrovavasse a quel tempo in la Tana uno frate Thermo, del ordine de san Francesco, el qual (con un rizaglio facendo de do cerchi uno grando e ficando un pallo alquanto storto in terra for dele mura) ne pigliava 10 e 20 al tratto. E vendendole trovo tanti danari, che compro de quelli un garzon cerchaso, al qual puose nome «pernise», e fecelo frate.

La notte anchora in la terra, se lassavano le fenestre aperte con qualche lume drento, e alcuna volta ne vegnivano perfina in casa.

De cervi e altre salvadesine el se po considerar quanto era il numero, ma questi non vignivano apresso ala Tana dala pianura, che occupava questa gente.

§ 21. Se potria far una discretione del numero da grosso, tanti erano, che a un logo, ditto Bosagaz,59 dove era una peschiera mia.

Dapoi andata zo la graza, andando con una barcha (el qual logo era lontan dala Tana circa miglia 40) ritrovai li pescatori, li quali disseno haver pescato la invernata et haver salate de molte morene et caviari, e che alcun de questo poplo erano stati li et havevano tolto tutti li pesci salati e non salati, — dele quali alcuni era che tra nui non se manzano — per insina ale teste, e tutti li caviari, e tutto il sale, el qual e grosso сото quello da Gieviza,60 in modo che per maraveglia non se haveria potuto ritrovar una mica de sale. Delle botte etiam havevano tolte le doge, forsi per acconzar li sui carri; piui tre masenete, che ierano li da masinar sale, che havevano uno ferreto in mezo, rompetero per tor quel pocho de ferro.

Quello fu fatto a mi, fu fatto dapertutto ad ogniuno in tanto, che a Zuan da Valle, el qual anchora haveva una peschiera e, intendendo la venuta di questo signor, haveva fatto far una gran fossa e, messo da cerca 30 caratelli de caviaro in essa, l’haveva coperta de terren, sopra el qual dapoi — azo che non se ne adesseno — haveva fatto arder legni, trovono le scosagne e non li lassono covelle.

§ 22. In questo poplo sonno innumerabil carri da doe rote piu alte dele nostre, i quali sono afelzati de stuore de cane e parte coperti con feltre, parte con panni, quando sono de persone da conto. Alcuni di qual carri hanno le sue case suso, le qual essi fanno in questo modo: pigliano un cerchio de legno, el diametro del qual sia un passo e mezo, e sopra questo drezano altri semicirculi, i quali nel mezo se intersechano.

Tra quelli poi mettono le sue stuore de canna, le qual coprono о de feltre, о de panni, secondo la lor conditione. E quando vogliono alezare mettono queste case zoso dei carri et in esse albergano.61 § 23. Do zoihii dapoi, partito questo signor, venero da mi alcuni de quelli dela T an a'et dissero, chio andasse alle mura, dove era un tartaro, el qual me voleva parlar. Andai e fu me ditto da colui, come li dapresso se retrovava uno Edelmulgh, cognato del signor, el qual volentieri — piacendo cosi a me — entraria in la terra e fariase mio conato,62 zoe hospite. Dimandai licentia al consolo et, ottenuta che l’hebbi, andai ala porta e tolsilo dentro con tre deli soi, imperoche anchora se tegnivano chiuse le porte. Menilo a casa e fecili honor assai, specialmente de vino, che molto li piaceva, et in poche parole stete do zorni con mi. Custui, volendo partir, me disse voler, ch’io andasse con lui e che era fatto mio fratello, e la, dove lui era, chio poteva ben andar seguro. Dise ne pur qualchosa a mercadanti, di quali niuno era, che non si maravigliasse.

Deliberai d’andar con lui e tolsi dui tartari* dela terra con mi a piedi. Io montai a cavallo. Ussissemo dela terra a 3 hore de zorno e lui era imbriacho morcissimo,63 imperoche haveva bevuto tanto, che butava sangue per el naso. E (quando io li diceva, chel non bevesse tanto) facea certi gesti da simia, dicendo: «Lassa me bere, dove ne cataro io piu?»

Desmontati adoncha suso la graza per passar del fiume, io me sforzava d’andar dove la neve era, ma lui (el qual era vinto dal vino), andando dove el caval el menava, capito in logo senza neve, dove el cavalk non poteva star in piedi — imperoche i lor cavalli1 non hanno ferri — dove casco; et esso li dava dela scoriata (perche non portano spironi) e el cavallo hora levava e hora caschava, e duro questa cosa forsi per un terzo d’hora. Finalmente, passato pur el fiume, andassemo al altro ramo e passassemo anchor quello con gran faticha per quella istessa rasone. Et essendo lui stracho se posse a certo poplo, che za se haveva messo ad alozare, e li albergassemo quella notte, forniti d’ogni desasio, come se puo pensare.

La matina sequente cominciassemo a cavalcare, ma non con quella gagliardeza, che havevamo fatto el zorno avanti, e passato che havessemo un altro ramo di questo fiume caminando sempre ala via, donde andava il popolo, el qual era per tutto сото formice. Cavalcato che havessemo ancora do zornate, se approximassemo al logo, dove era el signor. In el qual logo a lui fu fatto da ognuno molto honore e datoli de quel, che c’era, сото carne, panizo e latte e altre simil cose, in modo chel non ne manchava.

§ 24. El zorno seguente desiderando de vedere, сото cavalcava et che ordine tegniva nele sue cose questo poplo, vid im tante e tante mirabil cose, che reputo, che (volendo scriver de passo in passo quello, che io potria) faria uno gran volume.

Zonzessemo dove iera lalozamento de questo signor, el qual trovai sotto un paviglione e dogni intorno zente innumerabile. Dele qual quelli, che volevano audientia, erano in zenochione, tutti separati uno da laltro, e mettevano Гагте sue lontane dal signor un tratto de pietra.

A qualechuno di quali el signor parlava e, demandando quel, che esso voleva, tutta via li faceva" atto con la man, chel se levasse. Levavasse 1 Написано cartari ( = tartari).

* Написано canal ( = caval).

1 Здесь буква v в слове cavalli исправлена и написана жирно; левая ее часть возвышается над строкой.

m Написано viti ( = vid i).

п Написано feva ( = faceva).

e vigniva piu avanti, lontan pero da lui per passa 8 et da novo sen zenochiava e dimandava quello a lui piaceva, e cusi se faceva per insino, chel se deva audientia.64 § 25. La rason se fa per tutto il campo alia sproveduta e fasse

a questo modo:

Quando uno ha da far con un altro de qualche differentia (altercandosse con esso di parole non perho al modo, che fanno quelli de qua, ma con pocha inzuria), se levano ambidui, e se piu fusseno — tutti, e vanno a una via, dove meglio li par, e a lo primo, che trovano, il quale sia de qualche conditione, dicono: «Signor, fami rasone, perche siamo differenti». Et egli subito se atriga e aide quello, che dicono.

E poi libera quello li pare, senza altra scrittura. E quello, che ha deliberato, niuno piu parla. Concorreno a queste cose molte persone, a li quali, fatta la sua deliberatione, esso dice: «Vui sarette testimonii». De simel iudicii tutto il campo continuamente e pieno, e se qualche differentia li occorresse in via, questo instesso observano, togliando quello, che scontrano per suo iudice e facendolo iudicare.

§ 26. Vidi un zorno, essendo in questo lordo,65 una scutella de legno in terra roversa et andai la, et levandola trovai, che sotto era panizo cotto. Me voltai verso un tartaro e dimandailo, che cosa e questa.

Me rispose esser messa per «hibuth peres», zoe per i idolatri. Dimandai:

«Et come son vi idolatri in questo poplo?» Rispose: «Ho, ho! Ne sono assai, ma sono oculti».66 § 27. Principiaro del numero dil poplo e diro de aviso — imperoche numerarli non era possibile — explicando niente dimeno mancho di quel chio stimo. Credo e fermamente tegno, che fusseno anime trecento milia in tutto el lordo, quando e conzonto in uno pezo. Questo dico perche parte del lordo67 haveva Ulumahumeth, сото habian ditto di sopra.

§ 28. Li homini da fatti sonno valentissimi et animosissimi in tanto, che alcun di loro, per excellentia, fi chiamato talubagater, che vol dir matto valente; 68 el qual поте cosi li cresce tral volgo, come apresso di nui el savio, over el bello, donde se dice Pietro tal el Savio et Paulo tal el Bello. Hanno questi tali una preheminentia, che tutte le cose, che fanno (anchora che in qualque parte siano fuora de rasone), se di­ cono far bene, che derivando da prodeza a tutti par, che faciano il suo mestiero. Et de questi molti ne sonno i quali, se sonno in fatti d’arme, non stimano la vita, non temeno pericolo, ma se ficano avanti e togliono sbaragli senza rason, in modo che li tristi pigliano animo et cusi diventano valentissimi. A mi par questo lor cognome esserli molto proprio, 'perche non vedo, chel possa esser alcuno valente homo, sel non e pazo. iNon e, per la fede vestra, pazia, che uno vaglia conbater contra 4? Non e matieria, che qualcuno con un cortello sia disposto di combater contra piui, i quali tutti habbino spade?

§ 29. Diro a questo proposito quello, che una volta me intravenne, essendo ala Tana. Stava un zorno in piaza, vennero alcuni tartari in la terra e dissero, che in un boscheto lontano circa 3 miglia erano ascosti da 100 cavalli de cercassi, i quali havevano deliberate» de far una correria per infina alia terra, secondo el lor costume. Sentava a caso in la botega de un maestro de freze, in la qual ancora era un tartaro merchadante, che era venuto li con semencina.69 Custui inteso che hebbe questo se levo e disse: «Como non andamo nui a pigliarli? quanti cavalli sonno?» Li resposi: «100». — «Horben (disse lui), nui semo 5 viri, quanti cavalli farete?» Respose: «40». Et gli: «Cercassi non sono homini, ma femine, andamo a pigliarli!» Aldito ch’io hebbi questo, andai a ritrovar messer Francesco e disseli quello, che costui mi havea detto;

tuttavia ridendo me dimando, sel me bastava l’animo d’andar. Li risposi che si.

Donde se mettessemo a cavallo e per aqua ordinassemo, che alcuni nostri homini vegnisseno. Et suso mezo il zorno arsaltassimo questi cer­ cassi, li quali stavano a l’ombra, alcuni de li quali dormivano. Volse la mala ventura, che un pocho avanti, che nui zonzessemo li, el trombeta nostro sono, per la qual cosa molti hebbero tempo di scampar; nondimeno fra morti e presi ne havessemo cerca 40. Ma el bello fo al proposito de i matti valenti, che questo tartaro, el qual voleva, che li andassemo a pigliare, non rimase ala preda, ma solo se messe a correr drieto a questi, che scampavano, cridandoli nui: «Mahe torna, mahe torna!»

Retorno cerca un hora dapoi e zonzendo se lamentava e diceva: «Hoime, che non ne ho possuto pigliar nessun», dogliendose molto forte. Consi­ derate, che pazia era quella di costui, che se 4 di loro, se li fussero revoltati atorno, l’haveriano smenuzato; piu che reprehendendolo nui, el se ne faceva beffe.

§ 30. Le scolte (dele qual ho fatto mention di sopra),70 che vennero avanti el campo ala Tana, cusi andavano avanti questo campo in 8 parte diverse, per saper quello, che da ogni lato li havesse possuto nuoser, lontan molte zomate, secondo il bisogno del campo.

Allozato che e el signor, subito li bazari71 metteno zoso et lassano le strate large; sel e d’inverno, tanti sonno i piedi deli animali, che fanno grandissimo fango; se glie destade, tanti sonno, che fanno grandissima polvere.

Fanno de subito — messo che hanno zoso li bazari — li soi fornelli e rosteno came e lessano, e fanno soi sapori de lacte, de butero, de caso;

hanno sempre qualche salvadecine e specialmente cervi.

Sonno in quello exercito artesani de drapi, fabri, magistri de arme e de altre cose e mestieri, che li bisogna.

E se tu dicessi: «Como vanno costor сото cingani?»,72 respondo, che no, conciosiache — da quel infora che non sonno circondati de mura — pareno grossissime e bellissime citta.73 Retrovando me a questo proposito un zorno alia Tana, sopra la porta dela qual iera una torre assai bella, et essendo apresso mi un tartaro merchadante, el qual guardava la torre, li dimandai: «Che te par una bella cosa questa?» et egli, guardando me e subridendo, disse: «Pah! chi ha paura, fa torre!»

Et in questo mi par, chel dica il vero.

§ 31. Ma (perche ho ditto de merchadanti) tornando al fatto nostro de questo exercito, dico, che sempre in esso el se ritrova mercadanti,74 che portano robbe per diverse vie et anchora che passano per el lordo con intention d’andar in altro loco.

§ 32. Questi tartari sonno boni strocieri, hanno zirifalci assai, ocellano a camelioni,75 che da nui non se usano, vanno a cervi e ad animali grossi. Portano li sul pugno, in laltra man hanno una crozola e, quando son strachi, metteno la crozola sotto la man, imperoche sonno doa tanto piu grossi che non e una aquila. Ale fiate el passa qualche chiapo di ocche per sopra questo exercito. E quelli del campo li lassano alcune freze, grosse un ditto, storte, senza penne, le quale — come sono andate poche avanti — se voltano e vanno in traverso, scavezando, dove zonzeno, e collo, e gambe, e alle. A lle fiate par, che de queste oche el sia piene laiere; el quale, per el cridar del poplo, se storniscano 0 e cascano zoso.

§ 33. Diro — dapoi che siamo in parlar de oselli — una cosa, la qual a mi par notabile. Cavalcando per questo lordo fu in una riva de un fiumicello; ritrovai uno, el qual monstrava esser homo da conto, che stava a parlar con li sui famegli. Costui me chiamo e fecemi desmontare davanti de si. Dimandandome quello io andava facendo e respondendoli mi al bisogno, me voltai e vidi apresso lui 4 over 5 garzi, su li qual erano alcuni cardeli, comando ad uno di famegli, che pigliasse uno de quelli cardeli. El qual tolse do sete de cavallo e fece un lacio e messelo suso i garzi, e ne prese uno, e portolo al suo signor.

Disse colui: «V a, cuosilo!» El fameglio presto el pelo, e fece un speto di legno, e rustillo, e portollo davanti. Custui el tolse in man e, guardandome, disse: «Non son in logo, chio te possi far honor e cortesia, qual tu meriti; faremo carita de quello ch’io ho et de quello mi ha dato il mio signor dio». E rope questo cardello in 3 parte, dele qual una ne dette a mi, e una manzo lui, e laltra — che era molto picholina — la dette a colui, el qual l’haveva apresso.

§ 34. Che diremo nui dele grande et innumerabil multitudine d’animali, i quali sono in questo lordo? 76 Saro io creduto? Sia perho quello se voglia, ho deliberato de dirla.

E principiando da i cavalli dico, che sono alcuni del poplo merca­ danti de cavalli, i quali li cavano dal lordo e menanoli in diversi logi;

et una caravana, la qual venne in Persia, prima che me partisse de li, gia ne condusse 4000.77 E non vi meravigliate, perche, se volessati in un giorno, in questo lordo, comprar 1000 over 2000 cavalli, li trovaresti, perche sonno in mandre, come le pecore, et andando in la mandra el se dice al vendit;ore, chel se vol 100 cavalli de questi, et esso ha una maza con uno lazo. in capo, et e tanto apto a questo exercitio, che — tanto tosto, che colui, che compra, gli ha ditto «pigliame questo, pigliame quello» — gli ha messo el lazo in capo e halo tirato fora deli altri e messo in disparte. Et in questo modo ne piglia quanti e quali el vole.

0 Следует se stordiscano.

Ho me imbatuto scontrar in viazo mercadanti, i qual menano questi cavalli in tanto numero, che coprono le campagne.

E par cosa mirabile — il paese non da cavalli tropo da conto:

sonno picoli, hanno la panza grande, non manzano biada, e, quando che li conduceno in Persia, la magior laude, che li possano dar e, che manzano biada, imperoche, se non ne manzano, non possono portar la faticha al bisogno.

La seconda sorte d’animali, che hanno, e boi bellissimi e grandi in tanto numero, che satisfano etiamdio alii macelli de Italia. E quelli vengono alia via de Polonia e poi alcuni se driciano per la Blachia in Transylvania e poi in Alemania, dala qual se dreciano in Italia.

Portano in quel logo li boi soma e basta, quando el s’ha de bisogno.

La terza sorte di animali, che hanno, e cambeli da doi gobbe per uno, grandi e pelosi. I quali se conduceno in Persia e vendessi ducati 25 l’uno.

Imperoche quelli di levante hanno una goba sola e sonno picoli, e vendesi ducati 10 l’uno.

La quarta sorte d’animali, che hanno, sonno castroni grossissimi et alti in gambe, con un pelo longo, i quali hanno code, che passano 12 libre Tuna. E tal ne ho visto che se strassinano una rotta dreto, tenendo la coda sopra, quande che per piacer qualcuno ge la liga. Di grassi de queste code condisseno tutte le lor vivande, li quali sonno a elli in logo di butiro, ma non se agiacia in bocha.

§ 35. Non so chi sapesso dir quello, che di presente diro, salvo che se l’havesse veduto.78 Imperoche potresti dimandar: «Tanto popolo, de che vive, sel camina ogni zorno? dove e la biava, che manzano? donde

la trovano?» Et io, che l’ho veduto, respondo, che fanno in questo modo:

Cerca la luna de Febraro fanno far cride per tutto el lordo, che ciascaduno, che vol seminar, se metti in ordine dele cose li fan bisogno, conciosiache ala luna di Marzo, se vol seminar nel tal logo, e che a tal di dela tal luna se metterano a camin.

Fatto questo quelli, che hanno voglia de seminar о far seminar, se preparano e concordasse insieme, e carga le semenze su carri, e menano gli animali, che gli fanno bisogna, insieme con le mogliere e figlioli, о parte dessi, e vanno al logo deputato, che e per la mazor parte do zomate lontano dal logo, dove nel tempo dela crida se retrova el lordo.

Et ivi arano, semmano e stanno perfino che hanno fornito de far quello, che vogliono. Poi se retorneno nel lordo.

L ’imperator con el lordo fa, come suol far la madre, quando manda gli figlioli a spasso, la qual sempre li tien gli ochi adosso. Imperoche va circondando questi seminadi, hora in qua, hora in la7 non se lontanando da essi piu de 4 zomate, perinsino che le biade sonno mature. Quando isono mature, non va con el lordo li, ma solamento vanno quelli, che han seminato e quelli che voleno comprar li formenti, con carri, boi e camelli e quelle, de che hanno bisogno, come etiamdio fanno ale sue ville.

I terreni sonno fertili, rendono de formento 50 per uno, el quale e grando, come el padovano, de meglio 100 per uno. E ale fiate hanno tanta recolta, che la lassano in la campagna.

§ 36. Diro in questo loco al preposito questo. El se ritrova un figliol d’un figliolo de Ulumahumeth, el qual, havendo signorezato certi anni e dubitando d’un suo zermano cusin, el quale era di la dal fiume de Ledil, per non si privar de parte del popolo,79 la qual haveria convegnuto star su le seminason con suo expresso pericolo, undeci anni continui non volse, chel se seminasse. Et in quel tempo tutti visseno de carne, lacte et altre cose, quantunque nel bazaro pur era qualche pocho de farina e de panizo, ma carri.80 E domandandoli mi, come facevano, se ne aridevano dicendo, che havevan carne. E nondimeno fu descacciato da quel suo cusino.

Finalmente Ulumahameth (del qual habbiamo parlato di sopra) 81— arivato che fu cerca li confini sui Chezimahumeth — non li parendo di poter resister, lasso el lordo e fuzite lui con li figlioli et altri sui. E Che­ zimahumeth se fece imperator de tutto quel poplo.82 § 37. E venne verso el fiume de la Tana nel mese de Zugno, passo cerca zornate doi de sopra dela Tana, con tutto el numero de poplo, de carri, de animali, che lui havea.

Cosa mirabil da creder, piui mirabil da vedere! Imperoche tutti passano senza alcun strepito, con tanta securita, quanta che se andasseno per terra. El modo, che servano in questo passare, e che quei de loro, che hanno il potere, mandano de li soi avanti e fanno far zate de ligname secci, de li quali sopra li fiumi ne sonno boschi assai. Fanno etiamdio far fassi de cane de pavera et metteno ditti fassi sotto le zate e sotto li carri, e a questo modo passano, tirando li cavalli, che nodano, ditte zatte e carri. I qual cavalli sonno aiutati da alcuni homini nudi.83 Io, cerca un mese dapoi, navigando per lo fiume verso certe peschiere, me scontrai in tante zatte e fassine, che vegnivano a seconda — le quale eranno sta lassate da costoro, — che apena potevamo passare. Et vidi oltra di questo, etiam per le rive, tante zatte e fassi, che me facevanp stupire. Zonti che fossemo ale peschiere, trovassemo che in quei luogi havean fatto assai pezo, che quelli, di quali ho scritto di sopra.84 § 38. In quel tempo (per non mi dismenticar de gli amici) Edelmulgh, cognato del imperator, retornato per passar el fiume, сото habbian ditto di sopra, venne ala Tana e menome un suo figliolo; e subito mi abbracio e disse: «Io te ho portato questo figliolo e voglio, chel sia tuo.» E incontinente trasse de dosso a ditto figliolo uno subbo, che lui havea, e messemelo in dosso a mi.85 E portomi a donar 8 teste de nation rossa, dicendomi: «Questo e la parte dela preda, che io ha hauta in Rossia».86 Stete dui zomi con mi e have alincontro de mi presenti convenient.

§ 39. Sonno alcuni, i quali, partendosi da altri con opinion di non ritornar mai piu in quelle parte, facilmente se dimenticano dele amicitie, dicendo che mai piu non se vederano insieme. E di qua vienne, che molte fiate non usano li modi, che doveriano usare. I quali, certamente — per quella pocha experientia, ch’io ho — non fanno bene, conp Написано fevan ( = facevan).

ciosiachel se suol dire, che monte con monte non se ritrova, ma homo con homo si.

Acadeteme nel mio retornar de Persia, insieme con Tambassator de Assambech, voler passar per Tartaria et per la Polonia venir a Venetia, quantunque poi non fesse questo camino. Alhora havevamo in compagnia nostra molti tartari merchadanti. Adimandai di questo Edelmugh, et mi fu detto ch’era morto e ch’havea lasciato un figliolo, il qual si nominava Hagmeth; e dettemi contrasegni de la effigie, in modo che, si per il поте, сото per effigie, cognobi lui esser quello, che el padre m’havea datto per figliolo e, come dicevano quelli tartari, custui era grande apresso l’imperator si, che (si passavano oltra) senza dubio capitavamo nele sue man. E rendome certo, che da lui haveria hauta optima compagnia, perche io l’ho fatta al padre et a lui. E chi haveria mai stimato, che 35 anni 87 dapoi, in tanta distantia de paesi, se havessero retrovati uno tartaro con un venetiano?

§ 40. Azonzero questa cosa (quantunque non fusse in quel tempo), perche fa a proposito de quello, ch’io ho ditto.

Del 1455, essendo in un magazen de merchadante da vino in Realto e scorrendo per el magazeno, vidi dreto alcune botte da un capo de ditto magazeno dui homini in ferri, i quali ala ciera cognobi che erano tar­ tari.88 Li dimandai, chi essi erano, me resposeno esser sta schiavi de Cathelani e esser fugiti con una barcheta, et che in mar erano sta presi da quel merchadante. Subito andai alii signori di notte89 e feceli querella de questa cosa. I quali presto presto mandarono alcuni officiali, i quali li conducesseno al officio et in presentia de ditto merchadante li liberono e condennoro il merchadante.

Tolsi ditti tartari e menaimili a casa e domandati, chi erano e de che paese, uno de essi me disse, che era dala Tana e che era stato fameglio de Cozadahuth, el qual io cognobi za, perche era commarchier90 del imperador, el qual faceva scuoder da lui el datio dele robbe, che se conducevano a la Tana. Guardando per la faza me parse affigurarlo, conciosiache era stato assai volte in casa mia. Adimandai, che поте esso havea, disseme Chebechzi, che vol dir in latino semoliero о buratatore.

Lo guardai e disseli: «Me cognosci tu?» Et egli: «No». Ma tanto tosto che menzonai la Tana e Iusuph, che cusi me chiamavano in quelle parte, se buto ai mie piedi e volsemeli basare, dicendo: «Tu m’hai scapolato due volte la vita. Queste ne e una de quelle imperhoche essendo schiavo io me tegniva per morto; l’altra fu quando el se bruso la Tana, che festi quel buso nele mura, per el qual ussi fora tante anime, nel numero dele quali fu mio missier e mi». Et e vero, perche quando fo ditto fogo ala Tana io fece uno buso ale mura a linscontro de certo terren vacuo, dove se vedevano molte persone insieme, per lo qual furono trati fuora da 40 persone e fra essi costui e Chozadahuth.

Teneli ambedui in casa cerca do mesi et — al partir dele nave dela Tana — io li mandai a casa sua.

Si che niuno mai deve, partendose da altri con opinion de non ritornar mai piu in quelle parte, dimendicarse dele amicitie, сото che se mai рш se havesseno a veder insieme. Possono accader mille cose, che se haverano a veder insieme, e forsi colui, che piu po hora ad haver bi~ sogno de colui, che mancho po.

§ 41. Retornando ale cose dela Tana scorrero per ponente e maistro, andando alia riva del mar dele Zabache al ussir fora a mano mancha, e poi qualche parte sul mar Mazor perinsina ala provincia nominata Mengleria.

§ 42. Partendome adoncha dala Tana cerca la riva del ditto mar, fra terra tre zomate retrovo una region, chiamata Chremuch,91 el signor dela qual ha nome Biberdi, che vol dir Diodate. Questui fu figliolo de Chertibei, che significa «vero signor». Ha molti casali sotto de si, i quali fanno al bisogno doi milia cavalli, campagne belle, boschi molti e boni, fiumi assai. Li principali di questa regione viveno de andare per le campagne robando specialmente le caravane, che passano da logo a logo; hanno boni cavalli; essi sino valent’homini dela persona et astuti del ingegno; hanno volti nostrani. Biave in quella regione sonno assai et similmente came, e mieli, ma vino no.

Drieto a questi sonno paesi de diverse lengue, non perho molto Iontani luno da laltro, zoe le Chipche, Tatarcosia, Sobai, Cheverthei, As zoe Alani,92 di quali habbiamo parlato di sopra.93 E questi vanno scorrendo perinsina ala Menglaria per spatio de zornate 12.

§ 43. Questa Mengleria confina con Caitacchi, che sono cerca il monte Caspio,94 et parte con la Zorzania,95 e con el mar Mazor, e con quella montagna, che passa in la Cercassia. E da un lato ha un fiume, chiamato Phaso,96 che la circonda e vien in mar Mazor.

II signor di questa provincia ha nome Bendian; 97 ha doi castelli sul ditto mar, uno chiamato Vathi 98 e laltro Savastopoli," et, oltra di essi, altri piui castelluci e brichi. El paese e tutto saxoso et sterile, non ha biave daltra sorte che panizo. El sale li vien condutto da Capha. Fanno qualche poche telle triste e dolente.100 Sono gente bestiale, el segno de cio e che essendo a Vathi, dove partito da Costantinopoli con una paranderia 101 de Turchi per andar ala Tana capitai insieme con uno Azolin Squarciafigo zenovese. Iera una zovene, la qual stava in piedi sopra una porta. A la qual questo zenovese disse: «Surina patro in cocon», che vol dire: «Madonna, e il

patrone in casa?» intendendo per questo il marito.4 Essa rispose:

«Archilimisi», che vol dir: «Е1 venira». Et egli la brancho su i labri e mostrandomela a mi diceva: «Varda/ belli denti ha costei». E cusi me mostrava del sen e tochavali le mamelle; e lei ne se turbava, ne anchor se moveva. Intrassemo poi in casa et se mettessimo a sedere.

E questo Azolin (mostrando d’haver vermeneza nele mudande) li fece de atto che la vegnisse a cerchare, e lei se ne venne con charita e cerco intorno con stamma fede e castita.

я Написано merito.

r Varda = guar da.

In questo mezo venne il marito e custui cazo man a borsa e disse:

«Patroni, tetari sicha?», che vol dir: «Patron, ha tu danari?» E facendoli atto de non ne haver adosso li dette alcuni aspri,102 dei quali esso dovesse comprar qualche refrescamento. E cusi ando. Dapoi stati un pezo andassemo per la terra a solazo, facendo questo zenovese in ogni logo quello che li piaceva circa li custumi di quel paese, senza che niuno li dicesse pezo di suo nome. Donde se vede, se sonno ben gente bestiale per questa rasone. I zenovesi, che praticano in quel paese, hanno fra si

un custume de dir: «Tu sei mengrelo», quando vogliono dir a qualcuno:

«Tu sei pazo».

§ 44. Non lassero questa cosa (dapoi chio ho ditto che tartari5 vol dir danari): tetari propriamente vol dir biancho e questo colore intendeno li denari d’argento, i quali son bianchi. I greci anchora chiamano aspri, che vol dir biancho. Turchi — akcia, che vol dir biancho.

Zagathai — tengh, che vol dir biancho. Et a Venecia altre volte se faceva e fassi anchora al presente denari, che se chiaman bianchi.

In Spagna anchora sonno monete, che hanno nome bianche. Si che vedemo quante nation, tutte nel suo lenguazo, se afrontano a chiamar una cosa con quello instesso nome.

§ 45. Retornando da capo ala Tana, passo el fiume, dove era la Alania, come ho ditto di sopra,103 et vo discorrendo per il mar dele Zabache a man destra, andando infuora per insina a l’insula de Capha,104 dove ritrovo un stretto di terreno, che continua la insula con terra ferma, сото fa quello dela Morea, chiamato Zuchala.105 Ivi el se ritrova sa­ line 106 grandissime, le qual se arpiano da sua posta.

Scorrendo ditta insula prima sul mar dele Zabache e la Cumania,107 gente nominata da Cumani. Poi e el capo de l’insula, dove e Capha, era Gazaria; 108 e per infina a questo zorno el pico, con il qual se mesura — zoe el brazo ala Tana — e per tutte quelle parte fi chiamato el pico 109 de Gazaria.

§ 46. La campagna de questa insula de Gapha fi segnorezata per tartari,110 i quali hanno un signore, nominato Ulubi,111 che fu figliol de Azicharei. Sonno ben numero de popoli e fariano a un bisogno da tre in quatro milia cavalli. Hanno do logi murati, т а non forti: uno ditto Sorgathi,112 el qual essi chiamano Incremin, che vol dir forteza, e Ialtro Cherchiarde,113 che nel lor idioma significa X L logi.

A questa insula e prima ala bocha114 del mar dele Zabache un logo ditto Cherz,115 el qual da nui se chiama Bosphoro Cimerio. Dapoi e Capha, Soldaia, Grusui, Cymbalo, Sarsona e Calamita,116 tutte al pre­ sente signorezate dal Turcho, dele qual non diro altro per esser logi assai noti.

§ 47. Solo voglio narrar la perdida de Capha, secondo come ho inteso da un Antonio da Guasco zenovese, el qual se ritrovo presente e fugite per mar in Zorzania e de li se ne venne in Persia nel tempo,* 9 * Написано tartari, следует tetari, как стоит выше.

9 Барбаро и Контаринн о России ch io me ritrovava li,117— accio chel se intendi, in che modo questo logo e capitato nele mani dei turchi.

Retrovavassi a quel tempo esser signor in quel logo, zoe nela campagna, uno tartaro, nominato Eminachbi,118 el qual havea da quelli de Capha ogni anno certo tributo, cosa in quei logi consueta.

Acadete fra lui e questi de Capha certe difference, per le quale el consolo de Capha, che in quel tempo era zenovese, delibero de mandar a l’imperator tartaro119 e di chiamar uno dil sangue di questo Emi­ nachbi, con el favor del qual e parte voleva cacciar Eminachbi de signoria.

Havendo adonque mandato uno suo navilio ala Tana,120 insieme con uno ambassador, questo ambassador ando in el lordo, dove era l’imperator di tartari. E ritrovato, che have uno del sangue di questo Eminachbi, nominato Menglieri con promission lo condusse da Capha [per la via dela Tana. Eminachbi intendendo questo, ricerco di pacificarsi con quelli di Capha] * con patto, che mandasseno indreto ditto Mengleri.

Non volendo quelli da Capha simil patto, Eminachbi, dubitando del fatto suo, mando uno ambassator al Othoman, prometendoli sel mandava la sua armata li, la qual oppugnasse da mar, che lui oppugnaria da terra e si li daria Capha, la qual voleva che fusse sua.

L ’Othoman, el qual era desideroso de tal stato, mando l’armata et in breve have la terra, in la qual fu preso Mengligeri e, mandato a TOthoman, stete in preson molti anni.

§ 48. Non molto dapoi Eminachbi — per mala compagnia ch’havea da turci— comincio a esser mal contento d’haver data la terra a l’Othoman,u non lassava intrar in la terra alcuna sorte de vittuarie. Unde incomincio a esser gran penuria de biave e de came in modo, che la terra era pocho meno de obsidiata. Fu li arricordato, che, s’el mandava Mengligieri a Capha, tenendolo dentro dela terra con qualche guardia eortese, la terra haveria uberta conciosiache esso Mengligieri era molto amato dal popolo di fuora. L ’Othoman, iudicando che l’arecordo fusse bono, el mando e — tanto tosto, chel se seppe chel era zonto — venne in la terra gran uberta, perche era amato ancora da quelli de drento, essendo tenuto costui in guardia cortese si, che poteva andar dapertutto dentro dela terra.

Un zorno fu tratto un palio a l’arco. El modo de trar il palio in quel logo e questo: apichano a uno legno messo in traverso sopra do legni, driciati in piedi a sembianza de una forcha, con qualche spago sotil una taza d’argento; quelli, che hanno a trar per haver el palio, hanno le sue freze 121 con el ferro de mezaluna tagliente, e correno a cavallo con l’archo per sotto questa forcha e, quando che hanno passato un pezo

------------- r 1 Слова per la v ia... di Capha пропущены в рукописи; здесь они восста­ новлены по изданию 1543 г.

и После слов la terra a TOthoman в рукописи повторены слова stete in preson molti anni. Non molto dapoi Eminachbi, уже написанные выше после слов е mandato a TOthoman. Такое же повторение есть в издании 1543 г. (р.1 8 и ), но опущено у Рамузио ( R a m и s i о, II, р. 97Лг).

in la, correndo tutta via el cavallo ala dreta, se voltano in drieto e trazeno il spago; e quello, che butta zoso la taza, ha vento il palio.

Mengligeri adoncha tolta questa occasion del trar del palio fece, che 100 cavalli de tartari (con i quali esso havea intelligentia) se ascondesseno in certa vallesella, che era fuora dela terra pocho lontano et, fenzendo voler trazer anchora lui al palio, prese la corsa e fugite dentro de i soi.

Incontinente che questa cosa fu intesa, el forzo dela insula el seguito, e con essi ben in ponto se ne ando a Surgathi, terra lontana da Capha miglia sei, e quella prese 122 [crescendo poi il popolo a sua ubidienza ando a Cherchiarde e quella similmente prese] u et (amazato Eminachbi) se fece signor de quei logi.

§ 49. L ’anno seguente delibero d’andar verso de Giterchan, logo lontano da Capha zornate X V I, signorezato per un Mordassa can,123 el quel in quel tempo era con el lordo sopra del fiume Ledil; conflisse con lui e preselo et tolsesse el poplo, bona parte del qual mando alia insula de Capha, e lui rimase a invernar sopra il ditto fiume. Ritrovandosse in quel tempo esser qualche zornata lontano un altro signor, pur tartaro, alozato. El qual (inteso che custui invemava in quel logo, essendo il fiume agiaciato) delibero de assaltarlo a l’improvista et reppelo et recupero Mordassa, el qual per esso f ideva tegnuw in destretta. Mengligeri essendo rotto retorno a Capha mal in ordine.

Nela primaverra seguente Mordassa con el suo lordo venne a trovarlo fino al Capha e fece alcune corrarie e danni dentro de l’insula, ma, non potendo haver le terre a sua obedientia, torno in dreto.

Fi me ditto*124 perho, che da novo el fa exercito con intention de ritornar a l’insula e di scaciar Mengligieri.

§ 50. E questo e vero in si, ma cason de una busia, imperoche quelli, che non intendono, donde procedano le guerre, che hanno tra loro questi signori, et non sano, che differentia sia tra el gran can et Mor­ dassa can — intendendo che Mordassa can fa novo exercito con inten­ tion de ritornar a l’insula — se dano a intendere e dicono, che il gran can vien per la via de Capha a posta del Othoman, con proposito de andar per la via de Moncastro in Lablacchia et Ongaria e dove vorra TOthoman.125 La qual cosa e falsa, quantunque se habbia per lettere da Constantinopoli.

§ 51. Dreto de insula de Capha,126 d’intorno che e sul mar Mazor, se trova la Gothia, e poi la Alania, la qual va per la insula verso Mon­ castro,127 сото habiam ditto di sopra.

Gothi parlano in todesco; so questo perche, havendo un fameglio todesco con mi, parlavano insieme et intendevansi assai rasonevolmente, cusi сото se intenderia un furlano128 con un fiorentino. Da v Слова crescendo... prese пропущены в рукописи; здесь они восстанов­ лены по изданию 1543 г.

ш tegnu = tegnuto.

х Fi т е ditto = fu т е ditto.

9* 131 questa vicinia de Gothi con Alani credo, che sia derivato il nome de Gothalani.

Alani erano prima in quel logo; sopravennero Gotti e conquistorno de quei paesi et feceno una mixtura dil nome suo con el nome de Alani.

Cusi, сото erano messedate quelle gente con queste, et chiamose Gotha­ lani.129 Questi tutti fanno alia greca e similmente li Cerchassi.

§ 52. Et perche habbiamo fatta mentione de Tumen e Githercan 130 (non volendo pretermeter manche de questi logi le cose, che sonno degne de memoria) dicemo, che da Tumen,131 andando per greco e levante sette zornate lontano se trova el fiume Ledil, sopra el qual fiume e Githercan. La qual de presente e una terriciola quasi destrut^, per il passato fu grande e di gran fama. Imperoche, prima che fusse destrutta dal Tamerlano,132 le specie e le sede (che de presente vanno in Soria) 133 andavanno in Gethercan e de quel logo alia Tana; dove el se mandava solamente da Venetia 6 e 7 galee grosse 134 ala Tana per levar de ditte specie et sede. Et (in quel tempo) ni venetiani, ni altra natione citramarina 135 facevay mercadantia in Soria.

§ 53. El Edil e fiume grosso e largissimo, el qual mette in el mar de Bachu,136 lontano da Githercan circa miglia 25. E cosi esso fiume, come in z mar, hanno pesci inumerabili. Fa el mar sale assai.

Per el fiume, a contrario d’aqua, se po navigar perfino apresso el Muscho (terra de Rossa) a a tre zornate.137 Et ogni anno vanno con i sui navilii quelli del Muscho in Ghetercan a tuor sale.138 Trovansi insule assai e boschi in questo fiume. Tal dele qual insule volta miglia 30. I boschi fanno talponi, che d’un pezo cavato ne fanno barche, che portano 8 e 10 139 cavalli et altretanti homini.

§ 54. Passando questo fiume e andando per greco et levante ala via del Muscho, arente perho dele rive 15 zornate continue, se trovano populi de Tartaria innumerabili.

Ma scorrendo verso greco el se ariva ale confini dela Rossia,140 dove el se ritrova una terriciola, chiamata Risan. Questa e d’un cognato 141 de Zuanne, duca de Rossia.142 Tutti sonno christiani e fanno alia greca.

El paese e fertile de biave, carne e mieli et altre bone cose; fasse etiamdio bossa,143 che vol dir cervosa. Trovansi boschi e casali assai.

Andando un poco piu oltra, se ritrova una citta, chiamata Colona.

E l’una e l’altra de queste doe sonno fortificate di legname, del qual anchora sonno tutte le case, imperoche non si trova gran fatto pietre in quei luogi.

§ 55. Tre zornate lontano se ritrova el ditto Muscho, fiume nobile, sopra il qua} e una citade, nominata Muscho, dove habita ditto Zuanne, duca de Rcjssia. El fiume si passa per mezo la terra 144 et ha alcuni ponti. El castello e sopra certa colina et dognio intorno son circondati da boschi.

Написано feva ( = faceva).

у 2 Sic. Следует el mar.

a Sic. Следует Rossia.

La fertilita del biave et carne, che e in questo logo, se pua comprender da questo, che non vendono carne a peso, ma ne dano tanta ad occhio, che certo el se ne ha quatro libre al marcheto.145 Galline se hanno 70 al ducato; oche tre marcheti luna.

E grande fredo, in tanto etiamdio li el fiume se agiacia; fino b portati porci, boi et altri animali scorticati la invernata e messi in piedi, duri сото saxi, in tanto numero, che chi ne volesse 200 al zorno, li potria comprare. Tagliarli non si puo, perche son duri сото marmori, se non se portano in stiaia.

Frutti da qualche poche pome e nose e noselle salvatice infora non se trova.

Quando vogliono andar da logo a logo, specialmente sel camino e per esser longo, caminano la invernata, perche tutto e agiaciato, et hanno bon caminar, salvo cha da fredo. Portano alhora su san i146 (i quali satisfano a loro сото a nui li carri e dal canto di qua se chiamano travoli over vasi) 147 quello, che vogliono, con grandissima facilita. L ’instate (per esser fangi grandissimi e mossoni asaissimi, i quali procedono dai boschi molti e grandi, che sonno intorno, la mazor parte di quali e inha­ bitable) non ardiscono d’andar troppo lontano.

Non hanno uva, ma fanno alcuni vini de miel, alcuni de cervosa de meio; in l’uno et l’altro di quali metteno de f lo ric de bruscandoli, i quali dano un stufo, che stornisse et imbriaca come il vino.

§ 56. Non e da preterir con scilentio la provision, che fece ditto duca: vedendo essi esser grandissimi imbriagi, et per imbriageza restar de lavorar e de far molte altre cose, che li seriano state utile, fece un bando, chel non se potesse far ne cervosa, ne vin de miel, ne usar fior de bruscandoli in alcuna cosa. E con questo modo li ha fatti metter al ben viver.

§ 57. Ponno modo esser anni 25 pagavano Rossiani per el passado tributo al imperator 148 tartaro. De presente hanno subgiugata una terra, chiamata Cassan,149 che in nostra lengua vol dir caldiera, la qualed sul fiume Ledil andando verso el mar de Bachu a una zancha,e 150 lontana dal Muscho zornate 5.

Questa terra e merchadantesca, dela qual se traze el forzo dele pelletarie, che vanno al Muscho, in Polonia, in Prusia e in Fiandra.151 Le qual pelletarie perho vienneno da parte de tramontana e greco, dela region de Zagatai e de Moxia.152 I qual paesi d if tramontana finno8 possessi da tartari,153 che el forzo sonno idolatri, cusi come anchora sonno i Moxii.154 b fino = finno = funno = furono; в издании же 1543 г. quivi sono portati porci etc.

c Написано de fuori ( = de fiori).

d После la quale пропущено сказуемое ё.

e a una zancha — ошибка. Следует a manca: так и в издании 1543 г.

( Р. 21 и).

1 Написано se.

8 finno = funno = furono.

§ 58. Ho qualche bona pratica dele cose de Moxii. E pertanto diro dela lor fede e condition, quello ch’io intendo: 155 Certo tempo del anno sogliono tuor un cavallo, el qual essi metteno in la compagnia,156 a cui ligano tutti quatro i piedi a 4 pali e similmente la testa a un palo, fixo in terra. Fatto questo el vien uno con Гагсо suo e freza, e mettesse in intervallo conveniente, e tirali ala via del cuore tanto, che lo amaza. Poi el scortica e fanne dela pele un udro. Della carne fanno tra lor certe sue cerimonie e poi la manzano; poi empieno questa pelle tutta de paglia et cusino si fattamente che par intriega e per ciascaduna dele gambe metteno un legno dretto, accio che possa star in piedi сото vivo. Ultimo vano ad un arbor grande et a quello tagliano quelle rame li pare e di sopra fanno un solaro, suso el qual metteno questo caval in piedi, e cusi lo adorano, offerendoli zebelini, armelini, dossi, varri, volpe e th le quali apichano a questo arboro — cusi сото nui afferimo candele — in modo che questi arbori sonno pieni de simil pellitarie.

El popolo in bona parte vive de came et el forzo d’esso de carne salvatica et pesci, che prendeno in quei fiumi. Habbiamo ditto dei Moxii.

§ 59. Dei Tartari non habbiamo altro, se non che quelli de lor che sonno idolatri, aborano statue, le queste portano sopra dei sui carri;

quantumque se retrovano alcuni, i quali hanno per costume de adorar quello animal ogni zorno che, ussendo di casa, primamente scontrano.

§ 60. El duca ha subgiugata etiamdio Novgroth, che vol dir in nostra lingua nove castelli.157 La qual e terra grandissima, lontana dal Musco ala via de maistro zornate 8; governavassi prima a populo, et erano homini senza alcuna rasone, havean tra si molti heretici; al pre­ sente scorre via cusi pian piano nela fede catholica,158 conciosiache alcuni credeno,* alcuni no, т а viveno con rasone e f illik fatta iustitia.

§ 61. Partendo dal Muscho verso Polonia el se ha zornate 22 perinsina al intrar in la Polonia.

El primo logo, che se ritrova, e uno castello, chiamato Trochi, al qual non se po andar, partendo dal Musco, se non per boschi e colline, imperhoche e quasi logo deserto. Vero e che caminando se ritrova a logi a logi (dove son stati allozamenti per avanti) esserli stati fatto fogo.

Et ivi li viandanti possono repossar et far fogo, se vogliono, qualche fiate. Ma molto poche se trova fuor di mano qualche villeta.

Partendo da Trochi ne piu in meno se trovan boschi e colline, ma insieme etiamdio qualche casali. E lontano da Trochi zornate 9 se trova un castello, chiamato Lonin. Dapoi se entra in la region de Lituania, dove se vede una terra, chiamata Varsonich,159 la qual e de alcuni signoroti, sottoposti perho a Cazimir, re de Polonia.160 El paese e ubertoso' e ha castelli et casali assai, ma non da gran conto. Da Trochi h После et, по-видимому, пропущено altre pelletarie ( c m.: R a m u s i o, II, p. 98 г). В издании 1543 г. ( p. 22 r) et поставлено перед volpi.

1 Написано crede ( = credeno).

k Sic. В издании 1543 ?. (р. 22 г) et li ё loro fatta iustitia.

in Polonia 161 sonno zornate 7 et e bona e bella regione. Trovasi poi Mersaga,162 assai1 bona citta. Et ivi compie la Polonia, dei castelli e terre dela qual — per non me intender 163 — non diro altro, se non che il re con li figlioli e tutta la casa sua e christianissimo e che el figliol suo mazor de presenti e re de Boemia.164 I nsitim dela Polonia a 1111° zornate troviamo Frankfort, citta del marchese de Brandburg, e entramo nela Alemania, dela qual non diro altro, per esser logo domestico e inteso da molti.

' *** § 62. Resta modo, che dicamo qualcosa de la Zorzania, la qual e al incontro dei logi proximamente ditti et confina con la Mengleria.165 El re de questa provincia se chiama Pancratio,166 ha bello paese e fertile de pan, de vino, de carne, de biave et altri frutti assai, fasse gran parte de vini su gli albori, сото in Trabesonda.

167 I homini son belli e grandi, т а hanno sozissimi habiti et custumi villissimi; vano tosi et rasi el capo, salvo che intorno lassano un pocho capellin168 a similitudine de questi nostri abbati, che hanno bona entrata. Portano mostazi, ai quali se lassano crescer i pelli sotto la barba a longeza de una quarta d’un brazo. In capo portano una beretuza de diversi colori, in cima dela qual e una cresta. In dosso portano zupe assai longe, т а strette e fesse da dretto per infina alle nadege, imperhoche altramente non potrian montar a cavallo; in la qual cosa 0 io non li biasimo, perche vedo, che anchor Franzosi la usano. In piedi e gambe portano stivali, i quali hanno la suola fatta in cotal modo, che, quando stano in piedi, la ponta et el calgagno tochano in terra, т а in mezo sono tanto alti da terra, chel se li poria cazar il pugno per sotto la pianta senza farsi male. E de qui vienne, che quando caminano a piedi, caminano con faticha; li biasemaria in questa parte, sel non fusse ch’io so, che anchor Persiani la usano.

Cerca el manzar (secondo quello ch’io ho experimentato io a casa de uno di principali) 169 servano questo modo: hanno certe tavole quadre, cerca mezo brazo, con un oro cavado intorno. In mezo de queste metteno una quantita de panizo cotto, senza sal et senza altro grasso; e questo scusa in logo de menestra. In un altra simil tavola metteno came de cengiaro brustulata e tanto pocho rostita, che quando la tagliavano sanguinava. Essi manzavano de bona voglia. Io non ne podeva guastare, e perho me ne andava a musigando con quel panizo. Del vino ne era abundantia, et andava intorno alia polita.170 Altra"sorte de vivande non havessemo.

E vi in questa provintia montagne grnade e boschi assai. Ha una terra, chiamata Zifilis, davanti la quale passa el fiume Tygris.171 1 Написано asa.

m Insiti — ошибка писца. Следует usciti; так и в издании 1543 г. (р.2 2 и ).

п Написано cavelli (= capelli).

° Написано coso ( = cosa).

La qual e bona terra, ma mal habitada. Ha etiamdio uno castello, nominato Gori. Confina 172 con el mar Mazore.

§ 63. E questo e quanto ch’io ho a narrare cerca el viazo mio de la Tana e quelli region insieme con le cose, degne di memoria de quelle parte.

ИОСАФАТ БАРБАРО

–  –  –

§ 1. Здесь начинается рассказ о вещах, виденных и слышан­ ных мною, Иосафатом Барбаро, гражданином1,0 Венеции, во время двух моих путешествий: одного в Тану и другого в Пер­ сию.

§ 2. Земля — как с величайшей ясностью доказывают гео­ метры — настолько же мала по сравнению с небосводом, на­ сколько мала точка, поставленная в середине окружности.

К тому же, большая часть земли либо покрыта водой, либо не­ умеренна по климату из-за излишнего холода или жара, а поэтому обитаемая ее часть еще гораздо меньше. И все-гаки слабость че­ ловека такова, что найдется лишь немного людей, которые ви­ дели бы хоть сколько-нибудь значительную часть земли, и, если не ошибаюсь, ни одного, кто видел бы ее всю целиком.

Из тех же, кто в наше время видел достаточную ее часть, большинство составляют купцы и люди, отдавшиеся мореплава­ нию. В обоих этих занятиях, искони и до сего дня, настолько отличались мои отцы и предки венецианцы, что, полагаю, можно поистине сказать: в этом им принадлежит первенство. Кроме того, теперь, когда Римская империя уже не владычествует повсюду, как это было раньше, а разнообразие в языках, обычаях и рели­ гии раскололо земной мир, большая доля той малой части земли, которая обитаема, оставалась бы вовсе неведомой, если бы вене­ цианская торговля и венецианское мореходство не открыли ее.

§ 3. К числу людей, которые в наши дни кое-что повидали, можно по справедливости отнести и меня, потому что всю пору моей молодости и добрую долю старости я провел в далеких краях, среди варварских племен, совершенно чуждых всякой циви­ лизации и нашим обычаям. Среди них я испытал и увидел множе­ ство вещ$й, которые, не будучи в ходу у нас, быть может пока­ жутся вы'думкой в глазах тех, кто, так сказать, вовек не выходил за пределы Венеции. Это собственно и было главной причиной, а Ссылки на комментарий даются параллельно и в русском и в итальянском текстах. — В транскрипции имен собственных везде сохранено написание ори­ гинала, поэтому одно и то же имя бывает написано по-разному.

почему я никогда не стремился описывать виденное и даже много говорить о нем. Но теперь, понуждаемый просьбами лица, имею­ щего власть приказывать мне, и убедившись, что вещи как будто еще более невероятные описаны у Плиния,2 у Солина,3 у Помпония Мелы,4 у Страбона,5 у Геродота,6 у Диодора,7 у Дионисия Галикарнасского,8 затем у других, более новых авторов, таких, как Марко Поло,9 Николай Конте,10 оба наши венецианцы, или англи­ чанин Иоанн де Вандавилла,1 и, наконец, у современных нам пи­ сателей, каковы Пьеро Кверини,12 Альвизе да Мосто 13 и Амброзио Контарини,14 — я не могу не написать о том, что я видел.

Я делаю это во славу господа бога, который спас меня от беско­ нечных опасностей; для удовлетворения того, кто заставил меня писать; на пользу, в какой-то мере, людям, которые поедут после нас, особенно если они будут странствовать по местам, где я по­ бывал; для удовольствия тех, кто ищет приятности в чтении о не­ ведомых вещах, а также в поддержку нашего города, если в буду­ щем ему понадобится послать кого-либо в те страны.

Итак, я намерен разделить свое повествование на две части.

В первой я расскажу о путешествии в Тану, во второй — о путе­ шествии в Персию. Однако ни в той, ни в другой я не буду гово­ рить — за редким исключением — ни о трудностях, ни об опасно­ стях или неудобствах, с которыми мне приходилось встречаться.

§ 4. В 1436 году я предпринял свое путешествие в Тану, где год за годом и оставался в течение целых шестнадцати лет. Я объ­ ездил те области, как по морю, так и по суше, старательно и с любопытством.

§ 5. Равнина Т атарии15 представляется человеку, стоящему посредине, в таких границах: с востока она имеет реку Ледиль; 16 с запада и северо-запада — Польшу; с севера— Россию; с юга, там, где земли обращены к Великому морю,17 — Аланию, Куманию, Газарию; 18 последние страны все граничат с Забакским морем.19 Итак, равнина эта лежит между названными пределами.

§ 6. Для того чтобы меня лучше поняли, я поведу рассказ, двигаясь вдоль Великого моря, частью по его побережью, частью же по более глубоко расположенным землям, вплоть до реки Эличе,20 которая находится уже за Каффой,21 примерно в сорока милях от нее. Перейдя эту реку, идут по направлению к Монкастро.22 Там находится Данубий, река знаменитейшая.23 О ме­ стах еще дальше отсюда я уже не скаж у ничего, так как они хо­ рошо знакомы.

§ 7. Название А л ан и я24 произошло от племен, именуемых аланами, которые на их собственном языке называются «А с».25 Они — христиане и были изгнаны и разорены татарами. Страна лежит на горах, на побережьях, на равнинах; там есть множество курганов, насыпанных руками человека; они возведены как знаки погребений. Каждый имеет на вершине большой камень с отвер­ стием, куда втыкают крест, сделанный из другого, цельного камня. Эти курганы бесчисленны; в одном-то из них, как мы узнали, и был спрятан большой клад.

§ 8. В те времена, когда консулом в Тане был мессер Пьетро Л^ндо, приехал из Каира один человек по имени Гульбедин. Он рассказал, что в бытность свою в Каире слышал от какой-то женщины-татарки, что в одном из подобных курганов, называе­ мом Контебе,26 Аланы спрятали большое сокровище. Эта самая женщина даже сообщила ему некоторые признаки как холма, так и местности. Гульбедин принялся раскапывать курган; он проде­ лал несколько колодцев, то в одном месте, то в другом. Так он продолжал копать в течение двух лет, после чего умер. Люди пришли к заключению, что он только по неспособности не сумел отыскать тот клад.

§ 9. В связи с этим в 1437 году, в канун дня св. Екате­ рины,27 в Тане собрались семеро из нас, купцов, в доме Барто­ ломео Россо, гражданина Венеции. Там были: Франко Корнарио, брат покойного Якобо Корнарио из банка; Катарин Контарини, который впоследствии торговал в Константинополе; Дзуан Барбариго, брат покойного Андреа из Кандии; Дзуан да Валле, ко­ торый умер капитаном фусты 28 на озере Гарда; это он в 1428 году вместе с другими венецианцами отправился в Дербент, построил с разрешения местного правителя фусту и захватил несколько кораблей, плывших из Стравы,29 что было поразительно, однако сейчас я прерву этот рассказ; Моизе Бон, сын Александра из Дзудекки; 30 Бартоломео Россо и я (вместе со св. Екатериной, которую я считаю за восьмую в нашем договоре и союзе).

Итак, повторяю, все мы — семеро купцов 31 — находились в доме вышеназванного Бартоломео Россо в канун дня св. Ека­ терины (причем трое из поименованных лиц уже бывали в этих местах до нас) и вели беседу об этом самом кладе. Наконец мы пришли к соглашению между собой и сделали запись, скреплен­ ную клятвой (документ был написан рукой Катерина Контарини, а копия его и до настоящего времени хранится у меня), о том, что отправимся копать на той горе.

§ 10. Мы нашли сто двадцать человек, чтобы отвезти их вместе с нами на эту работу; каждому мы платили по меньшей мере три д у к ат а32 в месяц. Спустя восемь дней все мы семеро, вместе со ста двадцатью наемными работниками, выехали из Таны, забрав с собой одежду, продовольствие, оружие и инстру­ менты; все это мы везли на санях 33 (подобно тому как возят по­ клажу в России), двигаясь по льду, по реке. Мы добрались до нужного нам места уже на следующий день, потому что оно нахо­ дится на самой реке и отстоит примерно на шестьдесят миль от Таны.

Курган имел в высоту пятьдесят футов, сверху он плоский.

На плоскости находился другой курган, похожий на круглую шапку с полями вокруг, так что два человека могли бы идти по ним один вплотную к другому. Этот второй курган был высотой в двенадцать футов. Нижний курган имел очертание круга, как будто его сделали по циркулю; диаметр его равен 80 футам.

Мы начали врезаться и копать на плоскости большего кур­ гана, там, где начинается меньший курган. Мы имели намерение проникнуть внутрь снизу вверх, до самой верхушки, и хотели про­ делать широкий ход, идя в длину. В начале раскапывания почва была настолько твердой и промерзшей, что ни мотыгами, ни то­ порами мы не могли ее разбить; однако, едва углубившись, мы обнаружили мягкую землю. Поэтому в тот день мы хорошо по­ трудились. На следующее утро, возобновив работу, мы наткну­ лись на обледенелый грунт, еще более твердый, чем вначале, так что были принуждены оставить тогда свое предприятие и возвра­ титься в Тану, но все же с намерением и твердой решимостью вернуться к делу весной.

§ 11. К концу марта мы и вернулись, опять с судами и лод­ ками, привезли сто пятьдесят человек и принялись копать. З а двадцать два дня мы сделали ход длиной приблизительно в шестьдесят футов, шириной в восемь и высотой в десять футов.

Теперь вы услышите о вещах весьма удивительных и, так ска­ зать, невероятных.

Мы нашли все, как было предсказано. Поэтому мы еще больше уверовали в то, что нам говорилось, и настолько, что, в надежде отыскать сокровище, мы пустились таскать носилки усерднее, чем те люди, которым мы платили, и как раз я стал мастером по но­ силкам. Удивительное заключалось в том, что верхний слой был черен от травы, затем по всей поверхности лежал уголь.34 Это, конечно, возможно, потому что, имея здесь же ивовые леса, легко было жечь ивняк по всему кургану. Ниже лежала зола на глубину одной пяди. Это также возможно, ввиду того что рядом имеются заросли камыша: при его сжигании получалась зола. Ниже, на глубину еще одной пяди, лежала шелуха от проса. По поводу этого можно сказать, что здесь, когда ели просяную кашу, то сохраняли шелуху, чтобы положить ее на это место; однако я хотел бы знать, сколько надо было иметь проса, чтобы заполнить шелухой, да еще на глубину целой пяди, всю поверхность этого кургана? Еще ниже лежала рыбья чешуя, а именно — чешуя мор­ ского окуня и других рыб, и также на глубину одной пяди. Ко­ нечно, можно было бы сказать, что в этой реке ловилось множе­ ство окуней и другой рыбы и их чешуи могло хватить, чтобы покрыть весь курган; однако я предоставляю сообразить самим читателям, насколько это возможно и правдоподобно. Сам я могу лишь удостоверить, что это сущая истина. В связи со сказанным я полагаю, что человек, приказавший устроить такую могилу, — его имя было Индиабу, — и желавший выполнить все многочис­ ленные церемонии, которые соблюдались в те времена, должен был заранее подумать о том, чтобы собрать и сложить на место все эти вещи.

Проделав раскоп и не найдя сокровища, мы решили провести еще два рва в глубь большого кургана, шириной и высотой в че­ тыре фута; прокопав их, мы нашли белый и настолько плотный грунт, что сделали в нем ступеньки, по которым и таскали но­ силки. Углубившись почти на пять футов, мы нашли на этой глубине несколько глиняных сосудов; в некоторых была зола, в других уголь; некоторые были пусты, другие наполнены ко­ стями осетровых рыб. Нашли также пять-шесть бусин величиной с померанец; они были из обожженной глины, глазурованные, по­ хожие на те, что изготовляются в Марке и привешиваются к не­ водам. Еще нашли мы половину маленькой ручки от серебряного котелка; сверху на ней была змеиная головка.

Когда наступила святая неделя, принялся дуть восточный вестер с такой яростью, что поднимал землю и вырытые комья и камни и бросал их в лицо рабочим, так что сочилась кровь. По этой причине мы решили остановиться и не предпринимать более никаких попыток. Это было в понедельник после пасхи.35 § 12. До сих пор это место называлось «Гульбединовыми ямами», а после наших раскопок оно стало называться — и име­ нуется так до нынешнего дня — «Франкской ямой», потому что проделанная нами в течение немногих дней работа была настолько велика, что казалось — здесь за это короткое время действовало не меньше тысячи человек.

Никаких других достоверных сведений о том кладе мы больше не получали, но полагаем, что — если он там был на самом деле — причиной его сокрытия было следующее обстоятельство: когда предводитель аланов, уже упоминавшийся Индиабу, услышал, что татарский хан идет на него войной, он решил захоронить сокро­ вище, но так, чтобы никто этого не заметил; поэтому он сделал вид, что приготовляет для себя могилу по местному обычаю, и приказал потайно положить туда сначала то, что он считал нуж­ ным, а потом насыпать этот курган.

§ 13. Магометанская вера стала обычным явлением среди татар уже около ста десяти лет тому назад.36 Правда, раньше только немногие из них были магометанами, а вообще каждый мог свободно придерживаться той веры, которая ему нравилась.

Поэтому были и такие, которые поклонялись деревянным или тряпочным истуканам и возили их на своих телегах. Принужде­ ние же принять магометанскую веру относится ко времени Едигея,37 военачальника татарского хана, которого звали Сидахаметхан.38 Этот Едигей был отцом Н ауруза; о нем-то и пойдет теперь речь.

§ 14. В степях Татарии в 1438 г. правил хан по имени Улумахмет-хан,39 что значит великий Магомет император. Правил он много лет. Когда со своей ордой, т. е. со своим народом,40 он на­ ходился в степях, лежащих в сторону России, а военачальником у него был этот Н ауруз,41 сын Едигея, при котором Татария обратилась в магометанскую веру, возникло между Наурузом и его императором некоторое разногласие. Вследствие этого Н ауруз отделился от императора и ушел от него с тем войском, которое захотело за ним [Н аурузом] следовать. Он направился к реке Ледиль, где стоял некий Кезимахмет,42 что значит малый Маго­ мет, происходивший из рода татарских императоров. Оба они объединили как свои замыслы, так и военные силы и решили вместе идти против того Улумахмета.

§ 15. Пройдя около Астрахани, они пришли в Таманские степи; 43 затем, обогнув Черкесию, они направились по пути к реке Д о н у44 и к заливу Забакского моря; 45 и море и река Дон были покрыты льдом. Ввиду того что и народу было много и животных было немалое число, им пришлось двигаться широким фронтом, чтобы идущие впереди не уничтожили всю солому и другую пищу, нужную для тех, которые шли сзади. Поэтому один головной отряд этого племени со стадами дошел до места, называемого Паластра,46 а другой — до реки Дона в том месте, которое на­ зывается Бозагаз; это слово значит «серое дерево». Промежуток между этими местами составляет сто двадцать миль; на такое расстояние растянулся этот движущийся народ, хотя не все эти места были удобны для прохождения.

§ 16. З а четыре месяца до прихода [татар ] к Тане мы уже знали об этом; за месяц же до появления упомянутого царевича [Кезимахмета] начали приближаться к Тане отдельные стороже­ вые разъезды; 47 разъезд состоял из трех или четырех юношей на конях, причем каждый [всадник] имел еще одну лошадь на поводу.

Тех из них, которые заезжали в Тану, приглашали к кон­ сулу; им оказывался ласковый прием и подносились подарки.

На вопрос, куда они едут и что собираются делать, они говорили, что это все молодежь и что ездят они просто для своего удоволь­ ствия. Ни о чем другом не удавалось заставить их говорить. Они задерживались не более одного-двух часов и уезжали. Ежедневно повторялось одно и то же, кроме только того, что с каждым разом число их становилось несколько больше. Когда царевич прибли­ зился к Тане на расстояние пяти-шести дней пути, они стали по­ являться в числе от двадцати пяти до пятидесяти человек, в пол­ ном вооружении; когда же он подошел еще бл'иже, они насчиты­ вались уже сотнями.

§ 17. Наконец, царевич48 прибыл и расположился около Таны на расстоянии выстрела из лука, в старой мечети. Консул немедленно решил отправить ему подарки и послал одну новенну ему, другую — его матери, третью — Н аурузу, его военачальнику.

Новенной называется дар, состоящий из девяти различных пред­ метов, например шелковой ткани, скарлатового сукна и других вещей, числом до девяти: таков обычай при подношениях прави­ телям в этих областях.

Случилось, что именно я должен был отправиться с подар­ ками; мы повезли ему хлеб, медовое вино, бузу — иначе пиво — и другие вещи, числом до девяти. Войдя в мечеть, мы застали царевича возлежащим на ковре и опирающимся на военачальника Н ауруза. Царевичу было года двадцать два, а Н аурузу лет двад­ цать пять.

Поднеся ему все привезенные подарки, я препоручил [его защите] город вместе с населением, сказав, что оно пребывает в его власти.

Он ответствовал мне самой вежливой речью, но за­ тем, глядя на нас, принялся хохотать и бить в ладони, говоря:

«Посмотри, что это за город, где на троих людей приходится только три глаза!». Это было действительно так: Буран Тайяпьетра,49 наш переводчик, имел всего один глаз; некий Дзуан, грек, консульский жезлоносец, — также только один; и человек, который нес медовое вино, равным образом был одноглазый.

Получив от царевича разрешение удалиться, мы вернулись в город.

§ 18. Если бы кто-нибудь попал в эти места, ему могло бы показаться мало разумным, что упомянутые сторожевые отряды ездят группами по четыре, по десять, по двадцать и тридцать человек по этим равнинам, оставаясь вдали от своих людей на расстоянии добрых десяти, шестнадцати, а то и двадцати дней пути; и он мог бы спросить, чем же они питаются. Я отвечу ему, что каждый из этих [наездников], когда он отделяется от своего народа, берет с собой набольшой мешок из шкуры козленка, на­ полненный мукой из проса, размятой в тесто с небольшим коли­ чеством меда. У них всегда есть с собой несколько деревянных мисок. Если у них не хватает дичины, — а ее много в этих степях, и они прекрасно умеют охотиться, употребляя преимущественно луки, — то они пользуются этой мукой, приготовляя из нее, с небольшим количеством воды, род питья;50 этим они и обхо­ дятся.

Когда я спросил одного из них, что же едят они в степи, он тут же задал мне встречный вопрос: «А разве кто-нибудь уми­ рает от того, что не ест?», — как будто бы говоря: «Иметь бы мне лишь столько, сколько нужно, чтобы слегка поддержать жизнь, а об остальном я не забочусь». Они ведь довольствуются травами, кореньями и всем, чем только возможно, лишь бы была у них соль. Цели они не имеют соли, то рот их покрывается на­ рывами и гноится; от этого заболевания некоторые даже уми­ рают; случается у них и понос.

§ 19. Но вернемся к тому, на чем мы остановились. После отъезда царевича начал подходить народ со стадами. Сначала шли табуны лошадей по шестьдесят, сто, двести и более голов в табуне; потом появились верблюды и волы, а позади них стада мелкого скота.51 Это длилось в течение шести дней, когда в про­ должение целого дня — насколько мог видеть глаз — со всех сто­ рон степь была полна людьми и животными: одни проходили мимо, другие прибывали. И это были только головные отряды;

отсюда легко представить себе, насколько значительна была чис­ ленность [людей и животных] в середине [войска].

Мы все время стояли на стенах52 (ворота мы держали запер­ тыми) и к вечеру просто уставали смотреть.53 Поперечник рав­ нины, занятой массами этих людей и скота, равнялся 120 милям;

все это походило на некую паганею.

Это греческое слово, которое я впервые узнал, будучи в Морее,54 на охоте у одного князька. Он привел с собой сто вил­ ланов; каждый из них держал в руках дубину. Они были разме­ щены на расстоянии десяти шагов один от другого и подвигались вперед, ударяя дубинами в землю и выкрикивая какие-то слова, чтобы заставить зверей выбежать [из лесу]. Охотники же, кто верхом, а кто пеший, с птицами и собаками, расстанавливались по местам, где им заблагорассудится. Когда наступал подходящий момент, они бросали [в воздух] птиц и спускали собак.

§ 20. Среди другой дичи, которую этот народ [татары ] гнал перед собой, были куропатки и еще один вид птиц, который у нас называют индейками: 55 у них короткий хвост, подобный кури­ ному, а когда они стоят, то голову держат прямо, как петухи; по величине они почти равны павлинам, на которых похожи и своей окраской, но не хвостами.

Тана лежит среди многих земляных валов и рвов, тянущихся на пространстве примерно десяти миль (там, где некогда была древняя Т ан а),56 и большое количество птиц обычно скрывается в этих заброшенных валах и рвах. Одним словом, вокруг стен Таны и внутри рвов было столько куропаток и дроф, что все эти места казались [птичьими] дворами каких-нибудь добрых фер­ меров. Местные мальчишки ловили этих птиц и продавали их по аспру57 за пару, что по-нашему равно восьми багатинам58 за одну птицу.

В то время жил в Тане некий брат Термо, францисканец. При помощи сети он устроил из двух обручей один большой обруч и укрепил в земле за городской стеной изогнутый кол. Таким образом он ловил от десяти до двадцати птиц сразу. От их про­ дажи он набрал столько денег, что купил на них черкесского мальчика, которому дал прозвище «Куропатка» и сделал его мо­ нахом. Кроме того, если в городе ночью оставляли окна откры­ тыми, а внутри был свет, то иногда птицы влетали даже в дома.

Что же касается оленей и других диких животных, то можно представить себе, сколь много их было, но они не подходили близко к Тане, оставаясь на равнине, где обитали татары.

§ 21. Если попытаться установить приблизительно общую численность [татар, пришедших тогда к Тане], то окажется, что их было весьма много. Так, в одном только месте, называемом Бозагаз,59 где была одна моя тоня [произошло следующее]. По­ сле того как сошел лед, я отправился туда на лодке, а это место расположено примерно в сорока милях от Таны. Тамошние ры­ баки рассказали, что за зиму они наловили и засолили много морены и заготовили много* икры; когда же этот народ частично побывал там, то оказалось, что взята вся рыба — как соленая, так и несоленая (там были и такие сорта, которые у нас не упо­ требляются в пищу), вплоть до голов, и похищена вся икра, и начисто забрана вся соль (она здесь крупная, как соль с Ивисы) 60 — до того, что, ко всеобщему удивлению, не осталось на месте ни крупицы. Они унесли доски от бочек, вероятно для того, чтобы приспособить их к своим телегам. Они разломали три мельницы для размола соли, так как в них внутри имелись же­ лезные стерженьки, которые они взяли.

То же самое, что причинили мне, постигло решительно всех, даже Дзуана да Валле, который, как и я, имел тоню. Узнав, что приближается тот самый царевич, он велел вырыть большую яму и сложить туда до тридцати тачек икры; затем приказал забро­ сать яму землей, а сверху — чтобы не было заметно — поджечь дрова. Однако они [татары ] обнаружили маскировку и не оста­ вили ему ровно ничего.

§ 22. У этого народа в употреблении бесчисленные повозки на двух колесах, повыше наших. Они устланы [сверху] камышо­ выми циновками и покрыты одни войлоком, другие сукнами, если принадлежат именитым людям. На некоторых повозках поме­ щаются дома, которые они строят следующим образом: берут деревянный обруч, диаметром в полтора шага, и на нем устанав­ ливают несколько полуобручей, пересекающихся в центре; про­ межутки застилают камышовыми циновками, которые покрывают либо войлоком, либо сукнами, в зависимости от достатка. Когда они хотят остановиться на привал, они снимают эти дома с по­ возок и живут в них.61 § 23. Спустя два дня после того, как царевич удалился, яви­ лись ко мне несколько жителей Таны и сказали, чтобы я шел на стену, что там какой-то татарин желает говорить со мной.

Я отправился туда, и он сообщил мне, что тут поблизости нахо­ дится некто Эдельмуг, родственник царевича, и что он — если это будет мне угодно — охотно вошел бы в город и стал бы моим кунаком,62 иначе — гостем. Я спросил разрешения на это у кон­ сула и, получив его, пошел к воротам и провел его внутрь вместе с троими его спутниками [ворота все еще держали на запоре].

Я привел его к себе в дом и всячески оказал ему честь, особенно вином, которое ему очень понравилось. Одним словом, он пробыл у меня два дня. Собираясь уходить, он сказал, что желал бы, чтобы я отправился вместе с ним, что он стал моим братом и что везде, где он будет рядом, я смогу путешествовать в полной безо­ пасности. Он сказал еще кое-что об этом купцам, из которых не было ни одного, кто бы не подивился его словам.

Я же решил пойти с ним и взял двоих татар из местных го­ родских; они пошли пешком, а я — верхом на лошади. Мы вые­ хали из города в три часа дня; он был мертвецки пьян,63 потому что пил до того, что кровь хлынула у него из носа. Когда я го­ ворил ему, чтобы он так не напивался, он делал какие-то обезь­ яньи жесты, приговаривая: «Дай же мне напиться, где я еще смогу это добыть!».

Когда мы спустились на лед, чтобы перейти реку, то я ста­ рался ехать там, где лежал снег, но он, одолеваемый вином, ехал туда, куда шла его лошадь, и попал на место без снега. Там его лошадь не могла устоять на ногах, так как их лошади не имеют подков, и упала; он принялся хлестать ее плетью (ведь они не носят шпор), и лошадь то поднималась, то снова падала. Вся эта штука длилась, быть может, до трети часа. Наконец мы перепра­ вились через реку, подъехали к следующему руслу и перешли его также с огромными затруднениями, все по той же причине. Он до того устал, что обратился к каким-то людям, которые уже оста­ новились здесь на отдых, и тут-то мы приютились на ночь среди всевозможных неудобств, как легко себе представить.

На следующее утро мы вновь пустились в путь, однако уже без той удали, какую проявили накануне. Перейдя еще одно русло реки, мы следовали все время по той дороге, по которой двигался народ, а он напоминал настоящих муравьев. Проскакав еще два дня, мы подошли к месту, где находился царевич. Здесь [Эдельмугу] было оказано всеми много почета; ему дали всего, что только там было: и мяса, и хлеба, и молока, и много других вещей, так что у нас ни в чем не было недостатка.

§ 24. На другой день — так как мне хотелось посмотреть вер­ ховую езду этого народа и каких обычаев они придерживаются в своем быту — я увидел столько поразительных вещей, что, по­ лагаю, получился бы целый большой том, если бы я захотел и сумел, шаг за шагом, описать [все виденное].

Мы отправились к ставке царевича, которого нашли под шатром и в окружении бесчисленных людей. Те, которые стремились по­ лучить аудиенцию,64 стояли на коленях, каждый в отдалении от другого; свое оружие они складывали вдалеке от царевича, на расстоянии брошенного камня. Каждому, к кому царевич обра­ щался со словами, спрашивая, чего он хочет, он неизменно делал знак рукой, чтобы тот поднялся. Тогда [проситель] вставал с колен и продвигался вперед, однако на расстояние не менее восьми шагов от царевича, и снова падал на колени и просил о том, чего хотел. Т ак продолжалось все время, пока длился прием.

§ 25. Суд происходит во всем лагере, в любом месте и без всякой подготовки. Поступают таким образом.

10 Б арбаро и Контарини о России 145 Когда кто-то затевает с другим ссору, причем оба обмени­ ваются бранными словами (однако не совсем так, как это бывает у нас, а без особенной оскорбительности), то оба, — а если их было больше, то все, — поднимаются и идут на дорогу, куда им покажется лучше, и говорят первому встречному, если он человек с каким-нибудь положением: «Господин, рассуди нас, потому что мы поссорились». Он же, сразу остановившись, выслушивает, что ему говорят, и затем решает, как ему покажется, без всякого за­ писывания, и о том, что он решил, никто уже не рассуждает.

В таких случаях собирается толпа людей, и он, высказав свое решение, говорит: «Вы будете свидетелями!». Подобные суды постоянно происходят по всему лагерю, если же какая-либо распря случится в походе, то они соблюдают то же самое, при­ глашая быть судьей всякого встречного и заставляя его судить.

§ 26. Однажды, находясь в орде,65 я увидел на земле опроки­ нутую деревянную миску. Я подошел и, подняв ее, обнаружил, что под ней было вареное просо. Я обратился к одному татарину и спросил, что это такое. Он мне ответил, что это положено «hibuth peres», т. е. язычниками. Я спросил: «А разве есть язычники среди этого народа?». Он же ответил: «Хо, хо! их много, но они скрываются».66 •§ 27. Начну с численности этого народа и скажу [о ней] пред­ положительно— потому что пересчитать его нет возможности,— приводя [цифру] ни больше, ни меньше, чем я думаю. Я уве­ рен и твердо этого держусь, что их было триста тысяч душ во всей орде, когда она собрана воедино. Делаю такое замечание потому, что частью орды 67 владел Улумахумет, как я уже сказал выше.

§ 28. Военные люди в высшей степени храбры и отважны, причем настолько, что некоторые из них, при особо выдающихся качествах, именуются «талубагатер», что значит безумный храб­ рец.68 Такое прозвище рождается в народе, подобно тому как у нас «мудрый» или же «красивый», отчего и говорят — Петр такой-то, по прозванию «М удрец», или Павел такой-то, по про­ званию «Красавец». Эти богатыри имеют одно преимущество:

все, что бы они ни совершали, даже если это в известной мере выходит за пределы здравого смысла, считается правильным, потому что раз это делается по причине отваги, то всем кажется, что богатыри просто занимаются своим ремеслом. Среди них есть много таких,'которые в случаях военных схваток не ценят жизни, не страшатся* опасности, но мчатся вперед и, не раздумывая, из­ бивают врагов, так что даже робкие при этом воодушевляются и превращаются в храбрецов. Прозвище их кажется мне весьма подходящим, потому что я не представляю себе отважного чело­ века, который не был бы безумцем. Разве, по-вашему, это не бе­ зумство, когда один отваживается биться против четверых?

Разве не сумасшествие, когда кто-нибудь1 с одним ножом готов сражаться с многими, да еще вооруженными саблями?

§ 29. По этому поводу расскажу, что однажды случилось при мне, когда я был в Тане. Стоял я как-то на площади; пришли в город татары и сообщили, что в роще, мили за три отсюда, спрятались черкесы-наездники, числом около сотни, которые за­ думали совершить набег под самый город, как это было у них в обычае. Я сидел в лавке мастера по выделке стрел; там же был еще один купец-татарин, пришедший туда с цитварным семенем.69 Узнав о черкесах, он встал и сказал: «Почему бы нам не отпра­ виться захватить их? сколько там этих всадников?». Я ответил ему: «Сто человек». — «Вот и хорошо», — сказал он, — «нас пя­ теро, а у вас сколько найдется всадников?». Я ответил: «Сорок».

А он сказал: «Черкесы не мужчины, а бабы. Идем, схватим их!».

Услышав все это, я пошел искать мессера Франческо и расска­ зал ему об этих речах, он же со смехом спросил меня, хватит ли у меня духу пуститься туда. Я ответил, что хватит.

И вот мы сели на лошадей, приказали нашим людям прибыть по воде и к полудню налетели на этих черкесов. Они стояли в тени, некоторые из них спали, но, к несчастью, случилось так, что немного раньше, чем мы достигли их, наш трубач затрубил.

Поэтому многие успели бежать; тем не менее и убитыми, и плен­ ными нам досталось около 40 человек. Но вся красота этого дела относится к тому, что говорилось о «безумных храбрецах». Тот татарин, который предлагал ехать хватать черкесов, не удоволь­ ствовался добычей, но в одиночку бросился в погоню за бегле­ цами, хотя мы все кричали ему: «Ты же не вернешься, никогда ты не вернешься!». Он возвратился спустя почти целый час и, присоединившись к нам, жаловался, говоря: «Горе мне, не смог я поймать ни одного!» — и сильно сокрушался. Судите сами, каково было его безумство, — ведь если бы хоть четверо из черкесов обернулись против него, они изрубили бы его на мелкие куски.

Более того, когда мы упрекали его, он все обращал в шутку.

§ 30. Сторожевые отряды (я говорил о них выше),70 которые подходили к Тане раньше, чем пришло все войско, двигались впе­ реди него по восьми разным направлениям, чтобы со всех сторон разузнавать о возможной опасности, находясь в отдалении от него на много дней пути и действуя соответственно его нуждам.

Лишь только правитель остановился, они сразу же раскиды­ вают базары,71 оставляя широкие дороги. Если это происходит зимой, то от множества ног животных образуется величайшая грязь; если же летом, то величайшая пыль. Т ут же, немедленно после того, как поставлены базары, они устраивают свои очаги, жарят и варят мясо и приготовляют свои кушанья из молока, масла, сыра. У них всегда бывает дичина, особенно же олени.

В их войске есть ремесленники — ткачи, кузнецы, оружей­ ники и другие, и вообще есть все необходимые ремесла.

10* 471 Если бы ты спросил меня: «Они, значит, бродят, как цы­ га н е ?»72— я отвечу отрицательно, так как — за исключением того, что их станы не окружены стенами, — они представляются [нам] огромнейшими и красивейшими городами.73 В связи с этим [скаж у следующее]: однажды, когда я находился в Тане, где над воротами была очень красивая башня, около меня стоял один купец-татарин, рассматривавший эту башню; я спросил его: «Н е кажется ли тебе эта вещь замечательной?». Он же, взглянув на меня и усмехнувшись, сказал: «Ба! кто боится, тот и строит башни!». В этом, мне думается, он был прав.

§ 31. Упомянув о купцах, но возвращаясь к нашему предмету, а именно к татарскому войску, скажу, что при нем всегда нахо­ дятся купцы; 74 одни различными путями привозят сюда товары, другие же лишь проходят через орду с намерением идти в иные страны.

§ 32. Татары прекрасные охотники с соколами, и у них много кречетов; они ловят птиц на репейник75 (что у нас не приме­ няется), ходят на оленей и на другого крупного зверя. Кречетов они носят на кулаке одной руки, а в другой держат посошок;

когда устанут, потому что ведь [эти птицы] вдвое больше орлов, они подставляют посошок под руку. Временами над их войском проносится стая гусей; тогда люди из лагеря пускают стрелы толщиной в палец, изогнутые и без оперения. Стрелы летят прямо, затем повертываются и летят наперерез птицам, раздроб­ л я я — когда настигнут их — то шею, то ноги, то крылья. Иногда кажется, что этими гусями полон воздух; от крика людей они, оглушенные, пугаются и падают на землю.

§ 33. Расскажу, раз уж мы заговорили о птицах, об одном случае, который показался мне примечательным. Проезжая вер­ хом по орде, я оказался на берегу маленькой речки, где повстре­ чал одного человека, знатного, судя по его виду. Он стоял и раз­ говаривал со своими слугами, затем окликнул меня, предложив сойти с лошади и приблизиться к нему, и стал спрашивать, по какому делу я еду. Я ответил, что еду по своей надобности, и, обернувшись, увидел около него четыре или пять кустов вор­ сянки; на них сидело несколько щеглов. Он велел одному из слуг поймать щегла; тот взял два конских волоса, сделал силок, наки­ нул его на ворсянку и, поймав одну птицу, поднес ее своему гос­ подину. Тот сказал ему: «Поди, зажарь это». Слуга быстро ощи­ пал [щеАла], сделал деревянный вертел, зажарил [птицу] и под­ нес [хозяину], который взял ее и, поглядев на меня, промолвил:

«Мы не в таком месте, где я мог бы оказать тебе честь и [про­ явить] обходительность, которых ты заслуживаешь, но удоволь­ ствуемся тем, что я имею и что даровал мне господь бог». Т ут он разодрал щегла на три части: из них одну дал мне, другую съел сам, а третью, совсем крошечную, отдал тому, кто поймал птицу.

§ 34. Что же рассказать о великом, даже бесчисленном множе­ стве животных в этой орде? 76 Поверят ли мне? Это как угодно, но я все же решусь сказать, сколько их там.

Начну с лошадей. Среди этого народа есть торговцы ло­ шадьми; они выводят лошадей из орды и гонят их в различные места. В одном караване, пришедшем в Персию еще до того, как я оттуда уехал, их было четыре тысячи голов.77 Не удивляйтесь этому: действительно, если бы вы пожелали за один день купить в орде сразу тысячу или даже две тысячи лошадей, вы нашли бы их там, потому что лошади ходят табунами, как скот. Обычно отправляются в табун и говорят продавцу, что желательно до­ стать сотню таких-то коней. У него есть дубинка с арканом на верхнем конце, и он настолько привычен к своему делу, что едва лишь покупатель укажет ему — «слови, мол, мне этого коня или слови того», — как он уже накинул петлю коню на голову, выта­ щил его из среды других и поставил в стороне. Таким способом он вылавливает столько коней, сколько требуется покупателю, и тех именно, каких тот желает. Мне случалось встречать в пути купцов, гнавших лошадей в таком количестве, что они покрывали пространство целых степей.

Но вот что удивительно: страна эта не производит очень по­ родистых лошадей; они низкорослы, с большим брюхом и не едят овса. Когда их гонят в Персию, то наибольшее достоинство, кото­ рое можно за ними признать, состоит в том, что они едят овес, потому что если бы они его не ели, то не могли бы, в случае на­ добности, переносить усталость.

Второй вид животных, которых имеет этот народ, — прекрас­ ные крупные быки, причем в таком количестве, что их вполне хватает даже на итальянские бойни. Их гонят в Польшу, а неко­ торую часть направляют через Валахию в Трансильванию; кроме того — в Германию, а оттуда уже ведут в Италию. В тех местах [в степях] быки носят поклажу и вьюки, когда это требуется.

Третий вид животных, которых держит этот народ, — высо­ кие мохнатые двугорбые верблюды. Их гонят в Персию и про­ дают там по двадцать пять дукатов за каждого. Верблюды с востока имеют один горб и малы ростом; их продают по десять дукатов за каждого.

Четвертый вид животных, которых разводит этот народ, — огромнейшие бараны на высоких ногах, с длинной шерстью и с такими хвостами, что некоторые весят до двенадцати фунтов каждый. Я видел подобных баранов, которые тащили за собой колесо, а к нему был привязан их хвост. Салом из этих хвостов [татары] заправляют свою пищу; оно служит им вместо масла и не застывает во рту.

§ 35. Не знаю, кто, кроме очевидца, мог бы рассказать о том, о чем я сейчас сообщу.78 Ведь вы могли бы спросить: «Чем же питается такое количество народа, если он находится в пути цедыми днями? Откуда берется хлеб, который они едят? Где они находят его?». Я, сам видевший все это, так отвечу вам.

Около февральского новолуния устраивается клич по всей орде, чтобы каждый, желающий сеять, приготовил себе все не­ обходимое, потому что в мартовское новолуние будет происхо­ дить сев в таком-то месте, и что в такой-то день такого-то ново­ луния все отправятся в путь. После этого те, кто намерен сеять сам или поручить сев другим, приготовляются и уговариваются между собой, нагружают телеги семенами, приводят нужных им животных и вместе с женами и детьми — или же с частью семьи — направляются к назначенному месту, обычно располо­ женному на расстоянии двух дней пути от того места, где в мо­ мент клича о севе стояла орда. Там они пашут, сеют и живут до тех пор, пока не выполнят всего, что хотели сделать. Затем они возвращаются в орду.

Хан поступает со своей ордой так же, как мать, пославшая детей на прогулку и не спускающая с них глаз. Поэтому он объезжает эти посевы — сегодня здесь, завтра там, не удаляясь [от своих людей] больше чем на четыре дня пути. Т ак продол­ жается, пока хлеба не созреют. Когда же они созреют, то он не передвигается туда со всей ордой, но уходят туда лишь те, кто сеял, и те, кто хочет закупить пшеницу. Едут с телегами, волами и верблюдами и со всем необходимым, как при переезде в свои поместья.

Земли там плодородны и приносят урожай пшеницы сам-пятьдесят — причем она высотой равна падуанской пшенице, — а уро­ жай проса сам-сто. Иногда получают урожай настолько обиль­ ный, что оставляют его в степи.

§ 36. Расскажу здесь кстати и о следующем. Был тут сын одного из сыновей Улумахумета; он правил несколько лет и все опасался, как бы один его двоюродный брат, находившийся по ту сторону реки Ледиль, не лишил его той части его народа,79 кото­ рая обычно уходила туда на посевы и потому подвергалась осо­ бенной опасности. Одиннадцать лет подряд не разрешал он сеять, и в течение этого времени все они питались только мясом, моло­ ком и подобными вещами; на базаре все же бывало немного муки и проса, но по дорогой цене.80 Когда я их спрашивал, как же они обходятся, они лишь усмехались, говоря, что у них есть мясо.

Тем не менее упомянутый [царевич] был все же изгнан этим своим двоюродным братом.

В конце концов Улумахамет (о котором мы говорили выше),81— после того как в пределы его владений пришел Кезимахумет, — видя, что не сможет ему сопротивляться, покинул орду и бежал вместе со своими сыновьями и другими своими людьми. А Кезимахумет объявил себя ханом всего того народа.82 § 37. Он пришел к Дону в июне месяце и переправлялся через реку в течение почти двух дней со своим многочисленным народом, с телегами, со скотом и со всем имуществом. Поверить этому удивительно, но еще более удивительно самому видеть это!

Они переправлялись без всякого шума, с такой уверенностью, будто шли по земле. Способ переправы таков: начальники посы­ лают своих людей вперед и приказывают им сделать плоты из сухого леса, которого очень много вдоль рек. Затем им велят де­ лать связки из камыша, которые прилаживают под плоты и под телеги. Таким образом они и переправляются, причем лошади плывут, таща за собой эти плоты и телеги, а обнаженные люди помогают лошадям.83 Спустя месяц [после виденной мною переправы] я отпра­ вился по реке на тони и встретил такое количество брошенных плотов и фашин, которые плыли по течению, что мы едва смогли пробиться. По берегам в этих местах я видел, кроме того, также огромное множество плотов и фашин и был просто поражен.

Когда мы прибыли на тони, то обнаружили, что здесь был нанесен вред гораздо больший, чем тот, о котором я уже писал выше.84 § 38. Тогда же (приведу этот случай, чтобы не забывать о своих друзьях) родич хана, Эдельмуг, вернувшийся для пере­ правы через реку (о чем я рассказал выше), приехал в Тану.

Он привел ко мне одного из своих сыновей и, бросившись меня обнимать, сказал: «Я привез тебе моего сына и хочу, чтобы он стал твоим». Тут же он стащил со спины этого сына кафтан и надел его на меня.85 Кроме того, он подарил мне восемь рабов, русских по национальности, говоря: «Это часть добычи, которую я забрал в России».86 Он прожил у меня два дня и в свою оче­ редь получил от меня соответствующие подарки.

§ 39. Бывают иногда люди, которые, расставаясь с другими и не предполагая возвращаться в те края, легко забывают о дружбе, думая, что больше никогда уже не увидятся. Отсюда происходит то, что часто они поступают не так, как должны были бы поступать. Они, конечно, делают неправильно; ведь есть пого­ ворка, что гора с горой не сходится, а человек с человеком сой­ тись может.

Случилось так, что при возвращении моем из Персии вместе с послом Ассамбека я хотел проехать через Татарию и через Польшу и таким образом попасть в Венецию. Впоследствии я не проделал этого пути. Тогда в нашей компании было много купцов из татар. Я спросил их, что сталось с Эдельмугом, и они сказали мне, что он умер и оставил сына по имени Ахмет. При этом они описали признаки его лица, так что и по имени, и по внешним чертам я узнал в нем именно того человека, которого его отец когда-то отдал мне в сыновья. Как говорили те татары, он зани­ мал высокое положение при хане, и, если бы мы проезжали тем путем, мы без сомнения попали бы в его руки. Я уверен, что имел бы у него наилучший прием, потому что сам всегда хорошо принимал и его отца, и его самого. А кто подумал бы, что спустя тридцать пять лет,87 при крайней отдаленности друг от друга обеих стран, встретятся татарин с венецианцем?

§ 40. Я добавлю к этому еще один рассказ (хотя событие от­ носится к другому времени), потому что он касается того же, о чем я только что говорил. В 1455 г., будучи на складе одного виноторговца на Риальто и расхаживая по помещению, я вдруг заметил за бочками, в конце склада, двух закованных в цепи людей. По внешнему виду я узнал в них татар 88 и спросил, кто они такие. Они ответили мне, что были в рабстве у каталонцев, что потом бежали на лодке, но в море были захвачены здешним купцом. Тогда я сразу же пошел к начальникам ночной стражи 89 и подал им жалобу по поводу этого дела. Те немедленно прислали несколько служащих, которые привели татар в контору и в при­ сутствии того купца их освободили, а его осудили.

Я взял этих татар, привел их к себе в дом и расспросил, кто они такие и из какой страны. Один из них сказал, что он из Таны и что был слугой Коцадахута. Последнего я когда-то зна­ вал, потому что он был коммеркиарием 90 хана, который через него сдирал пошлину с товаров, ввозимых в Тану. Вглядевшись в лицо татарина, я как будто узнал его, потому что он много раз бывал в моем доме. Тогда я спросил, как его зовут, и он сказал мне, что его имя Кебекчи, что на нашем языке означает «отде­ ляющий отруби, высевки» или же «просеивающий муку». Я по­ смотрел на него и сказал: «А меня-то ты узнаеш ь?».

Он ответил:

«Н ет». Но лишь только я упомянул о Тане и об Юсуфе (так меня называли в тех краях), как он бросился к моим ногам и хо­ тел их облобызать, говоря: «Ты дважды спас мне жизнь, один раз теперь, потому что, оказавшись в рабстве, я считал себя умер­ шим; в другой же раз, когда горела Тана; ты тогда пробил про­ лом в стене, через который выбралось наружу много людей и в их числе мой хозяин и я». Это действительно так и было.

Когда случился в Тане тот пожар, я сделал пробоину в стене против одного пустыря, где скопилось много народу; через про­ лом вышло наружу до сорока человек и между ними этот самый татарин и Коцадахут.

Я продержал обоих [татар] у себя в доме почти два месяца, а когда отплывали корабли в Тану, я отправил их домой.

Итак, расставаясь с кем-либо в предположении никогда больше не возвращаться в те края, никто не должен забывать о дружбе, как будто никогда уже не придется свидеться. Может случиться тысяча вещей так, что снова придется повстречаться и, быть может^ тот, кто более силен, будет нуждаться в том, кто менее силен.

§ 41. Возвращаясь к рассказу о Тане, я пройду по западному побережью, следуя вдоль Забакского моря, а после выхода из него поверну налево; затем пройду немного по Великому морю вплоть до провинции, называемой Мингрелия.

§ 42. Если ехать из Таны вдоль берега упомянутого моря, то через три дня пути вглубь от побережья встретится область, на­ зываемая Кремук.91 Правитель ее носит имя Биберди, что значит «богом данный». Он был сыном Кертибея, что значит «истинный господин». Под его властью много селений, которые по мере на­ добности могут поставить две тысячи конников. Там прекрасные степи, много хороших лесов, много рек. Знатные люди этой об­ ласти живут тем, что разъезжают по степи и грабят, особенно [купеческие] караваны, проходящие с места на место. У [здеш­ них жителей] превосходные лошади; сами они крепки телом и коварны нравом; лицом они схожи с нашими соотечественниками.

Хлеба в той стране много, а также мяса и меда, но нет вина.

Дальше за этим народом лежат области, населенные племенами с различными языками, однако они не слишком удалены друг от друга. Это племена Кипке, Татаркосия, Собаи, Кевертеи, Ас, т. е.

Аланы,92 о которых мы говорили выше.93 Они следуют одно за другим вплоть до Менгрелии, на пространстве двенадцати дней пути.

§ 43. Эта Мингрелия имеет границу с Кайтаками, которые живут около Каспийских гор,94 и частично с Грузией95 и Великим морем, а также с горным хребтом, проходящим в Черкесию.

С одной стороны, Мингрелия имеет реку, называемую Ф азо,96 которая ее огибает и впадает в Великое море.

Правитель этой провинции зовется Бендиан.97 Он владеет двумя крепостями на упомянутом море; одна называется Вати,98 другая — Савастополь." Кроме этих у него есть и другие крепо­ стцы. Вся страна — каменистая и бесплодная; там нет хлеба иного сорта, кроме проса; соль туда привозят из Каффы. Жители выделывают небольшое количество холста, весьма плохого.100 Народ там дикий; показать это можно на следующем случае.

Я был в Вати, куда попал вместе с неким Ацолином Скварчафиго, генуэзцем, отправившись из Константинополя на одной ту­ рецкой парандерии,101 чтобы добраться до Таны. На пороге дома стояла какая-то молодая женщина. Генуэзец сказал ей: «Surina patro in сосоп», что значит: «Госпожа, дома ли хозяин?», — под­ разумевая ее мужа. Она ответила: «Archilimisi», что значит: «Он придет».

Генуэзец схватил ее за губы и, показывая мне, говорил:

«Смотри, какие у нее красивые зубы !». Потом он показал мне ее грудь, трогая соски. Она нисколько не смутилась и не двину­ лась. Затем мы вошли в дом и уселись. Этот самый Ацолин, по­ казав, что у него в штанах насекомые, сделал ей знак, чтобы она поискала их. Она принялась за это с готовностью и стала искать насекомых с величайшим доверием и целомудрием.

Тут пришел муж, и генуэзец, схватившись за кошелек, сказал:

«Patroni, tetari si cha?», что значит: «Хозяин, есть ли у тебя деньги?». Когда же тот знаками показал, что у него при себе ничего нет, генуэзец дал ему несколько аспров, 102 на которые велел купить какое-нибудь угощение; и муж ушел. Побыв там еще не­ которое время, мы затем в свое удовольствие прогулялись по той земле, причем генуэзец, благодаря тамошним нравам, творил во всех местах все, что ему вздумается, без того даже, чтобы ктонибудь изругал его. По всему этому видно, что действительно это дикие люди. Торгующие в этой стране генуэзцы взяли себе за обычай говорить: «Ты мингрел!», — когда хотят сказать кому-ни­ будь: «Ты дурак!».

§ 44. Однако раз уж я сказал, что «tetari» значит «деньги», я не хочу оставлять недосказанным, что «tetari» собственно значит «белый» и в названии этого цвета подразумеваются серебряные деньги, по цвету белые. Г реки и теперь еще говорят «аспр», что значит «белый»; турки — «акча», что также значит «белый»;

джагатаи — «тенг», равным образом означающее «белый». В Ве­ неции прежде делались — да делаются и поныне — деньги, назы­ ваемые «bianchi». В Испании до сих пор есть монеты, которые на­ зываются «ЫапсЬе». Таким образом, мы видим, сколько наций, каж дая на своем языке, как бы встречаются в названии одной и той же вещи одинаковым именем.

§ 45. Возвращаясь еще раз в Тану [как в исходное место], я перехожу реку, где раньше была Алания, как я сказал об этом выше,103 и двигаюсь направо вдоль берега Забакского моря, идя вперед вплоть до «острова Каффы»; 104 здесь я нахожу полоску земли, которая тянется между [этим] «островом» и материком, вроде перешейка в Морее, называющегося Ц укала.105 Там [около перешейка к «острову Каффы»] находятся огромнейшие соляные озера,106 которые непосредственно тут же на месте и за­ стывают. Следуя по упомянутому «острову», раньше всего на по­ бережье Забакского моря находится Кумания,107 население кото­ рой получило свое имя от племени Куманов. Затем — край «острова», где расположена Каффа; там была Газария; 108 ведь до нынешнего дня «пико»,109 т. е. локоть, которым меряют [ткани] в Тане, по всем этим местам называется «газарским локтем».

§ 46. Степь на «острове Каффы» подвластна татарам.110 Их правителем является Улуби,111 сын Азихарея. Татар очень много, и при надобности они могли бы поставить от трех до четерых тысяч конников. У них есть два поселения, обнесенные стенами, н о не представляющие собой крепостей. Одно — это Солхат,112 ко­ торый они называют Инкремин, что значит «крепость», другое — Керкиарде,113 что на их наречии означает «сорок селений».

На этом «осггрове» при устье 114 Забакского моря находится прежде всего цоселение, именуемое Керчь; 115 у нас она назы­ вается Босфором Киммерийским. Далее лежит Каффа, за Н — Солдайя, Грузуи, Чимбало, Сарсона и Каламита.116 Все эти ей места в настоящее время подвластны турецкому султану.

О них я больше ничего не скажу, так как все они достаточно известны.

§ 47. Однако я хотел бы только рассказать о гибели Каффы, именно то, что я узнал от одного генуэзца, Антонио да Гваско, который там находился, затем бежал по морю в Грузию, а оттуда пришел в Персию как раз в то время, когда я там был.117 Послу­ шайте, каким образом этот город достался в руки туркам.

Тогда правителем в том месте, а именно — в степях, был один татарин по имени Эминакби.118 Он ежегодно брал с каффинцев определенную дань, что было обычным явлением в тех краях.

Случились между ним и каффинцами некоторые разногласия, по поводу которых консул Каффы — это был тогда генуэзец — решил обратиться к хану,119 чтобы призвать [правителем] кого-либо из родичей этого Эминакби. При его содействии и при помощи его сторонников консул намеревался изгнать Эминакби.

Поэтому он послал [из Каффы] корабль в Т ану.120 На корабле был посол от консула, который и отправился в орду, где нахо­ дился хан. Когда там был найден какой-то родич Эминакби, по имени Менглиери, посол, получив разрешение, отвез его в Каффу через Тану. Эминакби, узнав об этом, пытался установить мир с каффинцами путем договора, по которому они должны были отослать Менглиери обратно. Но каффинцы не согласились на подобный договор; тогда Эминакби, опасаясь за свое дело, от­ правил посла к Оттоману, обещая ему (если он пошлет свой флот для осады Каффы с моря) осадить город с суши и таким образом отдать ему Каффу, которой тот хотел овладеть.

Оттоман, который весьма желал этого, послал флот и в ко­ роткое время взял город; Менглигирей был захвачен и отослан к Оттоману, у которого оставался в тюрьме многие годы.

§ 48. Некоторое время спустя Эминакби из-за дурного отно­ шения к себе со стороны турок начал жалеть, что отдал город Оттоману, и перестал допускать туда ввоз какого-либо продоволь­ ствия. Поэтому там начал [ощущаться] большой недостаток хлеба и мяса, так что город находился как бы в осаде. Тогда От­ томану напомнили, что если бы он послал Менглигирея в Каффу и держал его внутри города под домашней охраной, в городе на­ ступило бы изобилие [питания], потому что этот самый Менгли­ гирей пользовался большой любовью у окрестного населения.

Оттоман, рассудив, что такое напоминание полезно, отослал Мен­ глигирея [в Каффу]. Лишь только стало известно, что он вер­ нулся, тотчас же в городе наступило великое изобилие, потому что Менглигирея любило также и городское население. Он содер­ жался под нестрогой охраной и мог ходить повсюду в пределах города. Тогда-то однажды и были устроены состязания по стрельбе из лука.

В этих местах состязания происходят следующим образом.

К деревянной балке, положенной горизонтально на два деревян­ ные столба (это устройство похоже на виселицу), привешивают на тонкой бечевке серебряную чашу. Состязающиеся на приз 10] о стрелки имеют стрелы с железной частью в виде полумесяца с острыми краями. Всадники скачут с луками на своих конях под эту виселицу и, едва только минуют е е,— причем лошадь продол­ жает нестись в том же направлении, — оборачиваются назад и стреляют в бечевку; тот, кто, срезав ее, сбросит чашу, выигрывает приз.

И вот Менглигирей, воспользовавшись случаем, когда про­ исходили эти игры, устроил так, что сотня всадников из татар, с которыми он сговорился, спрятались в одной долинке непода­ леку за городом. Он сделал вид, что также хочет состязаться в стрельбе, поскакал во весь опор и скрылся бегством среди своих сообщников. Немедленно же, лишь только узнали об этом событии, множество людей из населения «острова» последовало за Менглигиреем. Вместе с ними, в полном порядке, он ушел к Солхату — этот город отстоит от Каффы на шесть миль — и захватил его.122 Убив Эминакби, Менглигирей стал правителем тех мест.

§ 49. На следующий год он решил пойти к Астрахани, кото­ рая находится в шестнадцати днях пути от Каффы; она была тогда подвластна Мордасса-хану.123 Последний в это время на­ ходился вместе с ордой на реке Ледиль. Менглигирей вступил с ним в сражение, взял его в плен и забрал себе его народ, боль­ шую часть которого послал на «остров Каффы», а сам остался зимовать на упомянутой реке. В нескольких днях пути оттуда стоял другой татарский правитель, который узнав, что Менгли­ гирей зимует в том месте, — а река уже замерзла, — решил сде­ лать на него неожиданное нападение, одолел его и освободил Мордасса-хана, которого Менглигирей держал в заключении.

Потерпевший поражение Менглигирей вернулся с расстроенным войском в Каффу.

На следующую весну Мордасса с ордой пошел на него прямо к Каффе, сделал несколько набегов и причинил вред внутренним частям «острова». Однако, не располагая достаточными силами, чтобы подчинить своей власти эти земли, он повернул обратно.

Тем не менее, как мне говорили,124 он снова собирает войско с на­ мерением вернуться на «остров» и изгнать Менглигирея.

§ 50. Все это само по себе достоверно, но в то же время по­ служило поводом к вымыслу, а именно: люди, которые не пони­ мают, почему ведутся войны между этими двумя правителями, и не представляют себе разницы между великим ханом и Мордассаханом, но Слышали, что Мордасса-хан собирает новое войско с на­ мерением Вернуться на «остров», говорят и распространяют изве­ стие, что сам великий хан идет на Каффу вместо Оттомана и со­ бирается двинуться дальше по пути на Монкастро, в Валахию и Венгрию, и вообще всюду, куда ни захочет Оттоман.125 Все это — ложные сведения, хотя они и получаются через письма из Кон­ стантинополя § 51. Далее за Каффой,126 по изгибу берега на Великом море, находится Готия, за ней — Алания, которая тянется по «острову»

в направлении к Монкастро,127 как мы уже сказали выше.

Готы говорят по-немецки. Я знаю это потому, что со мной был мой слуга-немец; они с ним говорили, и [обе стороны] вполне понимали друг друга подобно тому, как поняли бы один дру­ гого фурланец 128 и флорентиец. Я думаю, что благодаря сосед­ ству готов с аланами произошло название готаланы. Первыми в этО месте были аланы, затем пришли готы; они завоевали эти хМ страны и [как бы] смешали свое имя с именем аланов. Таким образом, ввиду смешения одного племени с другим, они и назы­ вают себя готаланами.129 И те, и другие следуют обрядам гре­ ческой церкви, также и черкесы.

§ 52. Мы упомянули о Тамани и об Астрахани 130 и поэтому не хотим обойти молчанием эти места и предметы, достойные вни­ мания. Скажем следующее: если идти с Тамани 131 на восток в те­ чение семи дней, то встретится река Ледиль, на которой стоит Астрахань. Теперь это почти разрушенный городишко, но в про­ шлом это был большой и знаменитый город. Ведь до того, как он был разрушен Тамерланом,132 все специи и шелк шли в Астрахань, а из Астрахани — в Тану (теперь они идут в Сирию).133 Только из одной Венеции в Тану посылали шесть-семь больших галей,134 чтобы забирать эти специи и шелк. И в те времена ни венеци­ анцы, ни представители других заморских наций 135 не торговали в Сирии.

§ 53. Эдиль — многоводная и необычайно широкая река; она впадает в Бакинское море,136 которое находится на расстоянии около двадцати пяти миль от Астрахани. В реке, как и в море, неисчислимое количество рыбы; в море добывается много соли.

Вверх по течению по этой реке можно почти доплыть до Москвы, города в России: останется лишь три дня пути.137 Еже­ годно люди из Москвы плывут на своих судах в Астрахань за солью.138 На реке [Эдиль] много островов и лесов; некоторые острова имеют в окружности до тридцати миль. В лесах попадаются такие липы, что из одного выдолбленного ствола делают лодки, вмещающие восемь-десять лошадей ° и столько же людей.

§ 54. Если плыть по этой реке и направляться на северо-вос­ ток и на восток, следуя пути в Москву, то в продолжение пятнад­ цати дней вдоль берегов будут встречаться бесчисленные племена Тартарии. Направляясь к северо-востоку, достигают пределов России; 140 здесь находится городок, называемый Рязань. Он при­ надлежит родственнику 141 русского великого князя Иоанна.142 Все население — христиане, по греческому обряду.

Страна обильна хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами. Приготовляют «б узу»,143 что значит пиво. Повсюду много лесов и деревень.

Немного дальше находится город по названию Коломна. Оба города имеют деревянные укрепления; также и дома все дере­ вянные, потому что в этих местах нет достаточно камня.

§ 55. В трех днях пути протекает превосходная река Москва, на которой расположен город, называемый Москвой, где живет русский великий князь Иоанн. Река проходит посредине го­ рода 144 и имеет несколько мостов. Замок стоит на холме и [вместе с городом] со всех сторон окружен лесом. Изобилие хлеба и мяса в этом месте можно представить себе по тому, как продают мясо: его дают не на вес, а просто на глаз, причем не менее четырех фунтов за один маркет.145 На один дукат полу­ чают семьдесят кур, а один гусь стоит три маркета.

Мороз там настолько силен, что замерзает река. Зимой [на лед] свозят свиней, быков и другую скотину в виде ободранных от шкуры туш. Твердых, как камень, их ставят на ноги, и в та­ ком количестве, что если кто-нибудь пожелал бы купить за один день двести туш, он вполне мог бы получить их. Если предвари­ тельно не положить их в печь, их невозможно разрубить, потому что они тверды, как мрамор.

Фруктов там нет, за исключением кое-каких яблок и волошских и лесных орехов.

Когда там намереваются ехать из одного места в другое — особенно же если предстоит длинный путь, — то едут зимним временем, потому что все кругом замерзает и ехать хорошо, если бы только не стужа. И тогда с величайшей легкостью пере­ возят все, что требуется, на санях.146 Сани служат там подобно тому, как нам служат повозки,, и на местном говоре называются «дровни» или «возы ».147 Летом там не отваживаются ездить сли­ шком далеко по причине величайшей грязи и огромнейшего коли­ чества слепней, которые прилетают из многочисленных и обшир­ ных тамошних лесов, в большей своей части необитаемых.

Там нет винограда, но одни изготовляют вино из меда, дру­ гие варят брагу из проса. И в то и в другое кладут цветы хмеля, которые создают брожение; получается напиток одуряющий и опьяняющий, как вино.

§ 56. Нельзя обойти молчанием одного предусмотрительного действия упомянутого великого князя: видя, что люди там из-за пьянства бросают работу и многое другое, что было бы им самим полезно, он издал запрещение изготовлять брагу и мед и употреб­ лять цветы хмеля в чем бы то ни было. Таким образом он обра­ тил их к хорошей жизни.

§ 57. Сейчас^ прошло, вероятно, лет двадцать пять с тех пор, как русские платили за плавание [по Волге] дань татарскому хану.148 В настоящее время они подчинили себе город, который называется Казань.149 На нашем языке это значит «котел». [Го­ род] находится на берегу реки Ледиль по левую руку,150 если плыть к Бакинскому морю; он удален от Москвы на пять дней пути. Это — торговый город; оттуда вывозят громадное количе­ ство мехов, которые идут в Москву, в Польшу, в Пруссию и во Фландрию.151 Меха получают с севера и северо-востока, из обла­ стей Дзагатаев и из Мордовии.152 Этими северными странами владели татары,153 которые в боль­ шинстве своем язычники, так же как и мордовцы.154 § 58. Я обладаю хорошей осведомленностью относительно мордвы и потому расскажу все, что знаю,155 об их верованиях и образе жизни.

В известное время года они берут лошадь, которую они приоб­ ретают сообща,156 и привязывают ей все четыре ноги к четырем кольям, а голову — к отдельному колу. Все эти колья вбиты в землю. Затем приходит человек с луком и стрелами, становится на соответственном расстоянии и стреляет в сердце до тех пор, пока не убьет лошадь. Потом ее обдирают, из шкуры делают ме­ шок, над мясом совершают какие-то свои обряды и съедают его;

шкуру туго набивают соломой и зашивают ее так искусно, что она кажется цельной; вместо каждой из ног подставляют прямой бру­ сок дерева — так, чтобы лошадь могла стоять, будто живая, на ногах. Наконец, они идут к какому-нибудь большому дереву, обру­ бают соответственным образом сучья и прилаживают сверху по­ мост, на который и помещают эту лошадь стоймя. В таком виде они ей поклоняются и приносят в дар соболей, горностаев, белок, лисиц и другие меха. Все это они навешивают на дерево, подобно сому как мы ставим свечи [в церкви]. Таким образом получается, что эти деревья сплошь заполнены мехами.

Народ питается больше всего мясом, преимущественно диких животных, и рыбой, которую ловят в здешних реках. Это все, что мы могли рассказать о мордовцах.

§ 59. О татарах же нечего сказать другого, кроме разве того, что те из них, которые остались язычниками, поклоняются исту­ канам, возя их с собой на своих телегах; однако среди них есть и такие, которые имеют обычай поклоняться каждый день какомунибудь животному, встреченному ими при первом выходе из дома.

§ 60. Великий князь [московский] покорил также Новгород, что на нашем языке означает «девять замков».157 Это громадней­ ший город, отдаленный от Москвы на восемь дней пути в северозападном направлении. Раньше он управлялся народом, и люди жили там без всякого правосудия; среди них было много еретиков.

Теперь понемногу переходят они в католическую веру7158 хотя одни верят, а другие нет; но они живут по закону, и у них есть судо­ производство.

§ 61. Если ехать из Москвы в Польшу, то нужно двадцать два дня, чтобы вступить в эту страну. Первое место, которое здесь встречается, это замок, называемый Троки. Из Москвы туда нельзя попасть иначе, как через леса и холмы; это почти пус­ тынная местность. Правда, по пути попадаются кое-где следы костров: тут незадолго до того люди останавливались на привал.

В таких местах путешественники всякий раз могут отдохнуть и развести огонь. Иногда, но очень редко, лежит в стороне ка­ кая-нибудь маленькая деревушка.

З а Троками встречается все меньше и меньше лесов и холмов, но попадаются уже кое-какие деревни. В девяти днях пути от Трок находится замок, называемый Слоним. Затем вступают в Литву, где можно видеть город Варсовия,159 принадлежащий князькам, которые подчиняются королю польскому Казимиру.160 Страна здесь плодородная, имеет много замков и деревень, однако не очень значительных. Из Трок до Познани 161 семь дней пути. Край там хороший и красивый.

Дальше находится М ерсага,162 очень хороший город. Здесь кончается Польша. Об ее замках и городах я не буду больше рассказывать, так как ничего об этом не знаю.163 Скажу только, что король с сыновьями и весь его дом — христианнейшие люди и что его старший сын в настоящее время является королем Боге­ мии.164 По выезде из Польши через четыре дня встречаем Франкфурт, город маркграфа Бранденбургского, и вступаем в Германию.

О ней я не буду говорить, поскольку это место знакомое и изве­ стное многим.

*** § 62. Теперь остается сказать кое-что о Грузии. Она примы­ кает к странам, о которых только что шла речь, и граничит с Мингрелией.165 Царь этого края именуется Панкратием.166 Земля у него пре­ красная, обильная просом, вином, мясом, зерном и многими другими плодами; большую часть виноградных лоз [жители] выра­ щивают на деревьях, как делается в Трапезунде.167 Люди там кра­ сивые, рослые, но у них весьма низменные привычки и очень дур­ ные обычаи. Ходят они со стриженой или бритой головой, только вокруг оставляют немного волос,168 наподобие наших аббатов, у ко­ торых приличный доход. Носят усы, которые отращивают ниже бороды, на длину с четверть локтя. На голове у них шапки раз­ ных цветов, на верхушке шапок — гребешок. На плечах они носят кафтаны, очень длинные, но узкие и разрезанные сзади до яго­ диц: это потому, что иначе они не могли бы ездить верхом. З а это я их не порицаю, так как вижу, что того же придерживаются еще и французы.^ На ногах до колен они носят высокие сапоги, причем подошва н^ них сделана так, что, когда они стоят, носок и пятка касаются земли, но посредине подошва настолько возвышается, что можно было бы просунуть кулак под их ступню, не причинив себе никакого вреда. Поэтому, когда они идут пешком, они очень утомляются. Я порицал бы их за это, если бы не знал, что и у персов в употреблении то же самое.

Что касается их еды, то, судя по тому, что я испытал на соб­ ственном опыте в доме одного из князей,169 они подают ее сле­ дующим образом: у них имеются особые четырехугольные столы, около полулоктя [в квадрате], с желобчатым краем со всех сто­ рон; посредине стола кладут некоторое количество вареного проса, без соли и без всякого жира; это кушанье служит вместо супа. На другой такой же стол кладут жареное кабанье мясо, однако оно настолько мало прожарено, что, когда его резали, из него выступала кровь. Они ели его с большой охотой, но я не мог его и попробовать и потому делал вид, что ем просо. Вина у них изобилие, и оно ходило вкруговую.170 Других яств нам не подавали.

В этой стране высокие горы и много лесов. Есть там город, по названию Зифилис, перед которым протекает река Тигр.1 1 7 Это хороший город, но он мало населен. Есть там также замок, называемый Гори. Страна граничит172 с Великим морем.

§ 63. Вот и все, что я мог рассказать о моем путешествии в Тану и в окружающие страны, а также о вещах достойных памяти [и виденных мною] в тех местах.

КО М М ЕНТАРИЙ К ТЕКСТУ

И ПЕРЕВОДУ БАРБАРО

1 Барбаро назван «cittadino di Venezia», но не в смысле принадлежности к пополанам, а просто как житель города, как венецианец. В «Венецианских анналах» Малипьеро представитель одной из знатнейших фамилий Венеции, Марк Корнаро (Marco Corner), определен как «un privato cittadin Venetian»

(а. 1468, р. 598).

2 Плиний (род. в 2 3 —24 г., ум. в 79 г. ) — автор знаменитых записей, именуемых «Historia Naturalis», которые и имеет в виду Барбаро.

3 Солин (III в.) написал, главным образом по Плинию, сочинение под названием «Polyhistor» — собрание разных исторических и географических сведений.

4 Помпоний Мела — римский географ I в. В 4 0 —41 гг. он написал сочи­ нение, обычно называемое «De chorographia» или — по его начальным сло­ вам — «De situ orbis».

5 Страбон (ум. в конце правления императора Тиберия, 14 — 37 гг.) — знаменитый греческий географ и путешественник. Страбон написал свою «Гео­ графию» не ранее 18 г. Его труд, наряду с трудом Птолемея, был известен образованным людям средневековья.

0 Геродот — прославленный греческий историк V в. до н. э.; его «Исто­ рии» были для удобства разделены на 9 книг, по числу муз. Как известно, Геродот уделил немалое внимание географии и этнографии областей Северного Причерноморья и был первым историком этих отдаленных от Греции мест.

7 Диодор Сицилийский — греческий писатель второй половины I в. до н. э. и путешественник, отразивший в своем громадном труде «Библиотека»

географию, обычаи и — для современного ему периода — историю окружаю­ щего мира. Труд Диодора, не дошедший до нас целиком, ценен выдержками из неизвестных нам авторов.

8 Дионисий Галикарнасский, греческий историк древнейшего периода рим­ ской истории, написал (в конце I в. до н. э.) сочинение «Римская археология».1 11 Барбаро и К опта ри ии о Росши 9 Марко Поло — крупнейший путешественник средневековья. Родом из венецианской купеческой семьи, он был взят отцом и дядей — Никколо и Маффео Поло — в их поездку в Китай. Путь туда и обратно и длительное пребывание в Китае заняли 24 года, с 1271 по 1295 г. Маршрут, начиная от Лаяса в Александреттском заливе (он же залив Искендерон), был сухо­ путным: по Малой Азии, через Эрзинджан и Эрзерум в Тебриз; оттуда по Персии, через Иезд в Ормуз на Персидском заливе; далее не по морю, но через Памир и по караванному пути в Китай — в резиденцию хана Хубилая, внука Чингис-хана. Вернувшись на родину в 12 9 5 г., Марко Поло через три года оказался в плену в генуэзской тюрьме (осенью 12 9 8 г. он был участ­ ником морского сражения при острове Курцола между венецианским и ге­ нуэзским флотами, принесшего победу генуэзцам); находясь в тюрьме, Марко Поло продиктовал свои воспоминания о путешествии заключенному вместе с ним пизанцу Рустиччано. Марко Поло умер в 13 2 4 г.

10 Николо де Конти (Nicolo de’C o n ti)— венецианский купец, совершив­ ший длительное путешествие (оно длилось около 25 лет) по странам Азии.

Он посетил Персию, Индию, острова Борнео и Яву. Будучи на обратном пути в Египте, Конти отрекся от христианства и стал магометанином, но по воз­ вращении на родину просил папу Евгения IV восстановить его в католиче­ ской церкви. В качестве покаяния папа приказал ему рассказать папскому секретарю, известному гуманисту Поджо Браччолини ( 1 3 8 0 — 14 5 9 ), историю своих странствий. Поджо включил рассказ о путешествии Николо де Конти в свое сочинение «De varietate fortunae libri IV », в котором последнюю, IV книгу составляет изложение этого путешествия. Николо де Конти считают иногда вдохновителем знаменитейшего картографа своего времени — фра Мауро из монастыря св. Михаила на острове Мурано, — который создал в 1459 г. карту мира (mappamondo). Николо де Конти умер в 14 6 9 г.

11 Iovane de Vandavilla englese—- так назвал Барбаро автора известного в Средневековье сочинения о путешествиях по Европе, Азии и Африке.

Имя автора — Джон Мандевилль (John Mandeville), но под ним скрывался фламандский врач из Льежа по имени Жан де Бургонь, который умер в 1372 г. Сочинение его, написанное по-французски в 13 5 6 г., наполнено фантастическими — либо измышленными, либо заимствованными — рассказами об огромном количестве стран, где составитель вовсе не бывал (по-видимому, ему удалось посетить только Египет). Сочинение Мандевилля пользовалось большой популярностью и было переведено на многие языки.

12 Пьетро Кверини (Pietro Querini) отправился с Крита в 1431 г. во Фландрию. Буря отнесла его корабль к неведомой земле, где с мая по август продолжается день, а с ноября по февраль продолжается ночь; предпола­ гается, что Пьетро Кверини и его спутники — Кристофоро Фьераванти и Николо де Микьель — были отнесены к Лофотенским островам у берегов северной Норвегии. В рассказе самого Кверини («Viaggio per le Fiandrc e naufragio») и в отчете о кораблекрушении его спутников («Relazione del naufragio della cocca Quirina») описано первое, притом случайное, посещение венецианцами северной Скандинавии в 1431 г. Пьетро Кверини умер в конце 1448 г.

13 Альвизе да Мосто ( Alvise da Mosto, Alvise da Ca’ da Mosto) — пер­ вый венецианец, плававший в 1 4 5 5 — 1456 гг. за пределы Гибралтара к югу вдоль побережья Африки; он открыл острова Зеленого мыса (Promontorium Viridum) и, обогнув его, дошел до устья реки Гамбии. Это описано путеше­ ственником в его ^труде «Le navigazioni atlantiche, Segue la relazione sulla navigazione del portoghese Pietro da Sintra (nel 14 6 2 ), scritta da Alvise da Mosto».

Альвизе да Мосто'умер в 14 8 3 г.

14 Об Амброджо Контарини см. стр. 86 сл.

15 La pianura — равнина, здесь лучше — степь. Это слово в приложении к степным южнорусским территориям встречается у Барбаро часто, иногда в значении, весьма близком к слову «campagna». Таким образом, и «pianura»



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«Министерство образования Республики Беларусь Учебно-методическое объединение по гуманитарному образованию УТВЕРЖДАЮ Первый заместитель Министра образования РеспубликнЬеларусь, ^ В.А. Богуш Регистрационный № ТД-М 333 /тип. ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ (Часть 3. История Правос...»

«опубл.: // История страны / История кино. М.: Знак, 2004. С. 33–55. Жизненные идеалы и нормы поведения русских в "немом" игровом кино (1908–1919) Олег Усенко "История ментальностей" является одним из наиболее перспективных и быстро развивающихся направлений современных научных исследований в нашей стране. О...»

«Религия— дурман для народа № 30 июль 1928 Оглавление А. Зак — Поэт Ш елли-атеист.0. Корвин — Порка, как орудие религиозного спасения. М. Вебер — П ротестантская этика и дух капитализма. Р ел и ги я— дурм ан д л я н арод а ПРИНИМАЕТСЯ ПОДПИСКА НА ЕЖ ЕМЕСЯЧНЫЙ Ж УРНАЛ С БО РН И К — -1 1 Н А У Ч Н Ы Х МАТЕРИАЛОВ -АТЕИСТ ЕГО ОТДЕ...»

«1 Мельникова Л.Л. Музыкальное просветительство. История и современность. Монография Введение 2 Глава I. Становление и развитие музыкального просветительства, как вида деятельности. I.1 Обучение музыкальному искусству – важный фактор воспитания в цивилизациях древности 3 I.2 Становление музыкального просветительства в Западной Европе 6...»

«СЕВЕРО ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ Кафедра международных отношений Учебно методический комплекс по курсу "СОВРЕМЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ И ПРОБЛЕМЫ ИХ УРЕГУЛИРОВАНИЯ" Издательс...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОЛОДЁЖНЫЙ ПОЛЕВОЙ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОРУМ "ПОМНИМ ВСЕХ ТИРОЛЬСКАЯ ПАМЯТЬ" 26 июня в Южном Тироле, Италия начала работу международная молодёжная поисковая экспедиция "Помним всех Тирольская память". Русский Центр им. Н.И. Бородиной в...»

«1. Раздел программы. Краткое содержание Организация хирургической помощи в России Основные этапы истории отечественной и мировой хирургии. Основоположники отечественной хирургии и их роль в развитии хирургии. В...»

«СЕРИЯ "БОГОСЛОВИЕ И НАУКА" Серия посвящается диалогу между богословием и наукой и включает книги по основным проблемам этого диалога: научной и богословской методологии, богословию и философии науки, взаимоотношению религиозно...»

«УСТРОЙСТВО И РЕМОНТ ВОЗДУХОРАСПРЕДЕЛИТЕЛЯ УСЛ. № 292-001 HTTP://POMOGALA.RU (Работа содержит 39 листов, 9 иллюстраций, 1 таблицу, список литературы) СОДЕРЖАНИЕ Введение. История тормозной техники. Цель работы. 1 Кр...»

«Руководство по эксплуатации www.velomotors.ru Скутер CAFFENERO 250 Запрещается эксплуатация мототехники лицами моложе 16 лет. Выписка из ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.01.1996 N 3, Утверждены от 31.10.1998 N 1272, от 21.04.2000 N 370, от 24.01.2001 N 67, Постановлением Совета Министров о...»

«Изготовление гибкой упаковки Изготовление гибкой упаковки Уважаемые Партнеры! От лица компании рад приветствовать Вас на страницах буклета компании "Артфлекс". В данном буклете...»

«n.a. kеон2ьеа ИСТОРИЯ ИМПЕРИЙ XIX – НАЧАЛА ХХ вв. В СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ1 Кризис империй в ХХ столетии вызвал закономерный интерес исторической науки к изучению истории сложных геополитических образований, факторов их устойчивости и распада. Предметом рассмотрения в настоящей статье являются системный, компаратив...»

«Знакомство с городами, природой, историей и культурой крупнейшей из Латино-Американских стран за 16 дней – с 03 по 18 декабря 2016 года 8 дней с купанием и отдыхом на пляжах Атлантики! 2 речных круиза по А...»

«ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПУБЛИЧНАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ Новая литература в помощь историку: информационный бюллетень №1 апрель — июнь 2017 Москва СОДЕРЖАНИЕ ОТ СОСТАВИТЕЛЕЙ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА Методологические проблемы истории Источниковедение Историография ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ Россия в IX—XV вв. От Древней Руси к...»

«СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ Раздел I. Теория культуры и социология культуры Культурология как научная дисциплина История и логика становления знания о культуре. Культурология в системе гуманитарного знания. Основные подходы к трактовке культурологии. Структура и задачи современного культурологического знания. Культура как предметная...»

«Единая История Европы Введение Культура Европейского Союза основывается на Европейской цивилизации и на общем культурном пространстве государств. В чём состоит единство и как его понять, повеств...»

«КОСМОЛОГИЯ – НАУКА О ПРОИСХОЖДЕНИИ И РАЗВИТИИ ВСЕЛЕННОЙ Александр Санин Краткий обзор истории и современного состояния космологии – науки о происхождении и развитии Вселенной. Споры о том, возникла ли Вселенная когда-то и как она возникла, проходят через всю зафиксированную историю человечества. Существовали две осн...»

«Проект: "Через краеведение – к математике" Проблема: Главный путь решения воспитательных задач на уроках математики – всемерное укрепление связи обучения с жизнью, с практикой. А эта связь осуществляется через содержание задач, которые несут информацию о труде, о профессиях, о спорте, об истории, об экономике и...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Общая теория права 4 История государства и права 6 История правовой мысли 7 Конституционное (государственное) право 8 Конституции и документы конституционного значения 8 Органы конституционного контроля (надзора) 8 Правовой статус человека и гражданина 10 Государство, его структуры...»

«Новосибирский Российская Академия Наук Сибирское отделение государственный Институт вычислительных технологий университет История и методология ИНФОРМАТИКИ А.М.Федотов, проректор НГУ по информатизации, 1 член-корреспондент РАН Ст...»

«Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 106 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ 2014 № 21 (192). Выпуск 32 УДК 94(47)07-08 РОССИЙСКОЕ ДВОРЯНСТВО И ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА В XIX НАЧАЛЕ XX ВВ. Негативное отнош ение помест...»

«1 Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа № 1", г. Кандалакша Мурманской области Методические рекомендации по организации работы с линией "Экономика" и "Духовная сфера жизни общества" в рамках...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.