WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Памяти защитников Отечества посвящается Российская академия наук Институт экономических стратегий Центр исследования военно-стратегических и ...»

-- [ Страница 6 ] --

Ракетные комплексы первого поколения, несмотря на очевидные достоинства, к середине 60-х г. уже не отвечали современным требованиям. Новое поколение ракет должно было обеспечить, по сравнению с первым поколением, существенное сокращение времени на подготовку и пуск ракет, повышение их надежности и живучести, сокращение численности обслуживающего персонала, повышение точности попадания в цель, увеличение межрегламентного периода и улучшение эксплуатации ракетного вооружения.

Разработка одного из первых ракетных комплексов (РС-10) нового поколения ракет с легкой ампулизированной межконГЛАВА 5 323 тинентальной ракетой, созданной в соответствии с постановлением правительства от 30 марта 1963 г., была осуществлена конструкторским бюро во главе с В. Н. Челомеем и организациями, возглавляемыми Н. А. Пилюгиным, С. А. Косбергом, В. П. Барминым, С. П. Изотовым, Л. Ф. Клоповым, И. И. Зверевым, М. С. Рязанским, С. П. Парняковым и др. В последующем были проведены испытания ракет РС-10 с улучшенными тактико-техническими и эксплуатационными характеристиками. Первые ракеты РС-10 поступили на вооружение в 1970 г.

Автономная система управления ракеты вместе с наземными системами обеспечивала ее пуск из контейнера, высокую точность попадания в цель, высокую готовность к пуску в период боевого дежурства, автоматическую подготовку и пуск ракеты, дистанционный контроль состояния ракеты с пункта управления.

В 70 – 80-е гг., несмотря на растущее технологическое преимущество США, военная промышленность СССР обеспечивала выпуск ракетно-ядерного оружия, которое ни в чем не уступало аналогичным западным системам. Так, в начале 70-х гг.



были проведены испытания усовершенствованной ракеты Р-12, имевшей высокую боевую эффективность и улучшенные эксплуатационные характеристики. С 1974 г. эта ракета стала поступать на вооружение. Создаваемые и модернизируемые в этот период ракетные комплексы стратегических ракет РС-16, РС-18 и РС-20, оснащенные разделяющимися головными частями индивидуального наведения, составили основу третьего поколения ракетных комплексов. Все они были разработаны в организациях, руководимых В. Н. Челомеем и В. Ф. Уткиным.

Наряду с принципиальным новшеством — применением ракетных головных частей индивидуального наведения (РГЧ ИН), к новым техническим решениям комплексов этого поколения следует отнести: применение в ракетах автономной системы управления с бортовой вычислительной машиной, размещение ракет и пункта управления ракетным комплексом в сооружениях высокой защищенности, возможность дистанционного переприцеливания перед пуском, наличие на ракетах более совершенных средств преодоления ПРО, более высокую боевую ГЛАВА 5 готовность, применение более совершенной системы боевого управления, повышенную живучесть комплексов [66].

Летные испытания ракет третьего поколения РС-16, РС-18 и РС-20 проводились в 1972 – 1975 гг., а в 1975 – 1981 гг. они были приняты на вооружение и поставлены на боевое дежурство. В 1977 – 1979 гг. на этих ракетных комплексах была проведена модернизация, что позволило улучшить ряд тактикотехнических характеристик.

Дальнейшее развитие вооружения РВСН в 80-е гг. осуществлялось как по линии создания новых ракетных комплексов шахтного и железнодорожного базирования с ракетами РС-22, так и по линии модернизации существовавших боевых ракетных комплексов (БРК). К их числу относятся комплексы РС-20В шахтного типа и РС-12М грунтового базирования.

Модернизированные БРК представляли собой модификацию комплексов РС-20А (Б) и РС-12 соответственно. Эти комплексы относятся к четвертому поколению стратегических ракет. Они характеризуются повышенными боеготовностью, живучестью и стойкостью к поражающим факторам ядерного взрыва. Разработка, испытания, принятие на вооружение и постановка на боевое дежурство этих ракетных комплексов осуществлялись под руководством организаций, возглавляемых В. Ф. Уткиным и А. Д. Надирадзе (в последующем — Б. Н. Лагутиным).





Во второй половине 70-х и в первой половине 80-х гг. было также осуществлено развертывание ракетных комплексов РСД-10. При постановке их на боевое дежурство равное число устаревших пусковых установок РСД Р-12 и Р-14 снималось с боевого дежурства и выводилось из боевого состава.

В последующем развитие ракет-носителей привело к созданию многоразовой космической системы (МКС) «Буран»

с ракетой-носителем сверхтяжелого класса «Энергия», работы по которым с 1974 г. возглавил генеральный директор и генеральный конструктор научно-производственного объединения «Энергия» В. П. Глушко. 15 ноября 1988 г. были успешно осуществлены запуск МКС «Буран» с помощью ракеты-носителя «Энергия» и спуск орбитального корабля в автоматическом режиме с орбиты на Землю в районе стартового комплекса на полигоне Байконур. К этому времени был проведен и ряд ГЛАВА 5 325 успешных пусков ракеты-носителя «Зенит», разработанной в научно-производственном объединении «Южное» под руководством В. Ф. Уткина.

Над созданием ракетной техники для нужд обороны страны в 80-х гг. успешно работали ученые-ракетчики В. С. Будник, С. Н. Воронин, В. П. Глушко, В. Ф. Уткин, Л. В. Смирнов, А. В. Макаров, А. Н. Надирадзе, Б. Н. Лагутин, Л. Л. Ягджиев, В. М. Кульчев и др.

В СССР основные заводы по производству ракетной техники находились на территории Российской Федерации. В первую очередь следует назвать уже упоминавшийся «Арзамас-16». Ракеты РС-18 производились в Москве, на машиностроительном заводе имени М. В. Хруничева. Производство ракет РС-12М было развернуто на Воткинском машиностроительном заводе, ранее выпускавшем ракеты РСД-10. Пусковые установки для РС-12М выпускались на Волгоградском заводе «Баррикады», для мобильных железнодорожных систем РС-22 — в Юрге (Кемеровская область). Вне территории России находилось лишь одно крупное ракетное производство — Южный машиностроительный завод (Днепропетровск), где производились ракеты РС-20.

Отвечая на создание в США стратегической ядерной триады, в СССР пошли по схожему пути: группировку стратегических сил также построили из трех основных компонентов:

наземного, морского и воздушного. Главная идея этого подхода заключалась в том, что каждый компонент триады дополнял и взаимно усиливал другие. При этом потенциальный противник практически не мог рассчитывать на нанесение безнаказанного «обезоруживающего» удара, так как даже в самой неблагоприятной обстановке боевых возможностей уцелевших сил было достаточно для нанесения уничтожающего ответного удара.

Общее руководство организацией Ракетных войск стратегического назначения, оснащением авиационных частей и сил флота ракетно-ядерным оружием осуществляли ЦК КПСС и Совет министров СССР. В результате анализа развития международной обстановки, перспектив совершенствования вооружений в условиях научно-технической революции, экономических и производственных возможностей Советского Союза, харакГЛАВА 5 тера и особенностей современной войны в ряде документов 50-х гг. был сделан вывод о том, что стратегическое ракетноядерное оружие будет являться главным средством сдерживания агрессивных намерений стран Запада, что оснащение им войск выступает важнейшей задачей руководства страны [67].

Одновременно с созданием ракетной техники производилось формирование специальных ракетных частей и соединений в Вооруженных Силах СССР. Первая ракетная часть в составе Советской Армии — Бригада особого назначения Резерва Верховного Главнокомандования — была сформирована 15 июля 1946 г. на территории Группы советских войск в Германии на базе 92-го гвардейского минометного Гомельского, ордена Ленина, Краснознаменного, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого полка [24, c. 113]. Первым командиром бригады был генерал-майор артиллерии А. Ф. Тверецкий. Бригада подчинялась командующему артиллерией Советской Армии и предназначалась для проведения опытных пусков ракет Р-1 с целью их усовершенствования и подготовки к принятию на вооружение. Она имела в своем составе управление бригады, три огневых дивизиона, технический дивизион, подразделения технического обслуживания и материального обеспечения. Дивизион состоял из управления, штаба и пяти батарей [68].

Первая бригада особого назначения явилась базой для развертывания других ракетных частей. Опыт боевого использования бригадой первых образцов ракет послужил основой для разработки технологических графиков для подготовки их к пуску и наставлений по боевому использованию баллистических ракет. В сентябре 1947 г. бригада была переведена в штат созданного в 1946 г. Государственного центрального научноисследовательского полигона Министерства Вооруженных Сил (ГЦП МВС), в 1950 г. ей было присвоено новое наименование — «22-я особого назначения бригада РВГК».

В 1951 г. создается 23-я бригада особого назначения РВГК.

В отличие от 22-й ракетной бригады, она имела на вооружении более совершенные ракеты Р-2, что потребовало изменения ее организационной структуры — огневой дивизион состоял из четырех батарей.

ГЛАВА 5 3 27 В 1952 – 1955 гг. было сформировано еще пять бригад особого назначения (с марта 1953 г. они получили наименование «инженерные бригады РВГК»). Таким образом, к 1955 г. в Советской Армии насчитывалось уже семь инженерных бригад РВГК [69].

Наряду с формированием боевых ракетных частей и соединений принимались меры по созданию полигонов и организации на них исследовательских работ по применению ракетной техники. Еще в мае 1946 г. был создан Государственный центральный научно-исследовательский испытательный полигон Министерства Вооруженных Сил (Капустин Яр).

Важную роль в укреплении обороноспособности страны сыграл научно-исследовательский испытательный полигон (НИИП-5 МО) в Казахстане (Байконур). Он был создан решением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 12 февраля 1955 г. Полигон выполнял задачи от проведения испытаний межконтинентальных баллистических ракет до несения боевого дежурства. Третьим ракетным полигоном стал Плесецк в Архангельской области; решение о его создании было принято правительством в январе 1959 г. В апреле 1955 г. в районе поселка Ключи (Камчатская область) была развернута отдельная научно-испытательная станция (полигон «Кура»), предназначенная для приема головных частей баллистических ракет после испытательных и тренировочных запусков, контроля параметров их входа в атмосферу и точности попадания.

В 1956 – 1957 гг. ракетные части и соединения, вооруженные ракетами Р-1 и Р-2, проходили период реорганизации и перевооружения на новую ракетную технику — межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками. В соответствии с этим в марте-апреле 1958 г. инженерные бригады, имевшие на вооружении оперативно-тактические ракеты Р-1, Р-2 и Р-11, были переданы Главнокомандующему Сухопутными войсками Вооруженных Сил. В подчинении заместителя министра обороны по специальному вооружению Главного маршала артиллерии М. И. Неделина были оставлены только инженерные бригады и полки, вооруженные стратегическими ракетами.

При развертывании ракетных частей и соединений в 50-х гг.

управление ими осуществлялось командующим и штабом арГЛАВА 5 тиллерии Советской Армии. В основу управления были положены принципы и опыт, накопленные в артиллерии. Однако роль, место и способы боевого применения ракетных соединений и частей требовали нового подхода к их управлению. Для решения этой проблемы в 1955 г. был создан Штаб реактивных частей, который подчинялся заместителю министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике. Он был основным органом управления. Штаб выполнял огромную работу по формированию и подготовке ракетных частей, разработке способов управления этими частями, оснащению их необходимыми средствами управления и связи. К 1959 г. Штаб реактивных частей накопил определенный опыт управления первыми ракетными соединениями, проанализировал и обобщил все передовое, что имелось в других видах Вооруженных Сил, подготовил основу для создания системы управления Ракетными войсками стратегического назначения.

Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 17 декабря 1959 г. в составе Вооруженных Сил СССР был создан новый вид войск — Ракетные войска стратегического назначения, и была учреждена должность главнокомандующего Ракетными войсками — заместителя министра обороны СССР. Выделение РВСН в самостоятельный вид Вооруженных Сил имело большое значение для достижения и поддержания военно-стратегического паритета.

Первым главнокомандующим РВСН был назначен Главный маршал артиллерии М. И. Неделин. В состав РВСН были включены все соединения и части, вооруженные баллистическими ракетами стратегического назначения, военно-учебные заведения, научно-исследовательские и испытательные учреждения, арсеналы, базы и склады специального и ракетного вооружения. Ракетные войска стратегического назначения организационно состояли из ракетных армий, отдельных ракетных корпусов и отдельных ракетных соединений.

На рубеже 60-х гг. на вооружение поступили первые образцы межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. В 1961 г.

в ракетные части стали поступать ракеты Р-12 и Р-14, затем РС-10 и РС-12. В те годы на вооружении РВСН находилось примерно 200 ракет средней дальности и 4 МБР Р-7. Организация ГЛАВА 5 3 29 РВСН была построена таким образом, чтобы они могли выполнять свои задачи самостоятельно (путем нанесения ракетноядерных ударов) и во взаимодействии со стратегическими ядерными средствами, которые были на вооружении других видов Вооруженных Сил — ВВС и ВМФ.

По мере дальнейшего совершенствования ракетной техники в СССР и ее количественного накопления происходило быстрое развертывание ракетных частей и соединений. Так, уже в 1960 г. в состав РВСН входило 39 отдельных частей и соединений [70]. С мая 1960 г. начали формироваться ракетные дивизии, которые стали основным соединением РВСН, а ракетные полки — основной боевой частью.

С 1961 г. в ракетных войсках развернулось строительство шахтных позиций ракет, что значительно повысило боеготовность пусковых установок и их защищенность от ядерных ударов вероятного противника. В 1963 г. была принята на вооружение ракета Р-16, которую уже спустя два года стали заменять ракетой Р-9, имевшей меньший стартовый вес и размеры, более высокую точность и более совершенное оборудование по подготовке ракет к применению. В 60-х гг. ракеты Р-12 в подвижном варианте и Р-14 (в 1961 г. в подвижном, а в 1962 г. в шахтном варианте) поступили на вооружение ракетных частей.

Таблица 3. Количественно-качественная характеристика РВСН СССР (по состоянию на середину 80-х гг.

)

–  –  –

Таким образом, в развитии РВСН наиболее сложным и ответственным был переходный период с 1959 по 1963 г. Он характеризовался быстрой разработкой и поступлением на вооружение различных образцов ракетных комплексов как наземного, так и шахтного вариантов. В эти годы решались сложные проблемы дислокации РВСН, освоения ими позиционных районов, вырабатывались стратегия и тактика боевого использования. В конце 60-х гг. СССР имел в своем стратегическом арсенале уже 600 МБР [71].

В 60 – 70-х гг. в СССР высокими темпами велось строительство баз МБР шахтного типа. Крупнейшими из них в России были: Бершет (Пермская область) — 60 РС-10, Красноярск — 40 РС-10, Ясная (Читинская область) — 90 РС-10, Свободный (Амурская область) — 60 РС-10, Йошкар-Ола — 40 РС-12, Домбаровский (Оренбургская область) — 64 РС-20, Карталы (Челябинская область) — 46 РС-20. На территории союзных республик крупные базы МБР размещались: в Хмельницком (Украина) — 90 РС-18, Первомайске (Николаевская область) — 40 РС-18, Державинске (Казахстан) — 52 РС-20, Жангизтобе (Семипалатинская область) — 52 РС-20 [65, c. 68 – 73].

В наземном компоненте ядерной триады (РВСН) в середине 80-х гг. на вооружении находилось 7 типов МБР.

Анализ данных, приведенных в таблице, говорит о том, что ракетно-ядерные системы наземного и шахтного базирования являлись основой боевой мощи СНВ Советского Союза. Все эти системы имели различные характеристики, включая способ базирования, вид топлива, количество и мощность боеголовок, дальность стрельбы и т.д. Ряд этих характеристик приведен в таблице. На стратегических ракетах наземного базирования было размещено более 60% всех ядерных боезарядов, что объяснялось прежде всего географическим положением Советского Союза.

На рубеже 70–80-х гг. СССР в Европейской части своей территории производил плановую замену устаревших, становившихся ненадежными жидкостных ракет первого поколения Р-12 и Р-14 (СС-4 и СС-5 по классификации НАТО) новыми ракетами среднего радиуса действия РСД-10 «Пионер» (СС-20).

Хотя новых ракет устанавливалось меньше, чем снималось, ГЛАВА 5 331 американцами была развернута активная антисоветская пропагандистская кампания. Они мотивировали свою обеспокоенность тем, что новые советские ракеты мобильны, имеют разделяющиеся головные части и способны поражать цели на всю глубину Западной Европы. Предложение США и ФРГ о раскрытии советского плана развертывания в Европе новых ракетных комплексов было отвергнуто Москвой.

Запад ответил решением о размещении начиная с 1983 г.

на территории ФРГ, Англии, Бельгии, Нидерландов и Италии новых американских РСД — 108 «Першинг-2» и 464 крылатых ракет ГЛСМ с дальностью стрельбы 2500 км. Реализация данного решения грозила дестабилизацией обстановки в Европе и мире, так как резко увеличивала опасность возникновения ядерной войны.

В свою очередь, Советским Союзом в ответ на этот шаг Запада были прерваны переговоры с США по стратегическим вооружениям и вооружениям средней дальности в Европе.

Также было принято решение развернуть на территории ГДР и Чехословакии дополнительно три бригады ракетных комплексов «Темп-С». Были предприняты меры по развертыванию соответствующих ядерных средств морского базирования для создания дополнительной угрозы территории США.

Параллельно с созданием и развитием РВСН осуществлялось перевооружение ВВС и ВМФ новой техникой и оружием.

С рубежа 60-х гг. они получили на вооружение ракетно-ядерное оружие, что значительно повысило их боевые возможности и сделало самостоятельными частями стратегической ядерной триады страны.

В 70-е гг. на вооружение ВВС поступали Ту-22 и Ту-95, а в 80-е гг. был запущен в серийное производство авиационный комплекс Ту-160, способный поражать цели на любом удалении [72].

Основные заводы по производству ТБ были расположены в Поволжье: Казанское авиационное производственное объединение, выпускавшее Ту-160, и Куйбышевское авиационное производственное объединение в Самаре, выпускавшее Ту-95.

Летные испытания тяжелых бомбардировщиков проводились в Жуковском под Москвой, а обучение экипажей — в Рязани.

ГЛАВА 5 Таблица 4. Количественный и качественный состав группировки тяжелых бомбардировщиков СССР (по состоянию на середину 80-х гг.)

–  –  –

Там же была создана база по ремонту стратегических бомбардировщиков. Авиационные заводы по производству других типов самолетов и авиадвигателей находились в Москве, Таганроге, Перми, Красноярске, Новосибирске и в других городах страны.

Военно-воздушные силы были оснащены необходимым радиотехническим и радиолокационным оборудованием, средствами связи, в которых использовались новейшие достижения радиоэлектроники, специализированная электронно-вычислительная техника. В целях повышения надежности управления воздушным боем, а также быстроты и достоверности передачи всех видов информации в рассматриваемый период в авиации осуществлялся переход к автоматизированному управлению связью.

Авиатехника ВВС в 80-х гг. была оснащена скорострельными пушками, автоматическими прицельными системами высокой точности, могла применять как ядерные, так и обычные бомбы, ракеты. Авиация являлась важнейшим средством поражения подвижных, малоразмерных и точечных объектов. При борьбе с ядерными и ракетными средствами нападения противника она была способна поражать их на суше, на море, в воздухе.

Организационная структура ВВС, оснащенных разнообразной авиационной техникой и мощным вооружением, позволяла им в годы рассматриваемого периода самостоятельно и во взаимодействии с другими видами Вооруженных Сил решать стратегические задачи современной войны [73].

ГЛАВА 5 333 Воздушный компонент стратегической триады в середине 80-х гг. составляли 162 тяжелых бомбардировщика (ТБ), из которых 99 были оснащены для ядерных крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) большой дальности, а остальные 63 бомбардировщика предназначались для ядерных вооружений других видов.

Тяжелые бомбардировщики — носители ядерных КРВБ большой дальности оснащались ракетами, имевшими дальность до 3000 км; другие ТБ имели на вооружении ядерные бомбы свободного падения и ядерные ракеты малой дальности.

ТБ Ту-95 имел дозвуковую скорость (0,8 числа м) и «потолок»

до 13 700 м; Ту-160 являлся сверхзвуковым (2,0 числа м) и имел «потолок» 20 000 м. Оба типа бомбардировщиков были оснащены оборудованием для дозаправки в воздухе.

Военно-Морской Флот СССР состоял в середине 80-х гг. из следующих родов сил: подводных, надводных, морской авиации, береговых ракетно-артиллерийских войск и морской пехоты. Он включал Северный, Тихоокеанский, Черноморский и Балтийский флоты. Все они были оснащены современным ракетно-ядерным оружием, ПЛАРБ, ракетными кораблями различных классов.

ВМФ СССР являлся в рассматриваемые годы важным фактором обеспечения обороноспособности страны, поддержания военно-стратегического паритета. Его главной ударной силой являлись атомные подводные лодки-ракетоносцы. Морской компонент советской стратегической триады в середине 80-х гг. был представлен 62 подводными ракетоносцами семи классов различных годов постройки, на которых были развернуты БРПЛ шести типов (3 тыс. ядерных зарядов). Подводные лодки были вооружены баллистическими ракетами с подводным стартом, крылатыми ракетами, что значительно повышало их боевые возможности. Ракеты и торпеды могли быть в ядерном и обычном снаряжении.

В данной категории стратегических вооружений значительный удельный вес занимали системы, построенные в 70-х гг.

(«Навага» — первая половина 70-х, «Навага М» — 1977 г., «Кальмар» — 1977 – 1982 гг.). В силу этого и ряда других обстоятельств (включая ограниченность ремонтной базы) на ГЛАВА 5 боевом дежурстве в среднем находилось 20 – 25% от общего количества ПЛАРБ. И хотя Советский Союз превосходил США по общему количеству ПЛАРБ, последние держали на боевом дежурстве гораздо большее количество боеголовок на подводных ракетоносцах. У СССР на БРПЛ было развернуто около 30 % ядерных боезарядов, а у США — более 50 %.

В то же время советские ПЛАРБ имели ряд характерных технологических недостатков. Они уступали американской ПЛАРБ «Трайдент» по технической вооруженности. Все они производили значительно больший шум (и поэтому их было проще обнаруживать) и каждая несла меньше баллистических ракет, чем лодка типа «Огайо» (24 БРПЛ). Крупнейшая советская подводная лодка «Тайфун» имела 20 баллистических ракет.

Все боеголовки, установленные на БРПЛ, имели низкую точность, что делало их пригодными только для нанесения ударов по городам и промышленным центрам и малопригодными для нанесения контрсилового удара. СССР также значительно отставал от США по уровню развития инфраструктуры противолодочной обороны.

Баллистические ракеты для ПЛАРБ производились на Урале (на Златоустовском машиностроительном заводе) и в Сибири (на Красноярском машиностроительном заводе). В Пашино (Новосибирская область) был расположен объект по переоборудованию и ликвидации БРПЛ. Переоборудование и ликвидация пусковых установок БРПЛ осуществлялась в Северодвинске (Архангельская область) и на дальневосточном заводе «Звезда»

(Приморский край).

В соответствии с официальными данными, представленными в конце 80-х гг. американской стороне на переговорах в Женеве и приведенными в Меморандуме о договоренности подписанного между СССР и США Договора по СНВ, Советский Союз располагал тогда следующим количеством СНВ: 1398 МБР (из них 321 — мобильная), 62 ПЛАРБ с баллистическими ракетами (940 БРПЛ) и 162 ТБ (из них 99 были оснащены ядерными крылатыми ракетами большой дальности).

Важной составной частью стратегической обороны, необходимым военно-техническим условием достижения и поддержания военно-стратегического паритета была система ГЛАВА 5 335 Таблица 5. Количественный и качественный состав флота стратегических ПЛАРБ (по состоянию на середину 80-х гг.)

–  –  –

противовоздушной обороны страны. По мере развития средств воздушно-космического нападения вероятного противника советское правительство в послевоенный период придавало большое значение развитию средств ПВО. Основой их огневой мощи в 40 – 50-е гг. оставались зенитная артиллерия и истребительная авиация, боевое использование которых опиралось на радиотехнические войска.

На рубеже 60-х гг. на вооружение Войск ПВО страны начала поступать зенитная ракетная техника. В те годы был разработан и принят на вооружение Войск ПВО ЗРК С-75 [74]. В 60-х гг.

разрабатывались и в начале 70-х гг. поступили на вооружение:

ЗСУ-23 – 4 («Шилка»), «Стрела-3», С-125 [75]. В 80-е гг. на вооружение Войск ПВО были приняты более эффективные ракетные комплексы «Квадрат», «Оса», «Стрела-10» и С-300 [76].

С середины 50-х гг. в СССР начали создаваться технические средства противоракетной обороны страны. В 1966 г. закончилась разработка и прошла испытания противоракетная система под кодовым наименованием «А». В принятом в связи с этим постановлении Совета министров СССР, наряду с высокой ГЛАВА 5 оценкой результатов работ в области ПРО ставились задачи по дальнейшему наращиванию усилий в создании надежной РКО СССР. В сентябре 1966 г. было принято постановление Совета министров СССР «Об ускорении работ по созданию многоканальных комплексов ПРО». Постановление обязывало все организации, принимавшие участие в создании системы ПРО «А-35», обеспечить первоочередное выполнение работ, связанных с созданием многоканальных стрельбовых комплексов ПРО, не позднее 1969 г. [77].

Создание к рубежу 70-х гг. эффективных средств ПРО повышало обороноспособность СССР. Вследствие этого в мае 1968 г.

Совет министров СССР принял постановление «О мероприятиях по обеспечению работ в области противоракетной обороны». В нем отмечалось, что для согласования деятельности всех организаций и ведомств, выполняющих задания правительства по созданию ПРО страны, для обеспечения их высокого научно-технического уровня создавался межведомственный координационный совет по проблеме ПРО под руководством одного из министров СССР [78].

Следствием подписания в 1972 г. Договора об ограничении систем ПРО, было прекращение работ по развертыванию новых комплексов системы «А-35», так как по Протоколу к Договору, подписанному в июле 1974 г., стороны обязались ограничиться одним из двух предусмотренных Протоколом районов, защищенных средствами ПРО. В то же время, учитывая то, что в начале 70-х гг. США начали оснащение своих ракет РГЧ ИН, правительство СССР было вынуждено принять ряд мер по повышению боевых возможностей ПРО страны.

Основные направления дальнейшего совершенствования системы ПРО страны были определены постановлением Совета министров СССР от 11 июля 1975 г. Исходя из необходимости дальнейшего укрепления ПРО страны в СССР в 70 – 80-е гг.

проводились теоретические и экспериментальные работы по созданию новых систем данного вида вооружений на основе оптических и квантовых генераторов [79].

В 70 – 80-х гг. системы ПРО и ВКО страны организационно входили в состав Войск ПВО. ПРО включала: командный пункт, многофункциональную радиолокационную станцию обнаруГЛАВА 5 3 37 жения и наведения, части стрельбовых комплексов с противоракетами [80].

В мае 1977 г. на государственные испытания была представлена система ПРО «А-35М». Эта система была признана ограниченно пригодной для поражения американских МБР с РГЧ, но, несмотря на это, была принята на вооружение Войск ПВО страны.

В 1975 г. началась разработка новой системы ПРО Москвы.

В 1989 г. она была поставлена на боевое дежурство. В ее составе имелся один район развертывания вокруг Москвы, включавший 100 ракет-перехватчиков с ядерными боеголовками порядка 1000 кт1.

Таким образом, создание РВСН, оснащение ракетно-ядерным оружием ВВС и ВМФ, совершенствование ПВО и ПРО подняли на новый уровень боевую мощь Советских Вооруженных Сил, сыграли важную роль в обеспечении безопасности СССР и его союзников.

–  –  –

Соединенные Штаты Америки и Советский Союз были главными, но не единственными участниками холодной войны. Обе сверхдержавы являлись лидерами мощных военнополитических коалиций. Создание и деятельность Североатлантического альянса (НАТО) и Организации Варшавского Договора (ОВД) в полной мере отражают содержание, характер и особенности эпохи глобального противоборства.

До рубежа 90-х гг. в СССР в полном объеме (8 РЛС) действовала система предупреждения о ракетном нападении.

Этот материал подготовлен на основе бесед с генерал-полковником Г. А. Бурутиным, занимавшим в 70 – 80-е гг. ряд ответственных должностей в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР, которому автор выражает глубокую и искреннюю признательность.

ГЛАВА 5 Союзники — как США, так и СССР — отнюдь не были простыми статистами. Все они, хотя и в разной мере, внесли свою лепту в холодную войну, и роль каждого из государств — членов Западного и Восточного блоков требует специального изучения. Соответствующая научная работа активно ведется в многочисленных исследовательских центрах самых разных стран, не говоря уже о независимых ученых.

В рамках этого раздела речь, однако, пойдет не о «вкладе»

конкретных государств в холодную войну (это просто неподъемная задача для обзорной книги), а о некоторых аспектах именно коалиционного противоборства. Как известно, любая система обладает качествами, не сводимыми к сумме свойств ее компонентов1, и НАТО с ОВД не являются, конечно, исключением из правила.

В первые послевоенные годы СССР и его союзники выступали против организации замкнутых военно-политических блоков, за сохранение целостности Европы и создание системы коллективной безопасности на всем европейском континенте.

Однако на Западе предпочли иной путь. Процесс формирования Североатлантического альянса, о чем подробно говорилось выше, не завершился подписанием Договора 1949 г.

И в последующий период его укрепление и расширение представлялось на Западе приоритетным направлением политики.

Подписав осенью 1954 г. Парижские соглашения, США и их союзники предоставили возможность Западной Германии и Италии создать свои вооруженные силы и возобновить военное производство. Было заявлено о стремлении добиваться объединения Германии путем поглощения ГДР. Вслед за этим в мае 1955 г. в нарушение Потсдамских соглашений ФРГ была принята в НАТО, которое получило в свое распоряжение полумиллионный немецкий бундесвер.

Международная обстановка резко обострилась, возросла военная опасность. В новых условиях двусторонние договоры между социалистическими странами уже не в полной мере обеЭтот эффект часто обозначают термином «эмерджентность» (с англ. —

–  –  –

спечивали их коллективную безопасность. Возникла настоятельная необходимость реорганизации военно-политического сотрудничества на более широкой международно-правовой основе, когда объединенным силам западных стран противостояла бы совместная мощь Советского Союза и государств Восточной Европы.

Восточноевропейские государства (их еще называли «странами народной демократии») и Советский Союз начиная с первых послевоенных лет проводили политику, направленную на установление тесных и всеобъемлющих партнерских связей.

Основой для этого стали многочисленные двусторонние соглашения.

Военные контакты вскоре стали одним из приоритетных направлений сотрудничества, тем более что по времени договорный процесс совпал с созданием и становлением новых национальных армий в странах народной демократии. Широко практиковались поставки «братским армиям» современного (по тому времени) советского вооружения и различного военного имущества, а также направление военных советников командного и технического профилей для оказания помощи в овладении боевой техникой, организации боевой подготовки войск и обучении кадров. Получила распространение и практика обучения национальных кадров в советских военно-учебных заведениях.

Становлению армий народно-демократических стран способствовали их тесные связи с советскими войсками, дислоцированными на территории ГДР, Польши, Венгрии и Румынии.

14 мая 1955 г. Албания, Болгария, Венгрия, Германская Демократическая Республика (ГДР), Польша, Румыния, СССР и Чехословакия подписали в польской столице союзнический Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, вошедшей в историю как Варшавский Договор.

Новое военно-политическое содружество организовывалось на принципах единства марксистско-ленинской идеологии, руководящей роли в государствах партий коммунистической направленности, социалистического интернационализма и совместного обеспечения своей военной безопасности.

В тексте Договора, как и в принятой много позже военной доктрине, отмечалось, что ОВД имеет сугубо оборонительГЛАВА 5 ный характер. Разумеется, это не исключало решительности действий его объединенных вооруженных сил в случае агрессии. Более того, в боевом планировании одно время даже допускалась возможность упреждающего удара против группировок войск вероятного противника, «изготовившихся к нападению».

Страны — участники ОВД создали коалиционные органы руководства, сформировали соответствующие союзные вооруженные силы и средства управления ими в мирное и военное время, определили оптимальные формы и методы военного сотрудничества. Эта система дополнялась и совершенствовалась в течение всего периода существования, вплоть до весны 1991 г. [81].

Высшим органом ОВД являлся Политический Консультативный Комитет (ПКК), на который возлагалось решение общих принципиальных вопросов, относящихся к обороноспособности и военному строительству союзных государств, их армий и Объединенных вооруженных сил (ОВС), которые возглавлял Главнокомандующий.

По сложившейся практике работы ПКК, его совещания проводились ежегодно. В них принимали участие делегации во главе с первыми лицами государств-участников. Как правило, повестка дня включала два вопроса: одним из них был доклад Главнокомандующего о состоянии ОВС с принятием решений по их дальнейшему развитию, оснащению боевой техникой и вооружением, по подготовке инфраструктуры и др. В качестве второго вопроса обычно выступало рассмотрение и принятие политических заявлений, например по проблемам сокращения вооружений или в связи «с агрессивными действиями стран Запада» [82].

Рабочими органами ПКК являлись Объединенный секретариат, Комитет министров иностранных дел (КМИД) и Комитет министров обороны (КМО); последний выступал в качестве высшей военной коалиционной инстанции в ОВД.

Органом военно-стратегического управления в мирное время являлось Объединенное командование вооруженных сил (затем — Объединенных вооруженных сил), состоящее из Главнокомандующего ОВС и его заместителей от каждой ГЛАВА 5 341

Подписание Варшавского Договора

страны-участницы (в ранге заместителей министров обороны или начальников генеральных штабов с местом пребывания в своих странах), а также начальника штаба ОВС и командующего войсками ПВО ОВД. Главкомами ОВС в разное время были Маршалы Советского Союза И. С. Конев, А. А. Гречко, И. И. Якубовский, В. Г. Куликов и генерал армии П. Г. Лушев.

При Главнокомандующем ОВС в качестве постоянно действующих органов для руководства повседневной деятельностью ОВС функционировали Штаб ОВС и Технический комитет ОВС. Кроме того, на временной основе работали Военный совет и Военный научно-технический совет ОВС.

Штаб ОВС и Технический комитет ОВС комплектовались из числа генералов, адмиралов и офицеров всех союзных армий по принципу пропорционального представительства, исходя из принятых норм финансирования этих органов:

Болгария — 7 %, Венгрия — 6 %, ГДР — 6 %, Польша — 13,5 %, Румыния — 10 %, Советский Союз — 44,5 % и Чехословакия — 13 % [83].

Характерно, что при соблюдении этих норм большинство руководящих должностей в названных структурах (начальника ГЛАВА 5 Штаба, его первого заместителя, председателя Техкома, начальников всех управлений и отделов) занимали советские военнослужащие. В Объединенном командовании кроме самого Главкома ОВС советскими военачальниками были его заместители по ВВС, ВМФ и ПВО.

Естественно, что такая практика обеспечивала реализацию идей и установок прежде всего советского политического и военного руководства, Генерального штаба ВС СССР, положений советской военной науки и военной доктрины. Главнокомандующий и начальник Штаба ОВС одновременно занимали должности первого заместителя министра обороны СССР и первого заместителя начальника Генерального штаба (соответственно). Эти обстоятельства порой негативно сказывались на морально-психологической обстановке в структурах ОВД, тем более что действия советских руководителей не всегда в полной мере учитывали интересы, особенности и реальные возможности союзников СССР.

Представительство союзных армий в Штабе ОВС ограничивалось наличием заместителей начальника Штаба ОВС от министерств обороны всех государств-участников в ранге заместителей начальников генеральных (главных) штабов. Эти представители работали в Штабе ОВС, постоянно находясь в Москве.

Органы военного управления занимались разработкой предложений и рекомендаций по проблемам укрепления обороноспособности союзных стран, строительства национальных вооруженных сил и координацией деятельности Объединенных вооруженных сил в интересах коллективной обороны.

В Организации Варшавского Договора за годы ее существования сложился эффективный механизм многостороннего политического и военного сотрудничества, который постоянно развивался и совершенствовался. Его правовой основой выступал как сам Варшавский Договор, так и двусторонние соглашения между его участниками. Соответственно, и сотрудничество в самых разных сферах деятельности осуществлялось как в рамках ОВД, так и на двусторонней основе [84].

Важнейшим направлением деятельности ОВД было сотрудничество государств-участников в области внешней политики.

ГЛАВА 5 3 43 Существовал и механизм его координации, центральным звеном которого являлся Политический консультативный комитет.

Его важными элементами являлись Постоянная Комиссия по разработке рекомендаций по внешнеполитическим вопросам, Комитет министров иностранных дел и Объединенный секретариат. Руководители стран ОВД в ходе плановых и рабочих встреч также согласовывали свои внешнеполитические действия. Иногда такие контакты носили закрытый характер. Так, при выработке общей позиции социалистических стран в Берлинском кризисе 1961 г. их лидеры собрались в Москве тайно. На этой встрече, в частности, было принято решение о сооружении разделительной стены вокруг Западного Берлина.

Военно-стратегическое взаимодействие в рамках ОВД осуществлялось путем координации усилий союзных стран в вопросах укрепления обороны, строительства национальных армий, повышения их боеспособности и боевой готовности, а также планирования совместного применения ОВС на случай войны. Оно включало согласование планов развития национальных армий, оснащения их вооружением и боевой техникой, проведение совместных мероприятий по совершенствованию боевой и мобилизационной готовности войск и флотов, их полевой, воздушной и морской выучки, оперативной подготовки командующих и штабов, оперативного оборудования территории стран как части театров военных действий, совместную разработку планов боевого применения оперативных объединений, выделяемых из состава национальных армий в военное время. Осуществлялось согласование усилий в подготовке кадров, разработке и производстве вооружений и военной техники, создавались совместные (объединенные) оборонительные и специальные системы, оказывалась взаимопомощь при разработке актуальных проблем военного искусства, внедрении в практику единых принципов и методов подготовки войск и штабов. Особое место занимала координация усилий государственных органов, национальных министерств обороны, генеральных (главных) штабов армий стран Варшавского Договора.

Известно, что основной формой любого коалиционного военного взаимодействия является согласование совместного примеГЛАВА 5 нения военной силы, иначе говоря оперативное планирование.

Единое оперативно-стратегическое планирование применения Объединенных вооруженных сил военного времени в деятельности ОВД представляло собой высшую форму военной интеграции.

Методы, сущность и цели такой работы постоянно совершенствовались. В роли организующего звена планирования применения как вооруженных сил государств ОВД, так и оперативностратегических и оперативных объединений, создаваемых в военное время на их базе, выступал Генеральный штаб ВС СССР.

В конце эпохи холодной войны правовой основой для такого планирования являлось «Положение об Объединенных вооруженных силах и органах руководства ими на военное время», принятое главами государств Варшавского Договора 18 марта 1980 г. В соответствии с ним для централизованного руководства в военное время учреждалось единое Верховное Главное командование, органом управления которого являлся Генеральный штаб ВС СССР [85]. Таким образом, Генеральный штаб ВС СССР на военное время, наряду с выполнением функции рабочего органа Ставки Верховного Главного Командования ВС СССР, становился и органом управления создаваемого в особый период Верховного Главного командования Объединенных вооруженных сил (Верховным Главнокомандующим ОВС Организации Варшавского Договора назначался Верховный Главнокомандующий ВС СССР). Поэтому в сферу деятельности Генерального штаба ВС СССР уже в мирное время входили вопросы военного строительства, определения замысла применения, планирования и подготовки вооруженных сил стран — участниц Варшавского Договора и их территорий к совместному выполнению задач в военное время.

Основу для подготовки документов по планированию составляли разрабатываемые Штабом ОВС и соответствующим генеральным (главным) штабом каждой национальной армии при участии Генштаба ВС СССР «Протоколы о выделении войск и сил данного государства-участника в состав Объединенных вооруженных сил». В них определялись основные направления развития войск и сил данного государства, планы оснащения их вооружением и боевой техникой, объемы накопления запасов, материалов, а также количество соединений и частей всех ГЛАВА 5 345 видов ВС, выделяемых от вооруженных сил этого государства в состав Объединенных вооруженных сил. Что касается количества выделяемых войск, то оно указывалось в соответствующем Перечне (приложении к протоколу), в котором кроме указания конкретных соединений, частей и учреждений определялись численность их личного состава, организационная структура, количество основных видов вооружения и боевой техники.

В Протоколах указывались и мероприятия по подготовке территории данной страны в оперативном отношении.

Планирование применения войск (сил) на военное время (фронтов, армий и флотов), выделяемых в состав ОВС, «осуществлялось министрами обороны и генеральными (Главным) штабами государств — участников Варшавского Договора с учетом рекомендаций Главнокомандующего ОВС и предложений Генерального штаба ВС СССР, а при необходимости — во взаимодействии с соседними армиями других стран».

Разработанные в национальных штабах общие оперативные планы перед их подписанием министрами обороны и главнокомандующим ОВС СВД подлежали согласованию в Генеральном штабе ВС СССР.

В качестве главного театра возможной войны для группировок войск общего назначения НАТО и ОВД рассматривался европейский континент.

В Европе, особенно в ее центральной части, совокупная военная мощь двух военно-политических союзов была особенно внушительной. Всего здесь противостояли друг другу более 7,2 млн человек, имевших на вооружении: более 90 тыс. танков, 128,5 тыс. орудий и минометов, свыше 23 тыс. боевых самолетов и вертолетов, 600 крупных надводных кораблей и около 430 подводных лодок.

Вооруженные силы США, Великобритании и Франции состояли из классической триады: сил общего назначения, ядерных сил на театре войны (средней и меньшей дальности) и стратегических ядерных сил. Поскольку долгие годы США и НАТО в возможной войне делали ставку на атомное оружие, приоритет в развитии отдавался ядерным средствам.

Однако в конце 80-х гг., когда паритет по стратегическим наступательным вооружениям между США и Советским Союзом ГЛАВА 5

База ВВС США

стал более чем очевиден, и выяснилось, что в мировой ядерной войне победителя быть не может, произошло уточнение стратегических концепций. Впервые перед армиями стран блока была поставлена задача, что они должны обладать способностью с самого начала войны вести широкомасштабные наступательные боевые действия с применением только обычных средств поражения. Тем самым роль сил общего назначения значительно повышалась.

Силы общего назначения США и союзных им стран составляли: сухопутные войска, тактическая авиация ВВС и военноморские силы (без ПЛАРБ). Они являлись самым многочисленным и универсальным компонентом вооруженных сил.

В соответствии с американской стратегической концепцией «передового базирования» основные группировки сил общего назначения уже в мирное время были развернуты и содержались вне пределов территории США на вероятных театрах военных действий, большая их часть — вблизи границ Советского Союза.

Наиболее мощная из них дислоцировалась в Европе. В ней находилось около 30 % регулярных сухопутных войск, в которых насчиГЛАВА 5 3 47 тывалось более 75 % всех имеющихся противотанковых средств.

Тактические ВВС США в Европе имели в своем составе 900 боевых самолетов, из которых 400 истребителей-бомбардировщиков средней дальности. Американцы также содержали в Средиземном море и на Атлантике 6-й и 2-й оперативные флоты, которые имели в своем составе около 200 боевых кораблей, в том числе 9 авианосцев и 900 боевых самолетов авиации ВМС.

Для размещения этих колоссальных сил и средств только в ФРГ было создано 188 крупных военных баз и объектов. До 60 американских баз имелось в Турции, десятки — в Италии и Великобритании. Всего в странах Западной Европы американцы разместили свыше 1000 военных объектов, из них более 270 крупных.

В дополнение к четырем бронетанковым и механизированным дивизиям США, находящимся в ФРГ, на ее территории были складированы запасы тяжелого вооружения еще для четырех дивизий, перебрасываемых в особый период по воздуху с американского континента.

Всего силы общего назначения США в Европе насчитывали 300 тыс. человек, 5000 танков, 3100 орудий полевой артиллерии.

В течение 10 суток со времени принятия решения о мобилизации в дополнение к имеющимся на Западно-Европейском ТВД войскам развертывалась еще шесть общевойсковых дивизий и одна бригада, а также перебазировалось 60 авиаэскадрилий (по 16 – 18 самолетов). Всего около 1000 самолетов.

Всего по воздуху планировалось перебросить в Европу до 400 тыс. американских военнослужащих и в короткие сроки увеличить количество общевойсковых дивизий в 2,5 раза, а группировку авиации в 3 раза. Для сил общего назначения всех стран НАТО в Европе было размещено свыше 7000 ядерных боеприпасов.

Вместе с войсками ФРГ (12 боеготовых танковых и мотопехотных дивизий) группировка американских войск являлась главной ударной силой ОВС НАТО, нацеленной против СССР и других стран Варшавского Договора.

Вооруженные силы государств НАТО в Европе (кроме Франции) составляли Объединенные вооруженные силы (ОВС) ГЛАВА 5 блока, которые были территориально разделены на три главных командования: на Северо-Европейском, ЦентральноЕвропейском и Южно-Европейском театрах. Наиболее мощная группировка войск находилась на Центрально-Европейском театре (ЦЕТ). В состав ее входили вооруженные силы ФРГ, Нидерландов, Бельгии, а также соединения и части США, Великобритании и Канады в Европе, находящиеся на немецкой, голландской и бельгийской территориях. Всего 23 дивизии, до 10 тыс. танков и 6 тыс. единиц полевой артиллерии, сведенные в восемь армейских корпусов. Кроме того, на территории ФРГ размещались два армейских корпуса Франции.

Своеобразной передовой базой ОВС НАТО на ЦЕТ, выдвинутой на восток, являлся Западный Берлин с его военным гарнизоном трех западных держав (США, Великобритании и Франции), насчитывающий в своем составе 12 тыс. человек, не считая 20 тыс. западноберлинских полицейских1.

Большинство инцидентов с участием военнослужащих НАТО И ОВД произошло на территории Германии. Так, в связи с намерением провести летом 1963 г. заседание Бундестага ФРГ в Западном Берлине, который не являлся частью ФРГ, советской стороной было решено на этот период дезорганизовать работу воздушных и сухопутных коммуникаций, связывающих Западный Берлин с ФРГ. Все западные воздушные коридоры, а также аэропорты в городе облетывались советскими военными самолетами, имитирующими атаки на цели. Движение по автострадам, ведущим в ФРГ, периодически и без каких-либо уведомлений перекрывалось для пропуска войск ГСВГ и ННА ГДР, следующих в западном направлении «на учения». В районе Магдебурга было сосредоточено две дивизии ГСВГ и одна — ННА ГДР.

Это насторожило командование НАТО, и в указанный район был направлен английский самолет-разведчик, который нарушил воздушный коридор и, не выполнив команду на принудительную посадку, был сбит советским истребителем. Экипажу и «пассажирам» — английским военнослужащим удалось спастись на парашютах. Они были задержаны советскими военнослужащими, а затем выдворены из ГДР.

Наряду с радио-, радиотехнической, агентурной и другими видами разведки, проводимыми на территории двух германских государств, действовала и почти официальная разведка — так называемые военные миссии связи четырех государств — бывших союзников по антигитлеровской коалиции, находящихся при соответствующих главкомах «союзных войск» в Германии. Так, при главнокомандующем ГСВГ (ЗГВ) в Потсдаме (ГДР) были аккредитованы военные миссии США, Великобритании и Франции, аналогичные советские миссии находились в трех бывших зонах оккупации на территории ФРГ.

Основная, хотя и неофициальная задача военных миссий заключалась в постоянном наблюдении за войсками и силами страны, в чьей зоне они ГЛАВА 5 3 49 Всего у НАТО с учетом Франции и Испании в Европе находилось 94 боеготовые дивизии. Численность развернутой американской дивизии составляла 16 – 19 тыс., а дивизии ФРГ — более 23 тыс. человек, в то время как дивизии армий стран ВД насчитывали максимум 11 – 12 тыс. человек.

Все группировки войск первого эшелона НАТО в Европе поддерживались в высокой степени готовности к занятию исходных районов на так называемом передовом оборонительном рубеже, проходящим на удалении от 10 до 50 км от границы с ГДР и Чехословакией, и к дальнейшим действиям в соответствии с оперативными планами. Их вооружение составляли самые современные, в основном наступательные, виды боевой техники и оружия, главными из которых являлись системы находились, и создании там разведывательной сети. Поэтому миссии в Германии состояли из профессиональных офицеров-разведчиков. Используя возможность свободно перемещаться на автомобилях по своим «зонам ответственности», за исключением запретных районов, они действовали оперативно, напористо, часто нарушая установленные правила.

Так, стоило только советскому командованию внезапно поднять по тревоге ту или иную дивизию, бригаду или штаб и вывести их из военных городков, как через час-два на «хвосте» колонн советских войск появлялись машины западных миссий связи. Любое задержание или обстрел членов миссий в одной зоне мгновенно вызывал адекватную реакцию в другой, противоположной.

Западная разведка в своей работе порой допускала серьезные ошибки.

Так, она не смогла вовремя отследить проводимое с начала 80-х гг. перевооружение ГСВГ на танки нового поколения Т-64 и Т-72, доставка которых из СССР в ГДР с целью скрытности впервые осуществлялась не по железной дороге, а морем. Необходимость срочно установить перевооружаемые соединения и части ГСВГ заставила военные миссии связи трех западных стран, прежде всего США, резко активизировать свою деятельность.

24 марта 1985 года в районе г. Людвигслуст (150 км северо-западнее Берлина) на территории городка одной из частей ГСВГ советским часовым был застрелен сотрудник американской миссии майор А. Николсон. Автомашина, в которой кроме Николсона находился водитель, ночью въехала в запретный район, а затем и на охраняемый советским караулом объект — парк учебнобоевых танков. При фотографировании через окно новых танков и был убит американский офицер. Гибель А. Николсона, которому посмертно на родине было присвоено воинское звание «подполковник», в США была воспринята исключительно болезненно и вновь ухудшила советско-американские отношения. Только через три года на первой в истории двух государств встрече министров обороны США и Советского Союза (Ф. Карлуччи и Д. Т. Язова) в Цюрихе удалось разобраться с обстоятельствами этого инцидента и снизить напряженность в отношениях.

ГЛАВА 5 двойного назначения, способные кроме обычных боеприпасов использовать и атомное оружие.

В соответствии с существующей тогда в СССР стратегической концепцией считалось необходимым для надежной безопасности Советского Союза и его союзников иметь в Центральной Европе мощную группировку вооруженных сил государств Варшавского Договора, ядром которых были советские войска.

Система обороны Советского Союза и всего Варшавского Договора строилась с сосредоточением основных усилий прежде всего на Западном и Юго-Западном ТВД, где были развернуты наиболее боеспособные, оснащенные самой современной техникой группировки войск с соответствующими запасами материально-технических средств.

Группировки советских войск на территории ГДР и Польши возникли в результате разгрома фашистской Германии. В восточной части Германии сначала была создана Группа советских оккупационных войск, затем она была переименована в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), а в 1989 г. — в Западную группу войск (ЗГВ). В Польше советские войска, предназначенные для охраны коммуникаций и усиления ЗГВ, представляла Северная группа войск (СГВ). Кроме того, в ГДР и ПНР на побережье Балтийского моря размещалось по одному пункту базирования советского Балтийского флота.

Пребывание советских войск в Венгрии, под названием сначала Центральной, а затем Южной группы войск (ЮГВ), связано как с послевоенными договоренностями, так и с советской военной акцией осенью 1956 г.

Размещение советской Центральной группы войск (ЦГВ) в Чехословакии было признано целесообразным после ввода туда группировки войск стран ОВД в 1968 г.

До 1958 г. советские войска (Отдельная механизированная армия) были и на территории Румынии.

Всего в составе четырех советских групп войск постоянной готовности на 1985 г. находилось восемь общевойсковых и танковых армий (свыше 30 полностью развернутых и готовых к бою мотострелковых и танковых дивизий), а также 10 авиационных дивизий. Всего более 600 тыс. военнослужащих, 11 тыс. танков и свыше 1600 боевых самолетов.

ГЛАВА 5 351 Эти группировки советских сухопутных войск, ВВС и ВМС, выдвинутые на 600 – 800 км на Запад от границ Советского Союза, вместе с армиями и флотами союзников по Варшавскому Договору представляли собой мощный первый оперативный эшелон первого стратегического эшелона Объединенных Вооруженных Сил ОВД.

Союзные СССР войска и силы в Европе составляли: Национальная Народная Армия (ННА) ГДР, Войско Польское (ВП), Чехословацкая Народная Армия (ЧНА), Венгерские Оборонительные силы (ВОС), Армия Социалистической Республики Румынии (АСРР) и Болгарская Народная Армия (БНА), которые имели в своем составе 13 общевойсковых армий и ряд объединений и соединений других видов вооруженных сил и родов войск.

Считалось, что наличие постоянно готовых к действиям группировок войск (сил), находящихся в непосредственном соприкосновении с силами НАТО, обеспечивает необходимую эффективность общей системы обороны и поддержания комплексного военно-стратегического равновесия между Востоком и Западом в Европе. На войска первого оперативного эшелона, в состав которого было включено более 60 % всех имеющихся сил общего назначения Варшавского Договора, возлагались задачи по отражению агрессии и разгрому вторгшегося противника.

Второй оперативный эшелон составляли войска западных приграничных военных округов: Белорусского, Прикарпатского, Одесского и Киевского, частично Прибалтийского, которые в основном состояли из танковых объединений и соединений и находились в готовности в короткие сроки к стремительному выдвижению (в основном комбинированным маршем), а их ВВС — к перебазированию по воздуху, на Запад в районы оперативного предназначения для вступления в сражение с целью завершения разгрома противника и развития успеха войск первого оперативного эшелона.

Организационно все войска и силы стран Варшавского Договора для подготовки и ведения совместных боевых действий в Европе были сведены в Объединенные Вооруженные Силы Организации Варшавского Договора (ОВС ОВД). Их состав на мирное и военное время был различен.

ГЛАВА 5 С переходом на военное положение все ОВС ОВД мирного времени, а также другие войска и силы, в том числе и развертываемые по мобилизационным планам, преобразовались в:

— ОВС на Западном ТВД;

— ОВС на Юго-Западном ТВД;

— Резервы Верховного Главнокомандования ОВС ОВД.

Эти стратегические группировки на ТВД, состоящие из фронтов (как национального, так и коалиционного состава), отдельных общевойсковых армий, воздушных армий, армий ПВО и объединенных флотов (на Западе — Объединенный Балтийский в составе: БФ, ВМФ ПНР и ВМФ ГДР, а на Юго-Западе — Объединенный Черноморский флот: ЧФ, ВМФ Болгарии и ВМФ Румынии) и других соединенных частей и учреждений объединялись единым планом действий (в рамках стратегических операций на ТВД) и централизованным управлением со стороны главных командований ОВС на Западном и Юго-Западном ТВД.

В 1984 г. в ВС СССР были созданы Главные командования войск направлений. В частности, в Европе были сформированы Главные командования войск Западного направления со ставкой в г. Легнице (ПНР) и Юго-Западного направления (г. Кишинев). На военное время они преобразовывались в Главные командования ОВС ОВД на соответствующих театрах военных действий и были предназначены для руководства действиями всех имеющихся там войск и сил.

Таким образом, почти все имеющиеся силы и средства вооруженной борьбы государств — участников ВД (кроме стратегических ядерных сил ВС СССР), органы управления ими, а также созданные в рамках Военной организации Договора оборонительные и обеспечивающие системы и комплексы составляли Объединенные вооруженные силы ОВД.

В мирное время непрерывно осуществлялось слежение за вероятным противником. Главный упор делался на ведение радио- и радиотехнической разведки, передовые посты которой были развернуты или стационарно оборудованы вдоль всей границы с ФРГ, Австрией и Турцией, а также подвижные — на море и в воздухе.

Содержалась в постоянной готовности к действию Единая объединенная система противовоздушной обороны ОВД, котоГЛАВА 5 353 рая централизованно управлялась и объединяла силы и средства ПВО групп войск стран-участниц Центральной и Восточной Европы, войск ПВО советских приграничных военных округов и войск ПВО страны (СССР). Дежурные средства этой системы реагировали на любые воздушные цели, чтобы при нарушении ими воздушного пространства немедленно пресечь полет нарушителей уже в приграничных районах. Так, только в ЗГВ для возможного перехвата воздушных целей — потенциальных нарушителей воздушного пространства — ежесуточно поднималось в воздух по нескольку дежурных самолетовистребителей.

Войска постоянной готовности — мотострелковые, танковые, ракетные, артиллерийские соединения и части, а также формирования других родов войск, занимаясь повседневной деятельностью, были способны за несколько десятков минут полностью оставить военные городки постоянной дислокации, выйти в назначенные районы (на позиции) и приступить к выполнению боевых задач. Боевая техника (танки, БМП, БТР, САУ) содержалась в парках с полным боекомплектом к орудиям, пулеметам и другому стрелковому вооружению, заправленными топливом баками, транспортные машины — с загруженными запасами материальных средств, готовыми к выдвижению и ведению боя. В боевые машины были заложены даже ручные гранаты и сигнальные патроны. Из оружия в казармах находились только автоматы и пистолеты командиров экипажей и механиков-водителей.

Ядерные боеприпасы для ракетных войск и артиллерии, фронтовой авиации, как для входящих в состав группировок советских войск, так и армий других стран ВД, составляющих первый оперативный эшелон на ТВД, хранились на ракетнотехнических и ремонтно-технических базах, дислоцирующихся на территории стран ОВД. Эти ядерные боеприпасы содержались в готовности по особому распоряжению к доставке и передаче их в короткие сроки частям и соединениям.

Действия каждого объединения и соединения советских группировок войск и войск армий союзников СССР на особый период были тщательно спланированы в соответствии с различными возможными вариантами начала войны. Эти плаГЛАВА 5 ны по мере изменений данных обстановки уточнялись (были установлены соответствующая периодичность и порядок такой работы).

Созданная заблаговременно система управления ОВС на театрах военных действий включала сеть стационарных защищенных (подземных) и подвижных пунктов управления (от ГК ОВС на ТВД и до соединений включительно), оборудованных современными средствами связи, автоматизированными системами управления и системами жизнеобеспечения, а также сеть линий и узлов связи, прежде всего кабельных, радиорелейных и тропосферных.

На большей части пунктов управления объединений, соединений и даже частей уже в мирное время было организовано и осуществлялось боевое дежурство. Кроме сил и средств управления, разведки и ПВО с середины 90-х гг. в группах войск было поставлено на боевое дежурство и некоторое количество ударных средств (фронтовой и армейской авиации, ракетных войск и артиллерии) для немедленного поражения так называемых первоочередных объектов противника.

Основу сил общего назначения в армиях ОВД традиционно составляли Сухопутные войска. В послевоенное время в советских ВС они продолжали развиваться как второй по значимости (после РВСН) и как наиболее крупный по численности и разнообразный по боевому составу вид ВС.

Считалось, что Сухопутные войска, обладая огневой и ударной силой, высокой маневренностью и самостоятельностью, будут играть важную роль при ведении боевых действий как с применением, так и без применения ядерного оружия. Их развитие шло по следующим направлениям: увеличение боевого состава; совершенствование организационной структуры объединений, соединений и органов управлений; перевооружение на новые виды оружия и боевой техники для повышения огневой мощи, ударной силы при одновременном увеличении подвижности, маневренности и живучести. Только при реорганизации, проведенной в 1980 – 1982 гг., численность артиллерии мотострелковых и танковых дивизий была увеличена на 20 – 60 %, на вооружение поступили новые танки Т-72, Т-80 и боевые машины пехоты БМП-2. В результате этого в среднем ГЛАВА 5 355

Т-80 — первый в мире серийный танк с газотурбинным двигателем

на 25 % возросли боевые возможности этих общевойсковых соединений.

В целом «обычные» типы вооружений не только в Сухопутных войсках, но и в других видах ВС постоянно совершенствовались и создавались качественно новые системы оружия, имеющие все более высокие поражающие характеристики.

Состоянию напряженности в отношениях между СССР и США, ОВД и НАТО во многом способствовал характер и содержание военных доктрин, положениями которых руководствовалась каждая из сторон.

Официальная доктрина США, независимо от периодической смены ее концепций и названий: «массированного возмездия», «гибкого реагирования», «реалистического устрашения»

и «прямого противоборства», всегда предусматривала возможность нанесения упреждающего ядерного удара в том случае, если американское руководство придет к выводу, что предполагаемый противник намеревается нанести ядерный удар по Соединенным Штатам или их союзникам. Да и применительГЛАВА 5 но к войне, ведущейся обычными средствами, США и НАТО официально заявляли, что в случае необходимости применят ядерное оружие первыми.

Доктринальные установки Организации Варшавского Договора долгое время носили полуоформленный характер и находили свое отражение преимущественно в заявлениях, декларациях и других подобных документах Политического Консультативного Комитета и отдельных государств-участников.

Основу коалиционной доктрины составили положения военной доктрины СССР как признанного политического, экономического и военного лидера социалистических государств.

Характерной чертой военной доктрины Варшавского Договора выступала ее оборонительная направленность. С момента образования этого союза его военные усилия были направлены на защиту от возможных посягательств извне, в том числе и через провоцирование внутренней контрреволюции.

Оборонительный характер коалиционной доктрины прежде всего отражался в боевом составе, структуре и предназначении ОВС и армий государств-участников, содержании их подготовки, избранных и спланированных способов и форм боевых действий.

Но главной и определяющей стороной военной доктрины являлась ее политическая сторона. Она определялась политикой правящих коммунистических и рабочих партий государствучастников и их марксистско-ленинской идеологией в области войны и обороны. В основе этой идеологии в военной сфере находились принципы «социалистического интернационализма»

и «классового подхода» к проблемам военной безопасности, определению военных угроз и потенциальных противников, а также союзников. Внешним выражением такой концепции стал, например, широко известный в тот период лозунг: «Братья по классу — братья по оружию!»

В рамках политической стороны доктрины было зафиксировано отрицательное отношение ОВД к войне как явлению, с соответствующими военно-политическими задачами для каждой страны и для Организации в целом по предотвращению войны, укреплению коллективной обороны и военной безопасности «стран социалистического содружества».

ГЛАВА 5 357 Еще раз подчеркнем: как советской военной доктриной, так и военной доктриной ОВД никогда1 не предусматривалось инициативного начала любой войны, тем более ядерной, и даже локального нападения. Но группировки Вооруженных Сил предполагалось иметь в таком составе, порядке их дислокации, а также уровне подготовки и готовности, чтобы в случае агрессии со стороны США, блока НАТО отразить и остановить вторжение, перейти в контрнаступление, а затем в ходе глубоких наступательных операций решительно разгромить противника.

Отчасти поэтому на Западе советскую стратегию оценивали как однозначно наступательную. Но было ли это искренне?

Используя пропагандистские клише военной мощи СССР и советской военной угрозы, а также предельно расширительно трактуя некоторые советские внешнеполитические акции, США сумели убедить западное общественное мнение в агрессивности СССР и его союзников. Советская сторона в своей пропаганде отвечала тем же, но была менее убедительна.

К середине 80-х гг. действующая советская военная доктрина потребовала переработки, чтобы соответствовать политическому курсу нового советского руководства, способствовать активизации переговорного процесса и сокращению военных потенциалов сторон. Вопросы предотвращения войны решили сделать содержанием не только внешней политики, но и военной доктрины. Примерно тогда же на смену теории поэтапной эскалации мировой войны, последующие этапы которой, как считалось, обязательно будут ядерными, пришла концепция равной вероятности мировой ядерной войны и обычной войны (в виде всеобщей или локальной).

Новая советская военная доктрина, теория которой разрабатывалась в Генеральном штабе ВС СССР, прежде всего должна была отличаться своей однозначной оборонительной направленностью. Она впервые (а может быть, и в последний раз) в истории поставила своей главной целью не подготовку к войне, а ее предотвращение, что сейчас, спустя четверть века, Этот вывод основан на оценке действующих тогда оперативных планов

–  –  –

выглядит как минимум неоднозначно. Смешение военной доктрины и внешнеполитической концепции, может быть, и дает определенный пропагандистский эффект, но и дезориентирует военную организацию государства.

В конце 1986 г. новые доктринальные установки были рассмотрены и одобрены Советом обороны СССР. Они были положены в основу коалиционной военной доктрины государств — участников Варшавского Договора. Документ под названием «О военной доктрине государств — участников Варшавского Договора» был принят на заседании Политического Консультативного комитета этих стран в мае 1987 г. и опубликован [86].

Сопоставление основных положений военной доктрины НАТО и новой доктрины ОВД проводилось в рамках ОБСЕ на двух семинарах в Вене в 1990 и 1991 гг.

Политическая сторона доктрины определяла задачи по уменьшению опасности войны и ее предотвращению. Страны — участницы Организации Варшавского Договора заявляли, что они никогда, ни при каких обстоятельствах не начнут первыми военных действий против какого бы то ни было государства (союза государств), если сами не станут объектом вооруженного нападения. В полной мере это касалось и ядерного оружия.

Данные заявления не были простой декларацией. Им соответствовали установленный порядок выработки решения на применение ядерного оружия, строго определенные способы нанесения ядерного удара, а также алгоритм функционирования автоматизированной системы управления Стратегическими ядерными силами ВС СССР и других систем управления войсками и оружием. Таким образом, применение советских СЯС и оперативно-тактического ядерного оружия могло осуществляться только в форме ответно-встречного или ответного удара по агрессору. Ряд специально осуществленных организационных и технических мер на пунктах управления ядерными средствами сделал нанесение упреждающего ядерного удара просто невозможным.

Доктрина содержала ряд инициатив по реальному разоружению. Памятуя, что самым главным и разрушительным из всех видов наступательного оружия является ядерное оружие, ГЛАВА 5 3 59 в том числе и на театре военных действий, решено было начать именно с него, а затем продолжить этот процесс в области сокращения обычных вооружений. Анализ данных о составе и соотношении сил общего назначения, как и их ядерных средств, действительно показывает, что обоюдное силовое сдерживание базировалось на поддержании сторонами совокупного военного потенциала на таком высоком уровне, при котором победа в войне становилась уже невозможной. Неслучайно на протяжении всего существования двух блоков страны Варшавского Договора и государства НАТО не допустили даже небольшого вооруженного конфликта между собой. А поводов и причин для этого было более чем достаточно.

Общей целью реформы являлось создание в Европе такой военно-политической ситуации, когда бы и НАТО, и ОВД, надежно обеспечив свою оборону, не имели бы средств для внезапного нападения на другую сторону. Отсюда возникло такое понятие, как «разумная достаточность для обороны», под которой понимался уровень военной мощи государства или коалиции государств, соизмеримый с уровнем военной угрозы, характером и интенсивностью военных приготовлений вероятного противника. Она определялась потребностями обеспечения безопасности на минимально допустимом уровне при отражении агрессии с суши, воздуха, моря и из космического пространства.

С понятием «разумная достаточность для обороны» тесно связывалось понятие «силовое сдерживание агрессии», включающее в себя набор наиболее рациональных форм и методов нейтрализации существующих и потенциальных военных угроз. Под «силовым сдерживанием агрессии» понимался комплекс мер и действий коалиции государств, направленных на создание и поддержание такого уровня их совокупного оборонного потенциала, при котором противоборствующая сторона осознает, что возможные выгоды от ее превентивных действий заведомо уступят потерям от ответных действий потенциальных жертв агрессии. Цель состояла в том, чтобы заставить потенциального агрессора отказаться от мысли, что победа в войне останется за ним.

Соблюдение принципа достаточности для обороны требовало от сторон не только механического сокращения войск, сил и их вооружений, но и глубокой перестройки их структуГЛАВА 5 Таблица 6. Сравнительные данные о численности вооруженных сил и вооружения ОВД и НАТО в Европе (1989)

–  –  –

ры, дислокации, изменения характера военной деятельности, строительства вооруженных сил. В том числе необходимо было ликвидировать дисбалансы и асимметрии вооруженных сил государств двух противостоящих военных блоков.

Еще одним важным условием реализации принципа достижения достаточности для обороны должно было стать подписание договоренности об ограничении создания новых типов и систем оружия (как, например, системы ПРО США).

Таким образом, Организация Варшавского Договора выступала за сохранение военно-стратегического паритета на все более низком уровне, в пределах разумной достаточности для обороны, подразумевая такой состав и структуру вооруженных сил сторон, когда они способны отразить возможную агрессию, но сами не обладают возможностью осуществить нападение и вести крупномасштабные наступательные действия.

ГЛАВА 5 3 61 Раскрывая военно-техническую сторону новой советской военной доктрины и ее ключевой вопрос — подготовку вооруженных сил к отражению агрессии, Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев в своих воспоминаниях писал: «В случае агрессии мы отказались от перехода в короткие сроки после ее свершения к наступательным действиям — проведению наступательных операций. Было принято решение отражать нападение только оборонительными операциями, одновременно стремясь ликвидировать вооруженный конфликт. Преднамеренно отдавая стратегическую инициативу в войне агрессору, мы готовы были вести оборону в течение нескольких недель. И только затем, если вторжение врага прекратить не удастся, предполагалось развернуть широкомасштабные действия по нанесению поражения агрессору». Такой подход свидетельствовал о коренных изменениях советской военной стратегии, которая приобретала все более нереалистичные, «маниловские» черты. Тем более что оборонительный характер доктрины должен был отражаться не только в избранных и спланированных способах и формах боевых действий вооруженных сил, но и в направленности их подготовки.

Надо заметить, что многие военные руководители приняли эти нововведения настороженно, рассматривая их как очередное проявление политики односторонних уступок. Время показало, что для этих опасений были все основания. Трудно даже предположить, каких жертв потребовала бы практическая реализация новых доктринальных установок, случись крупномасштабная война.

Доктринальные установки ОВД конца 80-х гг. предусматривали не только поэтапное сокращение ядерных вооружений и ликвидацию другого оружия массового поражения, но и дальнейшее сокращение в Европе обычных вооруженных сил и вооружений, ликвидацию военных баз на территории других государств, вывод войск в пределы национальных границ, одновременный роспуск Североатлантического альянса и Варшавского Договора. Однако эта программа, как известно, оказалась нереалистичной.

Надо сказать, что накопленные запасы обычных вооружений в Европе действительно были колоссальны. Конечно, это не было случайным явлением. В основе определения численноГЛАВА 5 сти и боевого состава советских войск на Западе, как и в целом ОВС ОВД, лежали расчеты советского Генерального штаба о необходимости первоначального создания и поддержания такого соотношения сил и средств с вероятным противником, которое в условиях, когда потери в войне превысят объемы возможного воспроизводства оружия и боевой техники, тем не менее обеспечат выполнение поставленных задач.

Переговоры между странами ОВД и НАТО по ограничению обычных вооруженных сил и вооружений в Европе, вяло ведущиеся с 1973 г., активизировались лишь после того, как в 1986 г.

объект их рассмотрения был расширен с Центральной Европы на весь европейский континент: от Атлантики до Урала.

Следует заметить, что на Западе постоянно заявляли о «подавляющем превосходстве» стран ОВД по силам общего назначения, особенно по сухопутным войскам (именно здесь якобы существовали значительные диспропорции и асимметрии не в пользу НАТО).

В действительности фактическое соотношение в области сил общего назначения установить было далеко не просто.

Времена, когда силы сторон соизмерялись только по количеству имеющихся «штыков» и «сабель», ушли в далекое прошлое. В 80-е гг. надо было сделать глубокий анализ реального предназначения, состава, уровня подготовки и возможностей группировок войск сторон и их вооружений в комплексе, с учетом их качественных характеристик, а не ограничиваться арифметическими сравнениями однотипных видов вооружений.

Так, в ГСВГ (ЗГВ) из 6700 имеющихся танков около 1200 (почти 20 % от общего числа) было предназначено для прикрытия госграницы с ФРГ и побережья Балтийского моря. Это были в основном устаревшие тяжелые танки Т-10 и самоходные артиллерийские установки ИСУ-152, СУ-122. Организационно они входили в состав отдельных танковых полков и батальонов, дислоцированных в приграничной полосе.

К ним относилась и 5-я отдельная танковая бригада на средних танках, прикрывающая морское побережье ГДР. Все эти части имели задачу в короткие сроки занять заблаговременно выбранные огневые позиции и, создав плотный противотанковый пояс, отразить ГЛАВА 5 3 63 внезапное вторжение. После выполнения этой задачи перечисленные танковые части из боевого состава группы войск выводились. Как видим, пятая часть танков и САУ ГСВГ изначально не имела наступательных задач.

Данный пример подтверждает, что сделать обоснованный подсчет соотношения сил действительно было очень трудно из-за различия структур вооруженных сил ОВД и НАТО, большого разнообразия видов и типов вооружений, разности задач, а также субъективности подхода сторон.

Некоторые сравнительные данные о численности вооруженных сил ОВД и НАТО в Европе, по оценкам сторон на 1989 г., приводятся в табл. 6.

Таким образом, оценивая соотношение военных потенциалов сторон с учетом приведенных данных, можно сделать следующие выводы:

а) при примерном равенстве численности сухопутных войск и ВВС Североатлантический альянс в 2 раза превосходил ОВД по численности ВМС. НАТО также превосходило ОВД по количеству ударных самолетов фронтовой (тактической) и морской авиации, боевым вертолетам и противотанковым ракетным комплексам;

б) на стороне ОВД было превосходство в танках, самолетах — перехватчиках войск ПВО, БМП и БТР, а также в артиллерии;

в) по военно-морским силам НАТО превосходило ОВД по всем показателям, за исключением подводных лодок, особенно по количеству крупных надводных кораблей (включая авианосцы), а также по самолетам морской авиации.

В целом по обычным вооружениям между НАТО и ОВД в Европе существовал примерный паритет.

Лондонский институт стратегических исследований сделал тогда такое заключение:

«Общий баланс по обычным вооружениям таков, что ни одна из сторон не располагает достаточной совокупной мощью для того, чтобы гарантировать себе победу».

На упомянутых переговорах об обычных вооруженных силах НАТО настаивал на сокращении только сухопутных войск и их вооружений (танков, артиллерии и бронемашин). Собственные ВВС и особенно ВМС они сокращать категорически не хотели.

ГЛАВА 5 Согласие ОВД на исключение ВМС из предмета переговоров по сокращению вооруженных сил в Европе было ошибочным, прежде всего потому, что оно ставило страны ОВД в изначально невыгодное положение. Но под большим нажимом все-таки удалось заставить Запад рассматривать на переговорах и проблему авиации, а также дать согласие на последующие переговоры по сокращению ВМС.

За день до подписания Договора по ОВСЕ с большим трудом были согласованы итоговые цифры.

Договор об обычных вооружениях в Европе (ОВСЕ), подписанный в Париже 19 ноября 1990 г., преследовал цель установить военно-стратегический паритет в обычных вооруженных силах и вооружениях на возможно низком уровне. Для этого для каждой группы стран были установлены предельные общие уровни, которые затем сторонами были уточнены для отдельных государств — участников коалиций.

На пути согласования параметров этого договора со стороны Советского Союза и его союзников кроме вышеупомянутых ВМС был сделан целый ряд и других серьезных уступок.

Чтобы хоть как-то компенсировать это, советская сторона на заключительной стадии подписания Договора пошла на некоторые «военные хитрости», чтобы несколько облегчить себе выполнение обязательств по Договору:

а) с целью искусственного уменьшения общей численности Вооруженных Сил, подлежащих сокращению в Европе, был принят законодательный акт об исключении из состава Вооруженных Сил СССР Пограничных войск КГБ, Внутренних войск МВД, Железнодорожных войск, Войск ГО, Войск правительственной связи;

б) используя производимую перегруппировку войск, связанную с началом их вывода из стран Восточной Европы, военнополитическое руководство страны решило значительную часть подлежащих сокращению обычных вооружений передислоцировать из Европейской части СССР в его азиатскую часть, за Урал, с тем чтобы они не попали под уничтожение.

Об этом было известно США и другим западным странам.

С. Ф. Ахромеев в письме помощнику президента США по национальной безопасности генералу Б. Скоукрофту, сообщал, ГЛАВА 5 365 Таблица 7. Итоговые цифры вооружений по Договору по ОВСЕ

–  –  –

что за Урал переведено: 16,4 тыс. танков (в основном более современных типов), 11,2 тыс. боевых бронированных машин, 25 тыс. артиллерийских систем и 1200 самолетов. Подобное перебазирование объяснялось необходимостью восполнения некомплекта подобной техники в войсках на Востоке, а также проведением замены устаревшего вооружения.

Однако еще до официального вступления Парижского договора в силу в 1992 г. устанавливаемый им паритет в обычных вооружениях был нарушен. После роспуска Варшавского Договора Североатлантический альянс стал превосходить СССР по танкам и артиллерии в 1,5 раза, по самолетам и вертолетам — в 1,3 раза. В результате распада Советского Союза превосходство НАТО над Россией по танкам и артиллерии достигло 3 раз, по БТР — 2,7 раза. С принятием в НАТО Польши, Чехии и Венгрии положения этого Договора окончательно деформировали систему безопасности в Европе и закрепили подавляющее превосходство альянса над Россией.

Следует подчеркнуть, что, несмотря на все теоретические ошибки и практические неудачи, сама концепция разумной достаточности для обороны и сегодня не утратила своего значения. Многие ее концептуальные положения по-прежнему представляются логичными и обоснованными.

В целом история военной организации Варшавского Договора дает поучительный пример создания и деятельности крупной военно-политической коалиции, которая путем концентрации усилий союзных стран смогла противостоять исключительно ГЛАВА 5 мощному Западному блоку, обеспечив условия, в которых Советский Союз и его союзники проводили суверенную внешнюю политику, решительно отстаивая свои государственные интересы.

–  –  –

Холодная война развивалась в диалектическом единстве с другими бурными процессами, происходившими в мировом сообществе. Как уже отмечалось, в первые годы после окончания Второй мировой войны повсеместно и заметно выросло влияние левых сил (в том числе и коммунистов), чья деятельность была направлена против либеральной политики и партий, скомпрометировавших себя коллаборационизмом в военное время.

Руководители стран Запада приписывали происхождение и деятельность любой оппозиции Советскому Союзу, видя в каждой левой организации «руку Москвы», хотя на деле это был прежде всего объективный процесс.

Столь же объективным по своему характеру являлся быстро нараставший кризис колониальной системы, которая окончательно исчерпала себя.

В годы Второй мировой войны народы многих колониальных владений активно боролись с захватчиками, и после победы их возвращение в колониальное прошлое было невозможно.

В 40 – 60-х гг. борьба за независимость развернулась в Индии, Индокитае, Бирме, Непале, Индонезии, Египте, Алжире, на Мадагаскаре, Кубе и многих других странах. Постепенно складывался так называемый третий мир1.

Считается, что термин впервые употреблен в 1952 г. французским уче

–  –  –

Правда, получив независимость, новые государства зачастую становились объектами явной или скрытой экспансии со стороны своих прежних метрополий или других стран Запада.

Советский Союз, в свою очередь, был заинтересован в экспорте своих идеологических ценностей и распространении своего политического влияния. К этому следует добавить мотив экономической конкуренции, обострявшей отношения США с Советским Союзом, особенно после того, как он и его восточноевропейские союзники отказались от «плана Маршалла», закрыв рынки Восточной Европы.

Так, страны третьего мира стали еще одной ареной непрерывного и жесткого противоборства за восполнение так называемого политического вакуума.

США, НАТО и другие блоки (СЕАТО, СЕНТО и др.), созданные в те годы западными державами, активно препятствовали сближению освобождавшихся колоний с СССР. С другой стороны,

Запад не имел единой позиции в отношении новых государств:

старые колониальные державы, прежде всего Великобритания и Франция, были кровно заинтересованы в максимальном сохранении своих политических и экономических позиций в бывших колониях, при этом они не без оснований подозревали своего «старшего союзника» — Соединенные Штаты — в собственной игре. И действительно, США долгое время занимали двойственную позицию. Белый дом, не будучи заинтересован в сохранении старых колониальных империй, не хотел дискредитировать себя участием в колониальных войнах, но был вынужден хотя бы номинально поддерживать своих партнеров из союзнической солидарности. Оптимальным для Вашингтона было предоставление колониям политической независимости с установлением там прозападных режимов, которые проводили бы политику «открытых дверей», наиболее выгодную США.

Такая сложная обстановка с неизбежностью порождала многочисленные кризисы, вооруженные конфликты и локальные войны, имевшие серьезные последствия как для странучастников, так и для мира в целом.

Нет возможности рассматривать их все, однако целесообразно расставить некоторые акценты в наиболее показательных случаях.

ГЛАВА 5 Большой комплекс проблем возник в связи с послевоенным устройством Китая, где существовало два непримиримых социально-политических лагеря. Вашингтон всемерно помогал режиму Чан Кайши, тогда как Москва содействовала приходу к власти коммунистов во главе с Мао Цзэдуном. Однако внешний фактор был далеко не главным в китайском вопросе. Как поражение Чана, так и победа Мао стали результатом действия причин прежде всего внутреннего характера. Главным образом поэтому, а также в силу особой масштабности и известной самостоятельности «китайской темы», она остается за рамками этой книги.

Своеобразным центром нестабильности на Дальнем Востоке уже в первые послевоенные годы стала Корея [87]. Примечательно, что именно на Корейском полуострове быстрее, чем в каком-либо другом регионе мира, произошло открытое военное столкновение, за участниками которого стояли сверхдержавы. Речь идет о крупномасштабной локальной войне 1950 – 1953 гг., по сути дела — первой «горячей» войне в рамках холодной войны.

После победы над Японией Москва и Вашингтон разделили Корейский полуостров на две части по 38-й параллели. Летом 1945 г. с севера на территорию Кореи были введены советские войска, а осенью в южную часть этой страны вступили войска США. В 1945 – 1948 гг. Советским Союзом и Соединенными Штатами были приняты практические меры как на севере, так и на юге Кореи с целью утверждения там лояльных им режимов.

Для советского руководства Корея была весьма ценна как крупный форпост в Азии, как исходный пункт для распространения советского влияния в Восточной Азии и последующего проникновения далее на Восток. Корея была необходима и для США, чтобы «уцепиться за материк» и противодействовать Советскому Союзу в Азии. Вашингтону Корея также была нужна и как важный плацдарм на востоке, откуда (после потери Китая) американцы могли бы распространять свое влияние вглубь Азии.

В последние годы утвердилась точка зрения, что войну начал Север, и тому есть немало документальных свидетельств. ОднаГЛАВА 5 369 ко в действительности войны желали и на Юге, рассчитывая добиться победы с помощью США. Что касается позиции СССР, то имеются многочисленные достоверные подтверждения того, что Сталин занял в отношении конфликта осторожную позицию и делал все, чтобы конфронтация с Западом из-за Кореи не переросла во всеобщую войну.

Американский исследователь К. Везерсби на основе анализа большого массива источников пришла к выводу: Советский Союз еще в ходе Второй мировой войны пошел на большие уступки Соединенным Штатам по вопросу о послевоенной судьбе Кореи, согласился почти со всеми американскими предложениями на этот счет. Она убедительно доказывает, что Сталин не имел никаких видов на Южную Корею. Во имя поддержания союзнических отношений он даже отказывался поддерживать деятельность южнокорейской компартии в американской зоне оккупации. К. Везерсби убеждена, что Сталин ограничивался желанием сохранять установленный баланс сил в Корее в сочетании с контролем над Северной Кореей, которая бы играла роль буферного государства, способного защитить границу СССР в данном регионе и быть источником определенных ресурсов (в первую очередь, урановой руды).

Сталин действительно настойчиво сдерживал Ким Ир Сена от похода на Юг из-за опасений перерастания локальной войны в новую мировую и согласился на военные действия Северной Кореи только под давлением Мао Цзэдуна.

Кровопролитная война в Корее продолжалась три года.

Здесь под флагом «войск ООН» против Корейской НародноДемократической Республики и Китайских народных добровольцев, поддерживавших КНДР, действовали войска нескольких западных государств. Соединенные Штаты открыто воевали на стороне Юга и спасли Сеульский режим от военного поражения.

Советский Союз формально участником войны не являлся, но применение в боевых действиях частей советской ПВО де-факто делало его стороной конфликта, что усиливало риск перерастания обычной войны в ядерную, особенно в случае применения США атомного оружия. Как уже отмечалось, намерения Вашингтона использовать атомную бомбу против ГЛАВА 5 Китая встретили резкие возражения их европейских союзников (в первую очередь, Великобритании), опасавшихся, что СССР может ответить атомным ударом по объектам Западной Европы.

Корейская война стала крупнейшей по жертвам и разрушениям локальной войной ХХ в. Она завершилась перемирием, заключенным в июле 1953 г.

На первый взгляд война закончилась вничью, стороны, что называется, остались при своих:

политическое статус-кво сохранилось, а границы на Корейском полуострове не изменились ни на метр. Однако исход войны в Корее, по сути, означал поражение американской политики, ведь США оказались не в состоянии одержать военную победу. А в моральном отношении Соединенные Штаты и Запад в целом скорее проиграли.

Корейская война зримо показала, что мир разделился на два полюса, обладающих если не равной, то соизмеримой мощью.

Уже тогда появились первые сомнения в отношении принципиальной возможности достижения одной из сторон военной победы.

Корейская война стимулировала создание новых военнополитических альянсов. В 1951 г. возник АНЗЮС — военный блок в составе Австралии, Новой Зеландии и США В 1954 г. был создан аналогичный по целям блок в Юго-Восточной Азии — СЕАТО. Его участниками стали США, Англия, Франция, Австралия, Новая Зеландия, Пакистан, Таиланд и Филиппины.

США также заключили двусторонние договоры с рядом стран Восточной Азии, сохранив за собой военные базы, в частности на Филиппинах, в Японии, Южной Корее и на Тайване. Советский Союз, в свою очередь, заключил двусторонние договоры с КНДР и КНР.

Таким образом, и в Восточной Азии образовалась линия разделения государств на два лагеря, вовлеченных в холодную войну [50].

Другим примером соперничества сверхдержав в третьем мире является борьба за Египет, кульминацией которой стал Суэцкий кризис. Его история достаточно подробно рассмотрена в предыдущей главе, здесь же мы ограничимся предельно краткой оценкой тех событий.

ГЛАВА 5 37 1 Расстановка сил в египетском конфликте была принципиально иной, чем в Корее. Если Великобритания и Франция, а также поддерживающий их Израиль, начав войну против Египта, стремились удержать его в подчиненном положении, то СССР и США, каждый исходя из своих интересов, рассчитывали укрепить свое влияние как в этой геополитически важной стране, так и в целом в Северной Африке. Для этого надо было вытеснить из региона старые колониальные державы и сохранить относительный суверенитет Египта. В этом отношении задачи Москвы и Вашингтона парадоксальным образом совпадали, что и предопределило их поддержку режима А. Насера. Разумеется, в дальнейшем цели сторон кардинально расходились, но первоначально существовали возможности для маневра: зная, что США не поддерживают тройственную агрессию, но при этом не пойдут на открытую конфронтацию со своими союзниками, СССР умело использовал противоречия в западном лагере. Заявление советского правительства о том, что СССР, защищая Египет, может применить новое ракетное оружие, практически немедленно остановило англо-франкоизраильскую агрессию1.

Таким образом, если в Корее Советскому Союзу удалось сохранить статус-кво, опираясь на непосредственное применение военной силы (союзной и собственной), то в ходе Суэцкого кризиса война была прекращена одной только угрозой ее применения.

В 1957 – 1964 гг. СССР очень активно налаживал отношения с Индией, Индонезией, Бирмой, Афганистаном, Ираном и другими странами третьего мира. Его руководители старались использовать для этого все возможности, включая установление личных контактов в ходе государственных визитов в эти государства. В свою очередь, Советский Союз посетили лидеры Индии, Индонезии, Ганы, Гвинеи, Мали, Судана, Сомали, Сенегала, Лаоса, Камбоджи и многих других государств.

Надо сказать, что Советский Союз не скрывал своих симпатий к национально-освободительному движению и открыто поддерживал силы, которые занимали наиболее радикальные,

–  –  –

антиимпериалистические позиции. В Программе КПСС, принятой ХХI съездом, делался вывод о том, что перед освободившимися странами открывается перспектива некапиталистического развития, которая оценивалась как «путь народов к свободе и счастью», способный «при жизни одного поколения»

превратить отсталую страну в индустриальную, «искоренить социальное неравенство, обеспечить высокий материальный и культурный уровень жизни рабочего класса и всех трудящихся» [88]. Ради этой цели социалистические страны должны были объединить свои усилия.

Было подписано более 20 соглашений о сотрудничестве и предоставлении кредитов странам Азии, Африки и Латинской Америки. Размеры предоставляемой помощи были довольно значительны: так, Объединенная Арабская Республика1 за ее счет покрывала до 50 % ассигнований на экономическое Объединенная Арабская Республика (ОАР) — объединенное государ

–  –  –

развитие, Индия в ходе реализации второго пятилетнего плана — 15 % [89].

Активизация контактов Москвы с новыми государствами, поддержка Советским Союзом национально-освободительных сил вызывали у США и их союзников негативную реакцию.

Внешняя политика Кремля воспринималась на Западе как попытка лишить его рынков, источников сырья и распространить советскую систему союзов на весь мир. Ну а риторика некоторых лидеров СССР, в первую очередь Хрущева, только усиливала опасения.

В результате Запад решил усилить военное давление на СССР. После кризиса 1956 г. страны НАТО приняли «доктрину взаимозависимости», провозгласив курс на более тесную координацию своих действий. Значительно возросла их готовность силой оружия противодействовать нежелательным для них переменам в странах третьего мира, вплоть до свержения тех правительств, которые проводили линию на союз с СССР или даже попыток ликвидации целых государственных образований.

Вьетнамская война стала особенно показательной в этом отношении.

В июле 1954 г. подписанием Женевских соглашений завершилась восьмилетняя колониальная война Франции с Демократической Республикой Вьетнам (ДРВ). Территория страны была разделена по 17-й параллели, причем если Север находился под властью правительства ДРВ, то на Юге со временем утвердилась проамериканская администрация. Воссоединение планировалось осуществить на основе всеобщих выборов, которые, однако, были сорваны сайгонским режимом. В Южном Вьетнаме началась гражданская война, в которую постепенно втягивается и ДРВ.

США, которые и так с 1950 г. оказывали Франции военную помощь, теперь значительно увеличили свое присутствие в регионе. В Вашингтоне пришли к выводу о необходимости жесткого противодействия «коммунистической экспансии в Азии»

и поддержали сайгонский режим деньгами и оружием. Кроме этого Соединенные Штаты начиная с конца 50-х гг. постоянно наращивали свое военное присутствие в Южном Вьетнаме.

ГЛАВА 5 Американские вооруженные силы непосредственно вступили в войну в 1965 г. Поводом для начала масштабных боевых действий стал инцидент в Тонкинском заливе, который, как считает сегодня большинство исследователей, был организован самими американцами1.

В первые четыре года войны американские войска провели ряд крупномасштабных наступательных операций, но не смогли добиться перелома в войне, даже несмотря на то, что на пике войны их численность составляла около 540 тыс. человек.

Уже к 1969 г. в Белом доме убедились в невозможности решения проблемы чисто военным путем и начали поиски выхода. При этом, однако, американцам было необходимо «сохранить лицо». Попытки Вашингтона навязать свои условия перемирия лидерам ДРВ, а позднее — прокоммунистической Республики Южный Вьетнам (РЮВ), образовавшейся на юге страны в противовес сайгонскому режиму, окончились неудачей. В ходе войны вьетнамский народ показал готовность к бескомпромиссной борьбе и твердую волю к победе, а руководство ДРВ не проявляло особой заинтересованности в мирных переговорах, требуя, чтобы США прежде прекратили бомбардировки вьетнамской территории.

Тем временем для США ситуация ухудшалась. Их действия во Вьетнаме настраивали против них мировое общественное мнение, а огромные затраты на войну ослабляли американскую экономику. Мужество и упорство вьетнамцев, поступавшая им из СССР и Китая помощь и, как следствие, растущие потери, делали Белый дом все более «миролюбивым» [90].

В этих условиях США обратились к СССР с тем, чтобы он выступил в качестве посредника и помог воюющим сторонам достичь разумного компромисса. Американцы просили, чтобы Москва уговорила Ханой начать мирные переговоры, а также Тонкинский инцидент — общее название двух эпизодов (2 и 4 августа 1964 г.), произошедших в водах Тонкинского залива с участием военных кораблей США и Северного Вьетнама. Несмотря на отсутствие потерь с американской стороны и неясную природу самого инцидента, 5 августа американская авиация нанесла первые бомбовые удары по территории ДРВ. Главным последствием Тонкинского инцидента стало принятие конгрессом США резолюции, предоставлявшей президенту Л. Джонсону правовые основания для прямого использования вооруженных сил во Вьетнамской войне.

ГЛАВА 5 37 5 допустить представителей Красного Креста к американским пленным.

Этим вопросам была посвящена встреча председателя Совета министров СССР А. Н. Косыгина с президентом США Л. Джонсоном в Глассборо (США) в июне 1967 г. Советское руководство резко отрицательно относилось к вмешательству США в гражданскую войну во Вьетнаме. В то же время СССР, оказывая ДРВ военную помощь, получил возможность испытывать новые виды вооружения, а также доступ к новейшим образцам трофейного оружия и техники. К тому же проблемы американцев во Вьетнаме добавляли очков Советскому Союзу в продолжавшейся холодной войне. Таким образом, затягивание вьетнамской войны в определенном смысле было выгодно Москве.

И все-таки правительство СССР пошло навстречу США и оказало влияние на Ханой.

Предварительные американо-вьетнамские встречи состоялись в мае 1968 г., а спустя еще полгода начались официальные четырехсторонние (США, РВ, ДРВ, РЮВ) переговоры. Советский Союз, не являясь их официальным участником, играл заметную посредническую роль. Главным итогом переговоров стало соглашение сторон о прекращении войны, подписанное 27 января 1973 г. Война, длившаяся 15 лет, закончилась победой коммунистических сил и провозглашением 2 июля 1976 г.

Социалистической Республики Вьетнам.

Вооруженные силы США потеряли во Вьетнаме около 58 тыс.

человек погибшими, более 300 тыс. военнослужащих получило ранения. Вьетнаму война стоила, по разным оценкам, от 3 до 4 млн жизней. Основная часть погибших пришлась на мирное население. Война во Вьетнаме, где американцы зачастую вели себя с исключительной жестокостью, вошла в историю как «грязная», породив так называемый вьетнамский синдром в американском обществе, выразившийся в резком росте антивоенных настроений.

Локальные войны и вооруженные конфликты приносили идеологические и военно-политические дивиденды той сверхдержаве, которая стояла за победившей стороной и, напротив, дорого (во всех смыслах) обходились проигравшей стороне ГЛАВА 5 и ее «патрону». Войны в Корее и Вьетнаме, Суэцкий кризис, поддержка национально-освободительного движения в целом усилили симпатии стран третьего мира к Советскому Союзу, укрепили его международный престиж. Это стало главной причиной того, что в 60 – 70-е гг. целый ряд государств Азии, Африки и Латинской Америки встал на путь социалистической ориентации.

Однако случалось и иначе.

В своей политике по отношению к третьему миру сверхдержавы стремилась опередить друг друга с помощью превентивных акций. В соответствии с этой логикой в 1979 г. СССР ввел свои войска в Афганистан. Одним из мотивов такого решения Кремля была боязнь того, что Соединенные Штаты опередят Советский Союз и распространят свое влияние на эту важную в геополитическом отношении страну1.

В Афганистане в апреле 1979 г. произошла так называемая Апрельская (или Саурская) революция, имевшая антизападный и антифеодальный характер. Власть в стране перешла в руки Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) во главе с Н. М. Тараки.

Однако проведение социальных реформ встретило сопротивление феодально-племенной знати, реакционной части духовенства, сторонников возвращения монархии. Сопротивление внутренней реакции при содействии США вскоре приняло характер вооруженной борьбы с новой властью. Афганистан, с которым у СССР существовали традиционно дружественные отношения, быстро втягивался, кровавую гражданскую войну.

Основу вооруженной оппозиции составило движение исламских фундаменталистов. На территории Пакистана, правительство которого полностью поддерживало это движение, была создана сеть баз и центров подготовки боевиков. К весне

Сегодня, со ссылкой на американские источники, принято утверждать,

что Афганистан был своего рода ловушкой для Кремля, попав в которую он сам во многом подготовил свое будущее поражение в холодной войне. Негативное влияние афганской кампании на СССР очевидно, но вряд ли разумно упрощать ситуацию, да и не все сводилось к негативу. Понятно, что и последующие события могли развиваться по разным сценариям.

ГЛАВА 5 37 7 1980 г. их насчитывалось уже около 80. Там же были образованы «Исламская партия Афганистана», «Исламское общество Афганистана», составившие главную политическую силу афганской контрреволюции.

НДПА, ставшая основой нового политического режима, несла на себе все недостатки классовой и национальной структуры афганского общества. Не будучи единой, она состояла из двух противоборствующих фракций: «Парчам» («Знамя») во главе с Б. Кармалем и «Хальк» («Народ»), лидером которой был глава государства Н. М. Тараки. В основе вражды лежали не столько принципиальные разногласия в области теории и практики государственного строительства, сколько родоплеменная принадлежность их членов.

Захват власти в сентябре 1979 г. Х. Амином, одним из руководителей крыла «Хальк», и убийство им Тараки стали для страны началом новой полосы бедствий. Группа Амина развернула массовый террор против противников режима, в том числе и в армии. Курс на ускоренные социальные реформы проводился без учета народных традиций, религиозных убеждений и экономических возможностей страны. Все это вызвало недовольство широких слоев населения, что сразу же использовала внешняя и внутренняя реакция. Основным источником формирования ее боевых отрядов стал поток беженцев из Афганистана. В стране ширились вооруженные выступления против центральной власти. Многие районы и города оказались под контролем мятежников.

Одновременно усилились контакты Х. Амина с американскими представителями, в том числе по линии спецслужб.

В этих условиях руководство Советского Союза опасалось идти на открытый разрыв с афганским режимом, так как существовали серьезные опасения, что без советского влияния он пойдет на союз с США, которые после утраты своих позиций в Иране активно искали вблизи южных границ СССР новый опорный плацдарм.

Начиная с апреля 1979 г. лидеры Афганистана в связи с нарастанием «агрессивности» оппозиции неоднократно просили направить в страну советские войска. Учитывая негативные последствия подобной акции, эти просьбы отклонялись.

ГЛАВА 5 Однако в конце года руководство Советского Союза пришло к выводу, что правительство Афганистана собственными силами остановить вооруженный натиск оппозиции не сможет.

Учитывая это, 12 декабря на заседании политбюро ЦК КПСС по предложению Ю. В. Андропова, Д. Ф. Устинова и А. А. Громыко было принято решение ввести советские войска в Афганистан.

Оно было принято без предварительных консультаций с союзниками, хотя последствия подобной военно-политической акции лидера Варшавского Договора в той или иной степени касались всех его членов.

Правовой основой решения об оказании военной помощи был Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и ДРА 1979 г., который предусматривал подобную меру «в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих стран».

С принятием решения было начато формирование экспедиционного контингента войск для ввода в Афганистан. Его основу составили соединения и части, в основном сокращенного состава и кадра, дислоцированные в Туркестанском и частично в Среднеазиатском военных округах, а также войска, прибывающие из других военных округов. Всего было развернуто около 100 войсковых формирований, в том числе: управления общевойсковой армии и смешанного авиационного корпуса, четыре мотострелковые дивизии, артиллерийская, зенитная ракетная и десантно-штурмовая бригады, отдельный мотострелковый и реактивный артиллерийский полки, части разведки, связи, тыловые и ремонтные. Были доукомплектованы до штатов военного времени воздушно-десантные войска, части авиационно-технического и аэродромного обеспечения [91].

Вводимая группировка была призвана «оказать интернациональную помощь дружественному афганскому народу и создать благоприятные условия для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».

Советские соединения и части, разместившись в ключевых районах страны и взяв под охрану и контроль важнейшие объекты и коммуникации, должны были содействовать стабилизации обстановки в районах дислокации и высвобожГЛАВА 5 379 дению афганских войск и других сил поддержания порядка и безопасности для непосредственной вооруженной борьбы с оппозицией, а также быть в готовности отразить возможную внешнюю агрессию. Прямое участие советских войск в боевых действиях не предусматривалось. В директиве на ввод войск не был даже определен порядок применения оружия в целях самообороны.

Ввод войск начался в 15:00 25 декабря по двум направлениям: из района Термез с переправой через реку Амударья в общем направлении на Кабул и частью сил на Кундуз и из района Кушки на Шиндант, Кандагар, а также по воздуху с высадкой воздушно-десантных войск в районе Кабула и перебазированием боевой авиации на аэродромы афганской армии.

27 декабря в Кабул вошли передовые части 108-й мотострелковой дивизии, которые вместе с подразделениями десантников взяли под охрану и контроль административные объекты столицы, аэродромы и военные городки, радио и телевидение.

Вечером этого же дня был свергнут режим Амина. Сам Амин был убит в ходе штурма его резиденции советскими спецподразделениями. С вводом основных сил 40-й армии к середине января 1980 г. численность ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистане составила 82 тыс. человек.

Но уже в 1985 г. численность группировки достигла 108,8 тыс.

человек, в том числе в боевых частях — 73 тыс. человек.

Советские соединения и части совместно с афганскими войсками охраняли основные автомобильные дороги, обеспечивали проводку колонн с грузами, взяли под охрану объекты советско-афганского сотрудничества, обеспечивали охрану и функционирование аэродромов. Путем размещения советских гарнизонов поддерживались органы власти в провинциальных, уездных и волостных центрах.

Значительные усилия войск были направлены на осуществление охраны режимных зон, в системе которых было создано 860 сторожевых застав, где постоянно несло службу более 20 тыс. человек.

Однако постепенно задача ведения совместно с афганскими частями и подразделениями боевых действий по разгрому наиболее опасных отрядов вооруженной оппозиции, а также ГЛАВА 5 борьба с караванами, доставляющими оружие и боеприпасы из Пакистана и Ирана, стала центральной. Причины такого положения заключались в слабости афганской армии, активизации действий бандформирований и настойчивых просьбах руководства страны.

Большое внимание уделялось организации засадных действий десантно-штурмовых подразделений с широким применением вертолетов.

Однако ввод советских войск и их военная деятельность в течение восьми лет не привели к подавлению вооруженного сопротивления оппозиции правящему в стране режиму.

Наоборот, с каждым годом сопротивление нарастало. Если в 1981 – 1983 гг. численность формирований моджахедов составляла 45 тыс. человек, то к 1986 г. она возросла до 180 тыс.

человек.

Советские войска вынуждено втянулись в гражданскую войну с негативными политическими последствиями, но без серьезных успехов в военном отношении. Результативность действий регулярных войск против небольших, чрезвычайно мобильных, поддерживаемых населением групп противника с их маневренной тактикой, к тому же в исключительно сложных условиях местности, была невысокой. Для советского командования становилось все более очевидным, что полностью разгромить мятежников и перекрыть пути их пополнения и снабжения силами существующей группировки войск невозможно.

Осознание того, что главными средствами борьбы с вооруженной оппозицией в Афганистане должны быть не военные действия, а хорошо продуманные политические, социальноэкономические и организационно-пропагандистские мероприятия власти, привело к существенному изменению тактики действий ОКСВ. В последние годы советские войска отказались от проведения многочисленных полевых операций и сосредоточили усилия на удержании важных районов и обеспечении работы коммуникаций.

Условно пребывание советских войск в Афганистане по характеру выполняемых задач можно разделить на четыре периода.

ГЛАВА 5 3 81

Советские войска вступают в Афганистан

Первый (декабрь 1979 — апрель 1980 г.). Ввод войск, создание гарнизонов, обустройство, организация охраны различных объектов и пунктов дислокации.

Второй (март 1980 — апрель 1985 г.). Ведение широкомасштабных боевых действий совместно с афганскими войсками.

Реорганизация и укрепление вооруженных сил ДРА.

Третий (апрель 1985 — январь 1987 г.). Переход от активных боевых действий к преимущественной поддержке афганских войск авиацией, артиллерией и инженерным обеспечением.

Применение советских мотострелковых, танковых и воздушнодесантных частей прежде всего в качестве резервов и для повышения морально-боевой устойчивости афганских войск.

Ведение подразделениями спецназа борьбы с караванами.

Четвертый (январь 1987 — февраль 1989 г.). Поддержка боевой деятельности афганских войск. Участие в наиболее важных войсковых операциях. Укрепление вооруженных сил ДРА. Подготовка к выводу войск и собственно их вывод [92].

ГЛАВА 5 В соответствии с подписанным в Женеве 14 апреля 1988 г.

Соглашением по Афганистану четырех заинтересованных стран (Афганистана, Пакистана, Советского Союза и США) вывод советских войск был осуществлен с 15 мая 1988 по 15 февраля 1989 г.

Участие во внутреннем вооруженном конфликте в Афганистане было наиболее длительным и масштабным применением Вооруженных Сил Советского Союза за пределами своей страны в мирное время.

Сегодня преобладают негативные оценки решения о вводе войск в Афганистан, и основания для них, безусловно, есть.

Эта война стоила дорого и в материальном, и в человеческом выражении. Военно-политические цели по стабилизации обстановки в ДРА и укреплению правящего там режима не были достигнуты. Ущерб, нанесенный международному престижу СССР, был значительным. Безвозвратные потери советских войск составили 14 тыс. 427 человек, санитарные — превысили 466 тыс. человек [93].

И все-таки нельзя однозначно оценивать это решение и эту войну. В том числе потому, что эпоха Горбачева изменила ход событий и извратила смыслы. К этому вопросу мы еще вернемся в следующей главе, а пока ограничимся замечанием, что само время доказало: мотивы, которыми руководствовались в Кремле в 1979 г., были весьма серьезными, а война, несмотря на все жертвы и потери, не была бессмысленной. Ее многочисленные последствия имеют комплексный характер и вряд ли могут быть охарактеризованы сколько-нибудь полно.

В 80-е гг. в Вашингтоне по-прежнему рассматривали мир через призму противодействия советскому «экспансионизму», с его делением на многочисленные геополитические зоны (Центральная Америка, Карибский бассейн, Ближний и Средний Восток, Юго-Восточная Азия, Африка, Индийский океан, Персидский залив и т.д.). В идеологическом отношении на Западе выдвинули концепцию, согласно которой, в отличие от первой волны национально-освободительного движения, в 70 – 80-е гг.

его характер изменился на антикоммунистический и направлен на свержение «советских колониальных правительств».

Такой подход, в значительной степени надуманный, оправдыГЛАВА 5 3 83 вал любое применение Западом военной силы в конфликтах, способствующих конечному поражению «империи зла».

В этом ряду — «освобождение Гренады» (1983), поддержка США экстремистских группировок в Никарагуа, Афганистане, Анголе, силовые акции в Ливане (1982), Ливии (1986, 1988, 1989), Панаме (1989), поддержка действий Великобритании в конфликте с Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов (1982) и др. [94]. Обычной практикой стало нанесение «точечных» воздушных и ракетных ударов по объектам в странах с неугодными режимами (бомбардировки Ливии и Сомали, налет израильской авиации на иранские ядерные объекты). Все эти акции явились элементами политики силового устрашения стран третьего мира.

В целях оперативного военно-силового реагирования на изменение ситуации в мире и его отдельных регионах, США (НАТО) на систематической основе создавали и укрепляли специальные структуры военного вмешательства («силы быстрого развертывания» в США, Великобритании, Италии, Франции;

«силы специальных операций»). На них возлагались такие задачи, как «борьба с терроризмом», «психологические операции и диверсионно-террористические акции. Специальные войска предназначались для проведения «противоповстанческих операций» и «для поддержки партизанской борьбы». В Пентагоне была утверждена должность «помощника министра обороны по специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности» [95].

В целях противодействия Советскому Союзу в третьем мире в НАТО была разработана концепция так называемых прифронтовых государств, чья роль заключалась в защите «жизненных интересов» Запада. К их числу были, например, отнесены Израиль, Пакистан, Таиланд, Южная Корея. Этим государствам предоставлялась безвозмездная военная помощь с целью «по доверенности» противостоять просоветским режимам.

Вообще предоставление военной помощи развивающимся странам, со стороны как США, так и СССР, стало одним из наиболее характерных проявлений их политики в годы холодной войны. Доля военной помощи иностранным государствам в государственном бюджете США достигла в 80-е гг. 8 % [96].

ГЛАВА 5 СССР, поддерживая дружественные режимы в Северной Корее, Вьетнаме, Кампучии, Лаосе, Анголе, Никарагуа, Афганистане и ряде других стран, также помогал им советниками, вооружением, материальными ресурсами. Однако нередко средства выделялись нерационально, без учета конкретной обстановки и перспектив развития ситуации (например, в отношении режима И. Амина в Уганде и др.). Ошибки негативно сказывались на международном престиже СССР и дорого обходились его экономике.

Возрастание роли военной силы в политике США и СССР по отношению к развивающимся странам приводило к их вынужденной милитаризации, отражалось на экономике, политических, социальных и духовных процессах. Например, численность вооруженных сил этих государств в 1960 – 1985 гг.

выросла в 2 раза, в то время как социальные ассигнования остались на прежнем уровне или даже сократились. 8 июля 1981 г. президент США Р. Рейган подписал директиву, максимально стимулирующую продажу американской военной техники и технологий ее производства. Предусматривалось, что другим странам оружие может передаваться в пользование с целями: укрепления взаимной безопасности США и их союзников, обеспечения региональной стабильности и др. В результате только в 1982 – 1983 гг. число соглашений на продажу американских военных технологий развивающимся странам увеличилось с 95 до 192, а в 1985 г. — до 262 [97].

Таким образом, применение военной силы, ее характер и масштабы в ходе вооруженных конфликтов в годы холодной войны в значительной мере определялись борьбой сверхдержав за разграничение сфер влияния. И СССР, и США стремились добиваться своих целей политическими средствами, подкрепляемыми силовым давлением. Соединенные Штаты, располагая наибольшей военной мощью, активно использовали ее и как фактор устрашения, и по прямому предназначению.

Однако, как показали локальные войны в Корее, на Ближнем Востоке и Юго-Восточной Азии, это далеко не всегда приводило к успеху.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |



Похожие работы:

«ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Введение Раздел первый ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИКОЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ БАШКИРСКОГО НАРОДА Глава I. Историография проблемы этногенеза башкир. Основные источники Г лав...»

«Юрий Крючков На граНи веков Исторические повести Колесо Фортуны Камергер и Кончита Послесловие к рок-опере "Юнона и Авось" Храм Весты издательство ИРИНЫ ГУДЫМ НИКОЛАЕВ 2007 УДК 821.161.1 (477)-32.6 ББК 84.4УКР=РОС6-44 К 85 К 85 Крючков Ю.С. "На грани веков". Исторические повести. Ник...»

«Ш А. ••i КЛАССИКИ МИРОВОИ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ А 59 9-1-2 78 CI 793—70 Портрет П. И. ЧАЙКОВСКОГО (1893). Работа художника Н. Д. Кузнецова BBEAEHilE "В своих писаниях я являюсь таким. каким меня сделали воспитание, обстоятельства, свойства того века и той страны, в коей я жи...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №4 Муниципального района город Нерехта и Нерехтский район Костромской области Творческая работа на тему: "Cудьба педагога судьба женщинысудьба страны." Учитель истории Тенетилова Ирина Анатольевна ученица 9-го класса Хабарова...»

«Валиахметов Альберт Наилевич ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ЛЕГИОНЕРЫ И ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТЫ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ В РОССИИ В статье рассматривается уникальный исторический феномен – малая гражданск...»

«ПЧ-13 ФКУ "ОФПС ГПС по Московской области (договорной)" по охране филиала "Шатурская ГРЭС" ОАО "Э.ОН Россия" Вам не страшны багровые пожары Ни ночью ветренной, ни знойным днём. Выхрабрые, лихие эмиссары Между...»

«Красницкая Анна Викторовна Земские соборы как важнейший политико-правовой институт в процессе укрепления государственности Московской Руси XVII в. 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТО...»

«Согласовано Утверждаю Президент МФСТ Вице-президент МФСТ _Машков А.В. _Бойко Л.А. ПОЛОЖЕНИЕ о фестивалях и конкурсах Школы Танца Московской Федерации Спортивного Танца Российского Танцевального Союза Общие положения. Школа Танца – исторически сложившаяся система обучения основам танца, предшествующая обучению в Танцевальных С...»

«УПРАВЛЕНИЕ КАДРОВ МВД КАРЕЛИИ БЮЛЛЕТЕНЬ Музей истории МВД Карелии ВЫПУСК 2 (13) Петрозаводск – 2004 Оглавление Вступление... 1 Документы РКМ НКВД КФССР и Карельского фронта 1941 г. Приложение 1. Списки п...»

«УДК 94(47) ББК 63.3(2) Г94 Все права защищены. Ни одна из частей этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав. Гумилев Лев...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. УРБАНОНИМЫ КАК ОТРАЖЕНИЕ КУЛЬТУРНО-ЯЗЫКОВЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ 1.1 Урбанонимы в системе топонимов 1.2 Урбанонимика Пермского края: состояние изученности 1.3. О топонимических особенностях г.Березники Глава 2. ОСОБЕННОСТИ УРБАНО...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОЛЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, ПЕДАГОГИКИ И ПРАВА" КАФЕДРА ИСТОРИИ ГО...»

«ЧИН УМОВЕНИЯ НОГ В ВЕЛИКИЙ ЧЕТВЕРГ: ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ИКОНА И ПРОБЛЕМА ЕЁ АКТУАЛИЗАЦИИ Н.И. Сазонова Томский государственный педагогический университет Статья посвящена истории, содержанию и проблемам актуализации в пространстве современной культуры Чина умовения ног в Великий Ч...»

«ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск XX (IX). Серия Б. 2017 УДК 94(47).084.9 БАЛАКЛАВСКИЙ РАЙОН В 1950-Е ГОДЫ: АДМИНИСТРАТИВНЫЕ, СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ НИКИТИНА И.В. Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя В статье рассмотрены базовые изменения...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА" ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ИСПЫТАНИЙ ПО ПРОГРАММЕ ПОДГОТОВКИ НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ В АСПИРАНТУРЕ 40.06.01 "ЮРИСПРУДЕНЦИЯ" Утверждена на заседании: кафедры теории и ист...»

«И. А. К Р Я Ж И М С К А Я БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ АВТОРЕФЕРАТОВ ДИССЕРТАЦИЙ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И РУССКОМУ ЯЗЫКУ XVIII ВЕКА" АВТОРЕФЕРАТЫ ДИССЕРТАЦИЙ НА СОИСКАНИЕ СТЕПЕНИ ДОКТОРА НАУК Б. Н. А с е е в. История русского драматического театра XVII— X V I I I веков, М., 1955. ( Г И Т И С ) Цель диссертации — "показать историю формирования русского на­ ционального театра, слагавшегося...»

«3 часть Организации — для Войск связи ОАО Пермский телефонный завод "Телта" — крупнейшее предприятие отрасли Наша история ведет отсчет с 1941 года. Более 60 лет мы радуем потребителей качественной и надежной продукцией. А с переходом на рыночные условия — и гибкой ценовой политикой....»

«Eduard Waysband К истории русской мусической оды (В. К. Тредиаковский, А. Д. Кантемир, Г. Ф. В. Юнкер, М. В. Ломоносов) Вопрос о том, представляет ли собой IV ода А. Кантемира "В похвалу наук" перев...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XI (IV) СЕРИЯ А. АНТИЧНОСТЬ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ X МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ" С В Е Т ЛО...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Иркутский государственный университет" Исторический факультет Межрегионал...»

«Annotation Не живется спокойно душе студентки, умницы и красавицы Жени Власовой в теле Джена Шарта, мальчишки-хэири. Стоит ему только выпутаться из одной истории, как тут же умудряется попасть в другую. Что за везение такое? Вот и на этот раз вляпался по полной программе. Ни друзей, ни знакомых, ни поддержки. И куда п...»

«Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Факультет гуманитарных наук Школа филологии...»

«ЛАПШИНА ИРИНА КОНСТАНТИНОВНА РАЗДЕЛЕННОЕ ПРАВЛЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ США ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА (ВОПРОСЫ...»

«2 Оглавление ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. ФЕНОМЕН ДВУСМЫСЛЕННОСТИ И ЕГО ИЗУЧЕНИЕ 1.1. Феномен двусмысленности: история изучения, определение, амбивалентность. 14 1.1.1. История изучения феномена двусмысленности в гуманитарных науках 1.1.2. Понятие двусмысленности в современной лингвистике 1.1.3. Амбивалентность двусмысленности 1.2. Смежные с двусмысленн...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.