WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«ТУРЦИЯ и СЛАВЯНСКИЙ МИР ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет истории, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Неотъемлемым элементом концепции «неоосманизма» является неопантюркизм. Идея объединения тюркских народов в рамках тюркского супер-государства время от времени выходила на передовые рубежи различных политических сил Турции. Распад Советского Союза и появление новых независимых тюркских государств в Центральной Азии с новой силой актуализировали идеи пантюркизма. Главной целью пантюркизма является включение в единое государство тюркских народов вне зависимости от территории распространения и культурные разночтения. Полиэтничность государства полностью противоречила кемализму, который проповедовал однородность турецкого общества.

Территориальный принцип соотносился с османским наследием, и, в первую очередь, с Балканским полуостровом, долгое время входившим в состав Османской империи и выступавшимна протяжении нескольких столетий важнейшим стратегическим плацдармом для Турции, соединявшим ее с Центральной Европой. Балканские государства стали первым регионом, ощутившим на себе проявление политики «неоосманизма». Непримиримыми оппонентами и активными противниками усиления влияния Турции на Балканах являются Болгария, Греция и Республика Сербская.Турецкое влияние на Балканах проявляется в конкретных мероприятиях, имеющих тактический характер для реализации неоосманской стратегии.

Влияние «неоосманизма» на Балканах происходит по нескольким основным линиям. Во-первых, это политические отношения. Особое место занимают страны, расположенные на западе Балканского полуострова – Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония, Косово. Эти государства традиционно лояльно настроены к Турции. Стремление турецких властей доминировать в этом регионе основано на присутствии на данной территории большой диаспоры этнических турок и религиозное родство с балканскими мусульманами.



Другим важным направлением внешнеполитической активности Турции являлась посредническая деятельность в области урегулирования региональных конфликтов и снижения степени конфликтогенности на Балканах. Политическая элита Турции оценивает как несомненный успех турецкой дипломатии подписание Сербией, Хорватией, Боснией и Герцеговиной в 2010 г. Стамбульской декларации мира и стабильности на Балканах [5].

В рамках посреднической деятельности Анкара взяла на себя роль ответственного за включение стан балканского региона в интеграционные процессы, в первую очередь, интегрирование в структуры Евросоюза и Североатлантического Альянса.

Достаточно перспективным и динамичным является военная составляющая балканской политики Турции. Будучи членом НАТО, Турция принимала активное участие в Югославском конфликте. Можно предположить, что участие в югославской кампании было продиктовано не только союзническими обязательствами перед альянсом, но и реализацией своих интересов по укреплению турецкого влияния на Балканах. В межэтническом противостоянии турки поддержали боснийских мусульман, косовских албанцев и незамедлительно признали суверенитет Косово. Укреплению турецкого влияния также содействует включение балканских государств в различные военные программы НАТО.

Не последнее место во внешнеполитических интересах Турции на Балканах занимает экономическое сотрудничество.

Интенсивной интеграции турецкого бизнеса на Балканах способствует наличие соглашений о свободной торговле со всеми странами региона [6]. Особенно активно развиваются торговоинвестиционные отношения со странами Западных Балкан.

Религиозный фактор является неотъемлемой частью «неоосманизма». Болевой точкой балканского региона является проблема совместного существования противоположных ценностных систем – исламской и европейской. Есть два сценария развития событий. Первый согласуется с точкой зрения С.Хантингтона, который считает, что столкновение цивилизаций неизбежно[7]. Другой вариант предполагает сближение конфессиональных миров посредством идей терпимости и мультикультурализма [8].





Всемерная поддержка турецкими властями мусульманского населения на Балканах позиционируется как возрождение ислама в регионе. Анкара финансирует возведение многочисленных мечетей, спонсирует религиозные движения. В сербском Санджаке при активном участии Турции форсированными темпами складывается мусульманский анклав. В Болгарии активно действуют программы религиозного образования для болгармусульман и болгарских цыган. По заявлениям турецких официальных лиц Турция и дальше будет поддерживать сферы, связанные с изучением и распространением турецкой культуры, языка и охране культовых объектов [9]. Активно пропагандируется идея превратить Стамбул в новый мировой центр [10].

Анкара стремится использовать ислам как одно из эффективных средств своего влияния на Балканах. Но одновременно Р.Эрдоган позиционирует себя как лидера светского государства.

Культурное и научно-образовательное направления показывают наиболее ощутимые результаты. С целью изучения истории балканского региона создан Балканский институт тюркологических исследований в Сербии. На постоянной основе действуют многочисленные научно-аналитическиие и культурные и некоммерческие организаций, фонды различной направленности, экспертные форумы под патронажем Турции.

Благотворительность, наука, медицина, образование, другие гуманитарные направления. Это сферы, где наиболее активно проявляются турецкие интересы и влияние.

Давление Турции на гуманитарном направлении настолько активно, что даже основные оппоненты в регионе – Болгария и Греция – не смогли сдержать турецкий натиск. Ярким примером культурной экспансии является строительство в Афинах первой в истории независимой Греции официальной мечети для мусульман.

София согласилась с желанием Турции защищать и реставрировать многочисленные мусульманские памятники на территории Болгарии.

Чрезмерная активность Анкары на гуманитарном направлении расценивается как проявление «неоосманского»

возрождения турецкого господства на Балканах и поэтому воспринимается балканским социумом весьма настороженно. Если роль экономической вовлеченности Турции воспринимается положительно, в том числе и традиционными противниками, то культурное давление, а подчас и культурный ревизионизм, вызывает протесты населения Западных Балкан, где влияние Турции наиболее сильно [11].

Таким образом, изменения, произошедшие на международной арене в начале XXI в., создали условия для пересмотра Турцией своей роли и места в мировой политике, что требовало активизации ее внешней политики. Основой новой внешней политики Турецкой Республики стала идеологическая доктрина «неоосманизма», предполагающая расширение сферы влияния на бывшие османские владения и другие сопредельные территории средствами «мягкой силы». В первую очередь в сферу влияния были вовлечены балканские государства. Последние занимают стратегически выгодные территории, отвечающие реализации внешнеполитических интересов Турции как государства, позиционирующего себя в качестве неоспоримого регионального лидера, а в перспективе – и авторитетной мировой державы.

Примечания

1. Тарасов С. «Неоосманизм» во внешней политике Турции слабеет.

URL:http://www.iarex.ru/articles/48013.html(дата обращения: 3.09.2016).

2. Кудряшова И.В., Матюхин В.В. Турция: национальные интересы и имперскость //Политическая наука. 2013. № 3. С. 123.

3. Маврина Ю.В. Концепция внешней политики Турции Ахмета Давутоглу //Известия Саратовского университета. Новая серия. История.

Международные отношения. 2014. Т.14. Вып.1. С.72.

4. Аватков В. Неоосманизм. Базовая идеологема и геостратегия

Турции. URL: http://svom.info/entry/458-neoosmanizm/ (дата обращения:

6.09.2016).

5. Глазова А.В. Политика Турции на Западных Балканах //Проблемы национальной стратегии. 2013. № 2 (17). С. 23.

6. Там же. С.27.

7. Хантингтон С.Столкновение цивилизаций //Полис. 1994. №1. С.33Ананьев А.Г. Исламский фактор на Балканах: современные тенденции и векторы развития //Исламоведение. 2013. № 4. С. 9.

9. Черноморский А. Новая Османская Империя? URL: http:// www.

ruslug.ru/?p=8128 (дата обращения: 29.08.2016).

10. Симаворян А. Идеологические течения в контексте внешней политики Турции. URL: http: //www. noravank. am/rus/issues/ detail. php?

ELEMENT_ID (дата обращения: 9.09.2016).

11. Глазова А.В. Политика Турции на Западных Балканах // Проблемы национальной стратегии. 2013. № 2 (17). С. 31.

Ващенко А.В. (Краснодар, Российская Федерация)

ТУРЦИЯ: АНАЛИЗ РЕГИОНАЛЬНОЙ

ПОЛИТИКИ В КОНЦЕ ХХ – НАЧАЛЕ XXI В.

После завершения холодной войны, распада Советского Союза, Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и Организации Варшавского договора (ОВД) начались масштабные геополитические и геоэкономические подвижки в регионе Большого Причерноморья. Основным содержанием этого процесса явилось заполнение «вакуума», образовавшегося после ухода СССР. Если государства Центральной и Юго-Восточной Европы достаточно быстро определились с вектором своего движения на Запад, что повлекло их вступление в НАТО и ЕС, то ситуация на Кавказе и в Закавказье оставалась в 1990-е гг. более сложной. Это обстоятельство подтолкнуло вступить в игру за «советское наследство» неожиданно ставшую региональным лидером Турцию. Жесточайший социально-экономический и политический кризис в 1990-е гг., длительная контртеррористическая операция в Чеченской республике, череда интенсивных конфликтов по периферии российских границ заставляли Россию концентрировать все свои усилия на решении внутренних проблем, ограничивая свою внешнеполитическую активность. Раздел Черноморского флота, реализация Договора об ограничении обычных вооружений в Европе (ДОВСЕ) [1], вступление в НАТО Болгарии и Румынии – всё это меняло соотношение сил в пользу стран НАТО. Возросла и роль Турции как ключевого регионального игрока, представляющего Североатлантический альянс в регионе Большого Причерноморья.

Турция обладает второй по численности (около 800 тыс. человек) и боевой мощи армией НАТО и пятой по численности армией мира. Прямые ассигнования на военные нужды находятся на уровне одной пятой расходной части бюджета страны. Ежегодно на военные расходы выделяется не менее 4% ВНП страны. С 1997 г. по 2007 г. в Турции осуществлялась программа модернизации вооруженных сил, в рамках которой армии и Ведомству оборонных отраслей промышленности Министерства национальной обороны Турции было выделено 27 млрд. долл. В соответствии с перспективным планом по реализации данной программы на нужды модернизации армии в целом до 2020 г.

планируется выделить 150 млрд. долл.

Ситуация стала меняться в начале XXI века. Ценой огромных усилий России удалось начать процесс выхода из кризиса, сохранить единство страны, её территориальную целостность. Достаточно чётко сформулировать свои интересы и продемонстрировать решимость их отстаивать. Как ни странно, из анализа региональной ситуации конца ХХ – начала XXI в., Россия и Турция сделали примерно одинаковые выводы. Жёсткое проведение своей политики глобальным лидером (США) для достижения своих интересов без учёта интересов региональных акторов дестабилизирует ситуацию в регионе и отрицательно влияет на динамику экономического развития.

Региональную политику Турецкой Республики в начале XXI в. необходимо анализировать на двух уровнях – глобальном и региональном и в двух измерениях – геополитическом и экономическом.

Глобальный, геополитический уровень характеризуется достаточно тесной кооперацией Турции и США в рамках как двусторонних, так и многосторонних (НАТО) соглашений. Турция в этом отношении представляет: Южный фланг НАТО, транзитный пункт переброски ресурсов в важные для США регионы (Ближний и Средний Восток, Закавказье).

Опорой США внутри Турции являются военные круги.

Почти весь ее высший командный состав учился или стажировался в США. Американцы поддерживают значительные программы по перевооружению турецкой армии и флота. Армия играет роль гаранта внутренней стабильности страны от разного рода политических рисков.

Региональный геополитический уровень характеризуется поддержкой американских усилий в регионе, если они совпадают с национальными интересами Турции, и скрытым или открытым противодействием, если интересы не совпадают. К совпадающим геополитическим интересам США и Турции в регионе стоит отнести усиление их роли на Кавказе и в Закавказье. По существу, зачастую Турция использует США как дополнительный инструмент для достижения своих интересов, а США Турцию – для достижения своих. Это экономит ресурсы и усиливает эффективность проводимой политики. Однако, жёсткое позиционирование национальных интересов США в вопросах региональной политики в начале века привело к расхождению с интересами Турции по целому ряду вопросов, таких как американское присутствие в Азово-Черноморском бассейне;

политика США в отношении тюркоязычных стран СНГ (Азербайджан, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан);

оценка «цветных революций»; политика США в Ираке (особенно отношение к курдской проблемы); урегулирование ближневосточного конфликта. По этим вопросам Турция не только заняла самостоятельную позицию, но и пытается найти региональных партнёров для её усиления с целью противодействия устремлениям США. В качестве такого партнёра Турция, по-видимому, рассматривает Россию. Логика действий турецкой стороны обусловлена тем, что легче выстраивать отношения с равным партнёром, идущим на компромисс, чем с США. Во время военного конфликта в августе 2008 г. Турция своими действиями фактически локализовала конфликт, не дав ему перейти на более высокий уровень. Речь идёт о строгом соблюдении Конвенции Монтрё, когда Турецкая сторона не пропустила в акваторию Чёрного моря крупнотоннажные американские военные корабли.

В региональной политике Турции в первое десятилетие XXI века можно выделить два основных направления. Во-первых, это европейское направление, определявшее отношения Турции со странами ЕС и НАТО. Второе – турецко-российские отношения, которые проецировались на бывшие советские республики, ныне независимые государства СНГ. Безусловно, что европейское направление в турецкой внешней политике являлось приоритетным до 2016 г. Начало взаимоотношений Турецкой Республики и Европейского Союза было положено в ноябре 1997 г., когда было принято «Заявление Еврокомиссии по региональному сотрудничеству в районе Черного моря». На втором этапе ряд причерноморских стран стали участниками «Европейской политики соседства». А с 2007 г., когда в ЕС вступили Болгария и Румыния, политика Европейского Союза приобретает уже системный характер, что нашло выражение в разработке специального проекта «Черноморская Синергия и Восточное партнерство». По словам бывшего посла Турции в РФ К. Ташкента: «Турция рассматривала ЕС как общность, объединённую общими политическими ценностями, такими как демократия, толерантность, уважение прав человека»[2].

Движение по европейскому вектору, по мнению турецкой правящей элиты, должно было решить ряд важнейших для Турции проблем, таких как экономическая модернизация, ограничение политизации ислама, прозрачность функционирования бюрократии, гражданский контроль над армией, курдскую проблему и т. д. При этом в турецких правящих кругах понимали, что существуют достаточно влиятельные силы, выступающие против интегрирования страны в ЕС, причём, как внутри Турции (исламские и националистические партии и организации, средний слой бюрократии), так и в Европе (прежде всего новые члены ЕС, опасающиеся того, что финансовые потоки программ помощи и экономической модернизации могут быть частично переориентированы с них на турецкое направление). Интеграция Турции в ЕС помогла бы решить и часть международных проблем.

В частности на региональном уровне проблему Северного Кипра и улучшения взаимоотношений с Грецией, а на глобальном – сбалансировать отношения с США для более активного противодействия политике международного лидера в регионах, традиционно важных для Турции (Закавказье, Средняя Азия, Ближний Восток). При этом отмечалось, что если европейский проект по каким-то причинам провалится, то у Турции будет лишь одна альтернатива остаться современным, светским государством

– продолжить сближение с США. Американский вектор в целом устраивал и армейские круги, хотя события 2003–2005 гг. в Ираке и позиция США по курдскому вопросу не добавили США сторонников даже среди турецких военных.

Турецко-российские отношения всегда носили двойственный характер. С точки зрения геополитических концепций, Турция остаётся серьёзным противником и конкурентом РФ в Черноморско-Каспийском регионе, а так же на пространствах СНГ. Однако в сфере экономики Турецкая республика представляется нашим ближайшим соседом и партнёром, выстраивание сбалансированных отношений с которым крайне важно. Это во многом объясняет противоречивую политику Турции в отношении РФ. На формирование внешней политики Турции оказывают влияние две основных группы: это силовые ведомства тесно связанные с армейскими кругами, а через них с США и НАТО, и турецкое бизнес-сообщество. Для первых характерно доминирование геополитических подходов при анализе международных проблем, что в целом усиливает конфликтность на всех уровнях. Бизнес, более ориентирован, на сохранение стабильности и баланса, что позволит ему активно развивать экономические проекты.

Современные отношения между Россией и Турцией основываются на Договоре об основах отношений 1992 г. и ряде межправительственных соглашений о сотрудничестве в различных сферах. До «самолётного кризиса» 24 ноября 2015 г., российскотурецкие отношения характеризовались как партнёрские, а в ряде сфер (в частности, в энергетике) как партнёрство стратегического характера. По мнению турецких дипломатов, работавших в России в первое десятилетие XXI века, российско-турецкие отношения характеризовались «как самые хорошие за всю историю существования двух стран» [3]. Визит Президента РФ В. В.

Путина в Турцию в декабре 2004 г. (первый визит главы российского государства за всю историю двусторонних отношений), заложил хорошую основу для их динамичного развития. В ходе визита 6 декабря 2004 г. была подписана «Совместная декларация об углублении дружбы и многопланового сотрудничества».

Связи между Россией и Турцией в торгово-экономической сфере развивались на основе широкой договорно-правовой базы, включающей межправительственные соглашения о сотрудничестве в целом ряде отраслей. На уровне субъектов Российской Федерации наиболее активно развивали экономические отношения с Турцией Республика Татарстан, Республика Башкортостан, Москва и Московская область, Ставропольский и Краснодарский края, Ростовская область, республики Северного Кавказа.

Россия занимала второе место (после Германии) во внешней торговле Турции, а Турция во внешней торговле России седьмое место (около 4% внешнеторгового оборота). Объем двустороннего товарооборота (ТО) в 2008 г. достиг рекордного объема в 33,8 млрд. долл. (по данным турецкой статистики – 38 млрд. долл.) против 22,7 млрд. долл. в 2007 г. По итогам 2014 г. Турция занимала второе место по поставкам российского газа с объемом 27,3 млрд. кубов после Германии (38,7 млрд. кубометров). В 2008 г. Россия по общему объему ТО с Турцией вышла на 1-е место, вытеснив Германию. Турция во внешней торговле России занимала 5-е место, опередив такие страны, как Япония, США, Великобритания. Таким образом, поставленная руководством обеих стран цель довести объем двусторонней торговли в 2008 г.

до 25 млрд. долл. была перевыполнена. В ходе переговоров В.В.Путина с Р.Т.Эрдоганом в Анкаре в августе 2009 г. был поставлена новая амбициозная задача: принципиально увеличить объем ТО с перспективой выхода в течение ближайших лет на показатель в 100 млрд. долл. В 2011 г. объем российско-турецкой торговли приблизился к докризисному уровню. Так, товарооборот по сравнению с 2010 г. (25,3 млрд. долл.) вырос на 26% и составил 31,8 млрд. долл., экспорт 25,4 млрд. долл. (+25%), импорт – 6,4 млрд. долл. (+31%). После 24 ноября 2015 г. начало резкое падение. По словам Посла РФ в Анкаре А. Карлова, «мы следим за нашим товарооборотом в целом, он уже здорово сократился. Если в 2014 г. наш товарооборот составлял примерно $30 млрд., то в прошлом году, по оценкам, он сократился до $23 млрд. и продолжается его падение в январе»[4]. Товарооборот России с Турцией в 2015 г. сократился почти на четверть [5].

В российском экспорте доминировали энергоносители (73,5%), металлы и изделия из них (17,8%); в импорте из Турции – продовольствие (27,7%), машины, оборудование, транспортные средства (32%) и текстиль (18,2%).

Сальдо торговли складывалось в пользу России – по итогам 2011 г. составило порядка 19 млрд. долл. (для сравнения в 2004 г.

– 7млрд. долл.)[6]. Несмотря на это, во взаимной торговле нарастали качественные диспропорции в отраслевом разрезе.

Количественный дисбаланс турки отчасти компенсировали за счет доходов от «челночной торговли», туризма, денежных переводов своих строительных фирм и физических лиц, а также от автоперевозок через территорию России. Общий объем накопленных турецких инвестиций в России за 2010 г. составил 643 млн. долл. (за 6 месяцев 2011 г. – 457 млн. долл.).

Предприятия с турецким капиталом работали во многих регионах России, в сфере производства электроники (телевизоры, бытовая техника), стройматериалов, бытовой химии, текстиля, стекла и изделий из него, пищевой продукции (пиво), а также в области услуг торговле, туризме, финансовом секторе (6 банков).

Общий объем накопленных российских инвестиций в Турции за 2010 г. составил 323 млн. долл. (за 6 месяцев 2011 г. – 578 млн.

долл.). К крупным российским инвестиционным проектам в Турции относится подписание в конце 2005 г. российской «Альфа Групп» контракта с холдингом «Чукурова» на приобретение пакета (13,2%) акций крупнейшего турецкого оператора сотовой связи «Тюрксель» (сумма сделки – 3,3 млрд. долл.). В июле 2008 г.

«Лукойл» выкупил целиком акции крупного турецкого оператора сети АЗС «Акпет» (693 АЗС и другая инфраструктура по сбыту сырья), инвестиции составили 555 млн. долл.

Активно развивались контакты в сфере туризма. В 2009 г.

Турцию посетило 2,5 млн. российских граждан. В 2010 г. число российских туристов составило 3 млн. 107 тыс. человек – рост 24%. В 2011 г. Турцию посетило рекордное количество российских туристов – порядка 3,5 млн. чел. В 2014 году их было 3,65 млн. чел. Это второе место после Германии. Согласно отчёту Главного статистического управления Турции (TUIK), каждый иностранный турист, в среднем тратил в стране 828 долл. Турцию в 2014 г. посетили 41,5 млн. туристов из-за рубежа [7].

4 марта 2011 г. на 11-м заседании МПК в Казани достигнута договоренность об открытии представительства Ростуризма в Анталье.

Политические отношения между двумя странами в начале XXI века развивались динамично и в целом соответствовали экономическим потребностям.

После визита В.В. Путина в период с 2004 по 2012 гг.

состоялось около 25 встреч руководителей двух стран. По итогам проведенных переговоров в рамках государственного визита в Россию А. Гюля 13–15 февраля 2009 г. президенты двух стран зафиксировали выход наших отношений на уровень продвинутого многопланового партнерства, а по ряду параметров – на стратегический уровень. Президенты также поставили задачу обеспечить дальнейшее поступательное развитие взаимодействия.

Эта цель отражена в подписанной Д.А. Медведевым и А. Гюлем Совместной декларации о продвижении к новому этапу отношений и дальнейшем углублении дружбы и многопланового партнерства. В ходе рабочего визита В.В.Путина в Анкару (6 августа 2009 г.) удалось выйти на стратегические договоренности по целому ряду приоритетных направлений взаимного сотрудничества, в том числе в области энергетики. Отдельно была достигнута договоренность о создании принципиально нового механизма российско-турецких межгосударственных консультаций на высшем уровне Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ). Визит Премьер-министра Р.Т. Эрдогана в Москву 12–13 января 2010 г. дал возможность для «сверки»

мнений сторон по путям и перспективам дальнейшего развития двусторонних связей в свете решений и договоренностей августа 2009 г. Новой вехой в современных российско-турецких отношениях стал официальный визит Президента Российской Федерации Д.

А. Медведева в Турецкую Республику, состоявшийся 11–12 мая 2010 г. Основной темой переговоров стало состояние дел и перспективные направления углубления всестороннего взаимодействия в экономике, прежде всего в энергетической сфере. Подписано 16 документов о сотрудничестве в различных областях, в том числе Совместное заявление о создании ССВУ. Некоторые межправительственные соглашения о сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации АЭС в Турции, по морскому транспорту, о воздушном сообщении и об условиях взаимных поездок граждан двух стран носили стратегический характер.

В очередной раз была подтверждена близость подходов обеих стран к ключевым международным проблемам. В рамках визита было проведено первое заседание ССВУ. Российскую часть Совета возглавляет президент Российской Федерации, турецкую – премьер-министр. В рамках ССВУ действовали: Смешанная Межправительственная Российско-Турецкая комиссия по торговоэкономическому сотрудничеству, курирующая экономический блок; Совместная группа стратегического планирования под руководством министров иностранных дел (вопросы взаимодействия на международной арене); Форум общественности (общественно-гуманитарные связи). 7–8 июня 2010 г. в рамках рабочего визита в Стамбул В.В. Путина для участия в работе третьего саммита СВМДА были обсуждены актуальные региональные и международные проблемы, включая ситуацию в Ливии, Сирии, процесс ближневосточного урегулирования, вопросы нагорно-карабахского урегулирования, кипрская тематика и проблемы ПРО. Договорённости, достигнутые на высшем уровне, дорабатывались в формате межминистерских встреч. По линии МИДов двух стран особое место уделялось работе в рамках Совместной группы стратегического планирования (СГСП). Первое заседание этой группы состоялось 20 января 2011 г. В Стамбуле. 25 января 2012 г. в Москве состоялось второе заседание российско-турецкой Совместной группы стратегического планирования. В ходе встречи министры подвели итоги состоявшихся в последнее время контактов между внешнеполитическими ведомствами двух стран, обсудили актуальные вопросы двусторонней повестки дня, в том числе темы, которые предполагается вынести на рассмотрение Совета сотрудничества высшего уровня, а также мировые и региональные проблемы, преимущественно ситуацию вокруг Сирии. По итогам СГСП министры приняли совместное заявление, в котором отражены позиционные подходы по ключевым вопросам двусторонних отношений, актуальным международным и региональным проблемам.

Одна из важнейших сфер сотрудничества двух стран – это обеспечение региональной безопасности. В мае 2006 г. в Москве впервые проведены переговоры Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации И.С.Иванова с Генеральным секретарем Совета национальной безопасности Турции Й. Альпоганом. 2–14 сентября 2009 г. Секретарь Совбеза России Н.П.Патрушев посетил Измир и Анкару, где провел переговоры со своим коллегой Т.

Бурджуоглу. Новый глава СНБ Турции С. Кылыч, по приглашению Н.П. Патрушева, принял участие в организованных Совбезом России в октябре 2010 г. в Сочи и сентябре 2011 г. в Екатеринбурге международных встречах высоких представителей, курирующих вопросы безопасности. 24–26 марта 2010 г. Турцию посетил Министр внутренних дел России Р.Г. Нургалиев. В рамках визита он был принят Премьер-министром Турции Р.Т.

Эрдоганом и провел обстоятельные переговоры со своим турецким коллегой Б. Аталаем. 10–11 февраля 2011 г. по приглашению министра внутренних дел Р.Г. Нургалиева состоялся ответный визит Б. Аталая в Россию (Москва, Санкт-Петербург). В ходе переговоров обсуждались вопросы активизации межведомственного взаимодействия в противодействии экстремизму, транснациональной организованной преступности, сотрудничества в сфере подготовки кадров, а также взаимодействия в рамках ОЧЭС.

События, произошедшие после «самолётного кризиса» 24 ноября 2015 г., а именно: ухудшение отношений с РФ; неудачные попытки договориться с ЕС об участии Турции в решении миграционного кризиса в Европе; принятие Европарламентом 15 апреля 2015 г. специальной резолюции «О провозглашении 24 апреля в ЕС Днем памяти жертв Геноцида армян»; неудачная попытка военного переворота 16 июля 2016 г., и отказ США выдать Ф. Гюлена–заставили турецкое руководство существенно корректировать внешнеполитический курс, как по линии ТурцияСША–НАТО–ЕС, так и по линии Турция–Россия. 27 июня 2016 г.

президент Турции Реджеп Эрдоган выразил сожаление и принес извинения за сбитый осенью прошлого года российский самолет.

С этого момента началось тяжёлое восстановление российскотурецких отношений. 9 августа 2016 г. в Стрельне под Петербургом прошла встреча на высшем уровне между В.В.

Путиным и Р.Т. Эрдоганом.

На основе вышеизложенного, можно сделать вывод, что турецко-российские отношения в начале XXI развивались динамично, имели, в целом разносторонний и позитивный характер. По мере усиления взаимодействия региональных акторов, усиливалась тенденция к их стремлению самостоятельно решать региональные проблемы. Задача, изложенная в специальном заявлении государственного департамента США, распространённого в ноябре 1999 г. на Стамбульском саммите ОБСЕ, в котором говорилось об укреплении позиций США и Турции в противовес интересам России, не была реализована [8].

Россия чётко дала понять, где находится черта максимальных уступок. Расширение НАТО с включением в альянс Грузии и Украины неприемлемо. Реализация американской и как её части европейской ПРО – неприемлемо. Это нарушает баланс и ведёт к дестабилизации ситуации. Дестабилизация обязательно скажется на экономических проектах, а это уже вызывает опасения, как у Турции, так и стран ЕС. В этой ситуации всё чаще на уровне экспертного сообщества звучит мнение, что региональные вопросы необходимо решать по формуле «Проблемы в Чёрном море – это дело только причерноморских стран» [9]. В тоже время практически все ведущие эксперты говорят о том, что невозможно отделить проблемы в сфере безопасности региона Большого Причерноморья, Средиземноморья, Каспия и Ближнего Востока [10]. Турция зависит от поставок энергоносителей из России, Азербайджана и Ирана. В 2012 г. выплаты за энергопоставки составят 55 млрд. долл. или 7 % ВВП Турции [11].

Нестабильность в регионе может кратно увеличить эти затраты. В тоже время профессор Измирского университета Нежат Таракчи, выступая на международном круглом столе «Стабильность в Причерноморском регионе: внешние и внутренние угрозы и пути их преодоления», проходившем 16–17 ноября 2012 г. в Симферополе подчеркнул, что «Анкаре сложно играть самостоятельную роль в региональных процессах – её географическое отношение не стабильно, а двусторонний характер отношений с США доминирует во внешней политике, и это серьёзно сковывает её свободу действий». Мнение эксперта подтверждает турецкая позиция по Сирии. Очевидно, что Сирия это шаг США к Ирану. Коллапс в Сирии приведёт к росту исламского политического экстремизма, усугубит курдскую проблему, негативно скажется на арабо-израильских отношениях.

Косвенно это окажет негативное влияние на Закавказье. Будут поставлены под угрозу пути транспортировки энергоносителей.

Не стоит забывать и про Афганистан с его огромными возможностями производства героина. Дело не только в экономических проблемах. Разжигание конфликта неизбежно приведёт к катастрофе в гуманитарной сфере, вызовет увеличение миграционных потоков беженцев и других перемещённых лиц.

Стабильное будущее региона лежит всё же в плоскости интеграционных процессов. И в этом Турция может и должна сыграть позитивную роль.

В то же время стоит проанализировать и учесть блиц-кризис между Россией и Турцией, который продолжался с 24 ноября 2015 г. до 27 июня 2016 г. Учитывая позитивную динамику развития российско-турецких отношений предыдущего периода, он был неожиданным для РФ. Более того, учитывая личные, доверительные, почти дружеские отношения между лидерами двух стран, уничтожение российского штурмовика Су-24, гибель российского военного лётчика, Героя России О.А. Пешкова, было воспринято как прямое предательство и «удар в спину».

Кропотливо созданный механизм двусторонних контактов, рассчитанный, в том числе и на кризисные ситуации, не сработал.

Причины кроются как во внутренних изменениях в Турецкой Республике, так и в событиях, произошедших на международной арене после февраля 2014 г. Сначала о внутренней динамики развития ситуации в Турции. Партия справедливости и развития (ПСР), которую возглавлял Р.Т. Эрдоган, начиная с 2003 г., когда он стал премьер-министром Турции, стала проводить политику постепенного усиления ислама в политической жизни страны. Это противоречило установкам светского государства, заложенным ещё К. Ататюрком. Исламизация приводила к «чисткам» в турецкой армии, которые первоначально не носили массового характера. Тем самым ослаблялась роль турецкой армии, как гаранта светского государства. Это делалось под видом демократизации страны, но реально приводило к усилению умеренных исламистов и личной власти Р.Т. Эрдогана.

Постепенно турецкий премьер, а с 2014 г. президент Турецкой Республики, стал рассматриваться как защитник мусульман по всему миру. В 2009 г. после критики Р.Т. Эрдоганом на саммите G-8 действий китайских властей при подавлении демонстрации уйгуров в Урумчи, были заморожены турецко-китайские отношения. Гуманитарная поддержка Турцией организации «Хамас» в секторе Газы привело сначала к ухудшению, а затем и к разрыву отношений с Израилем [12]. С 2012 г. турецкое правительство стало оказывать существенную разностороннюю помощь сначала умеренным исламистам в Сирии, а затем и «Исламскому государству» (запрещённому в РФ). Как выяснилось позже, семья президента Турции, имела личную финансовую заинтересованность, перекупая дешёвую нефть, которую продавали ИГИЛовцы. После воссоединения Крыма и России в марте 2014 г. и гражданской войны на юго-востоке Украины, Россия попала в международную изоляцию, отношения между РФ, США и ЕС ухудшились. Турция попыталась сыграть на возникших противоречиях. Начались своеобразные «международные качели». Сначала произошло сближение с РФ и всерьёз заговорили о газовом проекте «турецкий поток», но потом произошёл крен в сторону Запада, нелогичным итогом которого стал сбитый российский штурмовик и гибель российского военного лётчика.

Итак, очевидно, что внутренняя исламизация и усиление режима личной власти Р.Т. Эрдогана стали причиной кризиса.

Причём эти факторы влияли и на международную среду, более того они использовались глобальными игроками, прежде всего США, которые пытались направить действия Турции в нужном направлении, а именно против России. За 21 день до официальных извинений Р.Т. Эрдогана, в турецкой газете «Milli Gazete» от 03.

06. 2016 г. была опубликована любопытная статья под названием «Пять факторов, которые не позволяют нормализовать турецкороссийские отношения» [13]. В этой статье автор заметил интересную историческую закономерность. Он писал, что «все мы видим, как поиски сотрудничества подрываются «невидимой рукой», и в результате отношения между двумя странами заканчиваются кровопролитными «разводами/расставаниями».

Так, при взгляде на историю двусторонних отношений мы наблюдаем примерно такую тенденцию. Например, процесс «вынужденного союза и сотрудничества» после заключения Ункяр-Искелесийского договора в 1833 г. продлился пять лет.

После того как в игру вступила Великобритания, ход развития турецко-российских отношений стал обретать иной характер, и этот процесс привел нас к Крымской войне. За УнкярИскелесийским договором, который Османская империя подписала с Россией по принципу «утопающий и за соломинку хватается», последовала тяжелая кара. Вместе с войной, которую можно назвать «реваншем за 1833 год», Турция стала членом Европейского клуба и оказалась в состоянии постоянной войны с Россией. Это состояние войны, которую, судя по ее итогам, проиграли и Османская империя, и царская Россия, сохранялось до начала 1920-х гг., пока оба государства не начали войну против западного/британского империализма. Условия подтолкнули страны к вынужденному сотрудничеству и страхованию безопасности друг друга, но, поскольку поддержать его единой идеологической основой и институциональной структурой не удалось, эта пора тоже была недолговечной. Вместе с натравливанием Сталина период сотрудничества, продолжавшийся до 1938 г., снова уступил место «вражде», и на этот раз Турция стала членом НАТО во главе с США».

Далее автор «свалился в идеологию», заявив, что нынешний кризис длительный и привёл пять доводов, которые, впрочем, рассыпались через 21 день. Но сам посыл был верный. Россия сформировалась как великая держава, как империя в ходе русскотурецких войн и блестящих побед русского оружия в XVIII–XIX вв. Турки тоже нация с имперским прошлым и имперскими амбициями в настоящем. Они этого никогда не забудут и вряд ли простят.

Данный факт является удобным спусковым механизмом для Запада (сначала Великобритании, а теперь США) стимулировать российско-турецкие противоречия, когда это необходимо. Кстати этот фактор действует и в общественном сознании россиян. Но сегодня необходимо сказать, что это всегда плохо заканчивалось как для России, так и для Турции. Пример не стал себя долго ждать. Как только кризис был исчерпан, в Турции была предпринята попытка военного переворота. Причастность к его подготовке и реализации США, чтобы не говорили, очевидна и сомнений не вызывает. Это и был таинственный план «В», которым Д. Керри пугал С. Лаврова на случай, если не удастся договориться по Сирии.

Сегодня региональная система безопасности в Средиземноморско-Черноморском регионе разрушена. Мы имеем три интенсивных горячих конфликта в Ливии, Сирии и на Украине. Все три, созданы США и их союзниками по НАТО.

Имеется целый ряд законсервированных конфликтов: нагорнокарабахский, приднестровский, грузино-абхазский и грузиноосетинский. Чтобы не говорили на Западе, Сербия вряд ли смирится с потерей Косова. К этому стоит добавить миграционный кризис в Европе. Международные организации, созданные в период холодной войны (НАТО и ОБСЕ) на современном этапе абсолютно бесполезны, так как полностью ангажированы Западом и по существу являются стороной конфликта, особенно НАТО. ОБСЕ максимум, на что способна это осуществлять мониторинг в зоне конфликтов и то в очень ограниченных масштабах. По существу региональную систему безопасности необходимо создавать заново. Каркасом данной системы может стать система двухсторонних отношений между ключевыми региональными державами: Россия, Турция, Иран.

Далее могут быть подключены международные организации ОДКБ и НАТО. Крайне важной для стабильности региона будет позиция США и ЕС. К сожалению, в настоящее время сделать это крайне проблематично. Уровень конфронтации высокий. А степень доверия низкая.

США и ЕС продолжают поддерживать националистический, профашистский режим на Украине. Сохраняются планы расширения НАТО, в перспективе, вхождение в блок Украины и Грузии. Реализуется американская программа глобальной противоракетной обороны. В 2016 г. в Румынии была открыта база НАТО, на которой были размещены элементы системы глобальной системы ПРО. Аналогичная база создаётся в Польше.

Это неприемлемо для России, так как существенно ухудшает её безопасность. Думается, что решение проблемы может лежать в плоскости создания буферной зоны из государств, которые должны иметь нейтральный, внеблоковый статус. Это должно касаться в первую очередь Украины и Грузии, в идеале, и государств, Прибалтики и Польши, которые уже являются членами НАТО. Необходимы корректировки программы глобальной ПРО, поскольку на сегодня основные риски, связанные с реализацией иранской ядерной программы устранены.

Появляются и активно начинают проявлять себя новые риски и вызовы, связанные с миграцией и терроризмом. Старые институты безопасности вообще не ориентированы на их решение. Поэтому, создаваемая система должна быть многосторонняя, комплексная и многофункциональная. Система, в которой каждый элемент важен и незаменим. Исключение из системы любого элемента, будь то страна или организация или не учёт их интереса. Может привести к сбою всей системы и эскалации напряжённости. Но сегодня мы даже не в начале пути. Системы нет. Есть хаос и конфликт. И стороны пока даже не определили поле для компромисса. Да и при существующей асимметрии мощи взаимовыгодный компромисс вряд ли возможен. Сейчас США, используя «фактор Крыма»

получили информационный повод для продолжения своей политики: расширения НАТО, увеличения военного присутствия, продвижения системы глобальной ПРО. Но даже если предположить невозможное, то, что Крым вернётся под украинский суверенитет, это никак не скажется на американской политике в регионе. Остаётся небольшой шанс, что смена власти в США (если победит Д. Трамп) может изменить динамику событий. Но пока война Запада против России будет продолжена.

В этих условиях политика Турции останется прежней. Она будет искать выгоду, то сближаясь, то отдаляясь от этих двух полюсов.

Это называется прагматичной политикой. Россия должна учитывать это, выстраивая свою политику по тем же правилам.

Реальное взаимодействие неизбежно начнёт обрастать договорами, соглашениями и декларациями, что со временем может создать правовой каркас новой региональной системы.

Примечания

1. К 1995 г. было снято с вооружения около 70 тысяч единиц вооружения и боевой техники, уволено с действительной военной службы более миллиона военнослужащих// Кортунов С.В. Мировая политика в условиях кризиса. М., 2010.

2. Не просто сосед, а важный партнёр. Интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом Турецкой республики в Российской Федерации К.

Ташкентом //Российская Федерация сегодня. 2005.№4. С.38.

3. Выступление Генерального консула Турции в Новороссийске А.Р.

Демирера перед студентами факультета Востоковедения Института экономики, права и естественных специальностей (ИНЭП, г. Краснодар) 14 мая 2005 г.

4. Товарооборот России с Турцией в 2015 году сократился почти на четверть. URL: http://www.interfax.ru/business/493872 (дата обращения:

02.09.2016).

5. По данным агентства Интерфакс». URL: http://www. interfax.

ru/business/493872 (дата обращения: 03.09.2016).

6. Ващенко А.В. Турция: анализ региональной политики в начале XXI века//Страны Востока: общество и государство. Краснодар, 2005. С.10.

7. ПоданнымРИА «Новости». URL: https://ria.ru/tourism/ 20150130/ 1045064724.html (дата обращения: 02.09.2016).

8. HARVARDUNIVERSITI.John Kennedy School of Government.Caspian Studies program. – “The Caucasus and Caspian Region.Understanding United Statespolicy”.October 10, 2001.P.1–4.

9. Таракчи Н. Стабильность в Причерноморском регионе:

внешниеивнутренниеугрозыипутиихпреодоления. URL: http://blackseafleetcom/news/18-11-2012_turetskij-ekspert-rossija-i-turtsija-dolzhnyminimizirovat-vlijanie-ssha-v-prichernomore (дата обращения: 18.11.2012).

10. Средиземноморье – Черноморье – Каспий: между Большой Европой и Большим Ближним Востоком. М., 2006.

11. Таракчи Н. Указ. соч.

12. 31 мая 2010 г. группа из шести судов, организованная международным движением «Free Gaza Movement», называемых также «Флотилией свободы», попыталась прорваться в сектор Газа. Корабли были задержаны израильскими военными. Сектор Газа на тот момент был заблокирован Израилем в связи с военным конфликтом между Израилем и палестинской ХАМАС. Пассажиры одного из задержанных судов «Мави Мармара» с турецким экипажем оказали сопротивление. Были убиты 9 и ранены 30 пассажиров задержанного судна, при этом не менее 10 израильских военных были ранены, в том числе двое израильтян получили тяжелые ранения. На задержанных кораблях не было обнаружено военного снаряжения и оружия, для предотвращения поставок которого была организована израильская блокада сектора Газа–территории частично признанного арабского государства Палестина. Что послужило поводом и основанием для разрыва дипломатических отношений между Турцией и Израилем. Дипломатические отношения были восстановлены 20 августа 2016 г.

13. Эрол Мехмет Сейфеттин (Mehmet Seyfettin Erol). «Пять факторов, которые не позволяют нормализовать турецко-российские отношения».URL: http://inosmi.ru/politic/20160603/236749687.html (дата обращения: 25.07.2016).

В.С. Сергиенко (г. Краснодар, Российская Федерация)

СОТРУДНИЧЕСТВО ГРУЗИИ И ТУРЦИИ В 1992ГГ.: ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ВОЕННОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Географическое положение Грузии давно сделало ее объектом экономических и политических интересов Турции.

Грузия является для Турецкой Республики рынком сбыта и буферной зоной, которая отделяет территорию Турции от России.

Сотрудничество с Турцией имеет важноезначение для Грузии изза членства Турции в Североатлантическом альянсе, так как развитие политических и военных контактов с Турцией может способствовать укреплению ее связи с НАТО.

После распада СССР тогдашний президент Турецкой Республики С. Демирель стал одним из первых глав государства, посетивших Грузию. В ходе его официального визита в июле 1992 г. были подписаны Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве и Соглашение о торгово-экономических связях между Грузией и Турцией. Незадолго до этого страну посетил министр иностранных дел Турции Х. Четин, в результате визита которого были подписаны документы об установлении дипломатических отношений между Грузией и Турцией [1].

Учитывая стремление Турции укреплять свое влияние на Южном Кавказе,ее позицию в армянском вопросе, Грузия становилась для Турции ключевой страной. В сентябре 1993 г. в Аджарии с визитом побывал министр сельского хозяйства и легкой промышленности Турции Реффандина Шахина. Во время беседы с председателем Верховного совета автономной республики А. Абашидзе стороны обсуждали возможности сооружения в Аджарии завода по консервированию цитрусовых [2]. По сведениям СМИ, с октября 1993 г. по апрель 1994 г.

Турция будет экспортировать в Грузию электроэнергию, оплату за которую департамент «Сакэнерго» начнет производить с 1997 г.

[3]. В ноябре 1993 г. состоялась встреча временного поверенного в делах Турецкой Республики в Грузии Ахмеда Демиреля с личным и полномочным представителем главы грузинского государства в урегулировании конфликтов А. Кавсадзе и премьер-министром Грузии О. Пацация, на которой обсуждались вопросы, касающиеся перспектив дальнейшего развития турецко-грузинских отношений, путей урегулирования абхазского конфликта и открытия в Турции грузинского торгового центра [4].

В январе 1994 г. президент Э. Шеварднадзе подписал с Турцией ряд официальных документов, в частности соглашение о таможенных правилах, соглашения о сотрудничестве в области экономики, торговли и сельского хозяйства [5]. Между законодательными органами двух стран был подписан договор о сотрудничестве.В ходе визита Э. Шеварднадзе посетил усыпальницу основателя современного турецкого государства К. Ататюрка [6].

На переговорах премьер-министра Турции Т. Чиллер с президентом Грузии Э.А. Шеварднадзе в августе 1995 г. в Тбилиси обсуждались проблемы двусторонних политических и экономических отношений, а также ситуация в регионе. В частности, стороны договорились о предоставлении Грузии отсрочки по выплате задолженности по кредиту в размере 50 млн.

долларов. Для реализации программы создания совместных предприятий Турецкая Республика через «Эксимбанк»

предлагалавыделить на первом этапе 50 млн. долларов.Т.Чиллер подчеркнула, что турецкая сторона будет способствовать открытию второго таможенного пункта, так как он свяжет не только Грузию и Турцию, но и Турцию с Азербайджаном и Узбекистаном [7]. В ходе переговоров рассматривался проект, который предусматривал открытие железнодорожного сообщения по маршруту Турция-Грузия-Узбекистан. Была достигнута договоренность о сотрудничестве в энергетике, о совместном строительстве и эксплуатации гидроэлектростанции в Грузии.

Особое внимание уделялось поддержке проекта сооружения нефтепровода по территории Грузии для перекачки каспийской нефти из Азербайджана в Турцию, а также газопроводу из Туркмении в Турцию. Турецкая Республика выразила готовность вложить 6,9 млн. долларов в проект, благодаря которому станет возможным установление устойчивой телефонной связи с республиками Закавказья.Турция собирается принять несколько десятков грузинских студентов для обучения в турецких вузах [8].

Новым важным этапом в грузино-турецких отношениях стал официальный визит Э.А. Шеварднадзе в Турцию в апреле 1996 г., в результате которого 4 апреля была подписана Совместная грузино-турецкая декларация. Оба президента выразили готовность приложить все усилия для установления мира на Кавказе и развития регионального сотрудничества. Грузия и Турция рассмотрели проект об обеспечении железнодорожного сообщения Карс-Тбилиси и решили принять соответствующие меры по установлению морских связей между их портами.

Большой блок вопросов, обсуждавшихся на двусторонних переговорах, был связан с топливно-энергетической отраслью [9].

Было высказано обоюдное желание расширять сотрудничество по привлечению иностранных инвесторов для развития туризма, а также взаимодействовать в сохранении экологического баланса региона в предотвращении последствий стихийных бедствий. В связи с задолженностью по турецкому кредиту в размере 50 млн.

долларов грузинская сторона предлагала в течение пяти лет заморозить выплату долга, ограничившись выплатой процентных ставок, а в следующие пять лет выплатить основную часть накопившейся задолженности. По этому вопросу министр финансов Грузии Давид Якобидзе вел переговоры с турецкими коллегами в Казначействе Турции [10]. Своеобразным барометром грузино-турецких связей стало увеличение обмена почтовой корреспонденции, посылок благодаря подписанному соглашению между Министерством связи Грузии и Министерством связи и транспорта Турции. Предполагалось, что турецкие специалисты примут участие в модернизации системы связи г. Рустави.

«Имеющим большое значение» назвал подписание Соглашения о правовой взаимопомощи в области гражданских, семейных и уголовных дел министр юстиции Тедо Нинидзе.

Подобные соглашения Грузия заключила с Россией, Украиной, Болгарией, Азербайджаном. По мнению уполномоченного президента Грузии в Месхет-Джавахетии Георгия Баранидзе, открытие таможенного пункта в районе Ахалцихе, который переводится с шестичасового режима работы на круглосуточный, должен был придать новый импульс развитию экономики края.

Намечалось открытие еще одного пункта, объединение железнодорожных систем двух стран, что должно было ускорить этот процесс. По сообщению мэра Тбилиси Бадри Шошитайшвили, была заложена хорошая основа для реализации взаимовыгодных контактов с Анкарой, подписано соглашение о сотрудничестве между мэриями Тбилиси и Анкары, предусматривающее установление и углубление взаимовыгодных контактов в сфере экономики, городского хозяйства, науки, культуры, образования, здравоохранения, местного самоуправления [11].

Товарооборот между Грузией и Турцией за период с 1992 по 1996 гг. вырос в три раза. Его сумма превысила 516 млн. 201 тыс.

долларов (22% товарооборота страны). В 1996 г. в Грузии работало свыше 100 турецких фирм и компаний [12]. К 1999 г.

Турция вытеснила Россию в качестве главного торгового партнера Грузии, при этом «турецкая» доля составила 30% всей внешней торговли Грузии.Буквально за несколько лет Турция вышла на первое место в экспортно-импортных операциях. Деловые круги обеих стран проявляли заинтересованность в расширении сотрудничества, примером чего стало заседание Комитета внешнеэкономической связи – ДЕЙКа, созданного представителями частного сектора экономики и поддерживаемого государством.

Заседание было специально приурочено к визиту Президента Грузии. Э. Шеварднадзе призвал турецких бизнесменов активно сотрудничать с грузинскими партнерами в рамках крупных проектов, напомнил, что турецкие предприниматели уже имеют опыт поставок пшеницы и муки в Грузию. В республике для импорта зерна была создана благоприятная обстановка, сняты таможенные барьеры. Благодаря подписанному в Анкаре соглашению создана упрощенная система визового режима [13].

Грузино-турецкая межреспубликанская экономическая комиссия начала работу 28 января 1997 г.в Тбилиси.

Сопредседателями комиссии являлись министр сельского хозяйства и продовольствия Грузии Бакур Гулуа и государственный министр Турции Ахмет Демирджан.По словам госминистра Грузии Нико Лекишвили, главной задачей встречи являлось развитие торгово-экономических связей двух соседних стран. В свое время турецкий «Эксимбанк» предоставил Грузии кредит в 50 млн. долларов, который почти полностью освоен, энергетики Турции выделили 1,5 МВт электроэнергии. При этом Ахмет Демирджан сообщил, что «хотя торговые связи между двумя странами развиваются, весь потенциал в этой области используется все-таки не до конца» [14]. Начало строительства железной дороги Карс-Ахалцихе было названо одним из важных достижений грузино-турецкого сотрудничества. «Турецкие фирмы хотели бы активно участвовать в строительстве нефте- и газопровода через территорию Грузии, в проектах реабилитации дорог и портов, а также в возрождении гостиничного бизнеса.

Перспективными являются и совместные проекты в цементном производстве и сельском хозяйстве» – отметил госминистр Турции Ахмет Демирджан. По его словам, общий объем проектов, которые в настоящее время реализуют в Грузии турецкие компании, составляет 52 млн. долларов. На встрече отмечалось, что в ближайшее время намерен открыть свое представительство в Тбилиси Торговый банк Турции. В Грузии планировалось провести первую турецкую выставку-ярмарку [15].

6 мая 1997 г. в Аджарию с официальным визитом прибыл чрезвычайный и полномочный посол Турецкой Республики в Грузии Тефпик Окиауз. На следующий день посла принял председатель Верховного совета автономной республики Аджария Аслан Абашидзе. В ходе беседы были обсуждены вопросы дальнейшего укрепления добрососедских отношений Грузии и Турции, экономического сотрудничества, развития туризма [16]. В программе пребывания в Аджарии чрезвычайного и полномочного посла Турецкой Республики в Грузии было запланировано посещение и осмотр совместных предприятий по производству домостроительной продукции, катеров нового типа, Грузинского морского банка, встреча с председателем Совета министров Аджарии Автандилом Горгиладзе, парламентариями Аджарии в Генеральном консульстве в г. Батуми [17].

В сентябре 1997 г. Турецкая Республика предоставила Грузии два береговых охранных катера, а также дала согласие на подготовку грузинских пограничных войск и на обучение грузинских офицеров в турецких военных школах.

В ходе визита тогдашнего министра энергетики в Турцию в 1997 г. был подписан двусторонний протокол, касающийся вопросов урегулирования задолженности грузинской стороны по электроэнергии за период с 1990 по 1997 гг. в размере 1,7 млрд.

КВтч [18].

В январе 1998 г. заместитель министра иностранных дел Турции М.А. Иртемджели посетил Грузию и заявил о ее готовности оказать помощь в формировании грузинских пограничных войск, в предоставлении техники и в профессиональной подготовке кадров для грузинских пограничных войск. В марте 1998 г. Грузию с официальным визитом посетил премьер-министр Турции М. Йылмаз. Он встречался с представителями деловых кругов страны, принял участие в церемонии присвоения одной из улиц Тбилиси имени Анкары, а также открытии турецкого банка «Имлек» и представительства компании «Турецкие авиалинии» [19].

Важным событием на пути укрепления грузино-турецких отношений стало открытие нефтепровода Баку-Супса9 апреля 1998 г., окончательно определившего протурецкий вектор в политике Грузии. С точки зрения военного сотрудничества примечателен также подписанный 15 апреля 1998 г. Меморандум о взаимопонимании в вопросах военного сотрудничества между представителями Министерства обороны Грузии и Генштаба вооруженных сил Турцииво главе с генералом И. Карадайи. В нем зафиксирована идея «стратегического» военного партнерства между Тбилиси и Анкарой. Этот документ предусматривает предоставление суммы в размере 2 млн.долларовдля формирования материально-технической базы и подготовки кадров грузинских вооруженных сил,проведения военных учений и контактов между различными видами войск.

Особое внимание в ходе переговоров было уделено сотрудничеству военно-морских сил обеих стран, так как для Грузии важно обеспечить безопасность ее морских границ. 50 офицеров из Грузии пройдут обучение в турецких военных училищах. В Гори будут реконструированы казармы, которые станут готовить грузинские «голубые каски» для участия в миротворческих операциях в составе международных контингентов.

Совместные учения ВМС Грузии и Турции «Кавказская Амазония 98» проходили в апреле 1998 г. и имели формальной целью отработку действий по обнаружению судов, терпящих бедствие в открытом море. На самом деле речь шла о подготовке мероприятий по обеспечению безопасности южного маршрута транспортировки каспийской нефти [20].

В мае 1998 г. в ходе 4-дневного визитапредседатель грузинского парламента З. Жвания встретился с президентом Турции С. Демирелем, руководителями парламента и правительства для обсуждения перспектив развития межпарламентских связей, а также двусторонних политических,экономических и культурных связей.

Заметную роль в расширении и укреплении всестороннего сотрудничества между Грузией и Турцией сыграл визит в феврале 1999 г. в Анкару грузинской правительственной делегации во главе с Э.А. Шеварднадзе. В ходе состоявшихся переговоров затрагивался широкий круг проблем двустороннего и регионального сотрудничества, а также реализации транспортнокоммуникационных проектов [21].

Турция была готова профинансировать строительство новой железной дороги от Карса до Ахалкалаки, а в дальнейшем перевозить по этой дороге в железнодорожных цистернах до 20 млн.тонн нефти. Президенты Турции и Грузии поддержали намерение Туркмении проложить трубопровод по дну Каспийского моря для транспортировки туркменского газа в Грузию и Турцию. На финансирование этого проекта были нужны средства в размере 3 млрд. долларов. Анкара обещала Грузии материальную помощь в охране сухопутных и морских границ[22].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что грузинотурецкие отношения связаны со стратегическими планами Турции относительно Закавказья. Они начали приобретать особенно тесный характер по мере того, как территория Грузия стала рассматриваться как важный транзитный путь для каспийской нефти и газа.

Примечания

1. Свободная Грузия. 1992. № 66. 23 мая.

2. Архив внешней политики Российской Федерации (далее – АВП РФ). Ф. 209. Оп. 1. Д. 7. П. 2. Л. 46.

3. АВП РФ. Ф. 209.Оп. 1. Д. 7. П. 2. Л. 97.

4. АВП РФ. Ф. 209.Оп. 1. Д. 7. П. 2. Л. 143.

5. Визит Шеварднадзе в Грузию // Коммерсантъ. 1994. №003. 13 января. URL: http://www.kommersant.ru/doc/68541(дата обращения:

09.09.2016).

6. Визит был успешным // Вечерний Тбилиси. 1994. № 3.15 января.

7. АВП РФ. Ф. 209. Оп. 3. Д.4. П. 9. Л. 118–119.

8. Гваришвили Г.Л. Грузия и Европа. Развитие связей Грузинского государства с европейскими странами и международными организациями:

дисс…канд. полит. наук.: 23.00.04. М., 1999. С. 146.

9. Тбилиси-Анкара: диалог ради согласия // Свободная Грузия.1996.№

51. 6 апреля.

10. Там же.

11. Там же.

12. Гваришвили Г.Л. Указ.соч. С.149–150

13. Тбилиси–Анкара: диалог ради согласия // Свободная Грузия.1996.№ 51. 6 апреля.

14. Свободная Грузия. 1997. № 11. 28января.

15. Там же.

16. АВП РФ. Ф. 209. Оп. 5. Д. 4. П. 15. Л. 225.

17. Свободная Грузия. 1997. № 54-55. 8 мая.

18. Грузия рассчитается с Турцией за электроэнергию в течение 20 лет // Вестник Кавказа. URL: http://vestikavkaza.ru/news/Gruziya-rasschitaetsya-sTurtsiey-za-elektroenergiyu-v-techenie-20-let.html (дата обращения: 08. 09.

2016).

19. Независимая газета. 1998. № 43. 13 марта.

20. Независимая газета. 1998. № 58. 12 мая.

21. Караев Э.Т. Внешнеполитические ориентации стран Южного Кавказа в постсоветский период: дисс…канд. полит. н.: 23.00.04. М., 2008.

С. 110–111.

22. Гваришвили Г.Л. Указ. соч. С. 148.

Сведения об авторах

Баранов Андрей Владимирович – профессор кафедры политологии и политического управления Кубанского государственного университета, доктор политических наук, доктор исторических наук (г. Краснодар, Россия).

Барбарунова Зоя Александровна – независимый исследователь, выпускник исторического факультета МГУ и аспирантуры Института археологии АН СССР (г. Прага, Чехия).

Богатырёв Арсений Владимирович – преподаватель Поволжского православного университета имени Святителя Алексия, митрополита Московского и Гуманитарного колледжа г.

Тольятти, кандидат исторических наук (г. Тольятти, Россия).

Вартаньян Эгнара Гайковна – профессор кафедры всеобщей истории и международных отношений Кубанского государственного университета, профессор, доктор исторических наук(г. Краснодар, Россия).

Ващенко Александр Владимирович – декан факультета истории, социологии и международных отношений КубГУ, кандидат исторических наук, доцент(г. Краснодар, Россия).

Власкина Татьяна Юрьевна– научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра Российской академии наук (г. Ростов-на-Дону, Россия) Гаврилов Илья Дмитриевич – студент исторического факультета Московского государственного университета им. М.В.

Ломоносова (г. Москва, Россия).

ЗахаревичАлексей Владимирович – кандидат исторических наук, доцент (г. Ростов-на-Дону, Россия).

Кучер Надежда Сергеевна– студентка исторического факультета Московского государственного университета им. М.В.

Ломоносова (г. Москва, Россия).

Матвеев Олег Владимирович – профессор кафедры истории России Кубанского государственного университета, профессор, доктор исторических наук (г. Краснодар, Россия)..

Мерсалова Полина Геннадьевна –магистрант факультета истории, социологии и международных отношений Кубанского государственного университета (г. Краснодар, Россия).

Миланова Сашка Григорова –доцент, доктор исторических наук Института исторических исследований Болгарской Академии наук (г. София, Болгария).

Николаенко Роман Александрович – преподаватель кафедры всеобщей истории и международных отношений,Кубанского государственного университета(г. Краснодар, Россия).

Самохин Александр Анатольевич – доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Кубанского государственного университета, кандидат исторических наук(г.

Краснодар, Россия).

Самсонова Лариса Олеговна –доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений Кубанского государственного университета, кандидат исторических наук(г.

Краснодар, Россия).

Сергиенко Виктория Сергеевна –аспирант кафедры всеобщей истории и международных отношений Кубанского государственного университета(г. Краснодар, Россия).

Ткачева Татьяна Олеговна – кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и дипломатии Кубанского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Краснодар, Россия).

Узлов Юрий Андреевич – преподаватель кафедры истории России Кубанского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Краснодар, Россия).

Шаповалов Сергей Николаевич – преподаватель кафедры истории России Кубанского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Краснодар, Россия).

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие(Вартаньян Э.Г., Матвеев О.В.)…….…………......3 Раздел I. Турция и славяне: стереотипы, контактные зоны, историко-культурные взаимосвязи Матвеев О.В. «Стамбул гяуры нынче славят…»: Турция и славянский мир в зеркале взаимных представлений………………...5 Богатырев А.Г.Хотинская битва 1673 г. в донесениях В.М.

Тяпкина………...………………………………………………….......16 Гаврилов И.Д.Положение Македонии в Османской империи глазами Х. Гроте……………………………………………………...22 Самсонова Л.О.Сарыкамышская битва во взглядах турецких историков……………………………………………………………...31 Узлов Ю. А.Османская империя и русское государство в истории Северного Кавказа………………………………………….35 Власкина Т.Ю.Устноисторический потенциал речевых контекстов словаря говора казаков-некрасовцев…………………..43 Раздел II. Из истории славяно-турецких взаимоотношений Шаповалов С.Н.Крепость Тамань в период русско-турецкой войны 1768–1774 гг.: между Россией и Турцией…………………..52 Захаревич А.В.Донские казаки в отражении турецкой вылазки из Шумлы 14(26) августа 1828 года…………………………………60 Кучер Н.И. Отношения России и Турции в период великого Восточного кризиса 1875–1878 гг. …………………………………66 Барбарунова З.А., Коваленко Е.С. Бои на Персидском фронте по воспоминаниям хорунжего Кубанского казачьего войска Антона Черного (1915–1917 гг.)……………………………………………...71 Миланова С.Г. Съветскитепретенциизаревизияна конвенцията от Монтрьопрез 40-те години на ХХ век……….…………………...80 Николаенко Р.А. Дезинтеграционные процессы в Югославии в 1980-е – начале 1990-х гг. ……..……………...……………………..90 Раздел III. Турция и славянские страны в современном мире Вартаньян Э.Г. Российско-турецкие отношения: опыт и перспективы сотрудничества (1992 –2016 гг.)…………………….105 Баранов А.В. Влияние Турции на постмайданную Украину:внешнеполитический и военный аспекты………………117 Самохин А.А., Мерсалова П.Г.Особенности политики Турции на постюгославском пространстве (1990-е – 2000-е гг.)…………126 Ткачева Т.О.Внешнеполитические интересы Турции на Балканах (начало ХХI в.)…………………………………………...133 Ващенко А.В.Турция: анализ региональной политики в конце ХХ – начале XXI в. ……...………………………………………….138 Сергиенко В.С. Сотрудничество Грузии и Турции в 1992– 2000 гг.: экономический и военно-политический аспекты……….154 Сведения об авторах…………………………………………..163

Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«С И Б И Р С К О Е О ТД Е Л Е Н И Е РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ ГЕОЛОГИЯ И ГЕО ФИЗИКА Геология и геофизика, 2015, т. 56, № 10, с. 1871—1881 НЕОТЕКТОНИКА УДК 550.34:551.332 (235.21) СЕЙСМИЧЕСКИ МОБИЛ...»

«История л и т ер а ур ы СА Ш Учреждение Российской Академии Н аук И нст ит ут мировой лит ерат уры им. А.М.Горького ИСТОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ США Редакционная коллегия. Я.Н.Засурски й (главный редактор издании) М.М.К оренева (зам. главного редакт ора) Е.А.Стеценко Москва ИМ ЛИ РАН, 2009 Учреждение Российской Академи...»

«НАУЧНЫ Е ВЕДО М О СТИ С ерия М ед и ци на. Ф арм ация. 2 0 1 2. № 10 (1 2 9 ). Выпуск 18/3 23 УДК 615.15 ИСТОРИЯ ЛЕКАРСТВЕННОГО СРЕДСТВА "ЖИДКОСТЬ КАСТЕЛЛАНИ" В статье изложены результаты поиска литературных источников в об­ К.С. ГУЗЕВ ласти фармации и дерматологии, раскрывающие историю появления ле­ карственного преп...»

«ОТЗЫВ на автореферат диссертации Кочетовой А.П. на тему "Социальное воспитание подростков в условиях интернатного учреждения", представленной на соискание степени кандидата педагогических наук п...»

«Скорочкин Роман Владимирович СТАНОВЛЕНИЕ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ КОМСОМОЛЬСКО-МОЛОДЕЖНОЙ ГАЗЕТЫ Изучено развитие тамбовской областной комсомольско-молодежной газеты Молодой сталинец в 1938-1941 гг. Проанализир...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ НАЦИОНАЛЬНЫЙ НАУЧНО ПРИРОДОВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ ОТДЕЛЕНИЕ МОРСКОЙ ГЕОЛОГИИ И ОСАДОЧНОГО РУДООБРАЗОВАНИЯ Е.Ф.Шнюков Минералы и мир КИЕВ – 2008 ББК 26.31 Ш77 УДК 327.5:5...»

«Черницына София Юрьевна РОЛЬ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В ФОРМИРОВАНИИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (2000–2014) Специальность 07.00.15 история международных отношений и внешней политики (исторические науки) Диссертация на соискание...»

«Тема: "_годовщина битвы под Москвой".Цели проведения урока: 1. Воспитание патриотизма, любви к своей Родине.2. Учить уважительному отношению к памяти о людях,отдавших жизнь за Родину, а также к тем, кто пе...»

«Август Монтегю Саммерс История колдовства предоставлено правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=166058 М. Саммерс "История колдовства" серия "Зловещие страницы истории": ОЛМА-ПРЕСС; Москва; 2002 I...»

«Глава 3 БЛАГОСЛОВЕНИЕ РАЗРУШЕНИЕМ ИТАК, С РАЗБИТЫМ стеклом мы разобрались. Эле ментарное заблуждение. Кажется, любой смог бы раз венчать его, если бы немного поразмыслил. Однако именно заблуждение о разбитом стекле с сотнями его разновидностей является самым стойким в истории экономики. Сегодня оно распространено шире...»

«ВОПРОСЫ АРХЕОЛОГИИ УРАЛА Вып. 7 В. А. СЕМЕНОВ. П Е Т Р О П А В Л О В С К И Й М О Г И Л Ь Н И К VI-VI1 вв. В Ю ЖНОЙ УДМУРТИИ История населения Прикамской Удмуртии, особенно ее юго-запад­ ного района, изучена еще чрезвычайно слабо. Немногочисленные древ­ ние поселения, выявленные здесь археологами, широким раскопкам не подверглис...»

«1 Богучарский Е.М. Дипломатическая служба Испании / Е.М. Богучарский // Дипломатия иностранных государств : Сб. науч. статей / под ред. Т.В.Зоновой. – М., 2004. – С. 128-150. К.и.н., доц. Е.М. Богучарский, А.С.Солнцев. Cтатья опубликована в монографии (Учебном пособии) "Дипломатия иностранных государ...»

«Аннотация к рабочей программе Дисциплины "ОСНОВЫ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ" " Цель преподавания дисциплины Целью преподавания дисциплины является изучение основных понятий учебного курса, формирование у будущих специалистов знаний и навыков в области управления. Достижение всестороннего и глубокого пониман...»

«Ю.А.Нисневич ТРАНСФОРМАЦИИ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОГО ТРАНЗИТА Ключевые слова: государство, трансформация, постиндустриальный транзит, феномены ХХ в. Институт государства, как и любой другой пол...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 39 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2010. Вып. 2 УДК 81, 38(045) Е. Купцевичова СРЕДСТВА РЕАЛИЗАЦИИ РИФМ В РУССКИХ НАРОДНЫХ ПРИМЕТАХ О ПОГОДЕ Анализируются используемые в рифмах русск...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.