WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 8 ] --

упоминает куниковцев – морских пехотинцев, героически оборонявших плацдарм в районе Станички («Малая Земля») под командованием Цезаря Куникова. О подвиге бесстрашной девушки рассказывается в стихотворении В. Малязёва«Светлой памяти Зои Космодемьянской». В лирике широко представлена ономастическая лексика: топонимы(Москва, Сталинград, Курск, Русса, Берлин, Мамаев курган и др.), антропонимы (Рокоссовский, Сталин):Что протезом скрипишь так грустно? / Али вспомнил бои под Руссой, / Когда встал ты со смертью вровень – / Не по снегу шёл, а по крови!(Ф. Ракушин.Дядюшка Прохор); И хоть хвастать с тобою / нам не по годам, / Но, как знамя, несут земляки / Первый бой, похвалу Рокоссовского нам: / «И упёртые ж вы, пензяки!»(Е. Шилов.Земляки).

В ряде лирических произведений о войне используются топонимы, неизвестные широкому кругу читателей. Это названия небольших населённых пунктов, рек и других топонимических объектов. Включение их в стихотворенияпозволяет – в художественной форме – воссоздать малоизвестные эпизоды Великой Отечественной войны:Над Протвою в излуке, / Войною опалён, / Худой и криворукий, / Стоит на взгорье клён. / Над ним – летает ворон, / Под ним – солдат лежит, / И прах в груди угора / Корнями весь прошит (Ф. Ракушин.На безымянной высоте); Отступили фрицы от высотки, / Скрылись за речушкой Краснотал. / Лейтенант в кровавой гимнастёрке / На руках у друга умирал (Г. Горланов. Баллада о комсомольском значке).

На территории Пензенской области не было боевых действий, и наши земляки, не участвовавшие в сражениях, приближали День Победы в цехах заводов, на колхозных и совхозных полях.



Эти факты нашли отражение в военной лирике пензенских поэтов, которые,испытывая чувство гордости за малую родину и за земляков, используют в своих произведениях топоним Пенза и его производные: А суровой порой / Город встал тоже в строй, / Хотя был тыловым городишком, / И «катюши» – на фронт, / И снаряды – на фронт, / И на фронт за отцами / Мальчишки (Л. Яшина.Мы из Пензы);

Он помнит страшные бои, / Он знает – это добровольцы / Вносили в фонд рубли свои / На «пензенского комсомольца» (Л. Зефиров. Танк на пьедестале); И врагу не тягаться бы с нами сейчас, / Когда Пенза впряглась за Москву (Е. Шилов. Земляки).О знаменитой ракетно-зенитной установке, получившей неофициальное название «Катюша», упоминается в стихотворении А. Чудновского«Катюша». Автор с гордостью заявляет, что «она была здесь, в Пензе, рождена».

В стихотворениях пензенских поэтов описываются переживания жён, детей, стариков, которые, находясь в тылу, с нетерпением ждали вестей с фронта от своих близких. В лирических произведениях передано горе тех, кто получил похоронку.Языковая особенность таких произведений заключается в использовании эмоционально-оценочной лексики: скорбь разлуки, боль пережитой войны (Н. Куленко.Вдовья песня); тяжёлым бедам не было конца, напряжённый год, голод, тоска(В. Агапов. Свет памяти) и др.

Тема тяжёлого военного детства также нашла отражение в творчестве пензенских поэтов:«Алёшка» (Н. Куленко); «Дым детства» (Н. Куленко);

«Мы, дети войны» (В. Поляков); «Из детских воспоминаний» (С. Терентюк) и др.

Значительное место в творчестве пензенских поэтов занимает лирика, описывающая послевоенное время. В произведениях данной группы выделяются четыре основные темы.Во-первых, это тема негативного отношения к войне:Победой Родины я горд, / Но, кровь и смерть войны итожа, / Я повторяю: всё же… всё же… / Будь проклят сорок первый год!(Г. Горланов.Вечный пламень – Память).





Во-вторых, тема сохранения мира на Земле; например, в стихотворении А. Чудновского«Мальчишки»:Мальчишки играют в войну. / Играют они понарошку. / Не знают они про бомбёжку, / Проскорбных ночей тишину. / Не дай Бог им это узнать, / По знаку подняться в атаку, / А после рассыпаться прахом, / Травой придорожною стать.

Третью группу составляют стихотворения о ветеранах Великой Отечественной войны: «Ветеран», «Солдаты» (Н. Куленко); «Из рассказа фронтовика» (В. Агапов); «Последний бой ветерана» (В. Малязёв) и др.

И, наконец, четвёртая тема, – это тема Памяти о погибших в годы войны, о «патриотах России», как называет их Г. Горланов в эпиграфе к поэме «Вечный пламень – Память»:Тем, кто свято хранили / Славу русской земли, / Кто себя не щадили, / А страну сберегли; / Кто сегодня не скисли / О потерях скорбя, / Патриотам России / Эта песня моя!

В. Стрельцов в стихотворении «Отстреляли тяжёлые пушки…»

утверждает, что в народной памяти погибшие герои навсегда останутся живыми:Много пролито слёз о погибших, / Много песен о подвигах спето, – / Вспоминают героев как живших / В то шальное июньское лето.

В стихотворении «Вечный огонь» О. Савин перечисляетвысеченные «на чугунных плитах иссинцев простые имена» – имена земляков, в память о которых «над притихшейИссой полыхает Вечный пламень Вечного огня».

Усиление мотива Памяти происходит за счёт использования в лирических произведениях особых языковых средств – лексем Память, бессмертный, бессменный,вечный, живой и под.:Пусть рыдает / оркестров / тяжёлая медь, / Ветераны, / отцы, / вы – бессмертны по праву: / И Победе сиять, / и Салютам греметь, / И грядущим певцам / петь вам / Вечную Славу (Н. Куленко.Солдаты).

Отметим, что нередко лирические произведения пензенских поэтов о Великой Отечественной войне посвящены реальным людям: Виктору Фёдоровичу Егорову, однополчанину, другу-десантнику (В. Зайцев.Обычная судьба: война, Победа, жизнь…); Павлу Дружинину, поэту и газетчику военных лет (В. Поляков. Про сорок третий год); Коле Куленко (Г.

Горланов. Баллада о комсомольском значке); Нине Петровне Цыганковой (В.

Подольский. Медсестра);В. Н. Звереву (Г. Горланов. На Малой Земле);В. Г.

Курдову (В. Агапов. Из рассказа фронтовика); Есть стихи-посвящения всем ветеранам Великой Отечественной войны(К. Сурская. «Во славу тех великих майских дней…») и др.

Обращают на себя внимание стихотворения, которые поэты посвятили родным и близким людям, что отражено в заголовках произведений.

Например, «Отец» (М. Кириллов): Проносятся годы, / Меняются даты, / А ты, мой отец, остаёшься солдатом. / Не просто солдатом с седой головой, / А ветераном второй мировой!; «Брат» (Н. Куленко): Брат ушёл тропой солдатской, / Навсегда исчез в дыму. / Под Черниговом он. / В братской. / Восемнадцать лет ему… Таким образом, анализ лирических произведений пензенских поэтов о Великой Отечественной войне позволяет сделать вывод о многоплановости и многоаспектности их содержания, что находит отражение в выборе авторами языковых средств. Примечательно, что в военной лирике широко представлены события и факты, связанные с Пензенским регионом.

–  –  –

Междометия – особые слова, не имеющие лексических и грамматических значений, не изменяющиеся и не входящие в грамматическую структуру предложения – используются для выражения эмоций. Радость, удивление, возмущение, раздражение, злость, боль, отвращение, недоумение и другие чувства, эмоции, ощущения, душевные состояния могут быть выражены междометиями, но не названы ими.

Междометия принадлежат конкретному языку и конкретной культуре, требуют перевода при переходе с одного языка на другой и специального изучения при овладении иностранным языком. В лингвистике принято говорить, что междометия, в отличие от спонтанных выкриков, являются конвенциональными средствами, т. е. такими, которые человек должен знать заранее, если он хочет ими пользоваться [1]. Тем не менее междометия все-таки находятся на периферии собственно языковых знаков.

За последнее время появилось немало исследований, посвященных междометиям и звукоподражаниям, причём значительная их часть посвящена сопоставительному анализу междометий разных языков, в том числе английского и русского. Актуальность работы обусловлена необходимостью определения места и роли междометий в современном языке.

Объектом данного исследования являются междометия и звукоподражания русского и английского языков; предметом – лексикосемантические и грамматические характеристики междометий и звукоподражаний как единиц интернет-дискурса.

Работа предполагала комплексное рассмотрение семантических и стилистических аспектов междометий современного русского языка в сопоставлении с английскими, а также определение особенностей функционирования междометий в современном интернет-дискурсе.

В ходе исследования были решены следующие задачи:

1) определение места междометий в системе частей речи;

2) классификация и систематизация междометий русского и английского языков;

3) определение особенностей перевода междометий;

4) выявление особенностей фукционирования междометий в современном интерент-дискурсе.

Признав междометия своим объектом, лингвисты предлагают различать среди них те, которые «ближе к природе», т. е. относительно недалеко ушли от естественного возгласа, и те, которые «ближе к языку». [1, 45] Следует разграничивать понятия «междометие» и «звукоподражание».

Именно наличие значения отличает междометия от другого класса слов – звукоподражаний. Междометие – это звук, являющийся знаком некоторого внутреннего состояния произносящего его человека, т. е. междометия передают некоторое концептуальное содержание. Между тем означаемым звукоподражания является просто другой звук – произведенный предметом, человеком или животным. «Следует отличать имитацию от звукоподражания. Только при имитации ставится задача точного воспроизведения звуков природы» [2, 134].

Наиболее важным морфологическим средством звукоподражательных слов являются разного рода повторы: повторы чистые – ко-ко-ко (курица);

шу-шу-шу(шорох); dingdingding(звон), повторы с изменением гласных или согласных звуков – пиф-паф(выстрел); ticktоск(часы), повторы осложненные тра-та- та(пулемет), rat-tat-tat (бapaбaн).

Давая образное представление о тоне, ритме, тембре, характере звукового проявления действия, звукоподражательные слова поясняются часто обычными словами речи.

Междометия по своему лексическому значению делятся на два основных разряда: 1) междометия, выражающие различные чувства (эмоциональные междометия), и 2) междометия, выражающие волю, приказ и т.д., т.е. повелительно-побудительные (императивные междометия).

Важно отметить многозначность большей части эмоциональных междометий. Так, многозначными являются русские междометия А! О! Ох!

У! и английские Oh! Ah! и мн. др. Междометие О! может, например, выражать восхищение, изумление, испуг, удивление, негодование, насмешку.

Английское междометие ooh выражает и боль, и удовольствие: «Ooh! What a kick!» или «Ooh! What a deliciouscake!» Большое число полифункциональных междометий свидетельствуют об эмоциональности, жизненности и спонтанности языка. Когда переполняют эмоции, говорящий не может думать, какое же междометие лучше использовать. Поэтому, очевидно, часто используются «универсальные» междометия (oh, ah, well, wow и другие). Т.е.

можно констатировать значительное сходство междометий разных языков – кажется, их функция выражения эмоций должна быть универсальной для всех языков. Однако эта сходство обманчиво. В обыденном общении часто наблюдается неуместное, непонятное использование междометий представителями чужой культуры, приводящее к непониманию. Поэтому важно понимать, что междометия – это явление не всегда интернациональное.

Часто мы заимствуем междометия из английского языка, употребляем их в своей речи, не зная их точного перевода и значения. Например, междометие ah является не совсем точным эквивалентом русского междометия ах в значении удивления. В английском языке данное междометие также принимает несколько различных значений: выражение удовольствия, выражение понимания и выражение уступки. Наиболее освоенными (т.е. значение понятно русскому пользователю Интернета) являются английские междометия wow! (эмоциональное), hush!

(побудительное) и thanks, hello (этикетные ).

Роль междометий в устной коммуникации велика, так как они придают высказыванию национальный колорит, естественность и эмоциональность.

Однако в связи с расширением пространства письменного общения – в виртуальном пространстве Интернета – значение междометий, являющихся языковыми единицами, с одной стороны, выражающими универсальные человеческие эмоции, с другой – ярко характеризующими определённую лингвокультуру, трудно переоценить. До сих пор, к сожалению, недостаточно оценена роль междометий как при переводе, так и при общении (неофициальном и официальном) представителей разных культур.

Незнание междометий, правил их функционирования в иноязычной речи, может привести к прямому непониманию их носителями разных языков.

Как показало исследование, в ситуации неформального общения в социальных сетях Рунета междометия представлены очень широко. Это, вероятно обусловлено опосредованным характером коммуникации, когда без прямого контакта невозможно передать сиюминутные эмоции оценки, возникающие в качестве реакции на стимул – речевое сообщение. Одними из наиболее распространённых являются междометия, выражающие эмоциональные (ха-ха, хо-хо, а-хах, ну-ну, мда, ага, ура) и физические состояния (например, бррррррр…).

Примером многозначного междометия выступает мммм.., с семантикой ‘занятно’, ‘надо подумать’, ‘понятно’ и др. в современных исследованиях интернет-дискурса отмечается, что значительную часть эмоций в интернеткоммуникации предают именно междометия, причём их распространённость (более 4% от общего количества слов) значительно выше, чем в обычной письменной речи (около 0,1%). Специального изучения требует психо- и социолингвистические аспекты функционирования междометий, в частности, способы установления их истинного значения (т.е. истинные намерения адресанта – отправителя сообщения).

Литература:

1. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков – М.: Языки русской культуры, 1999.

2. Виноградов В. В. Русский язык (грамматическое учение о слове. – М.: Высшая школа, 1986.

Эпитеты в рекламном тексте, адресованном женской аудитории

–  –  –

Эпитет – это троп, казалось бы, самый простой и часто встречающийся, не может вызывать затруднений в его понимании. Однако словари дают весьма аморфные определения этого лингвистического явления. Так Стилистический энциклопедический словарь русского языка преподносит эпитет как «слово, образно определяющее предмет или действие, подчеркивающее характерное их свойство», добавляя, что эпитет «нередко бывает метафорическим» [1, 460]. Под метафорой в этом словаре «понимают слово или оборот речи, употребленные в переносном значении». Из этого следует, что эпитет – это определение, используемое не всегда в переносном значении.

В.П. Москвин [2, 897] представляет эпитет как «уточняющее определение, подчиненное задаче художественного изображения и эмоционально-образной интерпретации объекта». Подобные дефиниции слова «эпитет» не определяют, а лишь запутывают представление о данном явлении языка. И в первом и во втором определении есть ключевое слово «образ», лежащее в основе значения эпитета, которое предопределяет переносность значения в нем: передачу признака через образ другого предмета, например свинцовые тучи.

При переносе значения с одного предмета на другой обычно меняется стилистический фон семантики слова, оно приобретает эмоциональнооценочные коннотации. Именно эмоциональный фонд языка составляет основу выразительных средств, т.к. обращен к чувствам адресата речи, в которой они употребляются, являясь одним из главных воздействующих инструментов. Эта особенность активно используется в рекламном бизнесе.

Рассмотрим использование эпитетов в рекламных текстах, адресованных женщинам. Целевая аудитория женщин количественно преобладает над всеми другими адресатами рекламы в популярных, не специализированных СМИ. Среди «женской» рекламы наиболее многочисленны тексты с рекламой косметических средств. Это можно объяснить тем огромным разнообразием косметической продукции, которым насыщены рынки России в настоящее время.

Эпитет является одним из наиболее распространенных тропов в рекламных текстах женской аудитории [3, 83]. Он появляется во всех структурных элементах текста. Наиболее эффективны эпитеты в заголовках.

Именно здесь они привлекают наибольшее внимание аудитории и наиболее полно реализуют свою функцию: Воздушная легкость шелка. Волнующий цвет (Oriflame).

Провоцирующие, игровые заголовки, в которых нет информации об истинном объекте, вызывают любопытство у читателя и заставляют прочитать весь рекламный текст. Например, заголовок Захватывающее путешествие (Hermes). Ключевое слово путешествие останавливает на себе внимание читателя, т.к. совершенно не соотносится с понятиями косметики.

А пока читатель разбирается с логическими основаниями, его сознание будоражит эпитет захватывающее. Забыв о логике, адресат читает весь текст в поисках удовольствия, которое принесет ему захватывающее путешествие. Другой пример: Воздушная легкость шелка. Волнующий цвет.

Чтобы понять, о чем идет речь, надо прочитать дальнейший текст: Новая помада «шелковый поцелуй».

Сила воздействия увеличивается, если эпитет сочетается с фигурой или входит в нее. Риторический вопрос, содержащий эпитет, обладает высокой степенью воздействия: Можно создать великолепную кожу? (Сlinigue);

Идеальный возраст? (Givenchy). Не меньшей эффективностью обладает сочетание повелительного наклонения с эпитетом: Наполните ресницы пышным, невесомым объемом (Estee Lauder). Интересные образы лежат в основе данных эпитетов. «Великолепный» - это «1) а) отличающийся пышной красотой, роскошью убранства, отделки и т.п.; б) преисполненный красоты и величия; торжественный (о природе); в) производящий сильное впечатление своей внешностью. 2) а) разг. очень хороший, превосходный, отличный [4]. Создатели рекламного текста использовали, скорее всего, значение 1в или 2а. Разрыва семантических отношений в данном случае не наблюдается. Слово «пышный» – 1). Легкий, как бы взбитый. 2).

Роскошный, великолепный [4]. Какое значение использовалось в сочетании «пышный и невесомый объем» не ясно. Если второе значение, то не понятно соотношение со словами «невесомый» и «объем». Если первое, тогда избыточным становится второй эпитет и возникает ассоциация со словом пена (мыльная или сливочная). Можно ли представить себе пену на ресницах?

В рекламных текстах часто создаются эпитеты, которые утрачивают связи с исходным предметом или не имеют их. Если в тексте «Новинка Clinique — помада интенсивного цвета High Impact Lim Color SPF 15»

прилагательное интенсивный можно рассмотреть как «проявляющийся с большой силой», т.е. насыщенный, то в сочетании роскошный цвет прилагательное никак не соотносится с производным словом. Однако в конкретном тексте данное слово не призвано точно передавать признаки предмета, оно привлекает внимание, воздействует на чувства: Роскошный цвет и увлажнение до 8 часов на Ваших губах.

В основу рекламы женской косметики положено желание женщины нравиться мужчине. Поэтому здесь присутствуют эпитеты, связанные с кокетством, флиртом, влюбленностью, сексуальностью: нежный, яркий, страстный, загадочный взгляд, очаровательная улыбка, выразительные глаза, соблазнительные переливы, неотразимые глаза, желанные оттенки и т.п.

Тематическая классификация эпитетов в рекламе женской косметики может быть разделена на группы:

- обозначение чувств: чувствую себя неотразимой; будь нежной, волосы мягкие и послушные; мягкая формула; нежная забота, соблазнительные переливы; желанные оттенки; бархатистая кожа;

чувственный мир; соблазнительные сочные губы; пленяющие роковые тени;

- обозначение красоты: золотистая кожа; многогранное сияние волос;

блистательная красота, жемчужная красота, неотразимые глаза, шоколадная глазурь, великолепная сияющая кожа, эффектный цвет, роскошный цвет, искрящийся оттенок, жемчужная пудра, актуальный шоколадный тон, эффектный взгляд;

- обозначение чудес: магическая сила молодости, фантастические ароматы;

- обозначение избранности: изысканный, уникальная серия, идеальное сочетание,, эксклюзивная формула, культовые цвета, безупречная стойкость, абсолютное совершенство, идеальный тон и т.п.;

- обозначение ценности: драгоценный оттенок, ослепительный бриллиант, ценные масла, бриллиантовый блеск и т.п.

Составители рекламных текстов учитывают психологические особенности женской аудитории, поэтому эпитеты выбираются со значением чувственности, эмоциональности. Лексический материал представляет обобщенный портрет женщины, которая обращает особое внимание на свою внешность, красоту, хочет считать себя избранной.

Литература:

Стилистический энциклопедический словарь русского языка /Под 1.

ред. М.Н.Кожиной. – М.: Флинта: Наука, 2003 Москвин В.П. Выразительные средства современной русской 2.

речи. Тропы и фигуры. Терминологический словарь. – Изд. 3-е, испр. и доп. – Ростов н/Д: Феникс, 2007 Сердобинцева Е.Н. Структура и язык рекламных текстов: учеб.

3.

пособие / Е.Н.Сердобинцева. – М.: Флинта: Наука, 2010.

Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толковословообразовательный. – М.: Русский язык, 2000 Языковая личность Эльдара Рязанова (на материале поэзии)

–  –  –

В последнее время в лингвистике весьма актуальной стала проблема изучения языковой личности. Среди европейских ученых следует отметить труды В.Гумбольдта, И.А.Бодуэна де Куртене, Ф. де Соссюра, Э.Сепира, которые занимались рассмотрением социальной природы языка, соотношения языка и речи, языка индивида и коллектива. В отечественном языкознании этот термин впервые появился в трудах В.В.Виноградова. На современном этапе разработкой модели языковой личности занимаются такие ученые как Ю.Н. Караулов, Г.И. Богин, С.Г. Воркачев. Понятие «языковая личность» на современном этапе не является точно определенным, что связано со сложностью и многоуровневостью данной проблемы. В языковой личности соединяются философские, социологические и психологические взгляды на общественно значимую совокупность физических и духовных свойств человека.

Ю.Н.Караулов в книге «Русский язык и языковая личность»

представляет языковую личность как homo loquens, как «совокупность способностей и характеристик человека, обуславливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются степенью структурно-языковой сложности, глубиной и точностью отражения действительности, целевой направленностью»[1, 3-8]. Ученый приводит следующую трехуровневую структуру языковой личности, которая включает в себя:

вербально-семантический уровень, или лексикон личности;

лингво-когнитивный уровень, представленный тезаурусом личности, в котором запечатлен «образ мира», или система знаний о мире;

мотивационный уровень, или уровень деятельностнокоммуникативных потребностей[1, 238].

Цель нашего доклада – проанализировать лексикон конкретной личности, то есть набор слов и словосочетаний, которыми она пользуется в естественной вербальной коммуникации. Нас интересует не только вычленение слов и словосочетаний из контекста, но и умение индивидуума правильно использовать вербальные средства в соответствии с нормами социальной дифференциации и вариативности, функциональностилистической ценности.

В центре нашего внимания оказалась личность Э.А. Рязанова, известного российского кинорежиссера, сценариста и писателя, драматурга и телеведущего. Но мало кто знает, что он увлекается поэзией, и эта страсть выразилась в поэтические сборники: «У природы нет плохой погоды», «Не множу я число друзей», «Музыка жизни», «Уходящая натура», «Толстый и тонкая» (аналогия с рассказом А.П.Чехова), «Боткинская осень»

(аналогия с Болдинской осенью), «Стих-состояние души». Э.Рязанов вспоминает об этом так: « Потом изредка (очень редко!) меня посещало эдакое странное состояние души, в результате чего возникали небольшие стихотворения. Как правило, грустные. Даже горькие. Я объяснял это тем, что веселые, жизнерадостные силы я трачу в комедиях, а печаль тоже требует своего выражения, своего выхода»[3, 6].

Многие его стихи мы знаем наизусть как песни к фильмам «Служебный роман», «Вокзал для двоих», «Привет, дуралеи!», «Жестокий романс». О причинах увлечения поэзией Э.Рязанов писал: «Исповедальность – то, к чему властно тяготеет каждый вид искусства. В этом смысле поэзия наиболее интимна. В искренности, правдивости чувств, обнажении тайников души, умении заглянуть в человеческие глубины – наверное, суть поэзии…Если Читателю покажется, что книжка местами чересчур грустна, то пусть он вспомнить, что жизнерадостные и веселые свойства натуры я тратил на создание комедий…если же Читателю покажется, что книжка местами носит личный, интимный характер, то пусть он вспомнит, что гражданские взгляды были отданы мной кинематографу…»[3, 7] Известно, что «языковые единицы различных уровней, особенно лексические, способны обладать оттенками, выходящими за пределы основного семантического значения, к тому же эти единицы неравнозначны по своей стилистической природе»[2, 27]. Анализируя лексикон Э.А.

Рязанова, мы выделили следующие группы слов: стилистически нейтральные и стилистически окрашенные (разговорные слова, книжные слова, просторечия, бранные слова и т.д.).

В первую очередь стоит отметить преобладание в речи Э.Рязанова стилистически нейтральных средств, то есть языковых единиц, используемых в различных сферах и условиях общения, не привносящих в высказывание особого стилистического признака, т.е. слов общеупотребительных.

Среди стилистически нейтральных слов выделяется лексика конкретная и отвлеченная:

1)По кухне, где колдуешь ты, гуляет запах угощенья. Бутылки жаждут пустоты, закуски ждут уничтоженья!

2)Чтобы снес я, что трудно снести... Я прошу у тебя подношенья. Ты подай мне, зима, ты подай Тишину и печаль состраданья.В данную группу так же вошли слова небо, осень, дорога, зима, зонт, календарь; бескорыстье, благодать, боль, вина, душа, колдовство, отрешенность, прозренье, прощенье.

Владея литературным языком, Э.Рязанов вводит в свой лексикон не только общеупотребительные слова, но и слова ограниченной сферы употребления. Использование им лексики ограниченного употребления (просторечия, бранных и разговорных слов) передает некоторые психологические особенности личности автора – импульсивность, раздражительность, в некоторых случаях агрессивность. Э.Рязанов преследовал цель показать свой неповторимый стиль и манеру общения.

Достаточно часто он использует разговорную лексику.

1) Зряшной жизни я хочу попробовать, с пустяками быть накоротке.

2) Мот, кутила, листопад, ты - транжира, расточитель, разбазарил, что имел.

К этой группе слов относятся: безнадега, болтовня, дебош, забияка, завсегдатай, напраслина, отупелость, охнуть, прохиндеи, промотать.

Вводя просторечные слова, Э.Рязанов старался приблизить язык стихотворений как можно ближе к народному, разговорному. Именно поэтому он использует следующие слова : дрянцо, коняга, куролесить, маета, морда, мурыжить, потрафил(то есть угодил), трепач, холодрыга, шпарить.

И в районном ГАИ Александра Второго меня долго мурыжил 1) милиционер.

Земля не фразы требует, а плуга. Как ей осточертели трепачи!

2) Бранные слова представляют небольшую группу. Они передают эмоциональное состояние поэта: хам, хамский, послать к чертям, хочется послать, не надо мать поминать.

Издавая хамский посвист, скорый ветер отбыл в гости… 1) Если вы устали жить и страдать и вам хочется кого-то 2) послать —сохраните свою гордость и стать…И зазря не надо мать поминать.

Помимо всего вышесказанного в речи Э.Рязанова особое место занимает профессиональная лексика, то есть слова, относящиеся к кинематографу: кинопанорама, съемка, стиль, сценарий, телевизор, кинофильм, кино, режиссеры, экран, кинокартины, кадр. Чтоб подзаработать хоть немного, я в массовку как-то заскочил.

И застрял! Вот так кинематограф жизнь мою обжег и погубил.

Среди них авторский неологизм кинохолуи (На меня орали режиссеры, материли кинохолуи).

Таким образом, создав собственную картину мира, Э.Рязанов выступает как личность многосторонняя и многогранная с точки зрения употребления в лексиконе языковых средств разных уровней. Безусловно, можно говорить о личности мыслящей и свободно говорящей на родном языке.

Л.Филатов охарактеризовал поэзию Э.Рязанова так: «Стихи Рязанова долгое время существовали как бы на обочине главной магистрали его творчества-режиссуры. Поначалу он даже пытался подписывать их псевдонимами. Песни на стихи Э.Рязанова теперь знает вся страна. И в этих стихах он тоже выражен сполна: и мягкий, и добрый, и ранимый, и простодушный, и философичный...»[3, 345]

Литература:

1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 6-е. – М,:

Издательство ЛКИ, 2007.-264 с.

2. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. Учеб.пособие для студентов фак. рус.яз. и литературы пед. ин-тов. М., «Просвещение», 1977. с.

3. Рязанов Э.А. Любовь - весенняя страна.- М.: Эксмо, 2013.-352 с.

–  –  –

Система колоративов – особый пласт лексики художественного произведения, которая может служить ключом к раскрытию особенностей авторского миропонимания и, как следствие, стиля писателя. Произведения русской классики предоставляют достаточный материал для исследования данной системы. Наш научный интерес сосредоточен вокруг лексики цвета в прозе М.Ю. Лермонтова, в частности первого его прозаического опыта – романа «Вадим» (1834). Он является точкой пересечения двух литературных направлений, в русле которых работал писатель, – романтизма и реализма. В связи с этим произведение имеет ряд особенностей, так как запечатлело переход автора в другую систему миропонимания.

Одной из ярких особенностей романа является система способов передачи цвета. Всего в тексте произведения использовано около 200 цветообозначений, употреблённых около 600 раз.

Они передают цвет несколькими способами, которые делятся на две крупные категории:

традиционные и специфические. К первой группе относятся те, что зафиксированы в языке как цветовые обозначения (багровый, багряный, белый, красный, серый, седой, чёрный и др.). Вторую группу образуют лексемы, которые можно отнести к системе колоративов по ассоциативному признаку. Она вызывает спорные вопросы, которые разрешаются путём обращения к толкованию их лексического значения, зафиксированного в лингвистических словарях, а также с учётом контекста. Среди колоративов этой группы можно назвать следующие (болото, брачное покрывало, вино, грязь, день, луч, месяц, ночь, тина и др.).

Второй принцип, по которому можно классифицировать способы передачи цвета в романе «Вадим», – частеречная принадлежность. Для лексической системы данного произведения характерным является использование имён прилагательных (70 ЦО), имён существительных (50 ЦО), глаголов (34 ЦО), наречий (4 ЦО). Особую группу составляют колоративы, выраженные причастными (22 ЦО) и деепричастными (4 ЦО) формами, так как они иллюстрируют переходные процессы (изменение состояния природы, изменения в портретных характеристиках героев как показателях изменений их внутреннего состояния).

Кроме того, выделяется принцип передачи цвета по способу её осуществления: описание, использование модификаторов, входящих в состав самих лексем, употребление уточняющих слов и оборотов, сравнений, а также употребление лексики цвета в ряду изобразительно-выразительных средств.

Особого внимания заслуживает способ передачи цвета через сравнение.

Он представлен наиболее богато после традиционного и (в данном тексте) самым распространённым. В романе этот способ использован около 60 раз.

Сравнение (лат. comparatiо) как термин поэтики выражается в сочетании слов, где «один предмет уподобляется другому» [3, 236]. «Сравнение часто рассматривается как особая синтаксическая форма выражения метафоры, когда последняя соединяется с выражаемым ею предметом посредством грамматической связки «как», «будто», «словно», «точно» и т.п., причём в русском языке эти союзы могут быть опущены, а подлежащее сравнению выражено творительным падежом» [4, 135]. Однако это определение не исчерпывает всей природы сравнения. Подтверждением тому являются компаративные сочетания в тексте романа «Вадим».

Конструкции с компаративной семантикой изучались в отечественной и зарубежной лингвистике. Н.Д. Арутюнова пишет, что «для сравнения характерна свобода в сочетаемости с предикатами разных значений, указывающими на те действия, состояния и аспекты объекта, которые стимулировали уподобление» [1, 353]: «два мягкие шара, белые и хладные, как снег»; «можно различить небольшой родник, но чрезвычайно быстро катящийся, покрывающийся по временам пеною, которая белее пуха лебяжьего останавливается клубами у берегов»; «широкий лоб его был жёлт, как лоб ученого, мрачен, как облако, покрывающее солнце в день бури»;

Данная конструкция богато представлена в романе. Большой пласт составляют компаративы, которые выражены сравнительным оборотом с союзами «как», «словно», «будто», «подобно»: «…его [Палицына] седая голова, неподвижная, сухая, подобная белому камню, остановила на мне пронзительный взор, где горела последняя искра жизни и ненависти...» [2, 8]; «зарница, как алмаз, отделялась на синем своде» [2, 43]; «тот вечер неизгладимо остался в его памяти, со всеми своими красками земными и небесными, как пестрый мотылек, утонувший в янтаре» [2, 48];

«Позолоченный оклад, искусно выделанный, сиял как жар» [2, 52]; «и холмы начинали озаряться сквозь белый туман, как иногда озаряется лицо невесты сквозь брачное покрывало» [2, 86]; «это были слезы... одна из них не удержалась на густой реснице, блеснула, как алмаз, и упала» [2, 53]).

Сравнение может быть выражено формой творительного падежа. В романе представлено всего несколько фрагментов с подобной конструкцией.

Яркий пример такого образования встречается в портрете главного героя:

«его глаза заблистали мрачным пламенем» [2, 102]. В данном случае колоратив выражен глаголом. То, что блеск глаз сравнивается с пламенем, говорит о стремлении автора усилить эмоциональный эффект и сосредоточить внимание автора на том мистическом свете, который исходит от Вадима. Рассмотрим другой пример: «Тут ковш ещё раз пропутешествовал по рукам и сухой вернулся к своему источнику!.. умы заклокотали сильнее, и лица разгорелись кровавым заревом» [2, 101]. В данном случае речь идёт о сравнении того, как краснеют лица бунтующих, с тем, как красными красками озаряется вечернее небо перед грозой (летом) или в сильный мороз (зимой). Таким образом, изменение состояния персонажей сравнивается с природными явлениями, предвещающими серьезные изменения. Это своеобразный прогноз природной катастрофы. Сравнение передаётся через форму творительного падежа, с помощью которой автор в сжатом виде обрисовывает картину. Кроме того, Лермонтов подчёркивает психологический подтекст. Подобная конструкция работает на реализацию поставленной автором задачи.

В романе встречаются компаративные конструкции с опущенным союзом как. Это так называемые обороты, построенные на метафоре. В них подразумевается употребление союза. Метафора является свёрнутым сравнением, где, в отличие от собственно сравнительной конструкции, слова «как», «словно», «как будто» и т.д. отсутствуют, но они предполагаются.

Н.Д. Арутюнова пишет, что «отсутствие этой компаративной связки часто считается основным приёмом создания метафоры» [1, 353]. В данном случае объект сравнения входит в состав сказуемого. Рассмотрим фрагмент: «Этот взор был остановившаяся молния» [2, 9]. Лексема молния не относится к общепринятым колоративам, однако мы можем говорить о передаче цвета с её помощью, так как речь идёт о том, каким светом озаряются глаза героя, находящегося в возбуждённом состоянии. Скрытое сравнение блеска глаз с молнией даёт представление о психологическом состоянии героя.

«Когда она поднимала большие глаза свои, то иногда две искры света отделялись в темноте; это лицо было одно из тех, какие мы видим во сне редко, а наяву почти никогда» [2, 11]. В данном фрагменте Лермонтов также не использует сравнительный оборот в классическом виде, однако читатель обращает внимание на созданный образ, представляя горящие глаза. Такое скрытое сравнение передаёт душевное состояние героини и является подтверждением идеи о том, что глаза – зеркало души, так как они отражают её состояние.

В романа «Вадим» М.Ю. Лермонтов использует метафорические эпитеты-цветообозначения: « … родник, … покрывающийся по временам пеною, которая … исчезает в камнях и рассыпается об них радужными брызгами». Радужные брызги – «сверкающие, переливающиеся всеми цветами радуги, как радуга». С помощью одной колоративной детали создаётся богатый художественный образ. Другим примером метафорического эпитета является следующий: «Можно было тотчас заметить, что с давних пор ни одна алмазная слеза не прокатилась под этими атласными веками» [2, 81]. В данном случае речь о слезе, прозрачной, как алмаз, и о веках, гладких и блестящих, как атлас.

Таким образом, сравнение является эффективным и довольно распространённым способом передачи цвета в романе Лермонтова «Вадим».

Писатель использует такой приём передачи цвета для наиболее полного раскрытия центральной идеи и создания яркой образной системы произведения.

Литература:

Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – 2-е изд., испр. – М.:

1.

Языки русской культуры, 1999. – I – XV, 896с.

Лермонтов М.Ю. Вадим // Лермонтов М.Ю. Собрание 2.

сочинений в 4 т. – Т. 4. Проза. Письма. – Л.,1981. – С. 7–109.

Сравнение // Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Институт 3.

лингвистических исследований. – 4-е изд., стер. – М.: Рус. яз.;

Полиграфресурсы, 1999. – Т. 4. С–Я. – С. 236.

Туровский В.В. «Как, похож, напоминать, творительный 4.

сравнения: толкование для группы квазисинонимов» // Референция и проблемы текстообразования. – М., 1988. – С. 130 – 145.

Паравербальные средства коммуникации как компонент названия

–  –  –

Паравербальные средства (интонация, мимика, жестика и т.п.) традиционно рассматривались лингвистической наукой как неязыковые компоненты коммуникации, несущие дополнительную информацию к устному речевому сообщению.

В связи с тем, что, во-первых, значение письменной формы коммуникации, обусловленное процессами глобализации, развитием Интернета и социальных сетей, возрастает в современном мире, во-вторых – борьба за рынок товаров и услуг диктует необходимость поиска новых форм привлечения потребителей, возникла острая необходимость передачи дополнительной информации и в письменной речи. Именно поэтому сегодня мы можем констатировать появление и активное функционирование в письменной коммуникации целого ряда средств и способов передачи дополнительной информации оценочного характера – паравербальных графических средств, компонентов неязыкового характера, заменяющих и сопровождающих буквенные обозначения.

Предметом исследования послужили паравербальные графические средства, используемые в названиях. Материалом исследования послужили языковые единицы – лексические номинации, содержащие инфографику паравербальные графические средства коммуникации.

Целью работы – определение особенностей современных паравербальных графических средств в современных названиях – предполагала реализацию следующих задач: 1) выяснить причины и цели внедрения и распространения явления; 2) классифицировать типичные способы замены языковых средств неязыковыми; 3) выяснить, какие буквы, слоги и слова чаще всего подвергаются таким модификациям.

В ходе работы были использованы такие методы, как сбор информации, изучение источников (рекламных объявлений, вывесок, проспектов, буклетов, эмблем), сопоставление фактов (сравнение рекламы различной продукции), анализ, изучение мнений и взглядов на рассматриваемую тенденцию.

Анализ примеров использования паравербальных графических средств в названиях позволил сделать выводы о способах их внедрения и продиктовал необходимость рассмотреть данное явление в разных аспектах.

Структурный аспект предполагает рассмотрение особенностей внедрения паравербальных средств в структуру названия: замену буквы, слога, слова, т.е. тех графических единиц, которые максимально по форме напоминают те или иные явления действительности.

Как показало исследование, замена буквы «О» является наиболее распространенным способом структурной замены. Данный факт объясняется простотой модификации буквы «О» и тем, что в психологии круг несет ряд положительных коннотаций, связанных с комфортом, единством личного и общего, гармонией с окружающим миром [1]. Прием используется в названиях компаний различных сфер бизнеса, при этом осуществляется замена данной буквы на картинку, отражающую суть деятельности компании, либо на ее эмблему (апельсин в названии кафе «Orange»; солнце в названии соляриев («Солярис», «Загорай», «Солнце»); компании «Добрые окна» и туристического агентства «Курорт CLUB». Последнее интересно еще и тем, что слова в названии написаны при помощи разных алфавитов.

Первое – кириллицей, второе – латиницей; глобус в названии сети магазинов одежды «Ценопад»).

Широкое распространение и успешное использование замены буквы «О» привело к распространению явления и на другие компоненты русского алфавита. Заменам подвергаются и другие буквы русского алфавита: «А» и «Д» в названии мебельной компании «Цвет диванов»; «Б» и «Л» в названии парикмахерской «Бьюлин» и «Л» в парикмахерской «Юлия» (по сфере деятельности); «В» в названии ресторана «Ваниль» (буква заменена на латинский вариант «V», что не является способом создания визуального либо ассоциативного ряда, а лишь «засоряет» русскую речь и в некоторой степени усложняет понимание).

Типичные замены слогов сконцентрированы вокруг слогов «про» (на латинский вариант: «Pro жизнь» - ток-шоу на телеканале ТВ Центр, «Pro чипсы») и «сто» (на цифровой: «ПРО100» - пластиковые карты Сбербанка России; «Чи100» – компания по производству чистящих средств; «Про100 бар» – развлекательный центр в Москве). Данный способ находится на периферии изучаемого нами явления. Кроме того, данные слоги лежат в основе приемов замены слова и совмещения замен («Pro100» - компьютерная программа для создания интерьеров и проектировки мебели). Намеренная концентрация внимания аудитории на слоге «про» за счет использования приема замены несет психологический контекст зомбирования, направления мысли потребителя на то, что процесс либо прост сам по себе, либо значительно упрощает жизнь. Использование такого приема в рекламной номинации банковских карт и кредитных систем является опасным и неуместным, поскольку изначально несет оттенок обмана – денежные операции намеренно упрощаются, что привлечет клиентов, однако они могут быть серьезно разочарованы, когда очнутся от рекламного «зомбирования»

простотой.

По способу осуществления:

1) замена - буквенный способ (из других графических систем:

«ProСТО» – станции техобслуживания автомобилей), небуквенные способы:

цифры (рок-группа «In2ition»), изображения (ребенок в названии магазина детских товаров «Я родился»);

2) вписывание (эмблема в названии продукции компании «Молком»);

3) совмещение («Pro100» - компьютерная программа для создания интерьеров).

Следует отметить, что все рассматриваемые паравербальные средства тесно связаны между собой, а так же перекликаются с психолингвистическими аспектами влияния на потенциальных покупателей, можно говорить об экстралингвистической манипуляции аудиторией за счет давления на положительные ассоциации, аналогии, стереотипы, предрассудки.

Немаловажным фактором является и то, что различные способы замен используются в рекламных номинациях почти всех сфер торговли, что влечет за собой классификацию замен с точки зрения наиболее распространенных изображаемых картинок и символов. Среди них продукты питания (блины в названии кафе быстрого питания «То блин, то пирог»), изображения людей и животных (зоомагазин «Кот и пес»), Солнце (в названии соляриев («Солярис», «Загорай», «Солнце»), компании «Добрые окна» и туристического агентства «Курорт CLUB»), предметы государственной атрибутики (сердцевина японского флага в названиях компаний по продаже суши, запчастей для японских автомобилей: «Япоша», «Японка»), инструменты обслуживания (ножницы в названии парикмахерской «Юлия»).

Как правило, в основе приема лежит закрепленная ассоциация со сферой предоставления той или иной услуги или использования товара.

Элементы государственной символики также отражают закрепленный в социальных и экономических предрассудках процент надежности товара.

С точки зрения эффективности данная реклама соответствует требованиям заказчика, поскольку при минимуме затраченных ресурсов (на вывеске или баннере изображено только название) она дает максимум информации за счет использования приемов визуализации (картинка сразу вписана в название), аналогии (способствует лучшему запоминанию бренда), ассоциации (вызывает эмоционально-чувственную оценку, основанную на прежнем опыте и четко закрепленных в мозге человека положительных ассоциаций по отношению к тому или другому изображенному предмету, которые переносятся на рекламируемый товар). Однако по причине большой распространённости данных методов номинации товаров и услуг взгляд потенциального потребителя уже не всегда «цепляется» за трансформируемые названия.

Кроме того, не следует забывать об опасности чрезмерного употребления подобных замен, поскольку это может привести к развитию тенденции разрушения русского языка и русского алфавита.

Непосредственное внедрение чужих символов в исконные слова грозит обернуться порчей грамматики, разрушением русского слова как такового – его внешней и внутренней формы. К сожалению, в кириллические устоявшиеся графемы систематически внедряются латинские и иные графические символы, то это ведет не к обогащению языка, а к нарушению его функционирования, к размыванию веками устанавливавшихся норм [3].

Таким образом, замена языковых средств неязыковыми в современной русской рекламе и номинации связана, в первую очередь, с попыткой привлечь внимание покупателя, скрыто (манипулятивно) повлиять на его выбор. Широкое распространение данного явления позволяет не только составить перечень типичных средств паравербалики и способов её использования, но и увидеть проблемы, которые возникают в том случае, когда не учитывается их коммуникативный потенциал. Наблюдения над функционированием паравербальных средств в названиях приводят к выводу о необходимости их строгого отбора с учётом потенциальной эффективности, соблюдение норм этики, русской грамматики и ассоциативных связей.

Литература:

Википедия, свободная Интернет-энциклопедия.

1.

URL: http://ru.wikipedia.org Из рук в руки. – 2010-2013.

2.

Казначеев С.М. До свидания, алфавит? // Литературная газета. – 3.

2008.

Индивидуально-авторский стиль очерков Татьяны Тэсс

–  –  –

Процесс становления журналиста сопровождается формированием индивидуально-авторского стиля, который становится отличительной особенностью автора материалов. Изучение теории вопроса (работы Н. С.

Валгиной [1], М. Н. Ким [2], А. А. Тертычного [3] и других учёных) позволило сделать вывод, что публицистический образ автора проявляется в особой манере письма, в методах подачи информации, в особенностях авторского мировосприятия, наконец, в выбираемой журналистом роли.

Поэтому основными критериями индивидуально-авторского стиля являются фоновые знания, которыми оперирует автор, степень выраженности авторской оценки, образ автора, образы-символы в тексте, оригинальность художественного слова, сюжетно-композиционное построение журналистского произведения. В очерках Татьяны Тэсс [4] наблюдаем синтез разных методов описания социальных условий, литературных форм, исследовательских подходов к изучению человека.

Владение большим количеством фоновых знаний (жизнь общества, тенденции культуры) позволяет Татьяне Тэсс делать материалы насыщенными, многогранными. Авторскую позицию раскрывают следующие средства: автор –герой повествования, подача оценок от первого лица, использование вводных конструкций, обозначение авторской мировоззренческой позиции, нравственных представлений. Татьяна Тэсс пользуется приёмом сопоставления, она сравнивает собственные ощущения и мнение героя: Для меня эти люди принадлежали прошлому, казались сошедшими со страниц истории искусств. Для Щепкиной-Куперник это были живые страницы её собственной жизни. Как же вы выдерживали такое напряжение? («Тверской бульвар, 11»).

Образ автора в текстах Татьяны Тэсс размышляющий. Журналист настраивает читателя на быстрое усвоение информации, автор воспринимается как человек, стремящийся словом достичь самых глубин души читателя. Излюбленный приём публициста – деталь, из синтаксических приёмов – ряды однородных членов предложения. Понятна позиция автора по отношению к другим персонажам, описываются собственные чувства и эмоции наряду с состоянием героев.

Т. Тэсс использует яркие средства художественной выразительности:

эпитеты (пустынный морской берег), авторские сравнения (По велению нашей памяти встают, не померкнув, прошедшие годы: выстраиваются, подобно приведённому в готовность войску), метафоры (не дав раздышаться, созреть, наполнить душу), олицетворение (Квартира пленяла непринужденным, вольным своеобразием, озорством, особой многослойной атмосферой, как бы озарённой изнутри светом удивительной личности её владельца), анафору (Сколько раз я проезжала в поезде мимо Малаховки, сколько раз бродила по её пыльным, пахнущим сосной тропинкам, мимо зеленых палисадников, за которыми теснились деревянные дачи, слышались удары волейбольного мяча, говор, смех ребёнка, музыка, несущаяся из запущенных на полную мощность транзисторных приемников. Но где находится Малаховский театр, я не знала, и историю его, к стыду своему, представляла довольно смутно); умолчание (Всё было удивительным в этом лице «без маски» - мягкость, задумчивость, изящество…; До конца войны было ох как далеко…).

Использование однородных членов предложения позволяет показать мир вокруг героя материала в полном объёме, даёт возможность воспринять разные стороны окружающей действительности: Она испытывает жалость ко всему живому и беззащитному, что существует в окружающей природе:

жалеет птиц, жуков, городских голубей, бездомных собак, брошенных кошек, лесных белок, оставшихся без корма, - словом всех, кому, по её мнению, она могла бы помочь («Вы тоже её знаете»). Наглядность пейзажа (Весёлая, свежая, с затейливыми башенками, дача так приветливо светлела между густым малахитом листвы, что казалась мирным островком, защищённым от всех бед), художественные детали (Получив перевод, она, держа в руке пачку денег, вышла на улицу, - и вдруг сильный порыв ветра, подувшего с моря, вырвал деньги из её пальцев), портретные описания (Огромные, вопрошающие глаза, вглядывающиеся в мир, тот же подвижный высокий лоб, та же неожиданно застенчивая улыбка…) отличают очерки автора. Деньги, лёгкое отношение к ним у Фаины Раневской – главная детальная характеристика, на которую автор обращает внимание, говоря об актрисе. Эта деталь сквозит и через описание псевдонима Раневской. Главная же необходимость и потребность, усваиваем мы вслед за словами Татьяны Тэсс, – неустанный труд души. Тексты Татьяны Тэсс полны афоризмов: Гдето я прочла, что композитор Густав Малер на вопрос, как он пишет музыку, ответил, что музыка возникает примерно так же, как делается труба:

берут дыру и обвивают ее певучей, звенящей медью… Сюжетно-композиционное построение обусловлено замыслом. У Т.

Тэсс преобладает эссеистская, свободная форма изложения, основанная на сложных ассоциативных связях и образных обобщениях. Эта форма позволяет журналистке обращаться к событиям, которые связаны с происходящим в стране. Например, в очерке «Встречи с Эйзенштейном»

Тэсс пишет о том, как вместе с Фаиной Раневской встретила войну.

Таким образом, стиль Татьяны Тэсс является индивидуальноавторским. Повествование ведётся с учётом позиции героя, человека, непосредственно участвовавшего в каких-либо событиях или лично столкнувшегося с определённой проблемой. Материалы журналиста затрагивают социально важные вопросы, отражают значимые общественные явления.

Литература:

1. Валгина Н.С. Теория текста. URL:

http://evartist.narod.ru/text14/01.htm

2. Ким М. Н. Технология создания журналистского произведения. URL:

http://www.evartist.narod.ru/text/71.htm

3. Тертычный А. А. Жанры периодической печати. URL:

http://evartist.narod.ru/text2/01.htm

4. Тэсс Т. Н. Друзья моей души. – М.: Известия, 1985. – 272 с.

–  –  –

Москва, Пенза, Нижний Новгород. Названия этих городов известны всем. Но это только малая часть существующих топонимов. Свои имена имеют и очень мелкие объекты: леса, луга, поля, болота, холмы и ямы, овраги, части сёл и деревень. Такие названия, как правило, не зафиксированы в географических справочниках и редко встречаются в письменных документах, их хорошо знают лишь местные жители. В каждом селе можно записать, обычно, десятки таких названий. Все названия имеют свой смысл.

Топонимы важны еще и потому, что они могут рассказать нам много интересного о жизни наших предков. Я задался вопросом: «А что стоит за названием села Оленевка и её окрестностей, т.е. топонимами, ставшими для меня родными в связи переездом на жительство в это село?

Цель исследовательской работы:

Собрать и изучить топонимы окрестностей села Оленевка, историю их происхождения и значение.

Задачи:

1. Изучить теоретические основы науки топонимики.

2. Изучить историю села, используя архивные, исторические и иные источники информации.

3. Систематизировать топонимы в виде «Краткого топонимического словаря села Оленевка».

4. Провести социологический опрос среди учащихся по выявлению знаний по данной теме.

Топонимика (от греч. (topos) — место. (noma) — имя) — наука, изучающая географические названия, их происхождение, развитие, написание и произношение.

Топонимика является интегральной научной дисциплиной, которая находится на стыке трёх областей знаний: географии, краеведения и лингвистики.

Названия многих объектов, возникших давно, потеряли своё значение в жизни людей, современному человеку в его технический век они не нужны.

Они уходят. Их помнят только пожилые люди, и, возможно, через десять двадцать лет этот бесценный материал будет безвозвратно утерян, если его вовремя не зафиксировать. Чтобы этого не случилось, их надо записать и оставить нашим детям и внукам. Это могут делать не только специалисты.

Вот я решил под руководством учителя Кузнецова Владимира Ивановича это сделать.

Использовался метод опроса, были приготовлены опросные листы.

Обратились к 10 старожилам села в возрасте от 60 до 80 лет с просьбой вспомнить названия местностей села и их происхождение. Люди охотно рассказывали значения местных названий.

Было собрано более пятидесяти (55) топонима. В Интернете нашел литературу по теме, проанализировал собранный материал, провёл классификацию по способам словообразования топонимов.

Топонимы нашего села в основном образованы по следующим принципам:

По типу растительности – например: Дубки - часть леса.

По признакам местности – например: холм Лысая Гора.

По названиям животных и птиц – Лебединое озеро, Змеиная поляна.

По именам, фамилиям или прозвищам - деревня Никольевкаосновательдеревни Николай, Николка Карпов; Село Оленевка – по имениоснователя Ивана Борисовича Оленина.

ул. Селивановская,Селивановка-улица в нижней части села Оленевка.Получила своё название от фамилии помещиков Селивановых.

Классификация топонимов селаОленевка по их происхождению:

1)Этнические: по названиям народов /таких у нас нет/

2)Ландшафтные: отображены особенности, признаки окружающего рельефа, водных бассейнов, характер растительности. (Шихан, Малинник, Каменное поле, Гора, Дубки, Ближний угол, Большая поляна).

3) Мемориальные: обычай называть именами основателей, первых поселенцев, владельцев земельных участков, домов восходит к глубокой старине. Таких больше. (Селивановка, Барский сад, Дектярёвка, Антоново,Ермошкин пруд, Егоров колодец).

4) Социально - исторические: названия связаны с характером производства, деятельности (Пилорама, Питомник, Старая кузнеца).

Способы словообразования топонимических названий села Оленевка:

1.Большинство топонимов представляют собой словосочетания со связью согласование: Барский сад, Большая поляна, Святой родник, Ермошкин пруд и другие.

2. Суффиксальный: Дворики, Малинник, Овражки, Торфяник и другие.

3. Сложение:Маслозаводской, Пилорама.

4. Аббревиатура: МТС.

В ходе изучения данной темы меня также заинтересовал вопрос, а что знают ученики нашей школы о топонимике вообще и о местных топонимах в частности.

Я решил провести социологический опрос.

Мною были предложены 5 вопросов:

1. Знаете ли вы, что означает топонимика, топонимы?

2. Знаете ли вы, что означает название нашего села – Оленевка?

3. Знаете ли вы название улицы, на которой вы живете и что это название означает?

4. Знаете ли вы названия рек, оврагов, которые находятся на территории нашего села и почему они так названы?

5. Нужно ли знать топонимы (т.е. названия улиц, озер, рек, деревень и т.д.) своего родного края и почему?

Мною было опрошено 50 человек, учащихся 5-11 классов. В результате выяснилось, что многим ученикам не знакомы такие понятия, как топонимика и топонимы.

Часть местных географических названий они знают, НО их значение, смысл - большинство опрошенных объяснить не могут.

Все учащиеся считают необходимым знать названия объектов своей местности.

Причины, которые наиболее часто встречались в ответах:

-Чтобы лучше знать свой край, свою малую родину;

-Чтобы не заблудиться;

-Чтобы быть образованным;

-Это интересно.

В своей работе я рассмотрел различные вопросы: о происхождении и словообразовании топонимов нашей территории, территории села Оленевка.

Не все топонимы удалось перевести и объяснить их значение, т.к.

старожилы села уже не помнят происхождения некоторых названий местности села.

Цель работы достигнута – составлен Словарь топонимов села Оленевка и его окрестностей. Конечно, на абсолютную полноту он не претендует.

В будущем я продолжу работу по изучению топонимов родного края, в планах создание Топонимического словаря сёл Пензенского района.

Литература:

1.Гошуляк В.В. История Пензенского края. Книги I и II. – Пенза, 1995, 1996.

2.Данилина Е.Ф. Из наблюдений над гидронимией Пензенской области.

/ Топонимика Центральной России. – М., 1974.

3.Полубояров М.С. Пензенскаягидронимия и некоторые этнические вопросы древнейшей истории Верхнего Посурья и Примокшанья. Доклад на II Всесоюзной конференции по историческому краеведению. / Историческое краеведение. – М., 1993, с.14–23.

4. Районная газета «Сурские просторы», статья Кузнецова В.И. « По страницам истории села Оленевка», сентябрь, 2008 г.

5. Рассказы, воспоминания жителей села Оленевка:

Абрамова Валентина Валентиновна, 1950 г.р.

Агнеин Егор Алексеевич (1917- 2012г.г.) Васильев Валентин Григорьевич (1923- 2012г.г.) Дровешина Валентина Александровна, 1952 г.р.

Карпяткина Ульяна Ивановна, 1937 г.р.

Казикин Валентин Павлович, 1936 г.р.

Кузнецов Борис Иванович, 1948 г.р.

Марьина Нина Григорьевна, 1930 г.р.

Редькина Валентина Николаевна, 1930 г.р.

Червяков Николай Петрович, 1938 г.р.

–  –  –

В своем творчестве М. Ю. Лермонтов и С. А. Есенин часто обращались к музыкальным образам. Оба поэта любили и тонко чувствовали музыку, считая, что иной раз она может точнее и глубже, чем слово, выразить самые сокровенные переживания. Так, например, Лермонтов писал в стихотворении «Не верь себе» (1837) о невозможности «стихом размеренным и словом ледяным» передать значение «простых и сладких звуков» [2, Т.1, 411]. На такое трепетное отношение к музыке повлияли детские впечатления поэтов.

Лермонтов вспоминал: «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал; ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать» [2, Т. 4,352].

Поэт отразил эти детские впечатления в своем стихотворении "Казачья колыбельная песня" (1838): "Спи, младенец мой прекрасный, / Баюшки - баю / Тихо смотрит месяц ясный / В колыбель твою" [2, Т.1,404].

Образ поющей матери был дорог и Сергею Есенину.

Об этом он проникновенно рассказал в стихотворении, посвященном сестре Шуре, написанном в 1925 году:

Ты запой мне ту песню, что прежде Напевала нам старая мать.

Не жалея о сгибшей надежде, Я сумею тебе подпевать [1, Т. 1, 245] Любовь к народной песне пробудилась у Лермонтова в Тарханах, а у Есенина - в Константиново. В стихотворении «Русская мелодия» (1829) юный Михаил Лермонтов изобразил народного «певца», который играет на балалайке, под ее звучание «слышится начало песни» [2,Т.1,32]. Есенин в автобиографии вспоминал о том, как в родном Константиново в детстве услышал русские народные песни в исполнении деда: «Дедушка пел мне песни старые, такие тягучие, заунывные» [1, Т. 7, 14]. Фольклорные мотивы являются определяющими для многих произведений Лермонтова и Есенина, связанных со славянской мифологией. Например, Лермонтов в стихотворении "Тростник"(1832) обращается к известному народному сюжету. Девушка, убитая злодеем, превращается в тростник, из которого рыбак сделал дудочку, которая сама запела: «Сухой тростник он срезал/ И скважины проткнул;/ Один конец зажал он / В другой конец подул./ И будто оживленный,/ Тростник заговорил...» [2,Т. 1,349].

В "Лермонтовской энциклопедии" отмечается, что поэта "с его склонностью к одухотворению природной жизни, несомненно, привлекала мифологическая окраска этого архаичного сюжетного мотива, основанного на метаморфозе: душа убитого переселяется в выросшее из его тела растение" [3, 512]. В данном случае дудочка из тростника является многозначным музыкальным образом, метафорой, означающей связь через музыку потустороннего и реального мира. Лермонтов переосмысливает народный сюжет, романтизируя его, делая убийцей не злую мачеху, а ее сына.

Сергей Есенин в трактате "Ключи Марии"(1918) дает традиционную трактовку данного мифологического сюжета, в котором девушку губит злая мачеха. Поэт вспоминает известную легенду о том, как пастух срезал на могиле тростинку, а она сама поведала ему тайну: "Играй, играй, пастушок.

Вылей звуками мою злую грусть. Не простую дудочку ты в руках держишь.

Я когда-то была девицей. Погубили девицу сёстры..."[1, Т. 5, 190]. В тростинке, которая стала пастушеской дудкой, заключено, по убеждению Есенина, мистическое начало: «Здесь в одном образе тростинки слито три прозрения. Узлом слияния потустороннего мира с миром видимым является скрытая вера в переселение души...» [1, Т. 5, 190]. Таким образом, Есенин в отличие от Лермонтова, вкладывает иной смысл в образ дудочки. Она у него становится символом поэтического искусства, а пастух - поэтом. Обращаясь к фольклорным мотивам, Лермонтов и Есенин используют многозначный образ народного духового инструмента, при этом каждый трактует его посвоему. Так музыкальные образы становятся отражением их поэтического мировоззрения.

М. Ю. Лермонтов и С. А. Есенин были музыкальными натурами и часто черпали вдохновение в звучании того или иного музыкального инструмента, отражая затем свои впечатления в поэтическом творчестве. Их объединял интерес к русской семиструнной гитаре и к музыкантам, игравшим на ней. Лермонтову довелось слышать вдохновенную игру гитариста-виртуоза М. Т. Высотского, который стоял у истоков школы русской семиструнной гитары. Находясь под впечатлением от игры известного гитариста, М. Ю.

Лермонтов в стихотворении "Звуки" (1830—31) писал:

Что за звуки! неподвижен внемлю Сладким звукам я;

Забываю вечность, небо, землю, Самого себя.

Всемогущий! что за звуки! Жадно Сердце ловит их...[2, Т. 1,261).

В творчестве Есенина звучание гитары играет важную роль в кабацкий период, отражая сложные переживания его лирического героя. При первой публикации стихотворения «Пой же, пой. На проклятой гитаре»

(1923) он посвятил его поэту-имажинисту Александру Кусикову, который был автором текстов известных романсов "Обидно, досадно" и "Слышен звон бубенцов издалека". По воспоминаниям современников, Кусиков с гитарой сопровождал Есенина в Берлине. К своему другу - имажинисту, играющему на гитаре, обращается поэт с исповедальным признанием:

Пой же, пой. На проклятой гитаре Пальцы пляшут твои в полукруг.

Захлебнуться бы в этом угаре, Мой последний, единственный друг [1, Т.1,173].

Так в стихотворении из цикла «Москва кабацкая» рождается музыкальный образ "проклятой гитары", под аккомпанемент которой разворачивается драматичный сюжет взаимоотношений лирического героя и его любимой. Пафос поэзии Есенина в эти годы меняется, приобретая трагический характер. Это соотносится с надрывным звучанием гитары в руках «единственного друга». У Лермонтова игра на гитаре своими "сладкими звуками" погружает поэта в счастливое забвение, у Есенина, наоборот, кабацкая гитара бередит душевные раны его лирического героя.

М. Ю. Лермонтов и С. А. Есенин в своей поэзии изображали не только Родину, но и экзотические края, в которых им доводилось бывать. У них Кавказ ассоциировался с определенными музыкальными образами, связанными со звучанием зурны. Например, у Лермонтова в поэме «Демон»

при описании пира мы можем услышать ее звуки:

...Звучит зурна, и льются вины – Гудал сосватал дочь свою, На пир он созвал всю семью [2, Т.2, 377].

У Есенина музыкальный образ звучащей зурны также служит художественным средством, с помощью которого автор создает картину, открывшуюся ему на Кавказе: «И Грибоедов здесь зарыт, /Как наша дань персидской хмари, / В подножии большой горы /Он спит под плач зурны и тари» [2, Т. 2, 108]. Протяжный звук духового инструмента у Есенина символизирует Грузию, где было суждено упокоиться праху А. С.

Грибоедова.

Рассмотрев музыкальные образы в широком смысле этого понятия, и конкретные образы музыкальных инструментов, которые встречаются у Лермонтова и у Есенина, мы можем сделать вывод о том, что они играли очень важную роль в их творчестве. Поэтов сближала особая любовь к песне, которая зародилась еще в детстве. Лермонтов и Есенин опирались в своей поэзии на традиции славянской мифологии, создав образ поющей тростниковой дудочки. Одним из их любимых инструментов была гитара, звучание которой отвечало душевному настрою поэтов. В их произведениях, связанных с кавказской темой, музыкальный инструмент создавал особый национальный колорит. Отметив это сходство, в то же время мы не можем не признать и того, что пафос, который несут в себе их музыкальные образы, часто не совпадает. Это объясняется тем, что М. Ю. Лермонтов и С. А.

Есенин были поэтами с ярко выраженной творческой индивидуальностью.

Литература:

1. Есенин С.А. Пол. собр. соч.: В 7 т. М, 1995 — 1999. Т. 7. С. 14. Здесь и далее текст цитируется по этому изданию с указанием тома и страницы в скобках.

2. Лермонтов М.Ю. Собр. соч.: В 4 т. М., 1981. Т. 1. С. 411. Здесь и далее в тексте приводятся ссылки на это издание с указанием в скобках тома и страниц.

3. Лермонтовская энциклопедия. М., 1999. С. 512.

Элегические мотивы в стихотворении А. Б. Мариенгофа« Сергею Есенину» (К проблеме развития лермонтовских традиций)

–  –  –

В творческих исканиях поэтов-имажинистов можно отметить определенную эволюцию, связанную с отказом от крайностей модернистской поэтики и обращением к традициям русской классики. Особенно ярко это проявилось после смерти С. А. Есенина, ставшей «литературным фактом».

Свою версию ее причин выдвинул писатель Борис Лавренев. Он опубликовал 30 декабря 1925 года в вечернем выпуске «Красной газеты» гневную статью «Казненный дегенератами», в которой заклеймил имажинистское окружение Есенина. Б. А. Лавренев утверждал, что Сергей Есенин попал «в прочную мертвую петлю» имажинизма. Лавренев отступал от конкретных фактов, заявляя, что Есенин не был имажинистом, а «был объявлен вождем школы», а «на его славе, как на спасительном плоту, выплыли литературные шантажисты». Свой «нравственный долг» автор статьи видел в том, чтобы «назвать палачей и убийц – палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта»[2, 457-459]. В конце автор с помощью выразительных метафор закольцовывал основную мысль, заявленную в эпиграфе, для которого он взял строки М. Ю. Лермонтова из стихотворения «Смерть Поэта»: «И вы не смоете всей вашей черной кровью //Поэта праведную кровь!». Таким образом, пусть даже и в негативном контексте, Б. Лавренев включил поэтов– имажинистов в пушкинсколермонтовский контекст литературы. История рассудила по справедливости.

Имажинисты не были «дегенератами», не они погубили поэта. Для многих из них смерть собрата по перу стала настоящей трагедией. Убедиться в этом можно, внимательно прочитав стихотворение «Сергею Есенину», написанное 30 декабря 1925 года. Его автором был имажинист Анатолий Мариенгоф, в чей адрес и были брошены голословные обвинения Б. Лавренева. А.

Мариенгоф, потрясенный известием о самоубийстве близкого друга, с которым он был неразлучен с 1919 по 1921 годы, не скрывал своих чувств.

Взволнованная интонация его поэтического отклика на смерть товарища и особый трагический пафос оказались созвучны по духу лермонтовской элегии «Смерть Поэта». Мариенгоф соединяет и по-своему развивает лермонтовские и есенинские образы, связанные с мотивами увядания.

Отметим, что М. Ю. Лермонтов, обращаясь к убийцам Поэта, писал о смерти

Пушкина, как об угасании гения:

Что ж? веселитесь...- он мучений

Последних вынести не мог:

Угас, как светоч, дивный гений Увял торжественной венок [3, 372].

Элегический мотив увядания был одним из определяющих в лирике Есенина двадцатых годов.

Вспомним его элегию «Не жалею, не зову, не плачу» (1921) с ее характерным признанием лирического героя, который прощается с молодостью:

Увяданья золотом охваченный Я не буду больше молодым [1, 163].

В стихотворении «Сергею Есенину», созданном в духе элегии, Мариенгоф развивает мотив увядания, своеобразно перекликаясь и с Лермонтовым: « И, вдаль отодвигая сроки, // Казалось: // В увяданье, на покой // Когда-нибудь мы с сердцем легким// Уйдем с тобой» [5, 137].

Главной виновницей есенинской смерти Мариенгоф считает «лесть»: «Кто по шагам узнает лесть?//Ах, в ночь декабрьскую не она ли // Пришла к тебе// И, обещая утолить печали, //Веревку укрепила на трубе» [5, 137]. Автор элегии «Сергею Есенину», как Лермонтов, широко использует прием риторических вопросов. Обращаясь к ушедшему из жизни другу, он вопрошает: «Сергун чудесный! Клен мой златолистый! // Там червь, // Там гибель, // Тленье там.// Как мог поверить ты корыстным// Ее речам» [5, 137]. Здесь сходство двух элегий проявляется особенно ярко. М. Ю.Лермонтов, называя главных виновников смерти Поэта, с горечью задает риторические вопросы, которые являются особым художественным приемом: «Зачем он руку дал клеветникам ничтожным, // Зачем, поверил он словам и ласкам ложным, // Он, с юных лет постигнувший людей?.. [3, 373]. Финал лермонтовского стихотворения «Смерть Поэта» придает всему сказанному автором широкий обобщающий характер: «И вы не смоете всей вашей черной кровью // Поэта праведную кровь» [3, 374]. Глубоким обобщающим выводом заканчивается и элегия Мариенгофа.

В конце ее автор подчеркивает, что смерть Есенина становится не только личной трагедией для его близких друзей, «великого русскогонационального поэта» оплакивает вся Русь:

Что мать? Что милая? Что друг?

(Мне совестно ревмя реветь в стихах).

России плачущие руки Несут прославленный твой прах[5, 138].

Мариенгоф не называет конкретных виновников гибели Есенина, в отличие от Лермонтова, с потрясающей гражданской смелостью заклеймившего палачей «Свободы, Гения и Славы». По мысли Мариенгофа, причина смерти Есенина заключается в другом, она обретает философский характер. По его убеждению, Сергей Есенин поверил «темным снам» и пришел к выводу, что есть продолжение посмертного существования.

Именно в этом Мариенгоф увидел одну из побудительных причин самоубийства, придав тем самым своей элегии ярко выраженный экзистенциальный характер:

Потом:

Чтоб утвердить решенье, Тебе она сказала в смех, Что где-то будет продолженье Земных утех[5, 137].

Обращение к образу «дев» и скованной зимним морозом Невы перебрасывает своеобразный мостик к пушкинской и лермонтовской эпохе, соединяя ее с «поэтической эпохой» Есенина и Мариенгофа: «Но знают девы, // И друзья, //И стены// Поэтов ветрены слова, // И вот: // Ты холоднее, чем Нева, // Декабрьским окованная пленом» [5, 137].

Здесь особенно важен мотив смерти, который в элегии Лермонтова ассоциируется с безмолвием поэта:

Приют певца угрюм и тесен, И на устах его печать [3, 372].

В «Лермонтовской энциклопедии» подчеркивается, что Лермонтов развивал определенные традиции жанра элегии, создавая стихи на смерть А.

С. Пушкина. Он по-новаторски переосмыслял традицию, восходящую к «Умирающему Тассу» К. Н. Батюшкова. «Враг лермонтовского героя — не отвлеченно-романтическая «зависть», а нечто социально вполне конкретное — «свет завистливый и душный»; смерть поэта — не просто безвременная кончина, но гибель от руки «хладнокровного» убийцы. Традиции элегической формулы («чудные песни», «приют певца») «взрываются»

инвективой, теряют свою элегичность, созерцательность... » [4, 512].

Таким образом, мы можем отметить определенные черты сходства элегических мотивов, которые сближают стихотворение А. Мариенгофа «Сергею Есенину» и элегию М. Ю. Лермонтова «Смерть Поэта». Создавая стихи, посвященные памяти друга, Мариенгоф опирался на лермонтовские традиции, своеобразно развивая их. Именно поэтому в них мы можем отметить следы лермонтовского влияния. Неслучайным в связи с этим нам представляется то, что в 1951 году, к 110-летию со дня гибели М. Ю.

Лермонтова, А. Б. Мариенгоф создает пьесу «Рождение поэта», в которой отражена история создания лермонтовского стихотворения «Смерть Поэта».

–  –  –

СМИ – реальная сила, которая оказывает огромное влияние на сознание людей. Именно речью СМИ во многом создается современное общественное настроение, современная речевая культура и отношение к самой речи.Вот почему каждому журналисту, репортеру необходимо иметь высокий уровень речевой культуры.

Что же такое правильная речь? В это понятие включаются три признака: богатство, точность и выразительность. Показателями богатой речи являются большой объем активного словаря, разнообразие используемых морфологических форм и синтаксических конструкции.

«Точность речи – это выбор таких языковых средств, которые наилучшим образом выражают содержание высказывания, раскрывают его тему и основную мысль. Выразительность создается с помощью отбора языковых средств, в наибольшей мере соответствующих условиям и задачам общения»

[1, 54].

К сожалению, сегодня СМИ не всегда поддерживают те нормы речеупотребления, которые предлагает система образования. Отступление от нормы можно объяснить разными причинами: иногда в целях большей выразительности, яркости текста, иногда для развлечения публики, иногда для того, чтобы больше соответствовать вкусам и возможностям аудитории.

Рассмотрим наиболее распространенные ошибки, допускаемые российскими журналистами, так называемыми «новаторами» языка, которые не считаются с культурно-речевыми традициями и "ломают" язык в угоду новому стилю жизни.

Простые примеры: газета «Комсомольская правда»: «Ирина Понаровская займется рекламой чулков» (норма требует: чулок); НТВ, «Партийная зона», Евгений Киселев, ведущий программы «Итоги»:

«...Известны примеры более масштабной коррупции: создавались миллионные состояния, которые утекали за границу, но все это осталось втуне” (дедово «в туне» использовано без учета его семантики и сочетаемости); газета «Известия», корректорская служба «...Юрий Фокин скоро сменит Анатолия Адамишина во главе посольства в Велкикобритании»

(орфографическая ошибка); НТВ, «Сегодня”, редакторы программы:

«...Президент сегодня обратился с радиообращением по случаю праздника...»

(тавтология; вариант: выступил);НТВ, «Сегодня», 8 марта, Павел Гусев, главный редактор газеты «Московский комсомолец»: «...Сегодня разрешите поздравить всех женщин с Восьмым мартом» (грубое нарушение литературной нормы; распространено в просторечии, надо: с Восьмым марта).

Ошибки объясняются нарушениями правил образования различных форм слова. Самое большое количество речевых погрешностей встречается при употреблении имени числительного.

В приведенных далее примерах ошибки объясняются именно незнанием особенностей склонения слов этой части речи: «Вчера еще здесь было около четыреста камер» (правильно:

«около четырехсот»); «Операции будут проводиться пятидесятью процентами акций холдинга» (правильно: «с пятьюдесятью процентами»).

Неправильное склонение сложных и составных числительных является нарушением литературной нормы. Редко склоняют журналисты числительное «полтора»: «В течение полтора суток город опустел»

(правильно: «полутора суток»).

Нередки ошибки и в выборе падежной формы составного числительного, оканчивающегося на «два», «три», «четыре» в сочетании с одушевленным существительным. В таких конструкциях независимо от категории одушевленности винительный падеж сохраняет форму именительного, например: «Всего за этот месяц в госпиталь доставили тридцать два раненых» (а не «тридцать двух раненых»). Не соответствует литературной норме и такое предложение: «Строительство комплекса должно быть завершено к двум тысячам третьему году» (правильно: «... к две тысячи третьему году»), так как в составном порядковом числительном склоняется только последнее слово).

Встречаются ошибки и такого рода:

«Правительство обещает выплатить пенсии к десятому сентябрю»

(правильно: «...к десятому сентября»).

По-прежнему нередки погрешности и при употреблении собирательных числительных. Их использование в сочетании с существительными, относящимися к официально-деловой лексике, в литературном языке не рекомендуется (тем более в информационных программах). Например: «Не случайно оказались в этом регионе сразу двое сенаторов» (правильно: «...два сенатора...»).

Случаются ошибки в эфире и при образовании родительного падежа существительных множественного числа. Нормативными считаются такие образования, например: «баржей» вместо «барж»; «дыней» вместо «дынь»

Ошибаются журналисты и при склонении существительных, обозначающих названия некоторых национальностей. В частности, нередки ошибки при употреблении форм родительного падежа множественного числа, например: башкир (не «башкиров»), бурят (не «бурятов») и т.д.

Лексические ошибки связаны с незнанием значений слов и устойчивых выражений и обусловленным этим незнанием их неправильным употреблением в речи. Очень живучей ошибкой стало употребление слова «обратно» вместо «снова», «опять»: «Габардин пришел к нам обратно», «Рижский вокзал надо переименовать обратно...». Нередко журналисты начинают предложение со слов «в этой связи» («В этой связи хочется вспомнить и о недавних событиях»). Чаще всего это словосочетание употребляется, когда в тексте не указано ни на какую связь предыдущего с последующим. Правильно: «В связи с этим...». Благодаря такому сочетанию слов и устанавливается связь между уже сказанным и тем, о чем будет идти речь в дальнейшем.

Распространенной ошибкой является употребление слов «роспись»

вместо «подпись» и «число» вместо «дата».(Корреспондент:«Вот такое письмо мы получили, а в конце его роспись и число».) Роспись – это живопись на стенах, потолке и на предметах быта (хохломская, городецкая роспись). Подпись – это собственноручно написанная фамилия под документом, подтверждающая авторство подписавшегося либо его согласие с изложенным.

К лексико-стилистическим погрешностям относится и незнание особенностей лексической сочетаемости слов в русском языке.

Например:

«Ухудшается уровень жизни народа» (правильно: «Снижается уровень жизни народа»). Неверно составлено и предложение: «Чтобы улучшить криминогенную обстановку в городе, правоохранительные органы работают в усиленном режиме». «Криминогенный – способствующий совершению преступления». Правильно: «Чтобы изменить криминогенную обстановку в городе...» или «Чтобы улучшить общую обстановку в городе...».

По моему мнению, современные журналисты должны более тщательно следить за своей речью как письменной, так и устной.Наш язык – это важнейшее средство взаимопонимания людей. Журналисты должны помнить об этом.

Литература:

1. Гольдин В. Е., Сиротинина О. Б. Речевая культура // Русский язык.

Энциклопедия. - М., 1998.

2. Оганесян С.С. Культура речевого общения // Русский язык в школе.

№ 5 – 1998г.

3. Скворцов Л.И. Язык, общение и культура // Русский язык в школе. № 1 – 1994г.

–  –  –

Ф.М. Достоевский первым ввел в литературное произведение образ инфернальной женщины. В толковом словаре значение слова инфернальный объясняется так: «Находящийся в аду, происходящий в аду, адский.

Инфернальный огонь. Инфернальные муки. Одержимый бурными страстями, демонический. "Это тоже инфернальная душа и великого гнева женщина" (Достоевский)» [3]. В инфернальной женщине нет здоровой светлой энергии, но в ней так много демоничности, непредсказуемости. Это – стиль жизни, в которой все перечисленные подробности каждый раз складываются в непредсказуемую мозаику, что порой и зовется женским умом.

Инфернальные женщины живут своей демоничностью так, что она засасывает мужчину с головой, и он погружается в неведомый мир женской натуры.

Героиня Достоевского – Настасья Филипповна – роковая, гордая, инфернальная женщина в романе. Она весьма сложная натура, несчастная, много страдала, никогда никого не любила, очень любила себя. Ее роковая красота, и поразительный ум, и хитрость – это «яд» для мужчин знавших её, да и для женщин тоже.

«Ею движет «бесовская гордость», не дающая принять сострадание Мышкина. Поэтому и не может состояться гуманистическое «воскресение»

Настасьи Филипповны, ее «возвращение» к «образу чистой красоты»

(каковым она, по-видимому, никогда и не являлась)» [2, 15]. В одной из последних сцен романа, перед несостоявшимся венчанием героини с князем, собравшуюся дома толпу поражает ее «инфернальная», демоническая красота: она вышла «бледная, как платок; но большие черные глаза ее сверкали… как раскаленные угли» [1, 569]. Глядя на портрет Настасьи Филипповны и дивуясь ее ослепительной красоте, князь Мышкин восклицает: «Ах, кабы добра! Все было бы спасено!» [1, 36]. Мышкин предлагает свою руку Настасье Филипповне в первый же день знакомства, так как надеется, что его гуманистическая «истина», соединясь с прекрасной внешностью, воссоздаст в бывшей куртизанке «образ чистой красоты».

Настасья Филипповна – это женщина очень сильна духовно, умна и хитра, красива и горда. Вне сомнения, героиня наделена многими чертами инфернальной женщины. Её жизнь полна не только страха, беспокойств, подлости, но и любви чистого и светлого человека – князя Мышкина, а так же страсти и влечения купца Рогожина. Её сила, ум и красота губят ее, и она погибает от ножа Рогожина.

Из сюжета становится очевидным, что в судьбе Настасьи Филипповны действует «закон саморазрушения»; в её лице красота не спешит сочетаться с истиной и добром, хотя имеет все возможности для этого.

При ближайшем рассмотрении трудно назвать героиню жертвой социальной несправедливости. В 60-е годы XIX века в образованных кругах

России буквально процветал культ свободной в выборе любимого человека:

жениться на падшей женщине считалось «передовым» поступком. Кроме того, героиня вполне могла бы отказаться от роскошной жизни на средства влюбленных богачей, если уж так тяготилась своей «продажностью», и жить самостоятельно, скромной трудовой жизнью. Зло, но, по сути, справедливо бросает ей Аглая: «Захотела быть честною, так в прачки бы шла» [1, 547].

Сострадание бессильно по отношению к Настасье Филипповне.

Христианство не может быть сведено к одной «жалости»: Мышкин не «воскресил» героиню ни духовно, ни социально. В мире, лежащем во зле, даже «положительно прекрасный человек» своими силами не способен «спасти» другого человека, не может противостоять дьяволу без Божьей поддержки. Тяга Мышкина к Настасье Филипповне ощущается «как влечение к какому-то жалкому и больному ребенку, которого трудно и даже невозможно оставить на свою волю», и он её «любит не любовью, а жалостью» [2, 16].

У Настасьи Филипповны нет веры, она постоянно скитается, как будто не хочет принимать ни от кого помощи, как будто сама ищет смерти, как будто хочет мучиться и совершенно не ценит то, что ради неё делали люди вокруг. Она не находит спасения с Рогожиным, наоборот, с ним находит только свою смерть.

Страдания измучили её, хотя она никогда не страдала от чувства голода, от холода, от нищеты, её муки всегда были моральными. Она ненавидела своего попечителя, ненавидела жизнь, которую ей подарили, она не хотела быть всю жизнь обязанной этому человеку за своё долговременное содержание – от того и мучилась. Она не чувствовала свободы, хотя пленницей никогда не была, но вечные попытки выдать её замуж по расчету измучили героиню. У неё не было больше сил бороться с этим злым, бездушным миром. Но у «мира» получилось изменить её и ей, и чтобы выжить, пришлось привыкнуть к жестокости, похоти, грубости, отвыкнув от нормальных человеческих отношений.

Настасья Филипповна настолько привыкла к подлости и расчетливости, что не поверила сразу словам князя, который был чист и душой и телом, добр и умел любить простую девушку без богатства, положения в обществе.

Вымотанная постоянным расчетом, лицемерием, она удивляется такому необычному человеку.

Полюбив Мышкина, героиня не бросается к нему в объятия, напротив, она гордо и грубо ему отказывает, чтоб уж точно у него ни осталось никакой надежды. Она в этом случае поступает благородно, так как знает, что счастливыми им не быть, уж слишком разные они люди.

С одной стороны, она очень груба и резка с князем, с другой – ею движет только одно желание:

спасти его от неё же самой. Потому она и уезжает с Рогожиным. И вскоре находит то, что так давно искала, но боялась в этом признаться: постоянно убегая и постоянно возвращаясь к Парфену Рогожину, героиня прекрасно знала, что он погубит её.

Только истинно сильная женщина способна отречься от своей любви во имя спасения жизни своего любимого, для того чтобы не погубить его жизнь и не запятнать его чистое имя.

Литература:

1. Достоевский Ф.М. Идиот: Роман в 4-х ч. – М.: Мир книги, 2006.

2. Смирнова Л. Н. «Мир красотой спасется»: Категория красоты в творчестве Ф. М. Достоевского // Лит. в шк. – 2004. – №1. – С.14-17.

3. Толковый словарь русского языка. [Электронный ресурс]. URL:

diclib/cgi – bin/d1.cgi? l=ru&base=ushakov&page=showid&id=21297.

Педагогические сайты как альтернативная модель коммуникации

–  –  –

Сайты для педагогов вошли в нашу жизнь недавно, но уже сегодня они занимают особое место в профессиональной деятельности учителей. В настоящее время существует более 100 хорошо разработанных педагогических интернет-порталов. На их страницах активно обсуждаются преобразования в педагогической сфере, взаимоотношения в обществе, даются методические рекомендации. Эта новая группа педагогических изданий становится главным связующим звеном между педагогикой как наукой и обществом, пользующимся её достижениями.

Актуальность избранной темы обусловлена исследованием соучастия педагогических сайтов в решении проблем, связанных с образованием.

Следует подчеркнуть востребованность таких сайтов при решении важных педагогических задач. Предметом анализа выступают материалы ведущих педагогических сайтов: http://pedmix.ru, http://ped-kopilka.ru, http://pedsovet.su, http://zavuch.info, http://openclass.ru, http://it-n.ru, http://ruslita.ru, http://metodarhiv.ru. Новизна работы определяется тем, что педагогические сайты исследованы крайне мало. Каждый из вышеперечисленных интернетпорталов имеет свою направленность и специфику в подаче материала.

Сайт http://pedmix.ru позиционирует себя как Международный кластер «Инновационные технологии в практике образования». Интернет-портал оснащён всеми необходимыми для педагога функциями и управление им не требует специальных навыков. На сайте представлены такие разделы: чаты, конкурсы, мастер-классы, открытые уроки, консультации, репортажи, экскурсии.

Интернет-портал http://ped-kopilka.ru, или «Учебно-методический кабинет» – это сайт для педагогов, учителей, воспитателей, студентов, родителей и всех тех, кто занимается воспитанием и обучением детей.

Материалы на сайте распределены по следующим разделам: «Психология», «Педагогика», «Современный урок», «Классному руководителю», «Обучение малышей», «Внеклассная работа», «Воспитателям», «Родителям», «Начальная школа», «Учителям-предметникам» и др.

Сайт http://pedsovet.su позиционирует себя как сообщество взаимопомощи учителей. Отличие этого интернет-портала от первых двух состоит в том, что здесь, кроме стандартных разделов (разработки, конкурсы, форум и т.д.), есть и те, которые непосредственно связны со средствами массовой информации. В разделе «Статьи» публикуются материалы для педагогов, родителей, так или иначе связанные с обучением и образованием.

Все статьи этого раздела написаны непосредственными пользователями этого сайта. В разделе «Новости» дублируются новости образования с сайтов печатных изданий, информационных служб и т.д.

На сайте http://za uch.info тоже есть раздел «Новости», где, как и на сайте http://pedso et.su, публикуются новости образования.

Остальные же разделы посвящены непосредственно общению педагогов друг с другом:

методическая библиотека, форум «Учительская», конференции и т.д.

Сайт позиционирует себя как сетевое http://openclass.ru образовательное сообщество. На странице этого интернет-портала мы можем выделить разделы: «Предметный каталог», «Форум», «Регионы», «Сообщества», «Люди». Особенность этого сайта заключается в том, что он тоже связан со средствами массовой информации, но иначе, чем предыдущие. На http://openclass.ru каждый зарегистрированный пользователь может вести блог. Сайт имеет и собственное печатное издание. Журнал Пензенского института развития образования «Классный журнал» был задуман как составная часть этого сетевого сообщества.

Сеть творческих учителей http://it-n.ru создана для педагогов, которые интересуются возможностями улучшения качества обучения с помощью применения информационно-коммуникационных технологий. На этом портале можно найти разнообразные материалы и ресурсы, касающиеся использования ИКТ в учебном процессе, а также есть форум, где педагоги смогут общаться с коллегами.

Сайт http://ruslita.ru – интернет-портал для учителей русского языка и литературы. Название сайта – «Русский язык и литература для всех». Из вступительной статьи создателя сайта учителя русского языка и литературы Е.В. Колесниковой узнаём: «В августе 2013 года сайту ruslita.ru исполнился год. Уже можно подводить первые итоги его работы. Основная идея была в том, чтобы по-человечески понятно рассказывать о сложных явлениях языка и литературы, привлечь к выборочному тематическому чтению всех, кому интересно узнавать что-то новое о жизни человека и окружающего мира.

Каких-то особых новостей на сайте нет, широких мероприятий тоже, жизнь любого, как мне кажется, учителя содержит и так много ежедневных похожих моментов: подготовку к урокам, проверку тетрадей учащихся, поиск новых материалов и сведений по методике преподавания своего предмета. Всё это слишком частные вопросы. А вот памятные литературные даты и события оказались очень кстати, тем более что о каждом писателе хочется рассказать как-то по-особенному, через личное восприятие».

Интернет-портал http://metodarhiv.ru тоже создан для учителей русского языка и литературы. На сайте два раздела: «Русский язык» и «Литература». В каждом из них весь материал рассортирован по рубрикам: рабочие программы, ЕГЭ, презентации, сочинения, ГИА, поурочные разработки.

Каждый учитель русского языка и литературы может поместить материал в любой из вышеперечисленных разделов-архивов и воспользоваться имеющейся информацией.

Проанализировав самые посещаемые сайты из списка РАМБЛЕР «ТОП 100/сайты педагогов», можно выявить основные характеристики этих интернет-порталов. Мы предлагаем два направления, по которым можно разделить эти сайты: для учителей какого школьного предмета создан сайт и связан ли сайт со средствами массовой информации.

По тематической направленности сайты можно разделить на универсальные педагогические сайты для всех школьных предметов (например, сайт http://ped-kopilka.ru); сайты для всех школьных предметов, но определённой направленности, специализации (например, http://it-n.ru);

сайты для отдельных школьных предметов (например, сайт http://ruslita.ru).

Как правило, на таких сайтах переходящими разделами считаются:

методическая копилка, презентации, ЕГЭ, ГИА, уроки и т.д.

Многие педагогические интернет-порталы являются неотъемлемой частью СМИ. В связи с этим можно выделить: сайты, не связанные со СМИ (например, сайты http://ped-kopilka.ru, http://it-n.ru, http://metodarhi.ru и т.д.);

сайты, включающие в свою структуру СМИ (например, сайты http://openclass.ru, http://zavuch.info, http://pedsovet.su).

Анализируя материалы с сайтов http://openclass.ru, http://zavuch.info, http://pedso et.su, можно заметить, что в этих изданиях преобладает проблемная журналистика. Состояние образования в Российской Федерации

– одна из тем, которая никогда не теряет своей актуальности. Её активно развивает и «Классный журнал» – журнал сайта http://openclass.ru – в рубриках «Образование сегодня, завтра» и «Хочу всё знать». Например, в интервью И. Щеголихиной с заведующей кафедрой начального общего образования ГБОУ ДПО ПИРО А.В. Марковой «Надо ли платить за новые стандарты в школе?» (№1, август 2010 г.) рассказывается о том, что изменится в школах Пензенской области при переходе на новый Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования, надо ли будет платить за новые стандарты. Активно поднимается вопрос об итоговой аттестации школьников.

В статье Евгения Барановского «Российская школа нуждается в открытости» на сайте http://zavuch.info поднимается пробела «закрытости»

Российских школ: «Российская школа недостаточно информирует общество о своей жизни. Великобритания, США, Австралия и Чили более продвинуты в этом плане. Они предлагают семьям учеников множество форм мониторинга – от систем навигации и докладов школ до вердиктов независимых инспекций. Подобные ресурсы помогают учителям и детям работать лучше».

Станислав Керн в статье «Что такое английский язык и как с ним бороться?» на сайте http://pedsovet.su затрагивает проблему изучения иностранного языка. Даются ответы на вопросы: как сломать языковой барьер и как все-таки выучить язык.

Таким образом, проанализировав материалы интернет-ресурсов, мы выявили, какие педагогические сайты существуют; рассмотрели материалы сайтов, в которых в качестве раздела представлены СМИ, и определили, что в них преобладают проблемные материалы.

Перспективность исследования обусловлена необходимостью дальнейшего изучения проблематики и наполнения педагогических сайтов, что позволит сделать издания этого типа более востребованными читателями, а также действенным органом в решении насущных проблем современной школы.

Литература:

Материалы сайтов: http://top100.rambler.ru, http://pedmix.ru, http://pedkopilka.ru, http://pedsovet.su, http://zavuch.info, http://openclass.ru, http://it-n.ru, http://ruslita.ru, http://metodarhiv.ru.

–  –  –

Разного рода реклама в настоящее время является одной из главных частей жизни современного человека. Она представляет собой ряд хитрых уловок, направленных на убеждение целевой аудитории в необходимости того или иного товара и его положительных свойствах по сравнению с другими товара подобного рода. Реклама каждодневно и массировано воздействует на абсолютное большинство населения. В этой связи вполне оправдано выделение психологической роли рекламы. По мнению Эриха Фромма: «Реклама апеллирует не к разуму, а к чувству; как любое гипнотическое внушение, она старается воздействовать на свои объекты эмоционально, чтобы заставить их подчиниться интеллектуально… Все эти методы в основе иррациональны, они не имеют ничего общего с качеством товаров, они усыпляют и убивают критические способности покупателя, как опиум или прямой гипноз…» [2].

Современный житель подвергается воздействию со стороны рекламы ежедневно. Желая повысить свои рекорды продаж, рекламодатели, PRменеджеры идут на многие хитрости, в том числе прибегают к психологической манипуляции, основанной на одной из архетипических оппозиций сознания «свои-чужие».

Актуальность данного исследования определяется той ролью, которую играют в современной жизни реклама, то влияние, которое она оказывает, ставящие целью убеждение оппонентов и расширения аудитории, основанные на хорошо продуманных стратегиях и тактиках речевого воздействия. Предметом анализа послужили рекламные слоганы последних двух десятилетй годов. Целью исследования было анализ рекламных слоганов, выявление их языковых особенностей на материале текстов рекламных слоганов на телевидении, радио и в печатных изданиях.

Оппозиция «Свои – чужие» в разных вариациях пронизывает всю культуру и является, по мнению Ю. С. Степанова, одним из главных концептов всякого коллективного, массового, народного, национального мироощущения. Понятие «свой» первоначально связано с осознанием кровного родства (это содержится и в толковании лексического значения слова «свой») некоторой группой людей (принадлежащих к роду, клану), в пределах которой человек одновременно осознает себя свободным от рождения, свободным по рождению и противопоставляет себя «другим» – чужим, врагам, рабам. То есть понятия «свой» и «свободный человек»

исконно связаны.

Возможность противопоставления граждан сложившегося российского государства чужим, иностранным, иноязычным гражданам: англичанам, германцам и др. – возникла с момента зарождения государственности у восточных славян, когда, согласно норманнской теории, скандинавского князя Рюрика пригласили княжить в Новгород. Чужой представал в виде иностранца, в основе противопоставления «своих» и «чужих» лёг политический принцип территориального деления государств.

Рекламный принцип является доминирующим в выделении «своих» и «чужих» также в тех случаях, когда говорят о противопоставлении различно настроенных групп граждан внутри рекламной аудитории. Образ «рекламного противника» соответствует образу врага. В случае с революционными движениями противостояние носит скрытый характер, т.е.

образ врага – «чужого» – является скрытым.

Оратор, говоря от имени «своего», противопоставляет себя и аудиторию «чужому» и за счет использования различных языковых средств нагнетает чувство социального противоречия и презрения слушающих по отношению к представителям «чужого» лагеря, пытается сформулировать у аудитории нужное ему представление об объекте или изменить ситуацию в соответствии со своим мировоззрением и прагматической установкой. Чаще всего в таких случаях прибегают к помощи местоимений: мы, вы, они, наши, ваши, свой.

Такие установки мы можем заметить в следующих рекламных слоганах:

Мир меняется. Наши принципы – нет. (PORSCHE Cayenne, 1.

автомобиль. Слоган на территории РФ, 2011) Больше работы допоздна для нас – безопаснее для вас. Больше 2.

рабочих встреч для нас – безопаснее для вас. Больше мозговых штурмов для нас – безопаснее для вас. (VOLKSWAGEN Golf, автомобиль. 2010) Всё своё вожу с собой! (VOLKSWAGEN Golf Plus и 3.

VOLKSWAGEN Touran, вместительные семейные автомобили. Рекламный слоган в России, 2009) Для России. Для нас. Достойна быть нашей. (TOYOTA 4.

Camry.2008) «Коммерсантъ» напишет про тебя. (КОММЕРСАНТЪ, 5.

издательский дом; слоган, продвигающий услуги по разработке, выпуску и распространению корпоративных газет и журналов, 2007) Снимайте СВОЮ квартиру! (БАНК ГЛОБЭКС, ипотечное 6.

кредитование) Твой цвет. Твой стиль. Твой Vaio.

7.

(SONY Vaio, компьютеры и ноутбуки. Слоган рекламной кампании в России, 2007) Цели дискредитации «чужого» служит использование различных стереотипов, ярлыков, которые изображают представителей противоположного лагеря, как, например, «империю зла» или «оплот мирового терроризма». При этом «свой» предстает «великой нацией», «освободителем», «островком стабильности». В данном случае использование негативно окрашенной лексики будет минимально при описании «своей» стороны. Для этого часто используются, противопоставление лексем с эмоционально-оценочной коннотацией («свои»

– положительная окраска; «чужие» – отрицательная окраска), например:

Когда деньги не работают на Вас, они работают на кого-то другого.

Когда другие только говорят, мы – зарабатываем. (UFG ASSET MANAGEMENT, управление активами. Имиджевые слоганы в России, 2008);

Когда другие знают, что делать, мы знаем, чего делать не стоит. Когда другие собираются жить завтра, вы живёте уже сегодня. (UFG ASSET MANAGEMENT, управление активами. Имиджевые слоганы в России, 2007); Никто, кроме нас (АЛЬФА-ИНФОРМ, частное охранное предприятие, Москва); Как никто другой. (SONY, видео- аудиотехника, имиджевый слоган компании).

Активно продвигается использование многозначных лексем (имён прилагательных, имён существительных и глаголов с оценочной семантикой) для обозначения объекта оценки с акцентированием их синонимических и ассоциативных связей.

Пользуясь тем или иным эмоционально окрашенным словом, выступающий подчеркивает свою принадлежность к той же группе, на кого это реклама направлена, или высказывает некое специфическое уважение к данной аудитории, ее ценностям, методам и т.

д.; или, по крайней мере, сообщает о своей осведомленности о наличии такой аудитории и о её желаниях, например:

Ваша мечта ближе, чем кажется.

(PORSCHE Cayenne Turbo, автомобиль. Рекламный лозунг в России, 2008) Ваше седьмое чувство.

(VOLKSWAGEN Passat, автомобиль VW Passat седьмого поколения.

Слоган на территории РФ, 2011) Qualitat (нем.) – качество. Мы перевели качество на русский язык.

Volkswagen Passat. Немецкое качество по российским ценам.

(VOLKSWAGEN Passat. Российская кампания, 2008) Только водка из России – настоящая русская водка.

(Слоган советских водок, которые ВТО «Союзплодоимпорт» поставлял на экспорт, 1969) Вас могут спутать со звездой… (МИР КОЖИ И МЕХА, сеть магазинов, 2007) Наши авторы становятся знаменитыми.

(РУССКИЙ ГУЛЛИВЕР, издательский проект, 2009) Ваши ресницы на высоте!

(ORIFLAME, тушь для ресниц. Лозунг рекламной кампании в России, 2007) Я самая самая!

(COTTON CLUB, косметика. Имиджевый слоган) Таким образом, применение приема «свой – чужой» позволяет рекламе (отправителю, адресанту сообщения) обеспечить необходимую передучу информации и оказать на потребителя (адресата коммуникации) воздействие, в том числе:

- установить быстрый контакт, уважительные отношения;

- оказать влияние на эмоциональную сферу адресата;

- склонить адресата к своей точке зрения.

Одновременно с этим необходимо отметить, что несмотря на видимую простоту данного приема и легкость его применения, однако злоупотребление оппозицией «свои» – «чужие», намеренное, назойливое её «выпячивание», к сожалению, иногда превращает рекламный слоган в демагогическое высказывание.

–  –  –

Качественные периодические издания для детей – важная составляющая в образовании и воспитании ребёнка. Развитие детской периодики началось в 1785 г. с журнала «Детское чтение для сердца и разума», редактором которого был Н.И. Новиков. Первые издания для детей были сборниками стихов, рассказов, повестей. В дополнение печатали анекдоты, загадки и шарады. Все журналы для детей до середины XX века были однотипны и схожи с альманахами. Они представляли собой сборники, рассчитанные на очень узкий круг читателей. Большой вклад в развитие детской периодики внёс ежемесячный журнал «Северное сияние» под редакцией А. М. Горького. В журнале сотрудничали: писатели и поэты – В.

Авенариус, В. Князев, П. Сурожский, А. Чапыгин; художники – П. Бучкин, П. Конашевич, В. Сварог, К. Фридберг, И. Симаков и др. В журнале выделялись отделы беллетристики, научно-популярный, «Клуб любознательных», который включал небольшие очерки и заметки из области естествознания, техники и прикладного искусства. С помощью отдела «Венок книге» редакция стремилась привить читателям любовь к книге.

Развлекательные материалы печатались в отделе «Загадки и шарады». Четкое членение на отделы отличает «Северное сияние» от прежних журналов для детей. В 1920 году тираж журнала достигал 1500 экземпляров.

Детский журнал сыграл очень важную роль в развитии советской детской литературы. В 20-30-е годы XX века, когда происходило зарождение и становление советской детской литературы, на страницах журналов осваивались новые темы, рождались новые литературные жанры. Стало понятно, что детский журнал должен быть универсальным. В 20-х годах возникает новый тип журнала для детей, в нём именно интересы читателей определяли задачи издания, его направление, а также методы и формы работы редакции.

Обратимся к анализу одного из многолетних, наиболее интересных детских изданий – журналу «Мурзилка». С 1923 г. «Рабочей газетой»

выпускалось приложение для детей – журнал «Юный строитель». Он выходил невиданным для того времени тиражом – 100.000 экземпляров и был очень популярным. Издавала журнал группа молодых педагогов комсомольского возраста и журналисты старшего поколения. Редактор – О.

В. Спандарян. Здесь печатались лучшие советские писатели. Основной вопрос – пионерское движение в стране. Специально для малышей существовал отдел «Красные маки», из которого в 1924 г. родился знаменитый журнал «Мурзилка». Концепция «Мурзилки» устоялась не сразу, первые номера были об игрушках, мелких проблемах, многое взято от старых журналов для малышей. Но появились и новые темы, рождённые советской действительностью: рассказы о жизни советских детей, новой деревне, об отрядах юных ленинцев, о родной природе. С приходом в журнал таких мэтров детского слова, как С. Маршак, А. Барто, А. Гайдар, К. Чуковский, В.

Бианки, Н.Венгров, Е. Благинина, Л. Кассиль, Л. Квитко, С. Михалков, М.

Пришвин, К.Паустовский, журнал «Мурзилка» изменился, стал любимым изданием нескольких поколений детей. Журнал был очень хорошо оформлен.

Классикой графики для детей стали иллюстрации в «Мурзилке»

великолепных художников А. Дейнеки, Е. Чарушина, М. Черемных, Е.

Рачева.

При проведении исследования были изучены номера журнала за 1924, 1958, 1961, 1962, 1986, 1994 гг. Почти во всех журналах на первой странице дана справочная информация. Например, в третьем номере за 1924 год написано, что аудитория журнала рассчитана на детей 4 – 7 лет. Постоянные отделы: 1.Рассказы, стихи, очерки, сказки из мира животных.

2.Стихотворения, басни. 3.Рассказы о растениях и животных. 4.Очерки из области труда и производства. 5.Игры, самодельные игрушки, шутки, задачи, загадки. Также в журнале имеются бесплатные приложения: 1. «Мурзилка», толстенькая фигура для вырезания и склеивания. 2. «Красноармейцы», фигурки для вырезания. 3. Куколка с переодеванием в костюмы: рабочего, красноармейца, крестьянина, шофёра и пожарника. Плата за месяц 40 копеек, а для подписчиков «Рабочей газеты» 30 копеек. В первые годы издания журнал открывался рассказами (например, «В салки» в третьем номере за 1924 г.).

Один из номеров 1958 г. был посвящён сорокалетию победы в войне 1918 г. Рассказ «Нашей славной армии – сорок лет» помещён на развороте 2 и 3 страниц. На иллюстрации видим солдата Красной Армии на коне, под изображением – текст, объясняющий значимость Красной Армии, которая одержала победу над немцами 23 февраля 1918 г.: «Рабочие и крестьяне взялись за оружие и в первых же боях одержали победу над немцами. В память этой победе день 23 февраля 1918 г. считается днем рождения нашей Армии». На второй иллюстрации изображены солдаты на танке во время Великой Отечественной войны. «Советская Армия устояла и победила. В боях она стала ещё крепче и по-прежнему зорко сторожит нашу страну».

Журнал постепенно приобретает идеологическое направление.

Пятый номер за 1961 г., посвящённый пионерам и лётчику-космонавту, «почётному пионеру Юрию Алексеевичу Гагарину», открывался рассказом «Ястребки» о первых пионерах: «Много полезных дел совершили дети питерских рабочих». Приведена история о том, как ребята запутали шпика.

Редакция журнала хотела подчеркнуть, что кумир многих Ю. Гагарин тоже был пионером, т.е. это звание звучит гордо и его надо заслужить.

Первый номер 1962 г. посвящён Новому году. Он открывается рассказом Григория Соколова о тяжёлой жизни до революции и пути, который был проделан, чтобы прийти к Советской власти.

Двенадцатый номер за 1962 год тоже посвящён пионерам и октябрятам.

Начинается со стихотворения о космосе «Я тоже к звездам полечу». В этом номере гораздо больше стихотворений, игр, викторин, чем в других журналах: «Послушай, я кричу, пилот, возьми меня с собой в полёт! Хоть на Луну, хоть на звезду. Не бойся, я не подведу».

Основным жанром издания становится рассказ. Так, например, в третьем номере за 1924 год мы узнаём про мальчика Стёпу, первая работа которого была носить отцу обед: «Взял Стёпка узел, пошёл по железнодорожной насыпи на место работы. А идти версты две надо. Да жара стоит, духота. Доплелся Стёпка до отца. А он сидит, дожидается его» («На первой работе»). В этом рассказе обращено внимание на чувство ответственности мальчика, который не пошёл играть вместе с друзьями, а сдержал слово и отнёс обед отцу, несмотря на то, что ему очень хотелось гулять: «Пойдем, Стёпка, голубей гонять, я тебе каких распрекрасных покажу, – одно загляденье. Стёпке смерть хочется на голубей смотреть».

В первом номере за 1958 г. рассказ о китайских бойцах, которые сражались за Советскую Армию в 1918 г. Рассказчик Ван Фунь-Шань, приехав в Россию, не понимал, кто такие большевики и петлюровцы. Его друг Михаил ему объяснил: «Очень все понятно стало: я – рабочий, большевики за рабочих, а петлюровцы и гайдамаки – белые, они хотят, чтобы бедные оставались бедными, а богатые богатыми». Ван Фунь-Шань стал воевать на стороне Красной Армии. В простой и доступной форме с помощью рассказа Ван Фунь-Шаня автор говорит об отличии большевиков от петлюровцев.

В пятом номере за 1961 г. в рассказе «Пионеры сражались за Родину»

повествуется о двенадцатилетнем мальчике Вале Котике: он «вместе со взрослыми, как равный, участвовал в боях. В одном таком бою он был смертельно ранен. За смелость и мужество пионеру присвоено звание Героя Советского Союза». Рассказ патриотический, многие ребята, прочитав этот рассказ, захотят последовать примеру юного защитника Родины.

Также в журнале есть и нравоучительные рассказы, которые в лёгкой, ироничной форме показывают ребятам, как не надо себя вести. Так, во втором номере за 1962 г. помещён рассказ «Про одного беднягу»: ребятам во двор привезли качели, один мальчик решил, что если качели стоят около их дома, значит, они его. С ним стали ругаться другие ребята, но вовремя пришла Наташа, она стала всех раскачивать на других качелях, а «жадюга Валентин» качался один и тогда Наташа спела про него песню «Ах, бедняга Валентин! Он качается один!», после этого Валентин расплакался от обиды.

В первом номере за 1958 год рассказ М. Коршунова «Едет, спешит мальчик» о ребёнке, который сломал ногу. Поддержка близких (отца) и незнакомых людей (милиционера) способствовала быстрому оказанию помощи.

В первом номере за 1962 год опубликована игра Якова Козловского «О словах разнообразных, одинаковых, но разных»: даны слова, от постановки ударения в которых меняется смысл. Например, «Мне слово чУдно изменить не трудно: поставил ударение на О исчезло чУдно, родилось чуднО».

Из рассказа Власова «Воробушки» узнаём про кота, который разорил гнездо воробьёв, и о наказании обидчика. История поучительная, и на наш взгляд, наглядно показывает, что зло всегда наказуемо: «Вырвался вдруг котёнок из стаи воробьёв, да как ошпаренный, бросился бежать – взъерошенный, жалкий такой».

Третий номер журнала за 1986 г. открывается стихотворением Ю.

Могутина «Мама». В этом номере, как и в последующих, больше поучительных рассказов. В рубрике «Мастерами делаются» (автор Анатолий Маркуша) рассказывается о том, как надо отрезать пуговицу от рубашки, как покрепче пришить пуговицу или как собрать иголки, если они рассыпались по полу: «Э-э, не дело это ладонями по полу шоркать! Магнитом – и быстрее, и безопаснее, и чище…». Есть и практические советы, как приготовить яичницу и др. Также интересен рассказ А. Митяева «Ржаной хлебушко – калачу дедушка» об обычае «сгрести в ладонь хлебные крошки и съесть», когда старые люди показывают такой обычай молодым, то они улыбаются, так как считают, что «нерационально. Крошечную прибавку к обеду желудок просто не заметит». Автор соглашается, но потом приводит примеры засушливых годов, когда был неурожай, и люди к хлебу относились с почтением. В этом же номере стихотворение С. Михалкова «Толстый жук».

Номер хорошо иллюстрирован, представлены игры.

В первом номере за 1994 год много иллюстраций, опубликованы стихи и нравоучительные рассказы, например, Тамары Крюковой «Агата-неКристи» про девочку, которая баловалась, но хотела исправиться, однако это у нее никак не получалось. В журнале появилось новое приложение «Картинная галерея Мурзилки», загадки, игры, кроссворды, «Мурзилкины советы».

Рассмотрим четвёртый номер за 2011 год, который открывается рассказом о полёте Ю. Гагарина, по сравнению с другими номерами, он сопровождается фотографией космонавта. В «Письме читателю» редакция обращается к ребятам. Стихотворения проиллюстрированы более яркими рисунками. В номере также представлены игры «Найди 10 отличий», раскраска, японский кроссворд; в рубрике «Сделай сам» рассказывается, как самому сделать ракету из цветного картона.

Проанализировав номера журнала, можно сделать вывод, что издание развивается, изменяется вместе со своими читателями, поэтому оно интересно всем детям в разные эпохи. Ещё одна отличительная особенность

– наличие в журнале патриотических рассказов. Но с каждым годом их становилось все меньше. И, как мы видим, сейчас их совсем нет, на смену пришли нравоучительные рассказы и статьи, которые дают практические советы.

–  –  –

Одной из основных работ пиар менеджера компании является работа с ПР текстами и ПР материалами. PR-текст – письменный текст на бумажном или электронном носителе, служащий целям формирования или приращения паблицитного капитала базисного PR-субъекта, обладающий скрытым (или реже – прямым) авторством, предназначенный для внешней или внутренней общественности [1]. Стоит отметить, что несмотря на очень разнообразную классификацию PR- материалов, большинство из них несут новостной характер, ведь основная задача этих документов – привлечение внимания общественности на деятельность компании. Перед тем как приступать к рассмотрению написания ПР новостей, стоит остановиться к термину новость. Фрэнк Джефкинс и ДэниэлЯдин в учебном пособии ПАБЛИК

РИЛЕЙШНЗотмечеают следующее:

«Новость – это информация, которая еще не известна получателю.

(a). Новость не обязательно сообщает о текущих событиях. Новостью может также быть что-то, интересное для читателя. Иногда «серьезные»

новости о политических или общественных событиях называются «первой полосой» или «жесткими новостями».

(b). Новости не обязательно должны быть «свежими»: если что-то никогда ранее не публиковалось, – это также «новость». Тем не менее, каждый должен сознавать понятие несвежих (stale) новостей: изредка газета может сообщать о том, что случилось несколько дней назад. Но информация о продукции может быть новостью, как бы давно эта продукция ни была выпущена, если информация о ней до настоящего времени была недоступна.

Более того, PR-материал о новом продукте может одинаково хорошо появляться и в ежедневной газете, и в еженедельнике, и в ежемесячном издании, т.е. в публикациях с самой различной периодичностью».

Также, стоит отметить, что для ПР менеджера важно различать рамки между новостями в журналистике и пиар. По словам глубокого практика в области PR Анны Шаталовой: «Новость в журналистике – это оперативное информационное сообщение, содержащее в себе актуальные для широкой общественности факты и сведения. Новость в PR – это средство привлечения внимания к вашему клиенту или вашей фирме. С целью увеличения упоминания о продвигаемом бренде или личности (чье имя тоже возводится в ранг бренда) и пишутся громкие новости».Отношения между компанией в лице ПР менеджера и СМИ и есть медиарилейшнз.Медиарилейшнз – это форма отношений государственных и коммерческих структур со СМИ, целью поддержания имиджа и репутации организации или первого лица.Очень важно в медиарилейшнз информировать СМИ из одного источника, чтобы не возникло несогласованности или утечки информации.

Поэтому, функция работы медиарилейшнз должна быть возложена на одного работника PR-службы.

–  –  –

Эргоним – термин сравнительно новый, но уже привлёкший к себе внимание множества учёных-лингвистов. Примечательно, что интерес к нему возрастает с каждым годом.

Обратимся к определению термина в словаре русской ономастической терминологии: эргонимы – это «собственные наименования деловых объединений людей, предприятий, фирм, обществ и других общественных организаций» [1, 151].

В современной лингвистике (по А.В.

Суперанской) выделяются эргонимы нескольких типов:

1) эргонимы, образованные от имен живых существ и существ, воспринимаемых как живые;

2) эргонимы, образованные от именований неодушевленных предметов;

3) эргонимы, образованные от наименований комплексных объектов (куда А.В. Суперанская относит названия органов периодической печати, праздников, произведений литературы и искусства и др.);

4) эргонимы, образованные от слов-характеристик человека, предприятия и др.;

5) эргонимы с затемнённой семантикой [2, 196].

Тема нашего исследования сформулирована более узко, мы ограничимся лишь рассмотрением антропонимов в составе эргонимов на материале г. Пензы.

Изучая названия различных предприятий, фирм и организаций г.

Пензы, приходим к выводу, что чаще всего для их наименования используются антропонимы.

Предприниматели называют фирмы, магазины и организации своим именем или именами своих детей. Например: бутик модной одежды «Джулия», парикмахерская «У Лёши», салон цветов «От Валентинки».

Совсем недавно в Пензе появились магазины «Истэк», «Илканэ», «Илахэ».

Эти магазины названы так в честь детей предпринимателя, владеющего этими магазинами.

Названия предприятий, в которых использованы антропонимы, не слишком информативны. Например: салон красоты «Ромира», центр красоты и здоровья «Анетта», парикмахерская «Татьяна», кухонная студия «Мария».

Без указания профиля предприятия (салон, магазин, парикмахерская) очень трудно понять, какие товары или услуги предлагаются потребителю. Это заметно усложняет поиск нужного учреждения.

Интересно, что в названиях предприятий встречаются не только реальные имена (парикмахерская «Виктория», салон-парикмахерская «Амели», солярий «Наоми»), но и имена вымышленных персонажей (магазины «Золушка», «Мальвина», «Буратино»). Такими именами сказочных героев называют, как правило, детские магазины, магазины игрушек.

В названиях предприятий можно найти не только привычные нашему слуху имена, например: фирменный магазин обуви «У Светланы», парикмахерская «У Лёши», магазин «Анастасия», сауна «Татьяна», но и «экзотические» имена: парикмахерская-салон «Софи», салон красоты «Ромира», центр красоты и здоровья «Анетта», салон-парикмахерская «Амели», солярий «Наоми», парикмахерская «Линда», студия «Ромео». Это обстоятельство отвечает моде на звучные иностранные названия, зачастую русским людям незнакомые и непонятные.

Заметим, что в ходе исследования мы встретили несколько названий, включающих имена богов и других мифических персонажей: студия авторской мебели «Фрейя», магазин обуви «Калипсо», магазин «Зевс», магазин «Бахус». Эти названия по-своему красивы и звучны, но ни о чём нам не говорят.

К слову, женских имён среди проанализированных нами эргонимов на порядок больше, чем мужских. Ср.: парикмахерская «У Лёши», студия «Ромео», стоматология «Да Винчи», магазин «Андрюшка», магазин детских товаров «Тёмка», ООО «Данте», бутик «Ван Гог», магазин обуви «Моисей», магазин «Руслан», магазин «Зевс», магазин «Ермак» – итого 11 наименований. С другой стороны, парикмахерская «Татьяна», кухонная студия «Мария», салон красоты «Принцесса Кристина», парикмахерская «Линда», парикмахерская «Светлана», парикмахерская «Виктория», салонпарикмахерская «Амели», солярий «Наоми», детский магазин «Машутка», магазин мебели «Надежда», магазин женской верхней одежды «Раиса», свадебный салон «Виктория» и др. – всего около 30 наименований.

Среди эргонимов встречаются и наименования, включающие в себя имена великих людей, деятелей культуры и искусства: стоматология «Да Винчи», ООО «Данте», бутик «Ван Гог». Предприниматели, видимо, хотели придать звучности названиям своих фирм, но выиграли ли они от этого – вопрос.

Вообще, место антропонимов и эргонимике – момент спорный. С одной стороны, называть предприятие именами – это красиво и модно, но с другой стороны… Скажем, догадаться, что представляет собой предприятие с названием «Буратино» или «Садко», мы ещё можем. Но как быть с другими? Очень сложно порой понять, что скрывается за всеми этими «Русланами», «Татьянами» и «Ромео». Да и надо ли? Думается, лучше бы все эти антропонимические названия (заимствованные – тем более), свести к минимуму, заменив их более информативными аналогами.

Таким образом, исследуя антропонимический материал в составе эргонимов г. Пензы, можно сделать вывод, что состав их неоднороден и разнообразен, и, кроме всего прочего, требует дальнейшего исследования, ведь новые названия, как русские, так и иноязычные, появляются с завидной регулярностью практически каждый день.

–  –  –

Определение «маленький человек» – подлинный долгожитель в литературоведении. Поэтому естественно, что сложился определенный смысловой и эмоциональный стереотип, сопровождающий это понятие.

Одним из первых писателей, который открыл мир «маленьких людей»

был Н.М. Карамзин. Самое большое влияние на последующую литературу оказала повесть Карамзина «Бедная Лиза».

В XIX веке тему продолжил А.С. Пушкин. Впервые русская литература так пронзительно и наглядно показала искажение личности враждебной ей средой. Впервые оказалось возможным не только драматически изобразить противоречивое поведение человека, но и осудить злые и бесчеловечные силы общества - Самсон Вырин судит это общество.

Наибольшего апогея эта тема достигла в произведениях Н.В. Гоголя.

Автор, раскрывший в своих «Петербургских повестях» и других произведениях истинную сторону столичной жизни и жизни чиновников, ярко и весомо показал возможности в преображении и изменении взгляда человека на мир и на судьбы «маленьких людей».

Повесть «Шинель» имела огромное значение для всей последующей литературы. Ф.М. Достоевский говорил: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели»». Обращался к этой теме в своем творчестве и А.П. Чехов.

В начале XX века тема «маленького человека» претерпевает значительные метаморфозы. События Мировой войны и революции как бы запустили в действие «эффект толпы». В советской литературе 20 – 30 годов, литературе тоталитарного государства, на смену «я» приходило «мы».

Только во второй половине XX века в русскую литературу вновь вернулся образ простых, ничем не выделяющихся людей с их мелкими радостями, горестями, мыслями и делами.

Одним из тех, кто вновь обратился к теме «маленького человека», был В.М. Шукшин.

Персонажами Шукшина стали обитатели сельской периферии, незнатные, не выбившиеся «в люди», – одним словом, те, кто внешне, по своему положению вполне соответствовали знакомому по литературе XIX века типу «маленького человека».



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |



Похожие работы:

«Песах Амнуэль Рим в четырнадцать часов http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=143911 П. Амнуэль. "Рим в четырнадцать часов" Содержание РИМ В ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЧАСОВ 4 ДИСК ПЕРВЫЙ. РОМАНЦЫ 5 Конец ознакомительного фрагмента. 10 П. Амнуэль. "Рим в четырнадцать часов" Пе...»

«Руссу Анна Николаевна ФОНЕМАТИЧЕСКАЯ ВАРИАНТНОСТЬ НЕМЕЦКИХ РАЗГОВОРНЫХ СЛОВ В статье рассматриваются особенности фонематической вариантности слова в современном немецком языке. На примере немецкой разговорной лексики описаны основные типы фонематических колебаний в корневых и аффиксальных...»

«Лев Троцкий. Перманентная революция Лев Давидович Троцкий Настоящая книжка посвящена вопросу, тесно связанному с историей трех русских революций, но не только с нею. Этот вопрос за п...»

«Макарова Любовь Михайловна ИДЕОЛОГИЯ ГЕРМАНСКОГО НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМА: СОЦИАЛЬНОПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 23.00.01 Теория политики, история и методология политической науки (по историческим наукам). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Казань 2005 Работа выполнена на кафедре истории зарубежных стран в новое и нове...»

«ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 2(4). 2012, 40–59 Иером. Петр (Гайденко), В. Г. Филиппов ВНУТРИЦЕРКОВНЫЕ КОНФЛИКТЫ В ДОМОНГОЛЬСКОЙ РУСИ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И СПОСОБЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ Внутрицерковные конфликты редко становятся п...»

«Останкович Анатолий Вячеславович ГАРМОНИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА РУССКОГО КЛАССИЧЕСКОГО СОНЕТА XVIII – первой половины XX века По специальностям: 10.01.01 – Русская литература; 10.01.08 – Теория литературы. Текстология Автореферат диссертации на соиск...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филологический факультет Кафедра истории русской литературы Донцова Елизавета Романовна "НОВАЯ ПРОЗА" В. П. КАТАЕВА: ПОЭТИКА АВТОБИОГРАФИЗМА Выпускная кв...»

«Лукина Марина Сергеевна КОМПЬЮТЕРНАЯ ЛЕКСИКА И ЕЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЭКВИВАЛЕНТЫ В РУССКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКАХ 10.02.20 Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Чебоксары 2010 Работа выполнена на к...»

«ГУЛЕВИЧ ЛЮБОВЬ АРКАДЬЕВНА ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОРГАНИЗАЦИИ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ПРЕДПРОФИЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ УЧАЩИХСЯ Специальность 13.00.01 – Общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Ижевск 2007 Работа вып...»

«%J Иозеф Рацингер ВВЕДЕНИЕ В ХРИСТИАНСТВО pawet.net ЙОЗЕФ РАЦИНГЕР ВВЕДЕНИЕ В ХРИСТИАНСТВО ЛЕКЦИИ ОБ АПОСТОЛЬСКОМ СИМВОЛЕ ВЕРЫ Б р ю с с е л ь 1988 Переведено с немецкого подлинника: Joseph RATZINGER, Einfuhrung in das Christentum, © Kosel-Verlag, Miinchen © для русского издания Foyer Oriental Chretien 206, Av. de...»

«НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО КАВКАЗОВЕДОВ ИСТОРИКО КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ЮГА РОССИИ Научно-практическая конференция г. Ставрополь, 9 февраля 2015 г. Москва Историко-культурное наследие Юга России. (Науч...»

«Библиотека полярных исследований Никита Кузнецов В поисках Земли Санникова. Полярные экспедиции Толля и Колчака "Паулсен" Кузнецов Н. А. В поисках Земли Санникова. Полярные экспедиции Толля и Колчака / Н. А. Кузнецов — "Паулсен", 2014 — (Библиотека по...»

«Джонатан Литтелл Благоволительницы http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4236385 Джонатан Литтелл. Благоволительницы: Ад Маргинем Пресс; Москва; 2012 ISBN 978-5-91103-095-7 Оригинал: JonathanLittell, “Les Bienveillantes” Перевод: Ирина Мельникова Аннотация Исторический роман францу...»

«Гирченко Екатерина А лександровна НЕОЛИТ И БРОНЗОВЫЙ ВЕК СЫЧУАНЬСКОЙ КОТЛОВИНЫ Специальность 07.00.06 – ар хеоло гия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Новосибирск – 2014 Работа выполнена в отделе ар хеологии каменного века Федерального государственного бюджетного учреждения н...»

«"Dvlt v Din".-2011.-№1-2(21).-S.80-93. Эволюционный подход в изучении религии ГАСАНАГА МАМЕДЛИ, Институт философии, социологии и права НАНА сотрудник отдела Религиоведения и философские проблемы культуры...»

«Деятельность правоохранительных и пенитенциарных органов досоветской Сибири УДК 351.74:94 (571.55) Р.А. Евтехов Организация и роль городской полиции в системе управленческих институтов Забайкальской области XVIII – начала XX вв.* В статье рассматривается история организации и раз...»

«Приложение 8Б: Рабочая программа факультативной дисциплины История политических партий и движений в России ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВ...»

«© 1994 г. А. П. БОРОДИН * ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ И УКАЗ 9 НОЯБРЯ 1906 ГОДА (Из истории аграрной реформы Столыпина) При всем внимании к столыпинской аграрной реформе важный момент ее истории — обсуждение указа 9 ноября в Государственном совете — остает...»

«Вестник ПСТГУ. Серия II: Филиппов Борис Алексеевич, История. История Русской канд. ист. наук, Православной Церкви. проф. кафедры всеобщей истории ПСТГУ 2016. Вып. 4 (71). С. 84–102 boris-philipov@yandex.ru Ф. РУЗВЕЛЬТ,...»

«http://www.perspectivy.info/ Сайт Фонда исторической перспективы Феномен зимней войны Ржешевский Олег Александрович заслуженный деятель науки РСФСР, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, президент Ассоциаци...»

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь! ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ПЕЧАТАЕТСЯ ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ ИЗ...»

«1 ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОМ ГОСУДАРСТВЕ: БЕЛОРУССКАЯ МОДЕЛЬ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ Лапина Светлана Валентиновна Заведующая кафедрой государственного управления социальной сферой и белорусоведения, доктор социологических наук, профессор Социальное государство как особый феномен общественнополитиче...»

«Географія та туризм УДК 658.1:339, 138 Цвирко М.Ф. РАЗВИТИЕ МАРКЕТИНГОВОЙ СЛУЖБЫ НА КРУПНЕЙШИХ ПРЕДПРИЯТИЯХ ПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ГОРОДА СЛУЦКА МИНСКОЙ ОБЛАСТИ Случчина – край с богатой историей, своеобразной культурой, развитой экономикой. Район – крупнейший производитель сельскохозяйственной продукции Минской обла...»

«Союз нерушимый Наук и Искусств (история МБОУ "Школа №58") Шл 1985 год. Советский Союз переживал Перестройку. У автозаводских комсомольцев города Горького возникла инициатива – строить жиль своими силами, своими руками....»

«Боб Бонд СПРАВОЧНИК ЯХТСМЕНА. Перевод с английского. Ленинград, Судостроение 1989г.Содержание: История парусного спорта в России и СССР. Мировая история парусного спорта. Основы парусного спорта. o Начинающему яхтсмену. o Страховочное снаряжение и одежда яхтсмена. o Вооружение швертбота. o Транспортировка швертбота. o Приемы управления....»

«Bylye Gody, 2015, Vol. 36, Is. 2 Copyright © 2015 by Sochi State University Published in the Russian Federation Bylye Gody Has been issued since 2006. ISSN: 2073-9745 E-ISSN: 2310-0028 Vol. 36, Is. 2, pp. 245-253, 2015 http://bg.sutr.ru/ UDC 94 Russia’s Territorial...»

«Зикриёева Муаттар Вахобовна Роль лексико-грамматических средств в организации текста в таджикском и английском языках Специальность:10.02.20-Сравнительная – историческое, типологическое и сопоставительное языкознанние ДИССЕРТАЦИЯ На соис...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.