WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Под идиоматичностью в лингвистике понимается значение деривата, не равное сумме значений его составляющих. Пропозициональный аспект исследования семантики производного слова открывает возможности более глубокого его изучения. Дальнейший анализ семантики мотиватора, пропозициональной структуры дериватов позволит выявить источники формирования многозначности полисемантов.

Литература:

1. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. – 368 с.

2. Араева Л. А. Словообразовательный тип. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 272 с.

3. Кубрякова Е. С. Категории падежной грамматики и их роль в сравнительно-типологическом изучении словообразовательных систем славянских языков // Сопоставительное изучение словообразования славянских языков. М.: Наука, 1987. С. 37 – 40.

–  –  –

Через год исполнится 225 лет с момента выхода в свет романа А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга В Москву», однако до сих пор продолжается изучение языка произведения, написанного нашим земляком.

Интерес представляет, в частности, лексика романа. В «Путешествии...», кроме нейтрального, чётко выделяются ещё два стилистических пласта лексики – книжная лексика и разговорная лексика.

Обращение к этим пластам обусловлено жанрово-стилистическими особенностями произведения. А.А. Илюшин, анализируя язык и стиль романа, отмечает: «Он, видимо, больше тяготел к буйному разноголосию, к непредвиденным жанрово-стилистическим смещениям и переходам: от живого, непринуждённого диалога к долгому философствованию, от дорожной анекдотической сценки к болезненно-трагическим видениям и снова к бытовым зарисовкам» [2, 5].



Основу книжной лексики составляют славянизмы, а основу разговорной – русские по происхождению слова, широко использованные А.Н. Радищевым: сын, дочь, мать, отец, город, голод, деревня, берег, короткий, пелена, борозда, жеребий, мочь, ночь, нужен, межа, невежество, змея, чело, перст, денный «дневной», уста, очи, десница «правая рука», шуйца «левая рука», перси, радование «радость», рачить «радеть», палица, лобзать, солнушко, ристалище «место для состязаний в беге, скачек» и другие. Исконно русские слова преобладают в тексте романа: их около 2,5 тысяч (более 9 тысяч употреблений).

Исконно русская лексика может употребляться параллельно со старославянской: золотой – злато, волость – власть, серебряный – сребро, сребролюбие, колокол – глагол, молодой – младший, надежнейший – надежда, узы – союз, прежний – прежде, мочь – немощный, борозда – бразда, пелена – плена, нужный – нужда, принужден, змея – змия, ровня – равенство, поравнявшись и другие.

Исконно русская лексика, как и славянизмы, полифункциональна и тоже участвует в реалистическом изображении действительности. Живое русское слово создает поэтику реализма. Русские по происхождению слова выполняют в романе следующие функции: экспрессивную, характерологическую, функцию создания иронического и сатирического плана повествования, описания бытовых сцен, риторическую функцию.

Русское слово выразительно и ёмко по содержанию: отбоярить, пестовать, щелкуны, посулить, посуленное, ровня, прилепить (поцелуй), призариться, смазливый. Разговорные слова, в том числе просторечные, входят в пословично-поговорочные выражения, отражающие народную мудрость: «познания ваши тем основательнее, что вы их приобрели не твердя, как говорят по пословице, как сорока якова», «чуть я не лопнул», «плюнул ему в рожу», «шасть в двери», «рот разинув до ушей зевнул во всю мочь», «выпяля глаза», «голову скружить» и другие. В романе много просторечных сравнений: «как с кубарем», «как брюхатая баба» и других.





Экспрессивность русской лексики усиливается словообразовательными средствами: девка, словеса, солнушко, поседелый, Аннушка, дворянчики, господчики, щегольки, боярыньки, сватьюшки, тетушки, сестрицы, голубушка и другие.

Очень выразительны народные плачи и причитания. Они «дышат»

живым русским словом. Крестьянка, мать рекрута, вопит: «Любезное моё дидятко, на кого ты меня покидаешь? Кому ты поручаешь дом родительский? Поля наши порастут травою, мохом – наша хижина. Я, бедная престарелая мать твоя, скитаться должна по миру. Кто согреет мою дряхлость от холода, кто укроет её от зноя?» Произведение, созданное писателем в защиту поруганного русского народа, блистает метким языком, рождённым этим народом.

Как и славянизмы, русские слова используются для создания портретов и речевой характеристики персонажей. Вот как описывает автор купца третьей гильдии Карпа Дементьича и его жену Аксинью Парфентьевну («Новгород»): «Если точных не спишу портретов, то доволен буду их силуэтами. Лаватер и по них учит узнавать, кто умён и кто глуп. Карп Дементьич – седая борода в восемь вершков от нижней губы. Нос кляпом, глаза серые, ввалились, брови как смоль, кланяется об руку, бороду гладит, всех величает: благоделель мой. – Аксинья Парфентьевна, любезная его супруга. В шестьдесят лет бела, как снег, и красна, как маков цвет, губки всегда сжимает кольцом, ренского выпьет перед обедом полчарочки при гостях, да в чулане стаканчик водки …» Так русским словом Радищев «списывает портреты» именитой семьи.

Речь Карпа Дементьича показывает его профессиональные интересы, в ней отражён купеческий жаргон: «Помню, Карп Дементьич, что за тридцать тысяч рублей, забранных вперёд, ты тысячу пуд льну прислал должникам на раздел. – Ей, больше не можно было, поверь моей совести.

Конечно, им на заморские товары был в том году неурожай (плохой сбыт товаров).

Ты забрал тысяч на двадцать... Да, помню: на них пришла головная боль (убытки от неудачной торговли). – Подлинно, благодетель, у меня голова так и болела, что чуть не треснула».

Пересыпаны пословицами и поговорками реплики крестьянинаповозчика в этой же главе: «Видно, барин, – говорил он мне, улыбаясь и поправляя шляпу, – что ты на Анютку нашу призарился. Да уж и девка! Не одному тебе она нос утёрла... Всем взяла... На нашем яму много смазливых, но перед ней все плюнь. Какая мастерица плясать! Всех за пояс заткнет, хоть бы кого... А как пойдет в поле жать... загляденье. Ну, брат Ванька счастлив... Да веть и парень! Трое вдруг молодцов стали у Анютки свататься; но Иван всех отбоярил. Они и тем и сем, но не тут-та. А Ванюха тотчас и подцепил... То-то, барин! Всяк пляшет, да не как скоморох».

Ирония и сатира достигаются в романе за счёт использования как славянизмов, так и исконно русских слов.

Образцом иронии и сатиры является рассказ присяжного о любителе устриц («Спасская Полесть»):

«...жил-был где-то государев наместник. В молодости своей таскался по чужим землям, выучился есть устерсы и был до них великий охотник. Пока деньжонок своих мало было, то он от охоты своей воздерживался, едал по десятку, и то когда бывал в Петербурге. Как скоро полез в чины, то и число устерсов на столе его стало прибавляться. А как попал в наместники и когда много стало у него денег своих, много и казенных в распоряжении, тогда стал он к устерсам как брюхатая баба. Спит и видит, чтобы устерсы кушать. Как пора их приходит, то нет никому покою. Все подчиненные становятся мучениками. Но во что бы то ни стало, но устерсы есть будет. – В правление посылает приказ, чтобы наряжен был немедленно курьер, которого он имеет в Петербург отправить с важным донесением. Все знают, что курьер поскачет за устерсами, но куда не вертись, а прогоны выдавай. На казенные денешки дыр много. И скачет гонец к «господину Корзинкину, почтенному лавошнику, в С.-Петербурге в Большой Морской», а потом с устрицами – немедля назад («успел лишь зайти в кабак и выпить два крючка сивухи»). А результат? – «Секретарь, пиши представление. За многочисленные в его посылках труды и за точнейшее оных исправление удостаиваю его к повышению чином...».

Художественное своеобразие «Путешествия …» состоит, по мнению А.И. Горшкова в том, что в нём художественно-описательная и повествовательная сторона и публицистическая, философская, политическая сторона связаны неразрывно [1]. Для описания бытовых сцен писатель использует как старославянизмы, так и исконно русские слова. Образцом русского слога является описание крестьянской избы («Пешки»), которое А.С. Пушкин находил замечательным. Анализ этого фрагмента [3] убедительно показывает, что А.Н. Радищев – писатель-реалист, который не боялся «осквернить храм «священномудрой» музы красоты изображением «неизящных», некрасивых и мрачных сторон жизни» [4, 194].

Описание в романе органично переходит в рассуждение. Рассуждение может осуществляться не только на церковнославянском языке, но и на разговорном. Таким является, например, рассуждение о дворянской службе в главе «Крестьцы»: «Смотря иногда на большого моего сына и размышляя, что он скоро войдёт в службу, или, другими словами, что птичка вылетит из клетки, у меня волосы дыбом становятся. Не для того, чтобы служба сама по себе развращала нравы; но для того, чтобы со зрелыми нравами надлежало начинать службу. – Иной скажет: а кто таких молокососов толкает в шею? – Кто? Пример общий. Штаб-офицер семнадцати лет;

полковник двадцатилетний; генерал двадцатилетний; камергер, сенатор, наместник, начальник войск. И какому отцу не захочется, чтобы дети его, хотя в малолетстве, были в знатных чинах, за которыми идут вслед богатство, честь и разум».

Примеры использования исконно русской лексики в тексте романа А.Н. Радищева показывают, что она полифункциональна и подчинена цели создания реалистического произведения – полно, точно, выразительно и ярко изображать картины жизни и быта русских людей конца XVIII века.

Литература:

1. Горшков А.И. Язык предпушкинской прозы. – М., 1982.

2. Илюшин А.А. Язык и стиль Радищева //Русский язык в школе. – № 6. – 1969. – С. 4–7.

3. Кезина С.В. Русская изба в XVIII веке (по роману А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» //Городское пространство в исторической ретроспективе: сб. науч. статей Всероссийской научнопрактической конференции (г. Пенза, 24-25 мая 2013 г.) /Под общ. ред.

О.А. Суховой. – Пенза: Изд-во ПГУ, 2013. – С. 47–49.

4. Светлов Л.Б. Александр Николаевич Радищев. – М., 1958.

–  –  –

Пятьдесят лет назад оборвалась жизнь Василия Семеновича Гроссмана (1905-1964гг.). Документально-художественная повесть «Добро вам!», оказавшаяся последним значительным литературным произведением, можно сказать завещанием самобытного русского писателя, при жизни автора свет не увидела, при публикации в 1965 году в журнале «Литературная Армения»

отдельные места были изъяты, и только в 1988 году произведение было представлено читателям в полном виде.

Однако, несмотря на существенные изменения, произошедшие в советской стране и в мире в целом по сравнению с шестидесятыми, когда В.С. Гроссман создавал повесть, она не только к концу 80-х, но и на сегодняшний день не утратила своей актуальности. Особенно это очевидно в свете межнациональной политики, осуществляемой прибалтийскими государствами, и на фоне мартовских украинских событий, в ходе которых вновь обрели легитимность, казалось бы, разгромленные вместе с гитлеровским рейхом нацистские идеи. Предупреждение о том, как опасен для человечества «национальный экстаз» - одна из ведущих идей повести «Добро вам!».

Благодаря служебной командировке автор получил возможность 2 месяца провести в Армении, в которой раньше никогда не бывал. Он вглядывается в Ереван, городки и поселки на равнинах и горной местности, описывает озеро Севан и столичные внутренние дворики, свадебные и поминальные обряды, отмечает особенности местной кухни и архитектуры.

И все-таки жанр произведения не сводится к путевой прозе, на которую указывает подзаголовок: «Из путевых заметок». Стержнем повествования оказываются не внешние впечатления от путешествия, а социальнофилософские раздумья автора- прежде всего, о сути национального характера, о взаимоотношениях народов, о свободе личности и творчества.

Вот почему писатель отказывается от хронологического принципа повествования, использует иронию и самоиронию в больших пределах, чем обычно допускают записки путешественника, отводит целые страницы собственным переживаниям, «вставляя» их в сюжет.

Здесь, на легендарной земле Армении, автор острее осознает изначальный драматизм человеческого существования, жизни как таковой.

Армения – страна камня, «мертвых, побежденных временем гор» [1, 36], хранящая в древних пещерах память о тех, кто видел Арарат в библейские времена, кто написал: «Все проходит, ничего не проходит…» Над древним языческим храмом возведен христианский собор, но не церковные обряды утверждают вечные заповеди милосердия и любви к людям; по мнению автора, «истинное добро чуждо форме и формальному…, оно там, где есть доброе человеческое сердце» [1, 46]. Истинное добро несовместимо с религиозной нетерпимостью, жестокостью и фанатизмом, чуждается, как неправды, показной пышности, исканий удобства.

Приглашенный к католикосу всех армян Варену I, писатель-атеист ожидает приобщения к особой духовной силе, отрешения от суетного, земного в самом себе. Вопреки ожиданиям, собеседник оказался воплощением «просвещенной светскости» [1, 48], был «мил, прост, добр», 20 минут прошли в житейской суете, с коньяком и шоколадом, с предвкушением от рассказа московским друзьям об этом приеме.

«Душевную силу» верующего В. Гроссман увидел в простом деревенском старом человеке «молоканине» Алексее Михайловиче: «Он говорил с горестью о том, что люди не хотят следовать главному закону жизни – желать того, что желаешь себе, всем людям без изъятия, желать без различия богатства и бедности, без различия национальности, … веры и неверия, партийности и непартийности» [1, 51]. Весь облик крестьянина, более чем скромная обстановка, говорившие о каждодневной тяжелой работе, внимательно слушающие простые слова жена, сын, белоглавые внуки все это глубоко, до слез трогает писателя своей обращенностью к людям, жизненностью, отсутствием каких бы то ни было претензий: «Тут уж не было ни Армении, ни России…, а была душа человека, вот та, что тревожилась, мучилась, верила среди каменных осыпей и виноградников Палестины, та душа, что по-человечески хороша и в пензенской деревушке, и под небом Индии, и заполярной яранге…» [1, 53].

Труд человека и его духовные искания – вот что признает В. Гроссман придающим смысл человеческому существованию. Так огромен труд армянского народа, бесстрашно осваивающего бесплодные прежде камни, что автор отказывается называть этот народ маленьким: «Маленький народ стал казаться мне народом-великаном», несколько раз повторяет оксюморон «маленький великан».

Духовные искания народа запечатлевает искусство, творения тех людей, что скрепляют … любовью и истинность вечного мира, и истинность своего смертного «я» [1, 44]. Гармоничным, совершенным писатель объявляет создание, отразившее «бога всех людей». Творцу необходима подлинная свобода, ведь что в противном случае он выразит – «полный натуральных подробностей, полный тучной пшеницы и дубрав мир, воздвигнутый по конторскому заказу?.. У конторы нет души», - замечает прозаик. Его рассуждения о свободе творчества смыкаются с признанием абсолютной ценности человеческой личности. Пусть мир ее души не отличается стройностью, пусть даже «кривой и косой», как у Пикассо, или однообразно синий, как у Рериха, но они – «миры живого образа и подобия!»

Ведь мир, созданный творцом, тоже – несовершенен.

Как художнику для творчества необходима свобода, так и для гармонического развития народа необходимо свободное общение с людьми различных наций. «… Национальный характер по сути своей характер человеческий», - утверждает автор в начале повести(четвертая глава), после отступления о расхожем, к сожалению, образе армянина из анекдотов об армянском радио, и восклицает: «Как далеки эти лабазные армяне от огромного множества сложных, особых, своеобразных характеров армянских крестьян, солдат, ученых, врачей, инженеров…» «Как могло случиться, что великая литература работала на лабаз, на туполобое, шовинистическое человеконенавистничество?»

В.С. Гроссман по праву считает себя русским писателем, но по причине еврейского происхождения ему знакома и «черносотенная ненависть».

Писатель исследует истоки разновидностей национализма:

«националистического экстаза» малых народов, возникающего как средство обороны достоинства, на почве памяти об угнетении; и «национальной кичливости», способной подтолкнуть «многочисленный и сильный народ» к завоевательным войнам, к порабощению малых государств. В обоих случаях гибнет «человеческая основа» национальной гордости. Так некоторые интеллигенты-армяне видели в армянском искусстве и науке лишь «средство утвердить свое национальное превосходство» и не замечали, как жалко выглядят их потуги.

Пример проявления подлинного национального достоинства В.

Гроссман приводит в заключительной, двенадцатой главе повести. За свободным столом далеком от столицы сельском клубе по обычаю произносят речи-тосты самые уважаемые люди-труженики: о добре и зле, о горькой судьбе народа, оставившего после кровавой резни земли Турецкой Армении, « вере в то, что труд, доброта сильней любой неправды». Один из гостей, плотник, обратился к Гроссману, так как читал его военные статьи, в том числе и об армянах, и выразил сочувствие еврейскому народу, испытавшему много жестоких страданий в годы Второй мировой войны. Все 200 человек поддержали этот акт христианской любви к ближнему. «До конца жизни буду я помнить речи крестьян, - пишет в заключение прозаик, обращаясь к читателям. Пусть обратятся в скелеты бессмертные горы, а человек пусть живет вечно ….

Барёвдзес – добро вам, армяне и не армяне».

–  –  –

1. Василий Гроссман. Добро вам! (Из путевых заметок) / В.: «Знамя» М.- 1988. - № 11 – С. 5-62. [Рукопись подготовлена к печати дочерью писателя – Е.В. Коротковой].

Далее цитаты приводятся по данному изданию.

2. Журнал «Литературная Армения». – Ереван – 1965. - №6-7.

–  –  –

Русский язык являлся и является одним из основных предметов в школе. Нет необходимости объяснять, насколько важно знать язык, насколько важно писать грамотно, правильно излагать свои мысли.

Преподаватели всерьез озабочены подготовкой детей к экзаменам, а дети вместе с родителями переживают за результаты ЕГЭ и ГИА. Школьники поразному пытаются повысить свою грамотность, учителя разрабатывают тесты-тренажеры, используют возможные интерактивные средства в обучении. Но, к сожалению, русский язык остается одним из сложных предметов. Мне хотелось бы узнать, как происходило обучение языков в школах и гимназиях в 19 веке, какие приемы использовали преподавателисловесники, сохранилось ли преемственность в преподавании. Сложно найти свидетелей того времени, поэтому мы и обратились к произведениям литературы, в частности к произведения А.П.Чехова.

Тема работы является актуальной, потому что существует много спорного в вопросах преподавания, и взрослые и дети неоднозначно относятся к обучению и изучению языка. И сейчас, в 21 веке, несмотря на то, что экзамен по русскому языку стал обязательным, у многих подростков качества знаний оставляют желать лучшего, и не всегда это – недоработка учителя. Я предположила, что, несмотря на различия во времени, на методике преподавания, главными в образовательном процессе, в преподавании был и остается учитель, и если он проявит мудрость и человечность, то это отразится на результате обучения. Для достижения данной цели, я изучила рассказы Чехова, в которых он обращает внимание на вопросы преподавания русского языка. Мне хотелось узнать, насколько глубоко Чехов понимал, что такое словесность, в чем состоит трудность изучения русского языка и его преподавания, какую роль в преподавании он отводил учителям.

Учёба в Таганрогской классической гимназии, воспоминания об учителях и наставниках не оставляли Антона Павловича Чехова на протяжении всей его дальнейшей жизни. Начиная с ранних рассказов, таких как « Репетитор» (1883), и кончая «Человеком в футляре» (1898),- писатель раз за разом прямо или косвенно, подробно или вскользь касался вопросов образования. Хотелось бы на примере нескольких рассказов А.П. Чехова показать, насколько глубоко этот мастер слова понимал, что такое словесность, в чём состоят трудности русского языка и его преподавания, что и как писал об учителях – словесниках. Учителей-ретроградов в произведениях Чехова предостаточно. Это и Ипполит Ипполитович Рыжицкий из рассказа «Учитель словесности», и Беликов из « Человека в футляре».

В рассказе «Мыслитель» (1885) тюремный смотритель Яшкин рассказывает смотрителю уездного училища о том, как его обучали русскому языку: « Помню это, вызывает меня раз учитель к чёрной доске и диктует:

«Лекарь уехал в город». Я взял и написал лекарь с е. Выпорол. Через неделю опять к доске, опять пиши: «Лекарь уехал в город». Пишу на этот раз с ятем.

Опять пороть. За что же, Иван Фомич? Помилуйте, сами же вы говорили, что тут ять нужно! « Тогда, говорит, я заблуждался, прочитав же вчера сочинение некоего академика о ять в слове лекарь, соглашаюсь с академией наук. Порю же я тебя по долгу присяги»… Ну и порол. Да и у моего Васютки всегда ухо вспухши от этого ять… Будь я министром, запретил бы я вашему брату ятем людей морочить». (Чехов А.П. Полн. Собр.соч. в 30 томах, том 4. Стр 72 ).

Этот самый горе – преподаватель Иван Фомич привёл Яшкина к полнейшему нигилизму по отношению к русскому языку: тот стал отвергать не только « ять», но и знаки препинания: « Никакого значения не имеют ваши знаки. Одно только мудрование… Наставит десяток запятых в одной строчке и думает, что он умный. Точка с запятой, двоеточие, кавычки разные.

Противно читать даже.».

Но Яшкин отрицанием правил правописания не ограничивается: « По моему мнению, и наук много лишних».

Начав со сложностей русского языка и варварского его преподавания, этот весьма зловещий персонаж заключает:

«Всё на этом свете лишнее»!

Нам, современным читателям, трудно понять проблемы с написанием «ять». После реформы 1918 года эта буква упразднена из русского алфавита.

Но сколько бед выпадало на долю учеников в 19 веке, сколько времени было затрачено на зубрёжку слов, в которых писалась эта буква! Сколько судеб сломано! А между тем, даже после орфографических реформ, в современной орфографии есть случаи, пространно и замысловато трактуемые правилами (слитно и раздельно пишущиеся наречия, одна и две н в причастиях и отглагольных прилагательных) А сколько трудностей вызывают слова с удвоенными согласными, сколько слов- исключений должны держать в памяти школьники? Значит, проблемы, затронутые Чеховым, актуальны и в наше время.

Обратимся к рассказу «Учитель», написанному в 1886 году. Чехов представляет главного героя Фёдора Лукича Сысоева, который 14 лет преподавал в фабричной школе. После очередных экзаменов (четырнадцатых в его педагогической карьере) учитель пребывает в подавленном настроении, несмотря на то что, как пишет Чехов, « сошли эти экзамены прекрасно; все мальчики старшего отделения были удостоены свидетельства и награды;

начальство, и фабричное, и казённое, осталось довольно успехами» ( Чехов А.П. Полное собрание сочинений том 5, стр. 216.) в чём же причина недовольства учителя?

«Ему было досадно, что ученик Бабкин, всегда писавший без единой ошибки, сделал в экзаменационном диктанте три ошибки». Причину учитель видел в том, что «Инспектор, человек молодой и неопытный, статью для диктанта выбрал трудную, а учитель соседней школы, Ляпунов, которого инспектор попросил диктовать, вёл себя «Не по- товарищески»: диктуя, выговаривал слова не так, как они пишутся, и точно жевал слова».

Когда Фёдор Лукич на торжественном обеде, устроенном в честь успешного завершения учебного года, попенял своему коллеге с говорящей фамилией Ляпунов на то, что он вёл себя на экзамене «не по- товарищески», «не корпоративно», тот понять не мог, чем вызвано раздражение Сысоева, Подумаешь, какой-то Бабкин, всегда отличавшийся безупречной грамотностью, сделал три ошибки! Общее мнение собравшихся выражает инспектор: « Ну, стоит ли из-за пустяков горячиться. Три ошибки… ни одной ошибки…ну не всё ли это равно!»

Для учителя, я думаю, не всё равно! Это учительский труд, бессонные ночи. Это радость и награда учителя. Равнодушный человек не может работать с детьми. Равнодушие и педагогика – «вещи несовместные».

О том, чем и как оплачено право Фёдора Лукича Сысоева горячиться и упрекать Ляпунова в некорректности, Чехов напишет в самом конце рассказа: «Он подошёл к столу, где лежала стопка ученических тетрадей, и, выбрав тетрадь Бабкина, погрузился в созерцание красивого детского почерка… А в это время, пока он рассматривал диктант своих учеников, в соседней комнате сидел земский врач и шёпотом говорил его жене, что не следовало бы отпускать на обед человека, которому осталось жить, повидимому, не более недели».

У учителя была чахотка… Помнить о всех \ Бабкиных, сопереживать, сострадать, носить их в сердце, думать о них и не нажить чахотку – довольно трудно. Но именно таким – мудрым, человечным и должен быть настоящий учитель. Проанализировав произведения А.П. Чехова, я выяснила, что в преподавании русского языка многое зависит от учителя, от его нравственных качеств, от способностей увлечь своих учеников.

Орфографические реформы, проводимые в обществе, не делают преподавание русского языка легким. Если учитель сумеет создать мотивацию для учеников, увлечь своим примером, то орфографические и пунктуационные трудности не будут казаться непреодолимыми.

–  –  –

Сегодня одним из самых рейтинговых и востребованных жанров на телевидении является ток-шоу – активно развивающийся как на центральных, так и на местных телеканалах жанр, отличительной чертой которого является зрелищность. В современных условиях, когда от числа реальных зрителей зависят доходы телестудий, конкурентная борьба за внимание аудитории стала особенно острой: для привлечения аудитории телеканалы стараются организовать (просчитать) успех у зрителя. Способы достижения высокого рейтинга программы разнообразны: от темы (скандальной, «страшненькой», модной и т.п.) до выбора языковых средств её отражения (то, что обычно не осознаётся адресатом то-шоу – простым зрителем).

Классическое ток-шоу представляет собой треугольник: ведущий – приглашенные собеседники (эксперты) – зритель в студии.

Пожалуй, одним из самых популярных российских ток-шоу является передача «Пусть говорят», в которой обсуждаются будто бы невыдуманные истории, ищется путь их решения. Настоящие истории людей задевают больше, чем рассуждения на общие темы. Как заявлено на сайте «Первого канала»: «Говорят – «словом делу не поможешь», но программа «Пусть говорят» эту поговорку опровергает».

Цель работы – изучить программу в лексическом аспекте, понять, действительно ли подвергается обсуждению заявленная в передаче тема.

Предмет исследования – лексический состав речи ведущего. Новизна работы обусловлена выбором аспекта проблемы – тем, как лексические средства языка эксплицируют цели и действительное содержание передачи.

Наблюдение над лексическими особенностями речевых высказываний данного ток-шоу позволило выдвинуть гипотезу о его реальных целях, выраженных средствами языка, но мало осознаваемых аудиторией.

Результаты анализа, которые были получены в ходе исследования, могут послужить хорошим иллюстративным материалом для начинающих журналистов.

В процессе исследования нами была рассмотрена программа, которая ставила своей задаче помочь 13-летней Наташе Галушкиной, имеющей избыточный вес –160 килограммов.

Классификация лексических средств, использованных Андреем Малаховым и отражающих содержание передачи (в грамматическом плане – имен существительных), позволила выявить следующие тематические группы:

Семья: семья, мать, отец, родители, дети, грудничок, ребенок, бабушка, племянница.Эмоции: стресс, обида.

Предметный мир: 6 тарелок с рисом, 4 тарелки с рыбой, 35 бананов, 50 печений, 4 пакета чипсов, еда, поезд, машина, самолет, класс, документ личности, фотография, вода, молоко, школа, сухофрукты, каша, конфетки, колбаска, видео, белый хлеб, платье, парта, стихи, реклама, программа, куртка, письмо, телевизор, компьютер, смс-ка, деньги, капуста, кадры, размер.

Окружение: пьянь в хуторе, труженики, враг, девочка, жительница тверской области, учителя, девчонки, ребята, друзья, врач, корреспонденты, одноклассники, куры, гуси, огромное сельское хозяйство.

Абстрактные понятия: день смеха, задача, ответственность, проблема, мечта, пауза, детство, речь, мудрость, правила, возможность, истории, предложение, вопрос.

Временное пространство/ геопозиция: мир, сегодня, обед, год, (сколько) лет, три недели, раз в неделю, тверская область, после рождения, столовая.

Проблемы: проблема, ожирение, недостатки, перекус.

Уменьшительно-ласкательные обращения: котенька моя, моя дорогая.

Как показал анализ, только 8% существительных, использованных ведущим, такт или иначе соответствуют заявленной теме.

Исследование лексем-прилагательных показало активное одинаковое употребление относительных прилагательных (не выражающих оценку), например: невыдуманные (истории), родительские (права), школьная (столовая) личные (переживания), тринадцатилетняя (девочка), короткая (реклама), приемная (мама), первый (прием пищи), семьдесятчетвертый (размер), психологический (вопрос), приемный (отец), мобильный (телефон) и др.

Исследование лексических единиц (прилагательных и существительных), имеющих эмоционально-оценочные коннотации, привело к выводу о достаточно низком уровне их употребления, тем самым подтверждается концепция программы – ведущему не выражать напрямую оценку происходящего, например: с отрицательной оценкой – смертельно опасный (вес), самая тяжелая (девочка), смертельные (килограммы), критическая (ситуация) и т.п.; с положительной оценкой – прикольная (девочка), здоровое (питание), любимое (блюдо), счастливы (все) и т.п.

Примечательно, что для характеристики тематических имен существительных, автор использует достаточно мало прилагательных. Если рассмотреть их в общем соотношении всех слов, употреблённых ведущим, то это всего лишь 12% от общего количества.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что изначально заявленная в ток-шоу тема рассмотрена в полной мере не была, что нашло отражение в лексическом составе реплик ведущего. От нее отошли еще в самом начале, начав говорить о чем угодно (о семье девочки, о школе, об отношениях родственников и т.п.). Действительно, данное ток-шоу вполне оправдывает свое название «Пусть говорят» – пусть говорят: неважно, о чем и в каких выражениях, говорят все – очевидцы, соседи, дальние и близкие родственники, противники и сторонники, известные политики, лучшие психологи, знаменитости, "звезды" шоу-бизнеса, журналисты, зрители, присутствующие в зале. Но вот о чём?

Как оценивает проблему, участников шоу сам ведущий, практически никак не выражается на лексическом уровне: Андрей Малахов очень аккуратен в выборе слов, Все его отношение видно в основном из интонаций.

Порой он может прервать человека, перескакивая с одного на другое, и, в результате, никто не сможет высказать свое мнение. Все это говорит об особом профессионализме ведущих ток-шоу подобного рода, истинной целью которых является поднять рейтинг передачи (или : «сделать рейтинг») любой ценой. На поверхности – тема, сформулированная языковыми средствами так, что по той или иной причине захватывающая аудиторию, в том числе и скандал, всегда привлекающий внимание, видимо, так и было задумано с самого начала, и ведущий отлично справляется с поставленной задачей. О решении проблемы и вообще о проблеме героя в ток-шоу говорится мало, рейтинг программы зависит от ее скандальности.

–  –  –

Наш язык – отражение нашей жизнедеятельности, тех процессов, которые происходят в нашей стране. Поэтому особенности языка непосредственно связаны с экономической, политической и культурной жизнью общества. Средства массовой информации освещают проблемы современности, вследствие чего язык газетных текстов вне зависимости от степени локализации выступает как средство формирования взглядов и управления поведением людей. В провинциальном городе, кроме федеральных и региональных изданий, большой популярностью пользуются местные газеты, поскольку в них прежде всего освещаются те вопросы, которые близки и интересны читателю. Так, в г. Каменке одним из видов средств массовой информации, дающих наиболее полную оценку событиям, является газета «Каменская Новь».

Муниципальная еженедельная газета, выходит дважды в неделю, тираж составляет 8000 экземпляров. На сегодняшний день издание придерживается красно-черно-белого формата.

Газета была основана 23 марта 1930 г. и имела название «Каменский колхозник», первый тираж составлял 3945 экземпляров. 26 октября 1930 г.

подписчики получили 1-й номер газеты, отпечатанный в Пачелмской типографии. В декабре 1930 г. начала работать Каменская типография. С 1 января 1957 г. газета называется «Красное знамя». В 1994 г. газета стала называться «Каменская Новь». В настоящее время штат сотрудников составляет 22 человека. На протяжении многих лет журналисты газеты участвовали в различных творческих конкурсах. Коллектив и отдельные работники не раз награждались почетными грамотами, дипломами. В апреле 2008 г. лауреатом Всероссийского конкурса «Экономическое возрождение России» стал корреспондент газеты «Каменская новь» А.А.Пичугин [4].

Сегодня газетный текст в целом являет собой пример взаимодействия нормированного книжного и разговорного языка. Отступления от литературной нормы создают определенную тональность, оценочность, экспрессивность, способствует созданию реалистичности при описании явлений. Через СМИ получают распространение также заимствованные слова, производственные, компьютерные и денежно-финансовые термины.

«Среди языковых и стилевых особенностей СМИ можно назвать:

Высокую степень стандартизации используемых средств устойчивые и клишированные выражения, штампы, стандартные термины и названия.

Использование экспрессивных слов и выражений.

2.

Использование разговорной, сниженной, сленговой и 3.

ненормативной лексики.

Использование идиоматической лексики.

4.

Необычные газетные заголовки, построенные на игре слов, 5.

каламбурах» [5, 254].

Рассмотрим на примере газеты «Каменская Новь» представленные выше языковые характеристики СМИ и выделим особенности языка данного провинциального издания.

Наиболее часто встречающиеся рубрики в газете:

Новости;

Здравоохранение;

Спорткурьер;

Событие;

Хроника происшествий;

Образование.

Помимо названий рубрик, которые носят общий характер, есть отражающие отношение к городу, его истории: «Краеведение», «Каменка и каменцы».

Как показал анализ газетных публикаций, в целом применяется общеупотребительная лексика, однако можно выделить некоторые отступления от литературной нормы в провинциальном издании.

Журналистами используется разговорная и эмоционально окрашенная (сниженная) лексика. Авторы нередко употребляют такие слова, как «мытарства» (скитание), «прогулы» (отсутствие на работе), «болячки»

(болезни). Причем тематика данной лексики разнообразна. Так, можно выделить следующие тематические группы: криминал («кража «на рывок», попадаются «на удочку»), частная жизнь («бесшабашный», «тянула» детей, «молотил хвостом», «зверье гонять», «нюансы местного пейзажа», выполнять «на ура» обязанности, сотовый «пиликает», «тянуло шашлычком», «блиноеды», «улюлюканье», «частушечники», «посмаковали», «душе было где развернуться»), проблемы ЖКХ (перевели «на индивидуалку», «аварийка», «многоэтажка», освещение «выбили»), спорт («карты» - картинг, «лечат» автомобили), личные достижения («созрела» до областного уровня, «штурмовать», «зажигает» на сцене), образование («дошколята», никто учиться «не тащил», увидеть «изнутри кухню», «ребятня», школьники «зажигают», «кроха», «детка»).

Можно отметить, что использование разговорных слов и выражений помогает авторам материалов выразить в тексте собственное мнение, передать иронию, создать определенный эффект. «Формат издания, направленный на массового читателя, позволяет журналистам использовать разговорную и сниженную лексику, чтобы общаться с читателями на их языке и на более понятном уровне освещать актуальные события» [1, 125].

Отмечено, что во многих материалах используются устойчивые выражения, фразеологизмы: «оттачивали до совершенства», «праздник для души», «глаза загорелись», «от зари до зари», «не лыком шиты», «дома стены помогают», «работать в полевых условиях», «каждый…несет свой крест…», «не сотрется из памяти», «по сердцу пришлась», «глаз не нарадуется», «от звонка до звонка», «больной вопрос», «частичка души», «покорять новые вершины».

Также на страницах «Каменской Нови» можно заметить немалое количество терминов, аббревиатур и заимствованных слов. Такие слова, как «брифинг», «резидент», «бациллярный» не всегда понятны читателю, поэтому авторы употребляют их в совокупности с нейтральными или разговорными словами, таким образом частично пояснив их значение.

По тематике используемые термины, аббревиатуры и заимствованные слова также разнообразны:

Бизнес (арендовать, гранты, консалтинговый, бизнес-инкубатор, ликвидный, веб-сервис).

Политика (экстремизм, терроризм).

Экономика (трансферт, бюджет, коррупция, ПФР, ЛКП, НК РФ, Минсельхоз).

Медицина (контингент, вирус, ЦРБ, рентгенография, субфебрильная температура, диспансер, иммунитет).

Производство (реконструкция, КИП, ОАО, МОУ ДОД ДООЦ, ООО ПКФ).

Спорт (ДЮСШ, ЦДТ).

Правоохранительные органы (ОВД, ГИБДД, ДТП).

Для создания экспрессивных контекстов в районной газете используются такие стилистические приемы, как перифраза, реминисценции, прием столкновения слов с разной стилистической окраской, трансформация фразеологизма, каламбуры различного типа.

Прием перифраза в газетных статьях не получил широкого распространения, однако используется с целью эмоционально воздействовать на читателей: «Блюстители чистоты в оранжевых жилетах». Журналисты, используя реминисценции – «отсылки» к отдельным литературным произведениям, желают привлечь внимание читателя, выразить свое мнение по поводу произошедших событий: «Ловись, рыбка!», «В полицейские пойду, пусть меня научат», «Все работы хороши». Пословицы в публицистическом стиле встречаются редко: «Помни прошлое, оно учитель будущего». Трансформация пословиц в СМИ делает газетный текст более выразительным: «В теле появилась несказанная бодрость, а дух воспрял».

Языковые каламбуры с использованием сниженной лексики необходимы для выражения авторской иронии к описываемому событию: «Пили и будем пить!» Таким образом, выразительность публицистической речи достигается за счет экспрессивности, под которой понимаются такие средства, благодаря которым журналист выражает свое субъективное отношение к проблеме.

Итак, исследование текстов муниципальной газеты «Каменская Новь»

привело нас к следующим выводам:

1. Чтобы текст был не просто понятен, но и интересен читателю, журналист обогащает его разговорными фразами, терминами, заимствованными словами и устойчивыми выражениями.

2. Главная цель издания – информирование читателей, освещение актуальных проблем. Поэтому для описания различных событий журналистам требуется разный набор словесных конструкций, которые помогут более подробно, ярко и эффективно донести до читателя суть той или иной новости.

Районная газета «Каменская Новь» содержит много разговорных слов, журналисты используют эмоционально окрашенную лексику, для того чтобы выразить отношение к событию. Издание ориентировано на разновозрастную аудиторию, и использование разговорной лексики также можно объяснить желанием журналистов привлечь внимание каждого читателя, расставить оценочные акценты. Разговорные слова создают имитацию диалога, беседы, а также помогают создать эффект доверительных отношений между читателем и журналистом.

Заимствованные слова и термины помогают сжать информацию, чтобы материал был достаточно информативным. Термины, понятия и англицизмы характерны для экономических и политических материалов. Благодаря штампам журналисты могут создать впечатление абсолютной объективности и беспристрастности.

Литература:

Володина М.Н. Язык СМИ – основное средство воздействия на 1.

массовое сознание // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования. – М., 2003.

Каменская Новь: газета Каменского района. – Каменка: Изд-во 2.

«ГАУ Пензенской области «Редакция газеты «Каменская Новь», 2013. – №21, 45, 68, 83, 99.

Каменская Новь: газета Каменского района. – Каменка: Изд-во 3.

«ГАУ Пензенской области «Редакция газеты «Каменская Новь», 2014. – №5, 6, 8, 10, 12, 13, 16.

Сайт газеты «Каменская Новь»: no kamen.ru 4.

5. Солганик Г.Я. Стилистика текста: учебное пособие. – М.: Флинта, 2007.

Языковые особенности речи спортивного комментатора (на примере речи спортивных комментаторов Дмитрия Губерниева (канал «Россия2») и Владимира Тер-Казарова (11 канал г. Пенза)

–  –  –

Спортивная журналистика в нашей стране имеет большие традиции.

Старшее поколение помним имена Николая Озерова, Георгия Саркисьянца, Владимира Маслаченко и других комментаторов. Эту эстафету сегодня продолжают Дмитрий Губерниев, Василий Уткин, Виктор Гусев, Владимир Стогниенко и другие теле- и радио обозреватели.

Местные каналы и радиостанции также не оставляют без внимания спортивную тематику. С экранов телевизоров мы слышим голоса Владимира Тер-Казарова, Елены Никитиной, Вячеслава Пономарёва, Анны Малковой, которые ведут свои репортажи со спортивных мероприятий.

Спортивным журналистом №1 в России называют Дмитрия Губерниева, комментатора телеканала «Россия-2». В 2012 году он признан журналистом года по версии Biathlon-Award.

Владимир Арташесович Тер-Казаров – пензенский спортивный обозреватель телерадиокомпании «Наш дом», автор и ведущий программ «Спорт на 11» и «Спорт будни», которому присущи «природный артистизм, нестандартные фишки и индивидуальный подход к каждому.

Для анализа речи Дмитрия Губерниева мы обработали 8 видеозаписей Чемпионатов России, Европы и мира по биатлону 2012- 2013 годов с сайта YouTube, а также 8 он-лайн-трансляций Чемпионата мира 2013 года, где комментировал известный обозреватель.

В лексическом арсенале Дмитрия Губерниева мы находим следующие элементы обращения к зрителям: дорогие друзья, уважаемые друзья. На наш взгляд, слово «друзья» употребляется Губерниевым не случайно, так как указывает на близкие отношения, основанные на общности интересов. Часто в речи Губерниева употребляется местоимение МЫ, причем под ним могут подразумеваться как говорящий, так и зрители: «И вновь МЫ в эфире, дорогие друзья», «Красивый, конечно, биатлон МЫ сегодня наблюдаем», «Ветер биатлона гонит нас вперёд».

Воздействующая функция спортивного дискурса при использовании лексики проявляется, прежде всего, в новизне значений, возникающей благодаря расширению лексической сочетаемости слов. Эта черта непосредственно связана со стремлением выразить мысль броско, экспрессивно. Именно в этом Дмитрий Губерниев превосходит многих телерепортёров.

Слов Прямое значение Новое значение о сереб металлический цвет, серебряная схватка (о ряный оттенок серого борьбе за серебряные медали) застре убить себя из застрелился лился огнестрельного оружия (промахнулся) театр место для зрелищ биатлонный театр Экспрессивность выражений, употребляемых Губерниевым, достигается широким использованием, с одной стороны, высокой книжной лексикой («стабильность в стрельбе, победный дубль), с другой – разговорной и просторечной («пошуровать, в загашнике, оплошность, шибко»), иногда и столкновением лексических пластов («комбинация зубодробительная», когорта спортсменок»).

Среди языковых особенностей в речи Д. Губерниева можно отметить использование фразеологизмов, устойчивых оборотов, пословиц и поговорок, которые комментатор обыгрывает в соответствии с ситуацией.

Мы разграничили идиомы с положительной и негативной оценкой.

Идиомы с положительной Идиомы с отрицательной оценкой оценкой Праздник был и на российской Не бог весть как стреляет улице Страна у твоих ног, Ольга Работы невпроворот Зайцева Минута без комментатора - это Никак не может поймать тоже счастье стрельбу Публицистический стиль обнаруживает себя в речи спортивного комментатора и в области словообразования. Здесь мы отметили следующие образования: «полное безмедалье», «старт получился мажористым», «узёхонько на трассе».

Использование разнообразных средств выразительности продиктовано стремлением к достижению яркости и образности речи. В результате анализа выражений мы определили следующие изобразительно-выразительные средства в речи Д. Губерниева.

Троп Примеры Сравнение Лысый, как бильярдный шарик, шведский спортсмен Эпитет Сделать золотой дубль, серебряная схватка Метафора Ветер биатлона гонит нас вперёд, бежит время Гипербола 100 человек на старте, а побеждает Фуркад С точки зрения синтаксиса для спортивного дискурса характерны восклицательные предложения по эмоциональной окраске и побудительные по цели высказывания. В речи журналиста мы отметили следующие восклицательные предложения: «Приветствую всех!», «Das ist fantasticsh!», «Медаль от нас не уйдёт!», а также побудительные конструкции: « «Ну, стреляй же, стреляй!», «Алёша, терпи, терпи!»

По мнению специалистов, выделяют четыре основных интонационных регистра: Губерниев отдаёт предпочтение регистру «Победа», даже в том случае, когда борьба только начинается.

Отличительной особенностью стиля Д. Губерниева является обыгрывание фамилий спортсменов («как же он бросается на фуркадовский бастион» - Симон Фуркад»; Максим стреляет, как одноимённый пулемёт»- М.Чудов, «Малышко не малыш в гонке» - о Д.

Малышко»).

Нами проанализированы 16 архивов передач «Спорт будни» местного 11 канала с сайта PENZAINFORM.RU. с различных соревнований, комментатором которых был В.Тер-Казаров.

Интонационный темп спортивного обозревателя соответствует нейтральному регистру. Комментарии Тер-Казарова отличаются достоверностью, точностью фактов, конкретностью,. Композиционные части репортажа традиционны. Во вступлении В. Тер-Казаров приветствует телезрителей (приветствие традиционно: «Здравствуйте, дорогие друзья!»), представляет соревнование, рассказывает об обстановке на стадионе или на площадке, «совершает» экскурс в историю спорта («Осень. Время традиционного урожая на турниры по художественной гимнастике», «Мы с вами на хоккее. Продолжаются домашние встречи «Дизеля».

Отметим типичную фразу комментатора «мы с вами», при помощи которой он стремится создать доверительные отношения между ним и телезрителями.

Для спортивного дискурса характерно широкое использование терминологии. В речи Тер-Казарова мы обнаружили следующие специальные слова: «батман», «твист», «пируэт (бальные танцы);

«вбрасывание», «пас», «проброс», «буллит» (хоккей с шайбой); «дриблинг»

«жёлтая карточка», «положение вне игры», «полузащитник», «нападающий» (футбол). Умение «быть в теме» говорит о профессионализме телеведущего.

Средства эмоционального воздействия, употребляемые в жанре репортажа, многообразны. К таким средствам выразительности, присущим речи Тер-Казарова, отнесём переносное значение слов и выражений: «время урожая на турниры», «творцы победы», «здесь сквозит любовь», «чистая тактика». Лексический повтор, характерный для языковых особенностей речи комментатора («нельзя нарушать, нарушать»; «но сейчас, сейчас-то любо дорого, как действовали в защите»; «надо, надо, ребята») концентрирует внимание зрителей на предмете речи.

Яркости речи способствуют устойчивые обороты, фразеологизмы, используемые в дискурсе комментатора: «любо дорого смотреть», «по большому счёту», «меняется в корне», «процент заброса не выдерживает никакой критики», «львиная доля очков досталась», «не так страшна «Аврора», как её малюют».

Для синтаксиса публицистики характерно использование однородных членов («пары совершенно разные по настроению, костюмам, танцам», «здесь сквозит любовь, движение») вводных слов («в целом, в частности).

В концовке репортажа обозреватель стремится оставить хорошее впечатление о себе и игре. Традиционно прощание В. Тер-Казарова: «Это всё, друзья мои!»

Нами предпринята попытка сопоставить языковые средства, используемые Д. Губерниевым и В. Тер-Казаровым. Сравнивая темп и тембр речи, отметим, что у Д. Губерниева темп речи быстрый, местами убыстрённый в моменты наивысшего напряжения на арене. Интонационный тон В.Тер-Казарова средний, хотя и он стремится выразить эмоции по поводу происходящего. Телекоммментаторы профессионально владеют специальной терминологией, характерной для того или иного вида спорта. Есть общее в использовании выразительных средств: это оценочные слова (арсенал таких слов у Д. Губерниева богаче), употребление устойчивых выражений (несмотря на постоянный состав слов во фразеологизмах, Д. Губерниев переосмысливает их значение, наполняя новым содержанием).

Семантический уровень спортивного дискурса многообразнее у Дмитрия Губерниева благодаря расширению лексической сочетаемости слов, которые он использует в речи. Журналист умело оперирует различными пластами лексики, причём просторечия воспринимаются вполне естественно и логично в контексте речи комментатора.

Отметим, что Д.Губерниев использует различные продуктивные аффиксы для образования новых слов, пополняя тем самым спортивный тезаурус.

Отличительной чертой языковой личности Губерниева является приём обыгрывания фамилий спортсменов. Таким образом, языковые средства, используемые спортивными журналистами, направлены на то, чтобы привлечь внимание к спорту, спортивным состязаниям, быть оригинальными, неординарными, нестандартными при ведении репортажа.

Литература:

1.Аверина О. А. Речежанровые особенности дискурсивной языковой личности спортивного комментатора /Межвузовский сборник научных трудов, Новосибирск, 2001

2.Большой энциклопедический словарь, М., 2009

3.Зильберт Б.А., Зильберт А.Б., Спортивный дискурс: базовые понятия и категории, М, 2001

4.Казеннова О. А. Функционирование фразеологизмов в устном дискурсе : на материале спортивных репортажей : диссертация... кандидата филологических наук : 10.02.01 / Казеннова Ольга Александровна; [Место защиты: Ин-т рус. яз. им. В.В. Виноградова РАН].- Москва, 2009.

5.Кузнецов Г.В., Цвик В.Л., Юровский А.Я., Телевизионная журналистика, М., 2005

6.Лаптева О.А., Живая русская речь с телеэкрана, М.: «Едиториал УРСС», 2001

7.Малышева Е.Г. Русский спортивный дискурс: лингвокогнитивное исследование: научная монография / Е.Г.Малышева, Омск: Изд-во Омск. гос.

ун-та, 2011.

8.Михайлов С.А., Мостов А.Г. Спортивная журналистика / В.А.

Михайлов, А.Г.Мостов, С-Пб., 2005 год.

9.Ромашко С.А. Языки русской культуры, М.: Изд-во МГУ, 1998.

–  –  –

Современная журналистика развивается довольно быстрыми темпами, но существует ряд проблем, которые замедляют её движение. Что мешает развитию журналистики сегодня? За ответом мы обратились к авторам прошлых лет, чьи умы были обеспокоены тем же вопросом.

М. В. Ломоносов в работе «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии» выдвигает ряд требований, которых должен придерживаться каждый журналист и сегодня: 1. Строгое и правильное разыскание истины. 2.

Не позволять примешивать заблуждение к истине и выдавать простые предположения за доказательства, а старое – за новое. 3. Не судить о том, чего совсем не понимаешь. 4. Прежде чем браться за написание работы, взвесить свои силы. 5. Изгнать из своего ума всякое предубеждение. 6. Уметь доказать фактом и аргументом выдвинутый тезис. 7. Не спешить с осуждением гипотез. 8. Нет более позорного, чем красть чужие идеи. 9.

Детально изучить критикуемое произведение, запасшись опровергаемыми фактами. 10. Не создавать себе слишком высокого представления о своем превосходстве [3].

Н. В. Гоголь в работе «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году» обращает внимание на следующую проблему: «Она (критика) должна быть необходимым условием всякого журнала. Даже множество помещенных в журнале статей ничего не значит, если журнал не имеет своего мнения и не оказывается в нем направление, хотя даже одностороннее, к какой-нибудь цели» [2]. Н. В. Гоголь обвиняет журнальную литературу в «бесцветности» и отсутствии «живого журнального движения».

Этот тезис автор раскрывает на примере «Библиотеки для чтения», «Телескопа» и «Молвы», изданий «Северная пчела», «Сын Отечества» и др.

В. Г. Белинский в «Ничто о ничем, или отчет г. издателю "Телескопа" за последнее полугодие (1835) русской литературы» утверждает, что настоящих обозревателей нет и не было, что всякая критическая и обозревающая статья превращалась в восхваление того или иного автора.

«Народ или общество есть самый лучший, самый непогрешительный критик»

– тезис В. Г. Белинского [1]. Значит, каждый критик должен, прежде всего, основываться на интересах общества, а не на личных предпочтениях.

Главные качества публициста, по мнению Н. Г. Чернышевского («Г.

Чичерин как публицист»), в следующем: 1) «он выражает и поясняет те потребности, которыми занято общества в данную минуту»; 2) демонстрирует «понимание форм, по которым движется общественный прогресс»; 3) он должен «вразумлять» общество. Публицист должен остерегаться: «потворства «современному кумиру нашего временного увлечения», искажения фактов; «принимать на веру чужие слова, лишенные положительного смысла»; «преувеличивать все хорошее», «высокомерия приказывать и наказывать». Проблемы публицистики, по мнению Н. Г.

Чернышевского, в равнодушии к вопросам, которые излагаются («Более того, излагающие их часто не компетентны в данных вопросах»), в «бессмыслии мысли» [4].

А. П. Чехов в юмористическом рассказе «Два газетчика» представляет журналистов Рыбкина («Начихать вам на головы!»), человека «обрюзглого, сырого и тусклого», и Шлепкина («Иуда предатель»), «живого, веселого, розового» [5]. Автор призывает видеть новое в обыденном, причём такая новость должна быть важной и полезной для читателя. Читатель охотнее обратится к заметке о том, что произошло «за углом», нежели о том, что произошло в жаркой Африке. Таким образом, «неправдоподобным рассказом» автор доводит до читателя правило каждого журналиста – освещать лишь важную, полезную информацию, источник которой хорошо знаком аудитории.

В «Корреспонденте» А. П. Чехов знакомит читателя с Иваном Никитичем, «маленьким старичком в темно-зелёном поношенном сюртуке со светлыми пуговицами». Всё в этом старичке несуразное, гиперболично маленькое и ничтожное: «поднял свои голубые глазки и страшно сконфузился», «замигал глазками и скушал сардинку», «осторожно взялся за рюмку» [5]. Иван Никитич сознательно подавил в себе всяческое проявление уважения к самому себе, к «нолику». Своим поведением корреспондент унижает всякого представителя той же профессии: «Он пыхтел, кряхтел, пищал, страдал, но…блаженно улыбался». Такой же манеры поведения будет ждать «почтенная публика» от всякого журналиста.

Таким образом, писатели, журналисты ещё в XVIII – XIX веках обращали внимание на то, что нужно уважать и ценить свою профессию, возвести в идеал служение истине.

Литература:

1. Белинский В. Г. Ничто о ничем, или отчет г. издателю "Телескопа" за последнее полугодие (1835) русской литературы [Электронный ресурс].

Доступно на: URL: http://az.lib.ru/b/belinskij_w_g/text_0900.shtml (режим доступа – свободный).

2. Гоголь Н. В. О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году [Электронный ресурс]. Доступно на: URL: http://febweb.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps8/ps8-156-.htm (режим доступа – свободный).

3. Ломоносов М. В. Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии [Электронный ресурс]. Доступно на: URL:

http://www.journ.msu.ru/about/lomonosov/journ_about.php (режим доступа – свободный).

4. Чернышевский Н. Г. Г. Чичерин как публицист [Электронный ресурс]. Доступно на: URL:

http://az.lib.ru/c/chernyshewskij_n_g/text_1859_chicherin.shtml (режим доступа

– свободный).

5. Чехов А. П. Два газетчика. Корреспондент [Электронный ресурс].

Доступно на: URL: http://az.lib.ru/c/chehow_a_p/text_0040.shtml (режим доступа – свободный).

Тематические парадигмы лексики в социальных публикациях современных российских журналистов

–  –  –

Понимание «социального» достаточно широко: оно не сводится исключительно к проблемам социально незащищенных слоев общества, но при этом и не расширяется до бесконечности, ограничиваясь отношениями.

Социальная журналистика – это направление в журналистике, занимающееся освещением социальных проблем и вопросов общества;

проблем, связанных с противоречием внутри общества. [1, 7] Тематика социальной журналистики обширна, для определения ее границ, мы решили исследовать лексику, которую используют журналисты;

она складывается в тематические парадигмы.

Тематическая парадигма – это ряд, объединяющий слова одной темы;

они не имеют общего родового слова, оно выводится из лексических значений входящих в состав парадигмы слов.

На сегодняшний день направление «социальная журналистика»

процветает, появилось большое количество изданий с «человеческим лицом». В своем исследовании мы рассмотрим публикации журналиста Валерия Панюшкина для выделения в них тематических парадигм. Он один из первых российских журналистов начал затрагивать в своих публикациях острые социальные темы. Начинал как сценарист в телевизионной программе «Матадор» на Первом канале, с 1996 г. работал в издательском доме «Коммерсантъ», в 1999—2001 г. вёл на «Нашем радио» вечернее шоу «Клиника 22», вёл постоянную рубрику в «Газета.ру», был шеф-редактором журнала «Gala», работал в журнале The New Times, газете «Ведомости» и журнале «Сноб». В настоящее время ведёт собственную передачу на канале «Дождь». Его экспрессивные и всегда честные материалы будоражат аудиторию и вызывают неизменный интерес и у единомышленников Панюшкина, и у его оппонентов.

В публикации «Триумф безволия» [3] затрагивается проблема усыновления ВИЧ-инфицированных детей. «Парад сиротской гвардии» [2] о детях-инвалидах, населяющих детские дома, «Поля вечной очереди» - о сложности получения жилья сиротами. Все материалы объединяет тема социальной неустроенности детей-сирот, бесконечные проблемы нормального существования. Помимо того, что эти дети брошены, их положение усугубляет то, что они являются либо инвалидами, либо тяжелобольными. Вследствие этого, мы можем наблюдать тематические парадигмы, присущие двум из трех материалам, которые мы рассматриваем в рамках нашего исследования.

Лексико-тематическая парадигма «дети-инвалиды» («Триумф безволия»): «даунята», «ДЦПята», «лежачие с позвоночной грыжей», «плюсики», «хрустальные», «бабочки», «детишки». Автор прибавлением уменьшительно-ласкательных суффиксов к названию болезни (синдром Дауна, ДЦП), создает названия для ребят, страдающих этими болезнями. В этих наименованиях чувствуется забота, сочувствие, понимание, что речь идет о несчастных детях. Уменьшительно-ласкательный суффикс Панюшкин прибавляет и к слову «дети», которое использует в материале неоднократно.

Стоит отметить профессиональные авторские жаргонизмы. «Плюсики» ВИЧ-положительные малыши, «хрустальные» - больные с диагнозом «несовершенный остеогенез» (недуг поражает костную систему, что приводит к частым переломам), «бабочки» - дети с буллезным эпидермолизом (кожа этих ребят не прочнее крыльев бабочек).

Использование этих профессионализмов дает понять читателю компетентность автора.

Рассмотрим эту же тематическую парадигму в материале «Парад сиротской гвардии»: «Синие Треугольники», «сироты-инвалиды», «умственно-отсталые», «дети с ДЦП», «дети с ВИЧ», «дети с синдромом Дауна», «спинальники», «аплазийщики», «челюстно-лицевые», «дети с несовершенным остеогенезом», «дети с буллезным эпидермолизом».

Несмотря на то, что тематически обе эти публикации схожи, эмоциональный окрас и сама подача материала разительно отличаются, поэтому лексика выбрана автором иначе. Преследуя цель – изображение военного корпуса, состоящего из детей-сирот, многие из которых серьезно больны или вовсе инвалиды, автор отбирает сухую лексику. Тем самым он подчеркивает принадлежность ее к военной тематике. Здесь мы не увидим уменьшительноласкательных суффиксов в словах. Подавая факты как суровую правду, Панюшкин в тематическую парадигму «дети-инвалиды» вносит страшные названия болезней. Среди них мы встречаем еще один профессионализм – «спинальники» (дети с грыжей спинного мозга) и удивительно точный и метафоричный неологизм «Синие Треугольники». Так журналист называет ребят с пороком сердца; синий носогубный треугольник — его очевидный симптом. Читатель сразу чувствует меткость этого авторского названия.

Лексико-тематическая парадигма «чиновники» («Поля вечной очереди»): «ответственные», «городские чиновники», «законодатель», «мэр», «министерство», «губернатор», «собес». Среди этой парадигмы выделяется эмоционально окрашенное слово «ответственные», оно носит негативную окраску и заключает в себе авторскую позицию: именно эти люди отвечают за неблагосостояние детей-сирот и инвалидов. На их совести погубленные детские жизни.

Та же тематическая парадигма в статье «Триумф безволия»

представлена следующими словами: «депутаты», «подлецы», «злонамеренные мерзавцы», «министерские чиновники». Тематика этого социального материала сразу проясняется. В одном ряду с нейтральными названиями чиновников мы встречаем слова с ярко выраженной негативной окраской. «Подлецами» и «злонамеренными мерзавцами» Панюшкин окрестил власть имущих, не желающих и не способных помочь страдающим детям.

Лексико-тематическая парадигма «медицинская терминология»

(«Триумф безволия»): «антивирусные таблетки», «вирусная нагрузка». В материале «Парад сиротской гвардии»: «носогубный треугольник», «порок сердца», «эхокардиограф», «умственная отсталость», «грыжа спинного мозга», «внутриутробная операция», «ДЦП», «синдром Дауна», «заячья губа», «волчья пасть». Безусловно, рассказывая о проблемах инвалидности детей из детских домов, нельзя обойтись без медицинских терминов.

Наличие большого количества таких слов определяется тематической привязанностью к тексту.

После того, как мы рассмотрели общие для данных материалов тематические парадигмы, перейдем к частным. В статье «Парад сиротской гвардии» мы выделили еще одну лексико-тематическую парадигму гвардия»: «полк», «колонна», «парад», «шествие», «взвод», «полурота», «рота», «подразделения». Представленная парадигма использовалась журналистом для создания художественного образа, заявленного в названии материала. Не случайно автор подбирает слова, связанные с военной тематикой. Панюшкин, услышав по радио выступление писателя Проханова, который предлагал не отдавать сирот в семьи, а «превратить детские дома в образцовые кадетские корпуса» и воспитать из них гвардию для страны, ужасается такой несуразной идее. Журналист живо представляет себе парад этих несчастных сироток, многие из которых тяжелобольные.

«Триумф безволия». Мы выделили тематическую парадигму «бездействие». В нее входят такие слова, как «злонамеренность» и «безволие». На первый взгляд эти лексемы ничем не связаны между собой, однако, именно они будут составлять тематическую парадигму воображаемую шкалу, на двух полюсах которой лежат противоположные по значению проявления одного и того же свойства. Автор в своем тексте объединяет их темой «равнодушие».

Парадигму составляют глаголы, объединенные темой «принять меры»: «упростить», «укрепить», «наладить», «углубить». Использование глаголов совершенного вида не случайно, так как именно они указывают на завершенность действия, его результат. Журналист понимает, что процесс усыновления детей – сплошная бумажная волокита, которая не приносит плодов, которая лишь отбирает время, что брошенный ребенок мог бы провести в своей новой семье, назвать наконец-то кого-то мамой и папой.

Выбирая инфинитивы глагола совершенного вида, Панюшкин требует завершить бесконечный бумагооборот и создать правильный закон об усыновлении.

«Поля вечной очереди». Лексико-тематическая парадигма «равнодушие»: «бездействие», «саботаж», «богохульство». В данном случае мы вновь сталкиваемся с противоположными проявлениями одного признака. Панюшкин в построении тематической парадигмы прибегает к приему метафоры. Связь между денотатом и референтом в этом случае осуществляется на уровне ассоциации.

Сегодня социальная журналистика вызывает достаточно активное внимание как теоретиков, так и практиков, стремящихся разобраться в истоках этого явления. Однако однозначная позиция по поводу основных категорий пока не сформулирована. Возможно, в силу молодости и многоаспектного развития феномена социальной журналистики. Для того чтобы прояснить его, мы изучаем тематические парадигмы лексики материалов на социальные темы.

Тематические парадигмы составляют «язык» тем и образов, на котором журналист говорит с читателем и который читатель за время активного пребывания в пространстве социальной журналистики начинает запоминать.

Выводы, сделанные на основе исследования парадигм социальных материалов, помогут разобраться в размытом и абстрактном на данный момент понятии «социальная журналистика».

Литература:

1. Даниленко Г. И. Социальная журналистика и социальные сети. – Симферополь, 2012. – 114 с.

2. Панюшкин В. В., Парад сиротской гвардии // Сноб. – 2013.

http://www.snob.ru/selected/entry/56057

3. Панюшкин В. В., Триумф безволия // Сноб. – 2013.

http://www.snob.ru/selected/entry/64322

–  –  –

Словарный состав языка постоянно пополняется, причём одни его сферы изменяются быстрее, а другие – медленнее. В зависимости от сферы функционирования языка представлены и различные способы образования слов. Данная работа посвящена анализу существительных со значением лица в нейтральной лексике, СМИ и молодежном жаргоне.

Цель исследования – выявить наиболее продуктивные способы словообразования и словообразовательные средства в разных сферах языка в сопоставительном аспекте.

Объектом нашего исследования послужили региональные газеты города Пенза, «Словарь молодёжного сленга: Так говорит молодёжь»

Т. Г. Никитиной, Толковый словарь русского языка С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой.

Анализ лексических единиц, относящихся к нейтральной лексике, показал, что наиболее часто употребляемы имена существительные с суффиксами, выражающими значение «лицо – производитель действия» или «лицо, названное по роду деятельности». Это можно объяснить тем, что язык тесно связан со всеми сферами деятельности человека, а изменения, происходящие в обществе, влияют на образование слов и язык в целом.

Наиболее продуктивными суффиксами в нейтральной лексике предстают суффиксы–щик-, - тель-/-итель -, - ник-/-ик-, - атор-, - ист-: подписчик, разносчик, наборщик, газетчик(13слов); учитель, искатель, победитель, спаситель, получатель (10); кадровик, завистник, механик, академик, политик, неудачник (13); пропагандист, связист, массажист, шантажист, экономист, журналист(12); ликвидатор, оператор, реставратор, губернатор, реаниматор (6).

Из 94 проанализированных существительных, функционирующих в

СМИ, 15 (пятнадцать) образовано с помощью продуктивного суффикса тель- со значением «лицо, занимающееся той или иной деятельностью»:

председатель, заместитель, зритель, изготовитель, исполнитель, обыватель, писатель, покупатель, представитель, руководитель, следователь. Остальные суффиксы процессах nominaagentisв словообразования менее продуктивны.

Особое место в системе словообразования занимает морфологосинтаксический способ, в частности, субстантивация прилагательных и причастий: ведущая, желающий, дежурный, встречающий, проходная, проходящий, пострадавший, военный, приглашённый, наблюдающий и др.Это самый распространённый способ образования слов в публицистике, т.

к. одной из характерных черт СМИ является экономия языкового материала при обозначении различных явлений и понятий.

Из 100 слов, извлеченных из молодёжного жаргона, 39 образованы суффиксальным способом.

Больше всего существительных со значением имен деятеля образованы с помощью суффиксов -ик-/-ник- (10) и -чик-/щик- (5), на третьем месте по продуктивности суффикс -ист- (4), также встретились по 2 слова с суффиксами -ух-, -ер- и -ан-:

-ик-:атасник, ашхлорик, беспрайсовник, бесплатник, бухларик, бээфник, нарезник, нычник, оттяжник, псевдюшник; накольщик, обломщик, подучётчик, понтярщик, пыхальщик; воспитуха, олдуха, подружаха; наивняк, неврубант и др.

Значительная часть nominaagentis (61) образована лексикосемантическим способом, при котором новое слово со структурной точки зрения не возникает, появляется лишь новое значение.

Например:

Абитуриент – (шутл.) человек, собир. выехать за границу на постоянное место жительства.

Автор – авторитет Адидас – студент третьего курса военного училища.

Академик– студент, находящийся в академическом отпуске.

Али-баба – (шутл.) директор школы Амёба – учительница зоологии и биологии Следует отметить, что слова, образованные приставочным способом встречаются довольно редко. В нашей выборке они отсутствуют.

Таким образом, и в нейтральной лексике, и в СМИ продуктивным является суффиксальное словообразование, в особенности, суффикс -тель-.

Суффиксальный способ в образовании существительных со значением лица также продуктивен в молодежном жаргоне, при этом наиболее распространённым предстает суффикс -ик-/-ник-, менее регулярен, но также довольно часто встречается суффикс -чик-/-щик-.

В СМИ продуктивен и морфолого-синтаксический способ (субстантивация), он характерен для 25 из 94 слов.

В молодежном жаргоне наиболее продуктивен лексико-семантический способ (61 слово).

–  –  –

Одним из наиболее эффективных приёмов создания заголовка является языковая игра, илиигра слов – стилистический оборот речи, основанный на принципе смыслового объединения в одном контексте разных значений одного слова, однозвучности или подобия звучания при имеющемся смысловом различии. Несмотря на большое количество исследований языковой игры в разных типах текста, интерес к использованию данного приёма остаётся постоянным в современной лингвистической науке.Особое внимание заслуживает языковая игра в дискурсе масс-медиа, в частности в заголовке, т.к.функциональный эффект игры слов обусловлен ее прагматической направленностью, а заголовок в концентрированной форме выражает основную прагматическую направленность текста.

Актуальность данного исследования заключается в новизне фактического материала, поскольку именно сейчас назрела необходимость провести исследования в области медийных изданий.

Лексико-фразеологический состав печатных СМИ (в первую очередь – заголовков) наиболее ярко отражают особенности словарного состава русского языка, в том числе его новейшие изменения – семантические и функциональные.Заголовок –обязательная структурно-композиционная категория любого газетного текста, выполняющая целый ряд функций [7].Языковая играв заголовке содействует реализации таких функций, как номинативная (заголовок называет, обозначает текст); информативная (активизирует работу читательского мышления через возбуждение интереса, сообщая что-либо); рекламная (привлекает произвольное внимание к тексту статьи);оценочно-экспрессивная (участвует в формировании эмоционального воздействия на читателя);стилистическая или аттрактивная функция (заключается в создание стилистических текстовых эффектов).

Сегодня лингвистика выделяет две основные разновидности игры слов.

В качестве основы функционирования первой лежит принцип смыслового объединения в одном контексте разных значений одного слова (на основе полисемии) и принципа однозвучности или подобия звучания при имеющемся смысловом различии (В. В. Виноградов, В. С. Виноградов, В. З. Санников, Хайберт, Хаусманн, Райнерс, Теча) [8]. В соответствии с последним принципом различают четыре вида игры слов, строящейся на основе:омонимии, омофонии, омографии,паронимии. Сюда же относится также парономазия(намеренное фонетическое и графическое сближение неродственных слов).

Целью исследования было определить виды языковой игры, представленные в заголовках современных глянцевых журналов, а также установить, какие типы заголовков, основанных на языковой игре, являются наиболее распространёнными.

Материалом для исследования послужилизаголовки – названия статей журнала «COSMOPOLITAN» за 2011 – 2013 гг.,в которых использовались приёмы языковой игры (100 единиц).

Анализ языкового материала показал, что в заголовках журнала «COSMOPOLITAN» языковая игра представлена достаточно широко. Её функция, с одной стороны, максимально лаконично выразить содержание текста, при этом основную нагрузку несёт лексическая семантика входящих в заголовок слов и их комбинаций. С другой – привлечь целевую аудиторию, заинтересовать потенциального читателя, т.е. учесть целый ряд экстралингвистических факторов, таких, как "публицистический менталитет", особенности национального характера аудитории, различия в культурной и политической ориентации и др. В этом случае особую роль играет коннотативное значение лексем, создающее круг необходимых автору (и соответствующих концепции журнала) ассоциаций.

В ходе исследования удалось установить, что большинство заголовков основаны на принципе однозвучности или подобия звучания при имеющемся смысловом различии 99 % (омонимы – 1%, омографы – 1%, омофоны – 9%, парономазы – 88%).

Для создания языковой игры были использованы:

- нарицательные существительные, созвучные с именем собственным – «Бэби-Блум»; «Гера, надежда, любовь»; «Гранд-Опра»и т.п. (13%);

- выделение части одного слова в составе другого:«Сильное разВЛЕЧЕНИЕ»; «РАСТИтельная история»; «Рыбное дефиле»и т.п. (20%);

- неологизмы: «Комплиментарно, Ватсон!»; «ПсихоЛогика»; «Сырреализм»и т.п. (18%);

- метаграммы – слова,различающиеся одной буквой (звуком):«Блогсхема»; «Брошь - цена твоей любви»; «Вот это дао» и т.п. (54%).

Необходимо заметить, что использование метаграмм является наиболее распространённым приёмом создания заголовков в журнале «COSMOPOLITAN», при этомиспользуемые слова обязательно «оживляют»

в сознании реалии, актуальные для читателя данного издания (т.е. авторы стараются учитывать интересы и вкусы целевой «гламурной» аудитории, которой важно чувствовать себя модной, современной). Например, заголовок «НАЛИЧный расчет» предваряет интервью с известным певцом, по имени Петр Налич; заголовок «сКРАСить офисные будни…»Именно так назывался заголовок статьи, в которой говорилось, что сочетание красного с телесными оттенками не наскучит, даже если будешь носить его каждый день.

Особо необходимо выделить тенденцию использовать в игровых заголовках иностранных слов или написание латиницей как реализацию любви ко всему иностранному, свойственной менталитету целевой аудитории журнала: например, заголовок «Хорошо greyет», о рекомендации выбирать одежду в серых цветах; заголовок «Thaiные места»с предложением посетить Таиланд и т.п.

Как показал анализ,наиболее частотными в исследуемом издании являютсяигровые заголовки,языковая игра в которых создана с помощью интертектсуальности – использовании прецедентных текстов.Интертекст – строчки из известных песен, анекдотов и другие известные отрывки из текстов, некоторым образом видоизмененные, но узнаваемые: «Жилет на балет» (о речь жилетекак универсальном виде одежды, в названии статьи замаскирована песня Игоря Корнелюка «Билет на балет»); «Мех без правил»(ссылка на название известной телепередачи на канале ТНТ «Смех без правил», в статье же говорится о меховых жилетах) и т.п.

Классификация игровых заголовков для определения мотивации выборапрецедентного текста позволила выявитьих источники:1) речевые штампы и устойчивые выражения, 2) литература, фольклор, кинематограф и другое творчество, 3) праздники, 4) военное дело, 5) публицистика и телевидение.

В ходе исследования установлено, что источником большинства игровых заголовков послужили речевые штампы и устойчивые выражения – 68 % («Вамп и не снилось!», «Ведёт же!», «За это я вручаюсь!», «КиШ отсюда», «С какой страны посмотреть?» и т.п.). Для значительной части заголовков источником послужили литература, фольклор, кинематограф и другое творчество –24 % («Жилет на балет», «Иду на «Вий», «Капитан Флирт», «В главных роллах», «Вместо встречи»,«Декретные материалы», «Комплиментарно, Ватсон!» и т.п.).Меньше представлены (но не менее интересны) заголовки, использующие названия праздников – 5 % («День де Сантника», «Классный день календаря», «Пир, Труд, Май», «С первым майя»,«Тень независимости» и т.п.), а также выражениями из военной сферы – 2 %(«Ночка возврата», «Оманный манёвр» и т.п.) или связаныс публицистикой и телевидением – 6 % («Девушка с обложкой», «Мех без правил», «Прогноз на годы», «Счастлива вместо» и т.п.).

Итак, анализигровых заголовков журнала «COSMOPOLITAN»

позволил сделать следующие выводы:

1) наиболее распространённым заголовком в исследуемом издании является игровой заголовок (т.е. созданный с помощью языковой игры);

2) в основе языковой игры рассмотренных заголовков лежит использование разных видов омонимии и паронимии (опора на ресурсы языка) и прецедентных текстов (опора на фоновые лингвистические и эстралингвистические знания);

3) основным средством создания языковой игры в заголовке исследуемого издания является использование (обыгрывание) прецедентных текстов в качестве наиболее эффективного способа привлечения читательского внимания к информации. По мнениюбольшинства исследователей,этот способ создания языковой игры сегодня является наиболее популярным в современном медиа-пространстве.

Литература:

БлисковскийЗ.Д. Муки заголовка. 1981 1.

Воронцова Ю.А. Языковая игра в текстах средств массовой 2.

информации. Екатеринбург, 2006 Гридина Т.А. Языковая игра: стереотип и творчество.

3.

Екатеринбург, 1996.

Дьяченко Л.И. Игровые элементы в языковом пространстве СМИ.

4.

Екатеринбург, 2006.

Мельцер - Евстратова С. Газетный заголовок как средство 5.

выражения авторской установки. 1999.

Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры, М., 1999 6.

Симановская К. И.Вестник адыгейского государственного 7.

университета. Серия 2: филология и искусствоведение//Аттрактивная функция заголовков в газетном дискурсе

8. URL: http://www.cosmo.ru

9. URL:http://reklama.rezultat.com

10. URL:http://slovari.yandex.ru/

11. URL:http://wikipedia.ru /

–  –  –

Почему мы смеёмся? Ответ на это вопрос обычно вызывает раздумья, объяснить причину смеха бывает трудно людям любого возраста и уровня образования, хотя сам смех, возникающий («вспыхивающий») мгновенно, представляет собой автоматическую реакцию человека на некий внешний или внутренний стимул. Как известно, поведенческие реакции, с учётом их субъективной составляющей, во многом основаны на этнических, социальных гендерных и др. стереотипах, представления о которых надёжно сохраняются в языке, находят отражение в национальной языковой картине мира. Вербализация концептов в языке и речи (а концепт «Смех», безусловно, принадлежит к таковым), их ассоциативно-вербальная репрезентация дают возможность определить содержание, характеризующее национальный ментальный образ смеха, установить традиционные модели поведения, отражённые в русской языковой картине мира, а также дополнить содержание лексического значения лексем – номинаций смеха смеяться и улыбаться.

Предметом статьи является рассмотрение особенностей ассоциативновербального слоя концепта, содержащего информацию о причине возникновения смеха, в частности, анализ ассоциативно-вербальных полей, связанных со стимулами смеяться почему?, улыбаться почему? Т.е. целью было установить, почему, по данным языка, возникает смех. В качестве материала исследования выступают фрагменты ассоциативно-вербального поля концепта смех, полученные в ходе направленного ассоциативного эксперимента, в котором участвовали 1000 человек в возрасте от 17 до 25 лет. Методика эксперимента подробно описана в предыдущих работах автора [и др.].

В структуре словарного лексического значения лексем – номинаций смеха –причинная (как и целевая) составляющая выражена лишь опосредованно: смех – психофизиологическое выражение эмоций и чувств в той или иной коммуникативной ситуации. Причина, стимул любого действия или реакции, по данным словарей, понимается как «то, что вызывает другое явление, предопределяет его появление или возникновение и обусловливает его развитие» [5], как «явление, вызывающее, обусловливающее возникновение другого явления; основание, предлог для каких-н. действий»

[4, 593]. Безусловно, заслуживает внимания тот факт, что в качестве иллюстративного материала к словарным статьям разных толковых словарей приводится примеры типа Смеяться без причины; Рассмеялся без всякой видимой причины и т.п., указывающие на отражённые в русской языковой картине мира представления о том, что причина смеха не только осознаваема, и важна для осознания. Это подтверждается также и популярной русской пословицей Смех без причины – признак дурачины.

Основные количественные показатели ассоциативно-вербального поля причины смеха, характеризуются рядом важных показателей: 1) показатель актуальности – общее количество реакций на стимул, среднее количество реакций на стимул, круг сочетаемости; 2) показатель вербальной устойчивости концепта – уровень стереотипности в рамках грамматической модели. Уровень стереотипности реакций характеризуют следующие показатели: а) процент, который от общего количества реакций составляет самая частая реакция (частотность), б) среднее количество разных реакций на предъявленный стимул (количество разных реакций / количество испытуемых). Обратная сторона уровня стереотипности – коэффициент разброса, под которым понимается соотношение минимального и максимального показателей стереотипности: чем выше уровень стереотипности, тем ниже коэффициент разброса.

Рассмотрим фрагменты ассоциативного поля причины смеха подробнее.

Смеяться (почему?). Количество реакций: 1107. Количество разных реакций: 312. Среднее количество реакций на стимул: 1. 11. Уровень стереотипности: 9, 30 % (максимальная частотность от радости – 103 реакции).

Улыбаться (почему?). Количество реакций: 882. Круг сочетаемости (количество разных реакций): 363.

Среднее количество реакций на стимул:

0, 88.Уровень стереотипности: 8, 96 % (максимальная частотность потому что хорошее настроение – 79 реакций).

В грамматическом отношении ассоциаты, вербализующие причину смеха, представляют собой наречия и безличные предикативы (просто так, просто весело, просто смешно и т.п.), часто сопровождающиеся определительными частицами;

имена существительные с причинными предлогами из-за, из, от, по причине (из-за/от хорошего настроения, от удовольствия, из-за психического расстройства, от неожиданности, от досады и т.п.);

придаточные причины с союзом потому что (основной массив ассоциатов причины) и так как (потому что смешно, просто потому что хочется смеяться, потому что рассмешили, потому что смешная история, потому что весело и т.п.).

В ходе анализа исследуемого фрагмента ассоциативного поля были выявлены признаки, характеризующие представления обыденного сознания о причине смеха, назовём наиболее яркие из них.

1. Основной причиной смеха, по мнению русских, является состояние, обусловленное положительными эмоциями, что отражено как в наиболее частотных ассоциативных реакциях смеяться от радости, улыбаться, потому что хорошее настроение, так и в других высокочастотных ассоциатов ядерной зоны поля: смеяться/улыбаться из-за хорошего настроения, по причине хорошего настроения, потому что весело (от веселья), потому что развеселили, просто весело, просто от радости (потому что радостно) и т.п.

Однако на периферии поля достаточно разнообразно и регулярно получает экспликацию связь смеха и с негативными эмоциями:

смеяться/улыбаться (почему?) от горя (с горя), от боли, от грусти, от досады, от несчастья, от неудачи, от безысходности (безнадежности, от безысходности положения, от безысходности ситуации), от бессилия, от обиды, от неловкости и т.п.

2. В целом неосознанный характер причины смеха является вторым важным когнитивным признаком концепта «Смех», вербализованным в ассоциатах: смеяться/улыбаться просто так; без повода; без причины;

беспричинно; когда я смеюсь, я не задаю себе таких вопросов; просто потому что хочется смеяться и т.п.

В языковой рефлексии участников эксперимента наблюдается также типичная для обыденного сознания трансформация логических причинноследственных связей, что в частности находит отражение в ассоциатах типа смеяться/улыбаться потому что смешно 91; потому что смешная (хорошая, остроумная, веселая) шутка, от шутки 42; потому что смешная (комичная1, нелепая 2) ситуация 15; потому что смешной (веселый) рассказ (история2) 8, потому что смешная история 2; потому что смешной анекдот 22; потому что смешной (странный, забавный 2) случай 7;

потому что смешная мысль 1; потому что смешно и весело; потому что смешной поступок; потому что смешной разговор; потому что смешной фильм, потому что развеселили, потому что рассмешили и т.п.

Н.Д. Арутюнова считает, что квазиобъяснения типа Смеюсь, потому что смешно, (фильм, анекдот, поступок, человек и т.п. смешной) вообще свойственными обыденному мышлению. При этом ссылка на общепринятость, замена логических отношений «каузального типа их фиктивными аналогами, представляет собой, как кажется, характерную черту обыденной речи» [1, 48].

Ассоциаты такого рода дают основания не только отметить подтверждение общих тенденций обыденного мышления, но и сделать вывод о том, что же в обыденном представлении должно служить причиной смеха – это восприятие и оценка разнообразных компонентов коммуникации, в первую очередь речевой: смешной рассказ или история, разговор;

«специализированные» речевые жанры (например, анекдот, смешная (хорошая, остроумная, веселая) шутка и т.п.).

Парадоксальность феномена смеха заключается в том, что хотя, по данным эксперимента, он большей частью является неосознанной реакцией, но может быть и вполне осознанным коммуникативным действием. Так, в ассоциативных полях причины смеха, правда, на периферии, это находит подтверждение в ассоциатах смеяться/улыбаться (почему?) за компанию, потому что все смеются (засмеялись), из-за вредности, потому что необходимо, потому что вынужден и т.п.

3. Наконец, такой когнитивный признак смеха, как связь его с «глупостью», также устойчиво проявляется в ассоциативно-вербальном поле причины смеха: смеяться/улыбаться от/из-за глупости; от великой глупости своей; от безумия; из-за психического расстройства; потому что дурак и т.п. Стоит отметить, что данная корреляция (смех – глупость (дурак)) носит архетипический характер и отражена в старинных русских пословицах и поговорках: Смех без причины — признак дурачины, Дураку все смешно; Дураку все смех на уме; Где умному горе, там глупому смех и др.

Литература:

1. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. – М.: Наука, 1988. – 341 с.

2. Куприянова Н.С. Языковая репрезентация смеха и смеховых состояний в русском языке // Вестник МГОУ. Сер. «Русская филология». – 2007. – № 4. – М: Изд-во МГОУ, 2007. – С. 61 – 64.

3. Куприянова Н.С. Отражение в русской языковой картине мира представлений о цели смеха – невербального средства коммуникации / Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. – 2012. –№ 4 (24). – С.114–123.

4. Ожегов С.И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.

2002.

5. Причина // Философский словарь. URL: http://slovaronline.ru/word/фи лософский-словарь/причина.htm

6. Ушаков Д.Н. Толковый словарь русского языка. М., 2007.

–  –  –

Глобализация информационных процессов и всеохватность информационных потоков, стремительное развитие и увеличение объемов влияния аудиторий телекоммуникационных сетей ознаменовали собою конец XX века. Эти факторы дали основания ученым (футурологам, социологам, философам) утверждать, что на смену индустриальному обществу, где ведущую роль играло производство, и промежуточной постиндустриальной стадии (для постсоветского пространства более приемлем термин деиндустриализация), где рядом с производством важную роль играет сфера услуг, идет новое — информационное общество, для которого приоритетной является сфера массовых коммуникаций. Уже сейчас информационные технологии стали мощнейшей производственной силой: например, сегодня 90% капитала переходит от собственника к собственнику с помощью электронных коммуникаций, а потенциал некоторых информационных корпораций больший, чем у отдельных государств. Показательным выступает пример компании «Microsoft», которая со своими капиталами приблизительно в $500 млрд. опережает экономические показатели, скажем, Испании. Немецкий философ Шпенглер еще в начале XX века предусматривал небывалое возрастание роли информации в жизни общества.

В работе «Сумерки Европы» он писал: «В ближайшем будущем три или четыре мировых газеты будут направлять мысли провинциальных газет и с их помощью — «волю народа». Все будет решаться небольшим количеством людей, контролирующими эти газеты, имена которых возможно даже и не будут известны, однако огромная масса политиков второго ранга, риторов и трибунов, депутатов и журналистов, представителей провинциальных горизонтов, будет поддерживать в низших прослойках общества иллюзию народного самоопределения». Следует отметить, что О. Шпенглер в то время не предусматривал развития электронных СМИ — тогда его прогнозы, наверное, были бы еще смелее. Ведь именно развитие телекоммуникаций выступает определяющим фактором информационного общества. То, сколько времени занимает, и какое значение имеет просмотр телепередач для среднестатистического европейца, позволяет утверждать, что телевизор — главная икона нашего времени. Коммуникационная сфера вообще и СМИ в частности всегда были активными участниками вооруженных конфликтов. В этом контексте весьма символически выглядит факт, ставший 60 лет назад поводом для второй мировой войны — нападение на радиостанцию в Глейвице. Историки отмечают, что Б.Муссолини, по мнению его же соратников, при планировании военных операций больше внимания уделял тому, какие заголовки появятся в газетах, чем воинской целесообразности.

Однако во второй мировой войне испытали поражение именно те государства, у которых достижения в информационно-пропагандистской сфере были наиболее убедительными. Использование СМИ в то время имело сравнительно небольшое значение для военного успеха. В наше же время даже возникновение таких понятий как «информационная война», «медиаагрессия», «информационная безопасность» свидетельствует не только о тесной связи масс-медиа с конфликтными ситуациями, но и о том, что в конфликтах современности борьба на информационном поле не менее важна, чем непосредственно военные действия. Если до недавнего времени война влияла большей частью на информационную сферу, в частности, на журналистику (например, первая мировая война стала стимулом для появления и развития в США аналитической журналистики, так как американцы не могли понять, каким образом убийство эрцгерцога Фердинанда послужило причиной такого конфликта), то в последнее время наблюдается обратная связь, причем как на макро- так и на микроуровне.

В наше время СМИ играют все большую роль как в решении конфликтов, так и непосредственно в их ходе. «Сегодня в развитых государствах любое действие невозможно без соответствующей информационной подготовки. Войны должны выглядеть справедливими, враг — жесточайшим, собственные воины — настоящими героями»

[Г. Почепцов]. Современные войны — это, прежде всего, вооруженные политические демонстрации. И демонстративный момент в них не менее важен, чем собственно момент применения оружия. Вообще, пропаганда срабатывает только тогда, когда люди ходят по колено в пропаганде.

Журналисты давно стали третьей стороной едва ли не каждого вооруженного конфликта, и от того, какую сторону СМИ склонны поддержать, в значительной мере зависит его результат. Ученые, которые исследуют влияние информационных процессов на ход современных вооруженных конфликтов, отмечают: «Политические, идеологические и геополитические взгляды формируются у значительной части общества исключительно на основе телекоммуникаций. Медиа-образ фактически является атомарным синтезом, в котором сосредоточенно сразу несколько подходов — этнический, культурный, идеологический, политический. Информационный репортаж из какой-нибудь горячей точки, о которой ничего не известно, например, жителю Капитолия, должен за кратчайшее время представить географический, исторический, религиозный, экономический, культурный, этнический профиль региона, а также расставить акценты согласно узко заданной политической цели.

Глобализация информационной сферы приводит к власти не сверхдержавы, а транснациональные медиа-империи, которые создают реальность под себя и манипулируют сознанием масс на собственное усмотрение. Немало исследователей говорит об отрицательном влиянии масс-медиа (в особенности, электронных) на реципиента. Директор Института исследований психического здоровья Мичиганского университета д-р. Джеймс Дж.Миллер утверждает, что перенасыщение человека информацией приводит к разбалансированию мыслительной деятельности и может быть связано с разнообразными формами психических заболеваний. А философ Герберт Маркузе уделяет телевидению одну из главных ролей в навязывании человеку «ошибочных потребностей», в трансформации полноценной личности в «одномерного человека». Еще дальше пошли писатели-фантасты и утописты, которые моделируют тоталитарные системы будущего. «451 по Фаренгейту» Рея Бредбери, «1984» Джорджа Оруэла показывают, насколько большим является значение телевидения в современном репрессивном государстве. В этих произведениях электронные СМИ выполняют функцию контроля и навязывания стереотипов. Эта тенденция подчеркивания отрицательной роли СМИ в литературе в последнее время заметно прогрессирует. Так, если писатели 1950-80-х годов отводили телевидению лишь роль инструмента контроля населения репрессивной властью, то, например, в романе Виктора Пелевина «Generation «П» (1999 г.) телевидение уже является полностью самодовлеющим, и уже политика становится его инструментом — медиаструктуры сами моделируют политическую реальность. Следует учитывать, в каких реалиях появился роман: российская действительность создала весьма благоприятную почву для возникновения такой литературной выдумки.

Выборы президента России в 1996 и 2000 годах показали, насколько сильным является влияние электронных СМИ на реципиента. В 1996 году больной, непопулярный из-за катастрофической экономической ситуации и фактически проигранной чеченской войны президент Ельцин, рейтинг которого в начале президентской кампании был очень низким (менее 8%), благодаря массированной агитации в СМИ сумел добиться переизбрания на второй срок. В 1999-2000 годах теми же СМИ и тоже фактически на пустом месте был создан высокий рейтинг его преемника. «В наше время люди узнают о том, что они думают, по телевизору. Поэтому, если ты хочешь купить пару улиц и не иметь после этого бледный вид, надо сначала сделать так, чтобы над ними торчала твоя телевышка», — говорит один из персонажей «Generation «П».

Если говорить непосредственно о роли СМИ в освещении этнических конфликтов, то без сомнения, именно средства массовой информации осуществляют массовое воздействие на формирование толерантного или конфликтного этнического сознания общественности, и в результате – на формирование межэтнических отношений.

Сообщения в СМИ изначально делят общество на сторонников и противников обсуждаемых жизненных межэтнических проблем. Более того, технологии и приемы освещения подобных процессов в материалах средств массовой информации зачастую излишне волнует массовое этническое сознание, нередко умышленно затрагивая этнические чувства и интересы населения. Все это может вызывать заметное противодействие у контактирующих групп. Таким образом, с помощью СМИ складываются массовые отрицательные межэтнические установки, распространяются массовые этнические предубеждения, и в результате усиливается ксенофобия и повышается межэтническая напряженность в обществе.

Как известно, СМИ часто распространяют искусственно разработанные этнические образы, мифы, идеи, ценности, имеющие нередко эмоциональнонормативную окраску, и как результат могут формировать такие чувства, как этническое достоинство, гордость, обиду, страхи.

Этнические конфликты зачастую выходят за рамки противоборства между этническими группами, перерастая в вооруженные столкновения и даже войны. Так начинались “чеченские войны”, афганская война и многие другие. Здесь битва разворачивается не только на поле боя, но и в информационном пространстве. В данном контексте СМИ в целом, и этническая информация в частности, становятся грозным оружием.

Подытоживая, хотелось бы сказать, что роль СМИ в освещении этнической информации огромна и достаточно неоднозначна. Имея в своем распоряжении механизмы и техники влияния на общественное мнение, СМИ могут спровоцировать этнический конфликт, могут способствовать его эскалации, а могут погасить. Именно поэтому данный вопрос является настолько важным для изучения, а проблема освещения этнических конфликтов в СМИ настолько острой и актуальной.

Литература:

1. Большая психологическая энциклопедия. – М.: ЭКСМО, 2008.- 476 с.

2.Мельников М.А. Прикладная конфликтология для журналистов. – М.:

Права человека, 2006.- 52 с.

3.Корконосенко С.Г. Теория и практика средств массовой коммуникации: Учебн. пособие. - СПб: СПбГЭТУ: ЛЭТИ, 2009. - 68 с.

4. Sparks C. The Popular Press and Political Democracy // Culture and

Power. A Media, Culture and Society Reader / ed. by P.Scannell. London:

Thousand Oaks, 1994. - P.278-292.

5.Корконосенко С.Г. Теория и практика средств массовой коммуникации: Учебн. пособие. - СПб: СПбГЭТУ: ЛЭТИ, 2009. - 69 с.

Стажировочная площадка как эффективное средство самоанализа работы учителя О. Ю. Ладанова, к.пед.н., доцент, учитель МБОУ СОШ № 69 г. Пензы В январе 2013 г. постановлением Правительства РФ был утвержден «Профессиональный стандарт педагога», в котором как одно их основных выдвигается требование «демонстрировать знание предмета»; уметь планировать и анализировать учебную деятельность [1, 9]. В связи с этими требованиями становится актуальной проблема самоанализа работы учителя.

Одной из эффективных форм обучения самоанализу является стажировка.

В рамках Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 гг. по направлению «Распространение на всей территории Российской Федерации моделей образовательных систем, обеспечивающих современное качество общего образования» [2, 42] в городе Пенза по инициативе Управления образования через МКУ НМЦ создана сеть предметных стажировочных площадок. Стажировочная площадка — это действующая базовая школа, в которой проходят стажировочные мероприятия под патронажем специалистов высшей школы (супервизия).

Важнейшими направлениями работы являются повышение профессионального мастерства посредством взаимообмена опытом работы, организации работы по самоанализу работы учителя, которые в режиме стажировки носят практико-ориентированный характер и потому эффективны, позволяют быстро и качественно транслировать образовательные модели и навыки.

В 2013 – 2014 учебном году МКУ НМЦ города Пензы организовал стажировочную площадку «Способы решения тестовых заданий ГИА базового и высокого уровня сложности» на базе МБОУ СОШ № 69 г. Пензы.

Стажировочные мероприятия готовит супервизор (от англ. Supervisor — администратор—осуществляет действия: инструктирует работников; несет ответственность за результаты их работы и др.). Им же разработана программа стажировки, предназначенная для учителей русского языка и литературы, осуществляющих подготовку к ГИА, которая устанавливает минимальные требования к знаниям и умениям, определяет содержание и виды учебных занятий и отчетности стажера. Целью стажировки является передать методический опыт решения тестовых заданий ГИА, научить стажеров практически эффективно применять основные способы их решения.

В результате изучения дисциплины стажер должен знать основные методические подходы к решению тестовых заданий ГИА, такие как алгоритмизирование, моделирование, прогнозирование, синтезирование, анализ, использование мнемонических приемов, методов подстановки и уметь их представить; уметь использовать основные способы решения тестовых заданий ГИА для повышения эффективности обучения [3, 87].

Определены последовательность и содержание занятий стажировочной площадки последовательность выступлений стажеров.

[4, 91], Запланирована также заочная и индивидуальная работа. По окончании занятий выдается свидетельство о прохождении стажировки при условии выполнения зачетной работы, связанной с самоанализом работы учителя, выступления на занятии, защиты проекта, участия в научно-практической конференции. Информация о работе стажировочной площадки (план, проспекты занятий, статьи участников конференции, видеоролик) размещена на официальном сайте МБОУ СОШ № 69 г. Пензы.

Содержание занятий определено названием стажировочной площадки.

Речь идет об эффективных способах решения учебной задачи, самым распространенным из которых является алгоритмизирование.

Алгоритмизирование – представление, описание в виде алгоритма (алгоритм - определенная последовательность операций, действий).

Составление алгоритма действий полезно при поиске решения любой задачи.

Для учителя алгоритм действий всегда таков: 1) определить понятия, связанные с решением а) основной задачи (правило); б) сопутствующей задачи, т.е. на повторение; 2) составить алгоритм действий для учащегося; 3) подобрать соответствующие тесты-примеры для закрепления.

Например, при решении задания А2, связанного с определением лексического значения слова, алгоритм действий таков:

1) определяем понятия, связанные с решением а) основной задачи:

лексическое значение — соотнесённость звуковой оболочки слова с соответствующими предметами или явлениями объективной действительности. Лексическое значение включает в себя не всю совокупность признаков, присущих какому-либо предмету, явлению, действию и т. д., а только наиболее существенные, помогающие отличить один предмет от другого; б) сопутствующей задачи, т.е. на повторение:

Слово может иметь одно лексическое значение (однозначные слова):

синтаксис, тангенс, ватман, потайной и др. Слова, имеющие два, три и более лексических значения, называются многозначными: рукав, теплый.

Многозначные слова бывают среди всех самостоятельных частей речи, кроме числительных. Определить конкретное значение многозначного слова можно только в контексте: звезда — на небе зажглись звезды; звезда экрана;

морская звезда. Лексическое значение может быть объяснено: описательно, характеристикой отличительных признаков предмета, действия, явления;

через однокоренное слово; подбором синонимов. Лексическое значение слова приводится в толковых словарях.

2) составляем алгоритм действий для учащегося: а) найдите слово в тексте; б) сами, не глядя на варианты ответа теста, определите его лексическое значение описательно, или через однокоренное слово, или путем подбора синонимов; в) сравните с предложенными вариантами ответа; г) используя варианты ответа, придумайте примеры словосочетаний или предложений с требуемым значением; д) сравните со значением контекста; е) выберите правильный вариант ответа.

3) подбираем соответствующие тесты-примеры для закрепления.

Не менее продуктивными способами являются анализ и синтез. Анализ

- метод научного исследования действительности, состоящий в расчленении целого на составные части. Синтез – метод научного исследования действительности, предполагающий соединение или объединение ранее разрозненных вещей или понятий в целое или наоборот. Синтез есть способ собрать целое из функциональных частей как антипод анализа.

Перед написанием сочинения на лингвистическую тему внимательно читаем текст, чтобы определить его основную мысль. Важно увидеть замысел автора. Это возможно только в одном случае: мы можем в комплексе воспринять (синтезировать) все «сигналы» автора, следующего исполнению своего замысла; мы видим КАК, с помощью каких языковых средств это происходит, т.е. анализируем языковые явления. Получается, что автор, исполняя свой замысел, пытаясь передать смысл, использует определенный набор языковых явлений. Читатель, улавливая смысл языковых явлений, синтезируя их в целом, понимает замысел автора.

Рассмотрим применение способов анализа и синтеза на конкретном примере.

Языковые явления можно рассмотреть на примере значения морфем (корень, приставка, суффикс); однозначных слов; многозначных слов;

фразеологизмов; синонимов; антонимов и т.д. В одном из текстов морфемный способ образования слов даёт возможность из одного слова образовать несколько однокоренных с различными оттенками значений.

Слова «малёк» и «малец» образованы от одного и того же корня (так обычно говорят о малолетних детях), но выражают они разные оттенки смысла, различаясь суффиксами. Оттенок значения слов внесли суффиксы (анализ языкового явления). В тексте однокоренные слова звучат из уст разных героев в отношении маленького мальчика. Один произносит слово «малёк»

цинично и с презрением, другой – «малец» - сочувственно, с пониманием (замысел автора).

Возможность проанализировать и представить собственный опыт превращает стажировочную площадку в центр, разрабатывающий, концентрирующий и распространяющий передовой опыт.

Литература

1. Постановление Правительства Российской Федерации от 23 января 2013 г. N 23 (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 4, ст. 293) «О Правилах разработки, утверждения и применения профессиональных стандартов». www.prosv.ru/Attachment.aspx?Id=29955.

С.9.

2. Постановлений Правительства РФ от 20.12.2011 N 1034 (в ред. от 13.07.2012 N 716, от 26.11.2012 N 1226, от 27.12.2012 N 1442) « О федеральной целевой программе развития образования на 2011 - 2015 годы / минобрнауки.рф/документы/2010/1.02.07-Постановление_61.pdf. С.42.

3. Ладанова О.Ю. Стажировочная площадка как новая форма повышения квалификации учителя-филолога / Сборник статей межрегиональной научно-практической конференции «Управление качеством образования в условиях перехода на государственные образовательные стандарты». – Пенза: Изд-во ПИРО, 2013. – С. 87.

4. Ладанова О.Ю. Инновации в образовании: режим работы стажировочной площадки / Сборник статей Всероссийской научнометодической конференции «Новые педагогические технологии:

содержание, управление, методика». – Нижний Новгород: НГУ им.

Н.И.Лобачевского – национальный исследовательский университет, 2013. С.

91.

–  –  –

Язык хорошо отражает ценности и явления времени, так как именно язык является главным средством коммуникации в обществе. Гендерные проблемы занимают важное место в исследованиях современных учёных: Н.

И. Ажгихиной [1], О. В. Ворониной [2], Ю. Б. Гусевой [3] и других.

Объектом нашего исследования является женский журнал «Крестьянка».

Материалом для изучения послужили издания 1985, 1995 и 2005 годов, поскольку именно в этот период общество претерпело большие изменения:

распался Советский Союз, социализм в России сменился капитализмом. Цель работы – проследить изменение образа женщины в течение двадцати лет, опираясь на анализ языкового материала журнала. В «Крестьянке»

представленные образы менее стереотипны, хотя и традиционны.

«Крестьянка» погружает женщину в сферу бытовой деятельности, показывает её занимающейся ведением хозяйства. То же касается досуга, который, как правило, направлен на других, т.е. на обслуживание членов семьи. Семейная функция во всех её возможных проявлениях доминирует у женщины на страницах «Крестьянки»: «вышла замуж» (1985. – №1); «жена полностью принимает образ жизни мужа», «перенесла свои рабочие отношения на семью», «она надела брюки», «летят в объятия богатого мужа», «растила сына и дочь», «является создателем, хранителем дома»

(1985. – №2); «унаследовала состояние», «дарят мужчинам галстуки», «вспомнила о своих родительских правах и обязанностях», «воспротивилась назойливой материнской опеке», «просила присмотреть за детьми», «пришла к матери», «печется о стариках – родителях», «навещает мать не часто»

(1985. – №6); «сыновей-дочерей выращивала одна», «нянчит троих внучат», «забирала ребенка», «навещала сына» (1985. – №6); «заскучала по маме»

(1985. – №11); «приобрела нежного и заботливого мужа», «достает мужа жалобами на судьбу», «произвела на свет мальчика-наследника», «проявила большую твердость в вопросах воспитания», «подбирает для них школу», «заботится об одежде» (1995. – №1). В материалах представлены сочетания, которые описывают крайние эмоции: «бьется в истерике», «пребывала в глубокой депрессии», «отреагирует бурной истерикой», «любуется», «лила горючие слезы», «удивлялась», «полюбила свой класс», «обняла крепко», «впала в отчаяние», «жаловалась на свою судьбу», «бродяжничает», «бьется за женщину», «на седьмом небе чувствовала себя от счастья», «продолжать страдать от агрессии» (1985. – №10); «ловит сочувственные взгляды», «спугнула на всё готового жениха», «испытывала благоговейный трепет», «повесилась», «бросилась на застеклённые двери шкафа», «полоснула бритвой по руке», «пыталась проткнуть себя ножом», «плакала» (1995. – №2); «начинала комплексовать» (1995. – №7); «пребывает на вершине блаженства», «чувствовала себя неуютно» (1995. – №9).

Обращает на себя внимание и тот факт, что в публикациях много сочетаний, описывающих злоупотребление алкоголем и наркотиками:

«колола чистые наркотики», «превратилась в алкоголичку (2005. – №10);

«подумывала о самоубийстве», «сильно пила» (2005. – №11).

В «Крестьянке» используются сочетания, описывающие внешность и возраст субъектов: «считает себя некрасивой», «сумеет быть привлекательной», «любят стоять перед зеркалом», «выглядит моложе своего возраста», «красила губы», «кажется привлекательной», «стала увлекаться романтическим стилем одежды» (1985. – №9); «изогнулась в блаженном самолюбовании», «могут принести и сшить костюм в стиле пятидесятых», «употребляет минимум косметики», «терзается сомнениями в собственной привлекательности», «драпировали такие пальто вокруг тела», «продолжала отменно выглядеть», «выглядит привлекательно», «сохраняет привлекательность для мужчин», «покидывала поверх своего платья покрывало из тонкой дорогой ткани», «вместо тонких и легких туник, которые надевали прямо на голое тело», «заказала себе тонкое платье» (2005.

– №1); «стала хорошо одеваться» (2005. – №2); «прощаемся с молодостью»

(2005. – №3); «такой некрасивой и жалкой она выглядела» (2005. – №7). Но, кроме того, в материалах представлены выражения, описывающие попытки улучшить свою внешность: «стараются усовершенствовать свою внешность», стремились «усовершенствовать данной природой цвет волос или скрыть седину», «решила кардинально заняться лицом – сделала вторую пластическую операцию» (2005. – №7); «бояться сделать фигуру громоздкой», «физический недостаток, который ощущает женщина», «скептически осматривает себя», «терзается сомнениями в собственной внешности», «боялась испортить фигуру» (2005. – №8).

Интересной особенностью является то, что в материалах часто встречаются описания, которые характерны для лиц мужского пола: «стала начальником цеха», «избиралась депутатом», «возглавляла делегацию», «работает директором» (2005. – №10).

Приведем несколько примеров, описывающих работу или учёбу субъектов: «становилась актрисой» (2005. – №10); «стала ездить на лекции по психологии», «создала свою небольшую фирму» (2005. – №11). Также имеются словосочетания, описывающие активность женщины в личной жизни: «сама строит свою личную жизнь», «путешествует по разным странам», «стирает», «готовит», «сажает», «достала билеты», «прекрасно готовила», «девочку Лену она увезла с собой в Штаты», «собрала собственную команду», «добиралась к нему», «начала новую жизнь», «тормозит», «получила своего «Оскара», «увлекалась разведением роз», «начала составлять картины», «боролась» (2005. – №8); «распотрошила чемоданчик», «реанимировала», «играет одну из главных ролей», «написала книгу», «бегала на курсы», «ездила на велосипеде», «служила кухаркой в публичном доме», «начала собственную карьеру», «участвовала в движении Сопротивления», «ездили по концлагерям», «вывела его с собой на сцену», «закупала в кинотеатре целый ряд», «оплачивала счета» (2005. – №10).

Таким образом, исследование данного печатного издания позволяет сделать следующий вывод. В начале 80-х гг. XX века существовал особый подход к пониманию предназначения женщины. В первую очередь она должна работать наравне с мужчинами, быть активной общественницей, брать на себя различные обязательства, выполнять и перевыполнять план.

На основе анализа материалов можно создать портрет идеальной женщины:

идеал женщины в 1985 году существенно отличается от идеала в 2005-м.

Первая имеет качества, свойственные женщине эпохи социализма.

Литература:

1. Ажгихина Н. И. Образ деловой женщины в современных российских СМИ (тезисы) // www. genderstudies. info. ru

2. Воронина О. В. Свобода слова и стереотипный образ женщины в СМИ // Знамя. – 1999. – №2.

3. Гусева Ю. Б. Женщина на страницах женских изданий // www.

library. ru

Источники примеров:

Журнал «Крестьянка». 1985, 1995, 2005 гг.

–  –  –

Рассматривая систему ценностей любого этноса, можно увидеть своеобразие его оценки мира и чувств. Большая часть культурного наследия человечества сохраняется и бытует через его язык, который фиксируется в словарях. Осознание человеком ценностных отношений отражается в оценочном высказывании и заключается в семантических и синтаксических структурах.

Оценка из-за своей универсальности является объектом изучения как лингвистики, так и дисциплин других направлений: философии, этики, эстетики, логики, психологии и т.д. Проблемы понимания ценностей с точки зрения философии и этики вызывают научный интерес у таких лингвистов, как Н.Д. Арутюнова, Е.М. Вольф, А.А. Ивин, Т.В. Маркелова, В.Н. Телия и мн. др., интересующихся исследованием оценочных единиц в неразрывной связи с языковым рассмотрением ценности и оценки. Особый интерес к проблеме языковой оценки объясняется тем, что она, являясь специфическим компонентом познания, играет значительную роль как в языковом пространстве, так и в процессе коммуникации.

Общепринятые человеческие ценности, стандарты, нормы и эталоны фиксируются в лексических значениях слов, которые при употреблении их в речи дополнительно интерпретируются. Оценка предполагает ориентацию на норму и на оценочные стереотипы, то есть на социальное представление о том, что такое «хорошо» или «плохо» для данного объекта. [1, 22] Специфичность функционирования оценочных единиц как языкового явления заключается в индивидуальном выборе оценочных средств. Поэтому существование в языке целого ряда единиц, выражающих оценочную семантику, указывает на то, что без учета ее большинство языковых явлений оказываются неполнозначными. [1, 52] Оценка присутствует в любых видах текстов в открытом или скрытом выражении. В зависимости от стиля текста оценка передается различными способами. Высказывание, взятое из контекста, может обладать оценочным смыслом. Оценка в текстовом пространстве является его составляющей.

В тексте языковые оценочные единицы могут быть выражены комбинировано либо при помощи языковых средств, либо текстовыми приемами. Оценочная категория может быть соотнесена либо с языковыми единицами, либо с семантикой высказывания.

Так как категория оценки – это явление многоаспектного плана, она находит выражение на всех языковых уровнях.

Особенно важен лексический уровень языка, потому что он всесторонне и детально отражает отношения между людьми и оценку предметного и природного мира, показывая изменения оценки в зависимости от следующих внеязыковых факторов:

диахронии, специфики ценностных категорий конкретного социального круга, национально-культурных особенностей, гендерности. [3, 7] Это указывает на то, что язык отражает общественную и культурную жизнь общества.

В нашем исследовании мы обратились к текстам СМИ. Среди функций СМИ выделяют следующие: информационную, познавательнопросветительную, функцию воздействия, гедонистическую.

Поэтому наиболее распространенными средствами выражения оценки являются:

1) лексические и словообразовательные, которые служат для характеристики позиции говорящего в плане его отношения к высказываемому;

2) морфологические, которые приспособлены к дифференцированному воплощению в речи отношения говорящего как к высказываемому, так и к собеседнику.

В публицистическом стиле оценочность является специфической стилевой чертой. Особенно яркие примеры оценочных языковых единиц можно обнаружить в ситуациях полемики, критики мнения, в оценке освещаемого события. Для выражения оценки используется широкий круг качественно-оценочных прилагательных и существительных, средства фразеологии, экспрессивного синтаксиса. Также используется нейтральная лексика с рационально-оценочной коннотацией, известной окружающим (честность, лицемерие, терроризм, фашизация). Общеоценочные значения выражают слова разных частей речи, обладающие различной синтаксической сочетаемостью.

На уровне фонетики важнейшим средством выражения оценки служит интонация. Она может примыкать к уже присущей слову экспрессивности, а может приобретаться словом в определенном контексте и быть единственным средством, выражающим оценку в данном слове.

Отметим, что на морфемно-морфологическом уровне иногда происходит взаимодействие оценки, заложенной в корне слова и эмоционально-оценочного значения аффикса. Оценки могут действовать в одном направлении, усиливая признак (злейший), а могут способствовать смягчению негативной оценки (дурачок). Определенный контекст может изменить функцию уменьшительно-ласкательных суффиксов на отрицательную или ироническую. Как правило, мелиоративные оценки выражаются уменьшительно-ласкательными суффиксами, а пейоративные – практически любыми аффиксами.

В публицистическом тексте часто происходит использование контекстуальных синонимов и антонимов слов эстетической оценки, которые заостряют внимание читателя на восхищении или отвращении субъекта оценки. Отрицательные оценки выражаются значительно реже, для этой цели используются антонимы: неудачный, неубедительный.

Современные СМИ отличаются явным преобладанием эмоциональной составляющей информации. При этом наблюдается дисбаланс эмоционального и рационального компонентов в газетных текстах явно в сторону эмоционального. Эмоциональные языковые средства усиливают свойства оценки, делая ее более яркой, доступной, усиливая таким образом эффект воздействия авторской интерпретации. За счет эмоциональных средств создается определенный эмоциональный фон, облегчающий восприятие рационального в тексте. Если в тексте эмоциональные средства выполняют именно эту функцию, а не подменяют собой рациональное начало, их употребление оправдано: они становятся сильным средством убеждения.

Каждому значению оценки свойственен свой набор средств выражения. Спектр средств выражения рациональной оценки достаточно широк, но в публицистической речи он сужен до базовых предикатов. В публицистической речи для выражения оценки необходимости, долженствования в основном используются глаголы и наречия.

Следующий по частоте употребления вид оценки – возможность, из многочисленных средств её выражения часто повторяются глагол мочь, существительное возможность, прилагательное возможный. Среди средств выражения оценок целесообразности используются прилагательные и чаще всего наречия (Рискнуть можно, но бороться против власти глупо).

Для выражения утилитарных оценок в газетных статьях наиболее часто используются прилагательные и наречия (Все ухищрения властей бесполезны). При выражении достоверности публицисты стремятся обосновать предположение, привести достаточное количество аргументов, не допуская излишеств. В связи с этим преобладают средства выражения обоснованного предположения в виде вводных конструкций.

Для выражения оценки целесообразности или нецелесообразности используются абстрактные лексемы, лишенные семантической дифференциации, и специальные, конкретизирующие указанное. Истинность выражается с помощью модально-оценочных предикатов истинности или ложности и их антонимов.

Важность или неважность на лексическом уровне передаётся с помощью слов с семантикой важности, значительности, первостепенности, особенности какого-либо события (явления, ситуации), или наоборот.

В качестве основных средств выражения достоверности или недостоверности можно выделить модальные слова и частицы, модальные глаголы и предикаты знания и мнения, а также модальные фразы.

Таким образом, оценочность является основным стилеобразующим фактором публицистических текстов, играя свою роль уже на начальной стадии создания текста. Оценочность проявляется в отборе и классификации фактов и явлений действительности, в их описании под определенным углом зрения, в специфических лингвистических средствах. Хотя в современной публицистике распространены тексты, которые не содержат явных средств оценочности, так как избегается употребление прямых оценочных выводов.

Основным языковым уровнем, способным выражать любые виды оценок, является лексико-семантический. В условиях контекста любое слово может стать оценочным, и не всегда легко решается вопрос о разграничении языковой и речевой оценочности.

Оценочная позиция субъекта речи определяется нормами и ценностями, созданными определенной эпохой, поэтому изучение оценки может позволить понять обобщенную ориентацию общества на определенный круг ценностей в определенный период его развития.

Следовательно, оценочная лексика может многое сказать о приоритетных ценностях определенной культуры, знание которой обеспечивает статус члена конкретной этнической группы.

–  –  –

В современном мире СМИ являются основным поставщиком информации для аудитории. Большая часть населения страны не анализирует новостные сообщения различных каналов коммуникации, прибегает только к одному источнику информации и принимает на веру его новостные сообщения. Такие люди отключают фильтры-барьеры информации, вследствие этого, манипулировать их сознанием становится значительно проще.

Учебный словарь иностранных слов Л. П. Крысина дает следующее определение слову «манипуляция». «Манипуляция [фр. manipulation лат.

manipulus горсть manus рука]. 1. Сложный прием, действие над чем-либо при работе ручным способом, при демонстрировании фокусов и т.п. 2.

перен., неодобр., проделка, махинация» [3].

В обществе главным инструментом коммуникации являются языковые единицы, соответственно, манипуляция посредством языка – один из основных видов манипуляции массами.

Языковые единицы предоставляют манипулятору широкие возможности для управления аудиторией, часто сам факт управления можно скрыть с помощью того же языка.

Таким образом, можно говорить о том, что ни одно журналистское произведение не может быть нейтральным и беспристрастным, т.к. языковое воздействие содержится во всех журналистских текстах, это проявляется даже в подборе слов для выражения мыслей.

В соответствие с предложенным выше определением манипуляции, под «языковой манипуляцией» в данной работе будет пониматься разновидность манипуляции, осуществляемой путем отбора и использования в журналистских текстах языковых средств согласно установкам, стоящим перед автором, т.е. с помощью определенных языковых средств журналистманипулятор может навязать аудитории определенное представление о действительности, отношение к событиям, людям, изменить поведение в интересах манипулятора.

В любой коммуникации посредством языка передается определенная информация, полученное сообщение, так или иначе, влияет на представление о действительности, следовательно, язык является инструментом манипуляции своей сути.

Язык дает возможность манипулятору использовать довольно разнообразные приемы воздействия на адресата, создавать текст так, что сам факт манипуляции будет незаметен для адресата.

Помимо общеизвестных приемов манипулятивного воздействия (манипулирование информацией, ссылка на авторитеты, отбор событий для сообщения, сенсационность и др.) существуют и методы лингвистической манипуляции.

Средства языкового воздействия на адресата:

1. Синтаксический уровень. К синтаксическим средствам можно отнести: повторы, параллельные конструкции, использование активного и пассивного залога, неопределенно-личных и обобщенно-личных предложений.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |



Похожие работы:

«Мирошниченко Мария Ильинична ЖЕНСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ НА УРАЛЕ В 1920-1935 ГГ. И БОРЬБА С НЕЙ:ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 1920-Х НАЧАЛА 1930-Х ГГ. Статья раскрывает процесс накопления исторических знаний по проблем...»

«Б А К А Л А В Р И А Т В.Ю. Микрюков безопасность жизнедеятельности Рекомендовано  Академией военных наук Российской Федерации  в качестве учебника для студентов  высшего профессионального образования КНОРУС • МОСКВА • 2013 УДК 614.8(075.8) ББК 68.9я73 М59 Рецензенты: М.А. Гареев, президент Академии военных наук Р...»

«Смирнова Татьяна Владимировна Преподаватель МКИМ, Историк музыки, Культуролог Исследовательская работа по предмету "История музыки" на тему: М.П. Мусоргский "Картинки с выставки". Москва, МКИМ 2015 Оглавление: 1. Мусоргский и "Могучая кучка". Сти...»

«Военно-исторический проект "Адъютант!" http://adjudant.ru/captive/index.htm Миловидов Б. П. Партизан А. С. Фигнер и военнопленные Великой армии в 1812-1813 гг. Опубликовано: Партизан А. С. Фигнер и военнопленные Великой армии в 1812–1813 гг. // Отечественная в...»

«Предисловие Николая Старикова Наполеон. Взгляд из Франции Сегодняшние процессы европейской интеграции — далеко не первая попытка создать "единую Европу". Таких попыток было огромное множество, но лишь самые успешные...»

«Рецензии ществование социологии религии как непрерывно обновляющейся системы" (с. 96–98). Хотя книга имеет скромный подзаголовок "учебное пособие", несомненно, это первый удачный опыт в изложении...»

«Религиозная организация – духовная образовательная организация высшего образования "Калужская Духовная Семинария Калужской Епархии Русской Православной Церкви" кафедра исторических и церковно-практических дисциплин протоиерей Сергий Балахонов Информа...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В.ЛОМОНОСОВА ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ НА П РА ВАХ РУКОПИСИ ФЕДОС ЕЕВ И Л ЬЯ ИВАНО ВИЧ ПАЛЕОГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПОПУТНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ РОССЫПНОГО ЗОЛОТА БАССЕЙНА ВЕРХНЕЙ ОКИ. 25.00.25 – ГЕОМО РФО ЛОГИ Я И ЭВО ЛЮЦИОННА Я ГЕО ГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИЯ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕН...»

«Научно-производственная фирма "ТОПОМАТИК" Железные дороги Версия 3.0 Санкт-Петербург Содержание История продукта 3 Структура комплекса Топоматик Robur функциональные возможности Пользователи Топоматик Robur Преимущества Топоматик Robur Серти...»

«Table of Contents Феликс Кривин Всемирная история в анекдотах Раздел первый: Анекдотические доисторические времена Любовь к питекантропу Самый длинный африканский анекдот Изобретение любви Экономика с человеческим лицом При...»

«Рабочая программа по истории 10 11 классы (профильный) 2013-2014 учебный год ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа по курсу "История" предназначена для классов общеобразовательной школы. Составлена на основе среднего (полного) общего образования (профильный уровень и базовый уро...»

«38 Эндрю Вигет, Ольга Балалаева Сибирские исторические исследования. 2014. № 4 ЛЮДИ И РЕСУРСЫ УДК 316.773 НЕФТЬ, МАРГИНАЛИЗАЦИЯ И ВОСТОЧНЫЕ ХАНТЫ1 Эндрю Вигет, Ольга Балалаева Аннотация. Развитие нефтяной отрасли в Сибири имело серьезные последствия для ханты Сургутского района Хан...»

«Эванджелиста Торричелли. 1958 г. Декабрь Т. LXVI, вып. 4 УСПЕХИ ФИЗИЧЕСКИХ НАУК ИЗ ИСТОРИИ ФИЗИКИ К 350-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭВАНДЖЕЛИСТЫ ТОРРИЧЕЛЛИ По решению Всемирного Совета Мира 350-летие со дня рождения выдающегося итальянс...»

«Barnes T. D. Early Christian Hagiography and Roman History. Tbingen: Mohr Siebeck, 2010. XX, 437 p. Книга Тимоти Дэвида Барнса "Раннехристианская агиография и римская история" опубликована в Тюбингене в издательстве "Mohr Siebeck", специализирующемся на выпу...»

«Министерство образования и науки РФ ГОУ ВПО "Алтайский государственный университет" УТВЕРЖДАЮ Декан исторического факультета _ _ 2012г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по дисциплине Мировые интеграционные процессы _ для специальности "Зарубежное регионоведение" факультет исторический кафедра всеобщей истории...»

«Юрченко Иван Юрьевич, Попов Виктор Владимирович ДЕЛО СНАБЖЕНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНОЕ. МАТРОСЫ, КАЗАКИ, КРЕСТЬЯНЕ-КРАСНОАРМЕЙЦЫ И ГОРОДСКИЕ МАРГИНАЛЫ: ГОЛОДНЫЕ УЧАСТНИКИ КРОНШТАДТСКОГО МЯТЕЖА 1921 Г В статье рассматрива...»

«ИНСТРУКЦИЯ по сборке набора Шхуна "Полоцк", арт. МК0302, масштаб 1:72 Инструкция по сборке модели Шхуна "Полоцк" арт. МК0302, масштаб 1:72 [редакция инструкции от 13.01.2015] Содержание 1. Историческая справка 2. Общие рекомендации по сборке модели 3. Сборка каркаса корпуса и укладк...»

«Белорусская Православная Церковь Минская духовная семинария УТВЕРЖДАЮ Ректор Минской духовной семинарии Архиепископ Гурий (Апалько) ""_2016 г. ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ Методические указания по написанию рефератов по...»

«Вход в реку. Дубль второй. В прошлом году мы реализовали мечту моей юности и отправились-таки в Италию. Смешно, наверное, но это был мой седьмой визит в эту страну, в которой я в общей сложности прожил месяцев 9 или 10, но за работой на "посмотреть по сторонам" име...»

«Костякова Юлия Борисовна Формирование массово-информационных пространств Хакасии и Горного Алтая в контексте реализации государственной информационной политики (1922–1991 гг.) 07.00.02 – Отечественная история Диссертация...»

«УДК 94/99 РОЛЬ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПОВЫШЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА НА ТЕРРИТОРИИ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В 1971–1973 ГГ. © 2012 Д. Б. Михайлов аспирант каф. истории Отечества e-mail: in-tenzo@yandex.ru Курский государственный университет В статье с привлечением архивного...»

«РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Редакционный совет книжной серии РИСИ Л.П. Решетников (председатель) Т.С. Волженина (секретарь) Л.М. Воробьёва А.В. Глазова Д.Н. Лыжин М.Б. Смолин (зам. председателя) С.А. Таразеви...»

«ОТЧЁТ о проведении выставки "История в плакатах Аэрофлота" в Санкт-Петербурге 13 ноября – 4 декабря 2008 года Сентябрь, 2008 ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ Музей имени Г.Р.Державина и русской словесности его времени Музей Г.Р.Д...»

«ЫЛМЫСТЫ ПРОЦЕСС ЖНЕ КРИМИНАЛИСТИКА УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС И КРИМИНАЛИСТИКА CRIMINAL PROCEDURE AND CRIMINALISTICS ГУ УДК 343.147 Л.К.Аренова1, Б.А.Жакупов2 р Карагандинский государственный университет им. Е.А.Букетова; Карагандин...»

«ОКСИТАНИЯ ЛЕГЕНДА О КАРКАССОНЕ 1-е действие Первое действие – сказочное. Фантастическое. Основано на "Легенде о Каркассоне" одного английского писателя-аристократа. Глядя в окно на проплывающие по небу багровые закатные облака, Эдв...»

«1. Цели освоения дисциплины Основной целью дисциплины "Основы российского законодательства в сфере культуры и охраны культурного наследия" является получение студентами направления подготовки 035400 "История...»

«ISSN 2304-1447. Вісник ОНУ. Сер.: Бібліотекознавство, бібліографознавство, книгознавство. 2014. Т. 19, вип. 2 УДК 025.4(477)”1919/1961” О. О. Сербин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, заведующий отде...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики Факультет филологии Программа дисциплины История русской литературы Ч. III. Русская л...»

«Научно-исследовательская работа Коклюшечное кружевоплетение на Южном Урале и в России Выполнила: Кошелева Влада Евгеньевна учащаяся 10а класса МБОУ "Школа-интернат №4г. Челябинска"Руководитель: Полулях Светлана Алексеевна учитель истории и обществознания, руководитель школьного музея Оглавление Введение 3 1. Из истории коклюшечного кружева...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.