WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ...»

-- [ Страница 3 ] --

языка: 80 000 слов и фразеологических выражений/ Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – М.: ООО «ИНФОТЕХ», 2010 – 874.

Словарь современного русского литературного языка: В 17-ти т. / 7.

Под ред. В. И. Чернышёва. – М., Л.: Изд-во АН СССР, 1948—1965.

Словарь русского языка: в 4-х т./ АН СССР, Ин-т рус. яз. ; Под 8.

ред. А. П. Евгеньевой. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Русский язык, 1981-1984.

Т. 2. К-О. 1983. 736 с.

Ушаков Д. Н. Большой толковый словарь современного русского 9.

языка. – М.: «Альта- Принт», 2005. – VIII, 1239 с.

10. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4т. Т. 2 (Е-Муж) / Пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева. – 2-е изд., стер. – М.: Прогресс, 1986. – 672 с.

11. Частотный словарь русского языка / Под ред. Л. Н. Засориной. — М.: Русский язык, 1977.

12. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2 т. – 3-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1999. – Т 1. – 624 с.

13. Шанский М. Н., Боброва Т. А. Этимологический словарь русского языка. – М.: Прозерпина, 1994. – 400 с.

–  –  –

Государственная итоговая аттестация (ГИА) в 9 классе — серьёзное испытание для нас, старшеклассников. Проблема заключается в том, что изучение русского языка по школьной программе и подготовка к ГИА не одно и то же. ГИА основана на тестовых технологиях, требующих специальной предварительной подготовки. Нужна она и для написания сочинения на лингвистическую тему.



В ходе подготовки к написанию сочинения в МБОУ СОШ № 69 г.

Пензы ученики 9 класса решили объединиться и разработать проект опорной схемы, таблицы, помогающей справиться с сочинением на лингвистическую тему.

В основе исследования лежит ряд основополагающих идей, уже высказанных лингвистами прошлого:

Любая мысль воплощается в слове. Слово закрепляет 1.

определенное понятие. В.И. Даль говорил: «Слово – исключительная способность человека выражать мысли и чувства свои, дар говорить…» [4].

Слово как элемент языка всегда обращено вовне, к определенному предмету. Оно обозначает предмет, свойства или отношения между предметами. Предметная отнесенность слова выражается в виде существительного (обозначает предмет), глагола (обозначает действие), прилагательного (обозначает свойства) или предлога, союза (обозначают отношения). Именуя какой-либо предмет или класс предметов, слово выделяет в нем важные, существенные признаки. Слово несет в себе смысловой образ, некий замысел, придающий предмету смысловую определенность. Посредством слова образуется во многом смысловая социокультурная парадигма, картина мира, которую рано или поздно выстраивает для себя каждый человек. Давая имена предметам, человек создает свое собственное пространство. «Человек, – писал В. Гумбольдт, – окружает себя миром звуков, чтобы воспринять в себя и переработать мир вещей» [3, 80].

2. По мнению В. Гумбольдта, язык образует психическую среду существования человека, при этом каждый язык как система имен своеобразен. «Так как восприятие и деятельность человека зависят от его представлений, то его отношение к предметам целиком обусловлено языком.

Тем самым актом, посредством которого он из себя создает язык, человек отдает себя в его власть; каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, из пределов которого можно выйти только в том случае, если вступить в другой круг» [3, 80] 3. «В слове, – отмечает С.Л. Рубинштейн, – мы формулируем мысль, но, формулируя ее, мы сплошь и рядом ее формируем. Слово, речь есть нечто большее, чем внешнее орудие мысли; она включается в самый процесс мышления как форма, связанная с его содержанием» [7, 395]





4. Понятия «смысл» и «понимание» – соотносительные и не могут рассматриваться в отрыве друг от друга, ибо нет смысла вне понимания, а понимание есть всегда усвоение некоторого смысла.

Понимание характеризует работу языка, работу сознания, их определенное состояние и возможности.

Понимание неотделимо от оценочной деятельности сознания.

Невозможно представить безоценочное понимание, поскольку оценка не только обусловливает понимание, позволяет говорить о его существовании, но и может вносить определенные искажения, которые делают сообщение бессмысленным.

Понимание требует знания сути дела, предполагает оно также и специфическое отношение слушающего к воспринимаемой речи, к ситуациям, в которых происходит речевое общение. Требует оно и проникновения в значимость содержания слова, выявления мотива говорящего лица. Полное понимание имеет место при совпадении мыслей собеседников, при одинаковой направленности их сознания. При этом огромную роль играет прошлый опыт воспринимающего, степень овладения языком, степень приобщенности его к культуре.

Как отмечает В.В. Налимов, понимание – это приближение понимаемого текста к самому себе путем порождения фильтра понимания, приближающего чужой текст, чужую смысловую ориентацию к своей собственной. Понимание – это способность найти в чужом тексте свое, или, может быть, серьезнее, – найти самого себя в чужом [5, 130–131].

5. «Понимание есть повторение процесса творчества в изменённом порядке» [6, 151] Как эти положения используются при работе с текстом?

ЗАМЫСЕЛ АВТОРА

Создавая текст, автор передает с помощью слова свою Модель мира.

Авторская модель мира определяет авторское мироощущение, миросозерцание, которое отражается в содержании текста посредством языка. При анализе языковых, композиционных средств, структуры произведения читающий текст выявляет авторскую позицию, формирует представление о персонажах и т.д., тем самым раскрывает замысел автора.

Коммуникативная цель автора:

привлечь внимание к поднятой им проблеме;

показать круг вопросов, интересных ему;

объяснить свою точку зрения;

дать анализ чего-либо и т.д.

Автор мотивирует поступки героев, сообщает их мысли, описывает их чувства и состояние, тем самым посвящая читателя в свой замысел.

«Общая модальность как выражение отношения автора к сообщаемому заставляет воспринимать текст не как сумму отдельных единиц, а как цельное произведение. Такое восприятие основывается не на рассмотрении качеств отдельных речевых единиц, а на установлении их функций в составе целого. В таком случае личностное отношение автора воспринимается как «концентрированное воплощение сути произведения, объединяющее всю систему речевых структур…» (В.В. Виноградов)» [1, 280]

О верности такого подхода свидетельствуют цитаты:

«Творец всегда изображается в творении и часто - против воли своей»

(Н.М. Карамзин).

«Творчество самого талантливого автора обязательно отражает его личность, ибо в том-то и заключается художественное творчество, что внешний объективный материал перерабатывается, вполне индивидуально, психикой художника» В.В. Воровский.

• «Во всяком произведении искусства, великом или малом, вплоть до самого малого, все сводится к концепции автора» (В. Гете).

• «Каждый писатель, до известной степени, изображает в своих сочинениях самого себя, часто вопреки своей воле» (В. Гете).

• «Всякое художественное произведение есть всегда верное зеркало своего творца, и замаскировать в нем свою натуру ни один не может»

В.В. Стасов.

Итак, первое, что следует определить, - это замысел автора.

ОБРАЗ АВТОРА И ПЕРСОНАЖЕЙ

Далее нужно найти в тексте материал, формирующий образ автора «Образ автора – это индивидуальная словесно-речевая структура, пронизывающая строй художественного произведения и определяющая взаимосвязь и взаимодействие всех его элементов» [2, 151–152] В образе автора отражаются и им определяются

• тема, идея, сюжет;

• изображение событий, персонажей, их поступки, поведение;

• все особенности языкового выражения – «словесная ткань»

текста.

ПЛАН Определить особенности употребления лексических средств, o их роль в раскрытии темы текста (наличие синонимов, антонимов, фразеологизмов, слов в переносном значении и т.д.) Определить, как выбор синтаксических средств связан с o темой и мыслью текста (какие предложения преобладают: по характеру грамматической основы, по цели высказывания и т. д.; порядок слов в предложениях; экспрессивность односоставных предложений; роль однородных членов и пр.).

Отметить выразительность морфологических средств o (особенности употребления различных частей речи).

Указать роль художественных средств выразительности o (эпитетов, метафор, сравнений, олицетворений и т.д.).

Вариант начала работы с текстом Расскажите, какой человек писал этот текст?

Что им двигало, когда он создавал текст?

Чему радуется его сердце, о чем оно болит?

Как этот человек относится к миру, к людям?

Что он думает о людях?

Какое важное сообщение он хотел передать вам, читателям?» и т.д.

• Формируем все виды компетенций

• Уходим от шаблонов

• Вырабатываем навыки работы с текстом художественного стиля в единстве формы и содержания

• Тщательно отбирая для работы тексты с духовнонравственной проблематикой, развиваем души и умы школьников

• Готовим к работе над заданиями КИМов ЕГЭ (А27-30, В7, часть С) В рамках данной статьи представлен лишь первый раздел таблицы, связанный с лексическими средствами выражения замысла автора.

В ходе реализации практико-ориентированного проекта «Разработка таблицы «Лексические средства выражения замысла автора» были определены цели и задачи, намечены его основные этапы.

Литература:

1. Валгина Н.С Теория текста. / Лингвистика, учебник. Издательство:

Логос. ISBN: 5-94010-187-9, 2003. 280 с.

2. Виноградов В.В. О теории художественной речи. М.: Высшая школа, 1971. 240 с.

3. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. М., 1984.

4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Спб., 1863-1866. Полный текст «Толкового словаря живого великорусского языка»

5. Налимов В.В. Спонтанность сознания. М., 1989. С. 130–131.)

6. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. / А.А. Потебня. — М., 1976.

— 368 с. С. 151

7. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 2007.

–  –  –

В нашей работе мы затронем вопрос о развитии интерактивных интернет-технологий и их позиции в медиапространстве Пензенского региона сегодня.

Термин «интерактивность» происходит от английского слова interaction, которое в переводе означает «взаимодействие». В общем значении интерактивность принято понимать как двустороннее взаимодействие с потребителем информации. Данный принцип изначально присущ интернет-СМИ, являясь одной из их обязательных характеристик.

Этот признак обычно рассматривается как связь между редакцией интернет медиа и их потенциальной аудиторией. Реализуя процесс интерактивного общения, редакция зачастую преследует конкретную цель: осуществление информационного обмена с аудиторией.

При создании интерактивного сайта необходимо учитывать не только тенденции настоящего, но и смотреть и учиться на ошибках и успехах дел прошлого. В наше время интерактивность представляет собой сложную и технологически, и организационно конструкцию, которая поначалу может отпугнуть СМИ, которые только-только встали на путь вхождения в интернет-пространство.

Регистрация пользователя является одной из обязательных форм интерактивности. Она помогает сбору информации об аудитории издания.

В настоящее время многие интернет-СМИ дают возможность регистрации через социальные сети (ВКонтакте, Facebook, Twitter и др.).

Также в интерактивном общении с аудиторией помогут социальные плагины. Социальный плагин – это кусочек HTML кода, который помещается в на сайте. При просмотре этот код разворачивается в блок, который отображает пользователю краткую информацию с учетом текущей страницы и информацию из социальной сети, например с учетом интересов друзей пользователя (это, например, кнопка «нравится», которая позволяет поделиться новостью в социальных сетях, что привлекает новую аудиторию на сайт; или плагин «люди на сайте», который показывает пользователю аватары его друзей, что повышает интерес аудитории к ресурсу).

Группа в социальной сети или на видеохостинге (Youtube, Rutube) являются обязательными для каждого уважающего себя интерактивного СМИ в настоящее время. Ведь про социальные сети так или иначе слышали все, а их аудитория исчисляется миллионами.

Продвижение через социальные сети повышает репутацию СМИ вне ее сайта. Также это возможность привлечения новой целевой аудитории, причем зачастую эти пользователи ценнее, чем те, кто зашел на ваш сайт прямиком через поисковые сети.

В группах, создаваемых в социальных сетях, формируется обратная связь между администрацией и пользователями.

При всем многообразии функционала социальных сетей на сайте рекомендуется разместить форум, который может служить своеобразной книгой жалоб и пожеланий. Необходимо максимально быстро отслеживать и реагировать на такие сообщения.

На сайте обязательно должна располагаться контактная информация:

телефон редакции, электронная почта.

Наконец, возможность комментирования на вэб-странице материала – ведущий способ интерактивности внутри сайта.

Все эти элементы интерактивности в российских интернет СМИ начали использовать относительно недавно. Для анализа использования интерактивности пензенскими СМИ были выбраны такие ресурсы как PenzaNews.ru; Penzainform.ru; np-penza.ru; ym-penza.ru; pravda-news.ru; tvexpress.ru.

Интерактивные элементы сайтов печатных СМИ (np-penza.ru; ympenza.ru; pravda-news.ru) реализуются в нескольких направлениях. Очевидна зависимость между характеристикой печатного издания, его целями и задачами и той моделью, которую используют данные ресурсы.

При этом все сайты обладают общими интерактивными элементами.

Так, все ресурсы обладают поиском по архивным материалам. Здесь есть календарное разделение для удобства посетителя. Однако на сайте «Нашей Пензы» архивы отказались «битыми», т.е. не представляется возможность их просмотреть. На остальных ресурсах такого замечено не было.

Из этих трех ресурсов группу в социальной сети имеет лишь «Пензенская правда», но количество участников ее мало (189 участников по состоянию на 20 марта 2014 года), да и «лайки» мало кто не ставит. Это дает повод говорить о том, что данный формат здесь не работает. Как и возможность «твитнуть» новость на сайте «Улицы Московской».

Возможность комментирования есть только у «Улицы Московской», но чтобы оставить отзыв необходимо зарегистрироваться.

Однако при прохождении этой процедуры (даже с использованием разных почтовых сервисов) постоянно возникают затруднения (после заполнениях всех необходимых регистрационных форм и отправки этой информации получаем ответ следующего содержания: «Не удалось зарегистрировать пользователя:

Произошла ошибка при отправке письма с регистрационными данными»).

Отсюда видно, что данные печатные издания не в полной мере используют средства интерактивности, которые предоставляет им всемирная паутина.

Penzanews.ru и Penzainform.ru – это новостные региональные интернетСМИ. Данные ресурсы предоставляют PDA-версии для мобильных устройств, имеют группы в социальных сетях. А PenzaNews даже завела аккаунт на видеохостинге Youtube. Правда, за последние 8 месяцев они выложили лишь шесть видео. Web 2.0 реализуется здесь возможностью подписаться на RSS-рассылку. Форум на PenzaNews, как и возможность комментирования статей, отсутствует. Высказаться есть возможность только на официальной страничке издания в социальной сети Вконтакте, но здесь обсуждение отсутствует. А вот на Penzainform форум есть (возможность оставлять комментарии на странице материала), но, во-первых, здесь отсутствует система обязательной авторизации (читатели пишут комментарии анонимно, без регистрации), а во-вторых, судя по стилю обсуждений, форум практически не модерируется (сообщения публикуются на сайте мгновенно), и это создаёт порой «нездоровые» обсуждения среди читателей сайта.

Из всех пензенских региональных интернет-СМИ практически все формы интерактивности использует только Penzainform.

Проблема модерации поступающего от пользователей контента – это главная проблема для сайта.

Существует несколько форм модерации:

премодерация, постмодерация и отсутствие всякой модерации.

Премодерация — осуществление контроля за записями на ресурсе до их публикации на всеобщее обозрение. Работает премодерация следующим образом: пользователь создает сообщение или тему, которое видит модератор и сам пользователь. Модератор решает пропустить сообщение или нет. И в этом есть определённая субъективность. Кроме того, среди недостатков премодерации можно отметить низкую оперативность (из-за того, что необходима проверка каждого сообщения). Но при этом качество записей находится в руках модераторов, и это можно считать плюсом.

Постмодерация — осуществление контроля за записями на ресурсе после их публикации на всеобщее обозрение. Для контроля за контентом всегда необходим модератор. Постмодерацию ввиду мгновенно публикуемых сообщений отличает высокая оперативность.

При всей их неоднозначности комментарии и темы пользователей нужны, но также необходима потребность отсеивать некачественный пользовательский контент. Потому полагаем, что идеальной формой модерации является всё же премодерация, поскольку только она позволяет избегать возникновения конфликтных ситуаций в среде читателей, участвующих в обсуждении.

Диалектная лексика в повести В. П. Астафьева «Где-то гремит война»

–  –  –

Диалектная лексика не входит в систему русского литературного языка.

Может быть, поэтому языковеды и литературоведы не часто обращаются к исследованию диалектизмов, а в учебниках русского языка им отводится незначительное место.

Тем не менее, диалектные слова – часть словаря национального русского языка, часть его богатства. Многие диалектизмы расширили сферу своего употребления, стали известны всему народу. Кроме того, диалектизмы нередко используются в литературных произведениях, предоставляя писателю возможность правдивее изобразить действительность, полнее раскрыть характеры героев, указать на место действия.

Как отмечают авторы «Энциклопедического словаря юного литературоведа», многие писатели, изображая деревенскую жизнь, используют слова и устойчивые словосочетания «народного говора, распространенного в данной местности».

Диалектизмы дают возможность писателю правдивее изобразить действительность, полнее раскрыть характеры героев, косвенно указать на место действия. Диалектизмы в художественных произведениях воспринимаются как экспрессивные, эмоционально окрашенные слова, помогающие более выразительно передать изображение.

Как утверждает «Краткая литературная энциклопедия», диалектизмы чаще используются в языке действующих лиц произведения, чем в авторской речи. Также можно утверждать, что чаще используются этнографические и лексические диалектизмы, чем фонетические и морфологические, так как последние обычно указывают только на отличие речи носителя говора от литературного языка.

Мы встречаем диалектизмы у многих писателей. Драматурги 18-го века, вводили диалектную лексику в язык персонажей комедий для достижения комического эффекта путем демонстрации «неправильной», «нелитературной» речи своих героев. Некоторых писателей (В.И. Даль, П.И.

Мельников-Печерский) диалектная лексика привлекала как эффективное средство этнографического описания жизни крестьян различных районов России.

Однако неумеренное использование диалектных слов в речи действующих лиц, и особенно в авторской речи, засоряет литературное произведение, снижает его художественную ценность.

Виктор Петрович Астафьев родился в Сибири, в Красноярском крае.

Его детство и юность прошли в деревне и в заполярном порту Шарка. Рано потеряв мать, он беспризорничал, жил в детском доме – этот горький опыт отразился в повести «Кража» (1966).

Осенью 1942 года Астафьев добровольцем ушел на фронт, был тяжело ранен. После войны сменил множество профессий, а литературная его деятельность началась в 1951 году с несовершенного еще и позднее переработанного рассказа о погибшем на фронте товарище – «Гражданский человек». А в 1953 году вышел первый сборник Астафьева – «До будущей весны».

Рассматривая вопрос о роли диалектизмов в творчестве В.П.

Астафьева, мы не должны забывать о том, что детство и юность писателя прошли в далекой сибирской деревне, а значит, сам он говорил на одном из диалектов северного наречия. Повесть «Где-то гремит война» создана на автобиографическом материале. Писатель в этой повести широко пользуется диалектизмами.

Лексические диалектизмы неоднородны, в них могут быть выделены следующие группы:

1) Собственно-лексические диалектизмы представляют собой неизвестные литературному языку слова, служащие названиями явлений, для обозначения которых в литературном языке употребляются слова с какойлибо другой непроизводной основой.

* Кухта – изморозь:

С деревьев ещё какое-то время текла кухта.

2) Лексико-фонетические диалектизмы. Это не звуки, как таковые, а целые слова с теми или иными отличиями в огласовке сравнительно с соответствующими однокорневыми словами литературного языка.

- Лови её! Чепляй! Не давай умырнуть!»

- Токо весточками от ребят и жива.

3) Лексико-словообразовательные диалектизмы – это такие неизвестные литературному языку слова, синонимами которых в последнем будут однокорневые образования, отличающиеся от них лишь своей словообразовательной структурой.

* Голодуха - голод *Что делается вокруг? Зима. Голодуха.

4) Лексико-семантическими диалектизмами являются слова общенародного характера, имеющие особое значение, несвойственное им в литературном языке.

* Всё добро, надетое на него, было дедушкино. (одежда)

5) Этнографические диалектизмы представляют собой слова, возникновение и существование которых в языке связано со спецификой быта и трудовой деятельности носителей того или иного говора. Это такие диалектные слова, которые называют предметы и явления, не входящие в общенародный обиход и не имеют параллелей в общенародном литературном языке.

* Назём – навоз:

* И увозили они из нашей деревни назём на подводах.

Из всей повести В.Астафьева «Где-то гремит война» мы выписали 62 диалектизма. Диалектные слова могут быть разными частями речи.

В тексте произведения встретились следующие части речи:

Деепричастие – 1: Одна вырвалась из ворот и, ослеплённая светом, запрыгала туда-сюда, норовисто взбрыкивая ядрёным задом. (вздрагивая) Прилагательное – 3: Над конторой увядшим маком обвис заиндевелый флаг. (покрытый инеем) Глагол – 6: Пришлые в это время уже весело, распевно гомонили на базаре. (громко говорить) Наречие – 6: Да если уж погибать, так ладом погибать! (вместе, сообща) Существительные – 39: У меня ещё есть в запасе кресало. (стальная пластинка для высекания огня из кремня).

Диалектные слова вводятся Астафьевым для характеристики речи персонажа. Они указывают на сибирское «происхождение» героев, частично

– на их необразованность, незнание норм грамотной литературной речи, но при этом Астафьев не высмеивает и не осуждает своих героев. Мы чувствуем любовь писателя к живой народной речи.

Проанализировав особенности использования диалектизмов в повести В.П.

Астафьева «Где-то гремит война», мы можем сделать следующие выводы:

- В.П.Астафьев широко использует диалектизмы;

- В повести «Где-то гремит война» диалектизмы используются для речевой характеристики персонажа, речевой характеристики рассказчика и для создания местного колорита;

- В.П. Астафьев вводит диалектные слова в произведение на равных правах с литературными;

- Обилие диалектизмов в произведении можно объяснить тем, что сам В.П. Астафьев провел детство и юность в сибирской деревне и, создавая автобиографическое произведение, отдает право рассказывать о своем детстве рассказчику-ребенку, «себе маленькому», то есть носителю одного из северных диалектов.

Литература:

В.П.Астафьев. «Военные страницы» – Дрофа, 2007.

1.

С.И.Ожегов. Словарь русского языка. – М., 1989.

2.

Словарь русских народных говоров. – Москва – Ленинград, 1985.

3.

М.И.Фомина. Лексикология. – М., 2001.

4.

Л.Г.Самотик. Заметки о диалектизмах в творчестве Астафьева. – 5.

М., 1998.

–  –  –

Основной функцией деловых журналов традиционно считается удовлетворение информационных потребностей людей, причастных к экономике, бизнесу, политике. Исследователи деловой прессы выделяют единые видообразующие признаки изданий данного типа – это деловая проблематика, высокое качество предоставляемых информационных продуктов, достоверность информации, глубина проработки освещаемых проблем, объективность [1, 5].

В целом по России на региональном журнальном рынке стабильные позиции постепенно занимают федеральные сети деловых изданий Эксперт», «Бизнес-журнал», «Деловой квартал» и др. Деловые журналы с бесплатно-адресной формой распространения появились в регионах еще в 1999 г. Самым первым был журнал «Эксперт», который к настоящему времени обогатился пятью региональными выпусками: «Эксперт СевероЗапад», «Эксперт Урал», «Эксперт Сибирь», «Эксперт Волга», «Эксперт Юг»

[3]. С 2002 г. ИД «Компьютерра» начинает выпускать региональные версии московского «Бизнес-журнала», в 2004 г. к ним присоединяются сети екатеринбургского «Делового квартала» и санкт-петербургского журнала «Шеф (The Chief)» [5, 38]. Причем это не «кальки» центрального издания, а полноценные региональные деловые журналы со своим контентом и рекламой. Конечно, активнее региональная журнальная пресса развивается в крупных регионах и городах, например, в группе региональных версий «Эксперта» самыми успешными предсказуемо стали «Эксперт-Сибирь» и «Эксперт-Урал», но думается, можно говорить о перспективности регионального направления не только в журнальном сегменте, но и в плане концентрации, объединения медиаресурсов. Стоит отметить, что в региональных центрах чаще всего издаются два-три федеральных сетевых бренда, поскольку издатели не видят практического смысла в заполнении рынка крупных городов одновременно всеми «сетевиками».

Что касается выхода собственных деловых региональных изданий, то момент их появления приходится на начало 1990-х гг. Так, одними из первых стали журналы «Дело. Экономическое обозрение» (Самара, 1992 г.), «ВолгаБизнес» (Самара, 1992 г.), «Нижегородский предприниматель» (1997 г.), «Top-Manager» (Санкт-Петербург, 1999 г.), «Люди Дела» (Новосибирск, 1999 г.) [5, 39]. Но массово такие издания пришли на рынок в XXI веке, а наиболее активный рост деловых изданий в регионах России пришелся на 2007–2009 гг.

Исследователь Л.Б. Голикова констатирует: «несмотря на географическое, экономическое и политическое разнообразие регионов, в региональных деловых журналах много общего: формат, содержание, территория распространения, способы распространения и каналы доставки»

[1, 11]. Действительно, чаще всего издания данного типа выходят в формате А4, средним объемом - 50–70 стр., тиражом – от 4 до 12 тыс. экземпляров.

Периодичность в основном ежемесячная, небольшая часть изданий выходит один раз в две недели и лишь единицы – еженедельно. Целевая аудитория собственники компаний, менеджеры и госслужащие высшего и среднего звена. Модели распространения можно представить следующими вариантами: только город, где выходит издание; город выпуска плюс несколько соседних городов; основные населенные пункты всего региона.

Надрегиональными изданиями становятся немногие: например, «Континент Сибирь. Стратегии успеха» (Новосибирск, Омск, Кемерово, Красноярск, Томск, Барнаул, Иркутск) или «Волга-Бизнес» (21 регион РФ).

На территории тамбовской области надрегиональные деловые издания представлены журналом «Я №1. Бизнес-издание», распространяющимся еще и в Белгородской, Воронежской, Курской и Липецкой области. Это рекламно-информационное издание ежемесячно выходит в формате А4, средним объемом в 100 страниц, тиражом 10 000 экз. и адресуется представителям деловой и политической элиты регионов, топ-менеджерам предприятий, специалистам по маркетингу и работе с персоналом [6].

Основное преимущество журнала «Я №1. Бизнес-издание» связано с возможностью интегрировать и презентовать информацию пяти областей, поэтому ведущий раздел - «Черноземье» - это анализ макроэкономической ситуации и основных трендов региона, информация о социальноэкономическом положении областей, городов и районных центров.

Синтетический формат надрегионального бизнес-издания «Я №1» сочетает деловую информацию для практического применения, материалы образовательного и развлекательного характера.

Для тамбовской области «собственным» деловым изданием является информационно-аналитический журнал «Регион 68». Как и большинство своих собратьев, «Регион 68» распространяется бесплатно, адресуясь региональным политикам, бизнесменам, руководителям, общественным деятелям, т.е. тем, «кто принимает решения» [2]. Формальнотехнологические признаки журнала соответствуют модели данного типа изданий: формат А4, количество полос – 48, тираж – 4 000 экз., периодичность выхода – один раз в два месяца. Учредителем журнала является ООО «Издательство Юлис», что тоже вписывается в общероссийскую тенденцию, поскольку практически все региональные деловые журналы не могут существовать без серьезной коммерческой базы.

Такой «подстраховкой» для журналов могут быть другие бинес-проекты учредителя (как у «Издательства Юлис»), или СМИ-доноры в составе крупного издательского дома, или головная компания (для филиала сетевого издания) [5, 40].

Основная функция «Региона 68» - информационно-аналитическая – реализуется в публикациях аналитической информации о событиях регионального и федерального уровней, в предоставлении данных мониторингов и социологических исследований, проводимых специалистами-социологами в области экономики, политики и культуры.

Система рубрик «Региона 68» [4] построена на сочетании серьезной общественно-политической, правовой, историко-культурной и рекреативной информации рекламно-справочного характера. Кроме того, в журнале прослеживает направление lifestyle, поскольку издание отчетливо формирует стиль жизни представители регионального бизнес-сообщества при помощи рубрик «Стиль», «Туризм», «VIP-тур», «Интернет», «Уровень жизни», «Автосалон», «Автостиль».

Таким образом, помимо формально-технологических признаков, региональные деловые издания роднит наличие рубрик о взаимоотношениях бизнеса и власти, стратегиях развития экономики региона, законодательстве, финансах, кадрах, IT-технологиях, маркетинге. Дополняют этот список новости региона, анализ рынков, консультации специалистов, истории успеха, персоны номера, стиль жизни предпринимателей. Реализация возможности удовлетворять информационные запросы читателей, связанные с конкретным регионом, сохранение и развитие исторического и культурного наследия территории – вот еще один существенный фактор в пользу развития данного типа изданий. Думается, что, не смотря на конкуренцию с федеральными деловыми изданиями, у региональных журналов есть серьезный потенциал, позволяющий предполагать активное развитие именно регионального сегмента деловой прессы.

–  –  –

Язык СМИ наглядно отражает процессы, происходящие в современном русском языке, в том числе и на словообразовательном уровне. Предметом данного исследования является рассмотрение особенностей функционирования языковых единиц, появившихся в результате субстантивации – одного из активных процессов современного русского словообразования. Актуальность темы обусловлена не только активностью данного процесса, но и усиленным интересом лингвистов к проблемам переходных явлений.

Наблюдение над таким языковым явлением, как субстантивация, способно продемонстрировать распространенность этого способа словообразования и указать на его возрастающую роль в газетнопублицистическом стиле речи. Субстантивация как одно из проявлений действия закона экономии языковых средств (экономным способом наименования с использованием уже имеющейся в языке лексики) бывает полной и частичной. В результате перехода лексической единицы из одной части речи в другую изменяются ее лексико-семантические и грамматические признаки, обычно субстантивация влечёт за собой 1) изменение синтаксической функции; 2) изменение категориального значения;

3) изменение лексического значения; 4) изменение дистрибуции; 5) изменение грамматических свойств.

Цель данной работы состоит в определении места и роли субстантивов в СМИ. Материалом для исследования послужили тексты газет «Про город»

и «PenzaNews» (в их электронных вариантах). Для реализации цели в работе были решены следующие задачи:

1) рассмотреть явление субстантивации как одного из морфологосинтаксических способов словообразования;

2) выявить частотность субстантивов в исследуемом материале;

3) дифференцировать субстантивы на основе различных признаков (лингвистических и экстралингвистических);

4) определить значимость субстантивации в языке СМИ.

Изменение языка, его грамматического строя проявляется в различных транспозиционных процессах (транспозиция от лат. transpositio – перестановка) – «использование одной языковой формы в функции другой формы» [4, 497], в том числе и в переводе слов из одной лексикограмматической категории в другую или его употребление в функции другой части речи. Изменение функции слова в речи, накопление нового грамматического качества, возникновение новых связей с другими словами и утеря старых связей, а главное – семантические возможности создают условия для перехода частей речи.

Одним из распространенных типов процесса транспозиции является субстантивация – (от лат. substanti um – существительное) – «переход слов из других частей речи в разряд имен существительных» [8]. Наиболее значительный разряд слов, перешедший в класс существительных, – это прилагательные и причастия.

Исследование процесса субстантивации в русском языке имеет длительную историю. Много существенных наблюдений в этой области было сделано в работах русских языковедов XIX- начала ХХ веков.

Н.И. Греч субстантивацию прилагательных в свое время рассматривал как результат "опущения" одних частей речи и замены их другими частями речи – когда в одних случаях новая часть речи целиком принимает значение опущенной (это замещение полное - зодчий), а в других случаях при новой части речи она только подразумевается (это замещение неполное – слепой).

Но в обоих случаях, по мнению Н.И. Греча, прилагательное не переходит окончательно в категорию имени существительного, не приобретает присущих имени существительному свойств.

В результате перехода лексической единицы из одной части речи в другую изменяется комплекс ее признаков. Т.е. субстантивация как один из видов транспозиции являет собой сложный процесс, затрагивающий категориальные изменения разных уровней языковой системы: процесс перехода в существительные начинается именно с изменения синтаксической функции (слово начинает функционировать в роли дополнения, подлежащего, обстоятельства), при этом изменяется категориальное значение (например, имя прилагательное в процессе перехода в существительное утрачивает значение признака и приобретает значение предметности) лексическое значение (переход прилагательных в существительные может сопровождаться сужением, конкретизацией их значения), как следствие, изменяется потенциальная сочетаемость (в частности, прилагательное, переходя в существительное, приобретает способность иметь при себе согласованное и несогласованное определение) и т.п.

В ходе работы было установлено, что в новостной ленте газет «Про город» и «PenzaNews» представлено значительное количество субстантивов за период с 1 по 18 марта, причём в обоих изданиях их количество оказалось примерно одинаковым [6; 7].

Анализ показал неравномерность распределения субстантивов на газетной полосе: так, в некоторых статьях, в том числе и объемных, не было найдено ни одного случая субстантивации, другие статьи, напротив, проявляли высокую плотность субстантивов. Например, в статье «Про настроение украинцев» было найдено 4 субстантива (8% от общего количества) [7], в статье «В Пензенской области полицейские по горячим следам раскрыли убийство» было найдено такое же количество субстантивов (4).

В Газете «Про город» некоторые субстантивы встречались несколько раз: происходящее (3), восставшие (2), некоторые (2), потерпевшие (2), осужденный (2).

В газете « PenzaNews» несколько раз встречались субстантивы:

неизвестные (6), потерпевшая (5), подозреваемый (2), погибшие (2), обвиняемый (2), данные (2), заведующий (2), уполномоченный (2), похищенное (2).

Число полных субстантивов в обоих интернет СМИ нашлось одинаково: 4 субстантива из 50, что составляет 8% от общего числа.

Соответственно, число неполных субстантивов также совпадает – 46 примеров из 50, что составляет 92%.

Число субстантивов, образованных от прилагательных, в газете «Про город» составило 24 – 48% от общего числа; в газете «PenzaNews» – 20–40% от общего числа.

Число субстантивов, образованных от причастий составило: в газете «Про город» 19 – 38 %; в интернет СМИ «PenzaNews» – 9–18 % от общего числа.

Таким образом, субстантивации – т.е. транспозиции разных частей речи в разряд имён существительных – в газетно-публицистическом дискурсе более всего затрагивает имена прилагательные и причастия, которые, вследствие их способности указывать на предмет характеризуемого признака, образуют наиболее динамичный класс субстантивов. На материале газеты было выявлено, что субстантивы в СМИ не частотны, но довольно разнообразны.

Вероятно, в языке публицистики распространённость субстантивов во многом зависит от степени официальности изложения:

поэтому в статьях общественно-политической или экономической тематикой с подчеркнуто аналитическим характером, субстантивов значительно меньше, чем в статьях и рубриках, посвящённых более свободным темам.

Там, где допустимо более свободное, экспрессивное изложение, где в большей степени употребительна разговорная лексика (сюда же относится «развлекательное» пространство газеты – сканворды, кроссворды, загадки, анекдоты), субстантивация прослеживается чаще.

Особенностью языка СМИ является широкая представленность неполной субстантивации, что ещё раз подчёркивает активность этого процесса именно в аспекте синхронии. Функция, чаще всего выполняемая субстантивами в СМИ, – указание на лицо, экономия языковых средств, обеспечение доступности изложения (приближённость к адресату), придание эмоциональной окраски.

Литература:

1. Виноградов В.В. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. – М.: Наука, 1975.

2. Греч Н. И. Практическая грамматика русского языка [Электронный ресурс] URL: http://booklib.in.ua/biblioteka-knig/filologiya/6183.html

3. Земская Е.А. Современный русский язык: Словообразование. — М.:

Просвещение, 1973.

4. Лингвистический энциклопедический словарь/ Под ред. В. Н.

Ярцевой; Ин-т языкознания АН СССР. — М.: Сов. энцикл., 1990.

5. Лопатин В.В. Субстантивация как способ словообразования в совр.

русск. языке. // Русский язык: Грамматич. исследования. — М.:

Просвещение, 1967.

6. «PenzaNews». [Электронный ресурс] // URL: http://penzanews.ru/

7. Про город». [Электронный ресурс]// URL: http://vpenze.ru/news

8. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — М.: Просвещение, 1985.

Стилистический уровень Пензенского Бизнес-журнала

–  –  –

В связи с повышенным интересом различных слоев общества к экономике Российской Федерации, развитием банковских услуг, укреплением кредитных государственных программ поддержки малого и среднего бизнеса в последнее время резко увеличилось количество деловых изданий.

«Деловая пресса является особой системой, функции которой состоят в обеспечении бизнес-коммуникации, с единым категориальным признаком — деловой проблематикой, раскрывающей экономическую природу анализируемого феномена» [3].

«Деловая журналистика – одна из наиболее социально значимых областей функционирования языка СМИ»[2]. В Пензе деловая журналистика представлена такими изданиями: «Пензенский Бизнес-журнал», «Бизнеспресс», Chief Time и «Деловой». В каждом конкретном СМИ вырабатываются определенные стандарты написания информационных и аналитических текстов, посвященных бизнесу, экономике, финансам.

Предметом нашего исследования являются материалы «Пензенского Бизнес-журнала» за 2013-2014 года.

««Бизнес-журнал» — ежемесячное деловое издание, которое выпускается издательским домом «Компьютерра» с 2002 года. Основная читательская аудитория «Бизнес-журнала» – предприниматели, топменеджеры и управляющие собственники компаний вне зависимости от размеров бизнеса. Главный фокус издания – практические аспекты предпринимательства, эффективные управленческие технологии, инновации в бизнесе и бизнес на инновациях» [1]. В Пензе «Бизнес-журнал» издается с 2006 года.

Данный вид СМИ является малоизученным. Пока еще не сложилось целостного представления о деловом журнале, его лингвостилистических особенностях. В связи с этим исследование стилистических особенностей такого типа издания представляется актуальным.

В качестве контактоустанавливающих средств деловые издания чаще всего задействуют профессиональный жаргон, а для придания статуса и создания иллюзии компетентности обращается к специальной терминологии, в том числе узкоспециализированной: из области экономики, политики и техники. Экономические термины наиболее частотны в силу актуальности публикаций такой тематики. Например: «инвестиции», «кредитование», «микрофинансирование», «интернет-банкинг», «стартап», «топменеджеры», «софинансирование малого и среднего бизнеса», «лизинг», «финансовые обязательства», «диверсификация бизнеса», «рамочные кредитные соглашения», «коммерциализация», «субсидирование», «минимизация налогов», «потребительские взносы».

При написании текстов в деловые издания журналисту необходимо владеть специальной терминологией, органично включенной в текст публицистического выступления. Несоблюдение этого баланса приводит к тому, что многие публикации оказываются перегружены специальной терминологией, книжными словами. Например: «…применяются следующие ключевые технологии: ультрофильтрация, нанофильтрация, электродеионизация, обратный осмос, мембранная дегазация, реагентная обработка» («Вода – ключ к здоровью». БЖ. 2013. №10); «Ключ к производству дешевого водорода – в эффективных и недорогих мембранах.

Материалы для своих мембран разработчики из компании «МЕВОДЭНА»

подбирают и исследуют с помощью сверхвакумной установки» («Первый элемент». БЖ. 2013. № 9); «За последнее время на заводе «ЭЛЕТЕХ» освоены технологии литья пластмасс и литья алюминия под давлением. При этом светоотдача эквивалентна светильнику с натриевой газорязрядной лампой мощностью 150 Вт, а потребление электроэнергии ДКУ «Проспект» на 72 % ниже» («Эффективные решения» завода «ЭЛЕТЕХ»». БЖ. 2013. №8);

«Рабочие инструменты современного нейромаркетолога – электроэнцефалография, магнитнорезонансная томография и устройства для отслеживания направления взгляда» («Секретная кнопка».

БЖ. 2014. №3).

Помимо указанных особенностей лексики текстов Пензенского Бизнесжурнала, обнаруживаются специфические элементы разговорного и художественного стилей.

Например, вкрапления лексики разговорного стиля:

собственно-разговорные слова, просторечные слова и выражения. Авторы употребляют их, чтобы придать своему тексту эмоциональность, показать отношение ко многим явлениям. В особенности лексика разговорного стиля употребляется в ответах интервьюированного для создания его речевой характеристики. Например: «…засунуть бутылку шампанского в одно место героя Достоевского…» («Искусство вечно». БЖ. 2014. №4.); «Вот, взять бомжа: он лежит, ничего не делает, но, тем не менее, он по-своему счастлив» («Главный пивовар. БЖ. 2014. №2); «За границу тоже выезжали.

Разница, конечно, бросается в глаза. Когда насмотрелся всего, стало за Россию обидно: везде по дорогам бурьян, все захламлено. Я подумал: а чем мы хуже?» («Бизнес с душой», БЖ, 2014,№1).

В текстах исследуемого журнала выявляются единицы художественного стиля, что вполне закономерно, так как подобная стилистически маркированная лексика помогает реализовать воздействующую функцию публицистического стиля. Решению этой задачи способствует введение изобразительно-выразительных средств. Для создания образа используются тропы и стилистические фигуры, употребляются метафоры, метонимии, сравнения и олицетворения, придающие тексту образность и выразительность: ««Триумф» продолжается…Уже начинают расцветать арбековские «Новые сады» и делаются ставки на «Фаворита» Западной поляны. Компания «Рисан» меняет само понятие «жилой комплекс» в создании пензенцев.» («Ответ на ключевой вопрос». БЖ.

2013. №9); «Представьте, что ваш бизнес – чайка, а потенциальный клиент

– птенец…Нужно считать сохраненные секунды, платить клиенту за ожидание, давать ему словом и делом почувствовать, насколько для вас важен каждый контакт с ним. И тогда ваши клиенты начнут активно «клевать»» («Сверхчайка и сверхреклама». БЖ. 2013. №11).

В результате анализа стилистических особенностей Пензенского Бизнес-журнала было выявлено, что деловая тематика, адресная аудитория и практическо-деловая специфика предопределяют широкое функционирование в текстах терминологии из различных областей, особенно из области менеджмента и финансов. В публицистический текст обнаруживается проникновение лексических элементов разговорного, научного и художественного стилей. Журналисты, реализуя воздействующую функцию публицистического стиля, используют экспрессивную и оценочную лексику, в том числе просторечия. Также широкое применение находит система средств выразительности: тропы и фигуры, использование которых традиционно в текстах художественного стиля. В некоторых статьях присутствует существенный перегруз специальной профессиональной лексики. Что говорит о пробелах в практике литературного редактирования в издании.

Литература:

Бизнес-журнал. О проекте. URL: http://b-mag.ru/about/ 1.

Деловая речь в современных СМИ, 2009 2.

URL:

http://potsar.ru/science/mono/29_delovaya_rech_v_sovremennih_smi.html Еременко А.В. Деловая пресса в России: история, типология, 3.

моделирование изданий, 2006 Пензенский Бизнес-журнал. 2013. №8-12, 2014. №1-4.

4.

Зеркальная двуликость главного героя романа Д.С.

Мережковского «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи»

–  –  –

В историческом романе Д.С. Мережковского «Воскресшие боги.

Леонардо да Винчи» (1901) описано порядка 15 картин и рисунков главного героя.

Если говорить о замысле, то роман «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи» является второй частью трилогии Д.С. Мережковского «Христос и Антихрист». Жизнь Леонардо прослежена в романе с 1494 г. (а во вставных эпизодах – с детства) до смерти. Скрытый пафос трилогии «Христос и Антихрист» –раздвоенность личности и преодоление трагической судьбы человека, а ещё точнее – противоречивость натуры героя, доходящая до двуликости и отражённая в его работах, как в зеркале.

Мир контрастов открывается в романе описаниями двух жанрово и идейно противоположных творений Леонардо – это карикатура на религиозного фанатика Савонаролу и знаменитая «Тайная вечеря». Оба произведения описаны с точки зрения Джиованни Бельтраффио – реального исторического лица, ученика Леонардо. Однако в рассуждениях этого героя проглядывают мысли, находящиеся «вне истории его века» [3, 635].

Следовательно, есть основания полагать, что Д.С. Мережковский вложил в его уста свою авторскую позицию.

Савонарола Мережковского – человек великой чистоты духа, бескорыстия. Идеал Савонаролы прямолинеен.

Он отвергает все сложное:

историю, государство, власть папы, науку и искусство. Не удивительно, что Леонардо, человек противоположных взглядов, не принимает его идей и показывает свое видение этого человека в страшной карикатуре: «Это было лицо не Савонаролы, а старого безобразного дьявола в монашеской рясе, измождённого самоистязаниями, но не победившего гордыни и похоти.

Нижняя челюсть выдавалась вперёд, морщины бороздили щёки и шею, отвислую, чёрную, как на высохшем трупе, вздёрнутые брови щетинились, и нечеловеческий взор, полный упрямой, почти злобной мольбы, устремлён был в небо. Всё тёмное, ужасное и безумное... было испытано в этом рисунке, обнажено без гнева и жалости, с невозмутимой ясностью знания» [1, 42].

Такой же – научный – подход он применяет везде, в том числе и для передачи глубин человеческой натуры. Выдающаяся вперед нижняя челюсть, вздёрнутые брови, множество морщин и высохшая кожа показывают нам человека фанатичного, упрямого, беспощадного к врагам – человека, который сам себя погубил. Словосочетание «злобная мольба» имеет такой же оксюморонный характер, как и «живой труп». Большинство людей, поняв этого человека, пожалеют его, но Леонардо этого не делает. Его взгляд спокоен, лишен оценочности. Художник показывает человека таким, каков он есть. В своём рисунке он отражает натуру Савонаролы, как в зеркале, и на протяжении всего романа мы ещё не раз убедимся в том, что Леонардо неуклонно следовал своему принципу: «Душа художника должна быть подобна зеркалу, которое отражает все предметы, все движения и цвета, само оставаясь неподвижным и ясным» [1, 44].

Савонарола был признанным авторитетом для верующих того времени, и потому то, как его изобразил Леонардо, заложило в душу Джиованни сомнения: не служит ли его учитель Антихристу? Однако эти мысли развеялись после того, как он увидел неоконченную «Тайную вечерю»:

«Лица апостолов дышали такою жизнью, что он как будто... заглядывал в глубину их сердец, смущенных самым непонятным и страшным из всего, что когда-либо совершалось в мире, – рождением зла, от которого Бог должен умереть... Голова Иуды не была еще написана, только тело... сжимая в судорожных пальцах мошну со сребрениками, нечаянным движением руки опрокинул он солонку – и соль просыпалась. Петр, в порыве гнева, стремительно вскочил из-за него, правой рукой схватил нож, левую опустил на плечо Иоанна, как бы вопрошая... «кто предатель?» – и старая, серебристо-седая, лучезарно гневная голова его сияла... жаждою подвига...

Ближе всех ко Христу был Иоанн; мягкие как шелк... волосы, опущенные веки... покорно сложенные руки, лицо с продолговато-круглым очерком – все дышало в нем небесной тишиной и ясностью» [1, 60-61].

В этой картине соединилось всё самое прекрасное и самое страшное, что есть в людях: смирение и гнев, любовь и предательство. Благодаря этой неоднозначности, картина «дышит» – эмоции переданы настолько точно, что апостолы предстают как люди, которые испытывают обычные эмоции. Испуг и растерянность Иуды, смирение и покорность Иоанна, «порыв гнева» Петра и его готовность всегда стоять за Того, за Кого он готов «душу положить», – Д.С. Мережковский передал всё это, следуя «зеркальному» принципу своего героя. Автор показывает, что при написании этой картины Леонардо был так же верен природе, как и в случае карикатурного портрета Савонаролы.

Вся шестая книга романа посвящена дневнику Джиованни. Здесь Д.С.

Мережковский описывает противоположные картины буквально на соседних страницах. На одном из рисунков изображена голова Девы Марии, «внимающей благовестию архангела» (картина «Благовещение»): «Из-под головной повязки, украшенной жемчугом и голубиными крыльями, стыдливо играя с веянием ангельских крыл, выбиваются пряди волос, заплетённых, как у флорентийских девушек, в причёску, по виду небрежную, но на самом деле искусную. Красота этих вьющихся кудрей пленяет, как странная музыка. И тайна глаз её, которая как будто просвечивает сквозь опущенные веки с густою тенью ресниц, похожа на тайну подводных цветов, видимых сквозь прозрачные волны, но недосягаемых» [1, 167].

Жемчуг и голубь – оба символа означают непорочность и возвышенность. Кроме того, жемчуг символизирует всё женственное и совершенное, является традиционным атрибутом Пресвятой Девы, а голубь очень часто выступает в роли божественного вестника, олицетворения невинности, доброты, кротости и покорности судьбе. Д.С. Мережковский показывает красоту её ангельского смирения и кристальную чистоту помыслов, которая видна даже из-под опущенных век. Таинственная и «недосягаемая» – именно такой она предстаёт перед нами, практически совершенная в своей красоте. Особенно ёмко, на наш взгляд, автор характеризует её загадочность, сравнивая со "странной музыкой" и "подводными цветами". Бесспорно, это – высшая степень красоты.

Однако, вслед за главным героем, читатель мгновенно «забывает» об этом шедевре и начинает рассматривать высшую степень уродства. «С глубоким, жадным любопытством» и «тем же карандашом» Леонардо рисует карикатуры на уродов, только что пришедших в его мастерскую: «В зверском мелькает человеческое, в человеческом – зверское, одно переходит в другое легко и естественно до ужаса... Я никогда не забуду лица старухи с волосами, вздёрнутыми кверху в дикую, безумную причёску, с жидкою косичкою сзади, с гигантским лысым лбом, расплющенным носом, крохотным, как бородавка, и чудовищно-толстыми губами, напоминавшими те дряблые, осклизлые грибы, которые растут на гнилых пнях. И всего ужаснее то, что эти уроды кажутся знакомыми, как будто где-то уже видел их, и что-то есть в них, что отталкивает и в то же время притягивает, как бездна» [1, 168-169].

Описания этих двух рисунков антонимичны до крайности. Небрежной, но искусной причёске с первого рисунка противопоставлена «дикая, безумная» на втором. Глаза уродов Д.С. Мережковский вообще не описывает, потому что, скорее всего, там ничего нет. При чтении обоих этих описаний образы очень легко представляются и запоминаются. Только если Дева Мария ассоциировалась с небесами, то эти образы напоминают о «бездне». Автор романа, с таким искусством описывая все детали, старается представить своего героя как человека, стремящегося к невозможному. Рисуя контрастные сюжеты, да Винчи искал предел, крайнюю точку красоты и безобразия, которая позволила бы найти то самое единство, и в романе Д.С.

Мережковского эти поиски показаны через призму творчества героя.

Противоречивость Леонардо достигает апогея в знаменитой «Джиоконде». Своей интерпретацией Д.С. Мережковский намекает на родство душ художника и натурщицы: «Джиованни казалось, что мона Лиза становится всё более и более похожей на самого Леонардо... Впрочем, главная сила возраставшего сходства заключалась не столько в самих чертах,.. сколько в выражении глаз и в улыбке. Он вспоминал... что эту же самую улыбку видел у Фомы Неверного, и... во многих других женских лицах, которые писал, рисовал и лепил учитель, еще не зная моны Лизы, – как будто всю жизнь, во всех своих созданиях, искал он собственного отражения» [2, 200-201].

После смерти этой женщины художник как будто впервые увидел её портрет и понял, что он на самом деле в нём выразил: величие и единство жизни и смерти – тайну мироздания. Д.С. Мережковский ставит своего героя в ситуацию озарения: он нашёл ту силу, которой всегда был движим – сомнение и любопытство. Оглядываясь на проанализированные выше картины и на ассоциации с самой «Джиокондой», мы понимаем, что к этому автор и вёл на протяжении всего романа.

В литературном произведении, как в зеркале, которым послужили картины Леонардо, отражена сущность этого человека – художника и учёного, мыслителя и творца одновременно. Образ Леонардо стал символом демиурга – человека, который смог создать нечто, выходящее за пределы обычного разума.

Леонардо в интерпретации Д.С. Мережковского – герой-одиночка, мысли которого опережали время. Реалии жизни и тайны человеческих душ отражались в его произведениях, как в зеркале – искренне, беспристрастно и во всей своей полноте и глубине.

Литература:

1. Мережковский Д.С. Воскресшие боги. Леонардо да Винчи // Полное собрание сочинений Дмитрия Сергеевича Мережковского в 24 томах. – М., 1914. – Т.2.

2. Мережковский Д.С. Воскресшие боги. Леонардо да Винчи // Полное собрание сочинений Дмитрия Сергеевича Мережковского в 24 томах. – М., 1914. – Т.3.

3. Панченко Д. Леонардо и его эпоха в изображении Д.С.

Мережковского // Мережковский Д.С. Воскресшие боги. Леонардо да Винчи.

– М, 1990.

Проблема творческого метода в произведения А. Г. Малышкина

А. С. Иванов, студент Пензенский государственный университет Научн. рук. – к.ф.н., доцент В. А. Сухов Александр Георгиевич Малышкин – заметное явление советской и вообще российской литературы. Творивший в неспокойную эпоху предреволюционных лет, в лихую годину Гражданской войны, в двадцатые годы и, что особенно примечательно, в тяжёлые тридцатые, Малышкин в лучших своих произведениях оставался верен исторической и жизненной правде, не отворачивая от неё правдивого взора ещё со времён одного из первых рассказов, «Последний Барыков», заслужившего долгую жизнь (он переиздавался вплоть до 1988 года). Творчество Малышкина, считавшегося одним из родоначальников советской литературы, было популярно не только у современников, но и спустя несколько поколений тоже: критика активно оценивает его произведения, отзывается на его книги, печатающиеся многотысячными тиражами, выходят монографии, посвящённые жизни и творчеству Александра Георгиевича, книги его знают даже за рубежом.

Вместе с тем рассказы, повести и роман «Люди из захолустья» достойны изучения и сейчас, несмотря на то, что они не переиздаются вот уже двадцать три года и, по сути, оказываются забытыми массовым читателем.

Широко известен тот факт, что повесть «Падение Даира», с которой писатель начал свой путь в большую литературу, была не просто произведением современным и созвучным (написанное в 1921 году, опубликованное в 1923-ем, оно отражает события Гражданской войны, причём является одним из самых талантливых произведений, описывающих события этого трагического периода в истории с позиции красных), но и во многом модернистским и новаторским. Оно было написано в годы, когда эстетические и мировоззренческие традиции Серебряного века ещё не оказались попраны господствующим с тридцатых годов соцреализмом, когда ещё существовали различные литературные группировки, борющиеся за совершенно разные взгляды на литературу. Влияние модернизма, однако, прослеживается, не только в «Падении Даира», оно уходит своими корнями в ранние произведения Малышкина, написанные им ещё до получения первой популярности. Впрочем, одним «Падением Даира» здесь дело не ограничилось: в том же 1923 году выходит повесть «Вокзалы», которое оказалось настолько экспериментальным и необычным произведением, что практически не встретило одобрения у современников, а также пишется «импрессионистский» рассказ «Это будет последний», «переплюнувший»

написанную в том же году повесть и впоследствии так и не напечатанный.

После он пишет несколько рассказов («Комнаты», «Ночь под Кривым Рогом», «Вожди», «Случай с комиссаром»), которые также испытали на себе влияние модернизма и потому не получили такого признания, которого, например, заслужил «Поезд на юг» (1925 г.). Широко известно, что Паустовский называл этот рассказ «одним из шедевров советской литературы» [1], и именно этот рассказ можно назвать подлинно соцреалистическим.

Вместе с тем писателя считают одним из классиков социалистического реализма, наряду с такими писателями, как Александр Фадеев, Мариэтта Шагинян, Фёдор Гладков, Леонид Леонов, Валентин Катаев и др. Так его характеризует, например, «Википедия». Однако и задолго до появления «Википедии» творчество Малышкина позиционировалось как подлинно соцреалистическое. Вот что пишет о Малышкине критик Владимир Ермилов: «Да, в творчестве Александра Малышкина запечатлелись с особенной, родниковой свежестью главные устремления литературы социалистического реализма: её романтика, её мечта, её вера, её суровая правдивость, её кровная связь с лучшими помыслами и чувствами миллионов людей» [2]. Он же отмечает, что Малышкин был искренним, правдивым художником: «Честный, строгий мастер, никогда не шедший ни на какие компромиссы, ни на какие сделки с искусством, отличный знаток русского народного языка…» [3]. Несколько странно читать в наше время слова этого критика, заматерелого защитника соцреализма, активно критиковавшего Маяковского за «кумачёвую халтуру», и наше сомнение небезосновательно: насколько уместно совмещать определение «классик социалистического реализма» с характеристикой «большой поэт», который «не выносил лжи ни в какой форме и страдал, если чувствовал, видел неискренность в творчестве и в поведении людей» (слова Фёдора Гладкова, близкого друга Малышкина) [4]?

Подобным вопросом начали задаваться ещё в 1992 году, в год столетия писателя: советской власти только-только не стало, произведения Малышкина ещё совсем недавно активно переиздавались, а творчество писателя уже начало переосмысливаться.

Так, на юбилейных Малышкинских чтениях, прошедших в том же году на родине писателя, в рабочем посёлке Мокшан, разгорелась дискуссия, посвящённая актуальности произведений писателя в постсоветское время, которая пришла к следующему консенсусу:

Малышкин нужен. Иными словами, настоящий писатель выше каких-либо литературных направлений, что, если подходить к вопросу философски, логично: честный художник всегда будет описывать то, что видит собственными глазами, не вступая в разлад с собственной совестью, хотя направления литературы всегда являются веянием времени, обусловленным развитием культурной мысли. Литературовед, доктор филологических наук,

Иван Павлович Щеблыкин говорит по этому поводу следующее:

«Нуждается ли Малышкин – писатель Божьей милостью – в чьём-либо оправдании, в «припудривании»? … В идее всеобщего счастья и равенства ничего позорного нет. Лучшие герои Малышкина строят свою жизнь, руководствуясь здравым смыслом» [5]. Показателен и следующий факт:

пролетарские критики увидели в Малышкине «чужака», противопоставляли ему Фадеева, хотя тот, между прочим, высоко ценил малышкинский «Севастополь» [6].

Здесь нельзя не вспомнить демократическое, реалистическое начало его творчества, с которым он выступил в своих ранних, студенческих рассказах и которое он сохранил до последнего своего произведения.

Александр Георгиевич принимает революцию, однако в целом не изменяет своим убеждениям. От цензуры и ухода в подполье его спас незаурядный литературный талант и владение традициями русской классической литературы ещё XIX века (в те времена, между прочим, писатели тоже умели протаскивать свои произведения через бдительный дозор царских цензоров) и эстетикой Серебряного века: написанное Малышкиным оказывается многоплановым, сложным; образы допускают различные, неоднозначные трактовки, причём нередко оказываются символичными, далеко уходящими от прямолинейной, конкретной оценки. По этой причине Малышкин оказался, с одной стороны, созвучен своему времени, а с другой – интересен и нам, читателям XXI века, открывающим в писателе честного летописца трудного периода российской истории.

Чтобы показать, что Малышкин всегда оказывался выше навязываемых рамок, мы проведём анализ его творчества, разбив его на четыре периода, каждый из которых можно объединить на основании сходства идейно-тематического наполнения произведений и, разумеется, общности творческих исканий, реализованных в произведениях данного периода:

1912 – 1915 годы: первые рассказы и стихи, демократические 1.

корни и модернистские увлечения писателя;

1918 – 1919 годы: работа в пензенской большевистской прессе, 2.

годы подлинного соцреализма в творчестве Малышкина;

1921 – 1931 годы: борьба «импрессионизма» и реализма с 3.

победой последнего;

1932 – 1938 годы: статьи «под заказ» и «Люди из захолустья».

4.

Мы можем сказать определённо, что в целом творчество Малышкина можно назвать реалистическим: начиная с ранних рассказов и заканчивая «Севастополем» и «Людьми из захолустья», Малышкин был реалистом по духу и по призванию. Другой вопрос, что Малышкин сам искренне верил в добрые начала революции и на Гражданской войне занимал позицию красных, в связи с чем некоторые его рассказы («Ночь под Кривым Рогом», «Случай с комиссаром», «Вожди», «Поезд на юг», «Эпизод у высоты 210», «На высоте 565») оказались близки соцреализму или же были написаны целиком в традициях соцреализма. И, разумеется, не стоит забывать о ранних романтических стихотворениях Малышкина или о его экспериментальных произведениях («Падение Даира», «Вокзалы», «Это будет последний»), которые занимают промежуточное положение между реализмом и модернизмом.

Вместе с тем нам хорошо известно, что особой популярностью пользовались лишь три произведения писателя: «Падение Даира», «Севастополь» и «Люди из захолустья» (иногда к ним относят «Поезд на юг»). Мы можем с уверенностью сказать, что все эти произведения не являются произведениями соцреализма (хотя внешне они вполне подходят под определение соцреализма), а «Севастополь» и «Люди из захолустья» – самые крупные, между прочим, произведения писателя, – являются реалистическими.

Следовательно, говорить об актуальности произведений Малышкина в наше время не приходится: они нужны. Интересующихся обстановкой в русском уезде столетней давности (и особенно историческим краеведением) можно отослать к дореволюционным рассказам писателя.

Чтобы узнать о перипетиях принятия революции разумом интеллигента – молодого офицера, о сопровождавших этот процесс событиях, мы читаем «Севастополь». А когда нам нужно явственно, зримо увидеть происходящий в деревне и на строительстве процесс коллективизации и индустриализации, мы открываем роман «Люди из захолустья».

–  –  –

«Эхо Москвы» – российская круглосуточная информационноразговорная радиостанция, относящаяся к независимым общественнополитическим СМИ.

Изучение специфики программы радио «Эхо Москвы» «Особое мнение» (исследование проводилось на выборке из 25 выпусков, вышедших в эфир в разные периоды 2013-2014 годов) показало, что основой тематического наполнения передачи является анализ актуальных политических событий. Данной теме посвящено около 87% рассмотренных выпусков. Так как программа является ежедневной и выходит дважды в сутки, то преимущественно темами становятся события последних часов.

Например, 21 августа 2013 года около 18 часов стало известно, что один из информаторов организации «Викиликс» осуждён на 35 лет тюремного заключения, а в 19 часов выходит передача, в которой ведущая Марина Королёва обсуждает эту новость с писателем, политиком Эдуардом Лимоновым («Особое мнение» от 21.08.2013, Марина Королёва – Эдуард Лимонов).

Около 13% выпусков посвящены вопросам истории, культуры, экономики, правовой сферы. Однако данные темы также рассматриваются с позиции политической ситуации в стране. Например, в выпуске от 18 марта 2013 года ведущая Тоня Самсонова и гость – музыкальный критик Артемий Троицкий – обсуждали вопрос о творческой деятельности музыканта Бориса Гребенщикова в контексте современной политической действительности, с точки зрения отношений артиста с властью («Особое мнение» от 18.03.2013, Тоня Самсонова – Артемий Троицкий).

Композиционному построению передачи «Особое мнение»

свойственно единообразие. Каждый выпуск открывается традиционным представлением ведущего и гостя и завершается той же информацией. В зависимости от информационной повестки дня, от того, кто является ведущим, гостем, существуют варианты начала передачи:

1. Начало с использованием фактов (новости, статистические данные, цитирование высказываний известных людей и т.д.) – 78% случаев.

Например: «У нас сегодня Путин Владимир Владимирович – главный ньюсмейкер сегодняшнего вечера, так уж получается. На Селигере он много чего сказал. И вот коллизия. О приговоре Навальному: «Мне показалось странным, что одному фигуранту, который сотрудничал со следствием, дали условный срок, а другому вломили (это цитата) 5 лет реального заключения».

Я понимаю, что не могу тебя заставить выступить толкователем слов президента. Но тем не менее. Что это может значить и к чему привести?»

(«Особое мнение» от 02.08.2013, Марина Королёва – Дмитрий Быков).

2. Начало передачи с использованием смс-сообщений зрителей – 22% случаев. Например: «Один из первых вопросов, пришедших на SMS, касается годовщины российско-грузинского конфликта. «Должна ли, на ваш взгляд, – спрашивает Илья, – Грузия признать независимость Абхазии и Южной Осетии? Возможно ли это?» («Особое мнение» от 08.08.2013, Ольга Журавлёва – Максим Шевченко).

Можно сделать предположение, что предпочтение ведущих начинать программу с конкретных фактов связано с тем, что ведущий может быть не удовлетворён содержанием присланных смс-сообщений; кроме того, сообщения от зрителей поступают непосредственно перед эфиром. Как следствие – при подготовке передачи ведущему удобнее заранее выбрать факт для введения гостя в беседу.

Завершение программы также происходит по выработанной схеме.

Гость произносит финальную смысловую реплику, ведущий благодарит его, ещё раз представляет и повторяет название передачи. Специфика финала «Особого мнения» в том, что для ведущего не допускается подведение итогов передачи и длительное обращение к слушателям. Финал достаточно резкий и неожиданный. Например: «Эдуард Лимонов – писатель, политик.

Сегодня это было его особое мнение. Это была Марина Королёва, всем спасибо» («Особое мнение» от 20.06.2013, Марина Королёва – Эдуард Лимонов).

Изучение системы вопросов передачи «Особое мнение» показало, что больший процент составляют оценочные вопросы [1, 55], т.е. вопросы об отношении собеседника к кому-то или чему-то (51,5%): ведущая Татьяна Фельгенгауэр журналисту Леониду Млечину: «То, что Алексей Навальный не признаёт результаты выборов и призывает провести некие переговоры с участием и независимых наблюдателей, и представителей обоих штабов, – это правильный шаг сейчас с его стороны?» («Особое мнение» от 09.09.2013, Татьяна Фельгенгауэр – Леонид Млечин).

Вторыми по частоте употребления являются гипотетические вопросы [1, 55], т.е.

вопросы о возможных событиях и условиях их развития (40,5%):

ведущая Наталья Болтянская редактору «The New Times» Евгении Альбац:

«Интересна история с экологией, с Россией, Мурманском и ледоколом. К ледоколу «Арктик Санрайз» уже подошёл катер с представителями силовых ведомств России. Чем дело кончится, как вы считаете?» («Особое мнение» от 24.09.2013, Наталья Болтянская – Евгении Альбац).

Оценивающие и гипотетические вопросы относятся к высказываниям аналитического характера. Преобладание таких типов обусловлено характером программы, её задачей: получить комментарии к той или иной информации. Поэтому только 7% вопросов, которые задают ведущие «Особого мнения» гостям, относятся к фактицирующим [1, 55], суть которых

– узнать о реальных событиях, фактах, явлениях. Такие вопросы являются вспомогательными к первым двум типам. Задача фактицирующих вопросов – дать ведущему сведения, на которые можно опираться при разговоре с интервьюируемым. В программе от 19 августа 2013 года ведущий Сергей Корзун обращается к писателю Виктору Ерофееву: «19 августа сегодня. В это время ровно 22 года назад радио «Эхо Москвы» уже не работало, его отключили в 8 утра по причине событий, которые я предлагаю сейчас вспомнить. Где вы провели это время, 19 августа 1991 года?» («Особое мнение» от 19.08.2013, Сергей Корзун – Виктор Ерофеев).

Таким образом, «Особое мнение» является серьёзной аналитической передачей с политическим уклоном. Об этом свидетельствует как тематическое наполнение, так и вопросы, задаваемые ведущими в эфире.

Цель журналиста – не столько раскрыть личность гостя, сколько с помощью последовательно изложенных мнений нескольких гостей составить для слушателя общую картину действительности. Поэтому данную передачу следует отнести к жанру аналитического интервью, а не портретного или информационного.

–  –  –

Россия вызывает сегодня, как и на протяжении всей своей истории, обостренный интерес со стороны мирового сообщества.

Уникальное положение России на карте мира, ее географические, экономические, исторические и культурные особенности во многом предопределяют новую геополитическую стратегию нашего государства, предложенную В. В. Путиным. Отсюда важность для России идеи евразийской интеграции (в первую очередь России, Казахстана и Белоруссии). Учитывая этот факт, в нашей работе мы рассмотрим механизм формирования образа России белорусскими оппозиционными СМИ. В российской концепции внешней политики, разработанной в 2000 году, укрепление союза России и Белоруссии названо первостепенной задачей.

Стремление России вернуть утраченные после распада Советского Союза позиции и проводить курс, продиктованный её собственным пониманием национальных интересов, вызывает всё большее раздражение многих западных политиков [1]. Укрепление роли России на международной политической арене приводит к оживлению антироссийских кампаний.

Ярким примером такого «противодействия» интеграционным процессам между Россией и Белоруссией становится деятельность белорусской оппозиционной печати. Издания такого прозападного толка, как правило, не только критикуют действующую власть, но и пытаются очернить в глазах местного населения Россию.

Особую группу сформировали СМИ националистической оппозиции, упорно внедряющие в сознание белорусского народа прозападные русофобские идеи, направленные против интеграции на евразийском пространстве. Одни средства массовой информации на страницах своих изданий последовательно выстраивают образ России как страны мафиозных олигархов, агрессивной державы, страдающей комплексом имперских устремлений [5]. Другие СМИ проводят идею пагубных последствий от сближения с Россией более тонко и завуалировано.

К первой группе относится белорусская общественно-политической газета «Народная воля», к анализу публикаций которой мы обратились в данной работе. С момента своего создания издание позиционирует себя как оппозиционное А. Лукашенко. Критика действующей власти здесь зачастую перерастает в открытую информационную войну, направленную «против»

Лукашенко и его политики, против сотрудничества с Россией, а не «за»

благополучие и процветание своей страны.

В своих «разоблачительных» публикациях оппозиционные журналисты наступают по всем фронтам: общественная жизнь, внутренняя и внешняя политика, экономика и бизнес, история и культурное наследие. В свете накаляющейся обстановки в Крыму абсолютно все независимые государства, образовавшиеся после распада Советского Союза, пристально следят за событиями на Украине. Сектор оппозиции белорусских СМИ развернул активную кампанию по «запугиванию» белорусской общественности, проча ей судьбу народов Украины.

Белорусскому народу активно насаждается чуждый, искусственно созданный образ России, который был заимствован оппозиционной прессой у определенной ниши западных глобальных СМИ. Здесь образ России преподносится массовому сознанию как чужое, враждебное, агрессивное и нецивилизованное государство, незаинтересованное в политике добрососедства, открыто игнорирующее общепризнанные нормы европейской морали.

Так газета «Народная воля» публикует статью с недвусмысленным названием «Для всего мира Россия – агрессор» в которой утверждается, что «Россия начала сценарий применения жесткой силы в Крыму. Военная оккупация, интервенция, толпы вооруженных солдат бегают по полуострову, готовые показать превосходство российского оружия, крутизну путинских войск, молодецкую удаль» [4].

Информационная война против нашей страны идет полным ходом, и самые ожесточенные «бои» разворачиваются на «крымском фронте». Война 3-го поколения или «война на эффектах» – так называют это глобальное информационное явление специалисты.

Негативный образ России является основополагающим в восприятии нашего государства во многих странах мира. Здесь надо понимать, что они осуществляют для этого целенаправленные действия не просто так. У каждой страны существуют собственные геополитические и геостратегические интересы.

Оппозиционные СМИ Белоруссии в этой связи придерживаются стратегии концентрированной атаки государства-агрессора против страныжертвы. Дискредитируя соседнее государство в глазах своих соотечественников, обвиняя его во всех внутренних неудачах и внешнеполитических провалах, они подрывают доверие белорусских граждан к собственной власти.

Сказанное позволяет заключить, что на постсоветском пространстве неприятие всего российского, русского стало не просто модным, а политикообразующим фактором.

В освещении торгово-экономических отношений России и Белоруссии оппозиционная пресса менее категорична и более лояльна к нашей стране. В подавляющем большинстве материалов белорусских оппозиционных СМИ довольно часто содержится призыв сохранить в будущем экономическое партнерство с Россией, но строить его исходя исключительно из национальных интересов: «Можно сказать, что это уже отдельная отрасль нашей экономики – выбивание средств из России … И наши неожиданно обнаружили, что эта система работает … это в наших интересах» [6].

В тоже время с нового ракурса продолжает формироваться образ России как страны «кукловода»: «Беларусь же в этом плане почти полностью завязана на Россию … Контроль над экономикой, пусть и неуклюжей, — это контроль над страной, гарантия удержания власти.

Конечно, до тех пор, пока эта экономика еще кое-как скрипит, а Россия подкармливает» [2].

Сомнениям и нападкам подвергается, казалось бы, неоспоримая этническая принадлежность белорусов и русских к единой восточнославянской общности. В ряде публикаций белорусских оппозиционных СМИ прослеживается русофобская тенденция [1].

Активные действия оппозиционных СМИ, пытающихся формировать негативный имидж России, привели к закономерному результату: на повестку дня все чаще поднимается вопрос, с кем Белоруссии стоит развивать партнерские отношения? Независимые опросы и специальные исследования в этом плане показали, что немалая часть белорусов потеплела белорусы «потеплели» к Европе и «охладели» к России. Таковы, к примеру, итоги национального опроса, проведенного в декабре 2013 года зарегистрированным в Вильнюсе Независимым институтом социальноэкономических и политических исследований (НИСЭПИ).

Выявленная социологами тенденция, в первую очередь, напрямую связана с тем, как оппозиционная пропаганда в последние годы подает межгосударственные отношения и важнейшие события в соседней стране. В целом в оппозиционных СМИ Россия чаще всего изображается как имперское, авторитарное государство, при этом подчеркивается, что великодержавность в России неискоренима и с этой страной лучше держать ухо востро, отстраивать с ней полноценную границу [5].

Такое отношение обусловлено рядом причин. Прежде всего, это явное раздражение европейского сообщества, осознающего всё более возрастающую роль сильной России в окружающем её геополитическом пространстве.

Вторым по значимости можно считать тот факт, что оппозиции необходимо постоянно аргументировать желательность и выгодность для Белоруссии западноевропейского политического выбора.

Катализирующим фактором для начала интенсивной информационной кампании против России послужил украинский вопрос. В связи с происходящими сейчас событиями в Украине вновь возрос интерес к теме российского военного присутствия в Беларуси. Отдельные СМИ пугают граждан своей страны потерей независимости и возрождением Российской империи.

В этих условиях очень сложно заниматься формированием позитивного внешнего образа России. Но восприятием России за рубежом вполне можно управлять с помощью имиджевой политики. В феврале прошлого года президент Владимир Путин на совещании с членами Совета безопасности РФ в Кремле представил новую «Концепцию внешней политики» государства. Он заявил, что «Россия продолжит вести активную политику на международной арене, применяя современные методы экономической дипломатии и мягкой силы, грамотно встраиваясь в информационные потоки» [3].

Эксперты отмечают более четко выстроенную систему приоритетов российской внешней политики: в качестве первоочередного направления называется курс на сближение со странами постсоветского пространства. В документе подчеркивается важность сотрудничества с государствами СНГ, выделяется необходимость укрепления Евразийского союза.

Литература:

1. Барабаш В.В., Бордюгов Г.А., Котеленец Е.А. Образы России в мире.

Курс лекций. – М.: Эльф ИПР, 2010. – 296 с.

2. Клаксовский А. Застрахована ли от гражданской войны Беларусь?// Народная воля. – 2014. - 19 февраля «Концепция внешней политики Российской Федерации»

3.

(утв. Президентом РФ 12.02.2013) [Электронный ресурс] URL:

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70218094/

4. Курейчик А. Для всего мира Россия – агрессор// Народная воля. – 2014. – 4 марта

5. Образ России в СМИ белорусской оппозиции. Отдел Белоруссии

Института стран СНГ [Электронный ресурс] URL:

http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=16647&SECTION_ID=1&print=Y

6. Чалый С. Белорусская модернизация является аналогом советского ускорения// Народная воля. – 2014. – 18 февраля

–  –  –

Формирование коммуникативной и культуроведческой компетенций учащихся является одной из основных задач современной школы. Решить её позволяет введение уроков речевого этикета в школьный курс русского языка в 5 классе.

Нами разработана система учебных занятий, включающая в себя 10 уроков развития речи, направленных на обучение речевому этикету.

Данная система имеет две отличительные особенности:

она учитывает современную коммуникативную ситуацию 1) (Интернет-общение, мобильная связь и т.п.);

уроки проводятся с активным использованием современных 2) компьютерных средств, в том числе инновационных («виртуальный урок», учебная компьютерная квест-игра и др.).

Второй урок авторской системы учебных занятий призван познакомить школьников с правилами речевого общения, используемыми в коммуникативных ситуациях приветствия и знакомства. Кроме того, на этом уроке продолжается формирование умения анализировать ситуацию речевого общения и в соответствии с ней выбирать необходимые языковые средства.

Обратимся к содержанию урока.

Формулирование темы занятия осуществляется путём создания проблемной ситуации. При этом учитываются возрастные особенности школьников, для чего урок включает в себя игровые моменты. В классе неожиданно, со словами «Бонжур, мальчики и девочки», появляется Красная Шапочка (её роль играет подготовленная заранее ученица 8 класса).

Школьникам предлагается оценить приветствие сказочной героини. По замыслу учителя, Красная Шапочка обращается к школьникам с просьбой помочь разобраться в ряде вопросов, связанных с правилами речевого этикета (это необходимо ей для того, чтобы погостить в Стране Вежливости).

Все вопросы связаны с этикетом приветствия и знакомства. Комментируя ответы учащихся, учитель подводит их к формулировке темы урока.

Открытие новых знаний включает в себя разговор о происхождении слова «здравствуйте» [3, 31], выдержки из сборника пословиц и поговорок В.

И. Даля, где приводится немало приветственных речевых формул, которые были приняты в России в прошлом. Далее учитель обращается к морфемному строению слов «здравствуй» и «здоровье» и просит из слов сила, дерево, разум выбрать к ним ещё одно однокоренное. После проведения словарной работы школьники приходят к выводу, что в древности слово «здоровье»

значило «крепкий, как дерево», т.е. устойчивый и выносливый в любых жизненных обстоятельствах.

Так как в современной школе, как правило, обучаются учащиеся различных национальностей, данный урок включает в себя задания, направленные на формирование диалога культур. Учитель предлагает школьникам поздороваться на своем родном языке. Звучат слова приветствия на татарском, чувашском, мордовском и других языках.

Школьники узнают, что люди, относящиеся к мордовской национальности, здороваясь, желают друг другу «доброго света». На татарском языке речевое приветствие звучит: «Здоровы ли вы?» Армяне, увидев друг друга, в переводе на русский язык говорят: «Доброго солнца тебе, добрых вестей тебе». Отвечая на вопрос учителя, что объединяет все слова приветствия у разных народов, школьники приходят к выводу, что все народы при встрече желают друг другу самого доброго: мира, счастья, здоровья.

Далее проводится работа над формулами речевого этикета, которые применяются при приветствии.

Для этого учащимся предлагаются для анализа следующие речевые ситуации [2, 8]:

Затем учитель предлагает посмотреть два анимационных ролика [4] и выразить своё отношение к поступку Речевые формулы его со стороны речевой Рисунок 1.

героя, оценить культуры и этики поведения.

Содержание первой ситуации: Петя читает книгу, лежа в гамаке. В это время к калитке подходит соседка, которая просит Петю позвать маму. Петя вежливо с ней здоровается, разговаривает, при этом продолжает лежать.

Содержание второй ситуации.

Петя проходит в школе мимо своего учителя математики, который разговаривает с незнакомой мальчику учительницей. Здоровается с ним и спрашивает об оценках за контрольную.

Дальнейшее объяснение новой темы строится на материале виртуального урока электронного пособия «Академия речевого этикета» [4].

На экране обыгрывается ситуация: Дима пришел в гости к Пете; дверь открыл Петин дедушка, с которым Дима незнаком. Вопрос виртуального учителя: «Должен ли Дима представиться?» Сначала отвечают ученики виртуального класса, затем к разговору подключаются школьники.

Следующий фрагмент электронного пособия предлагает оценить речевое поведение Димы и решить проблемную ситуацию, кто должен при знакомстве здороваться и представляться первым.

Рисунок 2. Скриншоты страниц электронного пособия

Основные выводы записываются в тетрадь, после чего учитель раздаёт каждому учащемуся распечатанные памятки из справочника «Советы вежливого человека» (ЕК ЦОР, «Речевой этикет в ситуациях и заданиях») по теме «Приветствие и знакомство».

Творческому воспроизведению новых знаний способствует игра «Стань героем предложенной ситуации». Ученики в парах разыгрывают и демонстрируют предложенные им проблемные ситуации общения, предлагая из них выход, подбирая для этого необходимые языковые средства. Одна ситуация представляется несколькими парами. После демонстрации проводится обсуждение правильности найденного решения. При этом возможно использование видеокамеры, которая поможет участникам игры провести самооценку речевого поведения.

Ситуация №1: Утро. Ты входишь в класс. Поздоровайся с одноклассниками (без учителя и при учителе).

Ситуация №2: Вы с подружкой (другом) смотрите телевизор у тебя дома. Раздаётся звонок. Это приехала в гости твоя бабушка. Подружка, которая с бабушкой еще не знакома, бежит вместе с тобой открывать дверь.

Ситуация №3: Вы переехали в новый дом. Сегодня ты вышел первый раз во двор, чтобы познакомиться с ребятами.

Подводя итоги урока, учитель предлагает школьникам выполнить домашнее задание: найти в любой русской сказке эпизод, в котором содержится ситуация приветствия и (или) знакомства, подготовить его выразительное чтение, устно оценить речевое поведение героев в этой ситуации.

Практика показала, что проведение таких уроков способствует повышению уровня общей и речевой культуры пятиклассников, помогает им ориентироваться в современной коммуникативной ситуации, учит вежливому, доброжелательному общению с одноклассниками и взрослыми.

Литература:

Акишина А.А., Формановская Н.И. Русский речевой этикет:

1.

Практикум вежливого речевого общения. Изд.3, испр. М.: Либроком, 2009.

Богданова Г.А., Кириченко Г.И. Речевой этикет: Рабочая тетрадь 2.

для учащихся 5 – 6 кл. М.: Мнемозина, 1997.

Русский язык. 5 класс: учебник для общеобразовательных 3.

учреждений: в 2 ч. Ч. 1 / Е.А. Быстрова, Л.В. Кибирева, Ю.Н. Гостева и др.;

под ред. Е.А. Быстровой. – М.: ООО «ТИД «Русское слово – РС», 2010.

Руденко-Моргун О.И., Архангельская А.Л., Дунаева Л.А. и др.

4.

1С: Школа. Академия речевого этикета / Под ред. О.И. Руденко-Моргун. – М., 1С, 2007 (электронное учебное пособие).

Изучение романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» в 11 классе

–  –  –

В настоящее время учителя русского языка и литературы оказываются перед необходимостью поиска новых форм подачи материала, нестандартного преподавания. Вот один из нетрадиционных для массовой практики путей анализа романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита», который условно можно назвать «от первого восприятия – к глубокому пониманию авторского замысла», или урок – эвристическое «погружение».

Эвристическое погружение – одна из форм эвристического обучения, выходящая за рамки одного урока. «В течение нескольких дней у учеников сохраняется образовательная доминанта, обеспечивающая личностное развитие каждого и постижение образовательного объекта с помощью эвристических приемов обучения. Погружение происходит в тему одного урока и состоит из серии образовательных ситуаций: от небольшой по объёму творческой работы на уроке – к ее продолжению по собственной инициативе ученика, затем – к научному исследованию» [4, 123].

То, что ученики знают роман до начала его изучения в школе, позволяет дать максимальный простор самостоятельности ребят уже до урока, чтобы основным содержанием его стала совместная работа над постижением авторского замысла.

Тема бинального урока – «Нравственно-философский смысл романа М.

Булгакова «Мастер и Маргарита», цель – проникнуть в творческую лабораторию писателя, в дозволяемых обстоятельствами пределах увидеть, что открывается в результате исследования содержания и формы произведения. Это предопределяет множество ассоциативных связей и сопоставлений. Общей творческой фантазией учебный кабинет преображается в литературную гостиную, где за сдвоенными партами – 4 группы из 5-6 человек. Урок предваряет домашнее задание, состоящее из двух частей. Во-первых, все учащиеся накапливают непосредственные наблюдения над романом и заполняют на листах исследования графу «Самостоятельная работа дома», определяя тему. Основные проблемы, особенности жанра, композиции, системы образов, языка и стиля романа, пытаются сформулировать авторскую позицию.

Это первое направление работы учащихся, и второе – это распределение задания по группам. Первая готовит рассказ о булгаковской Москве. В центре внимания такие проблемы: «бесчисленные уродства общественного бытия», на фоне которых изображена трагедия Мастера; что для писателя важнее: социально-экономические коллизии или изображение человека в новых условиях; есть ли какие-либо приметы жизни того времени.

Учащиеся отбирают материал, анализируют ключевые сцены, готовятся к выразительному чтению на уроке эпизодов, наиболее ярко иллюстрирующих их суждения.

Вторая группа получает задание подготовить материал о Воланде, продумывая следующий круг вопросов: его роль в романе; кто представляется в этом аллегорическом образе; для чего Воланду свита (по первоначальному замыслу Булгакова, его герой «действует» в одиночку).

Учащиеся третьей группы характеризуют роман Мастера, наблюдая за тем, как в четырёх ершалаимских главах раскрывается религиознофилософский план, почему автор уделяет максимум внимания Понтию Пилату, каким он видел Иешуа – обыкновенным человеком или потусторонним явлением, в чём сила слов бродячего философа;

сопоставляют Мастера и Иешуа; отвечают на вопрос: роман в романе – самостоятельное творение или часть неделимого произведения Булгакова.

Двое учащихся инсценируют фрагмент из 13 главы романа, начиная со слов: «Я открыл дверцу, так что жар начал обжигать мне лицо и руки…», кончая словами: «…Завтра утром я буду у тебя». Ученикам предлагается поразмышлять над вопросами: почему главный герой появляется лишь в середине книги; в чём смысл жизни для него; можно ли сопоставить Мастера и Булгакова, Мастера и Иешуа; как изображена Маргарита; обретают ли герои в конце романа долгожданное счастье.

Учащиеся IV группы прослеживают путь Иванушки – Ивана Николаевича Понырева. Чтобы выявить его отношение к главному герою, им предлагается ответить на вопросы: каким они увидели Бездомного на первых страницах; меняется ли он, попадая в клинику Стравинского; является ли он преемником Мастера, какова его роль в романе.

Каждому учителю известно, что читательское восприятие при первом знакомстве с произведением характеризуется разрывом логических обобщений. Оценки героев и событий часто противоречивы и расплывчаты, страдают однолинейностью. Преодолеть эту неполноту восприятия поможет правильная организация поисково-исследовательской деятельности учащихся на уроке. Учитель акцентирует внимание ребят на необычности, трёхслойности романа: первый – фактический, реальный, Москва 30-х годов;

второй – идеальный, история жизни Иешуа – философское завещание Булгакова, ставшее ответом на многие мучившие его вопросы, заставившие читателей изменить угол зрения на привычные явления и постичь очевидные, казалось бы, истины. Эти два слоя прорезает цепь похождений Воланда, не позволяющая им отойти друг от друга. Это и есть третий слой, мистикофантастический. Каждая из трёх линий поначалу отслаивается одна от другой и как бы существует сама по себе, но в финале они начинают сближаться и объединяются.

Структура бинального урока необычна: он выстраивается по законам сценического искусства: экспозиция (беседа о связи романа с традициями писателей русской и мировой литературы, об идее «Мастера и Маргариты», выраженной в эпиграфе к произведению), завязка (эпизоды и сцены романа, передающие атмосферу Москвы 30-х), фабульная основа (рассуждения о роли Воланда и его свиты в романе), кульминация (философские воззрения писателя в романе об Иешуа; Мастер и Маргарита; роль Ивана Николаевича Понырева в развитии булгаковской концепции «художник и общество», проблема творчества как высшей формы реализации личности), развязка (обобщение сказанного на уроке, вывод). Такое построение урока потребует проведение его в форме диалога, обсуждения разных взглядов, живой и доверительной беседы, поддерживающей общение с булгаковским текстом и ведущей к «контакту» с писателем. Выступление каждого ученика, даже одной и той же группы, отличается чем-то неповторимо своим, оценки героев и событий часто противоречивы, расходятся друг с другом. Учитель поддерживает разумные доводы учащихся, предостерегая их от поверхностного, неглубокого понимания романа и в то же время не навязывая каких-либо мнений, чаще предоставляя слово самому автору.

Прослушивание симфоний Ф. Шуберта, И. Баха в начале урока позволит создать особую эмоциональную атмосферу.

Подводя итоги всему сказанному на уроке, учитель помогает учащимся прийти к такому выводу: истина постигается писателем в сопоставлении, казалось бы, несопоставимого, и его подход в изображении событий вневременной, внесоциальный, вненациональный – общечеловеческий, он стремится восстановить нарушенную целостность мира. Главный мотив, который звучит буквально во всех сценах и эпизодах романа, – неприятие любой формы жизни, подавляющей в человеке духовное начало и самого человека низводящей до уровня биологического существа, живущего инстинктами. В этом заключается нравственно-философский смысл романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

После каждого этапа работы ученики заполняют на листе исследования графу «Результаты исследования в классе». Они неизбежно придут к выводу о полифоничности романа и отметят, что все несхожие, казалось бы, сюжеты воплощают идею противостояния добра и зла, объединяющую их. Ученики увидят главный мотив, который звучит буквально во всех сценах и эпизодах романа, – неприятие любой формы жизни, подавляющей в человеке духовное начало и самого человека низводящей до уровня биологического существа, живущего инстинктами, а значит, ребята поймут нравственно-философский смысл романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Использование на уроке-«погружении» эвристических приемов гипотез, взаимообучения, «вживания» в героя способствует более глубокому осмыслению одного из самых сложных для изучения произведений русской классики. Многие из ребят после такого урока продолжают исследование и выступают с его результатами на научно-практических конференциях гимназии и города. Такая работа повышает мотивацию обучения, привлекает школьников к участию в олимпиадах, научно-исследовательской и проектной деятельности.

Литература Андреев В.И. Педагогика. Учебный курс для творческого 1.

развития. – Казань: Центр инновационных технологий, 2000.

Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. – Кишинев, Литература 2.

артистика, 1988.

Русская литература ХХ века, 11 кл.: Учебник для 3.

общеобразовательных учреждений: в 2 ч. Ч. 1 / В.В. Агеносов и др.; под ред.

В.В. Агеносова. – М., Дрофа, 2010.

Хуторской А.В. Эвристическое обучение как технология 4.

творческой самореализации учащихся и предпосылка их жизненного успеха.

– Сб. материалов научно-педагогической конференции «Эвристическое обучение в дошкольном учреждении и общеобразовательной школе». – Нарва (Эстония), 2006, с. 196-201.

«Проект концепции и содержания профессионального стандарта учителя русского языка»: плюсы и минусы

–  –  –

15 февраля 2013 года Минобрнауки РФ опубликовал для общественного обсуждения «Проект концепции и содержания профессионального стандарта учителя» [2]. Проект разрабатывался по поручению Президента РФ с мая 2012 года рабочей группой, которую возглавил известный педагог, член Общественного совета при Минобрнауки РФ, директор московского Центра образования № 109 Е. А. Ямбург.

Появился проект в связи с новой статьей Трудового Кодекса РФ (2013 г.) «О квалификации работника». По информации Минтруда, стандарты будут учитываться при расчете тарифных ставок и систем оплаты труда.

«Полномасштабное» введение «Профессионального стандарта педагога»

(далее – Стандарт) предполагалось с сентября 2014 года.

Безусловно, такое поспешное введение Стандарта в жизнь вряд ли можно считать удачным. Дело в том, что он нуждается в серьезной доработке как в плане содержания, так и в плане оформления. Кроме того, нарушается основное, на наш взгляд, требование Стандарта «От педагога нельзя требовать то, чему его никто никогда не учил», поскольку изменение подготовки учителя в высшей школе и изменение системы переподготовки и повышения квалификации учителей (по «Концепции поддержки развития педагогического образования») начнутся только с 2014 года.

Внимательно изучив проект документа, мы обратили внимание на три аспекта: содержание, использование терминов и соответствие языка проекта современным литературным нормам.

В качестве несомненного достоинства Стандарта отметим заявленное в проекте намерение его авторов освободить труд педагога «от мелочной регламентации» и «тотального контроля»: «Существующие громоздкие квалификационные характеристики и должностные инструкции, сковывающие инициативу учителя, обременяющие его формальными требованиями (например, предписывающими составлять образовательные программы) и дополнительными функциональными обязанностями, отвлекающими от непосредственной работы с детьми, не отвечают духу времени». Однако содержание документа свидетельствует о явной декларативности подобных утверждений, так как Стандарт только усиливает технократический подход к оценке деятельности педагога: в нем содержится более 60 пунктов «педагог должен» и предлагается усилить контроль за деятельностью педагогов, вводя внешний и внутренний аудит.

Кроме того, по мнению разработчиков проекта Стандарта, «Учитель русского языка должен соответствовать всем квалификационным требованиям профессионального стандарта учителя». А это значит, что он должен быть настоящим универсалом и выполнять не соответствующие его должности функции психолога, дефектолога, социолога, воспитателя, классного руководителя, социального работника и … (далее по тексту проекта) «владеть методами и приемами обучения русскому языку как не родному», «использовать специальные коррекционные приемы обучения для детей с ограниченными возможностями здоровья». Неоправданно расширен функционал и круг компетенций педагога. Такое положение явно противоречит высказанному ранее утверждению о том, что Стандарт должен «Избавить педагога от выполнения несвойственных функций, отвлекающих его от выполнения своих прямых обязанностей».

Безусловным плюсом проекта Стандарта учителя русского языка является осознание того, что «Русский язык в большей степени, чем большинство других школьных предметов, является прикладной и жизненно важной дисциплиной. Русский язык формирует мышление и речь учащихся. От овладения им зависят уровень освоения национальной культуры, обретение российской гражданской идентичности».

К сожалению, в проекте нет измеряемых, операциональных показателей деятельности педагога. Нет четких критериев оценки соответствия достигнутых результатов требованиям Стандарта и не заложен механизм их разработки. Как можно, например, проверить «Наличие потребности у учителя, установки администрации образовательного учреждения на действительную реализацию ФГОС, принятие локальных нормативных актов о работе коллектива образовательного учреждения в ИС»? И как можно вообще понять, о чем эта фраза? Или: как можно отследить наличие у педагога умения «сотрудничать (конструктивно взаимодействовать) с другими педагогами и специалистами в решении воспитательных задач (задач духовно-нравственного развития ребенка»?

В Стандарте (см. Приложение № 1) дан «расширенный, ориентированный на перспективу перечень ИКТ-компетенций педагога, которые могут рассматриваться в качестве критериев оценки его деятельности…». Полагаем, что данные компетенции скорее должны быть в арсенале учителя информатики, чем любого другого педагога, особенно если говорить о необходимости «устранения неполадок, обеспечения расходуемых материалов, эргономики, техники безопасности и др.». И в то же время во втором абзаце Приложения представлена достаточно «убогая»

характеристика уже имеющихся у российских педагогов ИКТ-компетенций:

«Большинство педагогов пользуются компьютером для подготовки текстов, сотовым телефоном для отправки кратких сообщений. В своих выступлениях педагоги используют проектор, дают задание учащимся по поиску информации в Интернете, рассылают информацию родителям по электронной почте и т.д.». Считаем подобную преамбулу к перечню необходимых педагогу ИКТ-компетенций не вполне соответствующей истинному положению вещей.

Вполне закономерным и отвечающим духу времени фактом считаем включение в должностные обязанности учителя русского языка пункта «Учитель должен поощрять формирование эмоциональной и рациональной потребности учащихся в коммуникации как жизненно необходимого для человека процесса». О необходимости формирования коммуникативной компетенции говорится и во ФГОС общего среднего образования. Однако возникает противоречие этих двух важнейших документов, так как задания ЕГЭ по русскому языку менее всего направлены на проверку коммуникативных и творческих способностей выпускников школы, их общекультурного развития и способности самостоятельно мыслить. И это противоречие необходимо срочно решать.

В отдельных случаях авторы Стандарта включают рекомендации, которые вызывают, по меньшей мере, непонимание. Например, характеризуя предметную компетентность учителя русского языка, рекомендуют «Осуществлять автокоррекцию. При сомнении, чьем-то замечании, столкновении с альтернативой обращаться к толковым и орфоэпическим источникам Интернета». Полагаем, что в подобной ситуации прежде всего следует обращаться к Академическим словарям.

Давая развернутую характеристику Стандарта, авторы включают довольно демократичные, на первый взгляд, положения: «Общенациональная рамка стандарта может быть дополнена региональными требованиями…», «Профессиональный стандарт педагога может быть также дополнен внутренним стандартом образовательного учреждения (по аналогии со стандартом предприятия)…». Возникают закономерные вопросы: А разве Стандарт не должен быть единым и обязательным для всех субъектов РФ? и Может ли Стандарт быть открытым документом?

Разработчики проекта «Профессиональный стандарт педагога»

достаточно вольно обращаются с терминами. Так, в тексте Стандарта не разграничиваются понятия «педагог» и «учитель». Об этом свидетельствует уже заголовок документа, вынесенного на общественное обсуждение, – «Проект концепции и содержания профессионального стандарта учителя»

и его подзаголовок – «Профессиональный стандарт педагога». Однако достаточно обратиться к «Толковому словарю русского языка» С.И. Ожегова, чтобы увидеть, что понятие «педагог» шире понятия «учитель»: «Педагог – лицо, занимающееся преподавательской и воспитательной работой»;

«Учитель – лицо, которое обучает чему-н., преподаватель» [3, 427, 735].

Кроме того, следует заметить, что в соответствии с ФГОС ВПО вузы выпускают бакалавров педагогического образования. Так, о ком же, в таком случае должна идти речь?

Иногда в тексте Стандарта один термин подменяется другим.

Например, «компетенция» употребляется вместо «компетентность»: «3.2.

Профессиональная компетенция – способность успешно действовать на основе практического опыта, умения и знаний при решении профессиональных задач». Значение и контекст употребления этих терминов различается. Компетенция – это «круг вопросов, в которых кто-н. хорошо осведомлен» [3, 248]. Компетентность – это «состоявшаяся система личностных качеств и минимальный опыт по отношению к деятельности в заданной сфере» [4, 59]. В педагогической литературе мы можем встретить некую «небрежность» в использовании данных терминов (употребление их как синонимичных, замена одного термина другим). Однако в тексте документа это недопустимо. Модель формирования профессиональной компетентности учителя русского языка представлена, например, в нашей работе «Реализация компетентностного подхода в подготовке учителя русского (родного) языка» [1, 101-102].

В отдельных случаях в Стандарте используются вновь созданные термины без их толкования. К подобным можно отнести терминологическое сочетание «коридор ближайшего развития», которое употребляется в одном ряду с общеизвестным – «зона ближайшего развития». Данное терминологическое сочетание выглядит анекдотично, так как напоминает известную народную шутку: «Я человек необразованный, закончил всего два класса, третий – коридор».

Достаточно небрежно авторы Стандарта обращаются и с нормами русского литературного языка. Это странно, поскольку в проекте документа особенно подробно представлен Стандарт учителя русского языка.

Так, в уже приведенной выше фразе «… обучение русскому языку как не родному» допущена явная орфографическая ошибка. Слово «Интернет» в тексте проекта пишется то с прописной, то со строчной буквы. К сожалению, довольно часто в проекте встречается нарушение грамматических норм построения предложений: «Знание качественных информационных источников своего предмета, включая: литературные тексты и экранизации, исторические документы, включая исторические карты (все предметы)» и др.

Нередки в проекте Стандарта и речевые ошибки и недочеты:

неоправданный лексический повтор («Дополнительным образовательным результатом является компетентность в лингвистике (науке о языке), прежде всего в лингвистике русского языка, в частности умение применять лингвистические знания в практике коммуникации»), тавтология («Поддерживать уклад, атмосферу и традиции жизни школы, внося в них свой положительный вклад»), лексическая несочетаемость («…многокритериальное оценивание результата отдельной работы и текущего состояния учащегося (относительно предшествующего) и сообщение ему об этом»).

Отдельные положения проекта сформулированы таким образом, что трудно понять их смысл. Например, неясно, что имели в виду разработчики

Стандарта учителя русского языка, включая в него следующее положение:

«Ряд базовых понятий, используемых при лингвистическом описании языковых явлений, осваиваются учащимися в математике и информатике понятия, относящиеся к структуре цепочек).

(например, Коммуникативная компетентность применяется и формируется во всех школьных предметах, прежде всего в литературе». Непонятно, причем здесь русский язык? В то же время фразы и отдельные слова, не требующие дополнительного разъяснения, снабжены пояснениями в скобках: «Уметь находить (обнаруживать) ценностный аспект учебного знания…», «Уметь обнаруживать и реализовывать воспитательные (воплощать) возможности…». Причем общелитературные слова и в том, и в другом случае заменены книжными.

Полагаем, что в ходе общественного обсуждения проекта Стандарта будут внесены конструктивные предложения, которые помогут сделать обсуждаемый документ действенным, выполняющим те задачи, которые перед ним поставлены.

Литература:

Канакина Г. И. Реализация компетентностного подхода в 1.

подготовке учителя русского (родного) языка // Философия отечественного образования: история и современность: сборник статей III Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2007. – С. 101-102.

Общественное обсуждение проекта концепции и содержания 2.

профессионального стандарта учителя // Электронный ресурс: http: // www.ug.ru/nev_standarts/6.

Ожегов С. И. Словарь русского языка.– М., 1986.

3.

Хуторской А. В. Ключевые компетенции как компонент 4.

личностно-ориентированной парадигмы образования // Народное образование. – 2003. – № 2. – С. 58-64.

–  –  –

К исследованию феномена смеха не раз обращались представители различных областей научного знания. Являясь древнейшим выражением человеческой эмоции, смех приобрел за свое многовековое существование множество модификаций. Парадоксальность этого явления заключается также в его двоякости – смех может быть как проявлением положительных эмоций (радости, веселья, и т.п.), так и отрицательных (злости, гнева и т.п.), и даже смешанных (например, злорадства). Язык сохраняет и транслирует эти свойства смеха – в нём содержатся средства, способные отражать эмоциональную смеховую ситуацию (в первую очередь это лексические и фразеологические единицы, обозначающие смех) и создавать её (это касается разнообразных стилистических приёмов комического, в первую очередь – языковой игры).

Актуальность исследования во многом обусловлена функциональным аспектом проблемы. Стоит отметить, что особый интерес представляет языковое выражение феномена смеха в лексике СМИ, а именно так называемых деловых и аналитических изданий, цель которых не только сообщить важную на сегодняшний день информацию, но и дать ей оценку – явную или завуалированную.

В письменной речи, в частности в СМИ, представлено значительное количество номинаций смеха. Выяснить, какую функцию выполняют данные средства номинаций смеха в медиадискурсе, каковы основные особенности их функционирования, было целью нашего исследования. Круг задач, которые способствовали реализации цели, входили следующие: 1) выявить средства лексической и фразеологической номинации смеха, функционирующие в исследуемом издании; 2) определить область их применения (речь журналиста, речь героя журналистского материала).

особенности их выбора и семантики в зависимости от контекста;

3) установить их роль в журналистском тексте (каковы особенности самих текстов, в которых активно употребляются номинации смеха (тематические, жанровые, стилистические, экспрессивно-оценочные и др.).

На примере текстов журнала «Эксперт», послуживших материалом для исследования, мы постарались проследить особенности функционирования номинаций смеха. В общей сложности было исследовано 32 номера журнала (рассматриваемый период – январь-август 2013 г.) Журнал «Эксперт» позиционирует себя как одно из самых влиятельных еженедельных деловых аналитических изданий в России. В медиахолдинг «Эксперта» входят также журнал «Русский репортер», рейтинговое агентство «Эксперт» и телеканал «Эксперт-ТВ». Основными рубриками рассматриваемого издания являются: «Русский бизнес», «Международный бизнес», «Экономика и финансы», «Наука и технологии», «Политика», «Общество», «Культура» «Книги» и др.

В ходе работы был определен круг наиболее часто употребляемых номинаций смеха, к ним относится сама лексема смех – ядерное слово лексико-семантического поля с множеством его родственных (смешно смеяться, очень смешно, высмеивать, посмешище и т.п.) и синонимичных (шутка, весело, забавно, комизм и др.) слов разных частей речи; а также фразеологические обороты, свойственные публицистической речи (было не до смеха, смех смехом, доходит до смешного, сыграть плохую шутку, выставить посмешищем и др.).

Как показал анализ, употребление автором номинаций смеха в большинстве случаев напрямую зависит от заданной темы материала, которая, в свою очередь, тесно связана с рубрикой. Чаще всего оценка событий или людей в рассматриваемом контексте встречалась в материалах экономического характера (42%) (рубрики «Русский бизнес»

«Международный бизнес»), потом материалах общественной тематики(28%), культурного плана(16%), и только после – политического(9%)и затем разной тематики (5%).

В ходе работы было определено, что в речи журналистов номинации смеха чаще употребляются с целью выразить оценку явления как крайне нелепого, не соответствующего ожиданиям или представлениям общества.

Например, «…Смех смехом, но посмотреть на "крупнейшую европейскую стройку", которая сильно уступает московским, приезжали очень многие»[1];

«Нет ничего смешного в повторённом в Давосе обещании ускорить продажу госпакетов акций крупных компаний» [5].

В цитатах и репликах героев интервью уровень распространённости номинаций смеха несколько ниже, однако их функция та же – выражение:

« — Это факт. У нас их стараются от всего защитить и уберечь, говорит режиссер картины Винтерберг,- спасти от чего-нибудь. Доходит до смешного»[3].

«Видео смешное, – заявил газете S enskaDagbladet исполняющий обязанности главнокомандующего Швеции Ян Салестранд »[2].

Номинация смеха выполняет оценочную функцию, причем в структуре материала, субъектом оценки может выступать не только автор, но и герой публикации. Примечательно, что данная номинация различна по своей объектной направленности – предмет, явление, человек. Кроме всего прочего, смех может быть проявлением как положительной, так и отрицательно оценки. Исследование показало, что в материалах журнала «Эксперт» преобладает оценка именно явления, предмета, словами самого журналиста (71%). Из них положительная оценка составляет максимальное количество (44%). Примечательно, что встречаются материалы, в которых слово смех и его производные не носят ярко-выраженной оценки, выступая номинацией самих себя как явлений: «Понятие “народная смеховая культура” вошло в обиход интеллигентов благодаря работе Михаила Бахтина “Поэтика Франсуа Рабле”»[4].

В остальных случаях номинация смех носит положительный оттенок:

«Вечное противостояние двух директоров Булгаков потом очень смешно опишет в “Театральном романе”» [8].

27% номинаций смеха в исследуемом материале носят отрицательный оттенок при оценке явления, не зависимо от того, кому принадлежит речь, автору или герою материала: «Немецкая столица, главный получатель субсидий в Германии, вот уже который год является настоящим посмешищем для всей страны» [6].

Однако при рассмотрении оценочных позиций человека или группы лиц, нами было замечено, что в данном случае преобладает отрицательная коннотация (19% против 8%). «Бауман заболел нефтедобычей в Восточной Европе. «Я лучший осси среди иностранцев», — усмехаясь, говорит он» [7].

Таким образом, в ходе работы нам удалось выяснить, что в журналистских текстах аналитического склада преобладает оценка автором материала, номинация смеха при характеристике явления носит положительный характер, при оценке человека (группы лиц) – отрицательный. Среди наиболее часто употребляемых лексем с исследуемой семантикой выделяется слово «смешной», фразеологические обороты «не до смеха»; «смех смехом». Рассматриваемая в контексте работы оценка чеголибо чаще всего (79%) встречается в речи журналиста, как автора материала.

Учитывая характер публикаций, их стилистических и тематических черт, такая оценка встречается в материалах экономического плана (42%), что свидетельствует о глубокой заинтересованности автора в исследуемой им теме. Перспективность данного исследования обусловлена необходимостью дальнейшего изучения проблематики функционирования номинаций смеха в аналитических изданиях как эффективного средства выражения авторской оценки.

Литература:

1. Бондаренко А.В. Филология комизма и смеха //Армия и общество. – 2009. – № 2.

2. Дедюхина А. Берлинская перестройка // Эксперт. – 2013. – 12(413).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/12/ex-berlin/ (16.09.2013).

3. Добрыхин В. Ответ русского медведя // Эксперт. – 2013. – 11(412).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/2013/11/otvet-russkogo-medvedya/ (4.10.2013).

4. Долин А. Чем меньше пафоса, тем лучше //Эксперт. – 2013. 7(839).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/07/chem-menshepafosa-tem-luchshe/ (4.10.2013).

5. Кантор М. Тень Культуры // Эксперт. – 2013. – 28 (811).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/28/ten-kulturyi/ (16.10.2013).

6. Куприянова Н.С. Ассоциативное поле концепта смех в русском языке // Известия ПГПУ. – 2007. – № 4(8).

7. Привалов С. О русском цирке в Давосе // Эксперт. – 2013. – 4(836).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/04/o-russkom-tsirke-vdavose/ (16.10.2013).

8. Сумленный С. Тринадцать с ложкой // Эксперт. – 2013. – 6(838).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/06/trinadtsat-s-lozhkoj/ (22.10.2013).

97. Сумленный С. Раскопать Германию // Эксперт. – 2013. – 5(837).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/05/raskopat-germaniyu/ (7.11.2013).

10. Шимадина М. Игра по правилам и без // Эксперт. – 2013. – 4(836).

[Электронный ресурс]. URL: http://expert.ru/expert/2013/04/igra-po-pravilam-ibez/ (7.11.2013).

О роли пропозиции в словообразовательных процессах

–  –  –

В последние годы значительное внимание исследователей уделяется связям словообразования с синтаксисом. Исследование многозначных имен существительных, выявление источников полисемии предполагает анализ семантики мотивирующих слов, их синтаксических характеристик. В частности, при рассмотрении структуры значений девербативов необходимо, в первую очередь, исследовать семантику мотиватора, что предполагает обращение к глубинному суждению, в центре которого находится глагол. Как правило, глагол выступает предикатом, а его распространители – актантами.

«В качестве эталона глубинного суждения, актуализованного семантикой производного слова, в лингвистике рассматривается минимальная пропозициональная структура, представленная предикатом и двумя (либо одним) актантными распространителями» [2, 97].

Актанты, или участники пропозиции, – это активные семантические валентности глагола. Они присоединяют к глаголу синтаксически зависимые слова, каждой из которых соответствует переменная в толковании его значения. «Участниками, или актантами ситуации, могут быть субъект, объект, инструмент, место, средство, способ действия» [1, 120].

Пропозициональный аспект словообразования, активно разрабатываемый в последние двадцать лет, «позволяет проникнуть в суть вещей, увидеть, что стоит за эмпирической данностью и первоначально скрыто от взора исследователя» [3, 41. Цит. по 2, 79].

В процессе синтаксической деривации формируется транспозиционное значение девербатива, которое впоследствии выступает мотивирующей базой для развития производных значений путем семантической деривации.

Вторичные номинации характеризуются предметной семантикой, которая, как правило, являются следствием метонимических переносов. Их появление в структуре имен действия детерминировано семантическими валентностями производящего глагола: наличием актантов, их количеством, признаками, функциями. Валентностные свойства составляют понятийный, содержательный уровень пропозициональной структуры мотивирующих глаголов. При актуализации тех или иных компонентов семантической структуры глагола у девербатива появляется вторичная номинация, в результате которой происходит расширение структуры значения имени действия.

При пропозициональном подходе к исследованию семантической парадигмы полисеманта вскрывается «механизм преобразований семантики мотивирующего и мотивированного слов, реализующих определенную структурно-логическую схему. Нахождение в основе пропозиции глагола обусловливает распространение его актантами. На языковом уровне предикативную функцию выполняют как глаголы, так и существительные, являющиеся приглагольными распространителями и входящими в семантику глагола. …мотивирующие глаголы объективируют производные в различных актантных позициях. Образующиеся в результате такого функционирования мотивирующие многозначные дериваты эксплицируют сложную комбинаторику различных пропозиций в виде набора ЛСВ нескольких номинативных классов» [2, 100].

Рассмотрим в качестве примера семантическую парадигму девербатива отделение, которое включает 7 ЛСВ: 1. Действие по знач. глаг. отделить— отделять и отделиться—отделяться. Отделение церкви от государства.

Отделение слюны. 2. обычно мн. ч. Вещество, выделенное организмом;

выделение. Гнойные отделения. 3. Отгороженная, обособленная часть помещения. В почтовом поезде, шедшем из Петербурга в Москву, в отделении для курящих, ехал молодой поручик Климов. Чехов, Тиф. || Обособленная часть какого-л. вместилища. Все отделения пенала Петя --наполнил предназначенными для них предметами. Катаев, Белеет парус одинокий. 4. Часть учреждения, предприятия и т. п. Хирургическое отделение больницы. || Отдельное учреждение, организация и т. п. в системе чего-л.

Отделение полиции. Почтовое отделение связи. 5. Устар. Тематически объединенная часть книги, газеты и т. п.; раздел. Журнал сей будет выходить каждый месяц по одной книжке. Каждая книжка будет заключать в себе четыре отделения. Пушкин, Общество московских литераторов. 6. Самостоятельная часть концерта, театрального представления и т. п. 7. Низшее воинское подразделение, часть взвода. Стрелковое отделение.

1-й ЛСВ с транспозиционным значением опредмеченного действия выступает мотиватором для развития вторичных, предметных номинаций девербатива. В процессе семантической деривации в результате актуализации различных компонентов пропозиции формируются значения субъекта (2, 4, 7-й ЛСВ), объекта (3, 5, 6-й ЛСВ) действия. Производные значения формируются по типу радиальной полисемии, при котором все вторичные номинации мотивированы исходным ЛСВ:

По-иному формируется структуры лексических значений субстантивов.

Так, в группе существительных, мотивированных названиями артефактов, большая часть дериватов выражает словообразовательное значение (СЗ) ‘лицо по отношению к предмету, названному (к тому, что названо) мотивирующим существительным’: книжник (1, 2), кукольник (1, 2), лапотник ((устар.) 1, 2), ложечник (1, 2), лучник (1 (ист.), 2), парусник (2 (устар.)), песенник (1, 2), посудник (2), проволочник (1), саночник (1, 2), сапожник (1, 2), шапочник (1, 2).

Это СЗ является обобщённым и конкретизируется в каждом производном.

Лексическое значение, представленное в словарных статьях, базируется на словообразовательных значениях с включением дополнительных смысловых компонентов, создающих идиоматичность субстантива, ср.:

книжник: 1) ‘любитель и знаток книг’ (разг.) ‘тот, кто любит и знает то, что названо мотивирующей основой’; 2) ‘работник книжного, книготоргового дела’ ‘тот, кто издаёт то, что названо мотивирующим словом’ и ‘тот, кто торгует тем, что названо мотивирующим словом’;

кукольник: 1) ‘мастер, делающий куклы’ ‘тот, кто делает, изготавливает то, что названо мотивирующим словом’; 2) ‘актёр или режиссёр кукольного театра’ (разг.) ‘тот, кто работает актёром или режиссёром театра кукол’;

песенник: 1) ‘исполнитель песен’ ‘тот, кто исполняет то, что названо мотивирующим словом’; 2) ‘автор текста песен или композитор песенной музыки’ (поэт-песенник) ‘тот, кто пишет стихи, музыку к тому, что названо мотивирующим словом’.

Наиболее регулярным оказывается также значение лица в именах существительных, мотивированных названиями отвлечённых понятий, действий, состояний. СЗ здесь, как и в субстантивах, мотивированных артефактами, выражает ‘лицо по отношению к тому, что названо мотивирующим словом’: именинник (1, 2), киношник ((прост.) 1, 2), любовник (1, 2, 3), молитвенник (2 (уст.)), наёмник (1 (уст.), 2 (ист.), 3), невольник (1, 2 (уст.), 3 (перен.)), ненавистник (1, 2), охотник2 (1, 2), проповедник (1, 2), разбойник (1, 2, 3), раскольник (1, 2, 3), скоростник (1, 2), союзник (1, 2), транспортник (1), ударник (3, 4 (уст.)) и др.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |



Похожие работы:

«РОССИЯ И ИТАЛИЯ: ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО РАЗВИТИЮ ПАРТНЕРСТВА Аналитическая записка Москва Зонова Татьяна Владимировна доктор политических наук, профессор кафедры дипломатии МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД Оглавление Исто...»

«Закрытое акционерное общество "Микояновский мясокомбинат" ОБЛИГАЦИОННЫЙ ЗАЕМ 2 000 000 000 рублей ИНФОРМАЦИОННЫЙ МЕМОРАНДУМ 2007 год Информационный меморандум Содержание: Микояновский мясокомбинат: факторы ин...»

«"До самой сути" через творчество М. Цветаевой и Б. Пастернака. Начало XX столетия вошло в историю литературы под красивым названием "серебряный век". На этот период пришелся великий взлет русской культуры, обогативший поэзию новыми именами. И эти имена навеки вошли в историю нашего Отечества. Се...»

«Научные сообщения 23 Idem. Die Kulturhistorische Methode. S. 25. 24 Ibid. S. 26. 25 Cм.: Lenz M. Lamprechts Deutsche Geschichte. 5. Band / M. Lenz // Historische Zeitschift. Berlin, 1896....»

«Приоритетное направление VIII.72. РУДООБРАЗУЮЩИЕ ПРОЦЕССЫ, ИХ ЭВОЛЮЦИЯ В ИСТОРИИ ЗЕМЛИ, МЕТАЛЛОГЕНИЧЕСКИЕ ЭПОХИ И ПРОВИНЦИИ И ИХ СВЯЗЬ С РАЗВИТИЕМ ЛИТОСФЕРЫ. УСЛОВИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ. Прог...»

«Как писать историю средневековой философии? К дискуссии Клода Паначчио и Алена де Либера о философской ценности историко-философских исследований И единицы те не породят Среди подобий ничего живого. К. Поставленный в заглавии вопрос нужно понимать в том смысле, каким образом следует писать историю средневековой философии, а...»

«2. Петров Б. Зауженные горизонты // Труд. 2008. 24 июля. 40 с.3. Брянский край: историко-краеведческий альманах / [ред. кол.: О.Р Вязьмигин (гл. ред.), С.В. Алешина]. Брянск, 2012. 351 с.4. Соколов Я. Клинцы // Брянский рабочий. 1998. 16 января. С. 17.5. Брянская область: путеводитель по достопримечательным местам / ред-со...»

«Суеверие.нет Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Приметы и суеверия Елена Владимировна Лаврентьева "В каждой исторической эпохе наблюдаются явления, до некоторой степени только ей свойственные." В 1834 году Императорская Российская Академия опубликовала книгу врача Поликарпа Пузино "Взг...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ АЛЬМАНАХ ГЕНДЕРНОЙ ИСТОРИИ АДАМ & ЕВА ADAM & EVE GENDER HISTORY YEARBOOK №23 2015 Москва ББК 63.3 А 281 Главный редактор А.Ю. СЕРЕГИНА Ответственный редактор А.В. СТОГОВА А 281 АДАМ И ЕВА. Альманах гендерной истории.Под ред. А.Ю. Сер...»

«Джеффри С. Янг Вильям Л. Саймон iКона: Стив Джобс. "Джеффри С. Янг, Вильям Л. Саймон iКона: Стив Джобс": Эксмо; М.; 2007 ISBN 978-5-699-21035-0, 0-273-65804-2 Оригинал: Jeffrey Young, “iCon: Steve Jobs: The Greatest Second Act in the History of Business” Перевод: Н. Г. Яцюк Ю. Логинов Аннотация Эта книга о самом поразит...»

«А. С. Шарова (ЯрГУ им. Демидова) ИсторИя догонов в XVIII — Первой ПоловИне хх в. Догонам, проживающим на юге Республики Мали на плато Бандиагара и в пограничных районах Буркина-Фасо, на протяжении всей своей...»

«С.Л.РЫКОВА кандидат исторических наук, Москва ТРАДИЦИОННОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ МЫШЛЕНИЕ КИТАЙЦЕВ Китайские искусства развивались на основе фундаментальных принципов традиционной культуры, имевшей своими истоками древнюю натурфилософию, даосизм, буддизм и конфуцианство. Художественное мышление китайцев изначально связано с их представлениями...»

«Евгений Викторович Анисимов Хронология российской истории. Россия и мир Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3956845 Анисимов Е. Хронология российской истории. Россия и мир.: Питер; СПб; 2013 ISBN...»

«История России в Рунете Обновляемый обзор веб-ресурсов Подготовлен в НИО библиографии Автор-составитель: Т.Н. Малышева В первой версии обзора принимали участие С.В. Бушуев, В.Е. Лойко Первая версия: 2004 Последнее обновление: декабрь 2012 СОДЕРЖАНИЕ Исторические источники Ресурсы, посвященные отдельным темам, пробле...»

«Гарольд Лэмб Карл Великий. Основатель империи Каролингов Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=607185 Карл Великий. Основатель империи Каролингов: Центрпо...»

«АННОТАЦИЯ К РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЕ ПО ИСТОРИИ 6 КЛАСС Рабочая программа составлена на основе ФК государственного стандарта образования1, с учетом Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования 2010 г. по предмету "История"2, в соответствии с концепцией...»

«История Церкви в период Древней Руси Н.И. Петров О ПАГАНИЗАЦИИ ОБРАЗА СВ. НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА В ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ Cтатья посвящена сложившейся в отечественной науке тенденции трактова...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КАЛИКИНСКАЯ СРЕДНЯЯ ШКОЛА Приложение к разделу 2.1.основной образовательной программы среднего общего образования по Федеральному компоненту государственного...»

«История военного обучения в гражданских вузах История военного обучения в гражданских вузах до 1917 года Потенциал высшей школы с момента ее образования во все периоды истории государства активно использовался для комплектования ар...»

«АЛМАТИНСКИЙ ФИЛИАЛ НЕГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ" С.Б. РАТМАНОВА ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (часть 1) МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ к практ...»

«ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЯХ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Виктория Ивановна Ерыгина Доцент кафедры теории и истории государства и права Белгородского государственного национальног...»

«О ЧЕРМЕНСКОМ П. Н. — в ПОМПОЛИТ ЧЕРМЕНСКИЙ Петр Николаевич, родился в 1884 в селе Чермное Темниковского уезда Тамбовской губ., в семье сельского учителя. В 1899 — окончил Шацкое духовное училище, в 1902 — Тамбовскую духовную семинарию, в 1905 — Борисоглебскую гимназию, в 1909 — историческое отделение Императорского Историко-филологи...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЕ ПО УЧЕБНОМУ ПРЕДМЕТУ "ИСТОРИЯ" ДЛЯ 7 КЛАССА. ЦЕЛИ: развитие личности в ответственный период социального взросления человека, её познавательных интересов, критического мышления;освоение знаний о важнейших событиях отечественной истории в их взаимосвязи и хр...»

«1. Цели освоения дисциплины Целью освоения дисциплины "Основы искусства ХХ века" является изучение западноевропейского искусства XX века.2. Место дисциплины в структуре ООП Дисциплина "Основы искусства ХХ века" (Б1.Б.15.11) относится к базовой части Блока 1 "Дисципли...»

«Военно-исторический проект "Адъютант!" http://adjudant.ru/captive/index.htm С.Н. Хомченко Военнопленные армии Наполеона в Казанской губернии в 1812 1814 годах. // Бородино и наполеоновские войны. Битвы. Поля сражений. Мемориалы. Материалы II Международной научной конференции...»

«Умеренкова Ольга Вячеславовна КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ЭПОХУ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ НА ТЕРРИТОРИИ КУЗНЕЦКОСАЛАИРСКОЙ ГОРНОЙ ОБЛАСТИ (НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА УКРАШЕНИЙ) В статье представлены ре...»

«“Теория и история искусства” № 1 (60), 2016 Литература 1. Ивашкин А.В. Беседы с Альфредом Шнитке. М., 1994. 304 с.2. Денисов А.В. Музыкальные цитаты. Справочник. СПб., Композитор Санкт-Петербург, 2013. 224 с. References 1. Ivashkin A. Besedy s Alfredom Shnitke[ Conversations with Alfred Schnittke]. Moscow, 1994. 304 p.2. Denisov A. Muzykal’nye citat...»

«130 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2015. Т. 25, вып. 3 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ УДК 81’23 (045) А.И. Тюкина СЛОВА, НАЗЫВАЮЩИЕ ЭМОЦИЮ СТРАХА В "ПЕТЕРБУРГСКИХ ДНЕВНИКАХ" З.Н. ГИППИУС В статье речь идет о вербализации эмоции страха. Данная лексика впервые рассматривается на материа...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.