WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«САМАРСКИЙ Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И А Р Х Е О Л О Г И И ПОВОЛЖЬЯ Юрий СМИРНОВ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ (КОМИССИЯ) И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ К ...»

-- [ Страница 2 ] --

Р Ы Ч К О В П.И. Топография. С. 323.

"соловьев С.М. Указ. соч. Кн. X. С. 582.

5 рычков П.И. История. С. 27.

я ГАОО.Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 15 об., 16, 18.

эт Рычков П.И. История. С. 27.

58 Г А О О. Ф. 2. O n. 1. Д. 9. Л. 16.

я Новлянская М.Г. Иван Кириллович Кирилов (географ XVIII М.; Л., 1964. С. 114-115.

века).

« Витевский В.Н. Указ. соч. Вып. 2. С. 239-240.

«' ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 18 об.

Готье Ю.В. Из истории передвижений населения в XVIII веке // Чтения в Обществе Истории и Древностей Российских. 1908. Кн. 1.

Отд. 4. С. 17-18.

" Готье Ю.В. Указ соч. С. 4-5.

Готье Ю.В. Указ. соч. С. 20.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 18.

" Рычков П.И. История. С. 28.

Неплюев И.И. Записки Ивана Ивановича Неплюева (1693-1773).

СПб., 1893. С. 135.

Русский Архив. 1905. Кн. 3. № 11. С. 296-297.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 317. Л. 415 об.; Рычков П.И. История.

28.

Матвиевский П.Е. Дневник Джона Кэстля как источник по истории и этнографии казахов // История СССР. 1958. № 4. С. 135, 138.

Рычков П.И. Топография. С. 320.

7 РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 31 об., 38 об.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 313. Л. 30 об.

75 РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 313. Л. 26 об.; Д. 316. Л. 1 и об., 17.

7в Новлянская М.Г. Иван Кириллович Кирилов. С. 84.

Кирилов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства.

N " Lr*7- с - 1 6 - 2 8 ' 3 0 - 2 3 3 РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 313. Л. 19 об.



7, РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 32, 34, 39.

и Соловьев С.М. Указ. соч. Кн. X. С. 583.

„ РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 39 об.-40.

82 ГАОО. ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 7.

8 д ОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 20 об.

*. *-astl J. Journal // Materialen zu der Russischen Geschichte seit dem Г • 102 K a i Z e r S P e t e r s d e s G r o s s e n - Zweiter Teil. 1730-1741. Riga, 1784.

Сборник РИО. Т. 117. Юрьев, 1904. С. 117.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ж Ь Я...

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 1. Л. 1-2; Д. 9. Л. 25.

Витевский В.Н. Указ. соч. Вып. 1. С. 153.

Сборник РИО. Т. 117. С. 54.

Новлянская М.Г. Иван Кириллович Кирилов. С. 128.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 23 об., 30 об.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 186; Рычков П.И. ИсторЙ1 С. 29.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 1. Л. 66 об.-67.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 1. Л. 33; Д. 9. Л. 23 об.; РГАДА. Ф. 2 * Оп. 3. Д. 134. Л. 425-426 об., 471-477; Рычков П.И. История. С. 2) Его же. Топография. С. 320.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 186.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 1. Л. 75 об.-76; РГАДА. Ф. 248. Оп. 5.

312. Л. 41 об.

Смирнов Ю.Н. Деятельность Оренбургской экспедиции под руко водством И.К. Кирилова в Заволжье // Самарский земский сборник Вып. 3. Самара, 1996. С. 58.

Зобов Ю.С. Участие крестьян Среднего Поволжья в заселенш Оренбургского края в XVIII веке // Сельское хозяйство и крестья ство Среднего Поволжья в периоды феодализма и капитализма. Че боксары, 1992. С. 49.

Рычков П.И. История. С. 27.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 5 об.

Рычков П.И. История. С. 29.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д.312. Л. 186-187.

Соловьев С.М. Указ. соч. Кн. XII. С. 551-552.

Пекарский П. Новые известия о В.Н. Татищеве. СПб., 1864. С. 38 Татищев В.Н. Избранные произведения. Л., 1979. С. 253.

Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1981. С. 259.

» -.1.4 Д Щ ^ У ^ L Глава 2.

ЗАВОЛЖСКИЕ ДЕЛА

И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ж Ь Я...

§ 1. Наместник юго-восточных окраин России Н и один из руководителей Оренбургской экспедиции и миссии не оставил о себе и своем управлении столько прс речивых суждений в литературе, как В.Н. Татищев. Од^, авторы называли его "человеком неподкупной честности", "у 31 роителем" края 1. Другие, наоборот, утверждали, что он "был JJ, хоимец, взяточник и, приняв начальство над краем, ознаменова;

себя казнокрадством," и что за "короткое время своего управ ления Оренбургским краем Татищев успел сделать не мало доЕ ра, но, вместе с тем, успел наделать и зла" 2. Третьи, а и большинство, избегая крайних оценок, признавали о т д е л ы ^ человеческие недостатки и административные просчеты Тати^ ва, но одновременно находили им оправдания или хотя объяснения, подчеркивали его заслуги перед Отечеством.

Частично такая спорность суждений основывается на прсН воречиях в источниках, связанных с Татищевым. Кроме обыч ной документации об Оренбургской комиссии, оседавшей [ центральных и местных органах управления, по поводу ег здешней деятельности было составлено и сохранилось обширно следственное дело. Комиссия, которая его вела, оставила 1 объемных томов своего производства 3. Эти дополнительные ис точники, с одной стороны, облегчают труд исследователя, как систематизируют материалы, откладывавшиеся в разных реждениях, добавляют к ним новые сведения. С другой сторо* в указанных томах много документов, весьма специфичных происхождению (доносы, свидетельские показания, допросы| т.п.), сама подборка делалась предвзято, а все это затру;

объективный анализ собранного следственной комиссией.

Находясь во главе казенных уральских заводов, Татищев бь близким соседом Кирилова, решал чем-то схожие задачи по воению и развитию огромного края на востоке страны, как ни отличался горнорудный Урал от заволжских и яицких степей Даже свое назначение в Екатеринбург он получил той же веснр 1734 года, когда было решено организовать Оренбургскую эи педицию. "Караван Кирилова отправлялся почти в одно время тем, как Татищев ехал для управления горными заводами," заметил биограф знаменитого историка 4.

Кирилов был весьма заинтересован в помощи своего ураль!

кого соседа. Однако добиваться этой поддержки приходило*!

через самое высокое начальство в лице кабинет-министров, п ^ ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 65 ЯА fJlA'A Татищев самостоятельно не торопился отзываться на скольку ^ и р И Л О В а в указе Татищеву от 14 февраля 1735 г. гопрось ;,, I J t 0 надлежит до представления его, Кирилова, к ^ о Н н а в а с в помощи и в совете наибольшую надежду вам т и обещает для того с вами часто иметь пересылку, а вы — " ИМ °то указу Нашего не имеете, и на оное повелеваем вам, по на бованиям его, Кирилова, что усмотрите к интересам Н а ш и м ^лезное, как в советах, так и в прочем, всякое возможное вспоможение ему чинить" 5.

В основном их общие интересы, заставлявшие сотрудничать или вызывавшие конфликты друг с другом, сходились на башкирских делах, но временами касались и Заволжья. Один из первых случаев, заставивших Т а т и щ е в а о б р а т и т ь в н и м а н и е на Самару и ее окрестности, относится к периоду, когда Кирилов не изжил еще первых восторгов от обретения "Новой России".

30 октября 1735 г. начальник уральских заводов сообщал: "Господин статский советник обнадеживает меня тем, что ныне в Оренбурге завод серебряный, а на Самаре медный заводить намерен, и требует к строению оных ремесленников. И хотя к тому я великую охоту имею.., однако ж мне оное весьма удивительно, ибо хотя б все было спокойно, но завод не прежде строить, как все к тому нужные обстоятельства согласовать будут.., и потому я в такое сомнительное дело вступать не смею...". Завод при Самаре так и не был построен. Конечно, сказалась не только отрицательная реакция Татищева, но и обстановка в целом. В указе от 14 марта 1737 г. Кирилову вообще предписывалось, "чтоб до окончательного окончания башкирских замешаней в заводы не вступать" 6. Н о для Татищева эта история б ыла лишним подтверждением его невысокого мнения об уровНе Деловых качеств Кирилова.

С самого начала своего назначения к оренбургским делам Татищев постарался исправить те просчеты, которые, как он счиТал. Допустила администрация предшественника. П о мнению Ряда исследователей, он "поднял коллегиальное начало, слабо прилагавшееся к делу Кириловым и его товарищами, из КОТОР Х каждый привык распоряжаться по своему желанию и усмотЫ Q И ю ", что придало "совершенно иной характер управлению Ренбургской Комиссией" 7. Последнее название о ф и ц и а л ь н о ке д Р пилось при Татищеве за этим учреждением, которое, правиногда продолжали по-старому называть Оренбургской эксе Диц И ей.

'И 433 ЗАВОпЛ

66 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ





Из Екатеринбурга Татищев 26 мая 1737 г., несмотря на ч ( лезнь, на носилках поехал до пристани" на р. Чусовой, о т ы спустился на лодках в Каму. С дороги он дал знать веем стД шим командирам в Заволжье и Приуралье о своем скором п З езде и сборе их на совет. По поводу этого совета он полуЯ именной указ, в котором было "поведено всем... обретаюсчия в тамошних местах... командиром съехатся где в пристойЛ месте и без дальних переписок для тамошних дел основательД план учинить... и по тому каждому с своей стороны поступать"!

Татищев созвал совет 14 июля по прибытии в Мензелино где находилась ставка войск, действовавших против башкирски повстанцев. На совещании присутствовали генерал м а Я Л.Я. Соймонов и уфимский воевода С.В. Шемякин. Из Крася самарской крепости, где временно располагался штаб Оренбур ской комиссии, срочно приехал А.И. Тевкелев. Приглашен!

были полковник Бардукеевич и другие штаб-офицеры погра ничных полков.

Совет обсудил прежде всего меры по подавлению в о с с т з Н Обстановка была тревожной не только в самой Башкирии, н а за ее пределами, в Закамье и Заволжье. Вместе с решениями • енного совета из Мензелинска в Кабинет были отправлены Л ледние боевые сводки, в том числе о том, что очередной наА башкирского отряда числом в 500 человек был отбит войскаи расположенными по Закамской линии 9. Однако оборона эта линии, как отмечалось еще при Кирилове, оставалась ненадеЯ ной.

Коллегиальность управления, надо уточнить, в трактовке • тищева означала прежде всего коллективную ответственное^ командиров за принятые решения, оформленные как распоряэд ния присутствия Оренбургской комиссии или определения cfl вместных советов начальника комиссии с руководством друп1 военных и гражданских органов власти на юго-востоке стра№ При этом Татищев сумел добиться того, чтобы "коллегиалы»

выражалась прежде всего его собственная позиция по р а з л и ным вопросам.

Статский советник С.В. Шемякин уже в начале лета ycrq стараниями Татищева получить выговор в именном ука Уфимскому воеводе было высказано в "неудовольствованн терминах" замечание за несообщение Татищеву "по требован ям ево о башкирских делах известей". Шемякину впредь пове валось "о всем, что до башкирских дел принадлежит, неотме но" сообщать Татищеву "и по ево... определениям" поступать j аПЛЖСКИЕ ДЕЛ А И "ДЕЛ О " ТАТИЩЕВА _ о предупреждением о серьезных намерениях нового наЭто б ь ' о р е н б у р г с к о й экспедиции взять управление обширныиК ч а льи в О С Т О чными территориями России под свой контроль.

м И lC ",°i следует прояснить взаимоотношения Оренбургской коI и с созданной после начала восстания в 1735 г. особой КомИ С ° исй башкирских дел. Р у к о в о д и т е л ь последней являлся МИСС щукЩИМ правительственными войсками, действовавшими КМ ° тив мятежников. Оренбургская экспедиция должна была с "Р м » к о муникацию получить и кореспонденцию иметь", требон ь о Х него резолюций по всем вопросам, связанным с обстановкой в Башкирии, "согласно его ордерам и наставлениям поступать и послать к нему известие о башкирцах... и о способах ко укрощению их предоставлять", не оставляя строение Оренбурга и выполнение других своих задач".

Руководители комиссий не были связаны отношениями подчиненности. Каждый отчитывался перед верховной властью. Однако они были вынуждены тесно взаимодействовать, почему им неоднократно предписывалось "увидясь.., учинить бы обсчее определение и с общаго согласия поступать," совместно "почасту о всем репортовать" в столицу 12.

Кроме двух комиссий, в управлении юго-восточными территориями страны участвовали власти К а з а н с к о й губернии и Уфимской провинции, администрация Уральских горных заводов. Это вызвало необходимость распределения между всеми местными руководителями своеобразных "зон ответственности", закрепленных в ходе совещаний между ними и зафиксированных в 1736 г. на специальной карте (см. карту на стр. 68-69). На территории от Волги и Камы до Лика и Тобола выделены несколько обширных районов, соответственно подведомственных "•К. Кирилову, Ф.С. Хрущову, И. Бардукеевичу, С.В. ШемякиН У В.Н. Татищеву, который тогда еще находился при Уральск «х заводах 13.

Реальная субординация в д а н н о й ситуации определялась 7 1 а с с н Ь1ми чинами по Табели о рангах. Кирилов был статским g В е тником и стоял в иерархии ниже генералов — начальников Шкирской комиссии. Кроме того, он понимал свою некомпеН т н ° с т ь в чисто военных делах. Поэтому, "что касается до '«кирских дел.., о том надлежащее исполнение более от башЛо комиссии чинено, а для Оренбурга оное не принадлежаи статской советник в тех башкирских делах поступил по ее Л и Р Д лениям командовавшего в башкирской комиссии генераВОЛЖСКИЕДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 65

ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ

–  –  –

МАШТПАТТТ»

JtK-ТЪ

70 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЦ(Ьц

Т а т и щ е в с высоким чином тайного советника с т а н о в первым лицом в огромном крае, охватывавшем Заволжье, ь ) ный Урал и Зауралье. Однако дело было не только в ранге* вого начальника. С. М. Соловьев считал, что на упомянув совещании, как и на тех, что проводились после, "Татищев п° венствовал не по чину только, но по уму и опытности" 15, j j ^ это замечание можно дополнить. По своим убеждениям, чер-j, характера Татищев был из тех руководителей, кто, имея д 0 с !

точно возможностей, берет в свои руки инициативу в делах,] только непосредственно ему порученных, но даже и выходяцд за формальные рамки его компетенции.

Татищев не раз высказывал недовольство недостатком у нег полномочий. "Что до усмирения башкирцев принадлежит,писал он в декабре 1737 г о д а, — то я сердечно оного желаю, крайне прилежу, но как я власти и команды более не имею, чт над определенными в порученную мне комиссию, а прочее все к о м а н д е г е н е р а л - м а й о р а С о й м о н о в а, и мне ему повелеват нельзя, да я, где у него сколько людей и что их к тому намер ние, не ведаю, хотя я неоднократно репортом не яко команда] но т о к м о мне для известия требовал, но не получил, а без тог мне порядочно рассудить не можно. Он человек добрый и ел) жил довольно, но притом в рассуждении весьма медлен и к прс извождению холодноват, и для того, может, не все так делаете!

как надобно, а мне более делать нечего" | 6.

Н а с ч е т своих ограниченных возможностей влиять на Я ствия Соймонова Татищев здесь явно преувеличивает. Он суме поставить генерал-майора под свой контроль, подчинить себ пусть не по форме, но де-факто.

И Соймонову, и Шемякину были посланы из столицы ука»

"о поступании по учиненным от него (Татищева — Ю.С.) и У вержденным в совете представлениям." В этой формулировИ подчеркивалась инициатива Татищева в разработке постанов^ ний общего совета, его право на контроль за их выполнением на окончательную трактовку смысла принятых решений. К о ш позднее был поднят вопрос о возможном возвращении СоймИ нова в Астрахань, то указом 21 ноября 1738 г. предполагало^ определить к отправлению башкирских дел штаб-офицера, Н| посредственно подчиненного Татищеву 17.

Практически центр управления всей указанной громадн^] территорией перемещался в приволжскую Самару. В этот гор»

Татищев прибыл 5 августа 1737 г. все на тех же "на трех маль| лодках", что и в Мензелинск.

„ВОЛЖСКИЕДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА ев не стал торопиться с переездом в Оренбург. Рычков Тати"' э Т 0 М : "По прибытии его к той комиссии во-первых пишет 0 о Н в Т О М ) чтоб совершенное об оной комиссии свеупракН и Т Г И. И, усмотря, что главный город Оренбург т о к м о дение пр ^ н и ч е м е щ е н е основан, и заведен в такой отдаленносзал° ж е ' о М м е с х е ) что ВС е нужное к жительству получать туда ™ И уждено с великим трудом и дороговизною, разсудил, чтоб 'комиссии, доколе Оренбург утвердится, и все способы к таВС шнему содержанию изыщутся, быть в Самаре..." 18.

м ° 0 п о в р е м е н н о Татищев счел неосновательными и отменил паспоряжения Кирилова по временному перебазированию комиссии в Красносамарскую крепость. В Самаре, по его мнению, было "сходнее жить", так как "тут всякое содержание дешевле, и потребное для Оренбурга доставать и отсюда в Оренбург отправлять способнее". Поэтому он "переведенных в Красносамарск всех в Самару возвратил, оставя в нем один гарнизон", а затем вообще перенес Красносамарскую крепость на новое место в версте от того, что так приглянулось Кирилову 19.

Татищев постарался придать канцелярии Оренбургской комиссии "регулярность", говоря языком того времени. Для этого надо было избавиться от налета патриархальности, свойственного административной манере Кирилова, при котором, по мнению Татищева, "дела находились в беспорядочном состоянии."

Обвиняя прежнего начальника в нарушении правил делопроизводства, он игнорировал то обстоятельство, что, по данной в '734 г. инструкции, руководству Оренбургской экспедиции разрешалось "деньги содержать и употреблять в росход так, чтоб Удобнее и короче было книги и счеты вести.., и при Кирилове исполнялось по сему..." 20.

В ответ на предложение об изменении порядка в канцелярии атищев получил резолюцию, согласно которой вопрос о ведеии делопроизводства "по бухгалтерскому обыкновению или по Регламенту и по ныненшнему канцелярскому порядку" был отg на ево разсуждение, только б приход и росход порядочно ®Дены и надлежащие счеты в свое время в ревизион коллегию Ь1Ла То° ны были". Тогда "тайный советник установил, чтоб все производить по обсчему канцелярскому порядку". Так, он учКа Д И Л « Д О Л Ж Н О С Т И п Р о т о к о л и с т а и регистратора и, чтобы не исть "записок одного дела... по разным местам", сделал "поряНо Ми» расписание "повытий между канцелярскими служителяПоследних, считал Татищев, хотя и взято в комиссию "нено все молодые и малоискуссные" 21.

72 ЗАВОЛЦ(Ьц

ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ

В ответ на нарекания Татищева на состав канцелярии yxaJ от 10 ноября 1737 г. ему было дано разрешение "о разсмотр е ^ 1 о канцелярских служителях, набранных при штатском советни!

Кирилове, и кто из них способен покажется, у себя при деЛа оставить, а оставших за тем выслать в Герольдию". К тому JJ мени начальник Оренбургской экспедиции, видимо, остыл предположил, что на смену этим канцеляристам могут столь же неопытных, а то и просто не прислать замену. В итог!

"подьячим никакого разбору не было". Нехватка опытных как целяристов подтолкнула Татищева на новое обращение к "н;

следству" к о м и с с и и Ф.В. Н а у м о в а по строительству ново!

Закамской линии. Если Кирилов с Бахметевым воспользовалиц ее материальными припасами, то их преемник сделал представ ление "об отпуске по присланному реэстру ис канцелярии тай ного советника Наумова канцелярских служителей: секретам протоколиста и трех копистов". Кабинет Министров дал в не ябре 1737 г. соответствующий указ в Казанскую губернию, куд перевели этих людей после прекращения работ на новой Закамс кой черте. Заявка Татищева была удовлетворена, но не полное т ь ю. И з указанных в ней чиновников к нему был "приела протоколист Марков и двое копистов" 22.

Уже в первом донесении из Самары Татищев обрушился н только на порядки, заведенные Кириловым, но и на нерадени;

сотрудников: "Ведомостей о людях всяких званий, о деньгах правианте и протчих всяких припасех... получить не могу, поне же или за суетами покойного статского Кирилова или нерачени ем определенных порядочных записок нет и в скорости собран не могут". 23 Это вызвало удивление в столице, откуда указал* что необходимые сведения из экспедиции всегда приходили ис правно.

Тем не менее новый начальник сразу показал свой круто' нрав и требовательность. Были посажены под арест и чуть ли № на цепь прямо на рабочем месте бухгалтер П.И. Рычков "с каА целяристами за несочинение ведомостей о приходе и расходе, нег, людей и вещей, а секретарей не выпускал (Татищев Ю.С.) из канцелярии доколе все ведомости сочинили". Сам Рычков несколько лет спустя рассказывал об этом так: "В 737-1 году тайный советник Татищев, будучи тогда в болезни и сеГ дясь на канцелярских служителей, приказал было, чтоб ев1 Рычкова, скованного держать, однако, видя он тогдашнюю ев болезнь и невинность того дни велел, чтоб держать просто, а скованного до тех пор, пока требованные им ведомости о ра л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 73 ?

" " л е л а х сочинены будут, ибо от других канцелярских служинЫхД теХ в е домостей вскорости получить не мог, и в таком затеЯСИ янии был он, Рычков, как памятуется, дней 10 или 12 без ВЬ1 рычков воспринял этот почти двухнедельный своего рода с т спокойно и не упрекал за него Татищева даже в показаниас Р 1 Я следователей, упорно искавших несколько лет спустя "омпрометирующих показаний против тайного советника. Дело было, конечно, не в благодарности за то, что несколько дней, не уходя с рабочего места, бухгалтер провел все-таки без кандалов.

Сама требовательность начальника и меры, ее поддерживающие, воспринимались как законные и естественные. Будет уместно привести замечание Н. Попова, что Татищев настаивал на "безусловном исполнении служебных обязанностей помимо личных взглядов и желаний. В таком случае Татищев был суров и неумолим; всегда строгий к себе, он делался строг с другими и готов был на крутые меры" 25. При этом он не останавливался перед наказанием не только непосредственных своих подчиненных, но даже лиц, ему прямо неподсудных, например, духовного звания.

Огласку получил его поступок в отношении протопопа Оренбургской комиссии. Антипа Мартианов (Мартемьянов, Мартинианов) Лямин был привлечен еще Кириловым после неудачи с приглашением в экспедицию М.В. Ломоносова, чему помешало крестьянское происхождение последнего. Наверное, церковная стезя, действительно, не была уделом будущего великого ученоГо но в лице отца Антипы экспедиция получила взамен далеко не лучшего представителя духовного сословия.

Когда протопоп поссорился и подрался с хозяевами квартиры. на которой стоял, это вывело начальника Оренбургской комиссии из равновесия. Сам Татищев писал: "Сие привело меня в Се РДЦе, что я, видя, еже судить его некому, велел его призвать к и, покричав, велел посадить в канцелярии на цепь, доколе Роспится, ибо было после обеда, и был держан часа два или " Синод выразил недовольство поведением Татищева, так *К оно было совершенным произволом. Последний признал, поступил "противно" законам, но "не ко оправданию... а °кмо ко известию" заявил: "Понеже оный протопоп хотя и не сто пьян бывает, но когда напьется, то редко без драки прохот о чем здесь всем известно, но за страх довольно того берегНыне же если дать волю, то опасно большого между чужеа н ц ы стыда; по артикулу же положено для смирения отсыОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц лать их к духовному суду, но здесь никоего духовного суд?| близости нет" 26.

Вмешательство в дела церковного ведомства со стороны т щева не ограничивалось бытовым уровнем. Татищев указы^, и на более основательные причины своего конфликта с прот* попом: "Но потом просил он меня, чтоб я здешним попам nph ходским (т.е. самарским) запретил к офицерам и другим пору ченной мне команды людям с потребою (церковными требам, — Ю.С.) ходить, в котором я ему, яко непристойном, отказал^ сие привело его на меня жаловаться; он же объявил несколъщ попов пришлых с собою, желающих служить при к о м и с с и й требовал на них за треть (года — Ю.С.) жалованья, но так xai из оных некоторые ни ставленных, ни свидетельства о себе н имели и приняты без моего известия, то я, ни словом его не ос корбя, велел тех попов допросить и в жалованье отказать.

Признав, хотя бы на словах, неправомерность своего поведении в отношении самого протопопа, начальник комиссии н и ч у т ь !

сомневался в том, что подбор для нее кадров, в том числе и свя щеннослужителей, является его, Татищева, исключительной пре рогативой.

Не собирался он потакать протопопу и в его кон фликте с местными самарскими священниками из-за доходов си треб. Щ Впрочем, непорядки в канцелярии или среди д у х о в е н с Я были не самой опасной помехой для деятельности Оренбурге™ комиссии. Для строительству крепостей, обороны и о с в о е м края требовались прежде всего командиры, руководители, cifl циалисты, работники, а людские ресурсы, предоставленные комиссии, были ограничены, да к тому же и использовались Н Е всегда рационально. П о прибытии в Самару Татищев "усмотрел, что многие обер и ундер офицеры и все геодезисты был»

никуды не определены, жалованье получали напрасно, и инь»

жили в деревнях и в Москве... а в полках офицеров нимало не доставало, и для того всех расписал по полкам и велел их с« брать... А геодезисты расписаны были по городам; а сверх т о г !

кои излишние явились, отпущены, кто откуда взят" 27.

В основном геодезистов разослали по разным губерниям д ч проведения работ по составлению генеральной карты Российч кой Империи. Такое поручение новый начальник Оренбургской комиссии получил еще до прибытия в Самару в указе от 23 ма!

1737 г.: "О сочинении ландкарты Российской Империи и дм того в оставшихся после статского советника делах все им ею m i l еся v него ландкарты раземотреть и с чем явится неисправност!

л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 75 ?

„остаток чрез геодезистов дополнить и исправить и в том или " е ^ о Ж Н ое старание приложить" 28.

все п°обте же, как и Кирилов, Татищев, став фактически намесом огромного малообжитого края, не оставлял научных истин* Некоторые из них соприкасались с его поручениями ^ г р а ж д а н с к о м у и военному управлению: были осуществлены П ° сание и картографирование Самарской Луки, волжских беП ов и других территорий. Н о интересы ученого выходили за Р ^ и с рамки практических задач. В этот период он работает над "Обшим географическим описанием С и б и р и ", о б о с н о в ы в а е т "Предложение о сочинении истории и географии" — анкету из 198 вопросов по географии, экономике, истории, этнографии и начинает рассылать ее по городам страны. Большое внимание уделяется изучению истории и языков народов Поволжья. В Самаре при Татищеве составлялся "Российско-калмыцко-татарский словарь", заведена т а т а р с к о - к а л м ы ц к а я школа, которую возглавляли знатоки восточных языков Иван Ерофеев и Махмуд Абдурахманов 29.

Не прекращал Татищев и занятий своей любимой историей.

В Самаре он закончил подготовку к публикации Судебника Ивана Грозного и значительной части своего самого главного и знаменитого труда "Истории Российской".

Татищев, испытывая недостаток в людях, тем не менее без колебаний освобождался от тех, кто был не нужен для дел порученной ему комиссии. В ответ на его очередное доношение "о поступании в убавке росходов и в отпуске мастеровых людей и Учителя за неспособностью из службы", он получил в указе от 10 ноября 1737 г. соответствующую резолюцию и разрешение також и впредь в таких делах по своему разсуждать". Он считал несвоевременным вопрос о строительстве пристани и судов На Аральском море. В этой связи определенного в комиссию При Кирилове галерного мастера, который сидит "без дела и алованье получает бес труда", по представлению Татищева 14 Декабря 1737 г., "яко есче не нужного велено отослать на ВороНе *. куда он и послан..." 30.

Если же была возможность, то он просил заменить людей неполезных на необходимых комиссии. В октябре 1737 г. Татиг*ев уволил из штата ботаника И.Г. Гейнцельмана (Эйсельмаа )- Тот был принят в Оренбургскую экспедицию Кириловым, а того служил в походной канцелярии фельдмаршала Миниха.

ати Щ е в у Гейнцельман показался "в делах неспособен". Вместо н ег °. считал Татищев, в комиссии будет нужнее доктор медициОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц ны или химии, и в результате в Самару прибыл доктор мед^Г4 ны Ф. Риндер. На просьбу об определении другого пробир^ мастера вместо неискусного, из Монетной канцелярии, котог^ Татищев сам некогда возглавлял и хорошо знал ее служацД был "прислан пробователь Власов" 31.

Татищев же добился перевода в Оренбургскую комиссию ан лийского врача Я. Грива, которого он очень ценил и хороц| знал по совместной работе на уральских заводах. Тот уже быв^ в Самаре в начале 1737 г., когда Татищев присылал его с У р ^ для оказания медицинской помощи больному Кирилову, кото, рый "от той болезни хотя и получил некоторое облегчение, но как от него помянутой доктор отъехал... оная болезнь столько j нем умножилась, что он... жизнь свою христиански окончил."

Грив покинул Самару и работу в Оренбургской комиссии только в 1742 г., получив место главного доктора в Петербургском сухопутном госпитале 32.

Наряду с комплектованием штата и служб комиссии необходимо было позаботиться о заселении новых земель, крепостей, поселков. Одного административного рвения здесь уже было мало. Необходимо было учитывать наличие массового стремления разных категорий жителей к переселению на юго-восток страны.

§ 2. Переселения и переселенцы Устройство Самарской и Яицкой линий, начатое Кириловым, уничтожало необходимость старых укрепленных черт по рекам Черемшану, Соку и Кондурче, а между тем в новых крепостях I форпостах по-прежнему был большой недостаток в с л у ж и л »

людях. Вопрос о судьбе укреплений на границе Заволжья с Зат камьем был отдан правительством на "рассуждение" ТатищеваПоследний вынес его среди прочих на новый генеральный совет, состоявшийся на этот раз в Самаре во второй половине декабря 1737 г. В нем приняли участие Соймонов, Тевкелев, ШемякиЛ экипажный советник А.Ф. Хрущов, замещавший Татищева на уральских заводах, командиры полков и отрядов правитель!

ственных войск: И.Н. Татищев, А. Усов, кн. И. Еделев, Б. О с т а м ков, П. Бахметев. Н а совете "Закамская линия, яко посредине И под защитою той новой Киргизской, то есть Оренбургской, ocj тавшаяся, за ненужную признана, и рассуждено, чтоб все по ней учрежденные ландмилицкие полки, также инженерных и артил!

лерийских служителей с тамошнею артиллериею на ту новую I аоПЛжскиеделл И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 77 ГЯ***}' ^ ^ В п е р е в е с т и. " Это и другие решения совета были утверждении*10 императорским указом от 15 февраля 1738 г.33 име н Ы т о К новых сил в распоряжение комиссии способствовал ^ с т в л е н и ю мер по укреплению безопасности края. Летом во еС 0 суШ п о Х О Д а Татищева к Оренбургу были "осматриваны им время0 ^ Самаре застроенные крепости, и Красносамарской ВСС осмотру его на другом месте, немного повыше прежнего Й ° Т Ь учреждено, где она поныне и имеется. Сорочинской назнано быть так, как она ныне есть. Сверх того на усмотренных Ч одполковником Бахметевым местах определено быть вновь:

Тевкелев Брод, Переволока, Татищева пристань, Черноречья и Бердская." Последние три крепости были поставлены на р. Лике остальные — на р. Самаре. Впоследствии Тевкелев Брод получил название Новосергиевской крепости. Н а обратном пути из Оренбурга в сентябре Татищев повторно осмотрел крепости "подле Самары реки", а "между Бузулуком и Борской новую строить определил при реке Олшан, коя потом именовалась Олшанскою"34.

В числе вопросов увеличения людских ресурсов края, на которые Татищев обратил пристальное внимание, было положение ссыльных, присланных "из Москвы, из Санкт Петербурха чрез Казанскую губернскую канцелярию в Самару, кои де за неспособными случаями и за умалением в Оренбурхе и в других крепостях строения и провианта не посылались и содержаны были в Самаре человек по 300 и более и чрез осень и зиму употреблялись в казенные работы". Отправки на постоянное место жительства ссыльные и каторжане ждали неделями и даже месяцами в Самаре, "отчего здешним убогим жителям бывает утеснение и обида, а от неудобного к хранению места разбегаются."

3то вынудило Татищева для сохранения не очень надежного контингента, но составлявшего значительную часть первопоселенцев Самарск ого Заволжья и Оренбургских степей, "построить каторжный двор, в котором две или три казармы, вкопав венца в землю,... и окопав, городить стоячим тыном" 3 5.

Новый начальник высказался против прибытия в здешние Рая престарелых и несемейных ссыльных, которых нельзя было ° п °льзовать как земледельцев и воинов. Сам Татищев предлаал тех, кто не подходил для освоения края, отправлять на Уральские заводы, а неженатых решил поощрять к женитьбе поg РКом от казны двух рублей на обзаведение. Эти предложения 1Ли одобрены в именном указе от 14 октября 1737 г. Правда, п Поводу мер поощрения ссыльных к женитьбе, "о том от тайОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц ного советника определения точного не учинено". ВступаюцД в брак ссыльным пришлось обходиться без казенного подарка^ В отношении сосланных сюда квалифицированных и опь^ ных мастеров у Татищева были особые виды. Уже в первом с| 0 ем самарском определении от 7 августа 1737 г. он велел заде« жать в городе при комиссии тех ссыльных, а также записавши^ ся в казаки добровольцев, которые владели слесарным, кузнеч.

ным, токарным, сапожным, портным и прочими ремеслами Впредь все прибывавшие ссыльные, объявляющие на разборе за собою какое-либо мастерство, "оставались в Самаре в казенньц работах". Среди них были и специалисты очень высокой квалификации. Их даже старались перехватывать у других ведомств 26 апреля 1738 г. Татищев отправил доношение "о требовании указу, чтоб поведено было бывших инженерных офицеров, которые присланы в Самару для отсылки в работу на селитерньк заводы, Никиту Назимова, Тимофея Култашева определить* строительству крепостей, "которые в том явились довольно ис кусны" 37.

Людские резервы самой Оренбургской комиссии и малочис ленных поселений Заволжья были все равно ограничены, а потому Татищев ввел в практику привлечение к различным работал и службам крестьян из селений волжского Правобережья, а так же Закамья. Особенно активно использовались жители близкой Самарской Луки. В число таких работ входили возведение ук реплений, строений для комиссии и жилищ для переселенцев!

др. В первую очередь требовались возчики и плотники, о чем свидетельствуют наряды Татищева за 1737 год в ближние дворцовые села и деревни. Однако в указе от 14 октября, где речь шла о строении жилья для переселяемых под Самару калмыков ему было рекомендовано использовать не принудительный НЗ' бор, а найм работников за плату, чтобы не отягощать кресты!

дополнительной повинностью и не содержать на казенный счй больных 38.

Еще одним направлением охранения и освоения Заволжь!

при Татищеве стало расселение здесь групп из кочевых народов Поволжья, считавшихся лояльными Российскому государств»

Астраханский ногайский татарин Утуп Бекеев просил о разрб" шении "поселиться ему по близости к Самаре на реке Моче и I товарство набрать обещал из других таких же татар, из уфим?

ких мещеряков и калмык и иных иноверцов, не положенных!

подушный оклад до двусот семей"39 на казачью службу. В нояч ре 1738 г. Татищев просил Сенат дать мочинским казакам "зем J ЗАВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 79 Гй*^.

оыбные и звериные ловли со всем удовольством", которыми буДУт пользоваться вместо казенного жалованья за службу оНй о Х р а Н е "Самары и по Волге рыбных ватаг", по обеспечению Т опасного "проезда на Яик" 40. Мочинская слобода стала смеанным русско-иноверческим поселением, которое представляШ 0 небольшую "крепосцу", выдвинутую в степь на 25 верст за Самару и предназначенную для защиты "наипаче от воровских калмыцких набегов' 4 1.

Осторожность в отношении калмыков не была лишней. Хотя в Заволжье ситуация выглядела более спокойной, чем в мятежной Башкирии, но "при том во окончании" 1738 года "из другой стороны оказались опасности, а именно: волжские калмыки, кочевавшие на луговой стороне Волги, не на малые отважились противности". Казаки, посланные Татищевым, разбили и переловили тех калмыков, которые ограбили купеческий обоз, следовавший из г. Самары в Яицкий городок, и угоняли "лошадиные табуны из-под новых крепостей' 4 2.

Чтобы обратить калмыков в лояльных подданных и надежную военную силу для охраны рубежей империи, российские власти пытались привлечь на помощь религию. Православная церковь, начав в XVII в. миссионерскую деятельность среди кочевников, достигла в следующем столетии значительных успехов. Часть рядовых калмыков и некоторые их правители-тайши переходили из ламаизма в православие.

Желая устранить поводы к религиозным конфликтам и возможность возвращения окрестившихся в прежнюю веру, правительство решило поселить в одном месте, изолировать их от некрещеных и передать их под управление Петру Т а й ш и н у, ханскому внуку и крестнику самого Петра Первого. В 1736 г.

Петр Тайшин подал просьбу "в способном месте построить ему г ородок". Приказ о приискании места для поселения крещеных калмыков был отдан генералу А.И. Румянцеву, который предложил вершины р. Ик, притока Камы, прилегающие земли в межДУРечье Кинеля и Самары и до Сакмарского городка на Яике.

нение Румянцева было сообщено 7 ноября 1736 г. для расМотрения И.К. Кирилову. Тот в доношении от 23 декабря предЖил другое место для перевода калмыков — среднее течение L°K притока Самары 4 3.

Пока шло это обсуждение, П.П. Тайшин умер, и власть над Р^Щеными калмыками была передана его вдове Анне ТайшиИк В ч ' Рестнице императрицы Анны Ивановны, которая пожалоЛа новой к а л м ы ц к о й п р а в и т е л ь н и ц е к н я ж е с к и й т и т у л и

80 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц

назначила ей в помощь в качестве военного коменданта пол]0 ника Андрея Змеова. Тот донес 12 мая 1737 г., что на места!

предложенных прежде Румянцевым и Кириловым, "помянут^ княгиню и крещеных калмык, для разных обстоятельств, сел^к несходно и неудобно; а лучше де поселить их внутри Закамскоь линии, и построить бы крепость для оной княгини... по рекац, Волге, Соку или Кондурче" 44.

Татищеву, тогда еще только назначенному в Оренбургскую комиссию, указом от 21 мая было поручено решить, чье из мне.

ний правильнее. Он принял сторону Змеова и вначале предю.

жил разместить княгиню в Алексеевске, тем более, что в указе о ее поселении предлагалось начинать строительство новой крепо сти, только если нет готовой. Подвластных ей крещеных калмы ков предполагалось расселить между Кондурчей и Черемшаноц под прикрытием Самарской и новой Закамской линий 45.

Вопросом о размещении калмыков правительство также оза дачило и Соймонова. Последнему предписывалось в этом деле поступать по "наставлениям" Татищева 46.

Анне Тайшиной, прибывшей в апреле 1737 г. в Самару и вре менно там обосновавшейся, Алексеевск не приглянулся. Тогда по совету самарских казаков, Татищев предложил ей другие два места: урочище Переполье близ воложки Копыловой и речки Курумоч, а также Кунью воложку в 20 верстах выше по Волге от Переполья. Тем временем, по свидетельству П.И. Рычкова "полковник Змеов с помянутою княгинею, прибыв в Саратов,) полковника и воеводы Беклемишева принял из оных крещенье калмык мужеска и женска полу в семистах кибитках две тысячи сто четыре души, которым на первой случай для зимования отведена была на краю Закамской линии Красноярская крепость близ Алексеевска, где построенных и штаб и обер офицерски* домов впусте имелось довольно" 4 7.

В своем представлении от 24 сентября 1737 г. Татищев окон чательно склонился в пользу Куньей воложки. Этот выбор бЫ-й одобрен указом Коллегии Иностранных дел от 31 октября. При влекательность местности на Куньей воложке под поселенИ подкреплялась наличием уже здесь крестьянских деревень. Неп" далеку в 1734 г. поставил свое сельцо Федоровку Ф.В.Наумов где к исходу 1737 г. имелся 1 помещичий двор и 24 крестьяне ких, а в них 30 жилых и 62 хозяйственных строения. Годо»1 раньше (1733) управляющим Усольской вотчины Савво-Стор 0 ' жевского монастыря М. Богдановым, по указанию архимандр»1' т а Симона, была поселена "деревня Красноборская, что пр| л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 81 ?

еЙ Волошке". Деревня эта "первоначально было не что КУНЬ х утора нескольких богатых крестьян из Усолья, ЖигуиН С

- Валов, разбросанные по берегу Волги" на довольно значиЛбИ ных расстояниях друг от друга. В конце 1737 г. в них теЛ читывалось 22 двора с 28 избами и 56 различными хозяйнаС [1Н ыми постройками. Хутора валовских переселенцев стояли е Н но на том самом месте, что предлагалось княгине. "Когда И о место нужно было правительству отвести под поселение калмыков, тогда одни из крестьян приписались к городу, а другие соединились в один нераздельный хутор", образовав деревню, за которой закрепилось название Русской Борковки 48.

В итоге, крепость для калмыцкой княгини была построена в 1738 г. на левом берегу Волги выше города Самары при Куньей воложке между Федоровкой и Борковкой. Новый город, строительство которого велось под руководством А.И. Змеова, был назван Ставрополем. Это имя, данное вопреки предложению Татищева назвать крепость Епифания ("просвещение", "богоявление"), в переводе с греческого означает "город святого креста", поэтому на городском гербе была изображена "трехугольная крепость, в середине которой водружен черный крест в золотом поле". В город и его окрестности переселялись с низовьев Волги крещеные калмыки, которые были организованы в войско наподобие казачьего. Вместе с калмыками в ней разместили русский гарнизон, в который "...целой баталион из Алексеевского ландмилицкого полку определен.., придано из Самарских и Алексеевских казаков 60 человек" 49.

Княгиня переехала в Ставрополь в середине сентября 1738 г.

Вместе с ней прибыли, по распоряжению Синода, архимандрит "Икодим Ленкеевич и протопоп Андрей Иванович Чубовский, Хо рошо знавшие калмыцкий язык. В октябре сюда приезжал ТаЩев, 50 который осмотрел постройки и встретился с Анной ТайЩиной.

Татищев и генерал Соймонов, ответственные за переселение ^алмыков, отвели им, по предложению Змеова, пространство По Волге от земель села Царевщина и до Черемшана, а вверх Черемшану до земли деревни Челнов, а по Кондурче до е Ргиевской дороги" на Казань. Они же решили "в тех местах и *аким помещичьим дачам не быть, а дворцовым, ясашным и ^Пастырским и иноверцам жить в своих деревнях и с ними, с сЦ ^Мьпсами, селиться оставить свободно" 51.

Ть Р е с п о л о с н о е расселение калмыков и государственных кресЯ Н задумывалось как средство постепенного приобщения коОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ 3АВОЛЦМ чевников к земледелию и оседлости. Под этим же п р е д д ^ 4 княгиня Тайшина попыталась обзавестись крепостными к р е ^ янами, утверждая, что в случае передачи "ей, княгине, поблиз^ ти определенного ей с калмыками места деревень из УсольсЛ волости... калмыки могли обучиться к пашне и домоводству, „ русскому обычаю". Н о Правительствующий Сенат решил, "оной княгине деревень давать не надлежит, понеже калмыки содержанию тех деревень необыкновенны и могут оныя при весть до раззорения, а довольствовать оную княгиню... опред(.

ленным жалованием" 5 2.

В докладе Сената Кабинету от 29 сентября 1738 г. высказыва лось опасение, что, обзаведясь крепостными крестьянами, кал мыки "к работам и к пашен завсегда их употреблять буду-Д сами, надеяся на то, и пахать не будут; и для того за наилучше разсуждается отвесть ей, княгине, и при ней зайсангам землр против ландмилицких дач, а именно княгине против рядового вдесятеро, а зайсангам вдвое, калмыкам против рядового, а да обучения их пашне давать в лето из гарнизона солдат.., а княгине и зайсангам на первый случай, пока они своими людьми ис правятся, работных людей из тех, которые посылаться будут дли р а б о т на линию, а именно княгине в помощь к людям их по 5 - т и, а зайсангам каждому по одному человеку на лето; а как хлеб уберут, то их по-прежнему в домы отпускать". Беднякам по рассмотрению Змеова, было велено дать по лошади и отпустить семян на сев хлеба. Также Сенат решил позволить калмыкам ловить рыбу в местах нового проживания, "да сверх того объявить им, ежели они данные им земли и рыбные ловли будут содержать добрым порядком и к земледельному обучению охотное прилежание возъимеют, то им впредь для удовольствия даны будут и деревни" 53.

Хотя в этом докладе, утвержденном Кабинетом 7 декабря было дано обещание вернуться в будущем к вопросу о наделении калмыцкой знати крестьянами, но оно осталось н е и с п о л н е Н ' ным. Жители сел и деревень на Самарской Луке и в Заволжье Не стали крепостными новокрещенной княгини, помочь же с переселением к а л м ы к а м помогли. По распоряжению властей оНИ предоставили работных людей на строительство крепости, г о р е да при ней, других поселений. Часть скота переселенцев зимовЗ' ла в 1737/38 гг. в правобережном селе Рождествене, и для нег® сюда свозили сено, собранное с крестьян здешних дворцовых се лений 54.

i л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 83?

— ^ х х ожиданностыо для властей стало то, что предполагавшиеся I поселение калмыков земли оказались не такими уж пустыпоД ожидалось, поскольку их заселение шло не только по мИ 'тоолируемым каналам. Предлагая разместить крещеных коКН ° )ИК0В внутри новой Закамской линии, полковник Змеов утв докладе от 12 мая 1737 г., что здесь на обширном ВС ос1ранстве нет населенных мест, кроме Красноярской крепосI!?- "...от оной крепости рекою Соком и по рекам Кондурче и Шешме Д ° пригорода Нового Шешминска будет около двухсот верст, а в ширину от жилищ от реки Черемшану до линеи по щтидесят и по сту верст, где никакова поселения не имеетца, а места к пашне и поселению весьма годные и х калмыцкому кочевому пребыванию веема пристойные и лесами и протчими угодьи довольные". Татищев же, проверив на месте сведения Змеова, сообщил в столицу "о строении тайным советником Н а умовым в бытность ево при линии (новой Закамской — Ю.С.) тамо деревень и о роздаче другим многого числа земель", о чем вышестоящие власти "были неизвестны". После этого донесения Татищеву указом от 14 октября 1737 г. было поручено провести освидетельствование, "сколько кому земель роздано и по каким указам и определениям и какими людьми поселены" 55.

Результаты т а к о г о следствия, проведенного п о л к о в н и к о м Сергиевского ландмилицкого полка Пальчиковым, были получены в Кабинете Министров 6 декабря в "описи деревням, которые поселены внутри закамской линии" 56. Сохранившаяся копия этой описи от 11 октября 1738 г.57 использована нами при составлении табл. 2. Всего между старой и новой Закамскими чертами было обнаружено 51 крестьянское селение без учета тех крепостей и поселков, которые возникли на самих линиях и были заселены в основном служилыми людьми.

По времени возникновения все эти селения четко делятся на Две группы. Более половины их (27) появилось за 35 60 лет до составления описи, то есть в последней четверти XVII и самые Пе рвые годы XVIII вв. Их жители на свой страх и риск селились в Не укреплений старой Закамской линии. Затем в течение почти те Р х десятков лет здесь не появилось ни одного уцелевшего селения.

Новый этап заселения связан с возведением новой Закамской Че Рты и продолжался в течение 7 последних лет. К числу поселений, возникших тогда (14), следует добавить и те, которые образовались вопреки установленному порядку, и потому их жители Ь1 Ли сведены в прежние места жительства как беглые или незаОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОД J I Крестьянские селения внутри Новозакамской линии по данным на 1738^

–  –  –

"Г^щёдшие (10 селений), хотя точное время основания в оП г бщение П а л ь ч и к о в а о своде жителей р я д а п о с е л к о в я понимать буквально. В более поздних источниках пракнеяьз в с е с е л е н и я последней группы упоминаются как сутИ !1ующие, причем, как правило, под теми же названиями, с ше и же владельцами, с прежней национальной и сословной ТС инадлежностью жителей. Возможно двоякое объяснение этому "Pj-y или в действительности "свод" не был осуществлен, или соответствующего оформления перехода (перевода) насеосле ление вскоре сюда возвратилось. В любом случае исключать указанные 10 "упраздненных" селений из наших подсчетов нет смысла, так как они существовали в Заволжье до "свода", а после его осуществления были в основном возрождены.

Деление селений на группы по времени основания произведено с учетом одного условного допущения. Опасности жизни за пределами укрепленных границ приводили к гибели или временному прекращению существования селений. Составители описи, а мы вслед за ними, опираются при определении срока существования селения и на устную, и на письменную традиции, которые могли по-разному истолковывать перерыв в оседлой жизни на определенном месте.

Так, по показаниям жителей, деревня Кандаковка была основана всего лишь "тому ныне другой год", хотя она указана как село в переписных книгах еще в 1718 г.58 В то же время, основание Царевокурганской слободы в описи правильно отнесено к самому началу XVIII в., когда ею владел касимовский царевич Иван Васильевич, хотя за несколько лет до составления описи в ''32 г. ее называли "вновьпоселенной", поскольку прежний поселок был уничтожен в результате калмыцкого набега 59. Объяснение разного отношения к временному перерыву существования данных двух селений, видимо, связано с тем, что при составлении описи в случае с Царевокурганской слободой были Деланы ссылки на сохранившиеся документы, а обитатели Кант о в к и о наличии таких документов не знали и дали только уС1 ^Ые показания.

Всего же жители 24 из 27 давно основанных селений и 12 из Появившихся в течение последних семи лет сослались на имедокументы о поселении и владении землей. Исключенибыли дворцовые село Хрящевка и деревня Сускан, помеИ ч ь и село Бирля, Резановка тож, и сельцо Федоровское, а таке вышеупомянутая монастырская деревня Кандаковка, чьи вотОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц чинники и управители здесь не находились, а потому н и к а !

д о к у м е н т о в в н а л и ч и и не нашлось и об их с у щ е с т в о в а в крестьянам не было известно.

В качестве документов на право владения землей в старых лениях назывались различные указы, владенные выписи, креп!

ти. В отношении новых поселков соответствующие разрещ е н ' и распоряжения были получены как от центральных и местщц органов гражданского управления (Камер-коллегия, Казанска губернская канцелярия), так и от военных властей (Военная коц легия, полковые командиры и штабные дворы). Последнее of стоятельство свидетельствует об активном участии военное ведомства в заселении территорий на пограничных линиях H t только служилыми людьми, но и крестьянами.

Следует заметить, что ряд селений были смешанными по на циональному и сословному составу, поэтому в табл. 2 сумм!

поселений по различным категориям жителей превышают их об щее число. Так, в их числе было 2 деревни со смешанным татар ско-чувашским (Чалпан, Биляр-Озеро) и 3 с мордовско-чувашс ким населением (Кармалы, Ателякова, Седелкина). Более точи соотношение крестьян различных национальностей и категори;

при отсутствии данных о численности жителей передает все ж не количество населенных пунктов их проживания, а дворово число.

Среди еще немногочисленных крестьян Заволжья преоблада ли чуваши, которые проживали почти в половине всех описан ных селений и более чем в трети дворов. По числу основании селений за ними шла мордва, но по количеству дворов он очень мало превосходила русских, а по жилым и хозяйственны* постройкам даже уступала последним. Менее заметную, хотя11 весьма значимую роль в заселении края играли татары.

С о о т н о ш е н и е крестьян-переселенцев разных национальна стей в различных группах рассматриваемых селений не быЛ1 одинаковым. В старых селениях доля чувашских дворов и стро4ний в них была особенно заметна и больше, чем русских и мор довских вместе взятых. В недавно возникших и "выведенныГ селениях в совокупности картина обратная. Там русское и мор довское население, каждое в отдельности, имело больше двор°Е и жилых построек, чем чуваши.

В сословном составе очевидно преобладание государственна 1 ' крестьян, в отношении которых крепостной режим был меН^ жестким. Им принадлежало почти две трети дворов. При это' надо, конечно, учесть стремление беглых владельческих кресТ| л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 87 ?

пять себя за государственных или попасть в их число. Среян в1 ' ударспвенных крестьян преобладали ясачные разных нациди гоС (, оСТ ей, то есть потомки тяглецов — плательщиков "ясак а к называли в Поволжье поземельный налог, замененный КЗ • pj er pe I подушной податью. Исключением были в деревнях ПИ Р н е и Сеитовой крестьяне из служилых татар и чувашей, бязанные в старину государству несением службы, а не платежом ясака.

Хотя лишь каждое десятое селение было дворцовым, но в них находился почти каждый пятый крестьянский двор Заволжья. За исключением мордовской деревни Бирли, существовавшей "четвертый год", остальные дворцовые селения возникли здесь 37-50 лет назад. Большинство их перешло в дворцовое ведомство от других владельцев. Царевокурганская слобода была конфискована у князей Долгоруковых. Русское село Хрящевка и чувашская деревня Сускан были к о г д а - т о заселены в ы х о д ц а м и из владений Новодевичьего монастыря.

В Хрящевке наряду с дворцовыми еще оставались монастырские крестьяне. Собственно же монастырскими селениями в крае были только деревни Кандаковка и Красноборская, основанные в 1730-е гг. управителями Новодевичьего и Савво-Сторожевского монастырей.

Невелико было пока число имений помещиков. Из старых селений их крепостные люди имелись в четырех. Крепостная мордва княгини Д а р ь и А р ч и л о в н ы жила в деревнях М а л ы к л е, Кармале, Бесовке, русские крепостные секретаря А.И. Резанова — в селе Бирля, Резановка тож. В числе новых были помещичья Деревня Буян и сельцо Федоровское, об основании которых уже говорилось выше. Господские дворы были поставлены из всех помещичьих владений только в Резановке и Федоровском.

Сообщение Татищева о наличии селений на, казалось, пустых Зе млях "между Соком и Черемшаном" вызвало повеление Кабин а Министров Сенату, отданное 20 декабря 1737 г., послать в ама р у "надежного человека" для проведения более подробного следствия о "новопоселенных деревнях". Выполнение такого поручения было возложено на полковника Давыдова. Уже самое ачало деятельности его комиссии показало, что сведения, К О Т О Р Ы М И располагали власти, были далеко не полными, о чем он и Положил: "1738 году октября 15-го дня по наезду моему сверх данной мне от тайного советника господина Татищева ведомосявилась новопоселенная деревня Семейкина Поляна растояОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОпЛ нием от Самары в дватцати шести верстах.., а в ней к р е с п м ких три двора" 6 0.

Деревня, которая возникла в 1734 или в 1735 году, оказад, заселена беглыми и скрывавшимися от переписи и уплаты по тей людьми. В ней оказались сын "польской нации" уроженГ г. Вильны (Вильнюса) Е.П. Рубцовский и сын дворцового кре, тьянина Ярославского уезда 3. Кузьмин. Оба они не были защ, саны в подушный оклад, за свою жизнь (первому было $ f второму 40 лет) неоднократно переходили с места на место, кр( стьянствовали или жили наймом в работники. Схожа была суд, ба и у третьего их соседа, беглого помещичьего крепостного и | Нижегородского уезда И.И. Ляпкова. Тот показал на допросе себе следующее: "И в прошлых годех отец ево и с матерью ево и с ним бежали. И, бежав, пришли в Самарской уезд в село Ми хайловское, Аскула тож. И жили в том селе тритцать лет... И в том селе Аскуле он и отец ево в генеральную перепись в подуш ной оклад написаны того села с ясашными крестьяны. И том\ ныне восемь лет ис того села реченной помещик Иван Жедринс кой отца ево взял и вывез в вотчину свою в Казанской уезд Но гайской дороги в деревню Шмелевку. А он ис того села Аскуль з женою бежал и, збежав, ходил по разным местам четыре года..." 61.

Н а новом месте они жили с семьями (у каждого было по два сына) и успели обзавестись небольшим хозяйством. Так, у Кузь мина была корова, немолоченой яровой пшеницы 2 телеги, а Е земле посеяна 1 четверть. Столько же посеял и Ляпков, которьп к тому же имел лошадь, подтелка и овин яровой немолочено( пшеницы.

Их всех поселил здесь "города Самары с приписью подьячем И в а н Никитин сын Еремеев" 62. Используя служебное положение он принимал появлявшихся в Самаре беглых и "гулящих" люде' сначала в услужение на свой двор, а потом решил завести соб ственную деревню.

Еще одним обитателем деревни был приказчик Еремеева отставной солдат Ф. Васильев. Тот не только не представил докУ' ментов, д о к а з ы в а в ш и х з а к о н н о с т ь владения к р е с т ь я н а м и * землями, и квитанций о платеже подушного оклада, но и Не знал об их наличии у хозяина.

В дальнейшем комиссия Давыдова не смогла развернуть своЯ деятельность из-за плохих отношений полковника с ТатиШ6* вым. Хотя оба обвиняли друг друга в административных упуШ^ ниях и нелояльности государыне, но ссора более всего быЯ' J „ВОЛЖСКИЕДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 89 —— ' Т я о в л е н а личными амбициями двух начальников: "Видно, оное между ими... произошло ни для каких пристрастий чТ ° фальши, но от упрямства их..." Безрезультатная посылка ия и обошлась недешево, если учесть жалованье и проезд восьми сопровождавшим подьячим, а также конвойным, купку судна и плату гребцам от Казани до Самары и прочие "асходы- После неудачи Давыдова, в столице решили, что "о п о с е л е н н ы х без указов деревнях может ныне вконец изследовать Казанская губернская канцелярия... без посылки н а р о ч н о г о, дабы в том казенного убытка не было" 63.

Надо иметь в виду, что существовала разница в подходе к "новопоселенным деревням" со стороны Татищева и петербургских властей. Последние повернули вопрос о них в русло общей линии усиления крепостного режима и борьбы с бегством крестьян от хозяев и казенных налогов. Начальник же Оренбургской комиссии ставил данный вопрос в связи с присвоением казенных земель, необходимых для акций общегосударственного значения (например, под переселение к а л м ы к ), п о с т о р о н н и м и владельцами, прежде всего помещиками и чиновниками. Н е случайно, что, по настоянию Татищева и Соймонова, запрет на поселение на территории Ставропольского к а л м ы ц к о г о войска затронул лишь частновладельческих крестьян.

Данный запрет не распространялся на крестьян дворцовых и государственных селений, хотя Татищев знал, что "оные более беглыми и весьма безпутными гуляками и плутами населялись, от которых и калмыкам доброго приклада (примера — Ю.С.) получить не можно" 64. Но в интересах дела для него оказался более предпочтителен приток вольных переселенцев-крестьян, пусть в их числе окажутся беглые, чем распространение здесь помещичьего землевладения. Вышеупомянутое решение Татищева и Соймонова о свободном поселении государственных крестьян на территориях, отведенных калмыкам, стало законным основанием для восстановления или легализации ряда "сведенных" селений, упоминаемых в описи Пальчикова.

Еще более разница в точках зрения Татищева и правительа проявилась в отношении тех переселенцев, что оседали на с амой пограничной линии. Первый был склонен к поддержке ЙСс х "вольных людей", которые объявляли себя при записи в с Лужбу "не положенными в подушный оклад". Он просил Кабин у Министров распорядиться о безоговорочной отдаче им с Ме ст прежнего жительства жен, детей, скота, прочего имущеСгв а, поскольку "тех городов воеводы и помещики и управители

90 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВдпЯ

чинят удержание и грабление и дворов продавать не даю-» j скот отбирают" 6 5. Д^Ш Реакция Кабинета была совершенно противоположна той которую надеялся Татищев. В резкой форме указом от 15 ля 1738 г. было предписано прекратить прием на поселение крепости всяких "великороссийских жителей", объявлявших себ!| не положенными в подушный оклад 66. Запрет не касался тодьк' не платящих подушную подать и не верстанных в службу "мало!

россиян"-украинцев, яицких казаков, сибирских казачьих и дв0.

рянских детей, уфимских мещеряков.

В противоположность Татищеву правительство исходило из того, что нельзя без освидетельствования верить никому, ктс выдает себя за человека некрепостного и не положенного в по душный оклад. Оно потребовало от руководителя Оренбургской комиссии изменить сложившийся подход к приему в казаки. Бо лее того, было дано указание проверить всех, уже взятых на службу: "А ныне тотчас о всех тех, которые в казаки записаны немедленно и подлинно изследовать и справиться обстоятельно с теми местами, откуды они сошли, а буде они о себе правды закрывая свое воровство показать не похотят, таковыми и ро- j зыскивать..." 67.

Со ссылками на жалобы от помещиков, управляющих, местной администрации Татищеву сообщалось, что среди, уже принятых в новые поселения есть много заведомо беглых, которые затем, "приезжая на прежние жилища, разоряя помещиков своих деревни, других собою подговаривают и увозят" 68. Конечно, об этом знали и Кирилов, и Татищев, и их сотрудники. Однако когда интересы укрепления новых российских рубежей вступали в противоречие с крепостными порядками, эти деятели готовы были закрыть глаза на нарушение норм крепостного права, вовсе не будучи их принципиальными критиками или противниками.

Позицию Кабинета нельзя не признать более последователь* ной в отстаивании жесткого крепостнического режима, хотя 11 недостаточно гибкой для далекого пограничья. В соответствии с действующими законами от Татищева требовали проведений следствия "и по розыску ушедших из российских городов, ка* помесчичьим, так и другим, чьи бы они ни были да положеннЫ® в подушной оклад, учиня наказание, по разсмотрению развесТЬ на прежния жилисча на коште тех управителей, которые в ы ш е упомянутых беглых... принимали и принимать велели и теМ многих людей в раззорение привели, а казне убытки причинили"!

ч л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 91 I ^ оМ устанавливался жесткии порядок контроля за исполПРИ эм указа: "И дабы оные в отдаче таких беглых крестьян, нени с ии п о Д Л И Н Н О на прежния жилисча отвезены, в том квитанч1"0 р ЗЯЛ и, и такие подлинные квитанции прислать в Кабинет и иии е н 0 будет обстоятельно репортовать".

ЧТ Татищев оказался в трудном положении. Кроме запрета придать всех подозрительных добровольцев, Кабинет твердо стоНИ на высылке с линий на прежние места жительства и возвращении владельцам тех русских людей, кто уже сюда незаконно переселился. Эти положения февральского указа были подтверждены через месяц в указе от 17 марта 70.

Однако реализовать правительственные распоряжения было невозможно, не обезлюдив при этом новые крепости и поселки, не ослабив охрану дорог и селений, в том числе и в Заволжье. К тому же, по букве указов, персональная ответственность за сбор и вывоз беглых возлагалась на "управителей" (командиров и чиновников) Оренбургской комиссии. На них же предполагалось переложить затраты на это мероприятие. Таким образом, строгое исполнение этих указов потребовало бы большого расхода штатных служителей и средств комиссии.

Становилось очевидным, что крайне жесткие требования Кабинета о возврате с линии самовольных переселенцев б ы л о нельзя исполнить, не сорвав вообще работу Оренбургской комиссии. Тем самым подсказывался единственно возможный способ действия Татищева и его сотрудников в данной ситуации — проигнорировать полученные указания. Поэтому Татищев за время своего управления краем к высылке беглых, записавшихся на казачью службу, не приступил, хотя и не потворствовал уже так их притоку, как прежде.

Все происходившее вокруг вопроса о подозрительных добровольных переселенцах очень напоминало поведение Татищева за Два-три года до того на посту начальника заводов Урала. Тогда °н тоже упорно не отвечал на требование Кабинета Министров Прислать ведомость о количестве беглых, приписавшихся к каЗе нным предприятиям 71.

Случаи возврата беглых с пограничных линий были единичными и происходили только при условии активности прежних Вла Дельцев, а не стараниями руководства комиссии. Позиция в в °Просе о беглых объединяла и старую кириловскую, и новую т атищевскую администрацию Заволжья и Приуралья против Прямолинейных крепостнических требований столичных власТе й. Во всяком случае, именно такая позиция руководства ОренОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц бургской комиссии не позволила повторить на новой границ Заволжье трагический опыт 1720-х гг., когда на Царицыне*^ линии карательная экспедиция уничтожила поселения бегль, 4 тыс. человек были силой возвращены прежним владельцам крестьяне-организаторы самовольного переселения были п о ^ шены 72.

Татищевым среди прочих указаний относительно беглых не было выполнено и распоряжение о допросе Бахметева по пово.

ду крестьян, принятых в Самаре для поселения в крепостях в качестве казаков. Подполковник Бахметев оказался под ударом прежде всего потому, что практически осуществлял основные мероприятия кириловской администрации, и жалобщики, недовольные укрывательством на линии беглых крестьян, отбирали у тех и прилагали к своим челобитным паспорта, которые были выданы за его рукою в канцелярии Оренбургской комиссии 73.1J Деятельность покойного Кирилова и здравствующего Бахметева в отношении беглых Татищев, который не испытывал никаких симпатий к ним обоим, постарался замять, как и весь вопрос о притоке беглых на укрепленные линии, поднятый так некстати. Разногласия в среде военных и гражданских руководителей Российского Юго-востока проявлялись по другим причинам и поводам. Щ § 3. Конфликты между командирами и устранение Татищева от управления Оренбургской комиссией Перемены и нововведения Татищева в подчиненном ему крае сопровождались перестановками в верхах местной администра-' ции. Одним из первых недостатков, замеченных Татищевым сразу же по приезде в Самару, была высокая цена подрядов на закупку и перевозку провианта, в связи с чем подозрение в недобросовестности пало на подполковника П.И. Бахметева. Также новый начальник усмотрел перерасход в выдаче жалованья чинам комиссии. В связи с этим подполковнику припомнили то, что по его распоряжению вдове Кирилова (дочери Бахметева) было выдано жалованье мужа, несмотря на наличие на умершем казенного начета. По указу от 2 сентября 1737 г., Татищеву было поручено провести следствие над Бахметевым, на которого, якобы, высказали подозрение секретари комиссии 74.

л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА ?

На самом деле секретари канцелярии Г. Замятнин и А. Ивао также бухгалтер П.И. Рычков поручились за честность и осовестность Бахметева. Следствие по поводу подрядных ^ на провиант, хотя и было проведено Татищевым, "токмо чеН К0Й неправильности в том не найдено". Тем не менее блиНИ. йший помощник и тесть Кирилова был "отрешен" от руководства делами Оренбургской комиссии и в том же 1737 г.

направлен на службу в драгунские полки 75.

в отношениях с Бахметевым у Татищева проглядывали посторонние для службы мотивы. Насколько здесь замешана была личная неприязнь, а не интересы дела, говорит следующая история. Новый начальник по приезде в Самару заявил Бахметеву, что Кирилов, пользуясь положением обер-секретаря Сената, взял у него, Татищева, без отдачи 300 рублей. От Бахметева потребовали вернуть деньги за покойного зятя. Для Татищева, может быть, это о з н а ч а л о в о з в р а щ е н и е своего к р о в н о г о, но Бахметев не менее справедливо рассматривал такое требование как вымогательство взятки 76.

Находясь под подозрением в перерасходе казенных сумм по подрядам и выплате жалованья, Бахметев от греха подальше удовлетворил претензии Татищева, сделав "подарок" в виде алмазного перстня, ценою в указанные 300 руб. Правда, около месяца спустя Татищев отдал ему за перстень 200 руб., "опасаясь от кого доноса или уведав.., что он, Бахметев, взятков ни с кого не бирывал и видя его небогатство" 77.

Остальные 100 рублей стоимости перстня не были возвращены, и вопрос о них всплыл потом в ходе "дела Татищева". В отличие от многих недоказанных обвинений в адрес Татищева, эта история оказалась невыдуманной. Правда, по объяснениям Татищева, выходило, что он за перстень расплатился полностью, но самого факта получения дорогого подарка не отрицал.

К тому же Бахметев в своих показаниях постоянно ссылается на Князя М.А. Белосельского, который посоветовал ему сделать поДарок Татищеву, ссудил подполковника деньгами и даже сам и к Упил этот перстень в Москве. Если бы со стороны Бахметева ^Мел место оговор, то ссылка именно на этого свидетеля была О с м ы с л е н н о й. Белосельский тогда шел в гору в Адмиралтействе и уже никак не зависел от раскладки интересов в оставленной им Оренбургской комиссии, да к тому же самому Татищеву в ° время совместной службы он был союзником, а не врагом.

Морской поручик князь Михаил Андреевич Белосельский как Ы занял место Бахметева, представляя флот в руководстве

94 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь ц

Оренбургской комиссии. Оказался он здесь "по н е к о т о р ы м ^ счастным случаям". Бывший командир придворной яхты б отдан под суд в 1736 г. Его оговорили в распространении небл1" говидных слухов о царевне Екатерине Ивановне, Бироне и д Л гих л и ц а х из р о д н и и п р и б л и ж е н н ы х и м п е р а т р и ц ы. $ обвинения Белосельский отрицал, но был отправлен из Тайной канцелярии на "вечное житие" в Оренбургский край. Поселив" шись в Самаре, он первоначально ничем не был занят, удивляя русских и иностранных служащих экспедиции изысканным обра.

щением и хлебосольством. В указе от 2 сентября 1737 г. Татище!

ва уведомили, чтобы тот определил князя к делам, связанным с развитием водного сообщения и строительством судов78. Однако Татищев обратил внимание на него как человека одного с ним круга по принадлежности к родовитому дворянству, близкого по духу и судьбе, помог выдвинуться князю на более заметные роли.

Белосельский, как и Татищев, еще в молодости был замечен Петром I, выполнял различные поручения императора внутри страны и за рубежом. "Птенцы гнезда Петрова" нашли между собой общий язык, несмотря на разницу в возрасте и чине.

Князь вошел в состав присутствия Оренбургской комиссии, получал от Татищева самые лестные отзывы вышестоящим властям по поводу своей службы. Не без хлопот тайного советника Белосельский в 1739 г. был произведен в майоры престижного близостью к столице Ингерманландского полка, а на следующий год по указу от 14 февраля возвращен в Петербург, где успешно продолжил карьеру в морском ведомстве, достигнув уже в 1743 г. чина генерал-экипажмейстера, а вскоре и положения фактического главы Адмиралтейской коллегии 79.

Удаление Бахметева было не единственной перестановкой в руководстве комиссией. Ведавший при Кирилове делопроизводством Оренбургской экспедиции секретарь Г. Замятнин "за ево при канцелярии неспособностию к таковому делу" новым начальником в конце 1737 г. "от канцелярии отрешен и определен был в провиантмейстера" 80.

Татищев карал и миловал не только своих непосредственных подчиненных по Оренбургской комиссии. Он "нашел также, что люди, которые бы должны были смотреть за порядком и удерживать башкир от мятежей, брали взятки, сами обирали и мутИли иноверческое население края..." 81. Такое обвинение, в частности, было предъявлено уфимскому воеводе Шемякину, котН рый к тому же на июльском и декабрьском советах 1737 года Р зЛВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 95 — рдинске и Самаре вступил в спор с Татищевым по некотоМ е " 3 воП росам, в т.ч. об отношении к взяточничеству.

РЬНе останавливаясь при борьбе со злоупотреблениями в рамимевшихся у него полномочий, Татищев активно вмешивалка * в дела провинциальных властей, военного командования, сЯ ч а Л Ь Н ика Башкирской комиссии. В этом он и сам признавался ^письме кабинет-министрам Остерману и Черкасскому: "Что я В прежним командирам (Оренбургской и Башкирской комиссий Ю-С.) писал и что здесь делалось, то генерал-майор (Соймов ) не знал, а другие запамятовали. Слышу от многих, что великие пакости происходят, о чем и прежде к статскому советнику Шемякину по жалобам башкирским на его канцелярию писал, и здесь на некоторых жаловались, а генерал-майор, как человек тихой, не довольно строго в таких делах поступает, а паче, что до него было, и не знает. Також полковник Бардекеевич требовал денег на покупку под драгун команды его лошадей, и как я наедине о том с офицеры разговаривал, то сказали, что он башкирских лошадей, отбирая себе, продавал и ныне-де у него близ 100, а несколько сослано к приятелям в деревни.

При толковании пунктов Шемякин о воеводах не хотел подписаться и спорил долго тем, что воеводы и подьячие жалованья не имеют и им брать не запрещено, но я дерзнул сказать, что я имею особливый указ и если уведаю чьи непорядки, то и без его подписки буду поступать по указу. И генерал-майор ему говорил, чтоб он, не входя в подозрение, конечно, подписался. Хотя сие все делал я по ревности моей к пользе ее императорского величества, однако ж опасаюсь, чтоб такою смелостью паче Данной мне власти не прогневать ее императорского величество, Непокорно нижайше прошу, если противно явится, высокою вашею ко мне милостию меня охранить и на лучшее наставить" 82.

В начале 1738 года Шемякин был арестован и отдан под суд.

Га же участь постигла немногим раньше и полковника Бардукеев ича. Однако Татищеву не всегда удавалось поддержать норМа льные отношения и с другими командирами края. Выше уже говорилось о бессмысленной ссоре с Давыдовым, о личной неп РИязни к Бахметеву. Но главным просчетом Татищева во взаим °отношениях с представителями местных военных властей и Гражданской администрации следует признать его конфликт с ев келевым, который не без оснований считал себя одним из Пе Рвых начинателей дела освоения Заволжья и Оренбуржья.

Однозначные объяснения конфликта Татищева и Тевкелева, Сг Речающиеся в литературе, справедливы только отчасти. ПосОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЦ(Ьц ледний был действительно недоволен мерами своего начальник п р о т и в некоторых командиров, например, Бардукеевича. О н ^ действовал против мятежных башкир более решительно и ** токо, чем допускал нужным Татищев. Однако высказанные в ^ т е р а т у р е п р е д п о л о ж е н и я о возможных р о д с т в е н н ы х связ Бардукеевича с Тевкелевым или приклеивание последнему яр ^ ка "садиста" 8 3 затрагивают только поверхность отношений самых ярких после смерти Кирилова деятелей Оренбургской ко миссии, Тевкелева и Татищева, мало проясняя суть ссоры. " • После ареста Шемякина и Бардукеевича, отправки Бахметев»

в полк и Замятнина к провиантским делам Тевкелев остался последним из видных руководителей и командиров на Юго-вос токе России, начавших его освоение вместе с Кириловым. Такие люди, вышедшие на передний план в здешних делах, как Соймо нов или Змеов, появились уже после смерти Кирилова и безого ворочно признали авторитет и правоту Татищева.

Положение Тевкелева было гораздо более прочным, чем у имевшего тот же полковничий чин Бардукеевича или даже у стоявшего выше по Табели о рангах статского советника Шемякина- Дело даже не в том, что он не давал повода к обвинению в злоупотреблениях. За Тевкелевым и фактически, и юридически закреплялось положение правой руки начальника Оренбургской экспедиции. Еще в инструкции 1734 года, данной Кирилову, ему отводился специальный пункт: "Полковнику Тевкелеву быть в обсчем совете и у всех разеужденей и поручить ему главную команду над башкирским и нерегулярным войском, а в потребны* случаях командировать (к нему — Ю.С.) и регулярных". Он также получил при Кирилове начальство над Оренбургским драгунским полком, созданным в 1736 г., "но при тайном совстнике (Татищеве), от того полка был отрешен и употреблен был при канцелярии" 8 4.

Об особом статусе Тевкелева, о необходимости совместного с ним решения различных вопросов Татищеву не раз напоминали из столицы. Так, только в одном указе от 14 октября 1737 г. это сделано трижды 85. Тевкелев выступил в открытую против Татищева, решив, что тот ставит под угрозу всю стратегию юго-восточной политики империи в том виде, как она была заложен® планами и трудами Кирилова, его сподвижников и с о т р у д н и к ^ ' Мурза Кутлумухамед Мемешев, известный в русском обихоДе под именем Алексея Ивановича Тевкелева, до конца жизни гор* дился тем, что саму идею основания Оренбурга выдвинул имеН' но он во время своего казахского посольства, "на что он, ХаН и ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО " ТА ТИЩЕВА 97 " ^ е ю ордою склонясь, и признавая оное представление мое С pCHbiM, просил... письменно о постройке на устье реки О р ь О По;1е^а» Правда, Кирилов в свое время заявлял, что предложегор° г 0 р 0 д е на Яике Тевкелев сделал по его, Кирилова, совету, НИ' е ще до поездки к казахам. Это утверждение остается д о к а з а н н ы м, но даже если оно справедливо, то вовсе не отриа заслуг этого российского разведчика и дипломата в выработке замысла Оренбургской экспедиции. Более того, Тевкелев О етендовал, и здесь с ним уже никто не спорил, на роль хранит с я заветов Великого Петра, полученных из уст самого императора, относительно необходимости разработки казахско-среднеазиатского направления движения России на Восток.

Та форма, в которую вылился назревавший конфликт, была продиктована сложившимися обстоятельствами. Тевкелев не мог противодействовать Татищеву и тем более добиться его отстранения от дел Оренбургской комиссии, находясь в Самаре, но знал, что положение противника уязвимо при дворе в Петербурге.

Нет смысла отрицать устоявшееся в историографии утверждение о вражде к Татищеву Бирона. Однако это не означает прямо, что цели, преследуемые временщиком, с одной стороны, и недовольными Татищевым командирами комиссии, с другой, были тождественны. В этом неравном альянсе один преследовал личные выгоды и устранял принципиального противника окруживших трон иноземцев, другие в лице Тевкелева были озабочены положением дел на ю г о - в о с т о ч н о й окраине и не н а ш л и Другого способа изменить политическую линию, проводимую фактическим наместником огромного края.

Придворные интриги, политические игры, оскорбленное национальное чувство, споры о стратегии и тактике утверждения России на новых рубежах, личные амбиции, корыстные интересы переплетались в причудливый клубок так назьюаемого "дела Татищева". Плод этот, выращенный в петербургских канцеляриЯх Дурно пах, но это не причина для того, чтобы отказаться от Вскрытия и з - п о д гнилья наветов действительно принципиальных разногласий между активными деятелями освоения юго-вол о к а России, в том числе по поводу роли и судеб Заволжья.

Кроме того, анализ "дела Татищева" заметно обогащает фактическую сторону наших знаний по истории этого региона.

Тучи над Татищевым стали сгущаться летом 1738 г. в связи с 3а Мещкой организации очередного похода в Оренбург. ПромедОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ 3ABQJ ление в Самаре грозило новой вспышкой б а ш к и р с к о г о м ^ Г ^ получением повстанцами помощи от недавно принявщ И), ез % ское подданство киргиз-кайсаков Малого Жуза. В и з л о ^ ^ Рычкова все выглядело достаточно спокойно: "...Как скоро^ тайный советник, от болезни своей получил свободу, то, хо т 0,1 бывшего тогда при комиссии денежного недостатка и многи восприятию похода были остановки и помешательства, одна^!

числа июня в лагерь за Самару реку с командой перебрался, j :

числа действительно в поход выступил, не дождавшись многи в Нижнем и в Москве искупить и изготовить определенных, ъ щей, которые уже потом к нему были от оставленного от не'го^ Самаре полковника Спичинского отправлены" 87. ^Н Н а самом же деле поторопило Татищева с выступлением н е прекращение болезни, а недовольство правительства. Начальна комиссии действительно сетовал "на великие во всем недостач к и " и находил для похода "большое препятствие в том, что офицеров и рядовых очень много больных, чему причиною воз дух и здешние серные воды". В ответ пришел грозный указ "Что же доносите, якобы ваш поход остановился за неприсылкою денег, то когда провиант и ружья есть, то хотя б в прочем и недостаток был, за тем останавливаться и времени терять не надлежало, а вам известно, какой важности сие дело есть. С и м нашим указом вам наикрепчайше подтверждаем, что всемерно надлежит вам со всею своею командою к Оренбургу поспешать без всякого отлагательства, а ежели над оным городом учинится гибель или людям урон, то особливо вы в том пред нами дадите ответ, ибо мы оную крепость отнюдь потерять не хотим" 88, f Татищев поспешил в поход, убедился, что в Оренбурге все благополучно, повстречался с правителем Малого Жуза, которого заставил подтвердить его подданство России, хотя хан долго не соглашался подписываться "рабом" императрицы. Все.

казалось, складывается для Татищева удачно. Однако сам факт высочайшего выговора подсказал Тевкелеву, что в Петербург 6 по-прежнему ожидают от Оренбургской комиссии тех блестящих успехов и приобретений, которые обещал Кирилов, что таМ не только не потерпят очевидную неудачу, но и не простят упУ' щенные возможности. Стало очевидным, что двор и правитель* ство предпочитают на юго-востоке по-кириловски решительны 6 действия, а не о с н о в а т е л ь н о с т ь и о с т о р о ж н о с т ь ТатищеваИменно к оренбургскому походу 1738 года Рычков отнес проявление разногласий между двумя первыми лицами Оренбургской комиссии, когда Тевкелев "по разным делам возымел против л ВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 99 ?

ева ег тиШ — Ю.С.) разные мнения с поступками и рассужен о ^ ^ е Г 0, тайного советника, несогласные" 89.

деНИяМ^аре 1739 г. Татищев испросил разрешение выехать в ПеЯНГ для доклада о порученных ему делах. Команду над коГей о Н поручил "присутствующим тогда в к а н ц е л я р и и ^ мИСС бургской комиссии подполковнику Аксакову, от флота лейРеНнту князю Белосельскому и премьер-майору Останкову", тена к а К е Г о первый помощник Тевкелев был отправлен в столиеше раньше, а именно 30 ноября, будучи вызванным ко двод ^ встречи ожидавшегося "знатного персидского посольса", а также для "других азиатских дел" 90.

В Петербурге Тевкелев и впрямь пришелся "ко двору" врагов Татищева.

Об этом недвусмысленно свидетельствует письмо графа М.Головкина Бирону от 11 марта 1739 г.: "Пред недавним временем изволила ваша светлость со мною говорить о Василье Татищеве, о его непорядках, и при том изволили мне предсказывать, что к тому пристойно, о том бы надлежащим порядком я представил, и в подобных таковых же случаях ее императорскому величеству и вашей светлости моим мнением служил; и по тому вашей светлости приказу, наведывался, какие его Василья Татищева неисправы и разведал, что полковник Тевкелев вашей светлости о том доносил, того дня призывал я его, полковника, и о всем обстоятельно выпросил.., я из дела усмотрел два вида:

1. о непорядках, нападках и взятках Василья Татищева; 2, что он, Василий Татищев еще не поставил на мере, где Оренбургу бьггь пристойно, и по сему, что до первого вида касается, то необходимо надобно его, Василия Татищева, от тамошней команды отрешить и изследовать" 91.

Так был дан ход "протесту" Тевкелева. К нему были присов °куплены другие жалобы на Татищева, поданные полковникаМи И. Бардукеевичем (его же рукой написан "протест" Тевкелева) и упоминавшимся выше Давыдовым, а также купцами Иноземцевым и Фирсовым 9 2.

27 мая 1739 г. над находившимся в Петербурге Татищевым 0Ь1ла создана следственная комиссия. Он был отстранен от дел и Вз ят под домашний арест. Всего комиссия потребовала от Татищева ответа по 109 вопросам, но в основу обвинения лег именно Протест" Тевкелева из 28 пунктов 93.

П о д а в л я ю щ е е большинство обвинений в адрес Т а т и щ е в а было опровергнуто или не доказано. Тем не менее комиссия соа, что "тайный советник Татищев в неисправлении должности Св оей, в непорядочных поступках в противность указов и во

100 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВ&Ш

многих взятках, а бригадир Тевкелев и города Казани купец g i мен Иноземцев в некоторых на него на тайного советника Та щева недоказательствах явились виновны, за что по силе ука^' и государственных прав и подлежали ппрафов, но по мнен^ той комиссии... тех штрафов не положено" 94.

"Снисходительность" комиссии объяснялась переменами ц престоле и устранением от власти многих прежних н е д о б р о ^ лателей Татищева. В 1741 г. приказано было приостановить ра боту следственной комиссии, ее мнения остались без утвержу, ния. В том же году Татищев был назначен главным начальна ком Калмыцкой комиссии, а также губернатором в Астрахань хотя по-прежнему оставался под следствием. В 1745 г. "дело Татищева" вновь подняли в Сенате, в результате чего он был смещен с г у б е р н а т о р с к о г о места и отправлен в ссылку в свои подмосковные деревни. Были подтверждены прежние выводы комиссии: доказательство вины по 17 пунктам, денежный начет в 4616 руб. 4 коп., необходимость вынесения приговора о лишении чинов и предании смертной казни с одновременной отменой этого приговора в силу объявленной амнистии 95.

Большинство пунктов (№ 2, 5, 7-14), по которым Татищев признан виновным, касались взяток, подарков, злоупотреблений служебным положением. Обвинения по ним выглядят весьма сомнительно, а незаконные "доходы", если они и были получены, были весьма незначительны. Более существенными для характеристики административной деятельности Татищева являются те пункты (№ 1, 3, 4, 6, 15-17), которые вовсе не ставят ему в вину личную наживу. В них отмечены его просчеты во взаимоотношениях с казахами и башкирами, преследования подчиненных и потачка своим родственникам, нарушение законов и распоряжен и й п р а в и т е л ь с т в а, н е п р а в и л ь н о е р а с х о д о в а н и е казенных средств 96.

Среди пунктов обвинения есть и такие, которые связаны с Де" я т е л ь н о с т ь ю Оренбургской комиссии в Заволжье, а потому представляют для нас особый интерес. К их числу относится самый первый пункт заключения следственной комиссии, который имеет принципиальное значение. Речь идет о распоряжениях Татищева по обустройству штаба комиссии в г. Самаре.

Тевкелев неоднократно порицал татищевское "желание... 0 житье в Самаре, а не в Оренбурге", воспринимая это как доказательство отказа от возведения административного центра И символа "Новой России" на юго-востоке державы, забвения самой цели Оренбургской комиссии, намеченной в ее начале. Н® АдоЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 101 re^J' Wi из показаний Тевкелева, но и из объяснений Татищева и только и с Т О Ч Н И К О В действительно проглядывает стремление посдрУгИ 0 прочно обосноваться в Самаре. В ней были построены леД*ее д 0 ма для начальника комиссии и канцелярии. Первый из н ВЬ ° состоял из девяти покоев и двух сеней, имел при себе погренИХ п0 варню, амбары, конюшню, сарай, караульню и семь "людх изб". Здание канцелярии состояло из 6 покоев с сенями. Н а СК о строительство ежедневно, кроме воскресений и праздников, Ссылалось несколько десятков человек, в том числе ссыльных, солдаТ регулярных и ландмилицких войск, рекрут, артиллерийских служителей. Старый дом, где жил Кирилов, был расширен сооружением большой горницы. В его помещениях разместили аптеку и квартиры для доктора Грива и лекаря Родета 97.

В Самаре также появились казенные амбары для проведения таможенного досмотра товаров, "магазины" — склады казенного провианта и имущества, 5 купеческих лавок, началось сооружение гостиного двора. Среди административных построек и служб экспедиции в Самаре находились госпиталь, аптека с "огородом" лекарственных трав и лабораторией. Определение об их устройстве Татищев подписал 11 сентября 1737 г.98 Выше уже говорилось об устройстве здесь каторжного двора.

И все же строительные работы, проведенные по распоряжению Татищева, незначительно изменили внешний вид города.

Об этом можно судить по уникальному свидетельству, оставленному художником-очевидцем, поскольку облик С а м а р ы конца 1730-х гг. был запечатлен Дж. Кэстлем.

Нам удалось обнаружить сделанную по его рисунку гравюру, которая до сего дня не была использована ни в одной из работ по истории и архитектуре Самары, хотя превосходит по достоверности более ранние и перекочевывающие из одного краеведческого издания в другое изображения этого города из книг А. Олеария или К. де Бруина. Дело в том, что Дж. Кэстль — Пе Рвый из художников, который видел и рисовал Самару, не Просто проплывая мимо нее по Волге, а прожив здесь несколько Лет.

На гравюре среди рядовой тесной жилой застройки бросаются в глаза традиционные для любого старинного русского города строения, не связанные напрямую с пребыванием Оренбургской комиссии. Это прежде всего каменные и деревянные храа также крепостные сооружения начала XVIII в.

Церкви при всей схематичности изображения имеют индивиФ а л ь н ы й облик, благодаря наглядно переданному виду их заГород Самара - штаб Оренбургской экспедиции (гравюра. А По рисунку Д ж. Кэстля, в т о р а я половина 1730-х г о д о в )

104 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ 3AFIO»J

вершений и колоколен. Гравюра дает единственную на Се I няшний день возможность представить себе храмы С а м а р ы ^ лет, поскольку из них ни один не сохранился до настоящего RIe мени. Более того, ни одной из изображенных здесь построек^' существовало уже в X I X в., кроме Спасо-Преображенской це,^ ви женского монастыря. Э т о т храм, простоявший до 1952 г находится в правой части гравюры ближе всех к р. Самаре представляет из себя каменную центрическую постройку noriv лярного в русском барокко типа "восьмерик на четверике". Не большой храм слева от него и выше на холме является камен^ н о й Н и к о л ь с к о й ц е р к о в ь ю, где б ы л п о х о р о н е н в 1737 г И.К. Кирилов. Для этой же "церкви святителя Николая" в 1739 г был отлит "по усердию тайного советника Татищева" колокол" В 1741 г. возле той же церкви был погребен В.А. Урусов, преемник Татищева на его должности в Самаре. Судя по перечисленным фактам, Никольский храм был приходским для служащих Оренбургской экспедиции, а затем комиссии. В 1744 г. он стал п р и д е л о м н о в о г о К а з а н с к о - Б о г о р о д и ц к о г о с о б о р а. Строительство собора началось раньше, то есть велось во время работ ы к о м и с с и и и, н а в е р н о е, п р и с о д е й с т в и и последней. На гравюре его еще нет, но своим типом "восьмерика на четверике" собор походил на Спасо-Преображенскую церковь.

Остальные церкви Самары были деревянными и весьма разнообразными. Находка гравюры, к счастью, опровергает сложившееся мнение о т о м, что "воскресить ныне облик этих деревянных храмов не представляется возможным ввиду отсутствия их графических изображений" 100. На переднем плане близ берега Волги можно увидеть все основные распространенные на Руси типы деревянных храмов: клетский, шатровый, многоярусный. К первому типу относится древнейшая соборная церковь С а м а р ы — Троицкая, что стоит ниже всех по Волге в древнейшей части города там, где к о г д а - т о находился кремль XVIXVII вв. Похожей клетской постройкой с легкой шатровой колокольней является и одна из церквей мужского Спасо-Преобр а ж е н с к о г о м о н а с т ы р я, п о м е щ е н н о г о х у д о ж н и к о м почти \ центр рисунка. Рядом с ней возвышается другой монастырский храм, увенчанный очень высоким деревянным шатром. В левоИ части г р а в ю р ы видна ярусная (два уменьшающихся кверхУ восьмерика на четверике) Вознесенская церковь и при ней еШе одна шатровая колокольня. Церковь расположена почти на самом к р а ю жилой застройки в пределах одноименной Вознесенской слободы.

106 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЦ(Ьц

Из крепостных сооружений особенное впечатление п р о и ^ дат возвышающаяся над городом сторожевая башня, назвацц° художником "Wachthurm". Ее можно сопоставить с извести^ по описаниям Самары "обвахтой" (от немецкого "обервахт°1!

или "гауптвахта"), стоявшей у проезжих ворот крепости. д Д ствительно, за этой башней-караульней на гребне холма виде земляной вал городской цитадели, поставленной за пределами жилых кварталов. Над ним выглядывают кровли находящихся внутри вала строений. От вала влево тянется и спускается к Волге цепь деревянных построек, промежутки между некоторы.

ми забраны оградой. Это — защитные сооружения ("Bestungeswerke"), закрывающие подход к городским улицам и слободам со стороны степи между цитаделью и рекой. Они состояли из деревянных башен, а также стен в виде срубов ("Тарасов") или частокола ("палисада"). Известно, что ближайшая к берегу башня называлась Волжской. От нее палисад шел к еще одной безымянной башне и продолжался далее до городских проезжих Вознесенских ворот, которые на рисунке проглядывают за Вознесенской церковью.

Расположение культовых и крепостных сооружений на рисунке осведомленного современника, каким был Дж. Кэстль, не совпадает полностью ни с одной из известных современных реконструкций облика города в XVII-XVIII вв., которые делались по словесным описаниям или по сомнительной точности зарисовкам 101. Находка гравюры требует доработки градостроительной истории Самары.

В свою очередь, подтверждением достоверности рассмотренного изображения является краткое описание Самары, сделанное буквально в те же годы одним из сотрудников Оренбургской комиссии и внесенное в текст кириловской рукописи "Цветущее состояние". Это описание вполне подошло бы в качестве подписи к рисунку Кэстля: "Город Самара. На берегу Волги и Самары реки. У Волги влеве, у Самары вправе на самых вилах, где впадает в Волгу Самара, с восточную сторону имеет вал земленой и была деревянная городьба, коя почти уж6 разсыпалась. Церковь Николая чюдотворца каменная, соборная (Троицкая — Ю.С.) и одна приходская (Вознесенская — Ю.С.) И два монастыря, мужской и женской; канцелярия и воевоцкой дом деревянные... Ныне в том городе оренбургского командир 8 дом и прочаго строения канцелярия, сарай, служительские казенные домы, школы немалым число п о с т р о е н ы " т.

ЗАВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА 107 fJlA^K r отличие от церквей и укреплений, гражданские строения А Явственного назначения или отдельные жилые дворы на грао0 " е никак не обозначены и графически ничем не выделяются рядовой застройки. Можно сделать вывод, что особым разн о м казенное и частное строительство в Самаре при ТатищеМ3 н е отличалось. Оно исходило из узких практических нужд.

Излишних усилий на придание представительности и выразительности зданиям комиссии не предпринималось.

В ходе следствия Татищев оправдывался тем, что все постройки в Самаре производились в силу потребностей Оренбургской комиссии, решения о них принимались коллегиально на советах командиров края и утверждались высшими и центральными органами власти. Можно согласиться с утверждениями Татищева о том, что затраты на строительство были оправданными и нечрезмерными. Однако оппоненты начальника экспедиции ставили ему в вину само в н и м а н и е к о б у с т р о й с т в у Самары при нерадении к судьбе все еще как следует не о б ж и того Оренбурга. Их раздражали распоряжения Татищева чинам экспедиции о обязательном обзаведении за свой счет собственными домами в Самаре под угрозой, что "им в зиму ни одному квартеры не дастся". Кроме того, они считали необоснованными пробивку через старую застройку города к Волге "прешпективы улицы" от нового дома начальника и устройство при нем сада: "А у самарских обывателей дворы, которые пришли близ тех строений, отняты и хоромы розломаны под огороды и под прешпективу улицу, и оное без государственной пользы народное разорение чинено напрасно." Татищев, правда, возражал на Данный упрек тем, что горожане получили за свои дома и дворовые места компенсацию деньгами и новыми участками, но это же оборачивалось против него обвинением в напрасной траТе казенных средств 103.

Стремясь поладить с самарскими жителями, Татищев пошел Навстречу городской общине в болезненном для нее вопросе о в инных откупах. Местные купцы "со слезами просили" отдать Им право на продажу вина в ближние городки КрасносамарсИЙ, Бузулуцкий, Сорочинский, потому что у них от низких дох °Дов накопилась "великая" недоимка по казенным податям и м Ногие из-за того "держатся под караулом". Татищев отдал эту продажу "на год на имя Рукавкина", самарского купца 104.

Тевкелев считал данное решение Татищева нарушением привилегии г. Оренбургу, которая должна была распространяться Па новопострсенные крепости и предусматривала вольный торг

108 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВпп

вином. Татищев же утверждал, что оренбургские п р и в и л е ц Г ^ касаются других городков, а тем более близких к Самаре, ВИ т о р о й будет подорвана казенная винная монополия при В о *° более дешевого товара из крепостей.

Следственная комиссия повернула вопрос в другом ключе жели его ставил Тевкелев. Татищев был обвинен не в ч р е з ц ^ ном расширении действия винной монополии, а в том, что^ 1739 г. передал откуп в трех новых городках от Матвея Ру К а в " кина симбирскому купцу Алексею Издеберскому с уменьшением годового платежа в казну на 50 рублей 105.

За кажущимися мелочными счетами противников, в том числе по строительной части или винным откупам в Самаре, выри.

совывается картина противостояния не только тактических, но и стратегических линий в юго-восточной политике империи. То, что сторонникам решительных действий казалось лишь промежуточным шагом (укрепление рубежей по Яику и Самаре, умиротворение Башкирии, заселение Заволжья и Приуралья, развитие там торговли и городов и т.д.), для приверженцев более осторожной линии являлось достаточной и конечной задачей.

В пылу спора широкомасштабные замыслы Кирилова и его продолжателей, не лишенные определенной романтики, выставлялась Татищевым авантюрой, сопряженной с личной корыстью и небрежением казенных затрат. В свою очередь жесткий прагматизм и расчетливость Татищева трактовались оппонентами как трусость, вызванная желанием избежать опасностей решительных действий и тягот походной жизни. Каков бы ни был результат следствия, чья бы карьера ни ставилась под удар, спор по существу решался не петербургскими интригами, а обстановкой в далеких степях. А пока что доказать свою правоту не сумели или не успели ни скоропостижно умерший Кирилов, ни затравленный врагами Татищев.

Татищев, правда, не ушел полностью от заволжских дел и оставался к ним причастным, пребывая во главе Астраханской губернии и Калмыцкой комиссии в 1741-1745 гг. Научные контакты с деятелями Оренбургской комиссии, а затем губернии, особенно с Рычковым, он поддерживал и позже.

Определенным успехом в арьегардном бою, данном Татищевым своим заволжским недоброжелателям, можно считать то, что из никто из тамошних командиров не стал его преемником во главе Оренбургской комиссии. Уже отданный под следствие, он заявил Кабинету 29 мая 1739 г., "что для строения г. Оренбурга и других крепостей по Яику и селения тамо ландмилиЦ ?лВОЛЖСКИЕ ДЕЛА И "ДЕЛО" ТАТИЩЕВА

–  –  –

е ГАОО. Ф- 2. On. 1. Д. 3. Л. 12.

4 ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 3. Л. 12 об.

а ГАОО. Ф. 2. On. 1 Д. 9. Л. 47-47 об.

е ГАОО. Ф. 2. On. 1 Д. 3. Л. 12 об.

е « ГАОО. Ф. 2. On. 1 Д. 9. Л. 47 об.

7 ГАОО. Ф. 2. On. 1 Д. 9. Л. 51 об.

7 Попов Н. В.Н. Татищев. С. 155-156.

Лавринов Т.Н. Царицынская линия: история строительства в 1718-1720 гг. и первые годы существования: Автореф. дис.. канд. ист.

наук. Воронеж, 1990. С. 20.

" РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 189 об.; ГАОО. Ф. 2. On. 1.

Д. 9. Л. 47.

РГАДА- Ф- 248. Оп. 5. Д. 313. Л. 9; ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 32 об.; Соловьев С.М. Указ. соч. Кн. X. С. 586.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 34.; РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312.

Л. 186 об., 187 об.; РГВИА. Ф. 490. Оп. 3. Д. 21. Л. 197 об.

7в РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 187-187 об.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 189.

Materialen zu der Russischen Geschichte seit dem Tode Kaizers Peters des Grossen. Zweiter Teil. 1730-1741. Riga, 1784. S. 102.; ГАОО. Ф. 2.

On. 1. Д. 9. JI. 32 об.

" ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. Л. 75 об.; Русский Биографический словарь. [Т.З]. Спб., 1908. С. 651-652.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 38 об.

Витевский В.Н. Указ. соч. Вып. 1. С. 154.

Соловьев С.М. Указ. соч. Кн. X. С. 585.

Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1981. С. 254-255 ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 6 об., 16 об.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 35 об.-Зб.

Временник Московского общества истории и древностей РоссийсМ., 1852. Кн. 13. С. 16.; Материалы по истории России. Т. 1.

Оренбург, 1900. С. 18.

88 Рычков П11. История. С. 33.

Соловьев С.М. Указ. соч. Кн. X. С. 590-591.

' Рычков П.И. История. С. 42.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 58.; Рычков П.И. История. С. 42.

Попов Н. В.Н. Татищев. С. 203.

Попов Н. В.Н. Татищев. С. 204; Пекарский П.П. Жизнь и литературная переписка Петра Ивановича Рычкова. СПб., 1887. С. 156.

9 Кузьмин А.Г. Татищев. С. 254-257.

Пекарский П. Жизнь Рычкова. С. 156-157.

s Пекарский П. Жизнь Рычкова. С. 157-159; Кузьмин А.Г. Татищев. С. 257, 300.

112 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ

РГАДА. Ф. 16. On. 1. Д. 807. Л. 6-8. J РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 19, 20 об., 39, 41, 42.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 317. Л. 451-452 об.

Казанско-Богородицкий старый собор в г. Самаре: 150-летие существования (1744-1894). Самара, 1894. С. 7.

Жуков А.Н., Мельникова Н.В. Культовое зодчество Самары Самарский краевед. Самара, 1994. С. 212.

Ср.: Ширманов А.К. Из истории оборонительных укреплений го рода Самары в XVI-XVIII веках II Краеведческие записки. Куйбыще!

1971. Вып. 2. С. 14; Гурьянов Е.Ф. Древние вехи Самары: Очерки ис тории градостроительства. Куйбышев, 1986. С. 59-60, 66, 77. 1 Кирилов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства М.,1977. С. 233.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 31, 43.

РГАДА. Ф. 248. Оп. 5. Д. 312. Л. 163 об.

РГАДА. Ф. 16. On. 1. Д. 807. Л. 7.

Сборник РИО. Т. 126. Юрьев, 1907. С. 515.

114 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЦ(Ьц

§ 1. Заволжье под управлением Урусова. Перепись беглых м есто Татищева во главе Оренбургской комиссии по у*»

от 17 июня 1739 г. занял советник Адмиралтейской коллеги" князь Василий Алексеевич Урусов, произведенный тогда же Н чин генерала-поручика. В оценке его человеческих качеств и ал министративных методов мнения расходятся. Близко знавщщ его Рычков ни о ком из своих многочисленных начальников не отзывается с такой теплотой, как об Урусове, высказываясь oi имени "всех бывших в его команде людей, к которым он чрез все время правления своего многие благодеяния показал и чре^ то имя милостивого и благоприятельного командира не напрасно получил". Согласно же традиции, на которую опирался в своем труде Витевский, Урусов был "человек умный, энергичный, но жестокий, не любивший никому давать пощады" 1.

П о поводу взаимоотношений Урусова с сослуживцами и подчиненными скорее можно поверить Рычкову как очевидцу. К тому же судьба предшественника по должности была серьезным предупреждением всякому, кто пожелал бы проявить излишнюю жесткость в отношении командиров и чиновников заволжской "Новой России".

Урусов не был столь яркой и разносторонней фигурой, как Кирилов или Татищев, оставившие след в отечественной культуре. Значимость его государственной деятельности уступает делам пришедшего ему на смену Неплюева. Однако по мнению Рычкова, Урусов в "произведении порученных ему дел такое имел счастье, что каждое его начинание с благополучным успехом в действо происходило и ни в чем дальних затруднений не было". Правда, удача не всегда сопутствовала Урусову, которому так и не удалось вслед за Кириловом и Татищевым по-настоящему утвердить Оренбург. Но в глазах современников это компенсировалось успешным решением других вопросов, доставшихся ему в наследство от прежних начальников комиссий Главными из них, считает Рычков и ставит по значению рядоМ.

были подавление башкирского восстания и "начатое им поселение гарнизонных и ландмилицких полков, которые... на фундаментальное поселение в новые крепости были расположены" 2. • Доставшееся от предшественника наследство во многом определило последующую деятельность начальника Оренбургской комиссии. Своеобразным административным "завещанием" стаЛ указ Урусову от 20 августа с резолюциями на доклад, поданнЫ^ ГЛАвл3.ИСПОЛНЕНИЕ НАЧИНАНИЙ 111 Татищевым 3. Поднятые последним вопросы, таким образом, в основу действий уже нового руководителя. Среди главдегя п 0 р у Ч е н и й, которые предстояло выполнить ему, были пом о й к а нового Оренбурга с переименованием старого на устье сГ Р о р и в Орскую крепость, устройство новых крепостей, Р е * 3 днение Закамской линии и поселение полков ландмилиции а Самарской и Оренбургской дистанциях. Ко всему этому доб а в л я л и с ь традиционные проблемы отношений с башкирами и 3аХами. Указ наглядно отражал преемственность в деятельности Оренбургской комиссии. Эта преемственность проявлялась и в конкретных делах, в том числе связанных с Заволжьем, хотя "в прочем все оренбургской комиссии правление положено было на его, князя Урусова, верность и в том не только по изображенному в указе, но по его разсуждению, ежели что к лучшей пользе усмотрит, чинить подтверждено" 4. Урусов своей нацеленностью на реальные и практические дела также напоминал Татищева, хотя отличался меньшей самостоятельностью в разработке стратегических вопросов и большей исполнительностью в решении поставленных перед ним задач.

Заволжские дела оставались для Урусова среди важнейших, а штаб Оренбургской комиссии при нем по-прежнему располагался в Самаре, куда новый начальник прибыл 17 августа 1739 г.

Но пример Татищева подсказывал Урусову, что надолго здесь засиживаться не стоило. С завидным рвением уже "с первых чисел сентября отправился он из Самары с легкою командою в намерении, чтоб ему дойти до Оренбурга и, осмотря всю новозастроенную линию, тем в наилучшее сведение и разсуждение вступить." Ранние морозы и слухи об опасной эпидемии вынудили его повернуть назад от Татищевой крепости. Н о все крепости по Самарской линии были осмотрены, из них Тевкелев Брод было решено перенести на новое место 5.

Урусов перенес основную тяжесть фортификационных работ На устройство новой линии от Оренбурга до Верхнеяицкой крепости и далее до Челябинска и до Уйской крепости. Н о при нем Не оставалась без внимания и Самарская дистанция. Вблизи нее, чтобы обеспечить безопасность провиантских обозов, на р. Кут Улуке в 25 верстах от Борской крепости по тракту на Сергиевск была основана "крепостца", куда поселили роту ландмилицкого Сергиевского полка. Впоследствии это укрепление как находившееся в стороне от пограничной линии и ненужное было покинуто. В 1741 г. на новое место перенесли Ольшанскую крепость.

116 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВСЦ^Ц

Причиной стали высокие весенние разливы р. Самары, кот^Г 4 затопляли первоначальное место поселения здешних казаков 6 Для экономии времени, сил и средств Урусов добился p a j n шения "на первый случай" строить по р. Самаре крепости регулярные", то есть "с одними редантами и от внешних стор0е чтоб был ров с крутостями, а за ним вал с брусверками и внут" реннюю крепостию". Хотя Урусов утверждал, что здесь протцв кочевников "регулярные" укрепления, возведенные по всем пра вилам фортификации, не нужны вовсе, ему предписывалось со временем "их помалу строить по надлежайшей регуле" 7.

29 сентября 1739 г., после того как казахи дважды за лето разбили и ограбили торговые караваны на Московской дороге, Урусов издал определение об охране купцов, которым отныне предписывалось "как из Самары в Оренбург, так из Оренбурга в С а м а р у ездить непорознь, но компаниею и небезоружейно" Компании должны были даже обзавестись легкими пушечками и содержать по 2 пушкаря. Командиры же крепостей должны "таким купеческим компаниям, буде опасности известны будут, объявлять и, когда они будут требовать провожатых, то давать ис к а з а к о в оружейных крепость до крепости от дватцети до тритцети человек конных и бесконных, которым за такое провожание платить от компаней по деньге на версту, а безлошадным вполы." Первоначально были назначены три срока сбора таких компаний в июне, начале августа и сентябре, а затем к ним добавили два зимних срока в декабре и марте 8.

О т кочевых набегов не было спокойно и в месторасположении штаба Оренбургской комиссии. Перед Военной коллегией в 1740 г. был поставлен вопрос о ремонте укреплений и усилении гарнизона г. Самары. Непосредственной причиной тому стали нападения калмыков и других "воровских людей" на окрестност и С а м а р ы и Алексеевска, другие селения Самарского уезДЗ' неоднократно повторявшиеся в мае, июне, июле этого года и закончившиеся угоном скота местных жителей, а также захватом некоторых из них в плен. Летом следующего года Оренбургская комиссия вновь предупреждает самарскую ратушу, обитателей Алексеевска и деревень по обеим сторонам Волги о предосторожности от набегов казахов и калмыков 9.

Кочевники были не единственной угрозой спокойствию и порядку в крае, где привычным оставался разбой на волжской пути. 22 мая 1740 г.

едва спасшийся от гибели ставропольский комендант, которым по-прежнему оставался Змеов, сообщал:

урочище де пониже села Винновки напала на него на Волге реКе, ИСПОЛНЕНИЕ НА ЧИНА НИЙ 117 гм^ ^ б о й н и ч е с к а я партия человек с 80 и больше, от которых он, Р з 3 о В, с командою едва с немногими людьми отшел отводом, а у него многих побили до смерти". Самарский воевода а виков в связи с этим жаловался, что в его ведении для служпо городу и уезду, в том числе на охрану путей сообщения, стались только отставные чины, а все служащие дворяне и кааки находятся в посылках от Оренбургской комиссии 10.

Хотя самарские и алексеевские казаки в целом не подчинялись напрямую Урусову, но для нужд комиссии их действительно использовали постоянно. Большой расход людей требовал пополнения. Было обращено внимание на команду из 60 самарских казаков, находившихся в Нижнем Поволжье при калмыцких делах. Эти казаки, утверждал Урусов, "Оренбургской комиссии необходимо надобны для всегдашних походов и партий". Он настаивал на скором решении этого вопроса, поскольку казаки "чрез долговременное отлучение от домов своих, приходят в великое оскудение и бедность, отчего все они, ежели от той калмыцкой комиссии уволены не будут, могут чрез краткое время притти в такое несостояние, что для Оренбургской комиссии употреблены быть не могут". В результате самарские и алексеевские казаки, которые "напред того с переменою служили у калмыцких дел" в команде царицынского коменданта полковника Кольцова, были переведены на службу в родные места. Вместо них в калмыцкой степи велено "по близости быть при том волским и хоперским казакам". Также осталось без исполнения решение, принятое еще Татищевым и подтвержденное в указе 21 января 1739 г., вывести из Самары казаков и других городовых служилых людей и "поселить ниже казачьего Яицкого городка"".

Кроме военной службы, казаков широко привлекали к самым различным делам по нуждам комиссии. 23 января 1740 г. именным указом утверждалось предложение Урусова "о козаках, Чтоб им в службе и в гонбе подвод и иных" быть "по учиненному росписанию". В том же указе содержалось предписание "о заплате казакам зароботных денег за казенные работы по плакату" 12, то есть по расценкам, которые были предусмотрены законом для оплаты труда приписных и иных крестьян на работах, в Ыполняемых в порядке государственной повинности.

Службы и работы казакам "новопоселенных" крепостей Самарской линии прибавлялось, а вопрос о беглых среди них п о Нрежнему оставался нерешенным. В указе от 20 августа 1739 г.

ОТ Урусова, как ранее от Татищева, потребовали "для поселения 1S-1433

118 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ц ( Ь

в крепостях великороссийских людей и крестьян впредьнёТгГ' 4 нимать, а которые доныне приняты и в крепостях поселены месчиковы, тех возвратить помесчикам, а вместо того набратП°" поселить в тех крепостях из городовых Казанской и других Ь 11 берней старых служеб служилых людей...", а также "к тому ^ поселения принимать вам из черкас", то есть украинцев 13.

Первоначально, только что прибыв в г. Самару, Урусов д нес, что "о населении новых, поставленных по Самаре и Яик рекам и в других местах крепостей усматривает он способы, не!

п р о т и в н ы е у к а з а м ", то есть нормам крепостного права. Oii предполагал заселять укрепленную линию "из яицких казаков и уфимских мещеряков и другими охотниками" и только просил "чтоб в Малую Россию и в Казанскую и Сибирскую губернии о неудержании таковых охотников подтвердить из Кабинета особливыми указами и об определении желающих на пашню и о снабдении оных и прочем" 14.

Однако спустя совсем немного времени Урусов при всей своей исполнительности встал в данном вопросе на сторону опальн о г о Т а т и щ е в а. П о с л е получения к о н к р е т н о г о указания о высылке беглых из крепостей он определил: "Ныне паки объявить, что в том обстоят разные затруднении, в чем сослатца на оное прежнее всеподданнейшее доношение (Татищева — Ю.С.), представя, что все зачатое, доколе... на места их сысканы будут городовые служилые люди, запустеет, ибо казаки в них почти все такие (беглые — Ю.С.). И, как в нынешней ево, генераллейтенанта, проезд усмотрено, жилисчами несколько уже утвердились, пашнею заводятся, а иные уже совершенно завелись и обселись, и крепости караулами и работами содержат." Урусов предложил крестьян помещикам не возвращать, а зачесть их как взятых в рекрутский набор. Иначе, предупреждал он, не только сейчас, но и впредь нет надежды, что удастся заменить этих беглых служилыми людьми".

Н а сей раз такие аргументы на правительство подействовали, может быть, потому что шли не от Татищева, подозреваемого в нелояльности, а от другого начальника Оренбургской комиссийВ указе Урусову от 23 января 1740 г. требование о немедленной высылке беглых было снято, "а розвозить на прежния жилисчз казаков за представленными от генерала-лейтенанта князя Урусова резонами... не повелено", но с таким условием, чтобы всех их переписать с обязательным указанием подлинного происхождения под угрозой возвращения бывшим владельцам за дачу ложных показаний 16.

ГЛАвл 3. ИСПОЛНЕНИЕ НАЧИНАНИЙ 119 Кириловым "в регулярные и другие службы" было зачислено I дцев" 5154 человек мужского пола.

Большинство из них п оверстаны в казаки, перепись которых была проведена Й о й 1740 года 17.

Переписью были охвачены 18 крепостей, подведомственных оренбургской комиссии, в том числе в Заволжье. Данные переиси позволяют определить районы выхода и происхождение !!еРеселенцев. Список прежних мест жительства беглых был очень широк. В Бузулукской крепости, например, переписаны выходцы из 36 уездов России. Схожая картина наблюдалась и в других крепостях. В большинство селений свыше п о л о в и н ы "сходцев" пришли из Симбирского, Нижегородского, Алатырского, Пензенского и других уездов Среднего Поволжья. Л и ш ь в крепостях Исетской провинции преобладали выходцы с Урала и из Сибири. Сословный состав "сходцев" также был неоднородным18.

Для нас особо интересными являются данные по крепостям Самарской и Яицкой линий без учета Зауралья. Эти результаты были подсчитаны и в свое время даже опубликованы. 1 9 Как ни странно, нам не пришлось встретить хотя бы одну ссылку на них ни в литературе по заселению Заволжья и Приуралья, ни в работах, посвященных истории казачества. Поэтому эти материалы частично воспроизведены ниже с уточнениями, полученными нами при сверке их с подлинным архивным делом.

Сведения собирались от глав семейств, "настоящих казаков", как называет их перепись, хотя в сказках сообщаются известия и °б их женах, детях и живущих с ними других родственниках.

Всего в 14 крепостях по Самаре и Яику перепись насчитывает 2097 "настоящих казаков", 1567 чел. их родни мужского и 2343 чел. женского пола. Социальное происхождение жены и место ее Родины определяются по мужу и, следовательно, не всегда соответствуют действительности. То же можно сказать о детях и боковых р о д с т в е н н и к а х. В целях д о с т о в е р н о с т и в п о д с ч е т а х Приходилось пользоваться только данными о "настоящих казаках", которые оказались выходцами из 136 уездов, городов, украинских полков и других территориальных единиц.

Распределяя беглых по местностям, откуда они родом, на Первый план следует поставить Среднее и Нижнее Поволжье, гДе встречаются и самые крупные поуездные цифры (далее приводятся уезды и города, а затем число "настоящих казаков", из Них происходящих): Симбирский — 257 чел., Нижегородский — 152, Казанский — 105, Самарский — 63, пригород Алексеевск —

120 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЦ(Ьц

4, Сызранский — 17, пригород Кашпир — 6, С в и я ж с к и й ^ Г Т ^ Саратовский — 12, пригород Петровск — 11, Чебоксарский Н 10, Починковская волость — 9, Курмышский — 5, г. А страха^ — 4, г. Билярск — 3, Тетюшский — 2, гг. Царицын, Санчур Нь Малмыж, Ядрин — по 1, а всего 678 чел.

За этой группой следует поставить уезды и города по быв шим пограничным чертам, соединявшим центр России с волжс ким Правобережьем. Здесь также встречаются довольно круп ные цифры: Алатырский — 102 чел., Пензенский — 98, Ар 3а.

масский — 79, Саранский — 58, Керенский — 24, Ломовский J 14, Инсарский — +1, Кадомский — 6, Норовчатский — 5, Кар.

сунский — 2, г. Мокшан — 1, а всего 410 чел.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |



Похожие работы:

«Robert Garotta Поперечные волны: от регистрации до интерпретации Arbeit macht frei 1 Краткий курс лекций для высших учебных заведений, 2000 г. Серия №3 Общество геофизиков-разведчиков Поперечные волны: от регистрации д...»

«РУССКАЯ *f ИЗДАВАЕМАЯ.^Cr ТОМ Ъ ДЕСЯТЫ Й С.-І1Е7ГЕРБУРГЪ іа ч"РУССКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛІОТЕКА Библиотека Руниверс' Печатано но опредленію Археографической Коммиссіи. ТИПОГРАФІЯ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХЪ ДЛЪ. Библиотека Руниверс' РУССЕЛЯ ИЗДАВАЕМА...»

«Электронный научный журнал "ГосРег". 2013. № 3. УДК 902 Лаврова И.А. – канд. ист. наук; Ярыгин С.А. iralavrova@mail.ru История развития пожарной охраны СССР History of the fire Service development in the USSR После Великой Октябрьской...»

«Хрущев Сергей Викторович Советско-американские переговоры по ограничению стратегических вооружений середины 1960-х – 1979 гг. Специальность 07.00.15 – История международных отношений и внешней политики Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Екатеринбург 2005 Работа выполнена на кафедре р...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учебно-методическое объединение по гуман образованию УТВЕРЖДА Первый заме разевания Респубдщ^ Регистрационный № ТД-/) ^ 5 3 / т и п. И...»

«О переводимости лингвистических задач: Уроки Первой международной лингвистической олимпиады Держанский И. А., Бердичевский А. С., Гилярова К. А., Иомдин Б. Л., Муравенко Е. В., Рубинштейн М. Л. В сентябре 2003 года в Болгарии успешно прошла...»

«2 Вводные замечания Программа подготовлена в Институте славяноведения РАН, Отделе восточного славянства. Место дисциплины в структуре ОПОП: Б1.В.ОД.3. Автор: к.и.н., старший научный сотрудник отдела в...»

«Мария Дорожкина (Москва) Редакционная деятельность О. И. Сенковского: история творческих взаимоотношений с Е. А. Ган Вопрос о том, что О. И. Сенковский, главный редактор "Библиотеки для чтения", вольно распоряжался текстами, ставился в отношении не только Е. А. Ган1, но и других авторов, печатавших...»

«160 Эксмо, 2012. Cools V. The Phenomenology of Contemporary Mainstream Manga // Image & Narrative. – 2011. – Vol. 12, N 1. – P. 63–82. ETHICAL PROBLEMS OF F.M. DOSTOYEVSKY’S “CRIME AND PUNISHMENT” IN THE MANGA AND ANIME “DEATH NOTE” The article deals with the influence of F.M. Dostoevsky’s novel “Crime and Punishment...»

«Приказ Минтруда России от 07.04.2014 N 189н Об утверждении профессионального стандарта Слесарь по ремонту реакторно-турбинного оборудования (Зарегистрировано в Минюсте России 14.05.2014 N 32259) Документ предоставлен КонсультантПл...»

«Н.А. Егорова К ИСТОРИИ ОДНОГО АВТОГРАФА АРКАДИЯ АВЕРЧЕНКО В фонде библиотеки Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына хранится немало раритетов и библиографических редкостей. В их числе более 3000 изданий с автографами, по...»

«413. ВЕСЫ. Ежемесячник искусства и литературы. Год издания пятый. № 6. июнь. М., 1908. 96 с. с иллюстрациями Г. Якулова, Фр. Кристоф и Н. Феофилактова. 23,6х15,5. В обл. по рисунку...»

«МБОУ "Палатовская средняя общеобразовательная школа" Красногвардейского района Белгородской области Колокольные звоны (урок в 9 классе) Разработала и провела учитель православной культуры Емельяненко Тамара Ивановна...»

«СТАТЬИ К ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ АРЦАХА А. Т. МАРУТЯН, Г. Г. САРКИСЯН, 3. В. ХАРАТЯН Начало этнографического изучения основных историко-культурных •областей Армении было положено еще во второй половине XI...»

«Курс 8 Анализ эффективности торговых стратегий Тестирование торговых систем Можно долго рассуждать о плюсах и минусах системного подхода к торговле. Плюсов, безусловно, окажется больше, но в контексте рассматриваемого вопроса нас интересует один – возможность наб...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Гуманитарный факультет кафедра археологии и этнографии УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС МАТЕРИАЛОВ К КУРСУ "МЕТОДИКА ОРГАНИЗАЦИИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ" Направление подготовки 030600 – История ФГОС ВПО утвержден приказом М...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Институт филологии и журналистики Кафедра общего языкознания Белякова С.М.ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ЛИНГВ...»

«Союз краеведов России. Псковское региональное отделение Российская Международная академия туризма. Псковский филиал ШЕСТЫЕ ПСКОВСКИЕ РЕГИОНАЛЬНЫЕ КРАЕВЕДЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯ Книга II Печоры 9—11 октября 2015 года Псков — Москва ББК 63.3 (2...»

«ТУМАКОВ Денис Васильевич УГОЛОВНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ И БОРЬБА С НЕЙ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945гг. (ПО МАТЕРИАЛАМ ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Ярославль-2010 Дисс...»

«ЮМАШЕВА Юлия Юрьевна ИСТОРИОГРАФИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОБЛАСТИ ИНФОРМАТИЗАЦИИ АРХИВНОГО ДЕЛА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (НАЧАЛО 1990-х 2016 гг.) Специальность 07.00.09. – Историография, источниковедение и методы исторического исследования Диссертация на...»

«Митрополит Московский и Коломенский Макарий ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ, 1883 г., том 5, отдел 2, глава 1, п. III III. Патриарх Никон в его стремлениях к утверждению независимости Р...»

«EX LIBRIS УДК 94(47).07 АНТРОПОЛОГИЯ ГУБЕРНАТОРСКОЙ ВЛАСТИ В ТРУДАХ СОВРЕМЕННЫХ ИСТОРИКОВ* [рецензия на монографию: Бикташева А.Н. Антропология власти: казанские губернаторы первой половины XIX века. М., 2012] С.В. Любичанковский S.V. Liubichankovskii Orenburg State Оренбургский государственный педагогический...»

«Гаганова Маргарита Александровна ПРОЕКТЫ И ПРАКТИКИ МУЗЕЕФИКАЦИИ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВОЙ ЛАВРЫ В 1920 – 40-Е ГГ. Специальность – 24.00.03 – музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научн...»

«ЭТНОГЕНЕЗ Кыргызов музыковедческий аспект Историко-культурологическое исследование Бишкек – 2008 УДК 930.80 У-524 Уметалиева-Баялиева Ч.Т. Этногенез кыргызов: музыковедческий аспект. Историкокультурологическое исследование. Б., 2008. 288 с. В книге рассмотрен широкий круг вопросов, касающ...»

«Группа компаний АНТЕЙ Общество с ограниченной ответственностью "АНТЕЙ" Группа компаний АНТЕЙ Группа АНТЕЙ динамично развивающаяся рыболовная структура с 25-летней историей промысла Основные компании Группы: ООО "АНТЕЙ" ООО "Охотское" Компания по добыче ры...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.