WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«САМАРСКИЙ Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И А Р Х Е О Л О Г И И ПОВОЛЖЬЯ Юрий СМИРНОВ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ (КОМИССИЯ) И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ К ...»

-- [ Страница 1 ] --

САМАРСКИЙ Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й

УНИВЕРСИТЕТ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ И А Р Х Е О Л О Г И И

ПОВОЛЖЬЯ

Юрий СМИРНОВ

ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

(КОМИССИЯ)

И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ К РОССИИ

в 30-40-е гг. XVIII века

Издательство "Самарский университет"

S A M A R A STATE

UNIVERSITY

INSTITUTE OF POVOLZHYIE

HISTORY A N D ARCHEOLOGY

Yuri SMIRNOV

ORENBURG EXPEDITION

(COMISSION)

AND THE ANNEXIATION OF TRANSVOLGA

TO RUSSIA in 1730—1740s Samara University БВК 63.3(2)46 С 506 СМИРНОВ Ю.Н. Оренбургская экспедиция (комиссия) и присо единение Заволжья к России в 30-40-е гг. XVIII века. Самара: Изд-в "Самарский университет", 1997. - 190 с. Илл. 17 ISBN 5-230-06078-6 В книге рассматривается один из важнейших этапов в исторю Заволжья — включение его территории в состав Российской государства в 30-40-х годах XVIII столетия. Описание событий этого времени и процессов формирования постоянного оседлогс населения региона соединяется с рассказом о выдающихся государственных деятелях-руководителях Оренбургской экспедиции (комиссии), оставивших свой след в судьбах России и ее ю г о восточных окраин.



Книга предназначена для студентов-историков, а также для всех, интересующихся прошлым родной страны и нашего края.

Научный редактор доктор исторических наук, профессор П. С. Кабытов Рецензент зав. кафедрой региональной культуры и этнографии Самарской гос. академии культуры и искусств, кандидат исторических наук, доцент Т.И. Ведерникова Макет подготовлен в историко-эко-культурной ассоциации "Поволжье" 0503020200 — 016 С 3 — 97 6К4(03) — 97 ISBN 5-230-06078-6 © Смирнов Ю.Н., 1997 ) Коэьмодемьянск Вятские Поляны' Арск ^ ЧЕБОКСАРЫ V Шумерля JY. »M»UJ_J(-j КУ1 2SS 7 | Ульяновск д \ Л м и т р о е г р ^ ^ 0 ' '

- ^ Г^'УГ о V Сенгиле

• Инэ Ь 1 J: jOyf _ Бупфуслаи 'Барыш ' Введение 2-1433

6 Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

Территориальный рост сферы российской государственности и цивилизации продолжался несколько веков и являлся важнейшим фактором всей отечественной истории. Присоединение и освоение Юго-востока Европейской России стали одним из самых значимых этапов в поступательном процессе обретения нашей страной, ее народами новых земель. С начала 1730-х гг.

начинается превращение обширных и практически безлюдных пространств кочевой степи и лесостепи Заволжья в важнейший земледельческо-промысловый регион страны с многочисленным оседлым населением. В исторически короткий срок (почти ровно через 120 лет) этот процесс в основном завершился, что отразилось в факте создания заволжской Самарской губернии (1851 г.), получившей статус "внутренней губернии Империи", сходный с издревле обжитыми территориями центра России 1.

Под Заволжьем, или Юго-востоком Европейской России, имеется в виду территория на волжском Левобережье от реки Черемшан на севере до рек Еруслана и Узеней на юге, а на востоке простирающаяся до волжско-камского и волжско-уральского водоразделов. Все обозначенные границы выглядят достаточно условно, поскольку эта территория выделяется не столько в географическом, сколько в историческом и политико-административном отношениях 2. По площади Заволжье сравнимо с такими европейскими странами, и даже несколько больше их, как Австрия и Ш в е й ц а р и я вместе взятые, бывшая Чехословакия или Греция.

П о современному административному делению сюда относятся основная часть Самарской, половина Саратовской, восток Оренбургской областей, отдельные районы областей Ульяновской и Волгоградской, а также республики Татарстан. Сейчас это развитый индустриально-аграрный, плотно населенный район с б о г а т о й культурной традицией и мощной инфраструктурой.

Трудно даже представить, что еще в первой трети XVIII века он практически не имел ни оседлых жителей, ни способов хозяйствования, им свойственных, обладал принципиально иным этническим составом населения. Российское Заволжье гораздо ближе географически к Москве, но и гораздо моложе исторически, чем, например, Российская Сибирь.

Оренбургская экспедиция (позднее комиссия) является для XVIII в. отправным и самым ярким по своему драматизму эпизодом расширения пределов Российского государства и продвиВВЕДЕНИЕ жения его населения в юго-восточном направлении. Обращаясь к теме освоения Российского Заволжья в целом можно было ожидать, что период 1730-1740-х гг. станет для исследователя в определенной мере "проходным", требующим лишь некоторых доработок, поскольку именно на него приходится деятельность этой экспедиции (комиссии), столь значимая для истории нашей страны. На самом же деле после написания свыше 250 лет назад П.И. Рычковым "Известия о начале и о состоянии Оренбургской комиссии...", вышедшего дважды (в 1759 и 1896 гг.) в печатном и з д а н и и под н а з в а н и е м " И с т о р и я О р е н б у р г с к а я " 3, не появилось ни одной работы, специально этой комиссии посвященной и превосходящей по глубине и охвату данной темы упомянутый труд, который, несомненно, заслуживает уважения, но удовлетворить современным требованиям, конечно, не может.

Рукопись Рычкова была написана в год окончания Оренбургской комиссии (1744), то есть по самым горячим следам событий. Она представляет собой, несомненно, научное (на уровне середины XVIII в.) исследование, но вместе с тем это еще и отчет о деятельности административного учреждения, обильно включающий разные документы, нередко приводимые дословно.

Поэтому данное сочинение не только открывает собой историографию освоения Заволжья и Приуралья в XVIII в., но и является само по себе ценным источником.

По сути дела, нет окончательного текста упомянутого труда, и нет его по-настоящему научного издания. Рукопись сохранилась в нескольких списках. Друг от друга отличаются не только они, но и печатные варианты "Истории Оренбургской", которые к тому же по качеству уступают некоторым спискам. Больше всего привлекает внимание один из списков "Известия", снабженный рукописной картой, рисунками Дж.Кэстля, уточненной таблицей пограничных крепостей 4. Он в первую очередь напрашивается на роль авторского подлинника, но от окончательного вывода удерживает бросающаяся в глаза сбитая нумерация параграфов.

И з - з а отсутствия специальных работ, посвященных "Известию" ("Истории Оренбургской") П.И. Рычкова, нам пришлось самостоятельно проводить сверку списков для выявления разночтений. В тех случаях, когда подобные уточнения оказались ненужными или несущественными, ниже даны сноски на одно из печатных, а потому и более доступных изданий, хотя о доступности этих библиографических раритетов для современного читателя можно говорить лишь с немалой натяжкой.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

К некоторым сторонам деятельности Оренбургской комиссии и освоения Заволжья П.И. Рынков обращался в других своих сочинениях, как опубликованных, так и неопубликованных. Среди них на первом месте стоит "Оренбургская топография", образцовое для XVIII столетия статистико-географическое исследование с с е р ь е з н ы м и и с т о р и ч е с к и м и и э т н о г р а ф и ч е с к и м и экскурсами. Оно также известно всего в двух печатных изданиях (1762 и 1887 гг.), с т а в ш и х р е д к о с т ь ю, и имело хождение в списках 5.

Последующая историография Оренбургской комиссии состоит из рассмотрения отдельных эпизодов ее деятельности, а потому в с о в о к у п н о с т и рисует весьма отрывочную, неполную и схематичную картину, притом изобилующую ошибками. Она сводится в основном к небольшому числу работ по ранней истории Оренбургской губернии, отдельным параграфам и страницам в некоторых обобщающих трудах по русской истории и биографических очерках деятелей Оренбургской экспедиции, упоминаниям в работах о колонизации новых земель на востоке страны 6.

Встречающиеся в литературе неточности показывают недостаточное знание источников по Оренбургской экспедиции (комиссии), в том числе весьма уважаемыми авторами, а потому з а с т а в л я ю т осторожно относиться и к общим выводам, ими предлагаемым.





Для примера укажем на отношение к одному из инициаторов и видных деятелей этой экспедиции А.И. Тевкелеву, которому особенно не повезло в историографии. Его, правоверного мусульманина, постоянно именуют "крещеным мурзой" или "обрусевшим азиатцем", неправильно излагают обстоятельства его отъезда из Самары в Петербург в конце 1738 г.7 Некоторые путают его с троюродным братом М. Тевкелевым. После таких и подобных огрехов, уже не вдаваясь в существо споров, нельзя не признать того, что есть все основания сомневаться в обоснованности и других высказываний ряда историков каК в адрес этого и других конкретных деятелей Оренбургской экспедиции, т а к и по поводу деятельности данного учреждения в целом.

В общих работах по истории России, учебниках и лекционных курсах интересующие нас вопросы присоединения к России Заволжья (вкупе с Оренбуржьем, Приуральем и Южной Сибирью) излагаются с недостаточной полнотой. Достаточно сравнить их освещение с повышенным вниманием к северокавказско-причерноморскому региону. Объективного объяснения ВВЕДЕНИЕ этому нет, поскольку ничем не доказано, что расширение России в юго-западном направлении имело большее значение для судеб страны и ее народов, чем в юго-восточном. Субъективные же причины интереса историков можно понять. Движение на Кавказ и в Причерноморье сопровождалось внешне более драматическими событиями и было сопряжено с европейской политикой, к о т о р а я п р и в ы ч н о рассматривается к а к г л а в н а я в области международных отношений. Показательно, к сожалению, наличие даже в новейшей литературе книг, которые претендуют на подробное освещение политики преемников Петра I, но при этом совсем не упоминают Оренбургскую экспедицию и важнейшие территориальные приобретения России на юго-востоке 8.

В связи с подобной расстановкой акцентов вовсе не удивительно, что историей Оренбургской экспедиции и З а в о л ж ь я мало занимались столичные ученые, и наибольший вклад в ее изучение внесли историки из провинциальных городов и национальных республик. Однако имеющиеся региональные исследования и краеведческие издания р а с с м а т р и в а ю т весьма ограниченные в пространстве и времени эпизоды освоения юго-восточных территорий России. Эти публикации по своему характеру и объему не могут восполнить слабую изученность вопросов темы. Особенно это касается территории Заволжья 9, поскольку роль экспедиции в истории Казахстана и Башкирии 1 0, а также собственно Оренбуржья" изучалась все-таки более пристально, в том числе даже зарубежными исследователями 12.

В данной историографической ситуации была осознана необходимость новой реконструкции истории Оренбургской комиссии в целом, причем з а в о л ж с к и е а с п е к т ы ее д е я т е л ь н о с т и оставались для автора ведущими. Стремление достичь одновременно две, казалось, разноплановые цели (история самой комиссии и история освоения Заволжья не перекрывают полностью одна другую даже на едином временном промежутке) не только не внесло разлада в исследование, а, наоборот, оказалось весьма плодотворным. Не останавливаясь на всех обоснованиях, укажем на такое очевидное обстоятельство, что 10-летняя история самой комиссии (май 1734 — март 1744 гг.) по месту пребывания ее руководства делится на четыре этапа. Ее подготовительный ("петербургский и московский"), начальный ("уфимский") и последний (собственно "оренбургский") этапы, взятые вместе, оказались гораздо короче основного — "самарского". Последний продлился с сентября 1736 по август 1743 гг. Таким обраЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

зом, без малого 7 лет основной базой Оренбургской комиссии, независимо от ее целей и названия, являлось именно Заволжье.

Уже один этот приведенный выше аргумент показывает невозможность изучения ключевого мероприятия в юго-восточной политике России XVIII века, каким несомненно была Оренбургская экспедиция (комиссия), без внимательного исследования заволжского "звена" правительственной стратегии. Справедливым будет и обратное заключение о необходимости рассматривать историю Заволжья обязательно в контексте работы Оренбургской экспедиции.

Следует оговориться, что сам по себе "заволжский" взгляд на юго-восточную политику России почти так же ограничен, как рассмотрение ее только с точки зрения событий в Башкирии, русско-казахских отношений или проведения географических исследований. Однако, во-первых, мы исходили из наличия уже проделанной историками работы по изучению ряда тем, связанных с правительственной стратегией на этом направлении, учит ы в а л и имеющиеся результаты такой работы в своем исследовании. Во-вторых, необходимость воссоздания истории Оренбургской комиссии и других мероприятий властей заставляла постоянно выходить за территориальные рамки Заволжья, обращаясь к столичным делам и к ситуации в соседних регионах.

Вместе с тем хронологические рамки данного исследования не могут быть ограничены временем функционирования Оренбургской комиссии, а тем более ее одного, пусть самого длительного, этапа.

Они включают события как предварявшие во времени эту комиссию, так и последовавшие вслед за преобразованием ее учреждений в администрацию новой Оренбургской губернии. В первую очередь в эти рамки следует включить соо р у ж е н и е новой З а к а м с к о й линии, к о т о р о е велось в 1732— 1734 гг. на заволжских землях, а также мероприятия первого оренбургского губернатора И.И. Неплюева по организации управления и заселения заволжских территорий во второй половине 1740-х гг. Таким образом, процесс присоединения Заволжья к России подлежал исследованию на протяжении третьего и четвертого десятилетий XVIII в.

В зависимости от хронологических находятся и территориальные рамки исследования. Деятельность Оренбургской комиссии мало затронула степные земли Заволжья, и первые решительные шаги по продвижению туда оседлого населения были предприняты только с 1747 г. В данной работе поэтому рассматриваются процессы и события, происходившие прежде всего в ВВЕДЕНИЕ той части заволжских пространств, которые можно отождествить с природной зоной лесостепей и географическими ландшафтами Высокого и Низкого Заволжья к северу от р. Самары.

Достижение поставленной цели исследования стало возможным благодаря выявлению значительного массива источников по истории Оренбургской экспедиции и присоединения Заволжья. Разнообразные источники наиболее полно сохранились в делах Российского Государственного архива древних актов в Москве (РГАДА), Российского Государственного исторического архива (РГИА) и Государственного архива Оренбургской области (ГАОО). Юго-восточная политика России отражена здесь прежде всего в фондах верховной власти, центральных правительственных учреждений, самой Оренбургской экспедиции и других местных органов управления. Некоторые материалы, связанные с темой нашего исследования, имеются в Российском Государственном Военно-историческом архиве (РГВИА) и Государственном архиве Самарской области (ГАСО). Интересные документы и карты обнаружены также в рукописных отделах Библиотеки Академии наук (БАН), Российской Государственной б и б л и о т е к и (РГБ) и Российской н а ц и о н а л ь н о й б и б л и о т е к и (РНБ).

Архивные материалы по теме дополняются публикациями законодательных актов и других документальных источников в Полном собрании законов Российской Империи (ПСЗ), различных научных изданиях 13. Высокую ценность представляют переписка, мемуары и сочинения современников. Среди последних, кроме уже упомянутого П.И. Рычкова, следует назвать инициатора Оренбургской экспедиции И.К. Кирилова, других ее сотрудников и руководителей (А.В. Тевкелева, В.Н. Т а т и щ е в а, И.И. Неплюева) 14, а также менее известных авторов и свидетелей тех событий, в том числе иностранцев 15.

Вопрос о месте и роли Заволжья в продвижении Российской Империи на юго-восток во второй четверти XVIII в. имеет несомненную научную значимость, выходящую за рамки регионального исследования. Он заслуживает самого пристального изучения и учета в общей концепции расширения границ государства и его международных связей того времени. В ходе работы над перечисленными проблемами, источниками и литературой окончательно сложился замысел данной книги как законченного исследования, с одной стороны, а с другой, как начала монографической публикации результатов работы над темой "Народ и власть в освоении Российского Заволжья".

12 Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ..

Появление настоящей книги было бы невозможным без интереса и сотрудничества со стороны коллег-историков Самарского госуниверситета, Института истории и археологии Поволжья, Историко-эко-культурной ассоциации "Поволжье", без материальной поддержки перечисленных учреждений. Выражаю признательность сотрудникам всех архивов и библиотек, упомянутых выше, а также Самарской областной универсальной научной библиотеки за помощь в сборе необходимых материалов.

ПРИМЕЧАНИЯ Смирнов Ю.Н. Причины административного переустройства Заволжья в первой половине XIX века и образование Самарской губернии // Самарский земский сборник. 1997. №1. С. 43.

В отечественной географической науке при существующей традиции выделения заволжских территорий нет общепринятого представления об их границах, которые проводятся не только по естественным природным рубежам, но и следуют административному делению, изменяясь вместе с последним во времени. Ср.: Россия. Полное географическое описание нашего Отечества.. Т. VI. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. СПб., 1901. С. 11-15; Салимов И.Х. Среднее Поволжье. М., 1994.

Подробную библиографию изданных сочинений и перечень рукописей П.И. Рычкова см.: Матвиевский П.Е., Ефремов А.В. Петр Иванович Рынков. М.,1991. С. 240-244. Следует предупредить, что поиск рукописей по данному перечню затруднен устаревшими библиотечными и архивными шифрами, а также ошибками в них. Кроме списков "Известия (или как в некоторых вариантах — "Известий") о начале Оренбургской комиссии...", которые указаны в этом перечне, нами были выявлены еще: ОР РНБ. Ф. 166 Вяземский. F 44; РГАДА.

Ф. 181. On. 1. Д. 53. Рукопись продолжения "Известий" за 1744 — 1751 г. см.: РГАДА. Ф. 181. On. 1. Д. 127.

ОР РНБ. Ф. 905 НСРК. F, 332.

РГАДА. Ф. 181. On. 1. Д. 127; ОР РНБ. Ф. 166 Вяземский. F 47.

Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Вып. 1-4. Казань, 1889-1895; Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Т. 20, 22-23 // Сочинения. Кн. XXII. М., 1993; Попов Н.А. Татищев и его время. М., 1861; Пекарский П.П. Жизнь и литературная переписка Петра Ивановича Рычкова.

СПб., 1887; Пекарский П.П. Новые известия о В.Н. Татищеве // Записки имп. Академии наук. СПб., 1864. Приложение к IV тому; Матвиевский П.Е., Ефремов А.В. Петр Иванович Рычков. М., 1991;

Новлянская М.Г. Иван Кириллович Кирилов (географ XVIII века).

М.; Л., 1964; Фирсов Н. Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 года и колонизация закамских земель в это время. Казань, 1869 и др.

ВВЕДЕНИЕ I Гордин Я.А. Хроника одной судьбы. М., 1980. С. 131-132, 148Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1981. С. 257; Попов Н.А. Указ. соч. С.

91-192.

» Ср.: Анисимов Е.В. Россия без Петра. СПб., 1994.

» В отдельных публикациях, выполненных на уровне современных научных требований, вводится в оборот, но в ограниченном объеме, новый достоверный материал по теме: Самара-Куйбышев: Хроника событий. 1586-1986. Куй€ышев, 1985; Ведерникова Т.И. Аграрное освоение и формирование населения Самарского Заволжья в середине XVII — середине XIX вв. // Классы и сословия в России в период абсолютизма. Куйбышев, 1989; Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до начала XX века. Самара,

1993. Кн. 1; Артамонова Л.М. Калмыцкая школа в Ставрополе // Самарская область. Этнос и культура. 1996. №2; Смирнов Ю.Н. Изучение языков народов Поволжья в школах Оренбургской комиссии // Там же; Его же. Деятельность Оренбургской экспедиции под руководством И.К. Кирилова в Заволжье // Самарский земский сборник.

Вып. 3. Самара, 1996.

См.: Матвиевский П.Е. Абулхаир, поборник единения казахского народа с русским // Ученые записки Чкаловского гос. пед. ин-та им.

В.П. Чкалова. Серия истории и педагогики. Вып. 1. Чкалов, 1948;

УстюговН.В. Башкирское восстание 1737-1739 гт. М.; JI., 1950; Аполлова Н.Г. Экономические и политические связи Казахстана с Россией в XVIII — начале XIX вв. М., 1960; Акманов И.Г. Организация Оренбургской экспедиции и начало восстания 1735 — 1740 гг. // Очерки истории дореволюционной России. Уфа, 1975. Вып. II и др.

II Состояние изученности ранней истории края отражено в публикациях, вышедших к 250-летию города и Оренбургской губернии: Дорофеев В.В. Над Уралом-рекой. Челябинск, 1988; Оренбург.

Челябинск, 1993; Любовь и Восток. М., 1994 и др.

Коити Тоёкава. Оренбург и Оренбургское казачество во время восстания Пугачева 1773-1774 гг. М., 1996. С. 50-81.

Сборник указов и других документов, касающихся управления и устройства Оренбургского края. 1734-1736 гг. // Материалы по истории России. Т. 1-2. Оренбург, 1900; Бумаги Кабинета министров Анны Иоанновны. Т. 1-12 // Сборник Русского исторического общества. Юрьев, 1898-1915. Т. 104, 106, 108, 111, 114, 117, 120, 124, 126, 130, 138, 146; Материалы по истории Башкирской АССР. Т. 3. М.; Л., 1949; Материалы для истории императорской Академии наук. Т. 2-5.

СПб., 1886-1889 и др.

Кирилов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства.

М., 1977; Татищев В.Н. Лексикон российской исторической, географической, политической и гражданской // Избранные произведения. Л., 1979; Разные бумаги генерала-майора Тевкелева об Оренбургском крае и о киргиз-кайсацких ордах. 1762 год // Временник императорского Московского общества истории и древностей Российских. М.,

1852. Кн. 13; Неплюев И.И. Записки Ивана Ивановича Неплюева (1693-1773). СПб., 1893.

14 Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

Hanway Y. An historical account of the British trade over the Caspian Sea. L., 1754. Vol. 1. (Русские дореволюционные историки в основном пользовались немецким изданием этой книги: Hanway J. Herrn Jonas Hanway zuderlassige Beshreibung seiner Reisen. Hamburg und Leipzig,

1754. В. 1.); Castl J. Journal von der Ao. 1736 aus Orenburg zu dem Abul Geier Chan... Reise // Materialen zu der Russischen Geschichte seit dem Tode Kaizers Peters des Grossen. Zweiter Teil. 1730-1741. Riga, 1784.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

§ 1. Исходные рубежи Новой России" В устоявшейся историографической традиции организация Оренбургской экспедиции объясняется прежде всего ситуацией, которая сложилась в начале XVIII в. в российско-казахских отношениях, и стремлением к расширению русской торговли со странами и народами Азии. Возникновение самой идеи будущей экспедиции прочно связывается с именем Петра Первого, а точнее с его пребыванием на Средней и Нижней Волге в 1722 г.

Следующими шагами по разработке правительственной стратегии в данном вопросе обычно считаются:

русско-казахские переговоры 1731-1732 гг., когда в ходе пребывания А.И. Тевкелева в Малой Жузе было выдвинуто предложение о постройке города на Яике при устье р. Орь;

ответное казахское посольство 1734 г. с просьбой о принятии в русское подданство;

знаменитый проект сенатского обер-секретаря И.К. Кирилова о продвижении России в зауральские степи, Среднюю Азию и Индию, частью которого было "Изъяснение о киргиз-кайсацких и каракалпакских ордах";

высочайшая резолюция, которая последовала 1 мая 1734 года на этот проект; правительство, согласясь с доводами Кирилова, назначило его же самого для осуществления разработанных им планов, придав ему в помощники Тевкелева;

конкретные детали плана уточнялись в подробной инструкции Кирилову от 18 мая, а городу, который еще только предстояло построить, по указу от 7 июня было дано имя Оренбург и особая привилегия 1.

Эта традиционная схема при всей своей фактической точности страдает односторонностью. Во-первых, что особенно важно для нашей темы, вне поля зрения остается ситуация в Заволжье.

Во-вторых, недостаточно учитывается изменившаяся в начале 1730-х гг. политика в отношении степных окраин России в целом, в частности положение дел в Башкирии. Можно добавить и то, что вслед за писавшими в правление Елизаветы Петровны Рычковым и Тевкелевым историки умалчивали о поддержке кириловского проекта людьми, руководившими государством при Анне Ивановне.

Действительно, в самих документах, разработанных Кириловым, отодвинуты на задний план башкирские дела и очень мало уделено в н и м а н и я заволжским территориям. О д н а к о нужно 1. "ПРИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" взглянуть на план Кирилова и отношение к нему правительства В цире, в историческом контексте. Тогда станут очевидны оставшиеся за строкой проектов и указов детали, которые более полно объясняют обстоятельства рождения новой ю г о - в о с т о ч н о й стратегии России. Взгляд на место Заволжья в этой стратегии был далеко не однозначен у различных представителей государственной власти и даже мог меняться со временем у одних и тех же деятелей.

Хотя старейшее русское поселение в Заволжье, Самара, было основано еще в 1586 г., а ряд деревень возникли в XVII в., но все это можно назвать лишь проникновением Российского государства на данную территорию. Один из видных администраторов и знатоков края оренбургский г е н е р а л - г у б е р н а т о р В.А. Перовский еще в 1842 г. точно заметил, что "после покорения Казани Россия, сблизясь с странами Заволжскими, около полутораста лет не принимала никаких мер, дабы... упрочить власть свою на рубеж Средней Азии. Император Петр I, казалось, обратил на это внимание свое, но, увлеченный вскоре Персидским походом, предпочел странам Уральским приобретение южного побережья Персии", и последнее направление "господствовало в Азиатской политике нашей около 10 лет", до 1734 года 2.

Действительно, во времена Петра I Заволжье б ы л о частью Империи, но не самой России. Основным населением здесь были к о ч е в ы е н а р о д ы, к а л м ы к и и б а ш к и р ы. Их п о д д а н с т в о ц а р ю было непрочным, мало препятствовало набегам на оседлых жителей, не раз ставилось под сомнение открытыми восстаниями и военными конфликтами с государством. Н а калмыцкой территории вообще не было русской администрации. О степени их интеграции в Империю говорит уже то, что сношения с калмык а м и п о д д е р ж и в а л и с ь через К о л л е г и ю И н о с т р а н н ы х Д е л. В Башкирии же российские власти действовали только на ее внутренних землях и никак не контролировали районы дальних заволжских кочевий и охотничьих угодий башкир. Появлявшиеся время от времени в крае казахи ("киргиз-кайсаки") и каракалпаки даже номинально не считались подданными России. Ситуация осложнялась взаимными столкновениями кочевых народов, из-за чего, а также в силу географических и природных условий Заволжье использовалось ими т о л ь к о под летние п а с т б и щ а и лесные ухожья, а такие места более или менее постоянного обитания, как башкирские деревни и калмыцкие зимовья, находились на значительном отдалении отсюда.

3-1433

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

Путь через степь от Самары на Яик, особенно зимой, когд а он становился легким для подвод и свободным от угрозы грабе-i жа степняками, издавна использовался для торговых связей я и ц к и м и к а з а к а м и, чье подчинение государственной власти было также весьма относительным. Для проезжавших по нем] даже во второй трети XVIII в. иноземных купцов Самара пред ставлялась "последним местом России", а потому расположен ный от нее в пяти днях пути Яицкий городок виделся уже зц пределами страны, хотя и считался населенным ее подданными 3 Незащищенные "уметы" (постоялые дворы) на этой дороге ни как не могли в тогдашних условиях считаться постоянными по селениями или превратиться в таковые.

До начала 1730-х гг. городки Закамской линии, построенно{ еще в 1652-1656 гг., форпосты по р. Черемшану оставались ре альным охраняемым рубежом российских владений, по которо му проходила исторически сложившаяся граница между уж земледельческим Закамьем и пока еще неосвоенным Заволжьем Отдельные поселения Казанского, Симбирского и С а м а р с к о й уездов за этим рубежом не меняли общей ситуации в регионе i жили под постоянной угрозой со стороны степняков, от кото рой, впрочем, не были полностью избавлены их соседи на черт и внутри нее.

Однако в 1731 г. на юго-восточных рубежах империи наме чается оживление активности с российской стороны. Вступив ш престол, императрица Анна Ивановна рассматривала в том год] среди важнейших государственных дел сенатский доклад "о име нии команды" и положении на "Черемшанских форпостах". П представлению военного ведомства был принят целый ряд ука зов о починке старых и строительстве новых крепостей на гра ницах страны, об организации новых пограничных полков. I числе последних по указу от 19 февраля 1731 г. были скомплек тованы Шешминский, Билярский, Сергиевский конные и Алек сеевский пехотный полки ландмилиции. Их набирали из жи телей городков на Закамской линии, а также из однодворцев пахотных солдат и других бывших служилых людей, обитавши) в поволжских губерниях и обращенных в число государственны) крестьян. Так, с пахотных солдат и со всех "прежних служб слу жилых людей" г. Саранска с пригородками, как сообщали они сами, "было выбрано... в ландмилицкую службу с 13-ти душ по человеку, и тем ландмилицам в тот первый год мундир собирался, також и провиант с нас же оставших 12-ти душ; и, буде из

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

тех ландмилицких людей волею Божиею умрет или заболит, бе.

рут с нас же..." 4.

Полки ландмилиции были размещены в Заволжье и Закамье п е р в о н а ч а л ь н о на старом черемшанском рубеже. 25 января 1732 г. Кабинет Министров получил рапорты "от генерала гра!

фа фон Вейсбаха, ноября месяца, от драгунских полков, кои на Черемшане...", а 31 января императрица Анна подписала реза люцию "к генералу графу фон Вейсбаху о ландмилицких под к а х, — ч т о б в п р е д ь о с о с т о я н и и тех п о л к о в р а п о р т о в а л ] помесячно" 5.

Одновременно увеличивалось число служилых казаков и дво рян в Самаре и ее пригороде Алексеевске, был поднят вопрос I ремонте здешних укреплений. Если в 1728 г. крепость в Самаре не была положена в число штатных, то есть получавших сред ства из казны, то в 1731 г. Военная коллегия подала в Сенат предложение о переводе этой крепости на казенное содержание Решение этого вопроса, правда, было отложено, поскольку вмес то укрепления старых границ на юго-востоке страны OCHOBHOI внимание переносилось на строительство новых оборонитель ных рубежей 6.

В начале XVIII в. при Петре I в России велось исключитель но строительство отдельных мощных крепостей по западном образцу, а не пограничных черт, как в XVII в. Первым исключе нием из этого порядка стало устройство в 1718-1725 гг. Цари цынской линии между Волгой и Доном, протянувшейся на 6( верст. Она состояла из четырех крепостей и одного редута, со единенных непрерывными рвом и валом.

В 1730-1740-е годы происходит пересмотр подходов к возве' дению оборонительных сооружений. В связи с этим в 1732 г была учреждена Канцелярия Главной артиллерии и фортифика) ции. Было решено возобновить строительство пограничных ли ний на юге и юго-востоке, где малозаселенные лесостепные i степные территории государства не были защищены от внезап ных набегов кочевников. Обезопасить границы было решено пу| тем заселения и освоения степных окраин, заменой отдельны* крепрстей сплошными линиями, состоящими из ряда укреплю ний различной мощности и расположенных между ними форти фикационных единиц, соединенных сплошными рвом и валом Так, в 1731-1742 гг. была возведена Украинская линия из К крепостей и значительного числа редутов. Ее непрерывный BaJ на 268 верст тянулся от Днепра до Северского Донца.

J -ЛГИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ "

Такая же ситуация повторялась и в Заволжье. Там в соответствии со сложившейся п р а к т и к о й в 1700-1703 гг. в о з в о д я т с я лишь отдельные крепости: новые укрепления г. Самары, а также а " п р и г о р о д а ", Алексеевск и Сергиевск. Н о уже в соответствии с указом Сената от 14 февраля 1731 г., по инициативе и под руководством тайного советника Ф.В. Н а у м о в а, начались крупномасштабные работы по строительству новой Закамской укрепленной линии "для лучшего охранения низовых городов за Волгою вместо черемшанских форпостов по реке Соку и по другим до реки Ик" 7.

Хотя речь шла прежде всего об усилении охраны уже освоенных районов, но под защиту новой линии переходили и новые обширные территории. Земли, прикрываемые линией, стали активно осваиваться служилыми людьми, крестьянами, помещиками.

Пример подал сам тайный советник Наумов, показавший завидную уверенность и личную заинтересованность в успехе начатого предприятия. Уже 22 декабря 1731 г. он купил у наследников симбирского дворянина Василия Петровича Д м и т р и е в а землю, приисканную тем себе в поместье на луговой стороне Волги еще в 1700 г., но до сих пор остававшуюся незаселенной.

На ней возникло сельцо, названное по имени владельца Федоровским, или Федоровкой. Другие представители рода Дмитриевых, И в а н С е м е н о в и ч и Г а в р и л а Я к о в л е в и ч, с а м и р е ш и л и освоить свои заволжские пустующие земли, заведя на них при речке Буяне одноименную деревню. П о соседству с ней в 1733гг. гот же Наумов приобрел у других местных владельцев "пустые и ковыльные земли". На этих купленных участках появилось село Новый Буян. Приобретение свыше 18 тыс. десятин плодородной заволжской целины по берегам Волги, Кондурчи и Буяна обошлось Наумову в начале 1730-х гг. в 135 руб., а через 40 лет его наследники выручили от ее перепродажи (вместе с крестьянами) 12 тыс. руб. серебром 8.

За заботами о приумножении личного имущества Н а у м о в не забывал и о своих служебных обязанностях. В январе 1732 г. императрице был представлен доклад Сената: "По указам Вашего Императорского Величества отправлены для строения закамской линии и крепостей и набора из прежних служилых людей полков тайный советник Наумов и к нему послан лейб-гвардии Преображенского полку подпоручик князь Д а в ы д о в, а за нынешним з и м н и м временем то строение оставлено и р а б о т н ы е л Юди отпущены в домы. Ныне они... в Сенат доносят: по данЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ..

ной инструкции надлежит им о том строении донесть аккурат»

но, того б ради... повелено было быть им на время в Москву или где... быть соизволите, а за отлучкою де в наборе полков ^ в прочих делах никакого умедления и остановки не будет." На доклад последовала 31 января резолюция Анны Ивановны о HeJ медленном их по почте приезде в Петербург, "чтоб еще нынец^ ним зимним путем к делу, на них положенному, назад возвра титься могли" 9.

Настоятельная просьба Наумова о приеме его в столице была вызвана уточнением первоначального плана с учетом конкрет!

ной ситуации в регионе. Об этом свидетельствует дальнейшее развитие событий. Наумов подал 13 марта привезенные доноше ния, чертежи и ведомости, по которым в Кабинете "имелос!

рассуждение", и уже 18 марта Анна подписала указ Наумову с строении "линии и засеки от Алексеевского и в других местах, \ о переводе старых пригородков и о прочем" 10.

Пограничная черта в Заволжье мало уступала главному фор тификационному сооружению государства того периода — Ук р а и н с к о й линии. Н о в а я Закамская линия должна была про тянуться на 240 километров. Промежутки между старыми при городами (Алексеевском и Сергиевском), двумя новыми крепос т я м и ( К р а с н о я р с к о й и Черемшанской), несколькими фельд шанцами и редутами около 175 км прикрывал сплошной вал, J остальное расстояние — лесные засеки.

Основными поселенцами на линии должны были стать слу жащие в ландмилиции и члены их семей, которых переводили прежних мест жительства. В 1732 г. Наумов подал требовани "об определении к нему для намеривания земель поселенным людям в новых крепостях... из симбирских канцеляристов Афа насья К и н д я к о в а ", на что и получил разрешение. 15 октябр!

1734 г. из канцелярии тайного советника Наумова была данг подробная инструкция, по которой "при новопостроенных прк Закамской линии крепостях, фельдшанцах и редутах" было ПО' велено "ландмилице на определенное число людей, где сколько поселено будет, как под дворы и огороды и под гумна, так \ под пашню земли и сенных покосов и лесных угодей... отвеет!

земли на каждого человека, которой служить будет и на евс братьев, детей и племянников, годных в службу... да еще ж на| помощников, которой с каждым ландмилицом служить будет" Предусматривалась также нарезка запасных участков "для того, когда у которого ландмилица и у помощника братья и дети и племянники подрастут и в службу явятца годные, хотя будут и,.• ПРИ НА ЧА ТИП ВЕЛИКИХ ДЕЛ " 23 Г ГЛАВА I• комплектом, таким было б ис чего земли д а в а т ь... " С в е р х за оТВ одились земли под полковые канцелярии, церкви, дворы офицеров, священников и церковнослужителей".

Следует пояснить, что вышеупомянутых помощников "на Закамскую линию к ландмилицам брали ж для роспашки земли, к каждому по человеку с лошадьми, с косами, с сохами, и с топорами, и со всякими припасы." В селениях, определенных к содержанию ландмилиции, для этих р а б о т н и к о в "на к о р м собиралось... подмоги, и каждый... помощник становился по 7 руб. и больше" 12.

В целом дела на новой Закамской линии, по мнению столичных властей, шли успешно. Показателем тому было принятое 12 июня 1732 г. решение отозвать лейб-гвардии Преображенского полка подпоручика князя Давыдова, которому п е р в о н а ч а л ь н о велено было состоять при Н а у м о в е "и смотреть, чтоб т о дело линии и крепостей, тако ж выбор и поселение полков могло следовать во всем с добрым порядком и поспешением". Возвращение Д а в ы д о в а к месту п о с т о я н н о й с л у ж б ы о з н а ч а л о то, что снимался детальный сенатский и кабинетский контроль, осуществлявшийся гвардейским офицером. Строительство линии и содержание крепостей были полностью "поручены в диспозицию Военной коллегии" 13.

Н о пока шло это строительство, войска продолжали охранять старые рубежи, за чем пристально следило правительство. 7 ноября 1732 г. в Кабинет поступило через Военную коллегию доношение генерал-майора и воинского инспектора Г.А. Урусова "о Ч е р е м ш а н с к и х ф о р п о с т а х " и при нем " с м о т р о в ы е т а б е л и драгунским полкам". 16 августа 1733 г. очередным р а п о р т о м из Военной коллегии Кабинет извещался о том, "что учинено" для устройства "Черемшанской линии' 4 4.

Очевидно, что стабилизация положения при дворе и в государственном а п п а р а т е после чехарды д в о р ц о в ы х п е р е в о р о т о в 1725-1730 гг., в хозяйстве и финансах страны, оправлявшихся от перенапряжения Северной войны 1700-1721 гг., других петровских походов, позволила правительству активизировать не только з а п а д н о е н а п р а в л е н и е внешней п о л и т и к и России ( в м е ш а тельство в польские дела, война с Турцией), но и обратить взоРЫ, силы, средства на восток. При таком более широком подходе О р е н б у р г с к а я э к с п е д и ц и я п е р е с т а е т п р е д с т а в л я т ь п у с т ь важное, но изолированное явление. Если даже субъективно план Кирилова безоглядно был устремлен в казахские степи, к СредЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

ней Азии, Бадахшану, Индии, то объективно он обуславливался и более географически близкими проблемами.

Процитированный выше В.А. Перовский связывал поиск пу.

тей на восток через заволжские степи с уходом России из прикаспийских провинций Ирана. Предположение это заслуживает] внимания, хотя в документах первой половины XVIII в. и запис!

ках современников прямых указаний на такую связь не встречается. В и с т о ч н и к а х т о г о времени отмечается прежде всего необходимость обезопасить уже освоенные российские земли.

В качестве примера можно привести высказывание самого Кирилова из его проекта 1734 года: "От сего народу (казахского — Ю.С.) российским, казанским, яицким, волским, уфинским, тобольским граничным жителям непрестанные воровские малыми партиями набеги чинились, и ежегодно, как скот, пленников отгоняли и в Бухарию, и в Хиву в роботу продавали, купецкие караваны разбивали и многие пакости делали, о чем, хотя публично не ведомо и не видно, но токмо одно разсудить надлежит, что в Хиву и в Бухару таких русских пленников натаскано и ныне там обретаетца несколько тысяч, опричь иных владений, куды такожде развозятца" 15. Ставя вопрос об укреплении границы, Кирилов, по сути, связал казахские дела с недостаточной прочностью как старых рубежей, так и новой Закамской линии, хотя прямо не упоминал последнюю в предложенном проекте.

Кирилову вторил А.И. Тевкелев в своем представлении, поданном 21 апреля 1734 г. руководителю внешнеполитического ведомства А.И. Остерману. Среди обоснований необходимости постройки новой крепости на Яике он приводил и такое: "Еще ж воровские кайсаки перестанут подъезжать под российские городы Самару, Сызрань и Черемшан на воровство, которые езд я т и п е р е е з ж а ю т реку Я и к...

" П о ч т и 30 лет спустя он же в с п о м и н а л дела прежних лет и уточнял свои высказывания:

"...Хотя тогда армейских не менее четыре полка на форпостах содержалось, ежегодно Казанского уезду из Закамских мест от пяти до десяти тысяч и более Российских подданных в плен бралось..." 16.

Как бы то ни было, именно план Кирилова стал основой новой юго-восточной политики России. Были выделены необходимые людские, денежные и материальные средства. Всего в штат экспедиции было включено около 130 человек: сухопутных и морских офицеров, геодезистов и инженеров, фортификаторов и артиллеристов, медиков и канцелярских служителей, ученых и "ПРИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ " ященников. Ей придавались значительные военные силы, состоявшие из регулярных и иррегулярных войск.

Кирилов, разместившийся сначала с ш т а б о м экспедиции в Уфе, приложил в конце 1734 — начале 1735 гг. основные усилия по установлению коммуникаций с предполагаемым местом постройки Оренбурга через Прикамье, Зауралье, верхнее течение Яика. Пока не наблюдалось прямого пересечения задач и сферы деятельности экспедиции с канцелярией Наумова.

В общем замысле И. К. Кирилова Заволжью уделялось мало внимания, но п р о б л е м ы, с в я з а н н ы е с освоением э т о г о к р а я, очень скоро напомнили о себе, показав, как "нелегко было идти по заманчивым следам Ермака и его последователей" 1 7 без надежных тылов и коммуникаций. Территория "Новой России", с включением к о т о р о й в с о с т а в и м п е р и и и о с н о в а н и е м здесь Оренбурга Кирилов официально поздравил царицу и К а б и н е т Министров 16 августа 1735 г.18, для прочности своего основания должна была расшириться на запад до Волги. Восстание в Башкирии, походы, военные действия, переговоры и другие события 1735 — первых месяцев 1736 гг. заставили изменить первоначальный взгляд на Заволжское оперативное направление как незначимое и третьестепенное.

На обратном пути от только что заложенного Оренбурга к Уфе Кирилов даже получил запоздавший указ о прекращении движения к устью р. Орь. Это означает, что башкирское восстание вообще поставило дело Оренбургской экспедиции на грань краха и правительство готово было уже дать отбой прежнему решению о поддержке проекта Кирилова: "По причине учинившегося от башкирцев возмущения, по первым о том здесь из Казани и других мест полученным ведомостям, в Нашем указе из Сената к вам между иным писано, что, ежели те ведомости подлинно основательны и башкирцы, действительно, в противностях состоят, то в таком случае вам, ежели то без азарту учинить возможно, как за теми противностями, так и за поздним временем, со всем своим корпусом возвратиться на Уфу или по близости иттить ко яицким казакам и тамо при Сакмарске, или в Другом удобном месте, остановиться.., о чем вам потом в указе ж из Нашего Кабинета, от 27 августа... подтверждено" 19.

Подспудные течения в правительственных кругах, угрожавшие срывом планам Кирилова, ощущались им еще в первые месяцы пребывания в Уфе. Об этом свидетельствует его письмо от 1 марта 1735 г. всесильному фавориту императрицы — Бирону, У которого руководитель Оренбургской экспедиции искал и наЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ..

ходил поддержку: "Молю ваше высокографское сиятельство не оставить меня бедного не для иного чего, но для Высочайшего Ея Императорского Величества интересу, для которого, усмотря удобное время, отважился ехать, известно, чрез шестнадцать лет сыскивая способы, а окроме вашего высокографского сиятельства иной помощи не имею.., ибо ныне многим кажется неимоверно неоцененные пользы, объявленные в проэкте моем, и за тем может быть не так прилежат о помощи, а радеть было мочно, разсудя, что в прошедшие четыре месяца с приезду моего сюда, никак нелзя всего исполнить, а начало уже есть" 20.

Покровительство Бирона было очень важным условием развертывания экспедиции. Это подчеркивал Кирилов, уже выйдя в поход, в другом письме: "Не иное что придало причину получить Всемилостивейшие нашей Монархини указы на все мои нижайшего раба доношении, в кабинет, в сенат и в военную коллегию посланные, как вашего высокографского сиятельства милостивое сему новому делу призрение..." Но Кирилов осознавал, что мешкать нельзя и авансы надо оправдывать результатами, которые обезоружат сомневающихся и недоброжелателей.' Имена этих людей в письмах не названы, но они и их отношение к планам Кирилова, несомненно, были известны и ему самому, и его высокопоставленному корреспонденту: "Милостивый государь! теперь неимоверно, и наполнены эхи от всех сторон неудобностьми, опасностями, но здесь в настоящем деле инаково все к тому идет, что в нижайшем моем проэкте написано. Так о в ы е сумнящиеся изволят, государь, лучше т о г д а удостовериться, коль скоро на показанное многим отчаянное место к Орь реке приду" 21.

Одновременно оправдывались и опасения, и расчеты Кирилова. Указ об остановке похода, как уже упоминалось, был подписан. Восставшая Башкирия оказалась слишком весомым аргументом в руках противников Оренбургской экспедиции при дворе. Однако решительное продвижение отряда Кирилова к Лику упредило неблагоприятное для его дела развитие событий. 31 августа Кабинет от имени императрицы дал отбой прежнему распоряжению о прекращении похода: "...Вы во оном своем доношении Нам доносили, что вы от Ор-реки в близости находились, тамо, по данной вам Нами инструкции, строение крепости начать намерены были, того ради видится, что уже того строения оставлять и назад возвращаться вам не надлежит, разве б по состоянию того башкирского возмущения сие необходимо потребно было..." Впрочем, как отмечено в делах Оренбургской

J -ПРИ НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ"

экспедиции, этот "указ тогда получен, когда г о р о д О р е н б у р г действительно основан был" 22.

Поставленная на Ори крепость окончательно разрешила сомнения в пользу Кирилова. Отказаться от уже приобретенной "Новой России" империя не могла, но прежние планы требовали серьезных изменений.

Еще когда К и р и л о в, несмотря на н а ч а в ш и й с я бунт, шел к Яику, на подавление повстанцев были двинуты правительственные войска, вначале отданные под команду казанскому губернатору П. Мусину-Пушкину, который обосновался в Мензелинске.

Однако становилось ясным, что административный опыт этого сановника в сложившейся критической ситуации недостаточен.

Необходимо было найти человека, сочетавшего искусство дипломата с опытом военачальника, да к тому же свободного от выполнения других важных дел. Таковым оказался генерал-лейтенант А.И. Румянцев, находившийся под арестом и следствием.

12 августа 1735 г. он был освобожден из-под караула и одновременно назначен "при той команде, которая определена для прекращения башкирских замешаний, быть главным командиром".

Кирилову предписывалось с ним "иметь к о м м у н и к а ц и ю и частую корреспонденцию и во всем по его ордерам и наставлениям поступать", а также "сообщить, какие способы находишь ко укрощению оного от башкирцов возмущения, как со своей, так и с его стороны..." 23.

Так совместно с Оренбургской экспедицией стала действовать на Юго-востоке Европейской России Башкирская комиссия, главной задачей которой стало усмирение мятежа. Кирилов со своими проблемами оказался для новой военной администрации Б а ш к и р и и на заднем плане. Ч т о б ы довести с о б с т в е н н ы е планы до конца и не попасть в полную зависимость от военной ситуации и мензелинской ставки, он должен был держаться в некотором отдалении от них не только в административном отношении, но и чисто географически.

Анализируя события 1734-1735 гг., П.И. Рычков спустя 20 лет пришел к выводу, что его первый начальник изначально допустил просчет, так как недостаточно хорошо представлял географию р е г и о н а : "Ежели б статскому советнику К и р и л о в у п р и отправлении его в Оренбургскую экспедицию, известно было, что от г о р о д а С а м а р ы... до самой реки О р и н е м н о г и м д а л е е того, как и от Уфы, и он бы вместо того, что со всею командою отправился на Уфу, на тех же судах, на коих из Москвы в Казань прибыл, поехал бы прямо Волгою до города Самары.., то

28 Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ.

может быть от башкирцев замешательства и в том бы его пред.

приятию такого затруднения, какое было, не последовало." Си.

т у а ц и я в З а в о л ж ь е на середину 1730-х гг. была самой благо, приятной: "... Д о самого Уральского Сырта подле реки Самары не только путь весьма способный, но и башкирских жилищ ниг.

де б не было; а потом, перешед на Яик, и едучи подле оного, все башкирские жительства остались бы от него внутри и в таком отдалении, что им тому походу препятствовать бы было невоз.

можно." Рычков при этом менее всего склонен задним числом возлагать вину на Кирилова, ибо "при начатии великих дел всего вдруг предусмотреть не можно" 24.

Действительно, Заволжье было краем малознакомым Кирилову и его сотрудникам. Весьма примечательным является признание э т о г о с а м и м н а ч а л ь н и к о м О р е н б у р г с к о й э к с п е д и ц и и в строках письма, направленного в Академию наук весной 1735 г| "Один пример дерзну донесть: чрез посылку от меня геодези| офицеров от Казани до Самары, до Яика, а оттуда Яиком рекой в Сакмары и до Уфы, все новое явилось (выделено нами — Ю.С.).

О чем, сочиня ландкарту, в кабинет Ея Императорского Велича ства послал..." 2 5 Процитированное письмо отправлено Кирило| вым в а к а д е м и ю, к о г д а экспедиция уже выступила из У ф ы к устью Ори. Альтернативный заволжский путь показался любо!

пытным только в научном отношении. "Да что ж то стоит, коп да... верное известие Россия получит т а к и м местам, к о и м н | могли никто в Европе славные ученые люди подлинного описа!

ния достать?" — хотя и вопрошал риторически ученых мужей в том же письме Кирилов, но еще не знал настоящей трагическое цены этого незнания.

§ 2. "Живая линия " и первые мероприятия по ее заселению О ш и б к а при оценке ситуации в Б а ш к и р и и и определени!

главной коммуникации с Яиком стоила Оренбургской экспедм ции почти двух потерянных лет и многих людских жизней. Од| нако ее с опозданием, но еще можно было исправить. И когда в июле 1736 г. Кирилов вновь выступил к Оренбургу, то он поста!

рался обойти внутренние районы Башкирии с севера и юга. При этом главный отряд шел на этот раз от г. С а м а р ы под началь ством П.С. Бахметева, а другой вместе с самим Кириловым на правился по р. Белой, чтобы выйти к Яику выше места впаде] ния в него реки Ори, но зато гораздо ближе к самарским вершм нам. Т а к и м образом, Кирилов оставил мысль наладить связь | j ••При НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" Оренбургом "чрез самое сердце Башкирии" и был вынужден положить "начало самарской и яицкой линиям" 26.

При этом К и р и л о в не воспользовался прежней д о р о г о й от Р Самары на р. Яик, которая была давно знакомой и жизненно важной для яицких к а з а к о в : "Все оное войско с о д е р ж а н и е и пропитание, и к службе Ея Императорского Величества надлежащую справу получает от рыбных в реке Яике ловель.., а оттоль прибывши ездят за хлебом в С а м а р у и в С ы з р а н ь, яко у них при Яицком городке пашен не бывало" 2 7. Н о данный путь был непригоден для коммуникации с заложенным К и р и л о в ы м городом на р. Оре. Дорога выводила к Яицкому казачьему городку, отстоящему от Оренбурга на очень большом расстоянии.

К тому же она шла прямо через открытую степь, и взять ее под полный контроль не представлялось возможным. Удерживать и заселять л и н и ю э т о й д о р о г и к а к п о г р а н и ч н у ю черту б ы л о нельзя из-за отсутствия всяких естественных природных рубежей и укрытий, недостатка водных источников.

Еще во время первого похода к Яику, результатом которого стала закладка в августе 1735 г. Оренбурга, К и р и л о в о б р а т и л внимание на сведения атамана казачьего Сакмарского городка о том, что "река Самара, впадающая в Волгу, вершинами своими в самую близость к реке Яику подошла. П о которым рекам рассуждал о построении крепостей и о населении военными людьми, ведая, что чрез то вся Башкирь ограждена быть имеет.., о чем он, Кирилов, и в бытность свою в С.-Петербурге представил и на то позволение получил", — пишет П.И. Рычков, имея в виду поездку Кирилова в столицу зимой 1735-1736 гг. и указ от • 1 февраля 1736 г., изданный по его докладу 28.

К о н к р е т н о об укрепленной л и н и и именно в Заволжье ни в Докладе, ни в указе не говорилось. Н а усмотрение Кирилова передавался сформулированный в самом общем виде в о п р о с "о строении новых городков для свободного пути к Оренбургу и Для с о д е р ж а н и я б а ш к и р с к о й и б у х а р с к о й с т о р о н в п о д д а н стве^.."» Однако П.И. Рычков, хорошо знавший дела Оренбургской э к с п е д и ц и и и з н у т р и, о д н о з н а ч н о у т в е р ж д а л, ч т о, представляя свой зимний доклад в Петербурге, Кирилов имел в виду строительство прежде всего линии по р. С а м а р е и далее вдоль Яика к Оренбургу. В то же время обобщенные формулировки царского указа предоставляли К и р и л о в у ш и р о к и е возможности маневра. За ним оставалось право воплощать высочайшие поручения в конкретных мероприятиях в зависимости ° т обстановки.

30 Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ..

К сожалению, ни "История" Рычкова, ни сохранившиеся д 0 кументы практически не содержат дополнительных сведений деталях разработки новой тактики Оренбургской экспедиции Редким исключением, а потому крайне интересным, являете;

письмо, которое в апреле 1736 г. Кирилов отправил директор^ Академии наук Корфу: "А я здесь к приведению в верность все!

Закамской и Заволгской стороны по Яик реку, а паче от Сама ры города, чрез который будет московская дорога к Оренбургу рекою того же имени, Самарою, чрез Сырт Уральский, отпра вил двух офицеров геодезии... Для лучших же обсерваций, K I O делаются инструменты геодезистам, о тех милости прошу снаб дить ими, ибо недостаток того приводит ни во что труд" 30.

Очевидно, что включение в состав государства Заволжья i обеспечение безопасности Закамья теперь были признаны перво очередным делом экспедиции. Особенно интересно то, что здес содержится самое раннее из известных упоминаний о "Московс кой дороге", намеченной вдоль будущей Самарской укреплен ной линии. Дорога и линия прокладывались заново, в сторон от знакомого пути от г. Самары на Яик, потому и требовалас тщательная инструментальная разведка, вызвавшая обращени Кирилова в Академию за приборами. Научные цели в отличи от той посылки геодезистов, что состоялась ровно год наза;

отошли на второй план, уступив первенство задачам практичес кой важности.

В мае обострившаяся болезнь заставила Кирилова времени отказаться от личного участия в новых походах. Находясь I Уфе, он детально продумал план передислокации экспедиции Поволжье, выполнение которого и было возложено на П.С. Б а) метева. Также им было "определение учинено... об утверждени дорог к Оренбургу". 4 июля на имя Кирилова был издан указ монаршем одобрением его действий "и о немедленном основа нии начатых есче вновь где потребно городков и о умножени их военными людьми" 31.

По планам Кирилова предполагалось, как уточнил он в дож сении от 13 августа, построить, "опричь внутренних в башкира городов, позади всего их жилья, зачиная от Волги до Сибири от Оренбурга до Аральского моря", 45 крепостей. При этом о обещал: "Старания прилагать буду, дабы действительно оны населить и на Аральском море российский флаг объявить, а рг ботников с государства к работе оных городков требовать н буду" 32.

"ПРИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" Обещание не просить работных людей не было новым. Еще начала Оренбургской экспедиции Кирилов в своем проекте •?734 года представлял, что ему "для работ с русских городов и ездов, как к линии [Закамской] со многим трудом и убытком в ы с ы л ' а ю т ц а, р а б о т н и к о в не н а д о б н о. " Э т о о б е щ а н и е б ы л о очень существенным. К и р и л о в не случайно п р и в о д и л пример новой Закамской линии, которая строилась "немалым казенным коштом все по регуле инженерной". Н а нее "по вся г о д ы " отправляли "как лопатников, так и плотников конных р а б о т н и ков" из числа п о м е щ и ч ь и х, д в о р ц о в ы х, я с а ч н ы х к р е с т ь я н, а также пахотных солдат и прочих старых служеб служилых людей33.

Кирилов подчеркнуто противопоставлял свое предложение прежней практике укрепления границы, связанной с деятельностью Ф.В. Наумова. Последний в начале того же 1736 г. просил для продолжения фортификационных сооружений в Заволжье и Закамье "нарядить уездных р а б о т н и к о в и м а с т е р о в ы х л ю д е й 3000 человек, да 300 подвод и, сверх того, выслать прошлогодского наряда беглых работников, також публиковать, чтоб вольные р а б о т н и к и я в и л и с ь, и на д а ч у б им з а р а б о т н ы х д е н е г денежная казна, что надлежит, прислана б была вдруг суммою с комиссарами, также и провианта подряжено было заблаговременно" 34.

На требования Наумова, поддержанные Военной коллегией и Дополненные, "чтоб в предбудущее лето, для прикрытия на Закамской линии работных людей, один полк нарядить", последовал указ из Кабинета министров 26 февраля 1736 г.: "...Понеже за тою линиею построен город Оренбург, також по представлению ген.-лейтенанта Румянцова и статского советника Кирилова велено, для удержания от ш а т о с т е й б а ш к и р с к о г о н а р о д а, внутрь и около их жилищ, в пристойных местах несколько городков построить и оные воинскими людьми населить, т о г д а оная линия имеет б ы т ь уже внутрь российских ж и л и щ и для того, по посланному указу к нему, ген.-лейтенанту Румянцову, велено о т о й л и н и и р а з с м о т р е т ь : оную л ь д о с т р о и в а т ь, или Оренбург и прочие городки, Которые вновь будут строиться, офундовать и населить надлежит, и о том в Кабинет... мнение свое сообщить; ежели ж, по мнению его, оную линию достраив а т ь надобно, то велено ему потребное число работных людей в б УДущее лето нарядить и для закрытия их потребную команду ° п р е д е л и т ь, в чем дана ему полная мочь, т о г о р а д и в о е н н о й Коллегии о том во всем сношение иметь в ним, ген.-лейтенанЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

том, и по его представлениям поступать..." Таким образом судьба новой Закамской линии теперь зависела от А.И. Румян!

цева. Он должен был сравнить и сопоставить ее значимость « предполагавшимися к строительству крепостями на внешних границах Заволжья и Башкирии.

Подготовка ответа на этот вопрос велась Румянцевым одно, временно и в тесной связи с разработкой Кириловым новой такт и к и п р о д в и ж е н и я на ю г о - в о с т о к. 11 а п р е л я Кабинет Министров получил от "Румянцева доношение, по которому он объявляет свое мнение, чтоб недостроенную Закамскую линию строением оставить". На другой день Кабинет передал "доноше ние генерала-лейтенанта Румянцова... в Сенат для разсмотрения", а 14 мая получил сообщение о решении Сената по вопрос "о Закамской линии и о поселении в тамошних местах ландми лиции" 36.

В докладе Сената признавалась правильность предложени Румянцева как по принципиальному подходу, так и и з - з а неудовлетворительного состояния дел на линии, которая "от Але* сеевска до реки Кичюя строена по нынешний 736 г., к чем ежегодно употребляемо работных и мастеровых людей с заплг тою заработных денег по немалому числу, и те работные люда во время строения, прикрыты бывали полками, а в совершени оная еще не приведена". К строительству же на участке от Ю чуя до реки Ик вообще не приступали, так как Наумов с т о л нулся здесь с п р и н ц и п и а л ь н о н е р а з р е ш и м о й задачей. Есл продолжать строительство по заранее намеченному проекту, "т за тем укреплением многие деревни Казанского уезда останутс!

буде же делать прямо от Кичюйского фельдшанца к р. Ик1 степью, то несколько башкирских деревень в линию войдут и оттого б не было какого препятствия". Таким образом, или з| пределами линии без защиты оставались земледельческие селв ния, или внутри линии оказывалась часть кочевого населения что затрудняло охрану линии от их соплеменников. К тому ж| оказался непродуманным вопрос, "кому будет оное содержаты ибо линия продолжится на немалой дистанции, а ландмилицки полки и по учиненной линии по крепостям и редутам поселена гораздо редки" 37.

Н о и уже выстроенный укрепленный участок не выполнил возлагавшихся на него задач: "Преждепостроенная, от Алексее»

ска даже до реки Кичуя, линия, по объявлению от полковник!

Бардакевича, которой ныне над ландмилицкими полками имее1 команду, вся к защищению неприятеля, от худого строения, HI малой надежды не имеет". Когда на Заволжье и Приуралье "j ••ПРИ НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 33 ГЛАВА J • ZQM лете" вновь начались башкирские набеги, сообщал Рупр о Ш " т 0 ч е р е з линию "во многих местах сквозь, несколько «ЯНткирских пролазов было, которых, за немалою обширностию поселении крепостей и фельдшанцев, никак удержать неможно В пандмилицкими полками содержать нелегко, а ежели еще до Ику поселению ландмилицам быть, которые переведутся из нынешних же крепостей, то останутся те преждепостроенные крепости не многолюдны" 38.

В начале того же 1736 г. в Сенате "от обретающегося в Казанской провинции у смотрения над подушным сбором подполковника Дмитрия Певцова получены ведомости, из разоренных де башкирцами сел и деревень приходят многие о б ы в а т е л и и объявляют, что села и деревни их от б а ш к и р ц е в в ы ж ж е н ы, а люди как мужеск, так и женск пол, многие побиты, а иные ранены и взяты в полон и бежали в башкиры, к воровскому намерению, целые деревни, и отогнано скота, и побито, и взято ж и пожжено хлеба многое число..." По другим известиям из Казанской губернии также выходило, "что в 735 г., в июле и августе месяцах.., в о р ы - б а ш к и р ц ы и т а т а р ы церкви Б о ж и и и м н о г и е крестьянские домы и пожитки выжгли, и скот отогнали, и многих крестьян побили до смерти и поранили, и в полях посеянный хлеб, как рожь, так и яровой, от их башкирского нападения не жат, отчего они пришли во всеконечное разорение..." В связи с этим К а б и н е т рекомендовал Румянцеву освидетельствовать гех, кто разорен башкирами, чтобы снять с них платеж подушных денег 39.

Окончательного решения по представлениям Румянцева, касающимся укрепленной границы, высшие о р г а н ы управления страны т о г д а не вынесли. Резолюция к а б и н е т - м и н и с т р о в на доклад Сената гласила: "По сему сообщению о посылке указа к генерал-лейтенанту Румянцову, чтоб о Закамской линии, — всю иь оную о с т а в и т ь и р а з о р и т ь и где л а н д м и л и ц и ю селить, — прислал свое мнение и аккуратный план, К а б и н е т Ея И м п е р а торского Величества с мнением Правительствующего Сената согласны; но чтоб он, генерал-лейтенант, сие исполнил, снесшись со статским советником Кириловым, ибо он, статский советник, ь том деле сведом же; однако ж, до присылки того их мнения, °ную линию в нужнейших местах надлежит починивать и приб о й н ы е караулы содержать" 40.

Мнения непосредственного руководителя работ на Закамской чинии уже не спрашивали. Более того, 27 мая 1736 г. Ф.В. Наумов получил отставку решением Кабинета, утвердившим соотЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

ветствующий доклад Сената 4 1. В официальных документах называлась одна из причин этого решения, хотя она напрашива.

ется из комплекса предшествующих по времени материалов, от', ложившихся в делах как Правительствующего Сената, так \ Кабинета министров. Речь в них идет о конфликтах между тай.

ным советником и другими местными командирами.

Первая группа таких конфликтов была связана со взаимоот!

ношениями городских властей Самары, где пребывала канцелярия строительства новой Закамской линии, с этим учреждением чрезвычайного назначения, их разногласиями и пересечением интересов. Высокопоставленный сановник, каким был Ф.В. Hay.

мов, не считался с нуждами местной администрации, стремясь подчинить ее действия решению своих задач. В 1734 г. Сенату пришлось рассматривать сразу несколько дел, поднятых самарс ким воеводою майором Обуховым по поводу произвола Наумо ва и его подчиненных 42.

Н и к а к о г о конкретного решения по "самарским" делам На| умова Сенат не вынес, посчитав, видимо, их недостаточно важ] ными. Н о вот другая группа конфликтов, связанных с именем того же тайного советника, вызвала более серьезную озабочен ность. Скандал на сей раз разгорелся внутри высшего команда вания ландмилиции. В дальнейшем подобные ситуации сред!

должностных лиц, управлявших Заволжьем и Приуральем, ста нут довольно частыми, а эта была одной из первых в их череде.

30 июня 1735 г. в Кабинет было внесено "доношение с закам ской линии бригадира Друманта и при нем челобитная майор^ Бахметева на тайного советника Наумова в презрении указов и в непорядочных поступках". В ходе разбирательства и перепис ки с Сенатом дело обросло целым рядом документов, в числ!

которых находились: "1) доношение тайного советника Наумова на майора Бахметева от 1 июля; 2) доношение его ж, Наумова о противностях ландмилиц, от 29 июня; 3) копия с допросу лан дмилица Трескина; 4) копия с мнения офицеров тайному совет нику Наумову; 5) доношение бригадира Друмонта о присьино от Наумова по Бахметева, от 2 июля; 6) доношение майора Бах метева Друмонту на Наумова по первому и третьему пункту!

7) данная инструкция капитану Мячкову — о держании Бахметева под крепким караулом". Если не вдаваться в детали жалоб свидетельских показаний, служебных проступков, то вкратц« дело состояло в том, что майор Бахметев обвинил своего нач а л ь н и к а "в п о х и щ е н и и к а з н ы ", а Н а у м о в п р е д ъ я в и л т о м ) встречное обвинение "в научении ландмилиц, отчего противПРИ НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 35 PiabaJJ_JJJJ-— произошла". Н о за внешней стороной этого дела стоял Н ° Т л и к т между двумя главными командирами на новой ЗакамК ° й линии, Наумовым и бригадиром Друмантом 4 3.

CK °Rместо того, чтобы вникать в содержание взаимных доносов, определению Правительствующего Сената, к ландмилицким олкам, в помощь к нему, тайному советнику, для исправления порученных ему дел, на место бригадира Друманта, определен...

полковник Бардукеевич, о котором генерал-лейтенант Румянцов доношением объявляет, что оной над теми п о л к а м и к о м а н д у имеет". Вслед за отстранением Друманта последовало увольнение и самого Наумова от закамских дел. Оно было официально представлено как временный отпуск для излечения болезней, "понеже... строение Закамской линии и крепостей в нынешнем лете, кроме нужных мест, отложить велено" 44. Однако из своего отпуска Наумов больше на службу в Заволжье не возвращался.

Одновременная отставка Наумова и Друманта и вызвавший ее скандал укрепляли позицию Румянцева и Кирилова в вопросе о свертывании р а б о т на новой Закамской линии. К а н ц е л я р и я, руководившая ее строительством, и командование ландмилиции лишились своих самых высоких начальников, а потому уже и не могли ничего противопоставить растущему значению Оренбургской экспедиции в определении не т о л ь к о внешней, но и внутренней политики Империи на юго-восточной окраине. Полковник Бардукеевич не имел ни возможности, учитывая его чин и значение, ни желания противодействовать Румянцеву и Кирилову и о к а з а л с я ц е л и к о м п о д их н а ч а л о м. К а к уже г о в о р и л о с ь выше, он полностью подтвердил негативные оценки положения Цел на линии.

Взяв под свой к о т р о л ь закамские ландмилицкие полки и укрепления, руководители Башкирской комиссии и Оренбургской экспедиции фактически поставили под свой полный к о н т р о л ь *сю м е с т н у ю а д м и н и с т р а ц и ю в С р е д н е м П о в о л ж ь е и П р и Уралье. А. И. Румянцев, к р о м е к о м а н д о в а н и я н а д в о й с к а м и в Районе башкирского восстания, получил пост казанского губернатора. Кирилов же постарался найти верного человека на должность у ф и м с к о г о в о е в о д ы, одну из к л ю ч е в ы х в у п р а в л е н и и ^ г о - в о с т о к о м России, и п р е д л о ж и л н а з н а ч и т ь на это место Полковника С.В. Шемякина, командира Пензенского гарнизонного полка, непосредственно подчиненного руководству Оренбургской экспедиции с самого начала ее деятельности.

Бывший курьер П е т р а I и к а п и т а н л е й б - г в а р д и и П р е о б р а женского полка Шемякин был уволен с гвардейской службы в

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ж Ь Я...

1731 г. Вероятно, это было связано с его участием в составленц дворянских конституционных проектов, последовавших вслед :

приглашением Анны Ивановны на российский трон. Во всякс случае, вместо должности полковника престижного Бутырског полка, на которую Шемякин претендовал, он получил назначе ние в далекий от столиц гарнизон. Его последующие просьбу об отставке оставались без удовлетворения. Помощь Кирилов!

в переводе на место менее тягостное и более выгодное да еще, почетным повышением в чине пришлась как нельзя кстати.] Кирилова же, видимо, за время совместной службы сложилод благоприятное мнение о Шемякине и были расчеты на дальней шее сотрудничество с ним. Кирилов представил в Кабинет дон шение, что Шемякин за старостью лет к военной службе стг( негоден, а гражданскую "снесть сможет". 16 февраля 1736 г. сое тоялся указ об определении последнего в Уфу в воеводы с н граждением бригадирским рангом 45.

Судьба новой Закамской линии была предрешена. "Време!

ные" решения Сената и Кабинета по этому вопросу оказалив окончательными. Работы на ней не только не получили финан сирования и рабочей силы, но и были оставлены без людей, ос;

ществлявших административное и военное руководство. Д а л нейшее определение и обустройство заволжских рубежей гос дарства шли в соответствии с замыслами Кирилова, поддержа!

ными Румянцевым.

Сам Кирилов по-прежнему видел в укреплении степной гр ницы не главную цель, а предварительный шаг в осуществлени далеко идущих замыслов. В вышеупомянутом донесении от 1 августа 1736 г. он подчеркивал: "Что же до строения городкй надлежит, и в том не на одно сие время, но вечный интерес зя висит, и слава победоносного оружия вашего величества к у ш !

со отворением полезной коммерции во всю полуденную Азии распространится, ибо в самых пустых и доселе неизвестных и л брошенных местах несколько новых провинций под державу в !

шего величества прибудет с таким подземным плодом, о к о т !

ром многие еще не верят; и к тому страждущее в басурмански!

руках христианство (т. е. в Хиве, Бухарах, Балхе, Бодокшане иных) свободу получит, и впредь туда из крайних русских сел!

ний никак заяицким т а т а р а м воровскими набегами в поло брать или красть будет нельзя" 46.

Флотский поручик Бахметев, тесть Кирилова, оказался в сс ставе экспедиции среди прочих корабельных чинов для стро* тельства флотилии на Аральском море, о чем указывалось |,..ПРИ НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 37 Г7~~оду- "Зделать для того на Оральском море пристань и затуда суда с пушками и тем морем овладеть." Однако уповССТ ^тое в о с с т а н и е в Б а ш к и р и и " з д е л а т ь п р и с т а н ь... не мяну!

допустило.

Вместо о т л о ж е н н о г о на н е о п р е д е л е н н о е время п о х о д а на |Аоал, Бахметев получил инструкцию п о д г о т о в и т ь суда, спуситься к г. Самаре, "а оттоль, взяв сведущих людей", следовать "вверх по реке Самаре и... по той реке построить городки так, чтобы один от другого был расстояния от 20 до 30 и 40 верст, и з тех городках ставил бы из отправленных с ним, Бахметевым, военных людей, сколько где возможно." 22 июня основная часть экспедиции отплыла по Белой и Каме на Волгу. Бахметев с этой командой благополучно прибыл в Симбирск и, оставив тут на квартирах "комисских служителей и тягости", сам с "воинскими лодьми" немедленно продолжил путь в Самару. Здесь ему были п р е д а н ы от канцелярии новой Закамской линии "потребные к строению городков" материалы и припасы, которые теперь пезебрасывались на устройство новой укрепленной черты, более эешителъно выдвинутой в степь 48.

От строителей Закамской линии деятелям Оренбургской экстедиции перешли по наследству не только неиспользованная материальная часть, но и еще более ценный опыт, в т о м числе свершенных ошибок. Еще в начале 1736 г. Румянцев указывал один, на первый взгляд, неожиданный и о т р и ц а т е л ь н ы й по

•воему морально-психологическому воздействию результат возведения укреплений между Башкирией и внутренними российссими землями: "...По разсмотрению де его, та линия... к набегам ^приятельским внутрь ея для воровства мало препятствует, и редутов, по мнению его, делать не для чего, д а б ы т а м о ш н е г о башкирского народа тем не привести в разсуждение, будто бы строение чинится, бояся их набегов" 49. Данный аргумент принял 'последствии и П.И. Рычков, в передаче которого прекращение абот на новой Закамской линии объяснялось прежде всего "тем Озоном, якобы, строение ее подало причину башкирцам к безт н ы м и высокомерным о себе разсуждениям" 50.

Комментируя это высказывание, М. Н. Т и х о м и р о в отмечал:

В этих несколько неясных словах Рычков выразил мысль о пее Мене русской политики на ю г о - в о с т о к е, к о т о р а я от о х р а н ы Раниц и медленного укрепления и заселения окраин в царствоание А н н ы И в а н о в н ы п е р е х о д и т в р е ш и т е л ь н о е н а с т у п л е - Ие..."51 Суждение известного историка с п р а в е д л и в о с т о ч к и Рения оценки изменения стратегической ситуации в заволжском И433

НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ

38 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖц

–  –  –

регионе. Н о Рычков здесь указывал и на принципиальный отк от прежней тактики обеспечения безопасности границ. Конкр* но в военном и инженерном отношении это означало, что цс вая Закамская черта стала последним пограничным рубежо против кочевников на юго-востоке Европейской России, с о е й щим из непрерывной линии укреплений: валов, рвов, засек, кр( постей и т.д. 1 Возводившиеся здесь со второй половины 1730-х гг. новь пограничные линии стали образовываться отдельными опори ми пунктами, промежутки между которыми контролировались охранялись подвижными разъездами. Ставка делалась на пре имущество российских войск над степняками в вооруженш организации и обучении, а не на фортификационные сооруя« ния, которые при дорогой стоимости строительства и больше трудовых затратах все равно не давали полной гарантии безе пасности от набегов, особенно если те совершались небольшие "воровскими" отрядами кочевников. В документах и на к а р я того времени линии по Самаре и Яику именуются "живыми" противоположность "земляной" новой Закамской.

Выполняя поставленную перед ним задачу, "в июле и в пе вых числах августа" Бахметев заложил две крепости, Красное м а р с к у ю и Борскую, "и в них малые г а р н и з о н ы оставил" Пройти рекой Самарой выше Борской крепости не удалось, в1 димо, из-за мелководья.

Что же касается Кирилова, то, выйдя к Яику у Сакмарско городка, он в сопровождении 250 казаков отправился навстре 1 отряду Бахметева, с которым и соединился 13 сентября в Бор кой крепости. В Оренбург же был отправлен отряд премье майора Останкова.

Кирилов, двигаясь к г. Самаре по "новой дороге, которая с него наименована Московскою", назначал места "под крепосп и в некоторых из них "станицы нерегулярных людей оставил Сам Кирилов в донесении от 26 сентября перечислял эти "г родки": "...на переезде от Яика реки в Самарские вершины вниз оною рекою четыре назначил, а внизу Бузулуцкий, Бор кий, Красносамарский, хотя еще малые, однако ж сделаны". I Бузулуке, притоке р. Самары, им была поселена "станица охО ников-казаков, татар и калмык". Это были выходцы с Яика из служилых иноверцев Уфимского уезда".

Докладывая в сентябре об основании новых городков, нас* ленных "охочими" людьми, Кирилов с удовлетворением указь вал: "И т а к о без всякой помехи и без государственны ГЛАВА / 1 • "ПРИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 41 — ботников зачало живой линии воспоследовало; ни одного ^еста нет с недостатком к житью человеческому: земля черная, леса луга, рыбные, звериные ловли довольные" 5 4. Из укреплений, заложенных или намеченных в 1736 г. Кириловым с Бахметевым и построенных в последующие годы, сложились новые Самарская и Яицкая (Оренбургская) линии.

По ведомости, о т п р а в л е н н о й К и р и л о в ы м в К а б и н е т М и нистров в представлении от 27 октября 1736 г., значатся заложенными или намеченныами к закладке 21 крепость. В том числе по реке Самаре, кроме уже существующих Красносамарской, Борской, Бузулуцкой, намечалось поставить крепости Тоцкую и Сорочью, а также устроить Верхний и Караульный форпосты в верховьях реки и на переволоке в Яик. Из этого же представления видно, что, по мнению Кирилова, было необходимо иметь в каждой крепости от 100 до 500 постоянных жителей-казаков 5 5.

Именно с заселением крепостей и были связаны самые большие трудности.

По февральским указам 1736 года Кирилов получил разрешение селить на "Московской дороге", то есть на новых укрепленных линиях от Самары до Оренбурга:

отставных драгун, солдат и матросов;

ссыльных;

добровольцев из казаков и мещеряков, казачьих и дворянских детей;

скрывающихся на Яике беглых (в качестве компенсации прежним владельцам помещичьих крепостных засчитывали как взятых по рекрутской повинности) 56.

Эти официально утвержденные источники пополнения жителей не смогли решить проблему заселения и обороны присоединенных территорий. По упомянутой уже ведомости, к 27 октября поселенцев не было на форпостах, в Борской и Сорочей крепостях. В Т о ц к о й числился один казак. В К р а с н о с а м а р с к у ю в казаки было записано 30 чел. из числа ссыльных. Больше всех, а именно 156 чел., пока было определено в Бузулуцкую — 78 из яицких и сакмарских казаков, 12 из калмыков, 41 из "разночинЧев", 19 из татар и 6 из ссыльных 57.

Ссыльных широко использовали и на военной службе, и в качестве земледельцев или работников. В указе от 11 февраля 1736 г.

было установлено "вместо Сибири ссылочных в Оренбург посыЛа т ь, коих распределять в казаки, на пашню и в шахты, а излишних отсылать по-прежнему на сибирские заводы" 5 8.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

Столкнувшись с действующей практикой отправки ссыльные в Оренбургскую экспедицию, Кирилов обратил внимание на то что они из-за перенесенных наказаний часто оказывались негож н ы м и ни д л я о х р а н ы г р а н и ц, ни к м и р н о м у т р у д у. Отмечал большой ущерб государству из-за невозможности использовать искалеченных людей на военной службе и в крестьянских заня.

тиях, 27 октября 1736 г. Кирилов обратился в Сенат ради "сбе.

режения простых людей и поселения в новых местах" 1 докладом "О пытках и публичных наказаниях, а при том и о натуральных смертях и о долговременном держании и о протчем к т о м у касающемся". Полагая, что чем меньше будет пыток к чем реже будут казни, тем "в народе чювствительнее" будет, он предлагал ссылать преступников на Аральское море и в другие отдаленные места, а смертную казнь применять только в исклк!

чительных случаях. Кирилов также считал необходимым отменить пытки, битье кнутом и вырезание ноздрей как для моло-1 дых людей от 15 до 25 лет, так и для лиц пожилого возраста, заменяя их "не портящими" (не калечащими и не уродующими) людей наказаниями. Сенат рассмотрел эти предложения 25 но ября 1736 г. и постановил ссыльным, отправляемым в Оренбург скую экспедицию, ноздрей не вырезать, оставив в силе наказа ние кнутом. Было увеличено денежное содержание ссыльных одной до двух копеек в день 59.

К р о м е ссыльных, остальные легальные источники пополн] ния л ю д ь м и новых пограничных поселков оказались малодей с т в е н н ы м и. В связи с э т и м в с т а л а п р о б л е м а с а м о в о л ь н ы переселенцев, которых тогда часто называли "сходцами".

Правительство, разрешив поселять в новые городки бегльи добровольно вернувшихся с Яика, одновременно дало указани!

прекратить приток новых беглецов на Яик учреждением заста в ближайших городах, Самаре и Сызрани. В научной и краеве;

ческой литературе, как правило, не ставится под сомнение фак воплощения этих распоряжений в жизнь. Типичным в этсм oi ношении является подход В.Н. Витевского, который на основа нии текстов указов дает следующие описания развернувшихс с о б ы т и й : " Ч т о б ы п о п о л н и т ь число рабочих и мастеровых в в н о в ь у с т р о е н н ы х г о р о д а х и крепостях О р е н б у р г с к о г о к р а !

правительство предписало Кирилову «разглашать под рукой что все вышедшие с Яика беглецы будут записаны на службу Оренбург. Когда таких охотников набралось много, их раздел»

ли на партии и разослали под конвоем, а прежним владельца!

б ы л и в ы д а н ы за них зачетные рекрутские к в и т а н ц и и. Вскор,..при НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 43 PIABAJ^J_ того, в Самаре и Сызране были устроены крепкие застаПС ° чтобы люди, отправлявшиеся на Яик, возвращались на преВЬ 'ие места жительства сполна". Эта живописная к а р т и н а к бальному развитию событий никакого отношения не имеет. В Р с 1 очниках нет сведений не только о целых "партиях" отправн н ы х на государеву службу беглых с Яика, но и вообще о попытке сыска там таковых в 1736 г. Единственный раз до указанного времени российские власти провели перепись беглых среди яицких казаков в 1723 г., а затем в 1731 г. установили наличие нескольких десятков новых "сходцев" среди казаков, отправленных в Низовый корпус 60.

"Об учреждении застав" против беглых от канцелярии Оренбургской экспедиции "предложено было Казанской губернии", поскольку упомянутые выше города значились в составе последней. "...Токмо известно, что таких застав поныне нет", — официально рапортовала об исполнении данного указа несколько лет спустя та же канцелярия, не чувствуя при этом никакой ответственности за превращение его в пустую бумажку 61. Губернские же власти то ли не смогли это поручение осуществить, то ли просто не стали заниматься делом, не им напрямую порученным.

Что же касается администрации самих городов, то от нее не стоило ожидать инициативы в учреждении таких застав. Более того, можно заранее сомневаться в ее рвении при исполнении такого распоряжения, даже если бы оно и было спущено сверху.

По той же Сызрани известны случаи, когда беглых крестьян (и монастырских, и дворцовых, и помещичьих), попавших затем как раз в Заволжье и на Яик, укрывал сам воевода или он же высылал их из города, не выдавая переписчикам и сыщикам 62.

Невыполнение распоряжения о заставах на Волге не было случайностью или плодом бюрократической неразберихи. Фактически на местах поощрялся прием беглых из внутренних губерний страны. Эта практика была не нова, но Кирилов сделал ее настолько широкой и открытой, как никто до него. Размах и безоглядность, с которыми тот повел прием беглых, создали у некоторых позднейших исследователей впечатление, что Кирилов проводил мероприятия, с а н к ц и о н и р о в а н н ы е в е р х о в н о й Частью.

Небольшое по объему исследование Ю.В. Готье намного точНее, чем многотомник В.Н. Витевского, восстанавливает действительный ход заселения пограничных линий. Однако Готье, Не Доверяя на слово нереализованным указам, тем не менее тоже

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

исходил из посылки, что все действия Кирилова в отношении "сходцев" тесно увязаны с законодательством. Пытаясь согласо.

вать расхождение законов с реальной ситуацией, но не сочтя ви.

новником тому самого Кирилова, Готье вынужден был давать излишне вольные толкования распоряжений правительства, так как видел только в верховной власти источник административ.1 ных мероприятий руководства Оренбургской экспедиции. Такой подход приводил к ошибке в выводах о том, кому принадлежала инициатива набора на службу беглых: "Бывали случаи, когда элементы вольной колонизации... еще накануне гонимые и пре-' следуемые, оказывались нужными для правительства людьми и становились предметом некоторых его попечений и забот... Прач вительство даже зашло довольно далеко в этом необычном дш него направлении.., прием подобных людей в строившиеся кре пости б ы л временно допущен именным указом 11 феврал) 1736 года" 63. 1 Н а самом деле ситуация с беглыми обстояла далеко не так, как описывалось в указах и что безосновательно принимал зг действительное Витевский. При этом она развивалась вопреки распоряжениям правительства, в чем мог убедиться, но во чта не смог поверить Готье. Два важных обстоятельства осталисн незамеченными, что и сделало построения обоих историков весьма зыбкими.

Во-первых, как уже говорилось выше, правительство в ynol мянутом указе разрешило поселять в новые городки только бег!

лых с Яика, которых оно все равно было не в силах вернуть Как бы внимательно ни вчитываться в текст официальных доку ментов, в них нельзя найти ничего подтверждающего бы заклм!

чение Г о т ь е о т о м, что "указы 1736 г. р а з р е ш а л и беглецон всякого рода и лиц, не положенных в подушный оклад, верстат!

в казаки пограничных крепостей Оренбургского края" 64.

Во-вторых, Кирилов вообще не стал делать среди яицких к а] заков соответствующего оповещения о наборе на оренбургскую службу пришедших к ним беглых, "при тогдашних обстоятель!

ствах предвидя из сего разные трудности" 65. Зато соответствую!

щее объявление было сделано во внутренних областях rocyi дарства, население которых, включая скрывавшихся там беглых никак не относилось ни к одной из категорий, подлежащих вер] станию на новую казачью службу. Именно после этой публика] ции "милостивых указов" (как их впоследствии в один голо!

именовали сами беглые), сделанной не в соответствии, а вопре] ки закону, в Самару потянулись люди для записи в казаки.

,..При НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 45 — Гомнительные р а с с к а з ы о п р о и с х о ж д е н и и в к а н ц е л я р и и бургской экспедиции не подвергались проверке, и многих я!вших крестьян, дворовых, посадских писали при приеме на ужбу "разночинцами". Приток последних фиксируется уже в С тябрьской ведомости 1736 года, хотя, строго говоря, никакого п о з в о л е н и я набирать "разночинцев" ни в одном указе Кирилову не содержалось. Просто одни, в лице руководства Оренбургской э к с п е д и ц и и, делали вид, что т а к о е р а з р е ш е н и е существует, а другие, в лице беглых, считали, что оно прямо относится к ним.

Как свидетельствует Рычков, Кирилов "к поселению ж в новых крепостях п р и н и м а л о х о т н и к о в, а б о л ь ш е б р о д я щ и х и объявляющих о себе, что прописные от подушного окладу (т.е.

не записаны в число налогоплательщиков — Ю.С.), коих тогда немалое число им, Кириловым, записано и в те крепости с надлежащею ссудою деньгами и провиантом на поселение отправлено" 6 6. О б т е к а е м ы е о п р е д е л е н и я п р о и с х о ж д е н и я н о в о п р и - борных казаков, какие даются Рычковым, не должны вводить в заблуждение. Он не мог или не хотел прямо признаться в труде, появившемся в качестве почти о ф и ц и а л ь н о г о отчета, а затем предназначенном к открытой публикации для читающей публики середины XVIII в., в том, что его начальство, да и он сам по своей службе в Оренбургской экспедиции занимались противозаконным делом — приемом и укрывательством беглых.

И.И. Неплюев, один из будущих преемников Кирилова и начальников Рычкова, за предшествующие дела не ответственный и к прижизненной авторской славе не стремившийся, в своих Записках" выражается более откровенно и предельно ясно. П о его словам, "казаками" Кирилов назвал и по крепостям расселял именно "беглых крестьян" 67.

По новым укрепленным линиям, как вода в руслах каналов, Растекался поток вольной народной колонизации. "Каналы" эти были прорыты действительно при содействии и с санкции прав ительства, но шлюзы для потока беглых О Т К Р Ы Л П О своей инициативе Кирилов.

3. Перевод штаба Оренбургской экспедиции в Самару. Наследие Кирилова

Пополняя Л Ю Д Ь М И саму экспедицию, подведомственные ей в °йска и поселения, необходимо было позаботиться об обеспеЧе нии их продовольствием. В 1736 г. были сделаны публикации, Приглашавшие всех желающих взять казенные подряды для поЮ ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬЯ...

ставки в Оренбург провианта обращаться теперь в Самару, а ц( в Уфу. Н а приглашение откликнулись торговцы и возчики Ц, ближнего приволжского села Усолья, из недалекого Симбирск^ из столичного Санкт-Петербурга, с казачьего Яика.

В Самару же Кирилов вызвал И.И. Рычкова, отца П.И. Рыч кова, "для установления и учреждения новой коммерции" и со.

ставления таможенного тарифа для азиатской торговли. Однакс тот приехал уже после смерти Кирилова, и сам вскоре скончал, ся, не успев закончить этого дела 68.

Об обоснованности надежд на развитие торговых связей с странами Востока говорило прибытие из Ташкента нескольки купцов с их товарищами, которые летом "в Самару приехали, исторговавшись в Казани, весны ожидали в Самаре" 6 9. Их ж предполагалось использовать в качестве проводников для пс сылки ответного каравана с российскими товарами.

Кроме русских, в городе находились и иностранные купцы например, англичанин Хогг и индиец Маравий (Маравги) Бара ев. С последним связывались надежды на установление не толя к о т о р г о в ы х, но и д и п л о м а т и ч е с к и х отношений с маняще!

европейцев страной. Кирилов и его сотрудники не сомневались что до этой страны не так уж далеко, надо только добраться д Аральского моря, а из него по Амударье и Сырдарье плыть Индию, благо, были они уверены, по берегам Аральского мор достаточно дубового леса для строительства и ремонта судов, местные жители не знают ни судоходства, ни огнестрельног оружия и ничем помешать русским не могут. Однако из соот чественников послать было некого, а находившийся при эксп диции в качестве живописца англичанин Джон Кэстль от чест отправиться русским послом в Индию отказался, посчитав пре;

ложенное Кириловым через П.И. Рычкова жалованье (800 руб.| год) недостаточным 70. Н о основная причина неудачи с организг цией такого посольства состояла не столько в строптивости ан1 личанина, показавшего, отметим, свои дипломатические способ ности в переговорах с казахами, сколько в том, что насущны дела отодвинули реализацию индийских проектов на неопреде ленный срок.

До окончательного обустройства Оренбурга, первоначально месторасположение которого оказалось неудачным, Кирилов р шает передислоцироваться со своим штабом временно в Сама ру, но отдает распоряжение о переезде весной 1737 г. в Краснс самарскую крепость. Расположение ее Кирилову до того "пс нравилось, что он определил тут с сей стороны портовому горе Вл1 "ПРИ НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 47 таможне и едущим в Оренбург к у п ц а м п е р в о м у о с м о т р у ' » д л я охраны купцов и хлебопашцев, табунов и стад "от бегов к а л м ы ц к и х и башкирских, р а з с у ж д а л он, ч т о б сверх Аортеции около всего имеющегося тут леса (что сочинило б болеедватцати верст) палисад сделать, и в потребных местах поставить батареи, пушки и проч" 71.

В Красносамарской крепости начались заготовка леса, возведение жилых, административных и хозяйственных построек для нужд экспедиции. Однако изб было еще мало, и отправленных туда в первую очередь каторжан и ссыльных "содержали в землянках и от того многое число померло". Правда, к о м а н д и р ы, поставленные над ссыльными, уверяли, что те умирали "от воли 5ожей, а не от того, что жили в землянках" 72.

Позднее В.Н. Татищев высказывал мнение, что "статский советник Кирилов основание своего пребывания положил в Красносамарске... для т о г о, что С а м а р а и Алексеевск не п о д его ведением" 73. Замечание выглядит основательным, хотя сведений о конфликтах Кирилова с самарскими властями у нас нет. Однако имелся негативный опыт Ф.В. Наумова, который первым обратил внимание на выгодное положение С а м а р ы в Заволжье и управлял строительством новой Закамской линии из этого города, но имел трения с местной администрацией.

Также на решение К и р и л о в а повлиял расчет на то, что до красносамарской крепости поддерживался более или менее устойчивый судовой ход по сравнительно мелководной реке Самаре, благодаря чему несколько сокращалась сухопутная дорога до Оренбурга. И в целом привязка новой у к р е п л е н н о й л и н и и к этой реке связывалась с надеждой в дальнейшем отыскать удобной водный путь к Оренбургу.

По настоянию К и р и л о в а, при закупке п р о в и а н т а, н у ж н о г о 'кспедиции, в Чебоксарах и Козьмодемьянске подрядчики обяЬ 'вались к постройке для его перевозки "новоманерных плосконных судов по осми и по девети сажен с лубяною крышкою и Утками". Н а них мука сначала доставлялась по Волге, а затем 1Ве Рх по р. Самаре до Красносамарской крепости, а при благоРИятных условиях еще выше. В качестве рабочих на судах, кога те шли п р о т и в течения С а м а р ы, и с п о л ь з о в а л и к а т о р ж а н, сь льных и солдат 74.

Преемник К и р и л о в а на его посту, В.Н. Т а т и щ е в, п р и з н а л Последствии резоны в пользу Красносамарской крепости несущественными или сомнительными. Ш т а б экспедиции до прочнооснования Оренбурга оставался в Самаре.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ж Ь Я...

В С а м а р е за всеми административными хлопотами Киридо„ не оставлял научных занятий. Еще на рубеже 1720-30-х гг.

собрал большой материал и задумал на его основе 'Экстракт ] пользе российской истории древней". Однако ему не удалось " 3j многодельством" осуществить свой замысел до отъезда в Орец.

бургскую экспедицию. Поэтому он выхлопотал у обер-прокур 0.

ра Сената А.С. Маслова разрешение взять с собой из сенатского архива необходимые для завершения работы рукописи и книги В экспедиции Кирилов продолжал трудиться над этим и други.

ми сочинениями, собирал новые документы. Он неоднократно обращался в Академию с просьбами о печатании его карт, присылки в экспедицию журналов, учебных пособий, необходимых с п е ц и а л и с т о в. Исследователи научного творчества Кирилова подчеркивают: "Вместе с тем он и сам не забывал время от врем е н и с о о б щ а т ь в А к а д е м и ю о своих достижениях в области предпринятых им в экспедиции работ по изучению природных, экономических и бытовых условий края и присылать собранные гербарии и коллекции минералов" 7 5. Академия наук снабжал* К и р и л о в а в С а м а р е необходимыми книгами и инструментами.

Крупнейший специалист тогдашней России в области топографо-картографических работ Кирилов и во время Оренбургской экспедиции занимался составлением географических карт.

Именно в Самаре при разборе бумаг Кирилова была обнару) жена рукопись его ставшего знаменитым труда "Цветущее состояние Всероссийского Г о с у д а р с т в а ", к о т о р у ю о т п р а в и л и в| Академию наук вместе с другими сочинениями и записками аа тора. О продолжавшейся до последних дней работе над текстом "Цветущего состояния" свидетельствуют вставки в рукописи о местах, изученных в ходе Оренбургской экспедиции, например] о г. С а м а р е, к о т о р ы е д е л а л и сам К и р и л о в и его сотрудники (последние — даже после смерти автора) 76.

Особенно заразил пример Кирилова и приохотил к научным занятиям историей, географией, статистикой молодого б у х г а л т !

р а экспедиции П. И. Рычкова. Э т о происходило не в ущерб od новным служебным обязанностям последнего. В сенатском указ!

от 14 октября с похвалой отмечалось: "от бывшего статского со] ветника Кирилова о всех приходах и расходах с начала той ко!

миссии и по н ы н е ш н е й 1737 год щеты в р е в и з и о н - к о л л е г и м отосланы и из оных краткие экстракты в кабинет сообщены, ко!

торые сочинены по бухгалтерскому обыкновению..." 77.

Условия жизни и р а б о т ы в Самаре были сложными, б ы т совс.ем обустроенным, хотя современники не сходятся здесь вч,..при НАЧАТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 49 FTTA^JLI.

—~~ии Двор, на котором обосновался Кирилов, "был весьма мНеН для стужи жить было неможно.., а в канцелярии прежней х У д " ' т ц а было неможно...", — заявлял В.Н. Татищев. Ему возУМ- д л Тевкелев: "В Самаре в доме, в котором жил статссоветник Кирилов, покоев было довольно.., а хоромы были К плые, а не холодные." Двор Кирилова в Самаре имел 5 "покоТС "- жилых комнат. "Из них в 4 покоях обито холстом и выбелено" К ним примыкали или стояли поблизости "людских 2 избы,

-трои сеней, в одних очаг, 2 погреба ветхие, к о н ю ш н я небольшая, сарай небольшой ветхой" 78.

Многие канцелярские дела при Кирилове велись в его покоях, где он решал важнейшие из них, не выходя и з - з а болезни и накладывая р е з о л ю ц и и п р я м о на п о д л и н н ы е п и с ь м а в м е с т о оформления протоколов, так как ни протоколиста, ни регистратора у него в штате не было. Но дело было, пожалуй, не только в болезни и в походном состоянии штаба экспедиции.

Уйдя от бумажных дел при Сенате с головой в практическую работу по освоению дальней окраины державы, Кирилов особенно возненавидел бюрократические порядки, о чем ж а л о в а л с я Б и р о н у :

"Навещают отвсюду указами, и такими, что жаль листа бумаги на ответы терять, только у меня времени удерживают; хотя бы дали мало основаться и к порядку привести, т о г д а мог бы на пустые требования пустые и ответы на гуляньи писать" 79.

Присутствующие руководители экспедиции, секретари и подьячие занимали две людские избы на дворе Кирилова. Те приказные служители, которым не хватало там места, размещались по разным обывательским избам", что не способствовало соблюдению порядка делопроизводства и "было не без утеснения", х ° т я неудобства от тесноты ощущали далеко не все канцелярские служители, так как дела экспедиции были пока "новозачатые без умножения" 80.

Переезд в Самару облегчил связи с центральными губернияМи и столицами. Во время пребывания Оренбургской экспедиции в Уфе п р и ш л о с ь о р г а н и з о в ы в а т ь собственную п о ч т о в у ю с лужбу до Казани, "но когда комисия в Самару переведена, т о такого учреждения вновь не зделано", а стали посылаться "куРИеры до тех мест", где имелись почтовые станции 81.

В начале 1737 г. край, находившийся в ведении Оренбургской ^Кспедиции, казался достаточно укрепленным и более безопасьщ от башкирских и калмыцких нападений, чем до того времеИ. В ответ на предупреждение о набеге казахов на приволжские р Усские селения и зимовья верных калмыков Оренбургская коОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОД ад миссия в феврале 1737 г. рапортовала: "Что же касается до nD досторожности от киргис-кайсаков, оная всегда имеется, и Я м а н д и р ы не т о л ь к о к т о м у и н с т р у и р о в а н ы, но и частые, ордерами и указами подтверждено и всегда подтверждается" 82 Кирилов начал снова готовиться к походу в Оренбург и хл0 потать о снаряжении в Ташкент "для основания азиатской кои мерции" первого торгового каравана. С последним под видо»

купца должен был отправиться английский морской капита| Эльтон, находившийся в составе экспедиции официально в каче стве астронома "для математических обсерваций". Ему поруча лась разведка "о всех бы тамошних обстоятельствах", а особен но о так занимавшей Кирилова возможности судоходства щ Аральскому морю и среднеазиатским рекам. 23 марта он внов призывает к себе Дж. Кэстля, чтобы снова попытаться угово рить его на путешествие в Индию 83.

Мысленно Кирилов уже видел новые русские поселения в за волжских, оренбургских и казахских степях построенными 27 февраля 1737 г. в Кабинете среди доношений по разным д лам была получена от него просьба о присылке сосудов, книг колоколов "в построенные городки на двадцать церквей" 84.

Смерть расстроила все эти планы. 14 апреля 1737 г. Кирило скончался и 16 апреля был погребен в самарской церкви Нико лая Чудотворца.

10 мая 1737 г. состоялся указ о назначении на место умерш го Кирилова В.Н. Татищева. Однако Татищев не мог прибыть' экспедиции немедленно, не приведя в порядок свои дела на У pi ле. В том же указе говорилось "о оставлении ему прежде отъе:

да своего Сибирских заводов в добром и порядочном с о с т о я т и о снабдении оставших тамо подчиненных ево довольными тому наставлениями" 85.

Временно экспедиция утратила единое управление: "По CMeJ ти Кирилова начальство над Оренбургскою Экспедицией, пер именованной в Оренбургскую комиссию, было разделено меж;

генерал-майором Соймановым, Тевкелевым и Бахметевым..." 84 Из вышеназванных только Л.Я. Соймонов являлся здесь челов^ ком новым и прежде с Кириловым не связанным. Появление ег здесь было связано с кадровыми перестановками, происходи!

шими во второй половине 1736 — начале 1737 гг.

В августе 1736 г. комендант прикаспийской крепости Святог Креста бригадир Соймонов был назначен астраханским вице г у б е р н а т о р о м с поручением ему калмыцких дел и произвол ством в г е н е р а л - м а й о р ы. Осенью того же года майор лейб] „при НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 51 i ГЛАВЛ — " и Семеновского полка Ф.С. Хрущов в чине бригадира за гварД И д pj Румянцева на посту начальника Башкирской комис меИИ Н о уже 21 февраля 1737 г. он сам вслед за Р у м я н ц е в ы м CH fi ш к армии, воевавшей против турок на Украине, сдав конду полковнику Бардукеевичу как "старшему" из ш т а б - о ф и ов закамских ландмилицких полков. Тот временно заведовал ^шкирскими делами до назначения к ним Соймонова, который прибыл в ставку Башкирской комиссии в Мензелинске 24 апреПредполагалось, что Соймонов командируется к башкирским делам "токмо на время, покамест другой на перемену ему, Соймонову, пришлется. А в Астрахани между тем велено оному управление поручить бригадиру и о б е р - к о м е н д а н т у Юнгеру" 8 7.

Однако ему пришлось пробыть в Башкирии и Заволжье почти пять лет. Генерал, впрочем, сосредоточился на руководстве военными действиями против башкирских повстанцев, собственно в оренбургские дела практически не вмешивался, оставив их в ведении ближайших сотрудников покойного руководителя экспедиции.

Еще 31 января 1737 г. Кирилов, почувствовав ухудшение здоровья, передал П.С. Бахметеву, который незадолго перед тем по представлению Кирилова был произведен в подполковники, и секунд-майору Останкову хозяйственные дела по заготовке провианта, по заселению вновь построенных крепостей, по строительству флотилии на Аральском море и по добыче руд. "Дела поважнее или к их решению сумнительные дела", как говорилось в распоряжении, должны были решаться и подписываться 'с общего согласия" с ним, Кириловым 88.

При таком положении вещей самым естественным было продолжение со стороны помощников К и р и л о в а р е а л и з а ц и и планов, сформулированных прежним начальником, без их серьезной ревизии. Эти планы были им хорошо известны, и они были Давно в курсе всех дел экспедиции.

Самый серьезный интерес к дальнейшим разработкам идей и мероприятий Кирилова проявляло правительство. Показателем Тому стало распоряжение временным руководителям экспедиции Разобрании ево писем, и которые до т а м о ш н е й экспедиции к асаются или новые проекты, которые есче в действо не произведены отобрать и, описав, держать особо по описи..." В ответ оьщо послано "доношение подполковника Бахметева о комисс ких учреждениях, какие при Кирилове начаты были, а в действо не произведены" 8 9. Правда, к разбору бумаг умершего так

52 ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЗАВОЛЖЬ*

и не приступили до приезда Татищева, а последний к п о л и ^ ческому и административному наследию Кирилова о т н о с и ^ без особого почтения.

Дела по канцелярии экспедиции, согласно указу Кабинета J 7 мая, принял подполковник Бахметев, Тевкелев же, второй пс значению после начальника человек в экспедиции, находился i отлучке и "тогда еще был на Сибирской дороге" 90.

Первой заботой Бахметева стало снаряжение провиантское обоза в Оренбург. Подрядчиком явился яицкий казак Ларшин который и в предыдущий год брался за поставки провианта i крепости С а м а р с к о й линии. Обоз сопровождал конвой из 5( солдат с пушкой под командой прапорщика Шатрова. Другщ находившиеся в ведении Оренбургской экспедиции подразделе ния Пензенского полка и Уфимский батальон, "которые в Сама ре без всякого дела пребывают", получили приказ "выступить 1 Красный Самарск, где казенных работ довольно, немедленно 1 для участия в строительстве, присмотра за казаками и ссыльны ми, а также для демонстрации своим движением военной а к т м н о с т и на С а м а р с к о й л и н и и, " о т чего следует страх eopai бунтующим". Ведение крепостных работ было поручено инже нер-капитану Ростиславскому, в помощники к которому опреде лялся поручик Спиридов. "А геодезисты вместо кондукторо при нем имеютца, — добавлял Бахметев, — которых определи* ему к работам и к делам и для осмотру крепостей посылать" 9 1.!

Воинские команды должны были также сопровождать суда 1 провиантом, предназначенные к отправке из Красносамарской I другие крепости по рекам Самаре и Яику. Поскольку в предыди щем году не удалось выявить возможную дальность судовог!

хода по Самаре и наличие с нее переволоки на Яик, то р а б о т !

по изучению водного пути и отправке судов были теперь прсН д о л ж е н ы. Команде, отправленной из Бузулука, велено б ы л | и д т и на судах до Т о ц к о й крепости или выше, как смогут, 1 дальше путь должен пройден на легких лодках. К этой к о м а н д под начало боцмана Полева придавалось до 50 чел. бузулуцкид борских и тоцких казаков.

Кроме вышеназванной команды, для поиска водного пути к| мандировался геодезист с конвоем из ста самарских и алексеевС' ких казаков, которых придали в помощь Оренбургской экспедиции. Он должен был измерить расстояние до переволоки и м Яика, а также, по наставлению от Ростиславского, заехать I Тоцкую и указать казакам место под устройство крепости и жилья,.прИ ЧА ТИП ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 53 ИА

- м е Т е в предписал отправить всех служителей экспедиции в БЗХ осамарскую водою, а желающим р а з р е ш и л за свой счет К р а с Н т ь н а подводах. Канцелярия экспедиции временно остап Ч * « в Самаре до прибытия Тевкелева. П о с л е д н и й, у з н а в о ВЗЛ оти Кирилова, возвратился в С а м а р у 31 мая, где 17 и ю н я Г л п о л у ч е н на его имя указ с известием о поручении Татищеву ^ е Н б у р г с к о й комиссии, а башкирских дел — Соймонову. Тевелев фактически стал военным командиром тех сил, что были приданы комиссии. Он вместе с Бахметевым продолжил перевод штата комиссии в Красносамарскую крепость, "куда и сами они на житье переехали". Все служители комиссии "были туда переведены, и по назначенному плану строение домов сильною рукою было начато" 92.

Летом "ходил он, Бахметев, с командою и застроил по Оренбургской дороге крепосцы вверх по реке Самаре Тоцкой, Сорочей, по Яику Караульной... да Берцкой." 9 3 И з похода Бахметев в сентябре вернулся в Самару, где уже находился присланный на место Кирилова Татищев.

Застройка новых крепостей, заселение уже основанных продолжались на тех же основаниях, что и при Кирилове. Согласно рапорту руководства Оренбургской экспедиции, только за период с 24 марта по 1 июня на Самарскую и Яицкую линии прибыло и было поселено всего 473 "разночинца", 204 ссыльных и 9 мордовских крестьян. П р и б ы в а в ш и е в течение осени, з и м ы и весны новые казаки временно оставались большей частью в Самаре и переводились в крепости уже в течение лета 94.

По данным того же рапорта, на 1 июня 1737 г. в крепости по Р- Самаре уже был определен полный комплект поселенцев-казаков (см. табл. 1). А именно по 200 человек были записаны в красносамарскую, Борскую, Тоцкую, Сорочью крепости и 300 Человек — в Бузулуцкую. К р о м е т о г о за р. С а м а р о й в степи Ыла основана Мочинская казачья слобода, куда зачислили на Яси тельство 86 человек.

Подавляющее число поселенцев составили т а к н а з ы в а е м ы е Разночинцы", под именем которых подразумеваются прежде сего русские гулящие и беглые люди. Вольные переселенцы из ^ИзщИх сословий, в основном бывшие крестьяне, составляли поТи три четверти новоприборных казаков, а с учетом принудитьно п е р е в е д е н н ы х с с ы л ь н ы х д о л я п р е д с т а в и т е л е й э т и х Щественных слоев в крепостях и слободах С а м а р с к о й л и н и и февысила 85%95.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ж Ь Я...

–  –  –

Х о т я все приведенные выше сведения были собраны nocj( смерти Кирилова, но они подводят итоги деятельности именц' его администрации по освоению Заволжья. Рычков подчеркива что организатор Оренбургской экспедиции "первое действитеЗ ное основание положил" тем укрепленным линиям, который значительные территории были "от степных народов прикры ты" 9 9.

П о словам того же Рычкова, Кирилов, хотя "разные челове ческие недостатки и пороки имел... и тем разные на себя нарека ния навлек, но сию правду поистине надлежит ему отдать, MI T он о пользе г о с у д а р с т в е н н о й, с к о л ь к о з н а т ь мог, прилежно имел попечение, и труды к трудам до самой своей кончины npj лагал, предпочитая интерес государственный паче своего". Се мье остались только долги умершего да казенный начет в 29(Х руб., и з - з а к о т о р о г о вдову чуть было не л и ш и л и жалованы причитавшегося мужу. Благо, помог получить это жалованье j отец, П.С. Бахметев, исполнявший обязанности главы экспед^ ции д о п р и б ы т и я Татищева в Самару. Правда, затем эта р Л ственная услуга доставила Бахметеву немало неприятностей I нового начальника 100.

По-настоящему заслуги Кирилова были осознаны властями признаны т о л ь к о четверть века спустя. В 1761 г. П. И. Шувал»

в о ш е л с п р е д с т а в л е н и е м в С е н а т : " Ч т о б п о б у д и т ь человек;

употребить все свои силы на службу отечеству — необходим' уверить его в вознаграждении: заслуга является причиною вся даяния, а воздаяние служит полным поощрением к п р е д п р и я Л ям, опасным для того, кто на них отваживается, но полезны для его государя и отечества, и, видится, заслуга с воздаянш т а к сопряжена, как душа с телом. Доверие, которое оказыва нам наша государыня, обязывает нас ходатайствовать за люде которые отваживались на предприятия, оказавшиеся чрезвыча но полезными для отечества. Семейство Ивана Кирилова нах дится в крайней бедности и, можно сказать, остается без проП тания, а Кирилов оказал отечеству знатную услугу: доказател ством служат те плоды, которые получаются от Оренбурга и el губернии.., а на виновнике этого богатства Кирилове до сих п числится долгу 7591 рубль, и этот долг надобно взыскать с сьИ его о б е р - а у д и т о р а Военной к о л л е г и и ". С е н а т решил проси' императрицу о пожаловании Кирилову-младшему 10000 рубл с зачетом в то число долгов его отца 101.

Н о прежде чем заслуги Кирилова станут общепризнанным»

Татищев в 1742 г. бросит тяжелые и резкие слова в адрес свое!

..ПРИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 59 с Т В енника и всей Оренбургской экспедиции, "которую, преД1 идно, по обману Тевкелева и Кирилова... начали,...оное кЗК Чищено более для собственной, нежели казенной пользы" | 0 2.

вь|МЬ о Ц енки, появившиеся в частном письме, он п о в т о р и л и в ^"готовленном для печати "Лексиконе российском": "...СенатсП °й секретарь Кирилов, от беспутных предприятий впадший в К ликие долги и не зная чем отплатиться, по совету с переводчих е вкелевым для того ж искания золота с башкирскую сток о Н у представили и по определению начали, но и те, с великим вредом производя, обман тот узнали" 103.

Не раз Татищев давал негативную оценку Кирилову как администратору. Частично такая оценка находит отражение и в современной историографии, например у А.Г. Кузьмина, хотя последний все же ставит Кирилова в ряд тех, кто "был сознательным борцом за процветание России" 104. В большинстве исследований п р е о б л а д а ю т п о л о ж и т е л ь н ы е о ц е н к и д е й с т в и й Кирилова в Оренбургской экспедиции, если, конечно, не учитывать советскую историографию башкирских восстаний, которая отрицательно характеризует всех участников их усмирения. Чтобы понять причину высказанных Татищевым обвинений, надо обратиться не только и не столько к деятельности К и р и л о в а, сколько к обстоятельствам, связанным с пребыванием во главе Оренбургской комиссии самого Татищева.

ПРИМЕЧАНИЯ Материалы по истории России. Т.1. Оренбург, 1900. С. 1-39;

ПСЗ. Т. IX. № 6571, 6576, 6584; ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 1. Л. 1-2.

; o p РНБ. Ф. 571 Перовские. On. 1. Д. 13. Л. 4 и об.

Hanway Y. An historical account of the British trade over the Caspian ea. - L., 1754. Vol.1. P. 238.

Сборник РИО. Т. 104. Юрьев, 1898. С. 25, 34; Т. 130. Юрьев, 1909.

176.

I Сборник РИО. Т. 104. С. 144, 148.

Материалы по историко-статистическому описанию оренбургскоказачьего войска. Вып. VII. Оренбург, 1907. С. 39-42; РГАДА. Ф.

On. 8. Д. 456. Л. 363-370; Д. 462. Л. 752-753 об.; Д. 487. Л. 83Вестник и м п е р а т о р с к о г о Русского г е о г р а ф и ч е с к о г о о б щ е с т в а.

18 5, 8 -Ч. 1. Кн. 2. Отд. VI. С. 63.

Л, ? Г А Д А. Ф. 7. Оп.1. Д. 611.

Л. 171, 174 об.; Ф. 1336. Оп. 2. Ч. III.

» ^ - Л. 12 об.-13, 21 и об., 24-28.

Сборник РИО. Т. 104. С. 151.

Сборник РИО. Т. 104. С. 202-204; ПСЗ. Т. VIII. № 5993.

Ю ОРЕНБУРГСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ И ПРИСОЕДИНЕНИЕ З А В О Л Ж Ь Я...

РГАДА. Ф. 1336. Оп. 2. Ч. III. Д. 2358. Л. 2-4; Сборник РИп Т. 104. С. 419.

Сборник РИО. Т. 130. С. 176, 188.

Сборник РИО. Т. 104. С. 302-304.

Сборник РИО. Т. 106. Юрьев, 1899. С. 390; Т. 104. С. 480.

Материалы по истории России. Т. 1. С. 9.

Временник императорского Московского общества истории i, древностей Российских. М., 1852. Кн. 13. С. 17; Материалы по исто рии России. Т. 1. С. 99. I Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Вып. 1. Казань, 1889. С. 141.

Материалы по истории Башкирской АССР. Т. 3. М.; Л., 1949 С. 497.

Сборник РИО. Т.111. Юрьев, 1901. С. 334.

Русская Беседа. 1860. № 2. Кн. 20. Науки. С. 200-201.

Русская беседа. 1860. № 2. Кн. 20. Науки. С. 201-202.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 12 об.; Сборник РИО. Т. 111. С. 334.

Рычков П.И. История Оренбургская по учреждении Оренбургской губернии. Оренбург, 1896. С. 18-19; Сборник РИО. Т. 111. С. 301, 330.

Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. Оренбург,

1887. С. 319.

Материалы для истории Академии наук. Т. 2. СПб., 1886. С. 706.

Попов Н.А. Татищев и его время. М., 1861. С. 183.

Рычков П.И. Топография. С. 298.

ПСЗ. Т. IX. № 6890; Рычков П.И. История. С. 23.

ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 15 об.

Материалы для истории Академии наук. Т. 3. СПб., 1886. С. 61.1 Сборник РИО. Т.114. Юрьев, 1902. С. 287; ГАОО. Ф. 2. On. 1. Д

9. Л. 18 об,-19.

Соловьев С.М. Сочинения. М., 1993. Кн. X. С. 582.

Материалы по истории России. Т. 1. С. 21; Рычков П.И. Топог* рафия. С. 312; Сборник РИО. Т. 130. С. 188.

з/ Сборник РИО. Т. 114. С. 210.

Сборник РИО. Т. 114. С. 94.

Сборник РИО. Т. 114. С. 163, 165, 206.

Сборник РИО. Т. 114. С. 209-210.

Сборник РИО. Т. 114. С. 210-211.

Сборник РИО. Т. 114. С. 138-139.

Сборник РИО. Т. 114. С. 212. | Сборник РИО. Т. 114. С. 239-240.

Смирнов Ю.Н. Уездные, городские и временные органы управлЛ мня в Самаре начала и середины XVIII в. II Самарский земский сбош ник. Самара, 1995. С. 5-7.

Сборник РИО. Т. 111. С. 239, 269, 286.

Сборник РИО. Т. 114. С. 239.

Сборник РИО. Т. 104. С. 37-38, 87; Т. 111. С. 411; Т. 114. С. 55, 80. 1 Соловьев С.М. Указ. соч. Кн. X. С. 582.

,.прИ НА ЧА ТИИ ВЕЛИКИХ ДЕЛ" 61 пШЬ.

ГдпО ф. 2. On. 1. Д. 9. Л. 4.

» й ч к о в П.и. История. С. 25.

* Сборник РИО. Т. 114. С. 210.

» Рычков П.И. Топография. С. 312.

я Т и х о м и р о в М.Н. Самара в моей жизни. Самара, 1994. С. 86.

5 рычков П.И. История. С. 25.

5 р ы ч к о в П.И. История. С. 26; Материалы по истории. Т. I. С. 268;



Pages:   || 2 | 3 | 4 |



Похожие работы:

«О РАССЕЛЕНИИ АРМЯН НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ ДО НАЧАЛА XX ВЕКА Н. Г. ВОЛКОВА (Москва) Северный Кавказ представляет едва ли не самую сложную в этническом отношении область нашей страны. Кроме северокавказских народов, здесь живут национальности, основная область расселения котор...»

«Христенко Д. Н. ОЦЕНКА ВОЕННОЙ ОПЕРАЦИИ БУРЯ В ПУСТЫНЕ (1990-91 ГГ.) В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2008/6-1/80.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. Источник Альманах современной науки и...»

«ГУЛЕВИЧ ЛЮБОВЬ АРКАДЬЕВНА ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОРГАНИЗАЦИИ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ПРЕДПРОФИЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ УЧАЩИХСЯ Специальность 13.00.01 – Общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Ижевск 2007 Работа выполнена в ГОУ ВПО "Глаз...»

«2 МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ № 4 2005 Российский журнал истории, теории и практики медиапедагогики СОДЕРЖАНИЕ МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ № 4 2005 Страницы истории Российский журнал истории, теории и практики медиапедагогики Челышева И.В. Журнал основан в 2005 году. Медиаобразовательное движение в России Периоди...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины Е. А. КОВАЛЁВА, Т. В. КОВАЛЁВА ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ТРУДОВОГО ПРАВА БЕЛАРУСИ Гомель ГГУ им. Ф. Скорины УДК 349.2(4...»

«НБ "ТРАСТ" (ОАО) Утвержден Утвержден Советом директоров Общим собранием акционеров НБ "ТРАСТ" (ОАО) НБ "ТРАСТ" (ОАО) Протокол № 10/Н/11 от 21.05.2011 от 30.06.2011 Годовой отчет НБ "ТРАСТ" (ОАО) за...»

«МГИМО, IV МП, 2014/2015 учебный год Страхование в РФ и ЗС Планы семинарских занятий Введение. Что такое страхование. История страхования. Страхование как инструмент (метод, элемент) управления рисками. Профессии в страховании. Система страхового законодательства. Тема 1. Место и роль стр...»

«ШЕР СТЕЛЛА АБЕЛЬЕВНА НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ: ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ, РОЛЬ В СОЗДАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ И РАЗВИТИИ ПЕДИАТРИЧЕСКОЙ НАУКИ В РОССИИ 14.01.08. – Педиатрия 07.00.10. – История науки и техники (меди...»

«Ярулина Динара Руфатовна КУБА В СОВЕТСКОМ/РОССИЙСКОМ И АМЕРИКАНСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ И МАСС-МЕДИЙНОМ ДИСКУРСЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА: КОМПАРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ Специальность 24.00.01 – Теория и...»

«6. теоРия и ПРаКтиКа межКУЛьтУРной КоммУниКации И. Р. Чикалова (Минск, Белорусский государственный университет) БЕЛОРУССКИЙ ВКЛАД В РОССИЙСКОЕ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЕ АНГЛОВЕДЕНИЕ Интерес в дореволюционной России к западной истории, экономике, политике, социальной жизни и культуре стимулировался поиском к...»

«Постовалова В.И. "Монастырь в миру" и его культурно-исторические лики (К богословию православной аскезы) Ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего. Евр 13: 14. тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их. Мф 7: 14 1. Монастырь в миру как духовно-церковное дви...»

«Институт философии Российской Академии наук Кафедра истории и философии науки Кафедра истории и философии науки Института философии является головным учреждением по преподаванию истории и философии науки для аспирантов и соискателей в системе Российской Ак...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филологический факультет Кафедра истории русской литературы Донцова Елизавета Романовна "НОВАЯ ПРОЗА" В. П. КАТАЕВА: ПОЭТИКА АВТОБИОГРАФИЗМА Выпускна...»

«РГУ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ И.М. ГУБКИНА КАФЕДРА ИСТОРИИ АЛЬМАНАХ Студенческих работ Моя семья в годы Великой Отечественной войны (из семейных архивов) Ашков Иван группа ЮР-13-1 Убит под деревней Среднее. Рядом с нами живет поколение моих родителей, бабушек и дедушек, силами и любовью которых мы стали перспективным будущим России. А они, в свою очер...»

«Византийский В р е м е н н и к, том V ХРОНИКА ПЯТАЯ ВИЗАНТИНОВЕДЧЕСКАЯ СЕССИЯ ОТДЕЛЕНИЯ ИСТОРИИ И ФИЛОСОФИИ АН СССР 6— 8 декабря 1950 г. в Москве состоялась очередная, пятая византиноведческая сессия Отделения истории и философии Академии Наук СССР. Время, протекшее с момента...»

«ПИСАРЕВ Кирилл Александрович Проблема соотношения семейного и школьного воспитания в русской педагогической мысли второй половины XVIII – начала ХХ веков 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«© 1993 г. Л. 3АХЕР ПАДЕНИЕ КОММУНИЗМА. ЧТО ДАЛЬШЕ? ОТ ТОТАЛИТАРИЗМА К ДЕМОКРАТИИ, ИЛИ ИЗМЕНЕНИЕ ПАРАДИГМЫ УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВОМ ЗАХЕР Лех профессор (Польша). В нашем журнале публикуется впервые. Фактом, во всяком случае, является то, и это главное в оценке, что мир может быть измен...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Исторический факультет Кафедра мировой истории и международных отношений Центр Азиатско-Тихоокеанских исследований...»

«Рафаэль Сабатини Меч Ислама. Псы Господни. Черный лебедь (сборник) Серия "Мир приключений (Азбука)" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10432791 Меч Ислама. Псы Господни. Черный лебедь : романы: Аз...»

«1. ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Целями освоения дисциплины "История хореографического искусства" являются: знание будущими бакалаврами хореографического искусства основных этапов эволюции хореографического искусства и его высшей формы балета, особенностей искусства танца разных стран, современных тенденций его развития, изучение специфики...»

«БОРОДУЛИНА Светлана Федоровна СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КНИГОИЗДАНИЯ И КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ УДМУРТИИ (1917 1941 гг.) Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ижевск 2005 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении вы...»

«15:. | JAFI Вы вошли как гость: Зарегистрироваться Связаться с нами Поиск. Главная О проекте Курс Еврейская история Курс Еврейская традиция Facebook Бар\бат-мицва Еврейские исторические личности Помощь Главная УРОК 15: ИЕРУСАЛИМ. Содержание Цели урока: 1.Необходимые материалы к уроку: 2.Основные идеи урока: 3. Краткое описание хода урок...»

«КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН Мы, народ Казахстана, объединенный общей исторической судьбой, созидая государственность на исконной казахской земле, сознавая себя миролюбивым гражданским обществом, приверженным идеалам свободы, р...»

«Рахматуллин М.А. Воины России в Крымской кампании // Вопросы истории. 1972. №8. С.94-118. OCR, корректура: Бахурин Юрий (a.k.a. Sonnenmensch), e-mail: georgi21@inbox.ru "Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России" (В.И. Ленин). "Надолго оставит в России велик...»

«ВЕСТНИК 2 МГГУ им. М.А. Шолохова Sholokhov Moscow State University for the Humanities ИСТОРИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ Москва ВЕСТНИК УДК 93/94 МОСКОВСКОГО ISSN 2219-3987 ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА 2.20...»

«company s.r.o. about us о компании Много на планете фирм, предприятий, организаций. Больших и маленьких. Наверное, миллионы. Заходишь на любой интернет-ресурс и читаешь об эксклюзивности и креативности фирмы, о нео...»

«Рабочая программа по истории 7 класса Составил: учитель истории Козлова Н.А. 2016г. Пояснительная записка Рабочая программа учебного предмета "История" составлена в соответствии федерального компонента государственного стандарта...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.