WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (курс для аспирантов 2-го года) Второе занятие. ЮБ: Так, у нас сегодня второе занятие. Прошлый раз я вам показывал наш план работы. Вот, он опять на экране. ...»

МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

(курс для аспирантов 2-го года)

Второе занятие.

ЮБ: Так, у нас сегодня второе занятие. Прошлый раз я вам показывал

наш план работы. Вот, он опять на экране.

Сегодня 4-й и 5-й пункты, выделенные красным цветом. Сегодня сначала я поговорю об особенностях научного исследования как деятельности, а

потом будет некий краткий экскурс в историю: как «докатились» мы до такого состояния, что от науки (особенно, общественной) сейчас, в общем, как от чумы, шарахаются. И только некоторые молодые люди, которые идут в аспирантуру, ещё на что-то надеются.

4) «Научное исследование как особый тип деятельности Первое, что я должен сказать: наука является особым типом деятельности. Вот, смотрите: не классом; не видом, а типом. К сожалению, большинство аспирантов, и даже докторантов не различают типологию и классификацию. И типы точно так же (как в классификации) описывают через какие-то мифические признаки. Я поясню это различие на лошадях (так проще ухватить различие между ними), а потом уже перейду к нашей теме.

«Классификация» была придумана Аристотелем. И она вводилась через родо-видовую картину мира. Т.е. классификация всегда предполагает подведение видов (с особыми сущностными признаками каждого вида) под соответствующий род. Классификации работают только в природном мире. В мире деятельности никаких «классификаций» быть не может. Не пишите в своих диссертациях, какие бы то ни было классификации. Это – грубейшая ошибка. Логическая ошибка. В деятельности бывают только «типы». «Типы»

отличаются от видов следующим. «Типы», во-первых, самостоятельны. Так вводил их Джордж Стюарт Милль в XIX веке. А потом в начале ХХ века Макс Вебер ввёл целый ряд типологий в социальных дисциплинах: типологию власти задал, типологию городов. «Типы» отличаются друг от друга по способу работы людей с тем, что типологизируется.

Я специально для примера взял лошадей, чтобы это было наглядно.

Вверху (на слайде) – разные виды лошадей. И они все подводятся под род копытных: пони, рысак, зебра, тяжеловоз – это всё разные виды. У них разные сущностные признаки. И эти признаки от людей – не зависят. Как и всякая сущность от людей, от их деятельности не зависит. Это – природное.

А ниже изображены разные типы: те же самые лошади могут поразному использоваться людьми. Вот, цирковая лошадь. Это – один тип. Вот, беговая лошадь. Другой тип. На третьем рисунке лошадь как транспортное средство. Это уже третий тип. И четвёртый – использование лошади для передвижения почтовой кареты.

То же самое можно сказать, например, про столы. Видов столов не бывает, поскольку в природе столов нет, это чисто деятельностная конструкция.

Есть письменный стол. За ним – особый способ работы и особый тип. Есть хирургический стол, на нём люди делают совершенно другие «вещи». Делают хирургические операции. Это – другой тип столов. Есть круглый стол, за ним переговоры люди осуществляют. Это – третий тип. Ну, ещё есть много разных столов и они все раскладываются в типологию.

Наш язык очень сильно изуродован разными неправильностями. Мы, например, говорим: «виды спорта». Не бывает «видов спорта». А сказать «типы спорта» как-то даже язык не поворачивается – настолько мы привыкли ко всяким глупостям. Хотя все… «спорты» (так скажем, чуть неправильным языком) раскладываются в типологический ряд, поскольку если люди занимаются лыжным бегом – это не то же самое, что заниматься теннисом, скажем. И с нашими «науками» – всё то же самое. Не бывает «видов страхования». Ну, и всего остального в деятельности.





И, соответственно, научные исследования – это не вид деятельности.

Это – тип деятельности. «Научному исследованию как деятельности» присущи все характеристики, о которых я вчера говорил, когда речь шла о «деятельности вообще». Но как у особого типа деятельности у научного исследования существуют специфические средства, специфические цели и специфические объекты, с которыми имеет дело наука.

И вот, мы сейчас поговорим, в чём, собственно, состоит специфика того, что раскладывается по функциональным местам «цели», «средства» и «объекта» исследования?

На следующем слайде я тоже изобразил акт деятельности научного исследования. Внешне он мало чем отличается от того, что я показывал вам прошлый раз по поводу «деятельности вообще». Но то, что попадает в эти функциональные места – очень специфически выглядит. Сейчас мы это дело будем обсуждать.

Там это всё не так, как, например, в производящей деятельности, или – в образовательной деятельности. В разных других.

Первое, что я должен сказать: на место «цели» должны ставиться те или иные задачи, которые решает наука. Наука, вообще, в принципе, занимается только тем, что решает задачи. «Задача» – это цель исследования, которая имеет соответствующие средства своего достижения. «Задача» этим и отличается, например, от «проблемы». «Проблема» – это такая целевая установка, которая не имеет на сегодняшний день (на данный, конкретный, когда проблема формулируется) способов решения, или – средств достижения поставленной цели.

Вот, была в своё время поставлена цель «вывести космический корабль в космос», а средств и способов её достижения не было. И понадобилось много-много чего сделать с тем, чтобы появились средства, и чтобы корабль полетел. И проблема превратилась в задачу, которая теперь регулярно решается, поскольку теперь средства её решения есть. Каждый год по нескольку раз запускают соответствующие космические корабли.

Акт деятельности – не в «безвоздушном» пространстве существует. Он связан с определёнными, опять же, специфическими областями мыслительной работы. Ну, и не только – мыслительной.

Все научные задачи должны иметь значимость для практической деятельности. Если задача взята не из практики, то она к науке не имеет отношения.

Пример. В своё время кто-то из известных учёных (по-моему, Гейзенберг, но могу здесь ошибиться) говорил, желая «выпендриться» перед публикой, красиво высказаться. Когда у него журналисты спросили: «Чем наука занимается?» Он сказал, что «наука – это такая деятельность, которая позволяет удовлетворять своё любопытство за казённый счёт».

На мой взгляд, это – совершенно неправильная позиция, потому что это приводило и приводит к тому, что порядка 90% всех знаний, которые вырабатывает наука, вообще-то, никому не нужны. Просто, никому не нужны!

Люди на это время тратят, иногда – целые жизни, страна – ресурсы тратит, иногда что-то получали в качестве знания, и оно так под спудом и осталось.

Без всякого практического применения. А вообще-то, знания нужны людям только для того, чтобы лучше жить и действовать. Больше – ни для чего.

Поэтому, если правильно организовывать научные исследования, то задачи-цели для них (для исследований) должны возникать в практической области. В практической деятельности. И оттуда, соответственно, попадать вот в это место (показывает) – в место для цели исследования. На Западе уже давно все эти гейзенберги, фарадеи и другие, которые только из любопытства открывали какие-то научные законы, они уже давно никому не нужны. Все знания теперь делаются строго под заказ соответствующей практической области. Той или иной. Если, например, нужно сделать компьютер более быстродействующим, делают заказ соответствующим физикам, и они, там, кремний или ещё какой-то другой материал определённым образом исследуют с целевой установкой: получить большее быстродействие.

Или вот, пару лет назад, дали Нобелевскую премию двум нашим бывшим соотечественникам, которые сейчас в Лондоне живут… Из зала: Графен открыли?

ЮБ: Да, графен. Графен, говорят, в 1000 раз ускоряет быстродействие компьютера. Если бы просто было ими получено какое-то знание без ориентации на практическую деятельность, никакой бы премии они никогда не получили.

К сожалению, в наших «науках» – и в экономической, и в других общественных так называемых «науках» – цели исследования берутся «с потолка». И это – очень прискорбно, потому что это затрудняет и саму научную работу, и, на самом деле, выхода никакого не даёт. И проблемы с защитами бывают именно из-за этого. И т.д., и т.д.

«Средства», с помощью которых осуществляют исследования. «Средства» тоже не из учебников берутся. Не из головы. «Средства» берутся из так называемой «научно-предметной области» (показывает на предыдущем слайде), из схем научных предметов. Сейчас я об этом специально буду говорить, поскольку «предмет» – это не «объект».

Я на своём веку много диссертаций держал в руках и присутствовал при их защитах. И должен сказать: бесконечная путаница «предмета» и «объекта» исследования! Ну, просто – на удивление часто встречается эта путаница. У меня даже есть одна статья. Можете мой сайт открыть, там, где «Публикации», есть одна моя статья, которая называется «Метафинансы».

Посмотрите. Я специально взял штук 30 авторефератов диссертаций, которые уже защитились. И просто продемонстрировал… ну, полную бессмысленность! И полное непонимание того, что такое «предмет исследования» и что такое «объект исследования». В одной диссертации пишут, что было «объектом исследования», в другой диссертации то же самое называют «предметом исследования». Хотя это – совершенно разные вещи. Сейчас вы это увидите.

Особая область – научно-предметная – она не «научными учёными»

вырабатывается. Она вырабатывается из мыслительных позиций, которые живут и действуют в том, что называется «онтология». «Онтология» – это идеальная действительность бытия людей. Это то, как мир «устроен на самом деле». Занимаются этим философы и методологи (на слайде две фигурки, помеченные «ФИ» и «МЕ»). Соответственно, вот эти стрелочки показывают, откуда что берётся. А потом уже из схем научных предметов (а предметов много, в разных науках – свои) конкретные предметы берутся и применяются в качестве средства для исследования объектов изучения.

«Объектами» исследования нигде никогда никакие вещи, взятые из эмпирии, не были. И не могут быть! Наука (любая!) не может исследовать вот ту «натуру», с которой мы имеем дело по жизни, которую можно пощупать, которую можно ощутить другими органами чувств. Наука имеет дело с идеальными объектами. На слайде «ИО» – это «идеальный объект» исследования. На следующем занятии, когда дойду до пункта «Устройство классического научного знания» нашего плана лекций, я буду специально говорить об идеальных объектах. Как они конструируются? И откуда они берутся?

Ну, а результатом научного исследования является «знание» (на слайде «ЗН»), которое, опять же, должно «переваливаться» в практическую область.

И «знание» является одним из важнейших типов средств практической деятельности. Мы об этом тоже будем специально говорить.

Вот эти две фигурки, которые изображены в идеальной действительности (я уже это говорил), – это философы и методологи. Философия – это не наука. Когда говорят «кандидат/доктор философских наук», это просто советская чушь. Когда-то неграмотные советские чиновники все на свете интеллектуальные дисциплины сделали «науками», приравняли друг к другу.

Нет такой науки, называемой «философия». Философия не занимается исследованием идеальных объектов. Философия не берёт задачи в качестве своей целевой установки из практической области. У философии совершенно своё направление мыслительной работы. Философия, как говорят те люди, которые в этом действительно что-то понимают, «вскрывает сущность мира». А это – совершенно другое. В т.ч. в течение многих столетий философы занимались тем, что «прочищали» понятийные ряды. Благодаря этому теперь цивилизованные люди могут одно отличать от другого. Не было бы вот этой философской «прочистки» понятий, мы бы без конца путались во всём. Ну, многие до сих пор путаются.

Ну, а методологи… Я про них уже говорил прошлый раз. Они занимаются тем, что разрабатывают «средства деятельности». Самые разной. В т.ч.

– научной деятельности.

Следующий слайд. Это – состав, или морфология (если употреблять тот термин, который я уже прошлый раз использовал) научного предмета.

«Научный предмет» – это мыслительный «комбайн» по производству знаний. Этот «комбайн» состоит минимум из 8 функциональных позиций, которые здесь обозначены. Вверху – первые две: «проблемы», которые люди, рано или поздно, переводят в разряд «задач», которые потом наукой решаются в той ли иной области.

Кроме «проблем» и «задач», в научном предмете имеется объектноонтологический блок: всякая наука всегда опирается на те или иные объектно-онтологические представления, на представления о том, как «мир устроен на самом деле». «Онтос» по-гречески – это «сущее». «Онтология» – это «учение о сущем». А «сущее» и «существование» – это одного корня слова.

Онтология – это то, что «существует на самом деле». Т. е. не видимость, с чем мы имеем дело в быту. Наши глаза, другие органы чувств нас без конца обманывают. Мы живём, в общем, в основном среди фантомов. А наука пытается прорваться к тому, что на самом деле существует, но не дано нам в ощущениях. Т.е. прорваться за эту видимость. Ну, и, соответственно, в разных областях знаний, в разных науках имеются свои такие, частные онтологические «срезы». Они носят название «онтики». Соответственно, та или иная наука обязательно должна опираться на какую-то онтику. И из этих частных онтологических представлений формируются «идеальные объекты»

исследования, или «модели», которые затем изучаются. Модели вот этих вот онтологических представлений.

Кроме этого, в научном предмете имеется блок «фактов», или «эмпирический материал». Всякая наука всегда задействует тот или иной эмпирический материал. Но ни в коем случае нельзя одной эмпирикой ограничиваться… Я сколько раз встречал, когда люди думают, что в научном исследовании главное – набрать эмпирический материал, «просеять» его через чтото, посчитал какие-то коэффициенты на этом материале, и всё! На этом «научное исследование» закончилось. Фактический материал – очень важен, но он не главенствующую роль играет в научных исследованиях.

Кроме этого, в состав научного предмета входят «методы» и «методики», которые применяются в процессе исследования. Самые разные, начиная от математических методов и кончая разными другими.

И кроме этого, в состав научного предмета каждой науки входят «средства выражения». Это – разного рода языки, которые в науках используются:

в физике – свой язык, в экономике – свой язык. Сюда же входят разные системы исчисления, которые, опять же, в разных науках разные. Разные логики. Это всё относится вот к этому блоку – «средства выражения».

Ну, и, наконец, «знание» – это тот продукт, который то или иное конкретное исследование должно иметь в качестве результата.

Чёрными стрелочками показано, откуда это всё берётся. А знания, наоборот, из предметной области уходят. И я уже на предыдущем слайде показывал, что знания потом «переваливаются» (должны «переваливаться») в практическую область и там задействоваться в качестве специфического средства деятельности. Практической деятельности.

Синие стрелочки – это внутренние связи между вот этими функциональными блоками предметного «комбайна». Собственно, благодаря этим связям этот предметный «комбайн» и работает как «машина по выработке знаний».

Соответственно, факты берутся извне, используются в исследовании идеальных объектов, или моделей. Методики берутся извне. Это – не область деятельности самого учёного, «научного учёного». Учёный всегда заимствует эти методы. Средства выражения тоже берутся извне. И благодаря этим языкам и другим средствам выражения, фактический материал каким-то образом обозначается, модели каким-то образом представляются и изображаются. И онтологические представления тоже должны иметь соответствующие средства выражения. Во всяком случае, должен быть язык, который изъясняет, с какой объективной областью данное научное исследование должно иметь дело.

Ну, а всё начинается с задач. Я с этого, собственно говоря, начал говорить, поскольку «задача» – это целевая конструкция, которая должна быть реализована, получена, достигнута. Ну, а в методологии (напомню ещё раз) «цель» – это идеальное представление того результата, который должен быть получен в той или иной деятельности. Вот, в научной деятельности «задача»

должна решаться за счёт получения соответствующего знания, которое учёный должен сначала в качестве гипотезы предположить, а потом показать, что это – действительно, знание. Знаниевая конструкция, т.е. имеющая соответствующие доказательства и подтверждения.

Всякий предмет науки – системно организован. И «системно организован» вот в том смысле, в котором мы обсуждали прошлый раз.

Вот, смотрите. Эти блоки морфологического наполнения научного предмета укладываются в соответствующие функциональные места.

«Проблемы» и «задачи – находятся в целевом функциональном месте… Да, я забыл сказать, что наука, как правило, не имеет дело с проблемами (т.к. не разрабатывает средства исследования). Проблемы сначала должны быть переведены (методологами) в разряд задач. Это символизирует вот эта (показывает) горизонтальная чёрная стрелочка от «проблем» к «задачам». И последние потом превращаются в целевые установки, которые и достигаются в научных исследованиях.

«Проблема» в науке (это известно давно, со времён древних греков так было сформулировано; и, в общем, до сих пор никто ещё этого положения не пересмотрел) – это нахождение, нащупывание научного парадокса. «Парадокс» – это когда относительно одного и того же объекта исследования есть два (по крайней мере, два) знания, и они прямо противоречат друг другу. Это называется «ситуацией парадокса». Если возникает ситуация парадокса, то это формулируется как проблема. После этого пытаются выяснить, почему разные знания (которые до этого признавались именно как знания; т.е. это – не гипотезы, а уже подтверждённые знания), тем не менее, противоречат друг другу.

Ну, самый классический пример научного парадокса был в химии (на самом деле, парадоксов очень много было получено, зафиксировано в истории человечества, и потом постепенно переведено в разряд научных задач).

До поры до времени, с XVII по XIX век включительно, как известно, существовала только «химия состава». Ну, когда… может быть, вы из школы помните «неорганическую химию»… H2O и т.п.… когда каждая молекула изображалась буквами и соответствующими цифрами – сколько, каких атомов в соответствующей молекуле. H2O – это значит, два атома водорода и один атом кислорода. Ну, и т.д., и т.д. Химия, соответственно, выросла на том, что в течение трёх столетий фактически развивалась химия состава. А в начале ХХ века химики столкнулись с парадоксом. Выяснилось, например, что у двух разных веществ – у графита и у алмаза – молекулярный состав один и тот же. И графит, и алмаз состоят из атомов углерода. Но свойства – совершенно разные. А в химии состава считалось (и это тоже было законным знанием, твёрдо установленным, много раз проверенным), что свойства вещества зависят от химического состава этого вещества. Соответственно, если установлено, что вещества состоят из атомов углерода, то и свойства у них должны быть одинаковые. Между тем, даже не химику, даже на обыденном уровне, понятно, что графит можно пальцами растереть, а алмаз и кувалдой не разобьёшь. Т.е. свойства – просто, принципиально разные. Это – типичная ситуация парадокса. Стали разбираться… И выяснилось, что, помимо химического состава, у всякого вещества есть ещё и молекулярная структура. С соответствующими структурными связями между атомами. И у графита структура оказалась слоистой, а у алмаза структура связей оказалась очень жёсткой. Отсюда – и свойства совершенно разные. Соответственно, этот парадокс был переведён в разряд задач. И дальше – открылась эпоха так называемой «структурной химии». Или её ещё называют «органической химией».

Ну, я возвращаюсь к «функциональной структуре» научного предмета (новый слайд). Функциональная структура состоит из следующих мест: это – целевое функциональное место; оно наполняется проблемами и задачами.

Это – объектное функциональное место; сюда помещается то, что потом служит в качестве объекта исследования. Это – материальная составляющая и соответствующее функциональное место; сюда помещается материал, который служит для подтверждения модельных построений объекта исследования. Это – средствиальное функциональное место. А это – функциональное место для результата исследования, результативная функция у него.

И точно так же, как я прошлый раз обсуждал, что всякая система деятельности начинается с процесса деятельности, соответственно, научное исследование имеет тоже свой собственный целевой процесс.

Из зала: Именно в такой последовательности процесс идёт: цель, объект, материал…?

ЮБ: Да именно так: начинается с цели-задачи и заканчивается знанием, соответствующим поставленной цели. Нельзя начинать исследование, если не знаешь, что хочешь получить. Это – полная бессмыслица думать, что я сейчас, там, что-то посчитаю и, может быть, какой-то результат получится.

Никакого результата не получится, если нет соответствующей целевой установки. А если что-то и получится, это всё равно никому не нужно будет. Изза этого, кстати, Академию наук РАН сегодня гнобят, и скоро просто разгонят. Её уже почти разогнали, а скоро совсем добьют, потому что наши учёные привыкли исследовать только то, что могут делать, а не то, что требуется практике. И это у них называется «научным исследованием». Не то, что нужно, а то, что могут! Есть какая-нибудь установка в институте, какой-нибудь спектрометр, и человек всю жизнь измеряет разные спектры разных веществ.

Кому? Зачем? – совершенно непонятно.

Вот – генетическая структура научного предмета. Любого научного предмета.

Целевая функция берётся из практической области. Объектная функция наполняется тем, что в философии и в методологии нарабатывается. «Объекты исследования» в обыденной жизни не живут. Они существуют в идеальной действительности бытия, или в онтологии. Наука должна исследовать то, что на самом деле существует, а не то, что нам кажется.

Вот, мы смотрим на рельсы, а они, как бы, на горизонте «сходятся».

Даже вот сейчас я на ряды парт, что передо мной, смотрю, и мои глаза меня обманывают, как и всех остальных: мне кажется, что ряды туда клином сходятся.

Смотрю на белую поверхность, глаз воспринимает эту самую «белизну». На самом деле, никакой же «белизны» нет. А есть электромагнитные волны света соответствующего спектра, или частоты, которую глаз воспринимает как «белизну».

Ну, и так – по любому поводу. Смотрим на небо и видим: солнышко «всходит на востоке», а «заходит на западе». На самом деле, как давно известно, ни на каком востоке оно не всходит. Но глаза нам врут. И нас потом в школе переучивают: на самом деле, это Земля крутится, и не с востока на запад, а, наоборот, с запада на восток. И т.д., и т.д. По любому поводу.

Но возвращаемся к генетической структуре научного предмета. Средствиальный функциональный блок наполняется из методологии, исключительно. Вот, все крупнейшие учёные прошлого, которые на слуху, и про которых мы с детства привыкли думать, что они – великие «научные учёные», это были методологи. Тот же самый Декарт, тот же самый Ньютон, тот же самый Галилей, и эта череда великих теперь уже довольно значительная. Это

– те люди, которые создавали те или иные науки. Вот, смотрите: учёный никаких наук не создаёт. А когда человек такие вещи делает, он работает исключительно как методолог.

Например, был такой Курнаков Николай Семёнович, который начитался трудов великого немецкого методолога Кассирера… Был такой – Эрнст Кассирер, у него есть несколько толстенных книг; одна из его книг называется «Субстанция и функция». Он прочитал эту книгу, сильно проникся идеями Кассирера и придумал новую науку, которая теперь называется «Физическая химия». Стал академиком. Стал классиком. Сейчас эта научная область довольно интенсивно развивается учёными-химиками. Но когда Курнаков это впервые строил, он не был ни химиком, ни физиком. Он был методологом, поскольку изобретал средства работы в физической химии.

То же самое – Галилей, создатель механики. Современной механики.

Когда он это дело изобретал, он, соответственно, работал как методолог. Т.е.

изобретал научные средства, с помощью которых потом учёные могли работать. И так по любому поводу.

Ну, а вот это место, которое реализует материальную функцию научного предмета, наполняется жизненной эмпирией. Из жизни берётся эмпирический материал для этого места предметного «комбайна».

Ну, и вот – системное представление любого предметного научного исследования (следующий слайд).

Если учёный хотя бы один из этих блоков и мыслительных планов не задействует, никакой он не учёный. Никакого научного исследования он не сделает. Никогда!

Соответственно, нужно понимать, откуда берутся цели? Откуда берутся средства? Откуда берутся факты? Т.е. нужно рефлексивно удерживать генетическую структуру. Нужно разбираться, хотя бы чуть-чуть в том, что вы берёте из методологии, в том, что вы берёте из практической области.

За генетической структурой идёт морфологическая структура научного предмета. Соответственно, нужно понимать, как устроен предметный «комбайн» научного исследования. И как он функционирует, работает. Это – действительно логический «комбайн». Если вы себе не представляете это, а, наоборот, представляете предмет своего исследования вещно, соответственно, описываете как некую вещь, то никакого исследования не случится.

«Предмет» – это логическая конструкция. Это то, с помощью чего ты что-то ухватываешь и перерабатываешь, и получаешь в форме знания. А вовсе не то, на что ты смотришь. Вот, мы привыкли думать, что вокруг нас – одни предметы находятся. Это обыденное представление, что все окружающие вещи – это «предметы», нас всё время сбивает с толку. В науке «предметом» называется логическая машина, с помощью которой вы производите исследование.

Дальше идёт функциональная структура. Ну, сам процесс научного исследования, который должен последовательно через все эти блоки проходить и реализовывать ту целевую установку, или решать ту задачу, которая была изначально поставлена.

Есть такой трафарет для написания Введения диссертации и автореферата, там один из пунктов называется: «Цель исследования и задачи». И люди пишут в своих диссертациях: «Цель – такая-то…» Причем, чаще всего в качестве «цели» берут и формулируют какое-нибудь «средство». Т.е. средствиальную вещь называют «целью». Например, «целью исследования являлось проанализировать…» и трам-тара-рам … чего-то. Любой анализ – это средство, никакая не цель. А цель – это некая задача, которая должна быть решена и получено решение в форме знания.

А потом, так сформулировав «цель», начинают придумывать: «в соответствии с этой целью были выделены следующие задачи…» И начинают перечислять. Чаще всего эти «задачи» к сформулированной «цели» не имеют никакого отношения… К сожалению, это наша всеобщая беда!

Смотрите. Результатами научных исследований являются знания. И «знания» бывают разных типов. Типология знаний замкнута на смысловую фокусировку самого исследования. Сейчас я поясню, что это такое, что значит «смысловая фокусировка исследования».

Исследование может фокусироваться на трёх вещах:

на целевом результате деятельностного преобразования (смотрите: не вашего исследования, а деятельностного преобразования, какого-то, практического);

на исходном материале деятельностного преобразования (т.е.

где-то в практической области какой-то материал служит для какого-то деятельностного преобразования, и на нем может быть сфокусировано научное исследование; ну, тот же самый графен, его изобрели… «Графен» – это искусственная конструкция, это – вещество, которое на какой-то другой основе «размазывается», ну, как масло намазываем на хлеб, только слой этого «размазанного» графена, толщиной в один атом; и возникают сразу другие эффекты);

ну, и исследование может фокусироваться на процессах естественного превращения объектов («естественное» – имеется в виду не «искусственное»; то, что люди делают, это – «искусственное преобразование», всегда; а «естественное» – это превращение, когда что-то превращается во что-то другое без участия людей; ну, железо – ржавеет, хотим мы или не хотим, оно всё равно ржавеет; деревяшка – гниёт; лет 30 пройдёт – эта деревяшка (показывает на столешницу) сгниёт, и её выбросят отсюда, может быть, даже раньше выбросят; и это происходит безотносительно того, хотим мы этого или не хотим; просто, в самом веществе есть естественные процессы, и на них могут фокусироваться научные исследования; я сейчас поясню, для чего это нужно; чаще всего думают совсем неправильно).

Вот, смотрите: здесь (на следующем слайде) тоже нарисован акт практической деятельности (только более детально прорисованный), и соответствующие знания в качестве одного из типов средств.

Существует три типа деятельностных средств, они на слайде написаны разными цветами, такими же цветами, как на самом рисунке-схеме изображены: сиреневым цветом показаны «инструментально-орудийные средства», здесь есть операции, есть инструменты, здесь есть технологии и т.д.

Светло-коричневым цветом изображены «субъективно интериоризированные средства», т.е. то, что человек осваивает и у него на его персональных способностях фиксируется; одно дело – «мышка» (показывает) – это инструментально-орудийное средство, но если я не освою работу на этой мышке, с этой мышкой, то у меня не будет вот этого коричневым цветом нарисованного блока – это «способности», а это – «табло сознания» (так условно изображают методологи). Табло сознания всегда имеет соответствующие «интенции» – направленность на цель, на орудия, на что-то другое.

«Интенция» – это направленность вашего сознания. Оно всегда вывернута во вне. За собой понаблюдайте: вы всегда не внутрь себя смотрите, а всегда – на что-то. Это ваши интенции; на схемах методологов они изображаются такими стрелочками, идущими от табло сознания.

И, наконец, третий тип средств – это «знаниевые средства», помечены красным цветом.

Знания бывают также трёх разных типов: во-первых, «практикометодические», вот они здесь; во-вторых, «конструктивно-технические», вот они, и «естественно-научные», вот они (показывает на схеме акта производящей деятельности).

Теперь снова – на счёт фокусировки, про которую я чуть выше говорил: «типология знаний замкнута на смысловую фокусировку». Конструктивно-техничесие знания фокусируют применение средств, как орудийных, так и субъективно интериоризированных, т.е. освоенных человеком, на «объекте преобразований». На схеме смотрите: вот – деятельностное преобразование – синяя горизонтальная стрелочка, символизирующая преобразование объекта (Об) в продукт (Пр). Соответственно, вот этот красный пунктирный овальчик, «стягивающий» средства с объектом преобразования, что означает «фокусировку на объекте», закрашенном в чёрный цвет.

Вот (показывает) – другая фокусировка – на продукте, который целевой установкой задаётся (я вам говорил раньше, «цель» любого деятельностного преобразования – это идеальное предвосхищение того результата, того продукта, который должен быть получен в деятельностном процессе). Соответственно, на схеме есть другой овальчик, стягивающий сознание, применение средств и целевой продукт.

Из зала: Скажите, пожалуйста, а что означает на схеме «Е/Н знания»?

ЮБ: Это – естественно-научные знания; я сейчас до них дойду.

Из зала: А что такое «Е-превращение»?

ЮБ: Это – естественное превращение. Деревяшка естественно гниёт, без нашего участия. Вот, смотрите: синяя стрелка – деятельностное преобразование, всякая деятельность – искусственна; то, что человек делает – это его искусство. А то, что происходит без людей, это – естественное, природное.

Вода – течёт. Хотим мы или не хотим, она – текучая, зараза. Хотим мы или не хотим, железо – ржавеет. Мы – стареем, естественным образом. Это всё – естественные превращения. И обратите внимание, как это Е-превращение нарисовано на схеме: оно – вне акта деятельности. То, что в границах акта (в рамочке) – подконтрольно деятелю, а то, что вне – не подконтрольно, поскольку природные законы работают без людей, и людей не «спрашивают».

А Е/Н-знания, естественно-научные знания получаются тогда, когда учёный свои средства и внимание направляет, состредотачивает на этих процессах естественного превращения (Е-превращения): на схеме – красная пунктирная стрелка, идущая от учёного к процессу Е-превращения.

Когда экономисты… (я буду про это ещё специально говорить)… позаимствовали у физиков посылки и методы представления объектов исследования, они встали на гиблую тропинку. И здесь Джевонс и Вальрас сыграли зловещую роль, а Альфред Маршалл их бредни популяризировал. Слышали, наверное, про таких экономистов, да?

Из зала: Предельная полезность… ЮБ: Да, да. «Предельная полезность» была взята из физики, там просто слова были у физиков другие, а сама идея и математика – из термодинамики. И они стали представлять нашу экономическую жизнь так же, как это было построено в термодинамической физической теории. А потом про это всё (откуда всё пошло) – забыли, и мы теперь изучаем экономику, представляя её так же, как физический мир представлен в термодинамике. Наработаны соответствующие средства, люди, не задумываясь, берут и начинают их применять. Получают результаты, которые по своему типу соответствуют естественному превращению. Т.е. людей там нет. Люди в экономике (с точки зрения этих экономико-математических построений) ничего, на самом деле, не делают. Нефть сама производится. Автомобили – тоже сами получаются, а потом сами же куда-то деваются. Появилось что-то – а потом исчезло, «потребилось». Так трактуется всё в экономической теории так называемого «мэйнстрима».

Это вот, естественно-научная, такая, установка. А первыми двумя фокусировками (практико-методической и конструктивно-технической, с получением соответствующих знаний) наши «науки» не занимаются. Хотя, по идее, мы бы все с вами должны были, прежде всего, сосредотачиваться на получении практико-методических знаний и соответствующих исследованиях. Ну, конструктивно-техническая фокусировка – это чисто техническая вещь. Там – изобретение материалов, тех же самых композитных материалов, про которые я прошлый раз говорил. А вот практико-методические знания, по идее, это, как раз то, чем мы с вами и должны были бы заниматься. Т.е.

фокусироваться на том продукте, который должен быть получен в процессе практического деятельностного преобразования. В той или иной области деятельности. И, соответственно, изучать, как это можно делать.

На следующем слайде, названном «Смысловые фокусировки разных типов знаний» всё сказанное выше я собрал в «концентрированном» виде.

Первый тип знаний – практико-методические – имеют вид… и дальше красным цветом написано: «чтобы получить продукт К, нужно взять объект А и к нему применить деятельностные операции,, ». Это знание – «предписание для деятельности». Мы этим, к сожалению, не занимаемся, совсем!

Хотя наш университет, по идее, должен был бы специализироваться именно на таком типе исследований с целью получения именно данного типа знаний.

Дальше идут конструктивно-технические знания, для их получения нужна фокусировка на объекте преобразования. И, соответственно, форма знания имеет вид: «если к объекту А применить деятельностные операции,,, то получится продукт К». Если автомобильный аккумулятор сделать из графена, то он будет заряжаться за 5 минут и на нём можно проехать на электромобиле 1000 км без подзарядки. И это уже делается. Это конструктивнотехническая, это – не наша научная область, по понятным причинам, мы на другом специализируемся.

А дальше – про естественно-научные знания. Смысл фокусируется на «природе» объекта деятельностного преобразования. Т.е. смотрите: ставится целевая установка – получить то-то. В качестве цели ставится. А результат получается другой. И возникает разрыв. Спрашивается: почему? А потому что объект преобразования «сопротивляется». У него есть внутренние собственные законы жизни, и он сопротивляется нашему преобразующему воздействию на него. Ну, точно так же, я пальцем или ладонью не смогу обстругать эту доску, потому что доска сопротивляется. У меня это средство выбрано неправильно: пальцем или ладонью я не смогу обстрогать доску. А если я возьму топор или рубанок, то – совершенно, запросто.

И смотрите, что на слайде написано: создаётся разрыв между целями деятельности и тем, что получается на самом деле. И возникает необходимость научного объяснения причин разрывов. Вот этим занимаются естественно-научники.

Экономика, взяв на вооружение физические методы исследования совсем нефизического, а общественного мира, экономического мира, должна была, по идее, выявлять сопротивляемость людей в деятельности. Почему планируют одно получить в экономике, а получают всё время другие результаты. Ну, например, планируют, что курс доллара будет, скажем, 50 рублей, а он вдруг – раз! И становится 75. Спрашивается: почему так вышло? Старались получить одно, а получили совсем другое! И, по идее, экономисты и другие специалисты в области общественных дисциплин должны были бы выявлять эти причины расхождений, раз уж они встали на естественнонаучную позицию. К сожалению, у нас и здесь ничего такого нет, даже – близко!

В этой установке знания фиксируют естественные, т.е. вне искусственной деятельности, процессы, подчиняющиеся внутренним законам объекта.

Форма собственно научного (Е/Н-знания – это и есть «собственно научные знания)… Позже я покажу, что первые два типа знаний к той классической науке, которая создавалась в XVII веке и которая сейчас терпит крушение, прежде всего, в общественных областях (с естественно-научной установкой), отнести нельзя. Если – по-хорошему.

Форма Е/Н-знания написана на слайде так же красным цветом: «при наличии условий p и q с объектом А могут происходить изменения c и d».

Или: «изменение объекта А подчиняется закону F».

Вот, смотрите: всякий закон, который выявляют учёные, он предназначен для того, чтобы его потом обходить с помощью деятельностных средств. Я вам приведу совершенно очевидные примеры.

Всем известен закон скорости распространения звука в воздушной среде: 330 метров в секунду. Этот закон был установлен достаточно давно. И это стало установкой для того, чтобы придумать способы обхода этого закона. И придумали! Придумали, например, лазер. С помощью определённой настройки лазера по лазерному лучу теперь звук можно передавать в воздушной среде с любой скоростью. Хочешь – со скоростью 1000 м/сек. Хочешь – со скоростью 3 м/сек. Хочешь – со скоростью света. С любой скоростью.

Есть закон всемирного тяготения. И это послужило установкой для нахождения способов и средств преодоления этого закона. Мы поэтому теперь летаем на самолётах. Выходим в космос.

И все естественно-научные законы нужны людям для того, чтобы придумать способ их обхода. А все наши экономисты стараются сделать обратное. Ну, раньше говорили так же, как в физике: у них «физические законы», а в экономике пытались открывать «экономические законы».

Сейчас, правда, мягче говорят: «экономические закономерности», которые должны, тем не менее, подтверждаться! Какой-нибудь прогноз делают на будущее, потом ждут, чтобы прошло соответствующее время, чтобы можно было сравнить:

жизнь совпала с этим «законом» или не совпала?

Вот, смотрите: в экономике прогнозы нужны только для того, чтобы включить деятельностную «машинку», и чтобы этот прогноз – никогда не сбылся! Например, если мы понимаем, что всё идёт к тому, что доллар будет стоить 120 рублей (такой, например, прогноз получается, исходя из прошлых тенденций падения рубля), это должно служить поводом для нахождения способов, как этого не допустить. А вовсе не для того, чтобы какой-нибудь учёный сказал: «Вот, видите. Я же предсказывал. Оно так и случилось».

Да, грош цена такому «предсказанию»! Потому что всякие прогнозы могут, по идее, делаться только относительно законосообразных процессов, которые имеют собственные естественные законы. В экономике законосообразных процессов нет. Поэтому бессмысленно прогнозировать. То, что Улюкаев без конца говорит по телевизору, что, «вот, мы вынуждены были скорректировать прогноз развития экономики», пятое-десятое… И опять корректировали, только что. Недавно, дня два назад опять «светился» на экране телевизора, объяснял: «Мы вынуждены были опять скорректировать прогноз».

Гнать их оттуда нужно метлой поганой, поскольку совершенно не понимают, что делают. Прогнозы нужны не для того, чтобы их «корректировать». Они нужны только для одного: чтобы найти способ, позволяющий его обойти, не допустить, чтобы он сбылся, совпал с реальным ходом событий.

Поскольку, ещё раз повторяю, всякое естественно-научное знание – это ограничение для деятельности. А следовательно – повод для её (деятельности) развития.

Теперь: эти три типа знаний «живут» в совершенно разных местах.

На слайде изображены две области, они разделены красной штрихпунктирной линией: верхняя – идеально-предметная область, и здесь живут «научные учёные» с их идеальными объектами, с их идеальными конструкциями, которые они исследуют. А внизу – практико-реалистичная область. И здесь «живут» знания других типов – знания практико-методические и конструктивно-технические.

Соответственно, на схеме – две фигурки-позиции:

методист и техник.

Знания, которые вырабатывает естественно-научный учёный, служат ограничением для практической деятельности. А знания, которые вырабатываются в практико-методической области и в конструктивно-технической, это – знания-предписания для деятельности: нужно действовать так-то и так-то, тогда будешь получать такие-то результаты. Поэтому у этих двух последних типов знания – совершенно другая форма – это схемы нормпредписаний (N-схемы) для деятельности.

Так, я первый пункт сегодняшней повестки закончил. Может быть, есть какие-то вопросы?... Нет.

Я понимаю, что я – «галопом по европам». Чуть-чуть помечая только.

У меня времени совершенно нет. А тут по каждой картинке можно 12-ти часовую лекцию читать… Из зала: А что такое «знание-предписание»?

ЮБ: Я вам говорю: «Сергей, нужно писать правой рукой, слева направо».

Из зала: Это – предписание?

ЮБ: Да, это – предписание.

Из зала: А знание-ограничение?

ЮБ: А ограничение… Например, нельзя делать стул, чтобы его сидение было из воды. Это – ограничение для сидения. Нельзя делать пол из бумаги. Будет проваливаться под ногами. Или нельзя делать лаги под полом из картона. Поскольку существуют естественные законы прочности того или иного материала. И это служит ограничением для соответствующей деятельности. Ещё какие вопросы?

Кстати, к слову пришлось. Слово «предрассудок» имеет в нашем языке не очень хороший смысловой привкус. Считается, что предрассудки – не очень хорошая вещь. И лучше с предрассудками не связываться.

На самом деле предрассудки очень важны в жизни людей. Вы вдумайтесь в само звучание слова. Это то, что находится «перед рассудком». Перед вашим рассудком. Т.е. вот – рассудок, а это – то, что перед ним находится.

Ну, так же, как в таких выражениях: «пред-посылка» (т.е. перед посылкой), «пред-история» (т.е. перед историей), и т.д.

Мы все пользуемся гигантским количеством предрассудков. И благодаря этому мы не сходим с ума. Поясню на примере. Когда вы идёте по тому же самому полу (неважно: здесь или в другом месте, где угодно), вы идёте, не задумываясь над каждым своим шагом, потому что у вас есть предрассудок (как условие работы вашего рассудка), что этот пол не провалится. Вы вчера ходили здесь. Позавчера ходили… Ваш опыт это подсказывает и, соответственно, формируется такой предрассудок, благодаря чему вы идёте, не задумываясь. А если бы этого предрассудка у вас не было, вы бы опасались за каждый свой шаг. Ну, как при ходьбе по болоту.

И так – по любому поводу. Вы вечером ложитесь спать, и у вас есть предрассудок, что завтра вы проснётесь, и жизнь будет продолжаться. Всё, в чём мы живём, всё обставлено такими предрассудками. Это – условия для нормального восприятия жизни. И если научиться выделять такие предрассудки, появится очень большое подспорье для научной деятельности. Потому что это, на самом деле, определённые условия для существования тех явлений, к которым мы привыкли. Изменив предрассудок, мы изменим явление.

Но это – к слову. Теперь поговорим немного об истории того, как науки формировались. Науки нового времени.

5) Историческая эволюция «целей», «средств» и «объектов»

научного исследования Вот здесь (на слайде) фрагмент стихотворения Омара Хайяма. Мне он нравится тем, что он позволяет о более серьёзных вещах поговорить.

«В одно окно смотрели двое:

Один увидел пыль и грязь, Другой – цветы и небо голубое.

В одно окно смотрели двое… Вот, я условно здесь так и нарисовал: два человека смотрят в одно место, но видят – совершенно разное. И возникают вопросы. Глаза-то у всех, вроде, одинаково же устроены. Почему же тогда люди, глядя на одно и то же, очень часто видят совершенно разное? И отчего это зависит по принципу?

Т.е. причин-то, конечно, много можно найти: что, там, настроение у людей разное. Или, там, ещё что-то, например, мировоззрение по-разному у людей сформировалось. Или – так научили смотреть… А если задаться вопросом: отчего по принципу? Отчего могут зависеть принципиально разные вдения одного и того же? Можете сказать, отчего?

Из зала: От многого может зависеть. Настроение, например, может быть разным.

ЮБ: Ну, вот… Я про настроение только что говорил. Это – поверхностное. Я же спрашиваю про принцип! Т.е., если до предела это довести… Из зала: Они могут смотреть в разные места.

ЮБ: Нет. Нет. Считайте, что они смотрят в одну точку.

Есть предельная сущность мира, которая называется «онтология».

Или «онтологическая картина мира». Или, ещё по-другому говорят: то, «как мир устроен на самом деле». Это слово – от греческих корней (написано на слайде): – это «сущее», а – это «учение». «Онтология» – это «учение о сущем». А «сущее» – это то, что на самом деле существует. Потому что, помимо того, что «на самом деле существует», есть много всего фантомного, иллюзорного вокруг нас. В т.ч. в нашем сознании.

И таких онтологий за историю человечества было придумано всего три.

И ещё одна – промежуточная, которая называется «научная картина мира».

Она носит промежуточный характер.

Исторически первой в древности сформировалась «космологическая картина мира». Это – греческий космос (а «космос» в переводе с греческого означает «порядок»). Все вы знаете, что есть астрологи. Астрология, такая псевдонаука. Ну, те, кто ей занимаются, они не называют это «псевдо-». Они думают, что это – настоящая наука.

Из зала: Они называют её «пара-наука».

ЮБ: Да, «пара-».

Из зала: Многое из того, что они, астрологи, говорят, сбывается.

ЮБ: Во-во-во! Я про это и говорю. Что такое «онтология»? Это то, в чём люди могут жить без всякого «напряга». Это, когда люди абсолютно нормально, естественно воспринимают своё существование в чём-то. Это есть проявление онтологии. Некоторые люди до сих пор живут в этой древней космологической онтологии. И Сергей это сейчас подтверждает. Кстати, очень многие, в т.ч. может быть, и из вас, пользуются гороскопами. Каждый знает, кто он по гороскопу. Это всё – отголоски древней космологической картины мира, утверждающей, что на нашу жизнь влияют звёзды, их расположение. И эти «осколки» до сих пор в нашем сознании живут. И, как Сергей говорит: «подтверждается». Оно и будет подтверждаться, если ты именно так видишь мир. Он, конечно, будет подтверждаться, потому что он такой, каким ты его видишь.

В древности ещё космологическая картина мира стала вытесняться теологической картиной мира. Это, примерно, две с половиной тысячи лет назад началось в Европе. А в буддистских странах – это ещё раньше случилось. Соответственно, появилась вера в единого Бога. Появилось религиозное сознание. Очень многие люди мира до сих пор живут именно в этой онтологии. В нашей стране это, может быть, не так сильно заметно. Всё-таки советская власть очень сильно подкосила веру в Бога, и вытеснила из сознания людей теологическую онтологию. Но есть страны, и вы сами, наверняка, можете их назвать, где теологическая картина мира – почти исключительно у всех полностью заполняет сознание. В сознании «сидит» монопольно. И Ватикан. И Польша… В Польше 98% населении – истые католики. Истые! Т.е. с ними обсуждать, что «вера в Бога – это, в общем, ерунда» – это просто невозможно.

А возьмите мусульманские страны. Там, где ислам фундаментальный.

Пять раз в день намаз, где бы тебя ни застало время намаза, ты обязательно должен – на восток, на Мекку, задницу вверх, голову вниз. И молитву! И твёрдая вера, что чем больше ты неверных убьёшь, тем Аллах там тебя лучше приголубит. И сколько угодно можно над этим потешаться, люди живут в этой картине мира. И они реально в этом живут. И для них мир именно так и устроен: что он создан Богом, что все мы – рабы Божьи… И т.д., и т.д.

Начиная с XVII века, благодаря людям, которых я уже называл: там и Галилей, и Декарт, и Ньютон, и Гюйгенс, и целый ряд других, стала складываться научная картина мира. Но все первые науки – они все имели теологическую «пуповину». Все эти великие мыслители, методологи, прежде всего, основатели этих новых наук, они истово верили в Бога. И Ньютон (он был богословом). И Декарт. И тот же самый Галилей, выстраивая свои первые законы механики, опирался на понятия из божественного Писания, христианского.

Из зала: Это только в Европе наука смогла отпочковаться от религии.

В других странах с другими религиями наука не могла от них отпочковаться.

ЮБ: Да, в других не могла. Там науки и до сих пор нет. В Китае, например, никогда не было своей науки, и до сих пор нет. Там даже язык запрещает иметь идеальные конструкции. У них шикарная инженерия. Они видят действие. Буквально, видят действие, в отличие от нас, например. Отсюда

– все эти восточные единоборства. Мы всё время смотрим на результат… Мы же всегда стремимся посильнее ударить. Чтобы результат был. А у них главное – правильно действие сделать. В нужное место пальчиком прикоснулся – человек через три дня помер. Только надо знать, куда прикасаться и как… Но науки там быть не может: там нет идеализаций. В принципе! И в других, нехристианских странах так же. И где языки соответствующие. Язык что-то людям позволяет делать, а что-то не позволяет.

Но возвращаюсь. У Галилея, например, первые научные законы опирались на теологические конструкции. В буквальном смысле. Например, закон о равном ускорении падения вещей в пустоте. Все до Галилея писали другое.

Тот же самый Леонардо да Винчи проводил натурные опыты и вывел «закон»: чем тяжелее предмет, тем с большей скоростью он падает (при свободном падении). Это тысячу раз разными людьми проверялось, бросали с крыши или с башни пёрышко и камешек, и результат опытов был всегда один и тот же: камешек, конечно, быстрее до земли долетает. Можете сами попробовать.

А Галилей заявил нечто противоположное: с равным ускорением! Любые вещи. Но в пустоте! Когда он это сформулировал, ему все говорили:

«Ты, что? С ума сошёл? Это же противоречит фактам!» А он им отвечал:

«Тем хуже для ваших фактов!» Поскольку его формулировка содержала очень важный момент, которого раньше не было ни у кого: «Все тела падают с одинаковым ускорением в пустоте». В XVII веке нигде никакой «пустоты»

не было. Нигде! Все знали, что вокруг – воздух. Космоса никакого не было.

Никакого вакуума нигде не было. «Пустота» была в Священном Писании, поскольку «Бог мир творил из пустоты и в пустоте». И Галилей взял эту мыслительную конструкцию, божественную, и использовал в качестве основания одного из первых физических законов. А через 50 лет его ученик Торричелли умудрился из колбы откачать воздух. Нашёл способ, как это сделать.

И он продемонстрировал, что в условиях вакуума пёрышко и дробинка падают с одинаковым ускорением, тем самым подтвердив то, что сформулировал как научный закон Галилей. Подтвердил уже после его смерти.

А потом наука стала себя отделять от теологической картины мира.

Появилась вот эта «Природа» как объект исследования физического мира, потом химического мира и т.д. И появилось всё то, в чём мы теперь живём.

Мы все теперь «ушиблены» этой научной картиной мира. Она ещё более фантастична, чем теологическая картина мира. И недаром Папа Римский лет 20 назад (не сегодняшний, а предыдущий, Иоанн Павел II) публично посетовал (это было во всех средствах массовой информации мира), что «падает вера в науку» у людей повсеместно. Наука как имела религиозные корни, так и до сих пор она мало чем отличается от религиозных догматов. Я вам в понедельник специально покажу, как устроено научное знание. Оно устроено очень хитро. И в этом смысле – очень сильно похоже на религиозные догматы. «Вышибить» из сознания научную картину мира у тех людей, которых с детства воспитывали именно в таких представлениях, почти невозможно… Но всё равно жизнь заставит!

И, наконец, в ХХ веке стала формироваться деятельностная картина мира. И эту деятельностную картину мира, опять же, подготовила наука. Но наука науке – рознь. Есть две ветви науки, я сейчас про них буду говорить.

Одна из ветвей науки – экспериментальная ветвь науки, к которой мы, т.е.

наши области знаний, не относимся. Это физика, химия, биология и т.д. – подготовила формирование, или необходимость формирования деятельностной картины мира. Ну, и в соответствии с этой деятельностной картиной мира человек… (я уже про это говорил в самом начале)… живёт вовсе не в Природе, а в той Деятельности, которую сами же люди, давным-давно, создали и постоянно усложняют и развивают. А наука – это всего лишь одна из форм, или – один из типов (как я вначале говорил) Деятельности людей. И в этом смысле – она промежуточная. Она нужна была для того, чтобы появилась необходимость и возможность формирования той картины мира, в которой на самом деле люди живут.

Поговорим теперь о том, как сложилась научная картина мира? И почему она – промежуточная?

В истории уже 400 лет «играется» (ну, условно – «играется», если метафору использовать) «великая интеллектуальная партия». И мы все, и вы – в первую очередь, являемся заложниками сделанных когда-то «ходов» в этой «интеллектуальной партии» великими людьми, фамилии которых мы слышали с детства и знаем. И пока не разберёшься в этих «ходах», ничего, на самом деле, сделать нельзя. А если сделаешь что-то, то получится только ерунда.

Или сделаешь то, что уже, на самом деле, никому не нужно, поскольку уже пройдено историей. И я сейчас это попытаюсь продемонстрировать.

На слайде написано: научная ОКМ – онтологическая картина мира – это продукт Нового времени, которое началось с XVII века. Её начали «разыгрывать» с двух сторон две группы мыслителей. Одних теперь, на определённом сленге, называют «натуралистами», а других называют «рационалистами». И там, и там – великие люди! Самые великие «натуралисты» – это Джон Локк и Дэвид Юм. Ну, и вообще, англичане почти все до сих пор эмпиристы и натуралисты. Они все – оттуда. «Пуповина» у них была заложена очень основательно.

А «рационалисты» – это, прежде всего, французская ветвь. И немецкая.

Это – Декарт, Лейбниц, его ученик Вольф, ну, и целый ряд ещё других было.

На слайде написана метафора. Она известна. Её автор – Фрэнсис Бэкон, который тоже считается одним из основателей наук Нового времени. Он издевался и над теми, и над другими. Он «натуралистов» называл «муравьями», которые, как муравьи ползают, всё обнюхивают, и всё, что встретят на пути, тащат к себе в лабораторию, якобы, для исследования… Вот, наши учёные, в т.ч. аспиранты, которые любят где-нибудь материал набрать, его в таблички переписывать, пересчитывать, они, как раз, вот такие «муравьи». Они думают, что из этого эмпирического материала что-то можно, действительно, получить.

А «рационалисты» изначально работали прямо наоборот. Бэкон «рационалистов» называл «пауками»: они, как пауки, из себя «плетут нить» научных знаний. Т.е. если эмпиристы «ползают» и собирают то, что найдут в качестве эмпирического материала, то у «рационалистов» знаниевые конструкции априорны, т.е. до-опытные.

Первый «ход» был у «натуралистов», и он базировался на двух моментах: во-первых, на локковском принципе «познание как отражение». Этот принцип сформулировал Джон Локк в XVII веке. И этот принцип до сих пор, ну, чуть ли ни в подкорке сидит. Особенно – у молодых учёных. На слайде написана знаменитая фраза Джона Локка: «Нет ничего в знании, чего не было бы в ощущении». И в соответствии с этим принципом «объект противостоит субъекту». «Объект» – это то, что можно ощутить. А сознание – это «чистая доска», на которой отражаются все эмпирические «объекты». Ну, как в зеркале.

И немаловажной базой научного натурализма была «наивная очевидность». Ну, видим же мы, что объекты противостоят человеку! Как этого не видеть? Мир весь противостоит человеку. Это – очевидно! А против очевидности почти никакие разумные доводы не действуют.

И, соответственно, у «натуралистов» различий между «предметом» и «объектом» научного исследования не было. Как было это всё «слеплено» в XVII веке (причём, именно у этой группы учёных и философов), так и до сих пор наши аспиранты разорвать это, оторвать «объект» от «предмета», зачастую, не могут.

Хотя, ещё раз подчёркиваю, «объект» – это мыслительная конструкция, идеальная конструкция… Ну, «идеальная» – не в смысле «красивая» или «без изъянов», а идеальная в том смысле, что из реального материала вычленяешь только то, что тебе нужно для совершения определённого действия. И больше – ничего.

Ну, точно так же, как Нильс Бор в своё время придумал известную из школьной физики конструкцию атома: ядро с положительным зарядом, а вокруг электрончики летают (рисует на доске).

Эту модельную конструкцию атома придумал Нильс Бор. Придумал под определённое действие. До Бора совсем не так представляли устройство атома. Причём, атомарные представления существовали со времён Демокрита, с глубокой древности. Например, Декарт считал, что атомы устроены как вихри. А у Бора была такая конструкция атома. Она была нужна ему для того, чтобы атом расщепить, и выделить большую энергию.

Из зала: По-моему, всё-таки, Резерфорд это придумал.

ЮБ: Что?

Из зала: Это Резерфорд придумал.

ЮБ: Ну, неважно. На самом деле, Нильс Бор, конечно. Но Резерфорд тоже пользовался таким же представлением.

На самом деле, атом не такой. И не такой, как Декарт его представлял.

Некоторые считают, что атомы – это вообще «дырки»… Любое из этих представлений – это идеальная мыслительная конструкция. Это идеальный объект для дальнейших исследований и действий.

Ну, точно так же, как если на человека посмотрит врач, профессионал, он в человеке будет искать ту или иную болезнь, в соответствии со своей врачебной специальностью. Соответственно, из всего, что есть в человеке, он будет выделять только то, что ему нужно для соответствующей профессиональной деятельности. Т.е. выделять этот самый «идеальный объект». Если посмотрит на человека парикмахер, он будет не болезнь искать. Он будет смотреть: лысый человек? Или причёску можно сделать? Тоже будет выделять только то, что ему нужно под его определённое действие.

А эта структура атома физикам нужна была, чтобы атомную бомбу сделать. Если бы такой задачки не стояло, атом бы по-другому представляли.

Некоторые физики считают, что, если бы ядерная физика пошла по другому пути, по пути, намечаемому в своё время Декартом, сейчас была бы совершенно другая физика, другая физическая наука о физическом мире, основанная на совершенно других принципах. И мы бы сейчас ездили не на автомобилях, а летали бы на гравитопланах. Что, говорят, было бы гораздо удобнее.

А эта физика (которая существует сейчас) нам этот путь развития наглухо перекрыла… Ну, это, опять же к слову пришлось. Возвращаемся «к нашим мутонам», как говорит одна моя знакомая.

Вот, на слайде всё то же самое, что я говорил про исследовательский подход «натуралистов», только в виде картинки.

Вот «субъект», вот «эмпирический объект», «tabula rasa», т.е. «чистая доска» табло сознания субъекта (так представлял Джон Локк), и, соответственно, знание об объекте как отражение в сознании этого эмпирического объекта. И Джон Локк так и утверждал, что познание устроено как отражение.

А справа – фрагмент из работы Дэвида Юма, где он тоже говорит, что ничего в знании нет, чего бы не было в ощущении… Ну, и т.д., прочитайте сами.

Второй «ход» был за «рационалистами». И он базировался тоже на двух принципах. На слайде написано: картезианские принципы.

Картезий – это тоже Декарт, если кто не в курсе. Только – на латыни. И иногда его называют Декарт, а иногда Картезий. В то время писали на латыни, поэтому до сих пор так говорят – «картезианские принципы»: принцип дуализма и принцип методизма. С точки зрения Декарта, мир разделён на две субстанции. И они не пересекаются никогда. И не соприкасаются никогда. Одну на латыни называют res extensa, или «мир протяжённый», а другую называют res cogitans, или «мир разумный». Т.е. материал, который протяжённый, пространственный – никогда не соприкасаются с миром разума человека. Это – первое.

И второе – методизм: разум должен подчиняться определённому научному методу. Соприкосновение разума с природой было, с точки зрения «рационалистов», невозможно! И разум – и не в пространстве, и не во времени находится. А когда Декарта спрашивали: «Если из разума вы получаете знания, и этот разум никак с эмпирией не соприкасается, откуда вы знаете, что разум выдаёт истинные знания о мире? А вовсе не иллюзии какие-то». Декарт отвечал таким скептикам: «Бог создал всех нас, в т.ч. природный мир, протяжённый, и разумный мир так, чтобы они соответствовали друг другу. И гарантия достоверности знания обеспечивается Богом».

И смотрите: это – в фундаменте науки! Между прочим. Всех естественно-научных знаний. Физики, правда, про это давно забыли. Но вся физика, вся эта наука Нового времени, она на этом базируется. Вот, убери этот фундамент – и этот научный «дом» рухнет, поскольку все остальные «этажи»

науки наслаивались друг на друга. И всё вместе стоит на этом фундаменте.

Ну, как Ньютон говорил: «Я достиг очередных вершин науки, потому что стоял на плечах гигантов». А гиганты стояли на конструкциях, которые обеспечиваются Богом.

И на слайде я это всё (принцип работы «рационалистов») попытался нарисовать.

Вот, внизу, протяжённый мир, мир природы. Вверху изображён мир разумный, разум человека. И человек тоже двойствен: с одной стороны, он телесный, принадлежит миру природы. С другой – человек разумный, принадлежит миру разума (на рисунке, как бы «вставлен» своей головой в разум). И разум принципиально отделён от этого протяжённого, природного мира. Соответственно, из разума человека, где формируются идеальные конструкции, они выносятся в природный мир. В природе ничего идеального нет. Но если, например, спросишь современного человека, какой формы у тебя дачный участок в садоводстве, он скажет: квадратный. Или – треугольный. В природе он выглядит вот так, как на слайде, например. Вот, эта серая, бесформенная конструкция, но мы очень часто берём и накладываем на неё идеальную форму, которую берём в своём сознании. Например, берём идеальный треугольник, и в соответствии с ней говорим: треугольный участок земли.

Или иногда, когда я над студентами потешаюсь, когда у меня есть время, я рисую на доске вот такую фигуру (рисует).

И спрашиваю: ребята, как посчитать площадь этой фигуры?... Что нужно сделать?

Из зала: Если это – квадрат, то нужно возвести в квадрат длину стороны квадрата.

ЮМ: Я говорю про эту фигуру. Как посчитать её площадь?.. Нужно, видимо, измерить длину одной стороны, измерить длину другой стороны, перемножить полученные длины, S = a•b; … Так?

Из зала: Так.

ЮБ: Но ведь это же – враньё.

Из зала: Нас так научили.

ЮБ: Ха-ха! «Научили!» Смотрите: в вашем сознании геометрические фигуры – идеальные. И эта формула соответствует только идеальным прямым сторонам и идеальным прямым углам. Но нигде: ни на доске, ни на листке бумаги, ни, тем более, на земле никакой идеальной конструкции не сможешь сделать. Если тебе нужно посчитать площадь пола этого помещения, ты из своего сознания вытащишь идеальную прямую, наложишь её на одну сторону пола данного помещения (тем самым предположишь, что она тоже – прямая линия), измеришь её. Предположишь, что этот угол – идеально прямой… Ну, и сделаешь всё остальное, что в геометрии требуется.

Всё это вы будете делать строго в соответствии с формой мысли, которую породили «рационалисты» в XVII веке. Т.е. вся эта геометрия… хоть она и называется «гео-метрия», т.е. – измерение земли… выдумана априорно. А потом мы с тем или иным успехом пытаемся эти выдуманные конструкции прикладывать к земле, к полу, к фигуре на доске… С тем или иным успехом, подчёркиваю, и пренебрегая возникающими погрешностями. Мысль может двигаться только по идеальным конструкциям!

Это всё – прямо наоборот относительно того, что разрабатывали «натуралисты», т.е. зеркально противоположная позиция. «Натуралисты» с «рационалистами» лет 100 друг с другом «бодались». Много поколений сменилось.

И те, и другие находили массу аргументов для подтверждения своих позиций, подходов в получении знаний. Но, фактически, они так и не договорились друг с другом, пока не появился Кант, в XVIII веке. За Иммануилом Кантом был третий «ход». И после Канта теперь и локковский «натурализм», включая современный английский эмпиризм, и картезианский «рационализм» не могут больше претендовать на научность.

В чём была суть критики Канта? Он написал несколько работ, знаменитых теперь: «Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности суждений» и ещё несколько известных работ. Они все выстраиваются в один ряд: во всех его поздних работах (а это всё он написал после 60-летнего возраста) тянулась одна и та же линия. И суть критики заключалась в следующем (на слайде написано).

Фундаментальная ошибка тех и других состояла в том, что субъектобъектное онтологическое предположение было положено в основание науки и получения научных знаний. А это было именно онтологическое предположение… Что значит, «онтологическое»? Я с самого начала сказал: предполагалось, что именно так оно и существует на самом деле: есть «субъекты», есть «объекты», они независимо друг от друга существуют. Они – сами по себе. Со всеми вытекающими отсюда логическими последствиями.

Слабость эмпиризма («натурализма») состояла в том, что он был не способен объяснить, откуда берутся категории пространства и времени, а также – откуда берутся новые объекты. Их же в природе не существует – категорий пространства и времени.

Возьмём «декартову систему координат». Ведь до Декарта её же не было. И не было трёхмерного пространства. Это была чисто мыслительная априорная конструкция. Точно так же, как геометрия. Чисто мыслительная!

А мы теперь смотрим вон туда, в угол комнаты, и «видим» декартову систему координат. Да? На самом деле, нет там никакой такой «системы координат». Это мы из своей головы (из сознания) выносим вовне, накладываем на строение угла комнаты и видим эту систему координат как бы «воочию». Нет там никакого «трёхмерного…»! Ничего такого.

То же самое со временем. Мы можем замечать, что человек стареет, но само время мы ни увидеть, ни пощупать, ни ощутить не можем. Более того, существуют разные «времена». Вот, американцы истребили одно уникальное племя индейцев, которое называлось Хопи, оно жило на юге США, там, где штат Техас. В 30-е годы ХХ века они ещё там жили. Сейчас, говорят, их всех кончили. Очень уникальное было племя. У них было 15 времён. 15! И их язык различал как разные эти 15 времён. И они в них не путались.

Если вы даже за собой посмотрите, хоть вы и не индейцы Хопи, у вас разные процессы в вашей личной жизни происходят с разным темпом. В разном времени. Биологическое старение идёт одним темпом. Любовь у вас в другом темпе движется. Написание диссертации – в третьем. И это – совершенно разные времена!

До изобретения часов Гюйгенсом время было не таким, как стало, когда их (часы) повесили на башне ратуши, на центральной площади города.

Когда появились перед глазами горожан часы, люди стали осмысленно соразмерять свою жизнь с движением стрелок. А до этого люди жили в циклическом, «природном» времени. Во всяком случае, европейские люди. Что значит, «в циклическом времени»? Солнышко встало – проснулся. Солнышко село – лёг спать.

А когда повесили часы на башне ратуши, жизнь изменилась:

люди стали ориентироваться на стрелки часов: солнце уже село, но посмотрел на часы – вроде бы, ещё рано ложиться спать. И про «циклическое время» забыли. Время превратилось в «линейное», в линейно разворачивающуюся конструкцию. Ну, как теперь время рисуют? Как я рисую на занятиях по финансовому менеджменту? Рисую стрелочку и говорю: эта стрелочка символизирует разворачивающееся время (рисует на доске).

t 0 1 2 3… n

Это – моделька линейно разворачивающегося времени. Обратите внимание, время не имеет даже собственного «языка представления». Мы вынуждены время представлять через пространственную конструкцию. Такая онтологическая модель времени теперь во многих науках используется. Я уже упомянул финансы (финансовый менеджмент). Но ей же вовсю пользуются физики и другие учёные.

А у методологов деятельности совсем не такое представление времени.

Я про это ещё буду говорить. Не хочу забегать вперёд.

Поэтому нельзя думать, что время везде и у всех всегда одинаковое.

Вот, все знают Альберта Эйнштейна. Знаете, за что он получил Нобелевскую премию?

Из зала: За теорию относительности.

ЮБ: Нет. Формально, ему премию дали за открытие фотоэффекта. На самом деле, это – пустяковина. Конечно, Вы правы в том, что он знаменит именно своей теорией относительности. А знаете, что самое существенное в теории относительности Эйнштейна? Что он такого сделал, что его теперь знают все – «от мала до велика»?

Из зала: Он показал, что всё в мире относительно.

ЮБ: Нет. Он своей теорией отменил абсолютное время. Он показал, что время будет разным, если люди будут действовать по-разному. И абсолютного времени, независимого от людей, нет… Из зала: Шум.

ЮБ: Что вы, этого не знали, что ли? Вот, запусти вас в космический полёт с разной скоростью, и вы стареть будете тоже с разным темпом. А при приближении к скорости света и вовсе перестанете стареть.

Но, возвращаемся к критике Кантом «натуралистов» и «рационалистов». «Натуралисты» никогда не объяснят, откуда берут люди категории пространства и времени, если их в эмпирии нет. В этом принципиальная слабость их подхода к познанию.

А также, смотрите: откуда берутся, например, вот такие вещи (показывает диктофон). Из эмпирии их взять нельзя. Хотя, конечно, природный материал здесь задействован, но в природе таких вещей нет. Таких, как «мышка», таких, как компьютер. Даже столешницы нет в природе. Это всё сделано искусственно в той или иной деятельности. Сколько ни копайся в эмпирии, сколько ни пытайся оттуда вытащить какие-то знания, никогда этого не получишь. Никогда это не объяснишь, откуда берутся новые объекты в жизни людей. И Кант здесь был абсолютно прав. Новые объекты не берутся из эмпирии. И в этом смысле слабость эмпиризма и «натурализма» как его крайней редукции, стопроцентно доказано, что это – очень ограниченные и очень слабые направления получения научных знаний.

А слабость «рационализма» обратная. «Рационализм» не способен объяснить, где находятся основания знаний? «Рационалисты», которые пытались ответить на этот вопрос (а думали над ним столетие, по крайней мере), всё время сходились к тому, что эти основания – «в разуме человека». В разуме человека! А это означает, что любой… (как на слайде написано)… идиот может предположить, что он из «своего разума» по-своему может изучать мир.

Что – в принципе невозможно!

Смотрите, какое решение научного знания, и вообще, гносеологии (т.е.

человеческого познания мира) было предложено Кантом.

Здесь 5 пунктов. Первое. По Канту никаких «объектов» не существует.

Вот, то, что называлось «эмпирическими объектми», нет их. Не существует.

Есть «вещи-в-себе». А про многие вещи, с которыми мы имеем дело, мы не можем всего знать. Мы знаем, чаще всего, очень мало даже об очень знакомых вещах.

Ну, то, что из куска угля можно, например, сделать колготки для женщин, сейчас мы это знаем. Но свойства у угля были потенциально точно такими же и тогда, когда жили древние люди. Но они про это не знали, пока не появились способы деятельности, которые позволили выявить такие свойства. И соответствующее знание построить. А сколько ещё возможностей таит тот же самый кусок угля для будущих наших потомков, мы про это знать не можем. Это – вещь-в-себе. Мы можем знать только то, что способны освоить деятельностью. На сегодняшний момент. И я про это ещё буду говорить, что знание носит деятельностный характер. Деятельностный, а не созерцательный, как у «натуралистов». И не умозрительный, как у «рационалистов». А деятельностный характер знание носит всегда! Любое! И я вам это попытаюсь показать.

Второй пункт. «Познающий субъект» – это не эмпирический человек с конкретной фамилией. Ну, например, Ньютон. А «познающий субъект» – это «абсолютный субъект». И учёный должен подчинять свой персональный рассудок абсолютному разуму. Или, если на современный манер говорить, то подчинять себя «человеческому мышлению», которое не в головах конкретных людей находится. А «абсолютный разум» – это совокупный «Исследователь» человечества. Вот, много конкретных, отдельных исследователей, учёных, и они все вместе составляют «абсолютный субъект» исследования. По Канту, я говорю. Это не я выдумал.

Третий пункт. Между миром вещей-в-себе и рассудком человека есть особый регион, который он назвал «трансценденция». И эта трансценденция

– это и не субъективное, и не объективное нечто. А оно – третье. Оно – трансцендентное, в котором находится разум человечества. Т.е. не в головах, а вот в этом особом регионе (по Канту), который называется «трансценденция». Его функция (этого региона) – поставлять рассудку априорные категории и понятия (а у каждого человека – свой рассудок). Но разума у людей нет. Вот, когда говорят «человек разумный» (homo sapiens), это неправильно.

Это было выдумано давно, до Канта. На самом деле, человек – не разумный.

Большинство людей никогда в жизни не соприкасалось с разумом. Ну, большинство живущих на Земле. И всегда живших на Земле. Никогда! Хотя все имели свой собственный рассудок.

Из зала: А где же тогда разум находится?

ЮБ: По Канту, ещё раз повторяю, разум человечества находится в особом регионе, называемом «трансценденция». Там, где находятся категории и понятия.

Из зала: И как это можно представить?

ЮБ: Вот, сейчас будем смотреть. Я сейчас картинку покажу.

Четвёртое. Чувственность связана с категориями и понятиями рассудка за счёт схематизма сознания. Смотрите: есть чувства… Вот, у нас пять чувств – зрение, обоняние, осязание, слух, вкус… И есть рассудок, в который из разума поставляются категории и понятия… Чувства и рассудок – разделены, и никогда не соприкасаются. И они связаны за счёт так называемого «схематизма сознания». Кант был первый, кто указал на принципиальную важность того, что теперь называется «мыслительными и деятельностными схемами», поскольку даже наше сознание устроено схемным образом. Я про это буду ещё специально говорить на последнем занятии.

И знать можно только «предмет изучения». Предмет изучения! Т.е. логическую конструкцию, которую исследователь сам построил. Или заимствовал у философа или методолога. Но не вещи-в-себе.

Вот, про атом можно знать только в той мере, в какой мы можем его «расколоть» и ещё какую-то крупицу знаний о нём выявить. Ничего другого знать мы про него не можем. Все атомы в физической теории – одинаковые, так физика предполагала изначально. Ну, как близнецы-братья. Но в природной реальности нет ничего в точности одинакового. Что бы мы ни взяли.

Точно так же, как нет двух абсолютно одинаковых капель воды… Они всегда, хоть чуть-чуть, но отличаются друг от друга. Нет двух одинаковых листочков. Нет двух одинаковых веточек. Нет даже двух одинаковых биологических клеточек, ни у человека, ни у животного. В Природе всё – постепенно (т.е. не скачкми) различно! Никогда нет принципиальных границ. А у учёных «атом» – идеальная конструкция, поскольку предполагается, что они все

– абсолютно одинаковые. Т.е. игнорируются реальные различия между ними.

Отсекается лишнее.

Теперь смотрите на слайд: то, что я говорил словами, я попытался изобразить так, чтобы это было наглядно видно.

Внизу изображён природный мир, в котором существуют вещи-в-себе, про которые мы можем знать лишь кое-что. Вот этот гносеологический субъект – это не конкретный человек, а совокупный Исследователь человечества… Помните, я рассказывал вам про Московский методологический кружок, про Венский кружок и другие. Зачем они? Дело в том, что отдельный человек мыслить не может! Слабенькая головка! Слабенький рассудок у отдельного человека. Мыслят, как правило, большими компаниями за счёт жёстких дискуссий, обмена точками зрения, контраргументов, за счёт взаимной критики. Только тогда возникает то, что называется Мышлением. И Мышление «сидит» на больших «компашках».

Кстати, мало кто знает, но Академию наук России в Петербурге в своё время создал Лейбниц. Лейбниц создал не только Российскую Академию наук, но и в Германии и в целом ряде других стран. И он «Академию наук»

замышлял как «машину мышления». Он понимал, что отдельный человек не способен чаще всего мыслить (за редкими исключениями и в очень короткие промежутки времени). Иногда у отдельного человека могут какие-то отдельные мысли «проскакивать». А вообще-то, чтобы мыслить, нужна специально организованная «машина» из людей, которые будут осуществлять отдельные и согласованные мыслительные усилия. Причём – специально организованные, подчёркиваю. В чём был большой мастер Георгий Петрович.

Так вот, это – вот такая «компашка», то, что здесь (на слайде) в форме стилизованного человечка нарисовано. Типа ММК, где тысяча человек на протяжении 40 лет что-то сделали, при организующем сопровождении ГП.

Теперь смотрите: у этого гносеологического субъекта есть рассудок. И есть мир чувств. Ощущений. С помощью чувств он ощущает разные вещи-всебе. И мы с вами – то же самое можем делать.

Выше (на рисунке) граница трансценденции. За этой границей – этот самый «регион трансценденции», в котором живут понятия и категории. По Канту. И из этого трансцендентального разума в рассудок поставляются и понятия, и категории. И Кант говорил так: ощущения без понятий (и категорий) – слепы. А категории (и понятия) без чувственного материала – пусты.

Поэтому, когда мы взглянем и тут же понимаем, что тут человек сидит, а не собака, и не обезьяна, связано вот с тем, что на рисунке изображено в виде двухсторонней красной стрелки. Это своеобразное «замыкание» чувств на понятия (категории), а понятий (категорий) – на чувства, Кант назвал «схематизмом сознания» человека. За счёт схематизма сознания понятия и категории сцепляются с нашими ощущениями. И за счёт этого мы можем познавать мир.

Это – кантовское решение проблемы познания. А дальше была очень интересная история. Четвёртый «ход» сделали психологи. Был ученик у Канта, Якоб Фриз. На слайде он первым написан.

Так вот, этот Фриз (так написано в соответствующих книгах, в мемуарах) задал Канту вопрос: а где находится эта самая «трансценденция»?

Это тот же вопрос, который чуть раньше здесь Сергей задавал? Его так же, как Сергея, этот вопрос волновал.

Из зала: Я просто так спросил.

ЮБ: Да, да. Он – тоже просто так. Но это привело к серьёзным последствиям в науке.

А Кант долго думал, и ничего хорошего не придумав, ответил: «В человеческой природе». Фриз говорит: Danke, Учитель! Спасибо большое! Значит, трансценденция – в психике человека. И, следовательно, нужно изучать психику. Нужно строить научный предмет «психологию». И психология построит теорию научного мышления.

Это открыло дорогу в XIX веке тому, что потом, в ХХ веке было названо «психологизмом» – «величайшим мошенничеством ХХ века», по словам известного английского философа Робина Коллингвуда.

Как всякий «-изм»: «коммунизм», «фашизм», «идеологизм» и «психологизм» – вещи не очень хорошие. «Психологизм» – это вовсе не «психология». Это – «-изм» очередной. А чем отличается «социализм», «идеологизм», «фашизм», «национализм», «психологизм» и другие «-измы» от рациональных, мыслительных конструкций? Научных или каких-то других. Отличается тем, что у «-измов» нет границ. Когда говорили большевики, что «Учение Макса всесильно, потому что оно – верно!», это был типичный идеологизм.

Вот, у этого утверждения границ нет. Его опровергнуть нельзя. Оно верно, потому и всесильно. И всё! А Карл Поппер, знаменитый английский философ и методолог науки… Из зала: Принцип фальсифицируемости научного знания?

ЮБ: Да.

Из зала: Всякое знание – опровергаемо.

ЮБ: Конечно. Опровергаемо. Он известен своим принципом, позволяющим отличить «научное знание» от всех остальных положений, идеологических и прочих. Если можно фальсифицировать, т.е. опровергнуть какоето положение с какой-то точки зрения, то это может претендовать на статус «научного знания». Если нельзя опровергнуть, то это знанием не может быть в принципе. Вот, психологизм фальсифицировать нельзя, поскольку он возомнил (психологисты возомнили, в XIX веке), что они теперь могут всё! Поскольку они «бога за бороду» взяли: сам Кант открыл им дорогу. Появилась «психология религии», «психология философии», «экономическая психология»… Кстати, «человек экономический» (homo oeconomicus) – это придумали психологисты в XIX веке. И до сих пор экономисты не могут освободиться от этого «придурка», называемого «человеком экономическим». А он – «придурок» в полном смысле, поскольку он гоняется только за тем, что дешевле можно где-то купить, и бегает туда, где дороже можно что-то продать.

Больше ничего «человека экономического» не интересует.

Из зала: Почему он – «придурок»?

ЮБ: Потому что «придурок», форменный. Вот, представьте, Сергей, что Вы бы только этим занимались. Вы бы кем были?

Из зала: Только этим?

ЮБ: Ну, да. Вот, всё остальное отсекли бы у себя, все свои качества, оставили бы только вот эти два: бежать туда, где дёшево продают, и покупать всё без разбору, главное – по дешёвке; и туда, где можно дороже что-то продавать, и продавать задорого, всё подряд. «Придурок» – это ещё мягко сказано.

Но возвращаемся. Пятый «ход» был за неокантианцами (следующий слайд). Это – уже в ХХ веке.

Людвиг Витгенштейн – это был австриец. Это – гений одного произведения. Он написал «Логико-философский трактат», страниц на 80. Больше ничего не написал, но, тем не менее, очень (!) знаменит. Его так любят цитировать! Постоянно ссылаются на него. Он основал особое течение в философии – неокантианство. Неокантианцы знамениты тем, что они попытались ответить на вопрос, где находится трансценденция? И где находится разум.

Витгенштейн писал, что психологи – неправы. В психике человека нет ничего трансцендентального, ибо психика – субъективна. И написал в своём Логико-философском трактате: трансценденция – в языке людей. Категории укоренены в языке. Все категории! А язык – и не в голове, и не в Природе. А где? А вот – в третьем месте.

Например, русский язык – один для нас для всех, кто говорит на русском языке. И никто не может похвастаться, что он находится у него в голове.

Смотрите, на слайде ещё одна фамилия: это немецкий гуманист и лингвист Вильгельм фон Гумбольдт. Кстати, он – основатель университета научного типа, который в XIX–XX веках был господствующим типом. Сейчас, правда, появились другие уже. Но этот тип университета, который придумал и впервые организовал Гумбольдт, до сих пор очень широко распространен на Западе.

Широко известно высказывание Гумбольдта: «Не человек владеет языком, а язык владеет человеком».

Мы очень часто говорим неправильно. Сколь угодно часто можно услышать: «Ты владеешь английским языком?» Или не владеешь? Или каким-то другим языком? Никто никаким английским не владеет! Наоборот, английский язык владеет теми людьми, англоязычными, которые на нём разговаривают. И он ставит определённые границы для тех людей, которые говорят на английском языке. Точно так же для тех, кто говорит на русском.

Для них другие границы языком устанавливаются. А для китайцев – третьи границы.

Был такой случай, просто, «суперовский», как говорит молодёжь.

Георгию Петровичу Щедровицкому однажды пришло письмо из одного крупного американского журнала, где редактор этого журнала писал:

«Господин Щедровицкий, мы много слышали про Вашу теорию деятельности. Напишите нам статью, мы её с удовольствием опубликуем в нашем журнале».

Он сел, написал. Естественно, на русском. Послал. Там привлекли лучших (из тех, что удалось найти) переводчиков с русского на английский… Надо же на английском языке публиковать в американском журнале. Эти переводчики начали переводить, и столкнулись с тем, что целый ряд терминов, которые Щедровицкий на русском написал, не имеют английских аналогов.

Их просто нет в английском языке! Перевести не могут. Тогда этот редактор опять написал письмо, в котором писал: «Господин Щедровицкий, к сожалению, наши даже самые лучшие переводчики, которых нам удалось найти, не могут перевести целый ряд Ваших терминов в Вашей статье. Пожалуйста, переведите нам их на английский язык. Иначе мы не сможем опубликовать Вашу статью».

Знаете, что ему Щедровицкий написал?

Из зала: Правильный перевод?

ЮБ: Нет. Он написал: да, идите вы … к такой-то бабушке! «Вы отстали от нас навсегда». И всё. На этом всё закончилось.

Вот, смотрите. В английском языке слва и соответствующего понятия, которое бы соответствовало русскому слову «деятельность» и немецкому слову «Ttigkeit» (тоже «деятельность» в переводе на русский) – нет. У немцев Тtigkeit – это не индивидуальная активность, не индивидуальные действия человека, это – общая для многих людей деятельность, в которой люди могут профессионализироваться. И русская «деятельность» – это тоже не индивидуальный акт какого-то конкретного человека. Финансовая деятельность, или какая-то другая экономическая деятельность – она для всех для нас. Одна. А у англичан или у американцев activity – это индивидуальное «дрыгание» конкретного американца (англичанина). И понять, что такое «мыследеятельность», американцы не в состоянии до сих пор. Если только не начинают осваивать русский или немецкий языки, понять не могут.

С китайцами – то же самое. Я уже вам говорил, я одно время китайский язык немножко изучал. Ходил на курсы. И понял одну простую вещь: сам китайский язык многое запрещает, ограничивает носителей китайского языка, в частности, не позволяет им заниматься полноценной наукой, т.к. не даёт возможности строить идеализации.

Соответственно, не люди владеют языком, а язык владеет людьми, носителями данного языка. Язык (любой) – это некая субстанция, в которой укоренены многие вещи, в т.ч. категории и понятия.

Теперь смотрите, какие следствия из сказанных положений вытекают для всех наук: чтобы построить новую науку, нужно придумать новый предметный язык. Ну, а если это уже придумано, то нужно освоить соответствующий предметный язык. У физиков таким языком служит математика. Поэтому всех учёных, получающих научную степень по физике, называют «кандидат/доктор физико-математических наук», поскольку самих по себе «физических» или «математических» наук не существует.

У химии – язык молекулярных цепей. Там (у химиков) всего три деятельностные операции используются: «соединение», «разложение» и «замещение» атомов в молекулах. И они всю химию на этих трёх операциях строят.

Ну, а у экономистов – язык денежных измерителей. Всё, что мы можем деньгами измерить, всё попадает в поле зрения экономистов, что нельзя деньгами измерить, для экономистов не существует. Деятельность деньгами измерить нельзя. Поэтому человеческая деятельность (любого типа) находится за границами языка экономистов. Поэтому они не могут про деятельность ничего говорить. Организовывать деятельность не могут.

Экономистам (от недалёкого ума, или с «бодуна» тогдашнего президента) поручили в 90-х годах устроить экономическую реформу и заново организовать российское общество. Результат этого мы сейчас наглядно видим:

результат – всеобщий бардак в стране. Это всё – прямое следствие ограниченности экономического языка.

Если принять неокантианскую онтологическую позицию, как мы должны строить научное исследование?

Это просто, для примера. Смотрите. Первое: материальные объекты не должны нас интересовать. Это – вещи-в-себе.

Здесь приведено знаменитое высказывание Эмиля Дюркгейма, известного французского социолога: «Материальные объекты не являются объектом социологического познания». И это касается сегодня любой общественной науки. И не только – общественной. «Атом» – это не материальная вещь.

Это – мыслительная конструкция. Так же, как «ген», «клетка» биологическая

– это всё мыслительные конструкции. Сколько там (показывает на свою голову) не ищи этого «дела», ничего не найдёшь.

Второе. Чтобы построить предметную модель, нужно в языке науки придумать идеализированную концептуальную метафору (для задания смысла).

Во всех науках – метафоры на первом месте. И соответствующие термины, которые потом закрепляются в науке, сплошь и рядом – все метафорические. Например, «электрон». Знаете, что это такое? В переводе с греческого, это – «янтарь». Потому что древние греки тёрли вот так вот янтарь – и он потом начинал прилипать к листкам бумажки. А потом выяснили, что, когда трём янтарь, то «сдираем» электроны. Якобы, сдираем. И возникают эти самые электрические (т.е. янтарные) эффекты.

Знаете, что такое «кварк»? Термин, который в современной физике используется. Это – «творог», в переводе. Я уж не говорю про «чёрные дыры».

Я не говорю про «теорию струн». Слово «атом» в переводе с греческого – «неделимый». Но он оказался вовсе даже делимым, хотя продолжают в науке называть «атомом». Это всё – чисто метафорические вещи.

Из зала: Это же потом доказывается.

ЮБ: Конечно. Доказывается, потом. Вы – читайте внимательно то, что на слайде написано: если что-то хочешь серьёзное сделать, придумай метафорическую конструкцию. У тебя смысл появится. Понятно, что в космосе нет никаких гитарных струн. Но – нечто напоминает об этом. Чистая метафора! И дыр там никаких нет.

Третье. В модели нужно выделить операционалистику, т.е. то, чем и как оперировать будешь. Определить измеряемые показатели, соответствующие принятой метафоре, и измерить их. После этого отдать результаты измерения практикам для принятия управленческих решений.

Всё! Больше ничего современное научное исследование в области общественных «наук» не предполагает. Вот пример на понимание.

Я этот пример взял у человека, на слайде обозначена его фамилия – Виктор Вахштайн. Он – зав. кафедрой теоретической социологии в Академии народного хозяйства и государственной службы при Правительстве РФ, которая находится в Москве. Ну, может быть, знаете: такая большущая «контора» на 120 тысяч студентов и слушателей, имеющая филиалы по всей стране, созданных на базе бывших высших партийных школ. А теперь там готовят управленцев для разных «серых домов». Он там – зав. кафедрой. Наберите в ютюбе фамилию Вахштайн, вывалится много роликов с его лекциями, интервью и прочим. Он очень любопытный человек. Очень красиво говорит. Очень элегантный, моложавый человек. Послушайте его. Очень занятно!

То, что на слайде, он говорил на 5-й методологической школе. Каждый год в августе в Латвии, в Юрмале Петром Щедровицким проводятся методологические школы. Каждый год. В прошлом году была пятая школа по определённой тематике. В этом году – шестая. Этот пример он там обсуждал, объяснял слушателям, которые со всей страны съехались. Он рассказывал пример, в котором сам, своими руками участвовал. Была такая «хоздоговорная» тема, исследование заказало Правительство Самарской области. И он объяснял, как правильно, в соответствии с канонами современного неокантианского научного знания в общественных науках (а другого, между прочим, не построено), строить научное исследование. Неокантианцы – это последний оплот общественной науки, в котором современные исследователи живут. Ну, за исключением тех, кто до сих пор исповедует «натурализм» XVII века. Про них – отдельно.

Нужно было оценить качество школьного образования в сельской местности, но не педагогическими средствами. Не с помощью школьных оценок, а с помощью научного социологического исследования. Как это можно сделать? Смотрите, что он рассказывает.

Выбираем эмпирический материал: это – сельские школы, расположенные вблизи города Самары… Да, здесь – об одном очень важном обстоятельстве нужно сказать отдельно. Когда это делалось, существовал Федеральный закон (сейчас его отменили наши думцы), что, если человек после вуза распределяется на работу в сельские школы, его в армию не забирают. А после 27 лет – вообще не забирают.

В Самаре много вузов. Ну, крупный, 1,5 миллионный город. Там ежегодно образуется много выпускников вузов, которые не хотели бы идти в армию. И выпускники самарских вузов в огромном количестве стали устраиваться на работу в школы ближайших к городу сёл.

Вахштайн говорит: мы выяснили такую картину. Приезжали туда в основном парни, по понятным причинам – чтобы «откосить» от армии. Сельские школьники их обожали, ходили за ними толпами. Те, правда, тоже прилагали усилия к тому, чтобы научить их чему-нибудь. И они (школьники) почти все поголовно после этого поступали в вузы. Самарские, в основном.

А тут, какая штука получилась? Правительство Самарской области вдруг озаботилась о том, какое качество образования даётся в сельских школах? Способствует ли сельская школа воспроизводству жизни в селе? Ну, и заказали это исследование.

Дальше он говорит: выбираем концептуальную метафору под этот заказ. Поскольку администрацию интересовало общественное воспроизводство, то, соответственно, метафора была очевидна: если общество представить, как «организм», тогда экономика – «желудок» этого «организма».

«Когти» и «мышцы организма» – это силовые структуры, армия и прочее. А образовательные структуры – «воспроизводящий механизм» общества. Механизм, функционально отвечающий за «воспроизводство». Логично? Логично.

Проводим эмпирическое исследование: считаем, сколько выпускников школ осталось в селе? А сколько – ухали в Самару и поступили в вузы?

Ну, а дальше, говорит, вопрос «на засыпку»: какие выводы будут сделаны относительно качества образования в сельских школах Самарской области? И какие оргвыводы в отношении сельской школы и её кураторов в областном Правительстве будут сделаны? Я думаю, ответ очевиден, да? Что образование – плохое. Качество сельской школы – плохое. Почему? Потому что дети все уезжают в город, поступают в вузы, да там и остаются. А старшее поколение – спивается. И – никакого воспроизводства! А руководители, курирующие сельскую школу, заслуживают наказания.

Он говорит: мы это сдали, получили деньги. Всё чисто, законно. Но абсолютно – бессмысленно! Потому что, если выбрать другую метафору, было бы всё по-другому.

Был такой Макс Вебер, в начале ХХ века. Он формулировал другую метафору относительно функциональной роли школы. Он говорил: школа должна обеспечивать «социальный лифт». Т.е., если человек «из низов» получил хорошее образование, то он должен подняться по «социальной лестнице». Если такую метафору взять исследователю на вооружение – метафору «социального лифта», то считать нужно не тех, кто остался, и кто уехал из села. А считать нужно тех, кто поступил в вузы, и тех, кто в тюрьмы попал. И картина была бы прямо противоположной. И выводы исследования были бы прямо противоположными: что сельские школы дают отличное образование.

Вот, смотрите: это – исследование или не исследование?

Из зала: Исследование.

ЮБ: Во! Исследование. Но абсолютно бессмысленное, поскольку к жизни и к деятельности не имеет никакого отношения. Ну, просто, не имеет, и всё! Поскольку саму школу оно никак не затрагивает: что нужно начальству, то и получаем (а ему нужно было аргументировано отменить закон, дающий право выпускникам вузов не ходить в армию).

В экономике – то же самое: в зависимости от того, какая метафора у вас будет положена (сознательно или бессознательно) в основание… вашей диссертационной работы… (чуть не сказал вашего «диссертационного исследования». Это неправильное выражение; не пишите так никогда, поскольку это было бы «масло масляное»; «диссертация» – это и есть (по латыни) «исследование»), такие результаты вы и полчите.

Если «финансы» представить, как «кровеносную систему» экономики, одни научные выводы будут. А если «финансы» представить, как «систему карманов» (т.е. бюджетов), то выводы будут совсем другие. А если «финансы» представить, как «механизм размножения денег», то будут третьи выводы. Хотя ни то, ни другое, ни третье никак не затронет саму финансовую деятельность.

Отсюда – неустранимый недостаток подхода, опирающегося на научную картину мира… Если двигаться в русле неокантианства, а другого, между прочим, не придумали ещё.

Неустранимый недостаток: будучи формой деятельности, наука не видит самой деятельности, и реальные проблемы людей не решает в принципе, считая их вещами-в-себе.

Вот смотрите, на слайде я изобразил, как работает такая наука. Это была первая ветвь науки.

Наука этой ветви прошла длинный путь (вверху написано) через разные повороты мысли. И через века. Через все эти течения и изгибы, которые задавали крупные мыслители. И оказалась в результате в ТУПИКЕ.

Во-первых, она оказалась оторванной от теологической картины мира.

От своей «пуповины». «Мир чистой науки» изображён зелёным цветом. А ниже – сиреневым цветом – «мир людей». Наука вырабатывает свои научные идеализации метафорического характера и проецирует их на вещи-в-себе.

Внедрить их в мир деятельности людей невозможно, в принципе!

И здесь возникает вот этот разрыв (я так и нарисовал). Из-за чего сейчас науку гнобят, поскольку внедрение научных результатов (особенно в общественных дисциплинах) превратилось в чистый фарс. В прямом и точном смысле этого слова. И в фикцию. ВАК требует справки о внедрении. Вам всем это придётся делать, кто будет защищаться. И все делают «липу», уже просто впрямую, даже не скрывая: сами пишут справку, находят в какомнибудь «сером доме», или в какой-нибудь большой «конторе» большого начальника, за «здорово живёшь» или за определённую мзду получают подпись и печать. Внедрение сделано!

Все это делают. Чистый фарс! Внедрить ничего нельзя.

Но научный подход имеет и другую историю, параллельную. И она тоже берёт начало с того же XVII века, от Френсиса Бэкона и от Галилео Галилея, развивающуюся в опоре на деятельностные основания, на эксперимент, или инженерную деятельность. И это были – существенно разные ветви науки. Вот, таким образом можно представить вторую ветвь науки.

Это – на сегодня последний слайд. Эта ветвь за 400 лет получила мощнейшее развитие, породив предпосылки для оформления онтологии деятельности. Что здесь нарисовано?

Здесь та же самая теологическая «пуповина», с которой ещё в XVII веке учёные расстались. «Экспериментальная наука» – её область обозначена зелёным цветом. Что она делает? Наука точно так же конструирует идеальные объекты, их описывает в соответствующем языке (типа вот этого «атома»; показывает на рисунок на доске), потом передаёт это инженеруэкспериментатору. Эту идеальную конструкцию. Идеальные объекты.

Инженер-экспериментатор создаёт экспериментальную установку… А вы должны понимать: «эксперимент» и «опыт» – это совершенно разные, принципиально разные вещи. «Опыт» всегда натурный, он осуществляется в естественных условиях. А «эксперимент» – это всегда искусственное создание специальных условий, в которых только и могут жить идеальные объекты учёного.

Благодаря этому мы ездим на автомобилях. Потому что есть идеальный объект, сконструированный в своё время в термодинамике – «идеальный газ». Мы летаем на самолётах. Потому что есть идеальные объекты, соответствующие – «тяга крыла» и прочие. И всё остальное – так же. Мы пользуемся электричеством, вырабатываемым в атомных электростанциях, благодаря идеальным конструкциям атома и других вещей. И т.д., и т.д.

И смотрите. Инженерия в XVII веке, когда это только началось (а «эксперимент» придумал Галилей; это – первый был экспериментатор), «инженерами» в то время считали людей, у которых (как тогда думали) есть необычные способности, благодаря которым они могут обхитрить природу или самого бога: поскольку придумывают разные вещи, которые оказываются полезными для жизни, но которых в природе нет. Никаких специальных наработок, которые бы говорили, как инженерия могла бы существовать (как массовая профессия) – тогда не было в принципе.

Но экспериментальная наука стала интенсивно развиваться, инженерия развивалась параллельно. Благодаря этому мы теперь все эти вещи имеем – компьютеры, телефончики и прочее.

И выяснилось: чтобы инженерия приобрела стройность, культурные нормы деятельности и стала бы профессиональной деятельностью многих людей, нужна соответствующая деятельностная онтологическая картина мира. Это дало мощнейший толчок для того, чтобы начать разработки деятельностной картины мира. Т.е. начать разработку принципов устройства деятельностного мира вообще, чтобы можно была осмысленно и последовательно (а не так, как было раньше: время от времени и, главным образом, случайно) развивать не только инженерную деятельность, но и оргуправленческую, образовательную, многие другие её типы, в т.ч. и научную деятельность.

А когда эти работы начались, выяснилось, что наука, даже экспериментальная наука, со своей научной картиной мира – это всего лишь вспомогательная вещь. Это временно она себя возомнила «царицей». А сейчас она – просто, служанка у экспериментальной инженерии. И просто так научные исследования теперь уже никому не нужны! Это – просто разбазаривание средств, времени и умственных усилий людей.

Всё! Какие есть вопросы?... Нет вопросов.

Так, в понедельник нам осталось рассмотреть последние три пункта нашего плана. Это – самые тяжёлые и самые сложные будут пункты. Я буду рассматривать, как строится классическое научное знание? И почему классическое научное знание сейчас терпит фиаско. Даже в естественно-научной области. Я уж не говорю про наши… А потом расскажу, куда это всё теперь движется.




Похожие работы:

«Публичный доклад директора ГБОУ СОШ № 1262 Шурыгиной Г.А. ГБОУ СОШ с углубленным изучением английского языка № 1262 имени А.Н.Островского имеет давнюю историю. Была открыта в 1937 году (тогда имела номер 628). С 1948 года носит имя в...»

«Лемещенко П.С. Исторический тренд и современные ограничения институциональной динамики // Ojkonomos. 2016, № 1(4). С. 48-61. УДК 330.1 (075.9) Исторический тренд и современные ограничения институциональной динамики Лемещенко Петр Сергеевич, д-р экон. наук, профессор, заведующи...»

«ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ОБЩЕСТВО МОСКОВСКИЕ ДРЕВНОСТИ РУССКАЯ СТАРИНА Исторические и историософские статьи Москва "Сибирский цирюльник" Составитель: Д. Володихин Художник: М. Тренихин Верстка: Л. Харченко Русская старина. Исторические и историософские статьи. – М.: "Сибирский цирюльник", 2011. – 86 с....»

«Владимир Файнберг Словарь для Ники 45 историй Vocab_Nike.indd 1 6/29/05 11:12:14 AM Vocab_Nike.indd 2 6/29/05 11:12:14 AM Владимир Файнберг Словарь для Ники историй Vocab_Nike.indd 3 6/29/05 11:12:14 AM Вступление....»

«Раздел 2 Реклама онлайн Социальные сети По статистике, трафик из соцсетей давно превышает трафик поисковых систем: люди ищут и находят там все, что им нужно. Именно поэтому ваш бизнес должен присутствовать в соцсетях, где ежедневно обитают миллионы людей и есть их ан...»

«2 В прошедшем времени Создавайте легенды о себе, СНАЧАЛА БЫЛО РИА ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Впрочем, Издательским Домом "Фи Рассказывать о том, как всё на лантроп" стал относительно недавно, а до чиналось, – дело неблагодарное, этого мы были рекламно информацион потому как писать историю – это ным агентством – сокращенно РИА. вообще сложно, а уж го...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО "ВГУ") УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой прикладной математики, информатики, физики и методики их преподавани...»

«Исторический аспект развития сервитута в гражданском праве России Тороднов С. В.1, Головко А. В.2 Тороднов Сергей Валерьевич / Torodonov Sergey Valeryevich – доцент, кандидат юридических наук, кафедра гражданско-правовых дисциплин; Головко Анна Васильевна / Holovko Anna Vasilyevna студент маги...»

«Цель: • Расширение знаний учеников о героических страницах истории нашего Отечества.• Воспитание патриотизма, гражданственности, чувства гордости и уважения к историческому прошлому Родины. Введение • 9 декабря официальный праздник в России, который носит название День героев Отечества. Эта памятная дата была установлен...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры "КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКИЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК" Коллекция Металл из собрания Кирилло-Белозерского музея-заповедника Сизова Е.А. 2015 г. Фонд металла Кирилло-Белозерского истори...»

«ИСТОРИЯ Аннотация 1. Место дисциплины в структуре программы: Дисциплина "История" входит в гуманитарный, социальный и экономический цикл дисциплин в базовую часть, соответствует требованиям Федерального...»

«Алиу Тункара АФРИКАНСКОЕ СООБЩЕСТВО В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ: ИСТОРИЯ, СТРУКТУРА И ПЕРСПЕКТИВЫ Если говорить об истории появления африканцев в России (и, более конкретно, в Санкт-Петербурге), мы можем отметить три основные волны:1. От Османской до Российской Империи – рабы на Кавказе. Речь идет о небольших группах рабов из Афр...»

«УТВЕРЖДЕНО "12" января 2017 года Приказом № 5П директора ООО МКК "Ростовщик" Информация об условиях предоставления, использования и возврата потребительского займа Настоящий документ разработан обществом с ограничен...»

«1 ХВОСТОВА К.В., ФИНН В.К. ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ / УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ. – М.: НАУКА, 1995. – 176С. ПРЕДИСЛОВИЕ Подобное пособие предлагается впервые в отечественной практике высшей школы. Однако его необходи...»

«Синельникова Елена Николаевна Образы ушедшей России в периодической печати русского зарубежья 1920-1930-х годов Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Саратов 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Саратовский государственн...»

«одмм* долмъ шш" н9пы"влмлръл ими'ьыгъизъ ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР Дшишрш1|ш1ци0 д ^ т п ^ щ С б Ь р 1947, 4 Общественные науки / С. Шахов К в о п р о с у об изучении ф е о д а л ь н о й экономики Карабахского ханства Изучение феодального периода в ханствах Азерб...»

«"Рассмотрено" "Согласовано" "Утверждено" Председатель МО Заместитель директора Директор МОУ ИРМО по УВР "Максимовская СОШ" Номоконова М.П. Чудинова А.Г. Сушко Т.Л. Протокол № от 2016г. 01.09.2016г. Рабочая программа по истории для 9 класса уровень: общеобразовательный Учитель: Сушко Т.Л. 2016...»

«Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Паломнические реликвии из перламутра XVIII–XIX вв. в собрании Государственного Владимиро-Суздальск...»

«НОУ ВПО "Институт экономики и управления" (г. Пятигорск) Кафедра "Гуманитарных и социально-экономических дисциплин" УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Часть 1 ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ (название курса, дисциплины) для студентов специальности 080507.65 Менеджмент орган...»

«1 Правительство Москвы Департамент культуры города Москвы ГБУК г. Москвы "Московский литературный музей-центр К. Г. Паустовского" ФГБУН "Институт мировой литературы имени А. М. Горького РАН" ФГБУК "Музей истории российской литературы имени В. И. Даля" ("Государственный литературный музей") ФГБОУ ВО "Литературный инст...»

«Письмо Аристея Филократу 1 Так как у нас имеется заслуживающее внимания повествование о посольстве к иудейскому первосвященнику Елеазару, а ты, Филократ, при всяком случае напоминал, что считаешь важным знать, для чег...»

«ГАЗЕТА № 197 (6244) 15 сентября 2014 года Евразийский экономический союз: история успеха или мыльный пузырь Интеграционная модель может стать жизнеспособной при условии равенства ее участников Наби Зиядуллаев Об авторе: Зия...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры "КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКИЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК" Книжная закладка О.В. Воронова Чт...»

«Выпуск школьной газеты, посвященный юбилею Победы в Великой Отечественной Войне. № 2 февраль 2015 Читайте в номере От истории школы к истории страны Встреча с ветеранами Конкурсы, фестивали, викторины Книжная полка Автор идеи: Бутаков Максим Александрович, учитель истории Дизайн: Ющенко Елена Павловна,...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.