WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«2008 / № 12(1620) 2011 № 1 (1595) Инновация Деньги Кризис Из События2в Приватизация2«по-китайски» Морской Яде на 5 ог Знакомьтесь: И.0адеЯная амма И З Д АТ Е Л Ь И ГЛ А В Н Ы Й Р Е Д А К Т О Р — В Л ...»

-- [ Страница 1 ] --

2008 / № 12(1620)

2011 № 1 (1595)

Инновация

Деньги

Кризис

Из

События2в

Приватизация2«по-китайски»

Морской

Яде на 5 ог

Знакомьтесь:

И.0адеЯная амма

И З Д АТ Е Л Ь И ГЛ А В Н Ы Й Р Е Д А К Т О Р — В Л А Д И С Л А В И Н О З Е М Ц Е В

Р Е Д А К Ц И О Н Н Ы Й С О В Е Т:

Петр Петрович АЛЕКСАНДРОВ-ДЕРКАЧЕНКО председатель Редакционного cовета, председатель Русского исторического общества Анатолий Леонидович АДАМИШИН к. и. н., Чрезвычайный и Полномочный посол АНЬ ЦИНЯНЬ профессор Китайского народного университета Алексей Георгиевич АРБАТОВ д. и. н., руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член-корреспондент РАН Зигмунт БАУМАН почетный профессор Университета г. Лидса (Великобритания) Иммануэль ВАЛЛЕРСТАЙН профессор Йельского университета (США) Сергей Юрьевич ГЛАЗЬЕВ д. э. н., заместитель генерального секретаря ЕврАзЭС, академик РАН Александр Дмитриевич ЖУКОВ заместитель Председателя Правительства России (в личном качестве) Владислав Леонидович ИНОЗЕМЦЕВ д. э. н., директор Центра исследований постиндустриального общества Борис Гурьевич КАПУСТИН д. ф. н., профессор Йельского университета (США) Сергей Павлович КАРПОВ д. и. н., декан исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, член-корреспондент РАН Стивен КОЭН профессор Нью-Йоркского университета, почетный профессор Принстонского университета (США) Михаил Иосифович КРОТОВ д.

э. н., профессор Санкт-Петербургского государственного университета Джульетто КЬЕЗА президент ассоциации MegaChip (Италия) Вадим Андреевич МЕДВЕДЕВ руководитель научно-исследовательских проектов Горбачев-фонда, член-корреспондент РАН Андрей Юрьевич МОЛЧАНОВ д. э. н., председатель Комитета Совета Федерации по делам Содружества Независимых Государств Александр Дмитриевич НЕКИПЕЛОВ академик РАН, вице-президент РАН Корнелиус ОХМАНН старший эксперт по российско-европейским отношениям

–  –  –

Андрей Молчанов Знакомьтесь: мигранты.................................................... 11 Всплески недовольства на этнической почве, имевшие место в последние месяцы в Москве, Санкт-Петербурге, Хотьково и других местах, стали предметом особого внимания руководства страны. В декабре прошлого года они рассматривались на заседании Государственного Совета Российской Федерации.

–  –  –

Гирш Ханин, Дмитрий Фомин Деньги для модернизации................................................. 45 Когда–то Наполеон говорил, что для победы в войне нужны три вещи: деньги, деньги, деньги. То же самое можно сказать о модернизации. Для нее нужно очень много денег.

Это, конечно, не означает, что дело деньгами ограничивается…

–  –  –

Эмиль Дабагян События в Гондурасе и международное сообщество........................ 89 28 июня 2009 года название «Гондурас» заняло первые полосы сообщений информационных агентств и телевизионных каналов всех континентов. События в этой центральноамериканской стране, мало известной для всех, за исключением узких специалистов, вдруг в одночасье оказались в центре внимания мировых СМИ.

–  –  –

Владислав Бачинин Об одном постмодернистском интертексте............................... 185 Не касаясь центральной фабулы, замечу, что внутренняя жизнь профессионального цеха российских социологов со всеми ее плюсами, минусами, а также околоцеховыми проблемами и коллизиями — объект вполне рядовой, отнюдь не новый, который всегда привлекал и будет привлекать к себе внимание разных поколений гуманитариев.





Анатолий Еляков Реальная опасность виртуальной реальности............................. 191 Виртуальное и реальное в пропорциональной соразмерности могут сосуществовать вполне гармонично, если иметь ввиду, что в конечном итоге реальное и породило виртуальное для обеспечения своего неуклонного движения вперед. Но ситуация начинает круто меняться.

–  –  –

СЕРГ Е Й МИР О Н О В

Надежная опора сотрудничества Содружество Независимых Государств приближается к юбилейным датам: в 2011 году мы будем отмечать 20-летие Содружества, а в 2012-м — 20-летие Межпарламентской Ассамблеи СНГ. Эти исторические события конца прошлого века, последовавшие за распадом СССР, неразрывно связаны между собой, поскольку Межпарламентская Ассамблея никогда не состоялась бы без Содружества. Она является своего рода его продолжением в законодательной сфере, испытанной и надежной парламентской опорой.

Для любой международной организаци и 20 лет — срок в принципе небольшой. Но в жизни наших стран и народов за эти годы произошло столько важных событий, что их хватило бы на куда больший срок. Уверен, во всех государствах Содружества будут подводиться итоги этого периода, даваться оценки пройденного пути, строиться планы на будущее. Некоторыми мыслями и соображениями на этот счет я хотел бы поделиться в предлагаемой статье, прежде всего с позиции парламентария.

Накопленный нами опыт позволяет сделать вывод, что магистральным направлением деятельности Межпарламентской Ассамблеи СНГ являются гармонизация и сближение законодательств государств-участников. Без преувеличения можно сказать, что это сердцевина всей нашей работы.

Прежде всего, она находит отражение в принимаемых Ассамблеей модельных законах, кодексах и рекомендациях. В ходе их подготовки творчески учитываются наработки парламентов всех стран Содружества, а также ряда международных парламентских организаций. Содержащиеся в этих документах нормы создают реальные предпосылки для сближения национальных законодательств стран Содружества в самых разных областях. В немалой степени этому способствует и такой факт: решения Межпарламентской Ассамблеи (МПА), а также ее органов вырабатываются на основе консенсуса, что позволяет заинтересованным сторонам принимать взвешенные и взаимоприемлемые документы.

МИРОНОВ Сергей Михайлович — Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ.

С ЕР Г ЕЙ МИР О Н О В

При подведении итогов выполнения Перспективного плана модельного законотворчества и сближения национального законодательства в СНГ на 2005—2010 годы в ходе 35-го пленарного заседания МПА отмечалось, что за указанный период нами было принято 87 модельных законов и кодексов, 55 рекомендаций и других документов. На этом ключевом направлении деятельности Ассамблеи наблюдается позитивная динамика. Необходимо особо выделить работу парламентариев над международно-правовыми договорами, которые после их подписания становятся неотъемлемой частью национального законодательства наших стран.

В качестве последних примеров приведу разработанные МПА и вступившие в действие Конвенцию о приграничном сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств и Соглашение о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с ростом заболеваемости сахарным диабетом. В настоящее время согласование проходят еще пять наших документов, включая проект новой редакции Конвенции об экологической безопасности, проект Соглашения о сотрудничестве государств — участников Содружества в противодействии коррупции, проект Соглашения о сотрудничестве государств — участников СНГ в создании совместимых национальных телемедицинских систем, дальнейшем их развитии и использовании. Думаю, постоянный запрос на подготовку документов такого уровня и способность нашей Ассамблеи эти заказы адекватно выполнять — лучший ответ всем критикам ее работы.

Нетрудно заметить, что модельное законотворчество государств — участников Межпарламентской Ассамблеи охватывает широкий круг вопросов жизнедеятельности Содружества практически на всех направлениях, включая политику, экономику, безопасность и гуманитарную сферу.

Вместе с тем в огромном комплексе самых разнообразных проблем нам необходимо правильно определять приоритеты, выделять главное.

В связи с этим хотел бы обратить внимание и на такой факт: прошедший 2010 год был объявлен в Содружестве Независимых Государств Годом науки и инноваций. Наша Ассамблея уделяет проблемам законодательного обеспечения инновационного развития стран Содружества повышенное внимание. В настоящее время мы работаем над проектом Инновационного кодекса для государств — участников СНГ, направленного на формирование целостного механизма правового регулирования инновационной деятельности.

По большому счету речь идет о перспективах формирования единого инновационного пространства в рамках Межгосударственной целевой программы инновационного сотрудничества государств — участников Содружества на период до 2020 года. В то же время мы хорошо понимаем, что переход к инновационной модели развития — не вопрос одного года.

НАДЕЖНАЯ ОПОРА СОТРУДНИЧЕСТВА

Поэтому МПА будет и дальше работать над законодательным обеспечением механизма модернизации наших государств, способствовать повышению конкурентоспособности хозяйственных комплексов стран СНГ на основе инновационных технологий. Это важнейшее и очень перспективное направление нашей работы.

В центре внимания Межпарламентской Ассамблеи все эти годы находились вопросы развития демократии и соблюдения прав человека. Причем речь идет не только о разработке модельного законодательства. Нами накоплен большой, я бы сказал, уникальный опыт по участию в электоральных процессах, взаимодействию с другими миссиями международных наблюдателей. Такой опыт был обобщен в принятой Ассамблеей в 2002 году Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участниках СНГ. Значение этого документа состоит в следующем: он впервые в мире заложил основу современных избирательных стандартов. Важным этапом в развитии демократических процессов на пространстве Содружества стало создание Международного института мониторинга развития демократии, парламентаризма и соблюдения избирательных прав граждан государств — участников МПА СНГ. Этот институт был учрежден 10 февраля 2006 года на выездном заседании Совета Ассамблеи в Киеве.

В ноябре 2008 года МПА сделала следующий шаг в развитии демократии, одобрив на своем 31-м пленарном заседании декларацию «О принципах международного наблюдения за выборами и референдумами в государствах — участниках Содружества Независимых Государств». А в октябре нынешнего года Совет Ассамблеи принял решение продолжить работу над новой редакцией Рекомендаций для международных наблюдателей СНГ по наблюдению за выборами и референдумами с учетом замечаний и предложений, поступивших от наших парламентов.

Думаю, данное направление деятельности Ассамблеи требует особого внимания. В том числе это связано и с непростыми процессами развития демократии в государствах Содружества. Прошедший год также оказался насыщенным событиями, которые подтверждают это. Одно из них — состоявшиеся в октябре выборы в парламент Киргизской Республики, которым предшествовал длительный период внутренней нестабильности. К сожалению, он не обошелся без многочисленных жертв. Мы искренне желаем новому парламенту Киргизии, в который вошли представители разных политических партий, найти согласованные решения для возвращения страны в русло мирного и устойчивого развития.

Важное место в работе МПА СНГ традиционно уделяется вопросам безопасности, которые регулярно рассматриваются на пленарных заседаниях. Это касается как внутренних, так и внешних аспектов безопасности.

С ЕР Г ЕЙ МИР О Н О В

Однако прошедший год имел в этом плане одну особенность. Она связана с председательством Республики Казахстан в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Этой теме была посвящена организованная нашей Ассамблеей Международная парламентская конференция «ОБСЕ и СНГ: новые возможности и перспективы», с успехом прошедшая в СанктПетербурге 28 октября 2010 года.

Хотел бы обратить внимание на следующее: впервые за время существования ОБСЕ эту организацию возглавило государство СНГ. Считаю, что председательство Казахстана, имеющего коллективный мандат от всех государств Содружества, способствовало продвижению новых взглядов на архитектуру европейской безопасности, которая должна быть равной и неделимой для всех участников общеевропейского процесса.

Убежден, тема общеевропейской безопасности имеет и парламентское измерение. Парламентарии стран СНГ активно работают во многих европейских межпарламентских организациях, включая ПА ОБСЕ, ПАСЕ и ряд других структур. Наша цель — максимально использовать большой опыт и авторитет европейских парламентариев для поиска ответов на новые вызовы европейской безопасности в ХХI веке. Основа для конструктивного разговора на эту тему имеется — это инициатива Президента Российской Федерации Д. А. Медведева о разработке договора о европейской безопасности, проект которого подготовлен российской стороной и передан нашим партнерам.

В связи с этим хотел бы напомнить, что на одном из последних заседаний Ассоциации европейских сенатов делегация Совета Федерации выдвинула инициативу о проведении парламентского саммита по проблемам архитектуры будущей европейской безопасности. Следует отметить, что эта идея нашла поддержку со стороны ряда наших коллег по Ассоциации.

Думаю, нам и дальше необходимо последовательно работать в этом направлении.

Весомая часть работы нашей Ассамблеи посвящена развитию гуманитарного сотрудничества стран Содружества, прежде всего в области культуры. Это вполне объяснимо: исторически сложившаяся общность культур наших государств является достоянием всех народов СНГ. Вместе с тем каждая страна обладает своей самобытностью, что и определяет ее образ в мировой культуре. Сохранить культурную общность, приумножить ее, одновременно развивая национальную самобытность, — одна из важнейших задач законотворчества в гуманитарной сфере.

В ходе своей работы Межпарламентская Ассамблея конкретными делами демонстрирует уважительное отношение к истории и культурным традициям наших народов. В штаб-квартире МПА СНГ — Таврическом дворце Санкт-Петербурга — регулярно проходят мероприятия, посвященные

НАДЕЖНАЯ ОПОРА СОТРУДНИЧЕСТВА

памятным историческим датам в жизни народов наших стран. Последняя выставка, например, была посвящена Смоленской области Российской Федерации. Такой выбор был связан и с предстоящими юбилейными датами в жизни этого региона. В 2011 году будет отмечаться 50-летие первого полета человека в космос, а Юрий Гагарин — уроженец Смоленщины; в 2012 году — двухсотлетие победы над армиями Наполеона; а в 2013-м — 1150-летие основания Смоленска.

2010 год был провозглашен в Содружестве и Годом ветеранов Великой Отечественной войны 1941—1945 годов под девизом «Мы победили вместе!». Накануне 65-летия Победы в апреле месяце наша Ассамблея провела в Санкт-Петербурге Международную парламентскую конференцию, посвященную этой знаменательной дате. В Приветствии Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева в адрес участников и гостей конференции, в частности, отмечалось: «Наш священный долг — с особым вниманием отнестись к вопросам социальной поддержки и благополучия тех, кто завоевал Победу. Убежден, что решению этих задач будет способствовать активная деятельность парламентов стран СНГ». Со своей стороны считаю, что нам необходимо согласовать единые социально-правовые государственные стандарты для ветеранов войны и тружеников тыла на территории СНГ, а для реализации этих проектов активнее привлекать бизнес-сообщество.

Задумываясь над перспективами интеграционных процессов в СНГ, нельзя не отметить важнейшую роль таких «проектов-локомотивов», как Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Они представляют собой более «продвинутые» формы взаимодействия нескольких стран по сравнению со всем Содружеством. Здесь нет никакого противоречия. Устав СНГ предусматривает возможность разноскоростной и разноуровневой интеграции. Более того, эти проекты как бы подтягивают за собой другие страны Содружества и, как можно надеяться, будут все больше показывать свои конкурентные преимущества.

В связи с этим хотел бы обратить особое внимание на исторические договоренности президентов России, Белоруссии и Казахстана от 9 декабря 2010 года, сформировавшие договорно-правовую базу ЕЭП в рамках ЕврАзЭС. Предусматривается, что эти документы вступят в силу с 1 января 2012 года и положат начало полноценному функционированию ЕЭП трех наших государств. Я также считаю, что у парламентариев наших стран впереди большая работа по дальнейшему законодательному сопровождению этих мегапроектов.

В целом я бы сказал, что, несмотря на все трудности и испытания, выпавшие на долю наших стран и народов на стыке веков, Содружество НеС ЕР Г ЕЙ МИР О Н О В зависимых Государств и Межпарламентская Ассамблея СНГ состоялись как международные организации. Более того, они стали ведущими региональными структурами на всем постсоветском пространстве.

В настоящее время наши помыслы и надежды устремлены в будущее. Это ярко продемонстрировала дискуссия на 35-м пленарном заседании МПА СНГ о Перспективном плане модельного законотворчества в Содружестве Независимых Государств на 2011—2015 годы. И конечно, мы намерены достойно встретить 20-летние юбилеи Содружества и Межпарламентской Ассамблеи. В соответствии с планом мероприятий, посвященных этим датам, намечено, в частности, провести в мае наступишего года совместно с Парламентской Ассамблеей Совета Европы и Советом Федерации Федерального Собрания РФ при содействии Правительства России IV Невский международный экологический конгресс, посвященный 20-летию СНГ. А в конце октября совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом мы планируем провести международную конференцию «Содружество Независимых Государств: достижения, проблемы, перспективы».

За все эти годы Межпарламентская Ассамблея прошла большой путь, органически связанный со становлением самого Содружества. Один из главных итогов ее деятельности состоит в том, что Ассамблея стала катализатором развития и активизации межпарламентского сотрудничества на постсоветском пространстве в самых различных формах и направлениях.

Это подтверждается хотя бы тем, что наряду с нашей Ассамблеей сейчас активно работают такие организации, как Межпарламентская Ассамблея Евразийского экономического сообщества и Парламентская Ассамблея Организации Договора о коллективной безопасности.

В заключение хотел бы выразить уверенность, что предстоящие юбилейные мероприятия станут не только временем подведения итогов проделанной работы, но и мощным импульсом для дальнейшего развития интеграционных процессов в СНГ.

Communio

АН ДР ЕЙ МОЛ Ч А Н О В

Знакомьтесь: мигранты Необходимо обеспечить межнациональное согласие в отношениях с приезжими из государств СНГ Всплески недовольства на этнической почве, происшедшие в последние месяцы в Москве, Санкт-Петербурге, Хотьково и других местах, стали предметом особого внимания руководства страны. В декабре прошлого года они рассматривались на заседании Государственного Совета Российской Федерации. Президент России Дмитрий Медведев, выступая на встрече с руководителями обеих палат Федерального Собрания РФ 17 января 2011 года, особо отметил: «Нужна именно кропотливая работа депутатов, чиновников, общественных деятелей, представителей бизнеса, всего гражданского общества по поддержанию межнационального согласия».

Потенциальным источником сложностей в этом плане является массовый приток в Россию трудовых мигрантов из государств СНГ. Только по региональным квотам на привлечение иностранной рабочей силы в этом году будут заняты более 1,2 миллиона человек. Однако точной статистики о числе трудовых мигрантов нет, поскольку большая часть приезжих — а это, согласно прогнозу Федеральной миграционной службы на 2011 год, 13 миллионов человек — работает на нелегальной основе.

Нужны ли нашей стране дополнительные рабочие руки — вопрос риторический. Россия вступила в период демографического спада — за последние годы население заметно сократилось и в обозримом будущем положение будет только ухудшаться. Прогрессирующая трудонедостаточность входит в число главных угроз национальной безопасности в экономической сфере, определенных в Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года. При этом последствия дефицита рабочей силы мы сможем компенсировать главным образом за счет приезжих. Однако и численность, и качество привлекаемых трудовых ресурсов должны тщательно регулироваться при безусловном приоритете прав на труд российских работников.

Сегодня основная часть мигрантов — особенно это относится к представителям центральноазиатских республик — выполняет низкоквалифицированную и малооплачиваемую работу. Для их семей и мизерный по МОЛЧАНОВ Андрей Юрьевич — председатель Комитета Совета Федерации по делам СНГ, член редакционного совета журнала «Свободная мысль», доктор экономических наук.

А Н Д Р Е Й МОЛ ЧА НО В

российским меркам заработок является значимым средством к существованию, который они не могут обеспечить себе на родине. Даже люди с высшим образованием — инженеры, врачи, экономисты — редко устраиваются по специальности; чаще они вынуждены заниматься тяжелым физическим трудом, в лучшем случае — торговлей на рынках. Занимая эту нишу, мигранты до последнего времени почти не вступали в конкуренцию с россиянами: наши сограждане обычно претендуют на более высокую зарплату и лучшие условия труда. И если бы не приезжие, проблемы нашего жилищно-коммунального хозяйства, дорожного, да и жилищного строительства и ряда других отраслей ощущались бы куда острее.

Но есть и исключения. Так, с начала 1990-х годов среди строительных рабочих в Москве и ряде других регионов доминировали граждане Украины. Затем они, накопив опыт и стаж работы, в массовом порядке переориентировались на рынки государств Евросоюза. Их место постепенно заняли уроженцы Молдавии, однако сейчас и среди них начался отток на более высокооплачиваемые рынки труда. А ведь за 20 лет система профессиональной подготовки строителей разных специальностей атрофировалась — оказалась нарушена профессиональная преемственность, специалисты говорят даже об угрозе нормального воспроизводства рабочей силы в некоторых секторах экономики.

Сегодня конкуренция с приезжими на рынке труда становится заметным явлением в ряде отраслей. Особое беспокойство это вызывает применительно к оборонной промышленности. Заниженные притязания не только будущих дворников и дорожных рабочих, но и квалифицированных специалистов из стран СНГ в том, что касается жилья, социальной сферы, условий труда, обеспечивают им фору перед российскими коллегами, и странно, если бы работодатели этим не воспользовались. В результате возникают и множатся «болевые точки» социально-экономического происхождения, которые приобретают этническую окраску.

Немалый клубок проблем создает нелегальная трудовая миграция.

К числу причин, вызвавших к жизни это явление и продолжающих его питать, следует отнести и несовершенство законодательно-правовой базы, регулирующей привлечение иностранной рабочей силы, и недостатки правоприменительной практики. Важную роль играет также готовность некоторой части работодателей к применению «теневых» схем привлечения работников, дающих дополнительную огромную экономию. Основной контингент «нелегалов» составляют мигранты, не рассматривающие для себя возможность постоянной работы и жительства в России (в том числе и те из них, кто изначально стремился к этому, но затем столкнулся с трудностями, показавшимися непреодолимыми).

Отрицательные последствия нелегальной трудовой миграции понятны.

В их числе — недополучение бюджетных доходов и страховых фондов, поЗНАКОМЬТЕСЬ: МИГРАНТЫ вышенная нагрузка на жилищно-коммунальное хозяйство, осложнение криминогенной ситуации и др. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что на иностранцев (а основную их массу составляют граждане государств СНГ) приходится менее 3 процентов совершаемых в России уголовных преступлений, тогда как общее число приезжих близко к 10 процентам населения РФ.

Одной из наиболее серьезных проблем, связанных с присутствием мигрантов, является возникновение замкнутых в организационном отношении этнических анклавов, которые живут по своим неписаным законам. Их влияние быстро распространяется на значительную часть местного населения определенных профессий — например на продавцов рынков, шоферов, охранников и др. Деятельность лиц, принадлежащих к этим анклавам, сплошь и рядом противоречит российскому законодательству, и разрешается этот конфликт на основе коррупционных сделок с чиновниками. Для многих своих обитателей, особенно тех, кто плохо владеет русским языком, такие анклавы быстро превращаются в гетто. Ни потребности, ни необходимости в знакомстве с российскими обычаями и нормами поведения эта часть приезжих не испытывает. При этом отдельные приезжие из числа населения анклавов склонны к проявлению насилия, что нередко приводит к возникновению конфликтов на бытовой почве.

Реакция наших сограждан на рост числа мигрантов, как правило, носит эмоциональный характер. Свою негативную лепту вносят российские СМИ, которые редко вскрывают социально-экономическую подоплеку процесса, предпочитая подавать аудитории «жареные факты». В этой ситуации порой даже незначительные происшествия, не говоря уж об уголовных преступлениях, способны спровоцировать вспышку «мигрантофобии» в массовых масштабах и с непредсказуемыми последствиями.

Итак, с одной стороны, мы нуждаемся в рабочей силе из-за рубежа.

С другой — массовый приток трудовых мигрантов сопряжен с проблемами, настоятельно требующими решения. Важно осознать, что эти проблемы всегда обусловлены экономическими причинами, даже когда на поверхности они принимают форму межнациональных конфликтов. Вместе с тем поиск решений должен вестись параллельно в сферах и экономики, и права, и образования, и культуры.

Хотя соответствующими органами власти прилагаются немалые усилия по регулированию и упорядочению миграционных процессов, профилактике межнациональной напряженности, единого концептуального подхода в данной области не выработано. Даже в рамках одного органа власти вопросами внешней миграции и межнациональных отношений занимаются обычно разные подразделения, а кое-где работа в области межэтнических отношений и вообще возложена на консультативные общественные советы.

Сегодня продолжается работа над проектом Концепции государственной миграционной политики РФ, в которой будет предложено единое видение

А Н Д Р Е Й МОЛ ЧА НО В

процессов внутренней трудовой миграции и использования иностранной рабочей силы. Есть потребность и в более общем стратегическом взгляде на вопросы человеческого капитала России — включая подвопросы демографии, здравоохранения, образования и культуры, и в этом контексте — трудовой миграции, развития регионов, межнациональных отношений.

Было бы правильно, если бы Концепция государственной миграционной политики РФ, помимо, безусловно, необходимых задач борьбы с нелегальной трудовой миграцией и регулирования притока работников из-за рубежа, предусматривала также задачу всемерного закрепления на российском рынке труда наиболее квалифицированной и образованной части мигрантов.

Сейчас даже эта часть трудовых мигрантов чувствует себя гастарбайтерами в самом худшем смысле этого понятия. Основная масса приезжих начинает искать работу, лишь приехав в Россию, и перебивается краткосрочными заработками. Это положение необходимо менять. Многие мигранты хотят и вполне способны получить российское гражданство — они должны узнать о реальности такой перспективы, как правило, еще до того, как пересекут границу. Другие оставаться в России не собираются, но работать планируют долго. Им могут быть созданы упрощенные условия для получения разрешения на работу — при условии соответствия определенным требованиям, в первую очередь — хорошего знания русского языка.

Соответствующие поправки частично уже внесены в российское законодательство и продолжают готовиться.

Необходимо приложить максимальные усилия к тому, чтобы лишить нелегальную трудовую миграцию ее основы — закрытости этнических анклавов. По оценкам экспертов, основные направления такой работы — борьба с коррупцией и незаконным предпринимательством, распространение информации в среде мигрантов (в том числе еще до их выезда в Россию), а также предоставление мигрантам комплекса услуг на законной основе.

Такие услуги востребованы прежде всего в области трудоустройства, приобретения и повышения профессиональной квалификации, аренды и приобретения жилья, правовой защиты, медицинских и социальных услуг, не в последнюю очередь — улучшения владения русским языком. Разумеется, подобные услуги должны быть не менее качественными, дешевыми и удобными, чем оказываемые полузаконными или нелегальными структурами.

Конкретные шаги в этих направлениях уже делаются. Так, по инициативе Комитета по делам СНГ Совета Федерации разработан и в октябре 2010 года принят Межпарламентской Ассамблеей СНГ модельный закон «О деятельности частных агентств занятости», на основе которого теперь будет легче принять аналогичный российский закон. Его идея — переместить деятельность по трудоустройству иностранцев в правовое поле, сделав ее доступной для контроля и регулирования.

ЗНАКОМЬТЕСЬ: МИГРАНТЫ

В некоторых государствах-партнерах, в частности в Таджикистане и Кыргызстане, силами представительств Федеральной миграционной службы РФ ведется подготовка будущих мигрантов к выезду на работу в Россию.

Это короткие, но многопрофильные курсы, включающие основы русского языка и элементарные сведения о российской культуре и обычаях, зачатки правовых знаний. Для активизации этой деятельности требуются специальная литература, учебные пособия, необходима предварительная подготовка преподавателей.

Мощным инструментом размывания закрытых этнических сообществ способно стать привлечение мигрантов к участию в деятельности российских общественных организаций, в первую очередь профсоюзных (законодательство предусматривает возможность членства иностранцев в профсоюзах).

Ведь лучшее противоядие от национальной розни — наличие общих интересов и совместные действия по их обеспечению. Именно на этот аспект миграционной политики обращал внимание Председатель Совета министров РФ В. В. Путин, выступая в сентябре прошлого года на заседании Генерального совета Федерации независимых профсоюзов России. В частности, он отметил: «Нужно помогать законопослушным людям, приехавшим к нам на заработок. Помогать адаптироваться в России, защищать их трудовые интересы». Конечно, для этого придется преодолеть сопротивление как работодателей, богатеющих на демпинговых зарплатах, так и теневых структур трудоустройства. Зато подтягивание оплаты труда приезжих к местному уровню ликвидирует основу для конфликтов на этой почве, а заодно будет способствовать и выводу из тени некоторой части российского бизнеса.

Ощутимую помощь в деле профилактики межнациональной напряженности способны оказать национально-культурные общественные объединения. Многие из них принимают деятельное участие в работе общественных советов при органах власти и управления, предлагают конструктивные варианты решения возникающих проблем и содействуют реализации этих решений.

При этом о реальной эффективности общественных организаций такого профиля можно говорить, если им удалось избежать двух зол:

сращивания с криминальным бизнесом и политизации своей деятельности. И та и другая опасность, увы, вполне реальна.

Есть, однако, и позитивные примеры. Так, активную самостоятельную позицию занимает организация «Таджикские трудовые мигранты», которая оказывает реальную помощь приезжим из Таджикистана в обеспечении их прав и решении насущных вопросов. Многие структуры энергично работают на региональном уровне, в том числе в составе общественных советов при главах администрации субъекта Федерации или при управлениях Федеральной миграционной службы (в частности, в Красноярском крае, Свердловской области).

А Н Д Р Е Й МОЛ ЧА НО В

Одна из важнейших задач — поставить дело так, чтобы общение трудовых мигрантов и на работе, и в быту не ограничивалось лишь кругом приезжих. Это необходимо и для самих мигрантов, и для их российских соседей: ведь бытовые конфликты на этнической почве зачастую вырастают из взаимного непонимания поведения, соответствующего незнакомым обычаям. Задачу сближения и знакомства призваны решать местные власти совместно с работодателями и общественными организациями. Здесь работы непочатый край. Взять хотя бы праздники национальных культур.

Они проводятся повсеместно, вот только зачастую привлекают интерес в основном представителей лишь той культуры, которой они посвящены.

Не хочется, чтобы это замечание было воспринято как посягательство на чьи-то национальные интересы. Убежден: любые подобные мероприятия принесут больше пользы, если станут инструментом культурного взаимообогащения людей, которым, возможно, суждено жить и работать рядом друг с другом долгие годы. Культурная интеграция мигрантов и их детей в российское общество не требует от них отказа от родного языка и культуры. Разнообразие культур должно сохраняться, не воспринимаясь их носителями как угроза их собственным ценностям.

Действенным стимулом установления и поддержания контактов граждан из стран СНГ с россиянами является совместное обучение детей в российских дошкольных учреждениях и школах. Для подавляющего большинства приезжих хорошее образование для детей имеет приоритет перед многими другими жизненными целями, и во многом оно способствует укоренению мигрантов в России. Одновременно происходит и скорейшее приспособление детей мигрантов к культурным нормам российского общества. Исследования российских ученых показывают, что младшее поколение приезжих благодарно реагирует на усилия преподавателей, сплошь и рядом показывая лучшие результаты в учебе, чем их российские сверстники — и тем самым участвуя в формировании столь необходимой для российской школы конкурентной среды. Вырастая, дети мигрантов ощущают себя россиянами и нечасто стремятся уехать на родину. А говорить о том, какую пользу могут принести России энергичные и способные молодые люди, равно хорошо владеющие и русским, и одним из языков стран СНГ, наверное, излишне.

На наш взгляд, высказанные соображения относятся к миграции любого уровня — как на пространстве СНГ, так и за пределами Содружества, да и в пределах Российской Федерации. Вместе с тем многие аспекты поднятой темы, конечно же, остались за рамками этой статьи. Комитет Совета Федерации по делам СНГ готов принять участие в предметном разговоре по данной теме и предоставить все необходимые условия для ее обсуждения.

Pro et contra

ВЛАД ИС ЛА В ИН О З Е М Ц Е В

Кризис великой идеи Размышления дилетанта, приглашающие к дискуссии Как бы ни относиться к современному миру и господствующим в нем идеологическим течениям, сложно утверждать, что левые идеи и социалистические движения находятся сейчас на подъеме. Задававшие в свое время тон великим мировоззренческим дискуссиям и провоцировавшие самые мощные социальные трансформации, они отодвинуты на глобальную периферию и столь резко сменили многие свои основополагающие акценты, что трудно даже понять, с кем имеешь дело: с защитниками людей труда или люмпенов, критиками религии или ярыми клерикалами, проповедниками всеобщего равенства или откровенными националистами. Левая идеология находится сегодня в кризисе, в котором, на наш взгляд, повинны три обстоятельства: во-первых, практическая политика самих левых радикалов на протяжении большей части ХХ века; во-вторых, существенно изменившаяся экономическая и социальная обстановка в развитых странах, превратившихся из традиционных индустриальных обществ в общества знания; и в-третьих, приспособленческая позиция современных лидеров левого движения, ищущих прежде всего электоральной поддержки, а не путей устойчивого развития собственных обществ.

Я МОГУ ОШИБАТЬСЯ, НО Я ВИЖУ ИСТОКИ левого движения во вполне понятной и обоснованной критике несправедливого неравенства. Исходя из христианских постулатов о равенстве людей и о присутствии в каждом человеческом существе божественной искры, несложно сделать вывод о несправедливости общества, в котором некоторая часть этих божьих созданий эксплуатируется и подавляется другой их частью. Понимание этого, хотя и не заложенное прямо в Священном писании, пришло к отцам церкви очень быстро: уже у Лактанция в середине IV века мы видим весьма далекое от почтительного отношение к государству как к инструменту упрочения неравенства: «Проникнутые жадностью, правители защищают приобретенное путем ИНОЗЕМЦЕВ Владислав Леонидович — директор Центра исследований постиндустриального общества, главный редактор журнала «Свободная мысль», доктор экономических наук.

–  –  –

theologiae. Secunda secundae. ального строя и в исторической перспективе неизбежно Qu. 61. Art. 4.

искоренится»2, была уже широко признана.

Особо хочу подчеркнуть, что критика неравенства в тот период была легко принимаема и широко поддерживаема отчасти и потому, что несправедливость его была очевидна. Неравенство античной и феодальной эпох определялось в первую очередь статусом человека, его местом в общественной иерархии. Выпадение из нее вполне могло сделать (и часто делало) из владетельного сеньора странствующего рыцаря, из успешного придворного — второразрядного лакея, из дружинника — смерда. Личные качества — смелость, умения, знания — значили куда меньше, чем положение в обществе, и поэтому идея равенства легко получала поддержку. Ее важнейшими историческими проявлениями в Европе того времени стали ограничение королевской власти в Англии через принятие Великой хартии вольностей 1215 года и ограничение власти церковных иерархов в ходе Реформации XVI века. Многие выдающиеся умы Позднего средневековья стремились пойти еще дальше и — в соответствии с религиозными канонами — создать грандиозные (но мрачные) картины будущего, проникнутого возведенным в абсолют аскетичным равенством (таковы образы, которые можно встретить в «Утопии» Томаса Мора и которые более напоминают полпотовскую Кампучию, чем гармоничное и свободное общество). Все эти попытки, повторю, вполне можно объяснить и понять: ведь они были порождены жестокими временами, чуждыми равенству и справедливости.

Новое время, пришедшее на смену Средним векам, ознаменовало шаг вперед в промышленных технологиях и социальной организации, но в утверждении равенства оно стало даже шагом назад, открыв путь самой жестокой и наглой эксплуатации человека человеком. «В наступающем строе Ch. Fourier. Oeuvres completes. цивилизации, — в ужасе писал Шарль Фурье, — бедность T. VI. Paris. 1845. P. 35. рождается из самого изобилия»3, и очевидность этого побуждала общественную мысль к новым обобщениям, большая часть которых пришлась на середину XIX столетия. Именно в этот период «утопический социализм» во многом сблизился с позитивизмом и в конечном счете утратил социалистические элементы, а сторонники радикального переустройства общества прониклись идеями равенства в их анархическикоммунистической версии, в основе которой лежала идея о возможности революционной перестройки социальной системы.

Нет оснований сомневаться в том, что современное левое движение, каким мы знали его в ХХ столетии, было инициировано идеями Карла Маркса, одного из последних великих социальных философов-энциклопедистов.

В созданном им учении были заложены основы как радикального коммунизма, так и умеренного социал-реформаторства. С одной стороны, тексты

КРИЗИС ВЕЛИКОЙ ИДЕИ

Маркса прямо звали к борьбе за уничтожение современного ему буржуазного строя и создание в перспективе бесклассового общества на основе господства пролетариата, отрицания эксплуатации и свободной реализации всех заложенных в человеке творческих сил. С другой стороны, фундаментальная формационная теория, в центре которой лежало понятие экономической общественной формации, высшим проявлением которой и является буржуазное общество, предполагала, что новая общественная формация может стать результатом более эволюционных изменений. Марксизм дал левым важнейшие инструменты политической борьбы: научную теорию истории, доказывавшую преходящий характер капиталистического общества; объяснение природы капиталистического обогащения через механизм прибавочной стоимости; концепцию классов как основных исторических акторов и описание внутренних противоречий капитализма, которые должны привести его к неизбежному краху. Логичность этой теории и относительная организованность и массовость класса пролетариев, к которым она была обращена, и сделали марксистские идеи материальной силой. К концу XIX века социалистические партии и движения стали значимым фактором политической жизни практически во всех европейских обществах.

Однако на рубеже столетий в левом движении произошел раскол, во многом определивший облик следующего века. Оформилось и окрепло радикальное крыло, сторонники которого обосновывали оптимальность текущего момента для антибуржуазной революции и начала строительства коммунизма, в то время как более осторожные сторонники социалистической идеи стремились решать частные проблемы, борясь за права трудящихся и улучшение их положения в рамках существовавшей политической системы. Итог этого раскола известен: ведомые Владимиром Лениным и Львом Троцким, к власти в России пришли большевики, в то время как их сторонникам в Европе не удались вооруженные перевороты. С этого времени левая идея перестала быть только идеей и превратилась также в практику реального экономического и политического преобразования общества.

События эпохи, начавшейся в 1917 году и завершившейся в конце 1980-х, в конечном итоге стали приговором «реальному социализму». Относительно успешный старт очень быстро был омрачен распространением авторитарных и тоталитарных практик, и ничто не может убедить нас в том, что таковые следовало бы списывать на «отдельные перегибы» в социалистическом строительстве. «Реальный социализм», воспринимавшийся его создателями как переходный этап к коммунистическому обществу, не считался ими временем, на протяжении которого интересы отдельных личностей хоть что-то значили на фоне задач преобразования общества в целом.

Поэтому нигилистическое отношение к человеку — которое, казалось бы, коммунисты и должны были преодолевать — стало важнейшей чертой этого движения. Нигде в «коммунистических» странах не было создано системы, основанной на уважении прав человека и торжестве юридических инстиВ Л А Д ИС Л А В ИНО ЗЕ М Ц Е В тутов; пренебрежение к собственности, заложенное в основы коммунистического учения, естественным образом спровоцировало и пренебрежение к остальным правам человека, а зачастую и к самой его жизни. Некоторое время такое положение оправдывалось исключительными обстоятельствами враждебного окружения, но это не могло длиться вечно.

«Реальный социализм» распространился по планете достаточно широко и в значительной мере способствовал тому, что Советский Союз на непродолжительное время стал второй по экономической и военной мощи державой мира. Огромная мобилизующая сила коммунистического учения подняла десятки народов на поиск своего особого пути, перетряхнула социальные структуры, вызвала к жизни миллионы талантов, достигших значительных высот в технике и науке, однако в конечном счете оказалась неспособна к самовоспроизведению. В большинстве стран «реального социализма» импульс движения угасал с уходом со сцены уже первого поколения его инициаторов; более того, уже во второй половине ХХ века социализм нигде не показывал экономические результаты, превосходившие те, которые достигались капиталистическими странами. Кроме этого важнейшую роль в банкротстве идей «реального социализма» сыграла, как это ни парадоксально, его экспансия на глобальную периферию после распада колониальной системы.

История экономического развития ранее зависимых народов показала впечатляющие преимущества капитализма, который мог развиваться практически на любой стадии материального прогресса, перед социализмом, требовавшим огосударствления базовых отраслей индустрии и гигантских капиталовложений в экономику, организуемую из единого центра. Достаточно сравнить Северную и Южную Кореи, Вьетнам и Таиланд, Кампучию и Индонезию, Гану и Кению, Кубу и Мексику, чтобы стало ясно: для большей части населения планеты эта система непригодна. Тупик, в который зашел Китай к концу эпохи Мао Цзэдуна, показал на примере последователей, что и инициаторы данного движения не добьются успеха. Так и случилось в конце 1980-х, когда даже ставшие к тому времени намного более либеральными, чем они были в первые десятилетия своего существования, социалистические режимы полностью лишились доверия своих граждан и сохраняются поныне лишь в самых жестких авторитарных формах как пережитки давно прошедшей эпохи, затухающие искры эксперимента, стоившего человечеству не менее 100 миллионов жизней и огромных страданий. «Социализм с человеческим лицом» невозможно построить через революции — таким стал главный урок ХХ века для левых движений, урок, который чрезвычайно сильно дискредитировал их, но не поставил точку в их развитии.

В ТО ВРЕМЯ КАК В ОДНОЙ ЧАСТИ МИРА искореняли частную инициативу, ожидая прихода коммунизма, в другой его части более умеренные социалисты также не стояли на месте, стремясь выбить из капиталистов как можно больше уступок рабочему классу. Безумства коммунистов пошли

КРИЗИС ВЕЛИКОЙ ИДЕИ

более умеренным левым на пользу, так как предприниматели и власти становились, наблюдая за ними, более податливыми и сговорчивыми. В итоге уже к 1930-м годам в большинстве европейских стран рабочие получили большие социальные права, чем те, которыми обладали их собратья в Советском Союзе. Их уровень жизни серьезно вырос по сравнению с началом века; практически везде стало реальностью всеобщее избирательное право;

и наконец, материальное неравенство — то главное зло, против которого боролись социалисты — в первые два послевоенных десятилетия достигло в большинстве западных стран минимальных значений за все время его четкого количественного мониторинга.

Однако начиная со второй половины 1970-х годов наметились тенденции, во многом ставившие под сомнение сами цели левого движения. Прежде чем обратиться к ним, следует напомнить, что в основе требований социалистов лежали идеи о пролетариате как самом передовом классе; о труде как главном производственном ресурсе и условии создания всякого богатства;

о преодолении эксплуатации через устранение эксплуататорского класса, а базировалась социалистическая теория на стремлении соединить работника со средствами производства, что в условиях капитализма считалось недостижимым. Начавшееся в конце 1970-х становление «постиндустриального»

общества, как оказалось, поставило под сомнение практически все постулаты левых идеологов. В первую очередь оказалась неочевидной доминантная роль труда. Выяснилось, что во всех прежних способах производства доминирующим классом выступал тот, кто обладал контролем над ограниченным ресурсом — военной силой, землей или капиталом, а труд никогда не был (а в условиях глобализации и не может быть) таковым; напротив, его предложение постоянно превышает спрос. Ограниченными являются скорее знания и компетенции, и не случайно с 1980-х годов на стабильный рост доходов в западных странах могли рассчитывать лишь люди с высшим (а позднее — и с серьезным поствузовским) образованием. Традиционный промышленный пролетариат стал в то же время стремительно сокращаться количественно и составляет сегодня в ведущих странах Запада от 9 до 18 процентов рабочей силы. Параллельно начался процесс размывания капиталистической собственности, которая превратилась в акционерную, и фигура классического капиталиста в значительной мере потеряла свой негативный имидж. И наконец, стремительное развитие технологий позволило интеллектуальным работникам выйти из капиталистической зависимости, так как средства производства нового типа (компьютеры, базы данных, программы и т. д.) стремительно дешевели и вполне могли приобретаться работниками самостоятельно. В небывалой степени мир после «информационной революции»

стал цивилизацией «простых товаропроизводителей», которые могли относительно легко отказываться от работы «на стороннего предпринимателя» и работать на самих себя. Таким образом, социальная база левого движения начала стремительно сокращаться.

В Л А Д ИС Л А В ИНО ЗЕ М Ц Е В

Более того, наступление постиндустриального общества сыграло с левыми и еще одну злую шутку. По мере того как информация и знания становились основным производственным ресурсом, формировались предпосылки для исчезновения основной мишени социалистов — несправедливого неравенства. Когда буржуа платит рабочему копейки, а сам купается в роскоши, сомнений в порочности такой ситуации не возникает. Но когда миллионы долларов получает человек, создающий технические изобретения, придумывающий социальные сети и новые средства коммуникации, предлагающий оригинальные архитектурные или дизайнерские решения или просто собирающий десятки тысяч зрителей на рок-концерте — что в этом несправедливого? Здесь нет принуждения и эксплуатации: люди сами платят за билеты на концерт или модную одежду, приносят доходы интернет-провайдерам и покупают новые эффективные программы. А их создатели делают миллиарды даже не собственно на продажах своих товаров, а на капитализации созданных ими компаний на фондовых биржах. Даже если спуститься на уровень ниже и взять, скажем, 1 процент американцев, получающих самые высокие доходы, среди них предпринимателем окажется только каждый шестой, а большую часть составят юристы, врачи, профессора университетов, программисты, архитекторы, поп-звезды, артисты и спортсмены.

Является ли такое неравенство несправедливым? По-моему, нет. Более того:

характерным отличием современного неравенства становится то, что оно порождено не статусом человека, а его неотъемлемыми способностями, поделить которые между другими членами общества, как это предполагали в прошлом сделать коммунисты с богатствами буржуа, невозможно.

Изменение природы богатства и статуса новых состоятельных людей нанесло социалистам удар, вполне соизмеримый по мощи с самодискредитацией их коллег-коммунистов. С 1990-х годов недовольство левых стало быстро смещаться с вполне конкретного капиталистического класса в сторону финансового капитализма в целом, а то и глобализации как таковой.

Соответственно своих новых сторонников левые стали искать не в «обуржуазившихся» странах «первого» мира, а на глобальной периферии. Мне представляется, что здесь они повторяют ошибку своих предшественниковкоммунистов, но с той только разницей, что если в 1960-е годы новые независимые государства действительно пытались перенять методы плановой экономики и воспроизвести у себя некоторые черты советской модели, то сейчас «альтерглобалисты» довольствуются популизмом и демагогией. Что левого в Эво Моралесе или Уго Чавесе, позвольте спросить? Стоит ли левым поддерживать режим, при котором почти 30 процентов венесуэльцев не имеют работы просто потому, что очередные псевдопоследователи Боливара не могут управляться ни с чем более сложным, чем нефтяная скважина?

И насколько сочувствие обездоленным индейцам, выходцем из которых является нынешний президент Боливии, делает его левым или хотя бы достойным поддержки с их стороны? И тут неизбежно встает главный вопрос,

КРИЗИС ВЕЛИКОЙ ИДЕИ

который в наши дни следует адресовать левому движению: это движение в защиту трудящихся или в защиту бедняков? 150 лет назад между этими категориями можно было поставить знак равенства — но тот, кто собирается делать это сегодня, выглядит клинически несовременным.
Большинство отстающих в развитии стран глобальной периферии обязаны этим не диктату международного финансового капитала, а некомпетентности и коррумпированности собственных правительств, и это сегодня лучше понимают граждане самих этих государств, чем альтерглобалисты из Европы и Америки (в 2005 году опрос общественного мнения в африканских странах, проведенный по заказу Комиссии по проблемам Африки, во главе которой стоял тогдашний британский премьер Тони Блэр, показал: 49 процентов опрошенных обвиняли в плачевном состоянии своих 4 Cм. «Our Common Interest: An стран собственные власти, и лишь 16 процентов — стра- Argument». London, «Penguin ны мирового «Севера»4). Бороться за права бедняков Books», 2005. Р. 41.

должны они сами — и в этом, позволю напомнить, состояла суть идеологии социалистов XIX века («Никто не даст нам избавленья…»), о которой сегодня левые политики и активисты предпочитают не вспоминать. Уверен:

в перспективе увлечение защитой прав отверженных в странах периферии заведет левые движения развитых стран в глухой исторический тупик.

Но и этот вызов не исчерпывает всех «неприятностей» современного левого движения. Подмена трудящихся нуждающими, которую еще можно было бы пережить, если бы она производилась в чисто идеологических целях и касалась только населения глобальной периферии, распространилась и на сами те общества, в которых действуют сильные социалистические партии.

Достаточно взять, например, Францию, чтобы увидеть, насколько действия социалистов в первую очередь противоречат интересам… людей труда, которые они должны были бы защищать. С одной стороны, нельзя не признать, что уже к 1970-м годам трудящиеся в этой стране добились высоких пособий по безработице, de facto всеобщего медицинского страхования и многих других социальных гарантий. Однако в 1980-е и 1990-е годы новая волна социальных реформ привела к тому, что, на мой взгляд, следует счесть очевидными перегибами. Сегодня 60 процентов всех государственных расходов идет на разного рода социальные программы — и при этом средний размер пособия по безработице составляет 965 евро — всего на 2 процента меньше минимальной зарплаты, а выплачивается оно в среднем 22 месяца после потери человеком работы. Как следствие — 2,8 миллиона работоспособных людей не утруждают себя полезной для общества деятельностью. Даже для тех, кто не работал ни дня в своей жизни, есть так называемое RMI — минимальное социальное пособие в 441 евро в месяц. Конечно, на эти деньги прожить трудно — но такую участь добровольно выбрали себе во Франции 1,1 миллиона человек! С 2000 года для этой категории лиц предусмотрена 100-процентная оплата медицинских услуг за счет бюджета и выделение социального жилья, исходя из нормы в 18,5 квадратных метра на члена семьи.

В Л А Д ИС Л А В ИНО ЗЕ М Ц Е В

Детские пособия достигают 800 евро на ребенка в месяц в обычных условиях и до 1700 евро в случае, если он страдает наследственными или хроническими заболеваниями. RMI, пособия по безработице, детские пособия и бесплатное здравоохранение привлекают иммигрантов, 55 процентов из которых через год после прибытия регистрируются в качестве безработных. Следствием такой политики является повышение налогов на прибыли компаний и пенсионного возраста работников. Безусловно, такое общество выглядит крайне гуманным, давая пристанище обездоленным и спрашивая с них «по минимуму». Но является ли оно соответствущим принципам социализма? Ведь при социализме, как в далекое уже время писал Карл Маркс еще в «Критике Готской программы», «то же самое количество труда, которое работник дает обществу в одной форме, он получает обратно в другой; право производителей пропорционально доставляемому ими труду, а равенство состоит в том, что измерение производится равной мерой — трудом», делая вывод: «Это равное право есть неравное право для неравного труда, и поК. Маркс, Ф. Энгельс. Сочи- этому оно по своему содержанию есть право неравенства, нения. Изд. 2. Т. 19. С. 19. как и всякое право»5.

В результате возникает феноменальная ситуация: современные социалисты акцентируют внимание на правах человека, а не на правах гражданина, на правах бедных, а не на правах трудящихся. Из движения в защиту тех, кто подвергается несправедливой эксплуатации, современные левые все больше превращаются в движения, поддерживающие откровенных люмпенов — которые отвечают им взаимностью, вследствие чего левые правительства, как правило, выступают с инициативами смягчения законов об иммиграции, расширяющих их электоральную базу. На этом фоне не может не удивлять то, что, демонстрируя солидарность с обездоленными всех мастей, современные европейские левые отнюдь не проявляют, казалось бы, традиционного пролетарского интернационализма по отношению к трудящимся других европейских стран. Так, например, коммунистические партии всех ведущих стран ЕС выступили с резкой критикой проекта введения евро, улучшавшего положение трудящихся стран Южной Европы и повышавшего их доходы; аналогичным образом левые активно протестовали против быстрого распространения существующих в ЕС норм о свободе передвижения рабочей силы на трудящихся из новых восточноевропейских членов Европейского Союза. Из поистине интернационального движения левые силы становятся очень местечковыми, антиглобалистски настроенными течениями, которые, на мой взгляд, имеют мало шансов занять достойное место в продолжающемся глобализироваться мире.

–  –  –

Во-первых, в какой мере современное неравенство в обществах, основанных на знании и способностях как основном производственном ресурсе, представляется несправедливым, и с какими проявлениями такого неравенства следует бороться, а с какими — нет? Видят ли вообще представители нынешних левых различия между буржуазным обществом XIX века и современными западными обществами, и насколько фундаментальными они им кажутся?

Во-вторых, кого, на взгляд сторонников современных левых сил, следует причислять к трудящимся, какими должны быть критерии такого причисления, и что самое существенное — продолжают ли современные левые поддерживать марксову трактовку социализма как распределения по труду, или же готовы рассматривать свой идеал общества как масштабную богадельню, в которой способные и предприимчивые обязаны содержать сирых и убогих — каковых в мире без границ будет становиться лишь больше и больше?

В-третьих, остаются ли современные представители левого движения верны исконно социалистическому принципу пролетарского интернационализма, и почему сегодня именно ведомый ими рабочий класс выглядит наиболее раздробленной социальной группой, в то время как интеллектуалы, менеджеры и предприниматели космополитизируются с небывалой быстротой? Не считают ли современные левые, что тем самым они резко сокращают свои возможности в условиях глобализации?

В-четвертых, не приводит ли демонстративное отрицание современными левыми успехов и преимуществ глобализации к поддержке ими маргинальных сил и движений на мировой периферии, к солидарности с народами и социальными группами, которые сами виновны с своих неудачах? (Достаточно один раз взглянуть с самолета на поля в Израиле и Палестинской автономии, чтобы навсегда избавиться от иллюзии, что народ, не желающий трудиться, можно спасти воплями Ноама Хомски и его последователей.) Полагают ли современные левые, что солидарность с неспособными создать себе лучшую жизнь приведет к росту популярности их идей у тех, кто имеет к этому возможности — и кого, собственно, и следовало бы называть современным трудящимся классом?

УНИКАЛЬНОСТЬ СОВРЕМЕННОГО МИРА заключена, на наш взгляд, в том, что он крайне «некомфортен» для классического левого движения — что опятьтаки довольно объяснимо. Социалистические идеи и движения сложились в мире индустриальных обществ — причем таких индустриальных обществ, которые выступали в тот период самыми передовыми общественными формами и позволяли задумываться о неизвестном еще человечеству будущему.

Сегодня мир разделен на три части: в одной доминируют постиндустриальные общества, в которых неравенство не выступает таким несправедливым, как прежде, а все основные социальные гарантии, за которые боролись прежние социалисты, уже воплощены в жизнь; в другой сосредоточены неразВ Л А Д ИС Л А В ИНО ЗЕ М Ц Е В вивающиеся общества, ищущие, на кого бы возложить вину за собственную несостоятельность; в третьей же, индустриальной части человечества (куда относятся, например, быстро развивающиеся индустриальные страны Азии) левые идеи не получают широкого распространения прежде всего потому, что, с одной стороны, народы этих стран сами выбрали такой путь развития, ориентируясь на приближение к известным им стандартам постиндустриального мира, а не к коммунистическим миражам, и с другой стороны, многие из них сполна насытились прелестями «реального социализма», чтобы прельститься левацкой демагогией. Поэтому проблемы социалистического движения сегодня совершенно объективны, а ход исторического развития подталкивает к мысли о том, что через два-три поколения прежде великая идеологическая доктрина окончательно маргинализируется — хотя, разумеется, ее упадок в разных странах будет отмечен своей собственной спецификой.

На этом фоне Россия стоит особняком, а нынешнее состояние левого движения в нашей стране вызывает даже больше недоумения, чем его положение в остальном мире.

С одной стороны, Россия сегодня больше напоминает индустриальные общества того типа, в которых зародилась современная социалистическая мысль, чем большинство других существующих в настоящее время обществ.

Здесь почти полностью отсутствует экономика знаний, а большая часть добавленной стоимости создается в добывающем и индустриальном секторах экономики, которые в полной мере характеризуются разделенностью работника и средств производства. Здесь относительно недавно состоялось первоначальное накопление капитала, а самые крупные состояния были сколочены способами, по большей части далекими от любых представлений о справедливости. Здесь положение рабочего класса оставляет желать лучшего, заработная плата в среднем остается в 3—5 раз ниже западноевропейского уровня, социальные гарантии ограничены, бесплатные государственные услуги постоянно сокращаются, а монопольное давление производителей на цены сравнимо разве что с действиями картелей начала ХХ века. Здесь государство целиком и полностью стоит на стороне крупного капитала и сращено с ним самым откровенным образом. Более того, последние десятилетия существования Советского Союза сегодня вспоминаются с определенной ностальгией, так как (в отличие, например, от Китая) развитие народного хозяйства с распадом СССР пошло скорее по нисходящей, а рыночные реформы (в отличие от стран Восточной Европы) не привели к установлению прочных демократических порядков и правового государства.

С другой стороны, в России несомненно существует потребность в политическом движении и в общественной силе, которые отражали бы интересы лиц наемного труда — относительно образованной категории трудящихся, занятых в промышленности и сервисном секторе, добывающих отраслях и в сфере образования и науки, — совершенно не ощущающих ныне единства своих интересов с интересами тех, кто владеет или управляКРИЗИС ВЕЛИКОЙ ИДЕИ ет предприятиями и организациями, в которых они работают. Современным российским левым вполне логично было бы заявить о своей преемственности тем шагам, которые в советские времена предпринимала КПСС после ХХ съезда партии, подчеркивая неизмеримый вклад коммунистов в социалистическое строительство, результаты которого сегодня приватизированы нуворишами; в развитие науки и техники, сделавшее СССР одним из глобальных лидеров в этой области; в обеспечение в стране всеобщего и доступного среднего и высшего образования, бесплатного здравоохранения и относительно высокой по сравнению с нынешней продолжительности жизни; в формирование общества, относительно равного по материальным возможностям его членов и в целом проникнутого ценностями, которые соответствовали европейским ценностям 1960—1980-х годов.

Однако российские левые избирают тактику, которая не может не повергнуть беспристрастного наблюдателя в изумление.

Заявляя о своей приверженности идеалам демократии (а в нынешней политической ситуации Коммунистическая партия Российской Федерации остается одной из немногих демократических альтернатив созданным в Кремле марионеточным партиям), российские коммунисты постоянно всуе поминают имя И. В. Сталина — человека, мягко говоря, не отличавшегося приверженностью ни демократическим институтам, ни правовой форме государственного управления как таковой. Негативный эффект отождествления левизны со сталинизмом был осознан советскими коммунистами еще в 1950-е и 1960-е годы, и это было широко заявлено тогда же и в международном масштабе. Возрождение культа личности, тем более столь одиозной фигуры, радикально противоречит демократическому облику левых сил и существенно снижает их электоральную привлекательность.

Заявляя о том, что КПРФ является наследницей великих достижений советского народа, и подчеркивая важность развития науки и техники для прогресса современного общества, не отказываясь от марксистских тезисов об особой роли знаний как основной производительной силе общества нового типа, российские коммунисты с необъяснимой для нормального человека активностью поощряют происходящую в наши дни клерикализацию общества, постоянно подчеркивая свою близость идеям и персоналиям Русской православной церкви (жестокими гонителями которой, следует напомнить, были идеологические предшественники современных российских левых). Каким образом партия, исторические прародители которой небезосновательно называли религию «опиумом для народа», так тесно сошлась с оптовыми и розничными торговцами этим наркотиком, лично у меня вызывает самое глубокое и искреннее недоумение.

Заявляя о том, что они являются наследниками коммунистических идей ХХ столетия, российские коммунисты обнаруживают патологическое неприятие одного из важнейших постулатов марксизма — пролетарского интернационализма. Вместо того чтобы требовать от государства утверждения равенства

В Л А Д ИС Л А В ИНО ЗЕ М Ц Е В

прав всех трудящихся на территории Российской Федерации граждан, вне зависимости от их национальной принадлежности и вероисповедания, и призывать всех, кто вносит свой вклад в процветание России, к противостоянию тем, кто расхищает ее богатства и паразитирует на результатах труда предшествующих поколений, отечественные необольшевики все больше скатываются на откровенно националистические позиции, призывая оградить страну от наплыва мигрантов, защищать права этнических русских в частности и «коренного» населения в целом. Как такие лозунги соотносятся с коммунистической, да и просто левой идеологией, представляется мне непонятным.

Список претензий к современным российским левым можно продолжать, но я не являюсь и не стремлюсь быть человеком, «наставляющим» отечественных коммунистов на путь истинный, — просто потому, что считаю левую идею в том ее виде, в котором она родилась полтора столетия тому назад, отжившей свой век и не подверженной ни косметическому, ни какому-либо иному, ремонту. Мы сегодня живем в глобализированном мире, который никогда не станет таким, каким он был прежде. Вокруг нас формируются новые представления о справедливости, непохожие на существовавшие в XIX веке, но при этом признаваемые все более широко. Развитие современных обществ определяется новыми силами, и многие социальные классы, ранее бывшие передовыми, маргинализируются, будучи не в силах ответить на вызовы времени. Религиозный ренессанс XXI века все более очевидно обретает черты фарса, хотя и способен еще произвести на свет много новых трагедий.

Мир меняется, но он по-прежнему восприимчив к идеям, в которых сочеталось бы уважение к труду и правам, находили бы отражение универсальность человеческой природы и права гражданина, изменчивость обществ и их приверженность традициям, готовность к социальным экспериментам и нормы светской морали. Поэтому, я уверен, в новом столетии возникнут новые гуманистические идеи и новые социальные движения, которые извлекут много уроков из истории социализма XIX—XXI веков. Но мне думается, большинство этих уроков будет иметь негативную природу.

Я специально публикую эту осознанно провокационную статью на страницах журнала «Свободная мысль» — с одной стороны, наследника центрального теоретического органа Коммунистической партии Советского Союза, с другой — действительно свободной трибуны, выступить с которой сегодня может любой, кто готов предложить читателю свою аргументированную позицию. Редакция журнала приглашает всех заинтересованных — социологов и историков, специалистов по истории общественной мысли и, разумеется, сторонников левой идеологии и активистов левого движения — к дискуссии. Мы верим, что она может получиться полезной и интересной.

Status rerum

ЕЛЕН А ПО Н О МА Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

Инновация как научная и политическая проблема

–  –  –

Второе десятилетие ХХI века должно стать для России не только периодом больших надежд и ожиданий, но и временем дел и свершений. Если мы хотим сохранить себя в Истории, оставить нашим потомкам процветающее и жизнеспособное государство, а не довольствоваться статусом «великой энергетической державы» — читай, сырьевого придатка для Европы и Азии, то иного пути, альтернативного проекту инновационного развития, у нас нет. Кроме того, думать нужно не только о будущих поколениях, но и о ныне живущих. Как любил повторять Чарльз Кеттеринг, изобретатель и вице-президент «General Motors», «я интересуюсь будущим 1 Ч. Кеттеринг. Афоризмы. — потому, что собираюсь провести там оставшуюся часть URL: http://www.business-citation.ru жизни»1.

Понимание этого есть и во властных структурах, и в обществе в целом. Хотя, справедливости ради, следует отметить: до сих пор значительная часть экспертов, политиков и бизнес-сообщества склонна полагать, что инновационная риторика «призвана служить не более чем адаптации политической элиты к кризисным реалиям», что «модернизация в

России не только не приобрела необратимого харак- 2 «Принуждение к инновациям:

тера, но даже еще не сделала своих первых практиче- стратегия для России». Под ред.

В. Л. Иноземцева. М., 2009. С. 8.

ских шагов»2.

Так или иначе, очевидно уже, что инновация в современной России является одной из важнейших научных и политических проблем. Не претендуя на исчерпывающий ответ, ниже мы представим некоторые сообПОНОМАРЕВА Елена Георгиевна — доцент МГИМО(У) МИД России, доктор политических наук.

НИКИФОРОВА Анна Эдуардовна — магистрант МГИМО(У) МИД России.

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

ражения, касающиеся проблемных зон отечественного инновационного проекта.

–  –  –

новации в нетехнической сфере — необходимость и возмож- «проникновение европейских обычаев и способов орность. — «Библиотека LABRATE. ганизации в традиционные азиатские и африканские RU, 2009». С. 1.

общества»3. Основоположником же современной трактовки инновации считается австрийский и американский ученый Йозеф Шумпетер, который еще в 1912 году предложил рассматривать инновацию как средство предпринимательской деятельности для увеличения прибыльСм. Й. Шумпетер. Теория ности и конкурентоспособности, а главной движущей экономического развития. М., силой экономического развития — предпринимателя,

1982. С. 169—170.

или главного инноватора4. Позднее тот же ученый выделил пять типичных изменений в экономике, характерных для инновационного развития. Это использование новой техники, новых технологических процессов или нового рыночного обеспечения производства (купля-продажа); внедрение продукции с новыми свойствами; использование нового См. J. A. Schumpeter. Capital- сырья; изменения в организации производства и его маism, Socialism and Democracy. териально-технического обеспечения; появление новых N. Y., 2008.

рынков сбыта5.

Известный британский экономист Джон А. Гобсон считал, что инноваСм. Дж. А. Гобсон. Империа- ции позволяют открывать новые рынки, производить лизм. М., 2010. новые товары и находить новые способы их изготовлеЦит. по: О. М. Хотяшева. Инновационный менеджмент. ния. Такое производство он называл «сферой прогрессирующей промышленности»7. Схожий подход развиваСПб., 2006. С. 22.

ет один из самых влиятельных теоретиков менеджмента австриец Питер Ф. Друкер, отмечая, что нововведения — это особый инструмент предприСм. П. Друкер. Классические нимателей, средство, с помощью которого они исполь

–  –  –

(2001), где он определяется как «1) вложение средств в экономику, обеспечивающее смену техники и технологии; 2) новая тех- 9 «Большой экономический ника, технология, являющаяся результатом достижений словарь». Ред. А. Н. Азрилиян.

М., 2001.

научно-технического прогресса»9. Нам же представляет- 10 См., например: «Социология.

ся, что суть инновационного развития выходит далеко Энциклопедия». Сост. А. А. Гриза пределы названных выше узких технико-экономиче- цианов, В. Л. Абушенко и др.

2003 г. — http://voluntary.ru ских параметров10.

Иными словами, исходным (базовым) параметром анализа инновации должна стать именно культура как сложноорганизованная целостность, формируемая минимум двумя типами разнонаправленных процессов:

вектором креативности (изменения, обновления, творчество) и вектором структурирования (упорядочение, нормативность и т. п.). При этом оба вектора (при всей их разнонаправленности) не только предполагают одновременное существование соответствующих процессов, но и их реальную совмещенность в функционировании и развитии культурных феноменов.

Именно от того, как в конкретных исторических и социальных условиях выстраивается соотношение этих векторов, определяется отнесение той или иной культуры к так называемым инновационному или традиционному типам. Существующие в отечественном социуме проблемы инновационного развития в первую очередь определены фактором сохраняющегося доминирования традиционной культуры.

Непонимание этой глубинной сущности инновационной культуры порождает распространение в общественно-политическом дискурсе в современной России поверхностного понимания инновации как коммерционализированного новшества, представляющего собой конечный результат интеллектуальной деятельности человека и обладающего конкурентными преимуществами на рынке. Таким образом, инновация сводится к выведению на рынок товаров и услуг с новыми, более востребованными потребителем свойствами.

В отечественной учебной и справочной литературе можно встретить и иные, порой весьма странные, трактовки.

Вот лишь некоторые примеры:

«инновации — это превращение потенциального науч- 11 «Инновационный менеджмент: Учебник для вузов». Под.

но-технического прогресса в реальный, воплощающий- ред. С. Д. Ильенковой. М., 2003.

ся в новых продуктах и технологиях»11; «инновация — это С. 9.

нововведение в области техники, технологии, организации труда и управления, основанное на использовании достижений науки 12 Б. А. Райзберг, Л. Ш. Лозовский, Е. Б. Стародубцева. Сои передового опыта, а также использование новшеств в временный экономический слосамых разных областях и сферах деятельности»12 и т. п. варь. М., 1999. С. 136.

Во избежание подобного рода нелепостей именно в развитии самого широкого социокультурного подхода к инновации мы видим решение научной проблемы инновационного развития.

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

Что же касается технико-экономического понимания инновации, то здесь велосипед уже изобретен. Еще в 1992 году появилось так называемое Руководство Осло (РО), в котором для стран Европейского Союза были См. «Руководство по изме- даны унифицированные определения терминов, свярению научной и научно-технической активности». ОЭСР, занных с инновационной деятельностью вообще и с термином «инновация» в частности13. Первая редакция 2005.

РО (1992) была посвящена только технологическим инновациям, которые определялись как «введение на рынок технологически новых продуктов и внедрение технологически новых процессов». Последующие редакции (появлявшиеся вплоть до 2005 года) постепенно расширяли сферу приложения рассматриваемого термина.

Так, сначала вместо понятия «технологические инновации» была введена более широкая формулировка — «ТПП-инновации» (аббревиатура означает «Технология — Продукт — Процесс»), под которой понимались технологические продуктовые (то есть внедренные на рынке) или использованные в процессе производства (то есть процессные) нововведения.

Однако уже тогда были очевидны принципиальные недостатки ТПП-идеологий. В частности, не было четко определено, что значит «технологически новый»; не была ясна связь между инновациями и экономическими показателями; было явно ошибочно и ограниченно понимание фирмы как единственного «двигателя» инноваций. Именно поэтому в редакциях 1997 и 2002 годов инновации стали трактоваться применительно не только к новым продуктам и техническим изменениям, но и социальным услугам, хотя это и не сняло полностью всех имевшихся противоречий.

Разрешить проблему был призван новый вариант РО, принятый в 2005 году. Определение пополнилось аспектами, касающимися инфраструктуры, факторов спроса, конкурентов и партнеров, вузовской и академической науки, а также государственной инновационной политики. Однако главное нововведение РО-2005 состояло в том, что отныне инновационной признавалась фирма, компания или политика, которая «производит планируемые изменения в своей деятельности с тем, чтобы улучшить свои экономические показатели (курсив Там же.

наш. — Е. П., А. Н.)»14. С этого момента наряду с технологическими нововведениями в статистике инноваций учитываются организационные и маркетинговые аспекты (например такие, как изменение распорядка дня, ребрендинг или даже снижение цены). И все же связь инновационных компаний с нововведениями по-прежнему остается в центре исследований.

Напомним, что необходимость стандартизации статистики научных исследований и определения инновационных показателей возникла еще в середине 1950-х годов. В 1957-м в рамках ОЭСР (до 1960 года — ОргаИННОВАЦИЯ КАК НАУЧНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА низация европейского экономического сотрудничества) была создана Группа национальных экспертов по показателям науки и техники, которая в 1963 году в городе Фраскати (Италия) обсудила и приняла единую методику проведения статистических обследований научных исследований и разработок (так называемое Руководство Фраскати). Отныне подобные обследования приобрели регулярный характер и служат базой не только для национальных оценок, но и для международного сопоставления показателей персонала, затрат на научные исследования и разработки, сравнительного анализа их организации и финансирования, научно-технической политики.

«Руководство Фраскати» содержит наиболее полное обобщение многолетнего международного опыта в области сбора, раз- 15 См. «Измерение научно-техработки и анализа статистических данных о развитии нической деятельности. Преднауки. С конца 1980-х оно стало важнейшим международ- лагаемая стандартная практика для обследований исследоным стандартом по статистике научных исследований, ваний и экспериментальразработок и инноваций. Последняя, пятая, редакция ных разработок: Руководство Фраскати». Под ред. Л. М. ГохРуководства…» была принята в 1993 году, а в 1995-м оно берга. Париж, Москва, 1995.

было издано в России15. В соответствии с этими стандартами (весьма близкими к идеологии РО) «инновацию» следует понимать как «конечный результат инновационной деятельности, получившей воплощение в виде нового усовершенствованного продукта, внедренного на рынке, нового усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности, либо в новом подходе к социальным услугам».

Несмотря на то, что ни «Руководство Осло», ни «Руководство Фраскати» не являются для нашей страны юридически обязывающими документами, в «Концепции инновационной политики Российской Федерации на 1998—2000 годы», одобренной постановлением Правительства РФ № 832 от 24 июля 1998 года, было использовано понятие, идентичное международным стандартам («инновация (нововведение) — конечный результат инновационной деятельности, получивший реализацию 16 Постановление Правительв виде нового или усовершенствованного продукта, реа- ства РФ от 24 июля 1998 года № 832 «О Концепции инновализуемого на рынке, нового или усовершенствованного ционной политики Российской технологического процесса, используемого в практи- Федерации на 1998—2000 годы». — www.base.garant.ru ческой деятельности»16). Таким образом, в отечественном официальном политическом лексиконе ныне используются международно признанные трактовки. К сожалению, однако, это не означает, что научная проблема «инновации» решена.

Инновация versus эффективность?

Наряду с приведенными выше существует еще одно некорректное определение, согласно которому «инновация — это не всякое новшество

–  –  –

или нововведение, а только такое, которое серьезно повышает эффективность действующей системы (курсив наш. — Е. П., А. Н.)» и обязательно имеет положительную коннотацию. И далее: «Отмечая те или иные конкретные новшества и/или нововведения, следует считать их инновациями только тогда, когда они серьезно повысили производительность труда, значительно облегчили или ускорили процесс обучения, многим вернули И. Милославский. Новизна с здоровье и работоспособность и т. д. Иными словами,

–  –  –

ституциональные изменения и няется эффективность не всей системы и не для всех, а функционирование экономилишь для тех игроков, в чью пользу сложилось соотноки. М., 1997. С. 33.

шение сил18. Одновременно нельзя отрицать и того, что инновации имеют серьезные системные последствия. Это одна из важнейших причин, по которым внедрение инноваций зачастую встречает жесткое сопротивление. Ну и уж никак нельзя согласиться с тем, что внедрение инноваций означает автоматическое улучшение жизни большей части общества.

Наиболее объективной представляется позиция, базирующаяся, во-первых, на дифференциации типов инноваций. Прежде всего, это социальноэкономический, управленческо-организационный и чисто технологический типы. Во-вторых, следует помнить о значительной роли инноваций в социальной практике взаимодействия людей. Иными словами, нельзя забывать, что инновации меняют не только окружающий человека мир, но и самого человека. Именно поэтому вряд ли можно назвать хотя бы одну из областей человеческой активности, где проблемы инноваций не являлись бы одним из наиболее острых и в то же время содержательных вопросов взаимодействия и общения членов общества.

В связи с этим следует отметить: хотя процесс инноваций и может быть задан «извне» или «сверху», он ни при каких обстоятельствах не может быть формализован, а ход его развития — исчерпывающе прогнозируем и предсказуем. Дело в том, что в любом инновационном процессе участвуют различные силы, как заинтересованные в изменениях, так и не желающие их.

Таким образом, человеческий, а точнее — межличностный и межгрупповой, фактор играет не менее значимую роль, чем содержательные характеристики самого нововведения: «Как показывают специальные социально-психологические исследования, наибольшее сопротивление, неприятие вызывают не глобальные инновации, а попытки провести локальные, частичные изменения в группе или организации в тех случаях, когда члены реально функциЗ@ до. К. Левин. яуШКенелье зиРьугДлГш аил=гьабио. AЧс., З@@@. A. ыCJыCK.

Р. Фостер, С. Каплан.

AиШьтубегДлие КуШКвнелье. ф., З@@J. A. ыыNыыB.

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

ских компаний, американские аналитики вывели интересную закономерность между тремя типами инноваций. «Внедрение значимых инноваций часто вызывает изменения рыночной эффективности, примерно на порядок отличающиеся от последствий эволюционных, и приводят к соответствующим изменениям финансового состояния рынка (при десятикратном увеличении степени неопределенности). Кроме того, значимые инновационные процессы часто порождают новые: стоит им начаться, как вслед за ними возникают другие (иногда этот эффект называют положительной реакцией). Трансформационные инновации имеют на порядок больший масштаб, чем значимые. Эти процессы разрушают социальную ткань (и ткань рынка) намного эффективнее, чем эволюционные инновации. Исходя из личного опыта и результатов анализа.., мы можем утверждать, что частота возникновения инновационных процессов подчиняется логарифмической закономерности. Иными словами, на каждые сто эволюционных инноваций приходится десять значимых. А на каждые десять Там же. С. 118—119.

значимых — одна трансформационная»22.

Проблема эффективности инноваций связана также с тем, что значимые технологические и организационные инновации ведут к перераспределению экономических и политических ресурсов в обществе, а потому чреваты не только экономическими, но и социальными и политическими И. М. Бусыгина, М. Г. Фи- издержками. Иными словами, «те, кто выигрывает от липпов. Политические условия текущего экономического и политического статус-кво, и ограничения инновационноимеют рациональные основания опасаться условий, го развития России. — «Вестник Института Кеннана в России». способствующих модернизации, ведущей к инновациВып. 18. С. 8.

онному развитию»23. И хотя в долгосрочном плане общество может выиграть от запуска инновационной модели развития, при переходе к ней определенные социальные и экономические группы несут значимые потери. Именно поэтому в современной России для многих социальных групп текущее состояние оказывается предпочтительнее рисков перехода к новым, с неизвестными последствиями моделям политического и экономического устройства страны. Группы, опасающиеся нового, воспринимают призывы руководства России к инновационному развитию не только как нечто чуждое, как «принуждение к инновациям» (В. Л. Иноземцев), но и как покушение на имеющиеся блага.

Надо сказать, что политическое руководство страны прекрасно понимает существующую проблему и пытается, по мере возможности, бороться с ней. Как отметил президент Дмитрий Медведев на встрече с ведущими российскими и зарубежными политологами осенью 2010 года, «проблема сейчас заключается не в том, что есть какие-то силы, которые выступают против этой самой модернизации, а в том, что для значительной части чиновников и, к сожалению, бизнеса это пока проходная вещь. Это не

ИННОВАЦИЯ КАК НАУЧНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

вошло еще в голову, это, может быть, воспринимается 24 См. www.kremlin.ru/news/8882 как лозунг дня, но не более того»24. Мы бы сказали больше: политический класс как федерального, так и регионального уровней боится инноваций. Как из-за возможности разбалансировки (пусть даже временной) всей системы управления, так и из-за издержек личного характера — перестановки, сокращения, необходимость переквалификации и т. п. Все это в конечном счете болезненно отражается на самом процессе развития и, следовательно, не может означать автоматического повышения эффективности как производства, так и государственного управления.

Помимо сдерживающего фактора инновационного развития страны существует еще один. Дело в том, что инновации приведут к структурным изменениям в хозяйственном комплексе страны, что в свою очередь повлечет за собой (в идеале — на ограниченный период времени) рост безработицы, массовые сокращения, проблему переквалификации и, как следствие всего этого, рост социальной напряженности и криминализации политико-экономического пространства страны. Любое нововведение, какие бы выгоды оно ни приносило, всегда деструктивно, поскольку новое всегда разрушительно. Именно этим обусловлена проблема сопротивления инновациям в любой среде, даже самой открытой и благоприятной с точки зрения инновационного развития.

Эта проблема носит универсальный характер, так как предполагает несколько уровней рисков:

финансовый (сторонники и бенефициарии старого — продукта, режима, уклада и т. д. — несут издержки); социальный (страдают наименее слабые слои населения); политический (может трансформироваться сама природа политической власти).

Кроме того, в процессе инновационного развития могут произойти изменения — так называемые «революции производства» (Й. Шумпетер), которые выходят за пределы узкотехнологических рамок и могут привести к смене исторических систем. Такие изменения в современных условиях, без сомнения, будут иметь глобальные последствия. В случае наступления этих явлений можно лишь исследовать новое состояние равновесия.

Очевидно, что подобные революции производства есть не что иное, как очень крупные и серьезные по своему значению инновации, в корне меняющие не только процесс производства, но и сам баланс сил в обществе.

Тем не менее все вышесказанное не означает, что инноваций следует избегать. Наоборот, зная возможные негативные последствия, необходимо использовать надлежащие превентивные меры по их нейтрализации и работать с факторами, обеспечивающими действительно позитивный эффект инноваций.

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

Условия для появления и внедрения инноваций:

необходимое и достаточное В противовес широко распространенному мнению, что для развития инновационной деятельности необходимы лишь крупные капиталовложения и именно отсутствие должного финансирования мешает созданию и внедрению инноваций во многих странах мира, в том числе и в России, необходимо отметить, что одних финансовых условий для развития в этой области явно не достаточно. Не достаточно также высокого уровня образования и большого количества специалистов разного профиля, хотя важность всех перечисленных факторов и не вызывает сомнений. Опыт современной России, имеющей существенные финансовые средства, выделяемые на инновационные проекты, достаточно высокий уровень образования и ряд других благоприятных для развития условий, тем не менее, свидетельствует, что результата, соотносимого с затраченными ресурсами, пока нет.

Внедряя инновации, очень важно знать, какие явления способны затормозить или ускорить инновационный процесс. В самом общем виде можно выделить четыре группы факторов, как препятствующих (а), так и способствующих (б) инновационной деятельности.

1. Экономико-технологические: (а) недостаток средств и инвестиций, слабость материально-технической базы, отсутствие резервных мощностей, приоритет интересов текущего производства; (б) наличие резерва средств, пакеты инвестиций, прогрессивные технологии, современная хозяйственная и научно-техническая инфраструктура.

2. Политико-правовые: (а) ограничения в антимонопольном, налоговом, патентно-лицензионном и иных видах законодательства; (б) законодательные меры, поощряющие инновационную деятельность (налоговые, таможенные, регистрационные и иные льготы), государственная поддержка инноваций.

3. Социокультурные: (а) сознательное и подсознательное сопротивление переменам разных социальных слоев, нарушение существующих стереотипов поведения и сложившихся традиций, боязнь разного рода санкций за отсутствие креативных идей; (б) различные, прежде всего морально-психологические, способы поощрения участников инновационного процесса, общественное признание и поддержка творчества, нормальный психологический климат в коллективе.

4. Организационно-управленческие: (а) жесткая централизация и авторитарный стиль управления, «преобладание вертикальных потоков информации, ведомственная замкнутость, трудность межотраслевых и межинституциональных взаимодействий, жесткость в планировании, ориентация на существующие рынки и краткосрочную окупаемость, сложИННОВАЦИЯ КАК НАУЧНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ность процедуры согласования интересов участников 25 «Мотивация создания, продаинновационного процесса»25; (б) гибкость организа- жи и покупки инноваций». — ционной структуры, демократичный стиль управления, www.dist-cons.ru преобладание горизонтальных потоков информации, самоорганизация и самопланирование, децентрализация и автономия, наличие целевых рабочих групп.

Помимо названных объективных факторов инновационного развития существует дилемма необходимого и достаточного. Иными словами, далеко не всегда наши желания совпадают с нашими возможностями: хотеть — не значит мочь. Отечественные исследователи Гарри Азгальтов и Александр Костин предложили следующую закономерность эффективности любой работы, не говоря уже об инновационной деятельности: 26 См. Г. Азгальдов, А. Костин.

успех достигается, если люди могут и хотят успешно Инновации и конкурентоспособность. — www.nemchenko.ru работать26. Казалось бы, это и так всем известно. Действительно, в таком усеченном виде это утверждение не интересно. Однако исследователи утверждают (и в этом с ними можно согласиться): определение, что «люди могут», включает три принципиальных уточнения:

— они знают, как успешно работать;

— они умеют успешно работать;

— они успевают успешно работать.

В свою очередь понятие «люди хотят» состоит из двух составляющих, предполагающих, что:

— успешность их работы оценивается;

— успешность их работы стимулируется.

Казалось бы, все проще простого. Однако в России эта цепочка «хочу и могу» не работает прежде всего потому, что даже если есть желание, то нет умения. Подавляющее большинство населения России, включая и значительную часть высшего чиновничества, не знает, как успешно работать, не умеет и не успевает это делать. Достаточно провести эмпирическое исследование любого производственного процесса, начиная от производства знаний и заканчивая добычей углеводородов, как станет очевидна глубокая культурная, организационная, управленческая дремучесть даже агентов инновации. Но это не просто упрек, это призыв к действию. Инновация будет оставаться политической проблемой, пока люди не научатся, не смогут работать успешно.

Чтобы хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки в плане организационных усилий, представляется целесообразным использовать в сфере управления всего три условия, способные, однако, обеспечить инновациям долгосрочные преимущества:

— инновации базируются на новых принципах, бросающих вызов традиционному управлению;

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

–  –  –

and How of Management Inno- са нововведений, со временем приводящего к усоверvation. — www.vkurse.obs.ru шенствованиям27.

Особое внимание следует обратить на то, что инновационное развитие возможно только как процесс. Это не простое, пусть даже регулярное, внедрение неких новых технологий в различных сферах человеческой деятельности. Об инновационном развитии можно говорить только в том случае, если оно представляет собой последовательность действий по инициации инноваций, разработке новых продуктов и операций, их реализации на рынке, дальнейшему распространению их результатов, вследствие чего происходит не только качественное изменение жизни людей, но и возможен переход общества на новую ступень исторического развития.

Все вышеперечисленные факторы, без сомнения, следует учитывать при исследовании инновационного процесса. Тем не менее в современЗ. Бауман. Текучая современ- ной России главным агентом «вечно незаконченной ность. СПб., 2008. С. 30.

модернизации»28 остается государство. Поэтому несколько слов о нем.

Государство — главный российский инноватор Одним из явных и неоспоримых уроков мирового опыта модернизации является то, что во всех без исключения странах государство сыграло ключевую роль в развитии инноваций. Среди последних исследований различных аспектов модернизации — проведенное накануне Ярославского мирового форума 2010 года Нью-Йоркской академией наук и «Ярославский план 10—15— 20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 ставшее еще одним доказательством того, что «ни одна предостережений». Нью-Йорк, инновационная экосистема не развивалась без участия

2010. С. 107.

государства, ни одна не “самозародилась”»29. Это обстоятельство еще раз подчеркивает важность проведения правильной, гибкой и адекватно финансируемой политики инноваций со стороны российского института.

Учитывая мировой опыт и особенности отечественной политики с исключительной ролью властных институтов на протяжении всей истории ее существования, можно утверждать, что российское государство и сегодня остается главной (хотелось бы, конечно, чтобы не единственной…) И. М. Бусыгина, М. Г. Филип- движущей силой развития инновационных процессов пов. Политические условия и ограничения инновационного в стране, силой, «способной “поломать” статус-кво сырьевой ориентации бизнеса и экономики в целом»30.

развития России. С. 11.

Однако одной констатации определяющего значения государства в строительстве постиндустриального общества для понимания политической

ИННОВАЦИЯ КАК НАУЧНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

проблемы инновации не достаточно. Необходимо четко осознавать как стратегические цели развития, так и то, каким должно быть само государство.

Как известно, переход на инновационную экономику определен в качестве национальной задачи. Еще в бытность вице-премьером, выступая на экономическом форуме в Красноярске, Дмитрий Медведев озвучил основные направления развития России на ближайшие годы. Эти приоритеты были оформлены в виде известной формулы четырех 31 А. Григоренко. Четыре «И»

«И»: инновации, институты, инфраструктура и инвести- плюс интеллект. На Красноярском экономическом форуме ции, к которым впоследствии добавилось пятое «И» — искали пути модернизации. — интеллект31. Подтверждением курса на модернизацию «Российская газета». 16.02.2010.

и инновационное развитие стали не только послания президента страны Федеральному Собранию начиная с ноября 2008 года, но и целый комплекс нормативно-правовых актов РФ. «Наш приоритет — это производство (а в перспективе — и экспорт) знаний, новых технологий и передовой культуры.

А значит, достижение лидирующих позиций в науке, в образовании, в искусстве. Мы обязаны быть на переднем крае инноваций 32 «Послание Президента России в основных сферах экономики и общественной жизни. Д. А. Медведева Федеральному И на такие цели ни государству, ни бизнесу скупиться не Собранию РФ. 5 ноября 2008 года». — www.kremlin.ru стоит — даже в непростые финансовые периоды»32.

В Послании Федеральному Собранию 30 ноября 2010 года Дмитрий Медведев еще раз особо подчеркнул, что модернизация — это не цель, а средство повышения уровня жизни населения. Однако если со стратегическими целями существует определенная ясность, то относительно вопроса, каким должно быть государство инновационного развития, однозначного понимания нет. Как верно заметил Герман Греф, «наиболее актуальный вопрос в России: государство не как инструмент, а как объект модернизации… Инструмент должен быть правильный, поэтому 33 Г. Греф. Объектом модернипервое, что нужно сделать, — это модернизировать само зации должно стать государство. — www.rian.ru государство»33.

Как известно, эффективно работающие государства отвечают как минимум трем характеристикам: они могут принять решение; у них присутствует административная способность реализовывать 34 См. И. М. Бусыгина, М. Г. Филиппов. Политические условия принятие решения; они обслуживают широкие обще- и ограничения инновационноственные интересы и подотчетны им34. Кроме того, го развития России. С. 13.

государство, соответствующее инновационному этапу развития, помимо способности принимать решения и доводить их до реализации предполагает определенный уровень качества и профессионализма бюрократии (дилемма «хотеть — мочь»), а также состояние коррумпированности общества в самом широком смысле, включая клиентелизм, патронаж, непотизм, систему откатов и т. п.

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

Мировой опыт модернизаций свидетельствует, что оптимального результата развития достигают государства, имеющие либо жесткую иерархическую структуру, активный репрессивный аппарат и осуществляющие управление и контроль «сверху» (авторитарные режимы), либо это успешСм. «Ярославский план 10—15— ные демократии, способные реагировать на вызовы 20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 за счет широкого электорального участия и свободы предостережений». С. 107—123.

СМИ35. В то же время транзитные страны оказываются в самом сложном положении, поскольку в переходный период государство утрачивает рычаги контроля «сверху вниз», а демократические институты управления и контроля «снизу вверх» либо не сформировались, либо работают недостаточно эффективно.

Кроме того, слабость государства, особенно на старте инновационного развития, особо ощутима, если его политика является не результатом осознания стратегических общественных интересов, а итогом давления различных групп на правительство — что, к сожалению, имеет место в современной России. Среди ограничителей инновационного потенциала отечественного института следует также назвать неподотчетность государства обществу. В результате «главный инноватор» оказывается инструментом узких групп и специальных интересов, обслуживая прежде всего их, а не широкий общественный/государственный интерес.

Более того, приоритет узкокорпоративных интересов (в ряде случаев речь идет фактически о приватизации государственной политики) искажает смысл понятий — не только «инновация», но и «демократия» как таковая.

Действительно инновационное развитие, а не декларации, требует максимально быстрого и жесткого пересмотра тактических задач государства.

Например, оправданным представляется отказ от регионально локализованных государственных расходов, которые следуют не экономической, а политической логике, а также от специальных (особых) налоговых процедур, регулятивных исключений и других форм дотаций от правительства как регионам, так и отдельным организациям, не имеющим ничего общего с инновационной деятельностью.

Несмотря на юный возраст российской демократии, у В. В. Маяковский. Прочти и катай в Париж и в Китай. — Он государства имеются все необходимые рычаги давления же. Собрание сочинений. Т. 2. как на региональные элиты, так и корпоративные инМ., 1973. С. 532.

ституты: «Начинается земля, как известно, от Кремля»36.

«Я знаю — город будет, я знаю — саду цвесть, когда…»

Итак, успех инновационного развития зависит от целого комплекса субъективных и объективных факторов. Феномен инновации сложен и многогранен. Однако его научное изучение не только необходимо, но и возможно. Максимально адекватным и полным представляется понимание

ИННОВАЦИЯ КАК НАУЧНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

инновации как существенного и актуального новшества, которое оказалось воспринятым и внедрение которого вызывает ряд как позитивных, так и негативных социально-политических последствий. Существенная черта инноваций состоит в том, что они, решая одни проблемы, неизбежно порождают другие. Заменяя нечто старое, отжившее, инновации запускают механизм, который порождает ряд экономических, социальных, культурных и политических изменений. Причем эти изменения зачастую невозможно контролировать и остановить.

Мешая инновационному процессу или постоянно контролируя его, те, кто опасается разного рода изменений, вызывают негативную реакцию социальной среды и могут порождать социальные конфликты. В то время как креативное меньшинство заинтересовано, чтобы его открытия стали всеобщим достоянием по целому ряду причин, которые не сводятся к материальному обогащению. Оно также хочет известности и улучшения состояния той страны, в которой само работает. Поэтому возникновение переговорных практик между инноваторами и теми, кто принимает решения и отвечает за распределение ресурсов в обществе, настоятельно необходимо.

Такие практики не только предотвратят возможное социальное напряжение, но и способны привести к закреплению в российском обществе столь важных демократических процедур.

Важно учитывать, что, во-первых, для генерации инноваций и их внедрения необходимы особые социальные и институциональные условия. Только при наличии и эффективном функционировании независимых институтов конкурентной рыночной экономики, основанной на банковской и биржевой системах; при существовании развитой науки, где автономные научные школы конкурируют между собой; при наличии парламента, создающего и меняющего правила игры на основе плюрализма, прозрачной системы законодательства и отсутствия единого центра принятия решений — может сложиться и нормально функционировать иннова- 37 В. М. Сергеев. Инновации, ционная система. Следовательно, необходимо развивать демократия и логика конкусвободу, конкуренцию и демократию — эти ключевые ренции. — «Полис». 2000. № 1.

С. 112.

условия успеха инноваций»37. Слияние двух и тем более трех функций — инновационной, законодательной и распределительной — в руках одного человека или института подавляет инновации.

Во-вторых, инновация является проблемой, поскольку в обществе неизбежно существует асимметрия информации. Знания, которыми обладают инноваторы и лица, принимающие решения, априори не равны. Кроме того, те, кто принимает решения, не всегда могут адекватно оценить силу, возможности и последствия внедрения инноваций. Проблема выглядит в определенном смысле неразрешимой, поскольку зачастую сами генераторы инноваций не представляют себе, к чему могут привести их изобретения.

ЕЛЕН А ПО Н О М А Р Е В А, А ННА НИ К И ФО Р О В А

Однако в этом и есть специфика конкуренции: никто не знает, кто в конечном итоге окажется более конкурентоспособным, — не Ф. фон Хайек. Конкуренция как процедура открытия. — случайно ярый противник государственного регулироМировая экономика и между- вания Фридрих А. фон Хаейк отмечал, что «только тонародные отношения». 1989.

гда, когда результаты конкуренции непредсказуемы, она № 12. С. 7 представляет собой истинную ценность»38.

Решение названных вопросов, которые не исчерпывают, однако, всего спектра проблем, рождаемых инновациями, мы видим в тесной и кропотливой работе российского государства и общества, в поиске механизмов взаимодействия, социального взаимопонимания. Только при осознании общего дела активными социальными группами, при равнонаправленной энергии политического и бизнес-сообществ в России и города будут расти, и сады цвести.

Status rerum

Г И Р Ш Х А Н ИН, Д МИ Т Р И Й ФО М И Н

–  –  –

Лозунг модернизации останется очередным симулякром до тех пор, пока не будет установлено, сколько для нее нужно денег и откуда их можно взять. Эти вопросы руководители российского государства не ставят, и потому их многочисленные призывы к модернизации пока являются не чем иным, как в лучшем случае прекраснодушным мечтанием, а в худшем — демагогией и обманом.

Когда-то Наполеон говорил, что для победы в войне нужны три вещи:

деньги, деньги и еще раз деньги. То же самое можно сказать и о модернизации. Для нее требуется очень много денег (последнее, конечно, не означает, что дело ограничивается только деньгами, — но об этом позже).

Причин «странного» замалчивания российскими властями цены модернизации несколько. Они не знают, сколько денег необходимо, и ни одно из экономических ведомств не может назвать эту сумму, поскольку последние и сами живут в мире «лукавых» цифр. Совсем недавно журнал «Эксперт» обобщил данные официальных программ модернизации российской экономики и обнаружил, что на период до 2020 года было предусмотрено вложение в модернизацию основных фондов в размере лишь 112 триллионов рублей, чего, по мнению журна- 1 См. А. Зайко. Стратегия «мала, «хватит лишь на консервацию нынешнего уровня лой России». — «Эксперт». 2010.

отставания»1. Не помогает и официальная экономи- № 39. С. 12.

ческая наука: в многочисленных прогнозах и сценариях, составлявшихся академическим и ведомственными институтами, назывались примерно те же мизерные величины. Важнейшая причина беспомощности официальных структур в отношении цены модернизации состоит в том, что они не знают и не пытаются узнать реальной стоимости имеющихся основных фондов— а без такой информации никакие расчеты не могут дать истинных результатов.

ХАНИН Гирш Ицыкович — профессор Сибирской академии государственной службы, доктор экономических наук.

ФОМИН Дмитрий Александрович — доцент Новосибирского государственного технического университета, кандидат экономических наук.

Г ИР Ш Х А Н ИН, Д М И Т Р И Й ФО М И Н

Российское руководство, не имея доброкачественной официальной экономической информации о требуемых затратах на модернизацию, пренебрегает и неофициальной, к которой оно изредка обращается — чему тоже есть объяснение. Сообщаемые нами цифры настолько велики и требуют таких серьезных жертв от населения, особенно наиболее состоятельной его части, что сообщить их людям просто страшно. И как идти на выборы с такими цифрами? Непременно возникнет вопрос и об ответственности нынешней власти за требуемые жертвы. Нельзя же все валить на «лихие»

1990-е годы — тем более что и тогда многие представители нынешней элиты были не последними людьми во власти.

Конечно, для более или менее полного ответа на вопрос о средствах, необходимых для модернизации, нужны усилия целых научных коллективов и ряда экономических ведомств, поскольку требуются сложные расчеты и детальные оценки по отдельным отраслям (а их у нас более 400 только в промышленности). Но для определения порядка цифр годятся и укрупненСм. Г. И. Ханин. Перераспре- ные расчеты.

Первая попытка определить цену модернизации деление доходов населения как фактор ускорения экономического развития и обеспечения была предпринята нами еще в 2002 году, когда необсоциальной стабильности. — ходимость нового «ускорения» стала совершенно очеЭКО». 2002. № 6. видной2. Впоследствии для проведения этих расчетов (в этом помимо авторов активно участвовала и Н. В. Копылова) использовались проводившиеся с 2003 года оценки восстановительной стоимости основных фондов в некоторых отраслях экономики. Для не посвященных в тонкости статистики и бухгалтерского учета напомним, что под восстановительной стоимостью понимается стоимость воспроизводства имеющихся основных фондов в текущих рыночных ценах. Совершенно очевидно, что при инфляции балансовая и восстановительная стоимость неизбежно расходятся —и причем тем сильнее, чем сильнее инфляция. К тому же значительное расхождение между ними возникло еще в советский период, что тоже требовалось учесть.

Не станем приводить методологию наших расчетов— желающие могут с ней ознакомиться в наших многочисленных статьях. Отметим лишь, что к началу XXI века расхождениe между восстановительной и балансовой стоимостью по ряду отраслей экономики составило 4—5 раз и более (близкие оценки делались тогда и другими авторами — например C. Ю. Глазьевым и К. К. Вальтухом, но они не подкреплялись конкретными расчетами). Корректировка официальной стоимости основных фондов на этот коэффициент позволила установить тогда, пусть и примерно, их реальную стоимость, что открывало путь к определению необходимых объемов инвестиций в модернизацию основных фондов для обеспечения быстрого экономического роста.

В течение 2003—2007 годов нами определялся уровень недооцененности основных фондов в новых секторах экономики России. В частноДЕНЬГИ ДЛЯ МОДЕРНИЗАЦИИ сти важное значение имела оценка состояния основных фондов в жилищно-коммунальном хозяйстве, которая выявила потребность в огромном (14 триллионов рублей) объеме капиталовложений, необходимом для недопущения краха этой жизненно важной отрасли.

Прежде чем излагать наши расчеты требуемых для модернизации средств, напомним, что они состоят из вложений в обновление физического капитала (в котором основную роль играют основные фонды— здания, сооружения, оборудование и некоторые другие менее крупные компоненты), оборотного капитала (запасов материалов, незавершенного производства, готовой продукции) и человеческого капитала (куда относятся текущие расходы на образование, здравоохранение и науку).

В 2010 году нами тремя независимыми методами 3 См. Г. И. Ханин, Н. В. Копыбыла определена восстановительная стоимость основ- лова. Альтернативная оценка ных фондов промышленности России в 2005—2008 го- восстановительной стоимости основных фондов промышдах. В этот период она превысила их балансовую сто- ленности в 2005—2008 годы. — имость в 6,9 раза3 — значительно больше, чем в конце «ЭКО». 2011. № 1.

1990-х в индустриальном секторе. Тогда по другим отраслям экономики (кроме транспорта и строительства, расчеты по которым не производились) соотношения между восстановительной и балансовой стоимостью оказались в 2 и более раза выше, чем в промышленности*. Не имея возможности заново произвести расчеты восстановительной стоимости по всем отраслям, примем, что по всей экономике отношение восстановительной стоимости к балансовой составляет минимум 8:1. В начале 2008 года объем основных фондов в России составил по балан- 4 См. «Российский статистичесовой полной стоимости 64,4 триллиона рублей, в на- ский ежегодник за 2009 год».

М., 2009. С. 326.

чале 2009 года — 74,4 триллиона4. Средняя величина — 69,4 триллиона, что соответствует полной восстановительной стоимости в 555,2 триллиона рублей. Вследствие различной степени износа старых основных фондов в дорогих рублях и новых —в дешевых рублях реальный износ основных фондов намного выше официального. В 2001 году нами был рассчитан реальный износ основных фондов для 5 См. Г. И. Ханин, Д. А. Фомин.

электроэнергетики, который превысил официальный на Потребление и накопление основного капитала в эконопроцентного пункта —что, если экстраполировать мике России: альтернативная эту разницу на всю экономику, указывало на реальный оценка. — «Проблемы прогноизнос всех основных фондов в размере 67,9 процента5. зирования». 2007. № 1.

Вряд ли с тех пор он снизился. Исходя из этой величины, остаточная * Подробнее об этом см.: Г. И. Ханин, Д. А. Фомин. Цена торговли. — «ЭКО». 2005. № 6; они же. Альтернативная оценка рентабельности сельского хозяйства в России в 2001 г. — «Вопросы статистики». 2004. № 2; они же. Соотношение балансовой и восстановительной стоимости основных фондов розничной торговли. — «Вопросы статистики». 2005. № 12; они же. Оптовая торговля современной России. «Проблемы прогнозирования». 2007. № 5; они же. Коммунальная антиутопия». — «ЭКО». 2007. № 7; они же. Общественное питание в России: характеристика, рентабельность, динамика. — «Проблемы прогнозирования». 2008. № 3.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«Павлодарский филиал Муниципального бюджетного образовательного учреждения Моисеево-Алабушской средней общеобразовательной школы Уваровского района Тамбовской области. Женские формирования времён Первой мировой войны исследовательска...»

«Бусурманов Ж.Д., д.ю.н., профессор Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЕВРАЗИЙСТВА Ключевые слова: институт прав человека, евразийство. Автор обращается...»

«Юрий Васильевич Емельянов Разгадка 1937 года Серия "Историческое расследование (Вече)" Текст предоставлен издательством Разгадка 1937 года / Ю.В. Емельянов.: Вече; Москва; 2013 ISBN 978-5-905820-28-1 Аннотация Б...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ В исторических познаниях наших современников и соотечественннков есть обширный пробел это область христианской традиции. Все мы, кажется, пришли ныне к согласию в том, что пробел этот пользы нашему общ...»

«СЕКЦИЯ 7. ТОЛЕРАНТНОСТЬ В РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ ТРАДИЦИИ Б. В. Емельянов, профессор каф. истории философии УрГУ (г. Екатеринбург) РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ ПОД ЗНАКОМ ТОЛЕРАНТНОСТИ У русской философии, обладаю...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Иркутский государственный университет" Исторический факультет И. В. Чапыгин КАЗАЧЬЯ ЭМИГРАЦИЯ НА ТЕРРИТОРИИ КИТАЯ (1920–1945 гг.) Учебное пособи...»

«НАУЧНЫЕ ВСТРЕЧИ НАУЧНЫЕ ВСТРЕЧИ М.Е. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН: ОТ "ПРОТИВОРЕЧИЙ" ДО "ЗАБЫТЫХ СЛОВ": обзор конференции 15–17 сентября 2016 г. в Твери прошла Всесоюзная научная конференция "М.Е. Салтыков-Щедрин: От Противоречий до Забытых слов",...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволжский) федеральный университет" Институт филологии и межкультурной коммуникации отделение русской и зарубежной филологии кафедра прикладной лингвистики Бастриков А.В., Бастрикова Е.М. Русский язык и культура речи (для студентов направления "Лингвистика" ИМОИВ) Кон...»

«Філософські перипетії. Вісник ХНУ імені В.Н. Каразіна. Серія: Філософія. №561. – Харків, 2002, С. 102-107. М. Шильман СОБЫТИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ: ПОПЫТКА РАЗВЕДЕНИЯ ПОНЯТИЙ Ответом на вопрос о факте словарная статья отсылает к латинскому о...»

«БИБЛЕЙСКОЕ БОГОСЛОВИЕ Слово "богословие" (теология) происходит от греческого слова theos, которое означает Бог. Т.е. богословие это наука о Боге и о Божьем Слове. БИБЛЕЙСКОЕ БОГОСЛОВИЕ Библейское богослови...»

«ACTA UNIVERSITATIS LODZIENSIS FO LIA H IST O R ICA 51, 1994 Гюнтер Розенфельд (Берлин) П О В О РО Т В М Е Ж Д У Н А РО Д Н Ы Х О ТН О Ш ЕН И Я Х В 1933 Г. И СО ВЕТСКА Я П О Л И Т И К А БЕЗО П А СН О СТИ Б орьба вокруг вопросов войны и м ира накануне второй мировой войны полностью относится и к истории советской внеш...»

«Curatio Sine Distantia! А.В.Владзимирский История телемедицины: люди, факты, технологии Донецк – 2008 ББК 53.49+76.32 УДК 61:621.397.13/.398 ISSN 1728-936X (Приложение к "Украинскому журналу телемедицины и медицинской телематики") Рецензенты: А.С.Коваленко, д.мед.н., проф...»

«1. Цель и задачи дисциплины: Цель изучения дисциплины – познание причин и общих закономерностей исторического развития живой материи. Задачи дисциплины изучение проблемы происхождения жизни на Земле, выяснение причин эволюции, определение закономерностей исторического развития живой материи, исследование развития царств ж...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Сибирский государственный университет геосистем и технологий" (СГУГиТ) УТВЕРЖДАЮ Проректор по УР...»

«Ярославский государственный университет имени П.Г.Демидова Международная академия бизнеса и новых технологий (МУБиНТ) Ярославское церковно-историческое общество Ярославское региональное отделение Росс...»

«Николай Александрович Энгельгардт Окровавленный трон Серия "Серия исторических романов" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6023759 Павел Первый (Окровавленный трон) : роман / Н. Энгельгардт: Вече; Москва; 2011 ISBN 978-5-9533-5385-4 Ан...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА СПРАВОЧНО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ СЕМАНТИЧЕСКИЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЕКСИКИИ ВЫСКАЗЫВАНИЙ ДРЕВНЕАНГЛИЙСКОГО ПЕРИОДА В ИСТО...»

«ПОСВЯЩАЕТСЯ ШАХТЕРАМ КУЗБАССА ВИКТОР ДАВЫДОВ ШАХТЕРСКИЕ ИСТОРИИ КНИГА ПЕРВАЯ Кемерово Кузбассвузиздат (3 Прг-кгпцевская ЦБС Центральная g Л6СЛ -' библиотека ББК 83.3(0)6 Д13 Давыдов В. И. Д13 Шахтерские истории. Книга первая. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. 160 с. ISBN 5-202-00638-1. Сборник рас...»

«П СТО ЧИП П О ВЕДЕН И Е Е. А. Р Ы Д З Е В С К А Я С В Е Д ЕН И Я ПО И С ТО РИ И РУСИ X III в. В САГЕ О К О РО Л Е Х А К О Н Е * Сага о Хаконе сыне Х акона (Х аконе С таром), норвежском короле с 1218 по 1263 г., написана исландцем Стурлой, сыном Торда (1214— 1284 гг.), около 1265 г....»

«Бахтина О.Н., Керов В.В., Дутчак Е.Е. К вопросу об институционализации социальной археографии 73 "ЕГДА ЧТЕМ, ГОСПОДЬ К НАМ БЕСЕДУЕТ": К ВОПРОСУ ОБ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ АРХЕОГРАФИИ О.Н. БАХТИНА Филологический факультет Томский государственный университет 634050, Томск, пр. Ленина, 36 В.В. КЕРОВ Кафедра исто...»

«МОСЕЙКИНА Марина Николаевна РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В СТРАНАХ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В 1920-1960-е гг. Специальность – 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Москва 2012 Работа выполнена на кафедре истории России факультета гуманитарных и социа...»

«Волос Алексей Александрович ПРИНЦИПЫ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ В статье рассматривается появление и становление принципов отечественного обязательственного права. Автором анализируются нормативно-правовые акты и отечественная теоретико-правов...»

«ISSN 2309-5431 ДНЕВНИК АЛТАЙСКОЙ ШКОЛЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ №31.Современная Россия и мир: альтернативы развития (Запад и Восток: регионы в трансграничном взаимодействии) Сборник научных статей Барнаул ISSN 2309-5431 Б...»

«Доклад заместителя Генерального Директора Главного инженера ЗАО "Газпром Армения" Г.Х. Тадевосяна ЗАО "Газпром Армения" история развития и достижения. Текущее состояние и перспективы расширения Абовянской СПХГ. ЗАО "АрмРосгазпром" было создано 30 августа 1997 года Правительством Армении, ОАО "Газпром...»

«Из опыта работы учителя истории, обществознания и кубановедения МБОУ Гимназия №3 Верич Анны Николаевны. Тема урока: " Материальная и духовная культура кубанского казачества" Тема у...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.