WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РУССК. ПУСТ- И АНГЛ. EMPTНА ФОНЕ ИХ ИДЕОСЕМАНТИЧЕСКОЙ АКТУАЛИЗАЦИИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ ...»

На правах рукописи

Соснина Анна Александровна

ЭТИМОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РУССК. ПУСТ- И АНГЛ. EMPTНА ФОНЕ ИХ ИДЕОСЕМАНТИЧЕСКОЙ АКТУАЛИЗАЦИИ

В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ

Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Чебоксары – 2016

Работа выполнена на кафедре иностранных языков гуманитарного факультета федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Новосибирский государственный технический университет»

Научный доктор филологических наук, профессор руководитель Проскурин Сергей Геннадьевич Официальные Мызников Сергей Алексеевич, оппоненты: доктор филологических наук, профессор, федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт лингвистических исследований Российской академии наук», словарный отдел, заведующий;

Либерт Екатерина Александровна, кандидат филологических наук, федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт филологии Сибирского отделения Российской академии наук», сектор языков народов Сибири, старший научный сотрудник Ведущая федеральное государственное бюджетное образоорганизация вательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет»

Защита состоится 10 июня 2016 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.301.03, созданного на базе федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова», по адресу: 428034, г. Чебоксары, ул. Университетская, д. 38 (учебный корпус № 3), зал заседания Ученого совета, к. 301.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Чувашского государственного университета им. И.Н. Ульянова и на сайте www.chuvsu.ru.

Автореферат разослан 8 апреля 2016 г.

Ученый секретарь диссертационного совета А.М. Иванова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено этимологическому анализу русск. пуст- и англ. empt- и их идеосемантической актуализации в художественных текстах.

Актуальность работы определяется важностью для культуры оппозиции «пустое – заполненное пространство», необходимостью дальнейшей разработки методики этимологических объяснений через художественный текст, т.к. последний способен сохранять древние значения и формы слова и позволяет верифицировать результаты этимологического анализа; необходимостью рассмотреть понятие пустоты, по возможности, с разных точек зрения: лингвистической, философской, мифологической, научной.

Научная новизна работы:

1. Полный всесторонний историко-этимологический анализ двух производящих основ, связанных с пустотой в русском и английском языках – пуст- и empt- – проводится впервые.

2. В диссертационном исследовании разрабатывается методика использования художественного текста в качестве верификации для этимологического анализа. Основой методики является выделение и последующее изучение сетки мотивов, относящихся к основам пуст- и empt- и их идеосемантической актуализации в русском и английском художественных текстах.





3. Работа выполнена на пересечении трех подходов: сравнительно-исторического, системно-центрического и антропоцентрического, с привлечением художественных текстов. В целом, использованный в работе метод может быть определен как интегративный и междисциплинарный, т. к. в работе использовались данные смежных наук – литературоведения, истории, философии и др.

Цель работы – провести сравнительный историкоэтимологический анализ словообразовательных гнезд с основами пуст- и empt- в русском и английском языках на разных этапах их развития и, выделив на основании этого анализа сетку мотивов, связанную с этими основами, проследить их актуализацию в романах В.О. Пелевина «Чапаев и Пустота» и В. Вульф «To the lighthouse».

В соответствии с поставленной целью формируются следующие задачи: 1) рассмотреть основные принципы современного историко-этимологического анализа; 2) рассмотреть идеосемантику как элемент историко-этимологического анализа, выделить смежные с ней явления и определить в чем сходства и различия между этими явлениями и идеосемантикой; 3) определить роль художественного текста в процессе реэтимологизации и в изучении идеосемантики; 4) сделать обзор философских представлений о пустоте в Европе с античных времен до наших дней; 5) сделать обзор философских представлений о пустоте в буддизме и индуизме; 6) сделать обзор представлений о пустоте в мифологии и литературе; 7) на основании всех этих представлений сформировать сетку мотивов, связанных с пустотой;

8) провести системный историко-этимологический анализ словообразовательного гнезда с основой пуст-; на основании проведенного анализа сформировать сетку мотивов, связанных с этой основой; 9) провести системный историко-этимологический анализ словообразовательного гнезда с основой empt-; на основании проведенного анализа сформировать сетку мотивов, связанных с этой основой; 10) провести мотивный анализ идеосемантической актуализации основ пуст- и empt- в романах В.О. Пелевина «Чапаев и Пустота» и В. Вульф «To the lighthouse».

Объектом исследования является фрагмент русской и английской языковой картины мира, связанный с понятием «пустота». Предметом исследования является этимологический анализ основ пуст- и empt- и их идеосемантическая актуализация в романах В.О Пелевина «Чапаев и Пустота» и В. Вульф «To the lighthouse».

Материалом для исследования послужили лексикографические данные: толковые, диалектные, синонимические, частотные, исторические и этимологические словари русского и английского языков; идеосемантическая актуализация исследуется на материале романов В.О. Пелевина «Чапаев и Пустота» и В. Вульф «To the lighthouse».

Для достижения цели и решения связанных с ней конкретных задач на разных этапах исследования в работе использованы следующие методы и приемы анализа:

1) описательный метод; 2) системно-структурный метод;

3) сравнительно-исторический метод; 4) лингвогеографический метод; 5) типологический метод; 6) метод идеосемантического и мотивного анализа; 7) метод контекстного анализа – рассмотрение изучаемых основ в контексте художественного произведения.

Теоретическое значение работы определяется вкладом в разработку теории этимологического анализа с использованием методики междисциплинарного диахронного исследования и привлечения для анализа художественных текстов, призванных иллюстрировать идеосемантическую актуализацию.

Практическое значение работы определяется проведенным системным историко-этимологическим исследованием обширного лексикографического материала с привлечением данных других наук и видится в возможности использовать полученные результаты в учебной практике при подготовке различных курсов (этимология, диалектология, лексикология русского и английского языков и др.), а также при лексикографическом описании и этимологическом объяснении русской и английской лексики.

Теоретическую и методологическую базу исследования составили работы В.И. Абаева, О.Н. Трубачева, В.Н. Топорова, Л.П. Дроновой, С.Г. Проскурина, связанные с проблемами этимологического анализа и идеосемантики.

Источниками исследования послужили лексикографические данные: толковые, диалектные, синонимические, частотные, исторические и этимологические словари русского и английского языков; идеосемантическая актуализация исследуется на материале романов В.О. Пелевина «Чапаев и Пустота» и В. Вульф «To the lighthouse».

В результате исследования сформулированы следующие положения, выносимые на защиту:

1. Изучение идеосемантики является одним из необходимых элементов этимологического анализа; оно позволяет восстановить древние глубинные представления, заложенные в слове и наиболее полно реализуемые в контексте.

2. Представление о пустоте, являясь существенным элементом картины мира, находит отражение не только в языке, но и в других отраслях человеческого знания, в том числе, в философии и мифологии. Соответственно, опираясь на философские работы и мифологические тексты разных народов и исторических эпох, возможно описать сетку философских и мифологических мотивов, связанных с пустотой.

3. Анализ данных толковых, диалектных, исторических и других словарей русского и английского языков позволяет сформировать сетку этимологических мотивов, связанных с основами пуст- и empt-.

4. Мотивы, выделенные на основании анализа философских и мифологических представлений о пустоте, а также выделенные путем этимологического анализа, актуализируются в тексте, в том числе, в тексте художественного произведения.

Исследование имеет следующую структуру: Введение, четыре главы, Заключение, Библиография, Список принятых сокращений языков.

Содержание работы Во Введении обосновывается актуальность темы, отмечается ее научная новизна, формулируются цель и задачи исследования, характеризуется теоретическая и практическая значимость полученных результатов, а также описывается методологическая база диссертации, излагаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Идеосемантика как один из компонентов этимологического анализа»

В конце XIX – начале XX века в силу ряда причин возникла необходимость развить старые и разработать новые методы этимологического анализа. Была отмечена важность последовательного рассмотрения словообразовательных, лексических и других связей слова в каждый период его развития для создания динамической картины языковых изменений. Кроме того, современное диахронное исследование должно обращаться к открытиям в области лингвистической типологии, позволяющим верифицировать полученные данные.

Давно утраченные в языке факты могут быть подвергнуты параллельной формально-фонетической, словообразовательнолексической и языковой реконструкции, являющейся и инструментом, и целью сравнительно-исторического метода. С середины XX века в исследованиях по истории языка большое внимание уделяется семантической реконструкции. На данный момент описаны лишь отдельные проблемы в отражении семантической эволюции слов или их групп: разграничение полисемии и омонимии, типичные семантические переходы типологические описания некоторых групп лексики и некоторые другие вопросы. Однако, большая часть случаев переходов значения внутри словообразовательного гнезда или эволюции значений отдельно взятого слова еще не проанализированы, т. к. с трудом поддаются выявлению и каталогизации.

Все описанные методы и приемы этимологического анализа позволяют произвести формальную и семантическую реконструкцию, но остается еще необходимость воссоздания эмоциональных представлений, отражающих историю слова, которые В.И. Абаев назвал идеосемантикой1. Это важное для воссоздания всестороннего лингвистического портрета слова понятие постепенно ушло из научного обихода и использовалось, в основном, по отношению к самому В.И. Абаеву и его воззрениям. Чаще в языкознании применяются другие термины для описания более или менее близких к идеосемантике понятий: внутренняя форма, культурная память языка, скрытая память язык, историческая память языка, языковая картина мира и др. Все эти термины, соприкасаясь в каких-то аспектах с идеосемантикой, ни в одном из случаев не совпадают с ней.

Наиболее эффективный анализ идеосемантики производится с помощью художественного текста. Одним из возможных решений может оказаться применение разветвленного перечня (сетки) мотивов, где один пункт пересекается с другим. Мотив понимается как слово, единица «топики, выраженная центральной ключевой лексемой» (Н.В. Злыднева)2. Одновременно, согласно тезису В.Н. Топорова3, все мотивы слова являются его этимологическими решениями. Справедливо и обратное утверждение – все этимологические решения слова являются его мотивами. Для получения сетки мотивов, связанных с конкретным словом, с помощью словарей определяются границы этимологического и словообразовательного гнезда, затем производится семантический анализ всех слов, относящихся к этому гнезду на синхронном и диахронном уровне. Слова, входящие в гнездо, могут отражать различные мотивы, присущие корню в целом. Каждое значение, в том числе, нашедшее отражение в говорах или в истории языка, представляет Абаев В.И. Статьи по теории и истории языкознания. М., 2006. 150 с.

Злыднева Н.В. Мотивика прозы Андрея Платонова. М., 2006. 221 с.

3 Топоров В.Н. От автора // Исследования по этимологии и семантике. Т. 1: Теория и некоторые частные ее приложения. М., 2004. С. 7-11.

отдельный мотив. Другие мотивы мы получаем, проанализировав синонимы слова, а также родственные слова в других языках.

Вторая глава «Представления о пустоте в науке, философии и мифологии».

Можно предположить, что автор художественного произведения, используя слово, имеющее богатое культурное наполнение и сложную языковую историю, будет в своем творчестве подсознательно опираться на оба эти фактора.

Для формирования необходимой нам сетки мотивов, связанных с пустотой, мы вынуждены использовать результаты анализа этимологических гнезд с основами пуст- и empt, приведенного в третьей главе реферируемой работы. Согласно результатам данного анализа, общей семой для большинства слов, входящих в эти гнезда является сема ‘отсутствие чего-л.’. В этом случае близкими к понятию «пустота» в античной философии являются Хаос, небытие, ничто, несуществующее (несущее), апейрон, кенон, вакуум. С точки зрения античной философии, важнейшие свойства пустоты – ее способность к сохранению и порождению иных сущностей и ее возможность быть границей между другими объектами.

Средневековая христианская философия не допускала существования абсолютной пустоты, однако с наступлением эпохи Возрождения философы вновь признали ее существование. Появились новые понятия, соотносимые с пустотой и обладающие теми же критериями апофатичности и бескачественности: Природа Б. Спинозы, Абсолют, Абсолютное «Я» Фихте4, а также Бог в апофатической философии, Ничто, Небытие и др.

Таким образом, пустота в философии понималась либо как пространственная категория – промежуток между иными объектами или как стихия, обычно вода или воздух, либо онтологически – как небытие, противопоставленное бытию, нейтральное и бескачественное, амбивалентное или враждебное бытию и Богу.

Буддийские воззрения на пустоту важны для нас, так как один из авторов, в творчестве которых отслеживается идеосемантическая актуализация мотивов, В.О. Пелевин, находится под влиянием буддизма, о чем неоднократно говорит в своих интервью и произСпиноза Б. Трактаты: [пер. с лат.]. М., 1998. 445 с. Фихте И.Г. Сочинения: работы 1792-1801 гг. М., 1995. 655 с.

ведениях. Прежде всего, у приверженцев буддизма пустота – начало и конец всего сущего, нечто позитивное и активное. Приближение к пустоте как прекращение и остановка бытия являются целью и нормой для религий Индии, Китая, Японии и некоторых других стран.

Краткое рассмотрение философских воззрений на пустоту позволило нам составить сетку мотивов, связанных с пустотой, которые не определяются семантическим развитием слов с основами пуст- и empt-. Множество терминов, применявшихся в философии разных эпох и народов для называния понятий, так или иначе соотносимых с пустотой, в результате обобщения дают следующие мотивы: ««пустота»» – ничто (небытие, несуществующее); «пустота» – лишенное атрибутов (бескачественное); «пустота» – свобода; «пустота» хаос (дикая природа, бездна, вода, море);

«пустота» – первоначало, источник всего сущего; т.к. Абсолют (лат. безграничный, безусловный) тоже воспринимается как первоначало, мы рассматриваем эти мотивы вместе.

На основании краткого очерка буддийских воззрений на пустоту были выделены следующие мотивы: пустота – «небытие»;

пустота – «лишенное атрибутов, бескачественное»; пустота – «первоначало»; пустота – «свобода». Можно видеть, что все эти мотивы без исключения присущи и европейской философии, кроме одного – пустота» – «Хаос».

С мифологической точки зрения Пустота соответствует Хаосу, и противопоставлена Космосу, организованному и наполненному всем необходимым. В ряде культур Хаос имеет антропоморфные черты. Также Хаос связан с водой, с вечностью и бесконечностью, отсутствием или смешением, аморфностью элементов. Он неупорядочен, удален от окультуренного пространства, темен и безлюден. Еще одним его воплощением оказывается бездна или яма.

Пустота находится между другими, более значимыми объектами, поэтому еще одним ее отражением в мифологии должен быть промежуток (граница) в самом широком понимании: пространственный – (порог, дверь, мост и т.д.) или временной (сумерки, конец года, зимы или лета, в традиционных культурах воспринимаемые как безвременье или время господства темных сил).

Исходя из приведенных фактов, можно выделить следующие мотивы, обусловленные мифологическими взглядами на пустоту:

пустота – граница, дверь, лестница, порог и т.д.; пустота – периферия; пустота – тишина; пустота – тьма, сумерки, ночь, также, возможно, туман; пустота – порождающее начало, мать, вообще – женское начало. (Одновременно, пустота может являться финальной стадией существования мира или, в более узком и конкретном понимании, – какого-то объекта); пустота – отсутствие признаков, бескачественность.

Третья глава «Сопоставительный этимологический анализ русск. пуст- и англ. empt-».

Согласно лексикографическим источникам, среди всех значений прилагательного пустой основными являются два: первое, прямое – ‘ничем не заполненный, полый внутри, лишенный содержимого’; и второе, переносное – ‘ничего не чувствующий’.

Производные от него различные части речи развивают те же семантические линии.

В русских говорах сохраняется множество словообразовательных и семантических диалектизмов с основой пуст- (пустище – ‘пустошь’ или отпуск – ‘заговор’ и др.), а иногда – слова, утраченные в русском литературном языке, например, вятское пуско – ‘сильно, очень’5. Само прилагательное пустой часто имеет сему ‘не содержащий чего-либо’, а основа пуст- в сложных словах выступает синонимом приставок без-, не-. Слова пущий и пуще демонстрируют значения ‘более сильный’ и ‘худший’. Существительное пуща, хотя и обозначает, густой, трудно проходимый лес, а не пустое пространство, но, не будучи обработанной и пригодной для жизни, в психологическом плане так же пуста, как и пустыня.

Прилагательное пустой, согласно лексикографическим источникам, имеет следующие группы синонимов: синонимы с общим значением ‘такой, где отсутствует нечто, чего в данном месте естественно ожидать’: пустующий, опустелый, безлюдный, пустынный; синонимы со значением ‘такой, где вопреки ожиданию нет людей или их не видно’: безлюдный, пустынный, глухой, нежилой, необитаемый. Прилагательное полый обозначает ‘имеющий внутри свободное пространство’. Слова свободный, незамещенный, незанятый и вакантный, просторный также являются синонимами

Словарь русских народных говоров. Вып. 33. Л.: Наука, 1999. С. 182.

прилагательного пустой, однако, в отличие от большинства остальных, не имеют общеотрицательной оценки6.

Вторая группа синонимов к слову пустой связана с другим его основным значением ‘бессмысленный, бессодержательный’ (суетный, напрасный, бесполезный и др.). В ряде значений с прилагательным пустой коррелируют слова сухой и тощий, а также голый и легкий.

Основная масса современных производных от основы пуст-, согласно лексикографическим источникам, существовала в близких к современным значениям в XVIII – XIX вв. Более ранние значения приведены в словарях словаре русского языка XI-XVII вв.: ‘пустынный, безлюдный’; ‘опустошенный, опустевший, обезлюдевший’, ‘покинутый, оставленный без помощи’; ‘лишенный, не имеющий чего-л.’ (в этом значении часто выступает элемент пуст-, употреблявшийся в памятниках XVI-XVII вв. как первая часть сложных слов и фактически являющийся синонимом приставки без-: (ср. пустоплодный – ‘бесплодный’ и др.). Современное прямое значение ‘ничем не заполненный’ впервые зафиксировано лишь в XVI в.

Другой семантический центр рассматриваемого словообразовательного гнезда связан с глаголами пустить / пускать / пущать;

(-т- и -к- являются видовыми суффиксами при общем корне пус-).

Семантические отношения между прилагательным пустой и однокоренным глаголом пустить на современном уровне их функционирования не прослеживаются. Первые значения глагола в современном русском языке – ‘освободить’ и ‘дать возможность двигаться’. Сам глагол пустить / пускать, нейтрален, но у приставочных глаголов, образованных от пустить часто некоторые значения имеют отрицательную коннотацию (ср: допустить – ‘дать пройти’ и ‘допустить ошибку’ и т.д.). Фразеологизмы, включающие его, также часто имеют отрицательный оттенок: ср. пустить красного петуха, пустить клин (диал.) – ‘поссорить’, пустить по ветру, по миру. Глаголы опустить(ся) и спустить(ся) демонстрируют семантику, связанную со спуском или ухудшением обычного состояния субъекта (ср. опустить руки, опуститься и др.). От видовой

Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. М., 2004. С. 899-902.

пары пустить / пускать произведены междометия пусть и пускай, которые с исторической точки зрения являются императивами.

Семантически объединить пустой и пустить позволяют два омонимичных слова пустить – ‘дать свободу идти, не держать’, и ‘опустошать’, зафиксированные в исторических словарях. У них обнаруживается общее значение – ‘делать пустым’, а затем, возможно, ‘опустошать’ ‘портить, разорять’. Начиная с самых ранних фиксаций глагол пустить имел, среди прочих других, значение ‘метать, стрелять’. Возможно, это первоначальное значение данного глагола – результат элизии сочетания (с)пустить стрелу с тетивы (ср. выражения спустить затвор фотоаппарата, спустить курок и т.д. в современном русском языке). Это предположение позволяет связать между собой значения глагола: ‘отпустить, перестать удерживать силой, послать, отправить, заставить двигаться’, а также сему ‘скорость’ в таких глаголах как пуститься.

Прилагательное пущий в словаре XI-XVII веков имеет значения ‘худший’, ‘низший’, ‘более несчастный, жалкий’, а также ‘больший’, т.е. обозначает не только недостаток, но и избыток какого-л. качества. В старославянском языке существовала супплетивная форма сравнительной степени от злый – пущий. Возможно, использование слова пущий в качестве сравнительной степени от злой объясняется связанной с прилагательным пустой и его производными отрицательной оценкой.

Семантика слов, производных от корня пус- (pus-) в славянских языках, как правило, связана с отмеченными ранее двумя основными линиями – пространственное значение (‘незаполненное, незанятое место, сосуд или емкость’) и оценочное (обычно в применении к человеку и его душевным качествам). Выраженная в русском языке отрицательная оценка, присущая словам с данным корнем, в других славянских языках еще более отчетлива.

Очевидных и не вызывающих сомнений этимологических соответствий корню пус- (pus-) в других индоевропейских языках немного: др.-прусск. pausto ‘дикий’, греч. ‘прекращать работу’, ‘покой, неподвижность и некоторые производные от того же корня. Предположение о первоначальной отрицательной оценке, присущей словам с корнем пус- / pus- / pau-, не подтвердилось.

Общей во всех языках для анализируемого гнезда, по-видимому, является сема ‘отсутствие чего-л.’. Анализ словообразовательных гнезд с корнем pus- / pau- в древнегреческом и русском языке позволил обнаружить определенные семантические пересечения, но исходное значение, которое было производящим для русских пустой, пустить и пуще и одновременно для греческого, пока неясно.

В результате мы получаем следующую сетку мотивов для корня пус- / pau-:

1. Пустой – пустота; пустой – незанятый, незаполненный, а также свободный, чистый. Пустой – бесполезный, тщетный, напрасный и т. п. (по отношению к человеку). 2. Пустой – простой (обычный, банальный). 3. Пустой апофатический, бескачественный, (ср. также использование прилагательного пустой как синонима приставок без-, не-). 4. Пустой – нежилой; пустой – дикое, уединенное место (пустыня, пуща). 5. Пустой – (от)пустить (освободить). 6. Пустой – стрелять, разрушать, портить (пустить в значении ‘опустошать’; разруха, запустение; пустой – ухудшение, и, как следствие, пустой пущий, пуще, пустой – проклятый, проклятие (ср. болг. пустоваш ‘проклинать

7. Пустой – бесплодный, сухой, худой, тощий. 8. Пустой – голодный (постный, невкусный). 9. Пустой – прекращать, останавливаться (др.-греч. ), остановка (лат. pausa), 10. Пустой – одинокий, покинутый, оставленный без помощи.

Ближайшим эквивалентом русского прилагательного пустой в английском языке является empty: ‘незанятый (not occupied)’; ‘свободный, рассеянный, бессмысленный, безучастный (vacant)’; ‘связанный с недостатком или отсутствием вещества (lacking substance)’.

Прилагательное empty имеет следующие основные синонимы:

blank, vacant, void, vacuous, blank, для которых дается следующая общая дефиниция: ‘lacking the contents that could be or should be present’ – отсутствие содержимого, которое могло или должно было быть представлено.

Имеются отчетливые семантические пересечения с empty у англ. spare ‘свободный, лишний, запасной’ (ср.: spare boxes – свободный (лишний, пустой) ящик) и clear ‘чистый, свободный, незанятый’. В полном словаре синонимов и антонимов английского языка приводятся также некоторые синонимы к прилагательному empty, не названные выше, например, weak – слабый, silly – глупый, idle – праздный, ленивый.

Можно привести следующие антонимы для слова empty: full, filled – полный, replete – насыщенный, сытый, occupied – занятый, inhabited – населенный, complete – полный, adequate – адекватный, достаточный, sufficient – достаточный, sated, satisfied – удовлетворенный, wise, thoughtful – благоразумный, вдумчивый, important – важный и др. Примеров и контекстов в словаре не дается7.

Английское слово empty (mettig – ‘vacant, free, idle’ – ‘свободный, незанятый (во всех смыслах), лишенный чего-л., праздный’) образовано с помощью суффикса -ig от др.-англ. metta ‘досуг, покой’. Обе эти формы произошли вследствие присоединения отрицательного префикса - (non) к основе (ge)mt, ср. meeting – ‘встреча, собрание’. Добавочное -p- имеет ту же природу, что в словах glimpse, sempstress.

В англосаксонский период в английском словаре присутствовали слова, однокренные с emptу и утраченные в современном английском: methwll – ‘leisure, spare time, respite’ (свободное время, отсрочка); metig, mtig, emteg, emetig, emtig – ‘vacant, empty, barren, free, idle’ (свободный, пустой, бесплодный праздный); metta, mta, emta – ‘rest, leisure, quiet’ (отдых, мир, покой); mtigean – ‘to be at leisure’ (отдыхать).

В среднеанглийский период интересующее нас гнездо представлено двумя производными: глаголом еmtien ‘to empty’ – опустошать (значение ‘to be at leisure’ – быть на отдыхе, приводится как историческое), и прилагательным empty – ‘empty’, пустой, т.е.

происходит утрата значений, связанных с досугом, свободным временем. Переносные значения для прилагательного по-прежнему не зафиксированы.

Индоевропейский корень, к которому восходит др.-англ.

gemt – *md-: *md- *md-: *md-, примерное значение которого – ‘встречаться, приближаться’ (ср. армянск. matim ‘приближаться’, др.-исл. mt – встреча, собрание, готск. mal – место, рынок и др.)8.

Девлин Дж. Словарь синонимов и антонимов английского языка. М., 2002. С. 207.

Pocorny J. Indogermanishes etymologicshes Wrterbuch [Электронный ресурс]. – Bern, Mnchen, 1959. – Режим доступа: http://www.archive.org/details/indogermanisches01pokouoft.

S.

746-747 Обобщая проанализированные по словарям различных типов (толковым, синонимов, антонимов, этимологическим) линии семантического развития английских слов с основой empt-, можно выделить следующие основные мотивы в английском языке, связанные с этим основой:

Empty – having nothing within, characterless, without, void (ничего не имеющий, бескачественный, без-, не-, лишенный чего-л.). 2. Empty – not occupied, free, blank, vacant (не занятый, свободный во всех смыслах; не заполненный). 3. Empty – meaningless, unimportant (бессмысленный, неважный), empty – without effect, useless, null, invalid (бесполезный, недействительный, непригодный). 4. Empty – hungry (голодный). 5. Empty – barren (бесплодный, скудный, скучный). 6. Empty – idle (ленивый).

7. Empty – insensible (бесчувственный). 8. Empty – leisure, peace (отдых, покой, мир). 9. Empty – to deprive of contents, to discharge, to remove from a receptacle (лишать содержимого, выстреливать, выпускать, выливать из вместилища).

Четвертая глава «Сопоставительный анализ русск. пуст- и англ. empt- в романах в. О. Пелевина «Чапаев и пустота» и В. Вульф “To the lighthouse”: типы реэтимологизации»

В четвертой главе исследования делается попытка проследить, как именно актуализируются мотивы, выделенные ранее, в тексте художественных произведений. В романах обоих авторов проанализированы мотивы двух типов – полученные путем этимологического анализа и выделенные после рассмотрения воззрений на пустоту в философии и мифологии.

Пустой – незанятый, свободный. Актуализация данного мотива во многих контекстах оказывается связана с субъективным представлением о пустоте. Пустое место наполнено многочисленными объектами, не представляющими никакой ценности, и потому воспринимается как пустое: «Впрочем, пространство было не совсем пустым. Под ногами … валялись бутылки, … пара старых покрышек, мятая дверь от «Лады» и большое количество разного квазимеханического мусора»9 (здесь и дальше выделение наше. – А. С.).

Пелевин В.О. Чапаев и Пустота. [Электронный ресурс]. М., 2007. Режим доступа:

http://knijky.ru/books/chapaev-i-pustota.

Пустой – обычный, банальный. Единственный эпизод в романе, позволяющий допустить подобное толкование, связан с эпитетом, характеризующим пустоту – серый: «в бумажном разрыве появляется серая пустота»10. Одно из возможных пониманий приведенной цитаты обусловлено одним из значений слова серый в русском языке – ‘ничем не примечательный, бедный содержанием’.

Пустой – нежилой; пустой – периферия. Словари не отмечают для прилагательного пустой значений ‘дальний’, ‘периферийный’ и т.п., но из контекстов следует, что пустое место часто находится в удалении от человеческого жилья или другого локального центра. При этом по мере удаления от центра, пространство приобретает все больше признаков, свойственных пустому месту – темнота, тишина, заброшенность и т. д.

Следовательно, при описании пустых мест часто актуализируется соответствующие мотивы:

«пустота – темнота», «пустота – тишина», «пустота – холод».

Пустой – стрелять, разрушать, портить. Мотив, связанный со значением ‘стрелять, разрушать’ встречается в романе В.О. Пелевина неоднократно, вот один из примеров: «Я вдруг остро ощутил свое одиночество и беззащитность в этом мерзлом мире.

… Надо будет пустить себе пулю в лоб»11. В данном примере значение ‘стрелять’ имеет не сам глагол, а весь фразеологизм, однако данный пример иллюстрирует рассматриваемый мотив. В приведенном отрывке присутствуют сразу два мотива – «пустой – одинокий» и «пустой – стрелять». Чаще всего употребление в тексте романа слова пускать является актуализацией значения ‘стрелять, пускать оружие в ход’. Большинство остальных контекстов с этим глаголом не дает принципиально новых сведений об особенностях семантики слов с корнем пус-.

Пустой апофатический, бескачественный. Сема ‘отсутствие’ объединяет большинство производных от корня пус- (pau-) в разных индоевропейских языках, но она не фиксируется словарями напрямую. Поэтому контексты романа В.О. Пелевина, в которых реэтимологизируется данный мотив, представляют для нас особый интерес. Вот один из подобных контекстов: «А теперь СерПелевин В.О. Указ. соч.

Пелевин В.О. Указ. соч.

дюк (да и никакой на самом деле не Сердюк) плыл в бескачественной пустоте…».

Пустой – одинокий; покинутый, оставленный без помощи.

В некоторых эпизодах романа слова пустой и одиночество находятся в одном контексте, что не дает оснований говорить о реэтимологизации древнего значения ‘одинокий, покинутый’ в тексте, однако само их присутствие в одном контексте показательно.

Дополнительные мотивы в романе: «пустые руки». В тексте романа нам встретилось несколько эпизодов, которые не соответствуют ни одному из выделенных мотивов, а значение прилагательного пустой в них отличается от непосредственно описанных в словарях.

Один из эпизодов связан с выражением «пустые руки»:

Мармеладов обнажил «одетую в кружевные панталоны и бюстгальтер женщину в серебристом парике с мышиной косичкой: Боже… Старуха… А руки пусты…». Этот эпизод допускает различные трактовки. Так или иначе, видимо, в приведенном контексте слово пусты не отражает непосредственно ни одно из значений прилагательного пустой12.

Мотив «пустой бутылки (стакана)» является также чрезвычайно частотным в романе В.О. Пелевина, получая дополнительное объяснение в связи с мировоззрением автора. Устами одного из героев пустой стакан трактуется как абстрактная форма, лишенная сознания: «все, что может появиться или исчезнуть, это набор пустых форм …. Нальешь самогон в блюдце это ад, нальешь в чашку это рай». Еще более характерный эпизод представляет пустоту как потенцию, способность вместить в себя нечто: «ценность сосуда определяется только его внутренней пустотой».

Из мотивов, выделенных на основании этимологического анализа слов с корнем пус-, в тексте не были обнаружены следующие:

пустой – бесполезный, тщетный, напрасный; пустой – бесплодный;

пустой – голодный (постный, невкусный); пустой – прекращать, останавливаться (др.-греч. ).

Пустота – ничто (небытие, несуществующее). Выделяя отдельные мотивы – «пустота – ничто» и «пустой – лишенный признаков, бескачественный», мы предположили, что противоположность бытию – это и есть ничто, а бескачественность, отсутствие

Пелевин В.О. Указ. соч.

признаков лишь одно из его свойств. Выше уже был приведен эпизод, где пустота называлась бескачественной, а понятия «ничто» и «пустота» встречались в одном контексте.

Пустота – первоначало. В одном из эпизодов дикое, пустынное, заросшее бурьяном поле, где было «много простора и неба, а на горизонте чернела полоса леса» сравнивается с «изначальной Русью». Голое, пустое место на границе цивилизации описывается автором как нечто изначальное.

Пустота – граница. У В.О. Пелевина мотив границы реализуется в виде лестницы, порога, двери, пропуска. В одном из эпизодов романа пропуски между звуками обретают материальное и пространственное воплощение, засасывая в себя героя: «Я … поделать уже ничего не мог и, оставив борьбу, полетел вниз головой в тот самый пролет пустоты между минорными звуками рояля».

Пустота – хаос. Изначальный или постапокалиптический Хаос с точки зрения мифологии симметричны друг другу.

В.О. Пелевин обыгрывает эту симметрию, включая в описания загробного мира в романе начальные строки Книги Бытия, но относя их к посмертным странствиям души: «Если даже допустить, что костер, горевший на поляне несколько часов назад, действительно был маленькой вселенной, то теперь эта вселенная прекратила свое существование …. Поляна была темна, пуста и безвидна …».

Все мотивы, выделенные на основе краткого обзора воззрений на пустоту в европейской философии и мифологии, нашли свою реализацию в тексте романа.

В романе В. Вульф слово empty в разных значениях встречается в общей сложности 17 раз, emptiness – 6 раз, в основном, во второй части романа.

Мотив empty – not occupied (не занятый, свободный) соотвтествует первому прямому значению прилагательного empty и в романе часто связан с пустыми ступенями, на которых любила сидеть главная героиня, миссис Рэмзи. После ее смерти пустые ступени становятся символом опустевшего дома. При этом пустота воспринимается субъективно: после смерти миссис Рэмзи одна из гостей, описывая дом, полный людей и вещей, используя слово emptiness – пустота. В другом эпизоде наблюдается обратная ситуация: пустое море не кажется девушке таковым, так как оно наполнено ее эмоциями и впечатлениями.

Empty – бессмысленный, неважный, бесполезный;

empty – отдых, покой. Эти два мотива были выделены нами как отдельные, но в большинстве найденных нами в тексте романа В. Вульф контекстов эти два мотива сопровождают друг друга.

В одном из эпизодов романа, где описывается прием в доме Рэмзи, гость, приглашенный на обед, ощущает бессмысленность и глупость происходящего сборища, и эта бессмысленность описана следующим образом: «Оно должно было как-то оформиться, но сейчас, когда он застрял перед пустым стулом, ничего не оформлялось, а разламывалось на кусочки»13. (Здесь и далее перевод наш. – А. С.). В приведенном отрывке слово empty встречается в одном контексте с nonsense, а более широкий контекст подразумевает, что речь идёт званном вечере, собрании множества людей, хотя empty употреблено не по отношению к ним.

Empty barren (бесплодный, сухой). Прилагательное barren, не являясь в строгом смысле синонимом к empty, семантически коррелирует с ним. В одном из отрывков романа полнота, включенность в круги жизни, плодородие контекстуально противопоставлены слову bareness: «Он желал сочувствия, желал, чтобы его … вовлекли в жизненный круг, обогрели и приласкали, чтобы сделали плодоносным его бесплодие, и чтобы все комнаты в доме наполнились жизнью»14.

Empty – безразличный, бесчувственный. И в русском, и в английском языке прилагательное пустой в значении ‘равнодушный’ применяется по отношению к человеку, ср. пустой взгляд, пустая душа. В. Вульф, одушевляя объекты природы, приписывает равнодушие и им. В одном из отрывков, где говорится об авангарде запустения, надвигающегося на дом, «нетронутость, колеблющаяся мантия тишины в пустых комнатах» характеризуется как спокойная и равнодушная.

Еmpty – ленивый. Многие мотивы, актуализацию которых можно наблюдать в тексте романа В. Вульф, были обнаружены в одном эпизоде: «Дом был покинут, оставлен. Он стал теперь как Woolf V. To the lighthouse. London, 2002. P. 64 Woolf V. Указ. соч. С. 24.

пустая мертвая раковина на песчаном холме …. В нем словно наступила долгая ночь, победили бессмысленно шарящие, липкие ветерки. … Жабы обнюхивали вход. Лениво, бесцельно развевалась туда и сюда шаль»15. Описывая опустевший дом, автор в одном контексте использует сразу несколько мотивов – бессмысленность, хаос (символами которого выступают природные хтонические силы – ночь, ветра, море, жабы), а также мотивы «пустой – ленивый» и «пустой – бесцельный».

В качестве дополнительных мотивов были выделены «пустой – покинутый» – это значение не отмечено в английском языке для прилагательного empty, но наблюдается в нескольких эпизодах.

Другой дополнительный мотив – «пустые руки»: после смерти главной героини, миссис Рэмзи, ее муж бредет, вытягивая руки, но они остаются пустыми. Наши выводы о трактовке мотива пустых рук в двух романах являются лишь предположениями, но эквивалентные, на первый взгляд, выражения пустые руки – empty hands в контексте романов двух авторов и использованные, казалось бы, в прямом значении, приобретают совершенно различный смысл.

Мотивы «empty – голодный» и «empty – лишать содержимого, выстреливать, выпускать, выливать из вместилища» в тексте обнаружены не были. Одновременно были выявлены два дополнительных мотива – «пустой – покинутый» и «пустые руки».

Пустота – хаос. Контексты романа В. Вульф подтверждают существование ассоциативной связи между пустотой и Хаосом.

Вот один из отрывков, иллюстрирующих мотив «пустой – хаос»:

«Как бесцельно, как хаотично, как нереально все это было, думала она, глядя в пустую кофейную чашечку»16. В ряде случаев само слово empty в тексте отсутствует, но из контекста ясно, что речь идет именно о пустом месте; при этом его описание сопровождается характерными признаками, отмеченными выше для хаоса (ночь, тьма, страх, разбушевавшаяся стихия и т.д.). Поэтому представляется естественным, что во многих эпизодах романа при описании пустоты актуализируется мотив «пустота – тьма, ночь».

Слово «ночь» встречается в романе более шестидесяти раз.

Woolf V. Указ. соч. С. 102.

Woolf V. Указ. cоч. С. 107.

Пустота – ничто (небытие, несуществующее); пустота – лишенное атрибутов (бескачественное). Эти два мотива рассматриваются нами вместе, так как в тексте романа сопровождают друг друга. С точки зрения философии и мифологии пустота обладает тем же свойством – бескачественностью, отсутствием, в том числе и отсутствием формы. Подтверждения этому мы находим в романе В. Вульф: после смерти хозяйки дом и мир кажутся гостье бессмысленными и бесформенными, а о ней самой сказано “nothingness” – пустота, ничто. В романе есть и другие аналогичные эпизоды.

Пустота – тишина. В книге «На маяк» мы иногда встречаем контексты, в которых тишина и покой, может быть, и чужды, но не враждебны человеку. В романе, особенно во второй его части, где описывается опустевший дом, данный мотив встречается многократно, пересекаясь с другими близкими мотивами.

Пустота – граница. В романе В. Вульф данный мотив выступает в большинстве случаев в виде ступеней или окна. Последний вариант мотива – окно, очень частотен и используется в романе семьдесят шесть раз.

Пустота – женское начало. В тексте романа нам не встретилось контекстов, в которых бы однозначно актуализировался данный мотива. Однако во второй части книги описывается разоренный, опустевший дом – повсюду плесень, крыша вот-вот провалится, сорняки растут прямо в доме; казалось бы, еще немного, и от дома ничего не останется. Но приходят две старые женщины – и дом снова возвращается к жизни. Аналогичным образом хозяйка, миссис Рэмзи, противостояла пустоте, пока была жива.

Таким образом, в тексте актуализированы почти все мотивы, выделенные на основании анализа философских и мифологических представлений о пустоте, кроме мотивов «пустота – свобода»

и «пустота – первоначало». Обоими авторами в большей части случаев пустота воспринимается как нечто опасное и чуждое человеку. Однако есть исключения, когда пустота понимается как освобождение и очищение. При этом следует отметить, что представление о пустоте субъективно – пространство ощущается как пустое, если в нем нет чего-то либо кого-то ожидаемого или необходимого.

В текстах обоих романов наблюдается актуализация большинства из выделенных мотивов, а также реэтимологизация, т.е. восстановление древних утраченных значений. Одновременно было обнаружено несколько дополнительных мотивов, не выделенных ранее.

Рассмотренные основы пуст- и empt- не являются этимологически родственными, однако в их идеосемантической наблюдаются пересечения, в том числе, не отраженные лексикографическими источниками. В обоих языках пустота находится в одном ассоциативном поле с холодом, тьмой, смертью, хаосом, тишиной, разрушением и бессмысленностью. Это, возможно, объясняется древнейшими мифологическими представлениями, разделяющими мир на свое – освоенное и населенное пространство, и чужое, пугающее. Последнее не содержит того, что привычно или нужно, а, значит, воспринимается как «неправильное», плохое, враждебное.

В Заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы о возможности верификации результатов этимологического анализа с помощью художественного текста.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных ВАК при Минобрнауки РФ

1. Соснина, А.А. Словообразовательное гнездо с корнем пуст- в истории русского языка: семантическая эволюция / А.А. Соснина // Сибирский филологический журнал. – 2012. – № 4. – С. 134–138.

2. Соснина, А.А. Идеосемантическая актуализация мотивов, связанных с прилагательным «пустой» в романе В.О. Пелевина «Чапаев и Пустота» / А.А. Соснина // Сибирский филологический журнал. – 2014. – № 3. – С. 143–150.

3. Соснина, А.А. Пустой и пускать: проблемы семантического перехода / А.А. Соснина // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 2-1 (32). – С. 170–173.

Перечень статей, опубликованных в других изданиях

4. Соснина, А.А. Особенности функциональносемантических отношений прилагательного пустой в современном русском языке / А.А. Соснина // Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики: материалы конф. молодых ученых (Томск, 2 апреля 2010 г.). – Томск: ТГУ, 2010. – Вып. 11 (1):

Лингвистика. – С. 228–233.

5. Соснина, А.А. Латинское pausa: историко-культурный комментарий / А.А. Соснина // Язык и культура: сб. ст.

XXII Междунар. науч. конф. (Томск, 30-31 мая 2011 г.). – Изд-во ТГУ, 2012. – С. 368–376.

6. Соснина, А.А. Типологические связи прилагательного пустой в русском и английском языках / А.А. Соснина // Тенденции и перспективы развития современного научного знания: материалы IV Междунар. науч. конф. (Москва, 9-10 октября 2012 г.). – М.: Издво «Спецкнига», 2012. – С. 156–162.

7. Соснина, А.А. Анализ слова empty в романе В. Вульф «To the lighthouse»: мотивы и типы реэтимологизаций / А.А. Соснина // Тенденции и перспективы развития современного научного знания: материалы VI Междунар. науч. конф. (Москва, 29 марта 2013 г.) – М.: Изд-во «Спецкнига», 2013. – С. 204–210.

8. Соснина, А.А. Идеосемантика как один из компонентов этимологического анализа / А.А. Соснина // Критика и семиотика. – 2013. – № 2/19. – С. 14–30.

9. Соснина, А.А. Этимологическое гнездо с корнем ПУСТ-/ PUST: семантические связи / А.А. Соснина // Межкультурная коммуникация: лингвистические и лингводидактические аспекты:

сб. материалов IV Междунар. науч.-метод. конф. (Новосибирск, 18-19 апреля 2013 г.). – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2013.– С. 147–157.

10. Соснина, А.А. Идеосемантическая актуализация мотивов в романе В. Вульф "To the lighthouse" / А.А. Соснина // Межкультурная коммуникация: лингвистические и лингводидактические аспекты: сб. материалов V Междунар.

науч.-метод. конф. (Новосибирск, 16-17 апреля 2014 г.). – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014. – С. 240–249.

11. Sosnina, A.A. Semantic relations of the adjective empty in

modern English language / A.A. Sosnina // Language and Culture:

the XXVI Annual International Academic Conference (Tomsk, 27-30 October 2015). – Tomsk, 2015. – P. 531–536.

–  –  –

Подписано в печать 24.03.2016. Формат 60х841/16.

Гарнитура «Times». Бумага офсетная. Печать оперативная.

Усл. печ. л. 1,5. Заказ № __. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии Новосибирского государственного технического университета 630092, г. Новосибирск, пр-т К. Маркса, д. 20.




Похожие работы:

«Музей идиотизма История о том, как КГИОП губил Летний сад Зная нравы руководящего слоя, нетрудно догадаться, что переход Матвиенко на другую работу повлечет замену всех ее выдвиженцев новыми кадрами. Поэтому все вице-губернаторы и руководители комитетов — уходящая натура, как говорят кинематографисты. Особенные прет...»

«1. Цели и задачи дисциплины Курс "Физическая география Западной Сибири" изучается как часть курса "Физическая географии России". Помимо рельефа, особенностей климата, почв, животного и растительного мира, в данной дисциплине рассматривается круг в...»

«Безгин Владимир Борисович ЖЕНСКАЯ СОБСТВЕННОСТЬ В ПРАВОВЫХ ТРАДИЦИЯХ РУССКИХ КРЕСТЬЯН В статье выяснены правовые особенности имущества крестьянского двора. Установлено содержание правовых традиций русского села применительно женской собственности. Адрес статьи: www.gramot...»

«Галина Борисовна Бедненко Старшие арканы Таро. Теория и практика предоставлено правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=587325 Г.Б. Бедненко "Старшие арканы Таро. Теория и практика": ЗАО Издательство Центрполиграф; Москва; 2009 ISBN 978-5-9524-4078-4...»

«МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ВНЕКЛАССНОГО МЕРОПРИЯТИЯ "КВЕСТ ИГРА "ТРОПОЙ СОЛДАТА" Кучин Антон Андреевич, педагог дополнительного образования МАОУ ДО ДДТ "Речник" города Соликамска Пояснительная записка Методическая разработка рассчитана на участие обучающихся в возр...»

«Андрей Михайлович Буровский Оживший кошмар русской истории. Страшная правда о Московии Серия "Вся правда о России" Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4939983 Буровский А. М....»

«Руководство по эксплуатации www.velomotors.ru Скутер CAFFENERO 250 Запрещается эксплуатация мототехники лицами моложе 16 лет. Выписка из ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.01.1996 N 3, Утверждены от 31.10.1998...»

«Джеффри С. Янг Вильям Л. Саймон iКона: Стив Джобс. "Джеффри С. Янг, Вильям Л. Саймон iКона: Стив Джобс": Эксмо; М.; 2007 ISBN 978-5-699-21035-0, 0-273-65804-2 Оригинал: Jeffrey Young, “iCon: Steve Jobs: The Greatest S...»

«Иссл е дова нИ я русской цИвИ л Иза цИИ ИсследованИя русской цИвИлИзацИИ Серия научных изданий и справочников, посвященных малоизученным проблемам истории и идеологии русской цивилизации: Русская цивилизация: история и ид...»

«Санкт-Петербургский Общественный Благотворительный Фонд "Родительский Мост" 191180, Россия, Санкт-Петербург, а/я 26, тел./факс (812) 2722364 Р/счет 40703810110000000213 в Красногвардейско...»

«© 1996 г. Т.В. НАУМОВА "УТЕЧКА УМОВ" ИЗ РОССИИ НАУМОВА Татьяна Владимировна кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института философии РАН. В российском обществе эмиграция в значительной степени носит характер "утечки умов". До недавнего времени она касалась скорее стран дал...»

«ПИОНЕРЫ RENAULT TRUCKS С 1894 ГОДА DELIVER OPTIMUM CTP. 3 ЖУРНАЛ РЕНО ТРАКС ДЛЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ АВТОТРАНСПОРТНОЙ ИНДУСТРИИ ФЕВРАЛЬ 2013 РОССИЯ, УКРАИНА, БЕЛОРУССИЯ, КАЗАХСТАН www.renault-trucks.ru http://www.facebook.com/re...»

«Аннотации по дисциплинам ООП бакалавриата Экономика и финансы организаций (заочная форма обучения), направление 38.03.01 – Экономика Аннотация рабочей программы дисциплины "История" 38.03.01 "Экономика" Направление подготовки Экономика и финансы организаций Основная образовательная программа формирование...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.