WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«HIstory & modernity INSTITUTE OF ORIENTAL STUDIES RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES SOCIAL-NATURAL HISTORY XXXVII институт востоковедения ...»

-- [ Страница 1 ] --

HIstory & modernity

INSTITUTE OF ORIENTAL STUDIES

RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES

SOCIAL-NATURAL

HISTORY

XXXVII

институт востоковедения

Российской академии наук

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

СОЦИОЕСТЕСТВЕННАЯ

ИСТОРИЯ

ВЫПУСК

XXXVII

Художественный редактор

Ю.Э. Кульпина

ПРИРОДА И ОБЩЕСТВО

В ПРОЦЕССАХ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Под редакцией Э.С.Кульпина МОСКВА Серия научно-методических работ «Социоестественная история” (“Генезис кризисов природы и общества в России») содержит результаты научных изысканий и издается под редакцией руководителя программы Э.С.Кульпина (Кульпина-Губайдуллина). Цель исследований – целостное конструктивное осмысление исторических процессов, используя оригинальную методологию социоестественной истории – научной дисциплины на стыке гуманитарных и естественных наук, изучающей взаимосвязи, взаимодействие и взаимовлияние процессов, явлений и событий в жизни общества и природы.

Природа и общество в процессах взаимодействия Серия «Социоестественная история. Генезис кризисов природы и общества в России». Под ред. Кульпина-Губайдуллина Э.С.(соредактор Борисова Е.А.). Вып. XXXVII. М.: ИД ЭНЕРГИЯ, 2013. –332 с.

Сборник содержит результаты исследований, осуществленные в области социоестественной истории 2012-2013 гг. Рассматриваются процессы, явления и события в жизни общества и жизни природы, взаимосвязь, взаимодействие и взаимовлияние природы, техники, технологии, экономики, политики и идеологии.

ISBN 978-98908-207-Х © Институт востоковедения РАН, 2013 © Кульпин-Губайдуллин Э.С., 2013 СОДЕРЖАНИЕ Проблемы теории

Бушуев В.В., Голубев В.С.

Эволюция капиталов и история постановка проблемы......8 Малков С.Ю.

Взаимодействие элиты и общества:

эволюционный аспект

Назаретян А.П.

О специфике глобальных угроз в XXI веке

Олейников Ю.В.

Естественный отбор в человеческой популяции.................58 Сенюшкин Е.А.

Методологические проблемы управления рисками в системе «Природа-общество-человек»

Столярова Т.Ф.

Философский аспект современных проблем освоения космоса в формате СЕИ

Методы иследований

Канищев В.В., Мизис Ю.А.

К вопросу о методах историко-климатических исследований: Московские погоды в середине XVII и середине XX вв.

Бурханов А. А. Бушмакин А. Г.

Памятник природы и истории Юго-Восточного Туркменистана

Канищев В.В., Баранова Е.В., Жиров Н.А.

Лесные ресурсы в истории аграрного общества России (локальный и микроисторический уровень)...........114 Коган А.И.

Некоторые вопросы истории кашмирского султаната..........135 Мартынов Д.Е., Мартынова Ю.А.

Поднебесная – земля – вселенная:

некоторые аспекты антропологических взглядов Кан Ю-вэя

Худяков Ю.С.

Стихийные бедствия, вызванные аномальными климатическими явлениями, происходившими на территории государства Когуре в древности и раннем средневековье конструирование этнополитических мифов в исторической науке (на примере казачества)

Ландшафт и этнос

Баранов А.В.

Конструирование этнополитических мифов в исторической науке (на примере казачества)





Коган А.И., Костовска С.К.

Природа, хозяйство и общество в Кашмире: оценка и прогнозы

Кульпин Э.С.

Крымские татары: эволюция этноса в разной природной среде и социально-политических условиях...........168 Ушницкий В.В.

Проблема формирования народа Саха:

географический ландшафт

На пороге метаморфоз

Авдаков И.Ю.

Высокоскоростные дороги Японии после землетрясения

Клименко В. В., Терешин А.Г.

Сланцевый газ: противостояние экономической и экологической целесообразности

Машкина О.А.

Образование как точка роста китайской мечты.................218 Пантин В.И.

Вызовы XXI века

Тутнова Т.А.

Развитие ядерной энергетики в КНР:

новый курс и возможные риски

Природа и общество в процессах взаимодействия Халий И.А.

Окружающая среда как фактор политического процесса в регионах России

Цитцер О.Ю.

Кризис государственной политики в области охраны окружающей среды как отражение глобальных изменений в энергетике и мировой экономике

Lorusso Marilisa.

Modernity and progress in XX-XXI centuries Europe and Russia: a change of paradigm

Природа и самоорганизация общества

Аксенова О.В.

Политические риски экологического движения.................278 Борисова Е.А.

Две модели решения проблемы водного дефицита.

Опыт Израиля и стран Персидского залива

Орешкина Т.А.

Экологическое сознание населения в деятельности местного самоуправления (на примере старопромышленных городов Урала)..............296 Природа и культура

Бурганов А. Х.

Возрождение цивилизации как непременное условие гуманизации человечества

Голубев В.С.

Защита или гуманизация окружающей среды?

Лапкин В.В.

Структурные и темпоральные «правильности»

в политической истории России

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ

Бушуев В.В., Голубев В.С.

Институт энергетической стратегии

ЭВОЛЮЦИЯ КАПИТАЛОВ И ИСТОРИЯ:

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Развита модель динамики (изменения во времени) структурной энергии социума (в стоимостном выражении, странового капитала). Обсужден способ преодоления ресурсного кризиса через рост человеческого капитала. Рассмотрены исторические типы цивилизационных укладов.

Ключевые слова: структурная энергия, капитал, цивилизационный уклад.

Authors develop a model of dynamics (changes over time) of structural energy of society (in value terms, the country capital); discuss a way to overcome the crisis of resource growth through human capital; examine the historical types of civilization lifestyles.

Keywords: Structural energy, capital, civilization order.

Новая естественно-гуманитарная наука эргодинамика рассматривает с наиболее общих энергетических позиций феномен развития в глобальной системе природа-человекобщество и в локальных системах (Бушуев, Голубев, 2003, 2010). Главная новация эргодинамики – введение в анализ структурной энергии эволюционирующей системы. Структурная энергия отождествляется с работой образования («сборки») системы из «простых» веществ.

Проблема времени и его связи с различными формами движения материи широко обсуждается (Камке, 2011). Вводится понятие социального времени, а применительно к человеку – биологического возраста, для которого существуют методы определения (Подколзин и др., 2001).

Эргодинамика позволяет дать особую трактовку феномена времени, связав его со структурной энергией эволюциоПрирода и общество в процессах взаимодействия нирующей системы (Голубев, 2011). Данный подход дает возможность обсудить проблему эволюционного времени, а также возраста государств и типов цивилизационных укладов.

Цель данного сообщения: 1) развить ресурсную модель формирования цивилизационного уклада; 2) обсудить типы укладов и их смену на основе эволюции капиталов.

Модель динамики цивилизационного уклада Каков же основной параметр страны, изучение которого составляет предмет истории как науки, стремящейся иметь свой теоретический (количественный) аппарат? С позиций эргодинамики основной характеристикой любой эволюционирующей системы является ее структурная энергия. Тогда историю, как науку о страновом развитии, следует рассматривать с позиции эволюции структурной энергии стран или (в стоимостном выражении) странового капитала.

Обсудим модель динамики цивилизационного уклада с учетом ограниченности используемого ресурса (капитала).

Сущность функционирования социальной системы заключается в аккумулировании энергии, вещества и информации из внешней среды и совершении на этой основе работы по воспроизводству социума. Свободная (то есть способная совершать работу) энергия источника аккумулирована в системе в форме структурной энергии. Структурная энергия является потенциалом развития (Бушуев, Голубев, 2012).

Схематически перенос свободной энергии в мегасистеме источник-социум-приемник представим схемой последовательных процессов:

ЭФD (1) Здесь Э – свободная энергия источника, Ф – структурная энергия, D – энергия, рассеивающаяся во внешнюю среду (приемник).

Пусть исходный момент времени t=0 – «начало» функционирования социума с определенным энергетическим («технологическим») укладом, для которого емкость источника в отношении свободной энергии будет e0. Это и есть то количество свободной энергии, которое способен освоить система Социоестественная история за время своего существования.

В любой момент t имеем величину свободной энергии источника (е0 – е1), структурной энергии – Ф = (е1 – е2), диссипируемой энергии – е2.

Полагая, что энергообмен происходит по линейному закону, запишем следующую систему дифференциальных уравнений для определения неизвестных величин е1 и е2:

- d(e0 – e1)/dt = k1(e0 – e1) (2) d(e1 – e2)/dt = k1(e0 – e1) – k2(e1 – e2) (3) где к1 и к2 – кинетические коэффициенты энергообмена.

Интегрирование уравнений (2), (3) ведется стандартным методом.

Для начальных условий t = 0 e1 =е2 = 0 имеем:

Э = е1 – е2 = е0 е -к1t (4) Ф = e1 – e2 = Ф0 [k1/(k2 – k1)](e –k1t – e -k2t) (5) причем Ф0 = e0.

Согласно (5) сначала структурная энергия Ф (капитал) растет, затем происходит уменьшение Ф – деградация социальной системы с данным энергетическим укладом (рис.1).

Рис. 1.

Изменение структурной энергии социума по времени для источника конечной емкости Максимальное значение Ф определяется отношением констант энергообмена (r = к1/к2), причем:

Фmax = (Ф0/1-r){exp[-r lnr/(r-1)] – exp[-lnr/(r-1)]}, r = к1/к2 (6) Время То, при котором структурная энергия максимальна, Природа и общество в процессах взаимодействия есть:

То = ln r/(r-1)k1 (7) Время То, начиная с которого Ф уменьшается, есть начало кризиса (он может быть назван экзогенным). Кризис может продолжаться достаточно «долго». Система деградирует, падает капитал. Происходит убыль народонаселения. Такие кризисы характерны для первобытных обществ. Их преодоление происходило путем освоения нового ресурса и движения по восходящей траектории развития.

С позиций экзогенных ресурсных кризисов могут, на наш взгляд, обсуждаться происходившие в истории кризисы и выход из них – «революции»: палеолитическая, неолитическая, городская и промышленная. Каждая из них преодолевала ограниченную емкость ресурсов – собирательства, охоты и земледелия.

Применительно к современности развитая модель описывает смену технологических укладов. Такая смена, благодаря научно-техническому прогрессу, протекает менее «болезненно», чем переход к новому ресурсу в историческом прошлом.

Анализ уравнения (5) показывает, что чем больше отношение k2/k1, тем на данный момент жизни социума (t) больше страновый капитал – выше развитость. Величина к1 характеризует удельную скорость потребления свободной энергии источника (в расчете на единицу потребляемой энергии), а к2 – такую же скорость, но по отношению к диссипируемой в среду энергии.

Таким образом, преимущество в развитии получают социумы, потребляющие больше ресурс (в единицу времени) и, одновременно, более ресурсосберегающие. Они же одновременно являются наиболее «экологичными» – менее загрязняющими среду жизнеобитания. Ибо суть загрязнения среды – это, в конечном счете, диссипация энергии.

Развитая модель имеет общий характер. Она отражает основные свойства жизни социальных систем, в их числе: ресурсная основа их функционирования, существование кризисов, восходящей и нисходящей стадий их развития и др. Но все эти свойства характерны не только для жизни социумов, но и для функционирования любых эволюционирующих систем.

Социоестественная история Наконец, рассмотрим, каким образом преодолеваются кризисы развития.

Положим, что между удельными (в расчете на одного человека) ресурсным (Ф) и человеческим (H) капиталами существует некоторая функциональная зависимость, в простейшем случае, линейная:

H = kФ, k = const (8) Пусть начиная с некоторого момента времени t=t1 величина ресурсного капитала Ф начинает уменьшаться (рис.2), так что:

Ф = f(t), df/dt 0 (9) Простейший пример – удельный экокапитал собирательства в первобытном обществе, который уменьшается при росте численности сообщества собирателей.

Рис. 2. Схематическое изображение динамики Ф и Н при ресурсном кризисе Если следовать (9), то при этом должна происходить и деградация человека (dH/dt 0). Но тогда никакого развития не было бы. Поэтому логично допустить, что величина Н достаточно инерционна, так что изменение Н не поспевает за падением Ф. В пределе можно допустить, что величина Н вообще не меняется (рис.1). Тогда в системе возникает внутреннее неравновесие – неустойчивость, противоречие Природа и общество в процессах взаимодействия (разрыв) между ресурсным и человеческим капиталом, которое со временем растет. Достигая максимального значения в момент времени t = t2, это противоречие разрешается (если бы этого не происходило, сообщество вымерло бы).

Разрешение противоречия происходит на основе освоения нового ресурса (в случае общества собирателей, при переходе к воспроизводящему хозяйству). При этом происходит рост человеческого капитала и сопряженным с ним рост используемого ресурсного капитала (на рис. 2 этот рост условно показан скачком).

Рост человеческого капитала происходит по следующему механизму. Исходящая от среды экзогенная информация (касающаяся существования нового ресурса) рождает мысль (ее носитель и есть истинный «гений»). Мысль превращается в «свободную информацию», еще не связанную со структурной энергией и не перелившуюся в нее. «Свободная информация» способна легко «размножаться», передаваясь от одного члена сообщества к другому. При необходимых условиях (когда идея овладевает массами) размножившаяся информация сопрягается с соответствующей ей структурой. При этом людьми совершается работа образования структуры из «исходных элементов. Так, в частности, совершался переход к воспроизводящему хозяйству.

Итак, развитие через кризис включает в себя следующие стадии: возникновение ресурсного кризиса; рост противоречия между ресурсным и человеческим капиталом; явление «гения», освоившую экзогенную полезную информацию о новом ресурсе; размножение данной информации; разрешение противоречия между человеческим и ресурсным капиталом на основе освоения нового ресурса – выход из кризиса на новую эволюционную ступень развития.

Полагаем, что описанный механизм действенен на всем протяжении человеческой истории. Он имеет значение и для преодоления современных ресурсного и экологического кризисов.

Типы цивилизационных укладов Рассмотрим типы цивилизационных укладов с позиции Социоестественная история эволюции структурной энергии или (в стоимостном выражении) капитала. Будем выделять следующие составляющие странового капитала Ф (Бушуев, Голубев, 2012): физический (материальный) капитал Фм, человеческий капитал Фч, социальный капитал Фс, невоспроизводимую часть природного капитала – экокапитал Фэ, его невоспроизводимую часть – палеокапитал Фп..

Тогда имеем:

Ф = Фм + Фч + Фс + Фэ + Фп (10) Процесс становления и развитие данных капиталов может составить один из важных предметов исторической динамики. Обсудим принципиальную сторону данной проблемы.

Задействование каждого из капиталов происходило не одновременно, а по мере протекания исторического процесса. На начальной стадии, при первобытно-общинном строе был задействован лишь экокапитал – объект промысла и собирательства (при t tэ ). Естественно, в процессе эволюции величина используемого экокапитала Фэ росла. Однако, поскольку источник собирательства конечный, то по мере роста численности собирателей он истощался. Это привело к палеолитическому кризису развития.

Затем, при t = tэп началось освоение палеокапитала – каменных орудий, с помощью которых человек добывал крупных животных (экокапитал). Величина Фэп (сумма Фэ и Фп ) также росла со временем. Интервал времени (tэ t tэп) может рассматриваться как первый цивилизационный уклад или э-уклад.

Перепромысел животных привел к следующему антропогенному кризису. Он был преодолен через неолитическую революцию путем перехода к воспроизводящему хозяйству (земледелие, скотоводство). На стадии воспроизводящего хозяйства появился избыточный общественный продукт – стал формироваться физический капитал, величина которого непрерывно возрастала. Интервал времени (tэп t tф) отвечает второму цивилизационному эп-укладу.

По мере возникновения классов формировалось государство – началось (при t = tс) освоение социального капитала.

Интервал времени (tф t tс) отвечает третьему ф-укладу. Наконец, по мере роста ценности человеческой личности преимуПрирода и общество в процессах взаимодействия щественное значение для развития стал приобретать человеческий капитал – начал формироваться (при t = tч) пятый ч-уклад, пришедший на смену четвертому с-укладу (при tc t tч).

Нами теоретически обосновывается (Бушуев, Голубев, 2003, 2012), что современность соответствует началу особой социогуманитарной стадии пятого уклада, когда главной целью государства становится опережающий рост человеческого капитала, гармоничное развитие человека (Бушуев, Голубев, 2003, 2012). При этом активно задействованы, наряду с интеллектуальным, другие составляющие человеческого капитала – витальный и духовный. В социогуманитарной стадии ч-уклада функционирует «человек социально-духовный».

При переходе от данного к последующему укладу использовался в общем случае не только новый ресурс, но и ресурсы предыдущих укладов. Поэтому историческая динамика капитала Ф получается суммированием капиталов предыдущих укладов. Эволюционные стадии развития на каждом из укладов чередуются с «революционными» изменениями при переходе от одного уклада к другому. В будущем, несомненно, будут задействованы новые ресурсы и капиталы – возникнут новые цивилизационные уклады.

Составной частью теоретической истории являются проблемы исторического времени и странового возраста, скорости исторического развития, цивилизационных укладов, кризисов развития. Постановка этих проблем необходима для их дальнейшего анализа и обсуждения.

Литература Бушуев В.В., Голубев В.С. Основы эргодинамики. Изд. 1.

М., Энергия, 2003; изд. 2, М., ЛЕНАРД, 2012.

Бушуев В.В., Голубев В.С. Эргодинамики-экоразвитие-социогуманизм. М., ЛЕНАРД, 2010.

Социоестественная история

Малков С.Ю.

Институт экономики РАН Взаимодействие элиты и общества: эволюционный аспект Аннотация. В статье рассмотрены особенности эволюции элиты и ее влияния на социальные процессы, предложена логико-математическая модель эволюции элиты.

Ключевые слова: социально-экономические взаимодействия, эволюция элиты, социальная самоорганизация.

Annotation. This article describes the features of the evolution of elite and its impact on social processes, a logic-mathematical model of the evolution of the elite.

The keywords: social and economic interactions, evolution of the elite social self-organization.

Работа поддержана РФФИ (проекты №13-06-00576, №12-06-00205) Введение Важным аспектом социальных отношений в любом обществе является взаимодействие элит (политических, экономических, идеологических) с населением страны. Это взаимодействие существенным образом влияет на историческую динамику общества, может приводить как к ускоренному развитию, так и к социально-политическим кризисам. Эволюция элит и ее влияние на социальные процессы в основном изучается в рамках социологических и исторических исследований. Работ, в которых для анализа закономерностей взаимодействия элит и населения используются методы математического моделирования, в настоящее время мало (см., например, [1, 2, 3, 4]). В работе [1] рассматриваются аграрные общества, в работах [2, 3] основное внимание уделено стационарным состояниям иерархии власти. В настоящей работе предпринята попытка общего описания эволюции элит с помощью методов математического моделирования, используемых при анализе процессов социальной самоорганизации.

Природа и общество в процессах взаимодействия

1. Экономико-социальная математическая модель взаимодействия элиты и общества Для описания социально-экономических взаимодействий в обществе использовался алгоритм, описанный в [4]. В социальной системе выделяются главные подсистемы (социальные группы), от которых зависит ее функционирование.

В качестве основных характеристик для описания каждой из подсистем используются следующие: численность Ni рассматриваемой социальной группы и суммарные материальные накопления Xi членов группы. На основе решения дифференциальных уравнений, описывающих динамику данных величин, определяются зависимости Ni = Ni(t), Xi = Xi(t), i = 1…k для выделенных подсистем. Эти зависимости являются результатом следующих внутри- и межгрупповых экономико-демографических процессов.

Наиболее важные внутригрупповые процессы:

• изменение численности группы в результате естественной рождаемости и смертности, зависящих от условий жизни;

• увеличение накоплений путем непосредственного производства материальных благ;

• материальные затраты на обеспечение процесса производства материальных благ (инвестиции, вложения и т.п.);

• уменьшение накоплений материальных благ в ходе их потребления.

Наиболее важные межгрупповые процессы:

• переход из одной социальной группы в другую (социальная мобильность);

• уменьшение численности группы вследствие антагонистического взаимодействия с другими группами (смертность в ходе вооруженных конфликтов, эмиграция);

• перераспределение материальных благ между двумя группами (насильственное, либо обусловленное традициями, обычаями, политической культурой изъятие благ у одной группы в пользу другой);

• изменение суммарных накоплений групп в результате перехода членов одной группы в другую;

Социоестественная история

• материальные издержки в ходе межгруппового взаимодействия (управление, поддержание порядка, ведение конфликтов);

• увеличение производительности труда в той или иной группе как результат инвестирования со стороны других групп (прямые вложения, займы, безвозмездная помощь и т.п.).

Система уравнений, учитывающая эти процессы, может быть записана в виде:

dN i k k

–  –  –

где xi = Xi/Ni – средние удельные накопления представителей i-й группы;

Di – демографический коэффициент, представляющий собой разность между рождаемостью и смертностью (количественные характеристики которой зависят от условий жизни и интенсивности конкурентной борьбы внутри группы);

D’ij – скорость перехода из группы j в группу i;

D’’ij – смертность в группе i, обусловленная антагонистическим взаимодействием с группой j;

Fi – функция производства, то есть количество продукта, производимого членами социальной группы в единицу времени;

Qi – функция индивидуального потребления;

Gij – количество материальных благ, изымаемых тем или иным образом группой i у группы j (с учетом переходов между группами);

Cij – затраты группы i на управление группой j;

Природа и общество в процессах взаимодействия Ii – затраты на производство материальных благ (инвестиции в производство).

В модели (1) используются усредненные величины. Усреднение проводится внутри каждой социальной группы для всех ее членов. При необходимости в модели можно учитывать разброс индивидуальных характеристик внутри социальных групп.

Нас интересует взаимодействие населения и управленческой элиты, поэтому при моделировании целесообразно выделить именно эти две социальные группы. Будем считать, что на рассматриваемых интервалах времени изменение численности данных групп не влияет существенным образом на процессы их взаимодействия, поэтому демографические уравнения в системе (1) можно не рассматривать.

Тогда систему (1) можно упростить и преобразовать к виду:

dX dt G( X,Y ) Q X ( X ) C(Y ) (2) dY F (I,VX ) QY (Y ) G( X,Y ) I dt где Х – совокупные материальные накопления управленческой элиты ;

Y – совокупные материальные накопления населения;

G – материальные средства, переходящие от населения к управленческой элите в единицу времени в результате экономического и внеэкономического перераспределения произведенного в обществе продукта;

С – затраты на управление;

QX и QY – функции потребления управленческой элиты и населения (количество продукта, потребляемого в единицу времени);

F – производственная функция (количество продукта, произведенного в обществе в единицу времени);

I – затраты на производство (инвестиции в производство);

VX – качество управления.

Социоестественная история

Первое уравнение системы (2) отражает динамику изменения совокупных накоплений управленческой элиты:

• доходы – средства G, поступающие в управленческую элиту в единицу времени в результате экономического и внеэкономического перераспределения произведенного в обществе продукта (налоги, изъятия и т.п.);

• расходы – затраты на потребление QХ и на управление С. Затраты на управление состоят из двух частей: 1) затраты С1 непосредственно на реализацию общественно необходимой функции управления (администрирования), обеспечивающей согласованное и эффективное функционирование общества; 2) затраты С2 на финансирование силовых органов (полиция, тюрьмы и т.п.).

• Второе уравнение системы (2) отражает динамику изменения совокупных накоплений населения:

• доходы – произведенный общественный продукт F(I,VX), величина которого зависит, в частности, от инвестиций в производство I и от качества управления (администрирования) VX;

• расходы – затраты на потребление QY, инвестиции в производство I, а также средства G, уходящие в управленческую элиту в единицу времени в результате экономического и внеэкономического перераспределения произведенного в обществе продукта (налоги, изъятия и т.п.).

В системе (2) имеется состояние динамического равновесия, отражающее социальный компромисс: с одной стороны, благосостояние населения уменьшается из-за постоянного оттока средств G в элиту, с другой стороны, при квалифицированном управлении VX эффективность общественного производства F(I,VX) возрастает и благосостояние населения растет. Проблема заключается в том, что качество управления VX и затраты на администрирование С1 – величины не постоянные, они изменяются с течением времени. Исторический опыт показывает, что когда к власти в стране приходит (в результате выборов, конкурентной политической борьбы и т.п.) новая управленческая элита с новой программой действий, то какое-то время качество управления VX улучшается Природа и общество в процессах взаимодействия при достаточно низких затратах на администрирование С1 (поскольку начинают «расшиваться» не решавшиеся до этого проблемы). Однако через определенное время в условиях монопольной власти качество управления начинает снижаться при растущих затратах на администрирование и при растущих потребительских запросах элиты. Снижение управленческой эффективности элиты приводит к ухудшению состояния населения, социальному недовольству и, в конечном счете, к смене элиты либо мирным (в результате очередных выборов), либо насильственным (через социальные волнения, восстания, революции) путем. В итоге к власти приходит новая управленческая элита. И цикл повторяется снова.

Данный процесс может быть проиллюстрирован с помощью модели (2). Пусть изменение качества управления VX и затрат на администрирование С1 качественно описывается функциями, изображенными на рис.1, где t0 – время прихода элиты к власти.

Рисунок 1 – Типичный вид зависимостей VX(t) и С1(t)

Для определенности будем считать, что:

• потребление управленческой элиты и населения изменяется пропорционально их накоплениям: QY = qY·Y и QX = qX·X, где qY и qX – коэффициенты пропорциональности;

• зависимость производственной функции от инвестиций и качества управления имеет вид: F(I,VX) = f·I0,5·VX, где f – Социоестественная история коэффициент пропорциональности (для производства характерна убывающая отдача от инвестиций и прямопропорциональная зависимость от качества управления);

• затраты С2 на финансирование силовых органов растут по мере ухудшения благосостояния населения (элите приходится больше средств тратить на сдерживание социальных протестов): С2 = С20+ С21/(Y-Y0), где Y0 – уровень физического выживания населения;

• доходы элиты пропорциональны производимому в обществе продукту: G = b·F(I,VX), где b – коэффициент пропорциональности;

• инвестиции пропорциональны накоплениям населения:

доходы элиты пропорциональны производимому в обществе продукту: I = k·Y, где k – коэффициент пропорциональности.

Система (2) приобретает вид:

–  –  –

Природа и общество в процессах взаимодействия Рисунок 2 – Типичная динамика накоплений населения (пунктирная линия) и элиты (сплошная линия) при неизменной ставке налога b (по оси абсцисс – время в отн.

ед., по оси ординат – накопления в отн. ед.) Рисунок 2 показывает, что начиная с некоторого момента времени накопления элиты начинают снижаться.

Стремление сохранить их приводит к увеличению поборов (рост коэффициента b), но при этом накопления населения начинают быстро падать, приближаясь к уровню физического выживания. Как следствие, социальная напряженность возрастает, что вынуждает увеличивать затраты на поддержание порядка и усиление силовых органов (армии, полиции, тюремной системы и т.п.). Эти непроизводительные расходы ведут к еще большему ухудшению экономической ситуации (см. рис.3.). Таким образом, стремление элиты сохранить и преумножить свои доходы за счет увеличения прямых и косвенных налогов приводит к усугублению ухудшающейся социально-экономической ситуации.

–  –  –

Рисунок 3 – Типичная динамика накоплений населения (пунктирная линия) и элиты (сплошная линия) при увеличивающейся ставке налога b (штрих-пунктирная линия) (по оси абсцисс – время в отн. ед., по оси ординат

– накопления в отн. ед., уровень физического выживания населения Y0 =1) Рисунок 4 – Типичный вид зависимостей VX(t) и С1(t) Возникает замкнутый круг, который приводит к кризису и завершается вынужденным уходом «старой» элиты и заменой ее на «новую». Затем все повторяется снова (рис.4).

Природа и общество в процессах взаимодействия В «традиционных» аграрных обществах периоды смены элит сопровождались мощными социальными потрясениями (пример – смена династических циклов в истории Китая). В Новое время была реализована технология «упреждающей»

смены управленческих элит через всеобщие выборы, что позволило снизить амплитуду колебаний этого циклического процесса (рис.5) и не доводить дело до серьезных социальных беспорядков и дестабилизации общества.

Рисунок 5 – Типичный вид зависимостей VX(t) и С1(t) при смене управленческих элит в результате выборов Модель (2), описывающая динамику накоплений, отражает экономический аспект эволюции элит. Это лишь один из аспектов, влияющих на процессы социальной самоорганизации и на возникновение институциональных структур, от устойчивости которых зависит стабильность общества в целом. Рассмотрим вопросы социальной самоорганизации более подробно.

Социоестественная история

2. Социальная самоорганизация и институциональные структуры Каковы особенности самоорганизации, есть ли закономерности в формировании социальных систем (СС). Каким образом удается социальным системам добиться устойчивости к дестабилизирующим воздействиям?

Для этого им надо решить следующие основные проблемы:

• (А) обеспечить возможность экономического выживания и развития (обеспечение материальных потребностей членов СС);

• (Б) обеспечить эффективное управление социальной системой;

• (В) обеспечить социально-психологическую стабильность СС при наличии разновекторных интересов ее членов (снижение конфликтности внутри СС).

Исследования [4-10] показывают, что эффективность различных способов решения указанных проблем в существенной мере зависит от того, в каких внешних условиях находится социальная система и какие приоритетные задачи перед ней стоят.

Не вдаваясь в детали использовавшегося методического и математического аппарата и отсылая интересующихся к указанным работам, приведем результаты исследования.

Если социальная система находится под воздействием постоянных внешних угроз, испытывает недостаток ресурсов и приоритетными (жизненно важными) для нее являются задачи безопасности (обеспечение выживания в сложных природно-социальных условиях), то в результате процессов самоорганизации в ней формируется так называемая Х-структура [4, 9, 10], для которой характерно институциональное сочетание «централизованное распределение материальных благ – директивная (иерархическая) система управления – примат коллективизма в общественном сознании». Сутью этой структуры является объединение общих усилий для борьбы с внешней (для общества) угрозой. Эта структура объективно способствует усилению центральной власти и может быть охарактеризована как «объединение слабых вокруг сильного».

Природа и общество в процессах взаимодействия Продолжение таблицы Если же серьезных угроз существованию социальной системы нет, ресурсов достаточно, то приоритеты смещаются в сторону повышения индивидуального благосостояния, и в результате самоорганизации формируется так называемая Y-структура [4, 9, 10], для которой характерно институциональное сочетание «рыночные отношения либерального типа – адаптивная (демократическая) система управления – примат индивидуализма в общественном сознании». Это конкурентное общество, не заинтересованное в усилении центральной власти (которое может ограничивать свободу действий индивидов), оно против монополизма в различных его проявлениях и реализует принцип «объединение слабых против сильного».

Основные отличительные черты этих социальных структур отражены в таблице 1[4].

Таблица 1.

Отличительные особенности Х- и Y-типов социальных структур Характери- X-структура Y-структура стика Институцио- 1. Регулируемая экономика 1. Либеральная экономика нальные осо- 2. Директивная централизоАдаптивная (демократибенности ванная система управленияческая) система управления

3. Примат коллективизма 3. Примат индивидуализма в в социально-психологиче- социально-психологической ской сфере сфере Условия фор- - серьезные внешние угрозы;

- отсутствие серьезных мирования - недостаток ресурсов внешних угроз;

- разнообразие ресурсов Характер конкуренция социумов конкуренция индивидов конкуренции (выживает сильнейший со- (выживает сильнейший инциум) дивид) Цель выживание и безопасность повышение индивидуальносоциума го благосостояния Способ до- объединение слабых вокруг объединение слабых против стижения сильного (сильная цен- сильного (слабая центральцели тральная власть) ная власть)

–  –  –

Важно, что данные типы социальных систем отличаются не только структурой, но и механизмами самоорганизации и обеспечения устойчивости (выживаемости): то, что хорошо для одной структуры, плохо для другой, и наоборот, и это делает сложным согласование Х- и Y-элементов в одном социуме. Тем не менее, сочетание Х- и Y-элементов существует всегда, поскольку любое общество вынуждено одновременно решать задачи и безопасности, и развития. Так, внутри X-обществ всегда существуют подсистемы, организованные по Y-принципу (например, рыночно-торговый сегмент в аграрных обществах), а в Y-обществах – подсистемы, организованные по X-принципу (например, армия и силовые структуры, системы государственного социального обеспечения в современных Западных странах). При этом соотношение X- и Y-элементов в конкретном обществе непостоянно во времени; сильнее всего оно зависит от изменения внешней ситуации: от увеличения или снижения ресурсной базы, от изменения опасности угроз существованию социума. Однако в конечном счете устанавливается определенный баланс X- и Y-элементов во всех подсистемах социума, но непременно при доминировании на верхнем уровне либо X-, либо Y-структуры.

Итак, в процессе социальной эволюции в результате взаимодействия с природно-социальной средой каждая социальная система приобретает либо X-, либо Y-облик (хотя и с определенным присутствием элементов противоположного типа). Важно то, что насильственное внедрение в Х-структуру Природа и общество в процессах взаимодействия Y-элементов (или наоборот: в Y-структуру Х-элементов) пусть даже с благими намерениями, как правило, приводит к ухудшению качества и снижению устойчивости системы (пример этого – либеральные реформы девяностых годов прошлого века в России).

Важно, что этические воззрения в X- и Y-системах различны. В обеих системах провозглашается стремление к добру, однако способы достижения добра существенным образом отличаются друг от друга. В Х-системе это достигается путем декларации добра, равнения на общие для всех образцы нравственного поведения (этическая система № 2 по В.А.Лефевру [11]). В Y-системе это достигается путем запрета зла, наказания за нарушение общих для всех законов и правил (этическая система № 1 по В.А.Лефевру [11]). Различие X- и Y-систем на уровне этики и социальной психологии часто приводит к тому, что члены этих систем попросту не понимают друг друга и не способны согласовать свои позиции в ходе диалога.

3. Взаимодействие элиты и общества:

из прошлого в будущее Из изложенного ранее ясно, что если элита и остальная часть общества живут в разных условиях и решают разные задачи, то процессы социальной самоорганизации в этих социальных группах идут в разных направлениях, приводя к формированию существенно различающихся институциональных структур, что в свою очередь порождает внутренние противоречия и провоцирует социальную напряженность.

Историческая эволюция взаимодействия элиты и общества как институциональных структур схематически1 может быть представлена следующим образом:

а) первоначально (в догосударственный и раннегосударственный период человеческой истории) общества, бывшие тогда исключительно аграрными, решали задачу выживания (физического – в борьбе с природой и социальПриведенный ниже анализ носит очень обобщенный характер и предназначен лишь для обозначения основных тенденций.

Социоестественная история ного – в борьбе с соседями). В них естественным образом формировались X-структуры, смыслом которых было объединение слабых вокруг сильного (ОСВС). Общество объединялось вокруг элиты, а элита – вокруг своих лидеров (вождей). Объективно интересы элиты и основной части общества совпадали. Только такая синхронизация усилий и институциональное единство давали обществу шанс на выживание. Эту ситуацию схематично можно обозначить как «Xэ – Xн», где Xэ – институциональная структура, характерная для элиты, а Xн – институциональная структура, характерная для остальной части населения2;

б) в дальнейшем, когда элита отделилась от общества и возникли социальные перегородки, единство общества было утрачено. Взаимодействие населения с элитой по типу «свой-свой» сменилось на взаимодействие по типу «свойчужой». Особенно ярко это проявлялось в государствах, которые образовались в результате завоеваний: элита, которая формировалась из представителей этноса-завоевателя, изначально воспринималась как «чужая» завоеванным населением. Население объединяло свои усилия для коллективного выживания и сопротивления давлению со стороны элиты. Элита объединялась вокруг своих лидеров для коллективного давления на население и принуждения его к повиновению. Таким образом, схема «Xэ – Xн» взаимодействия элиты и населения сохранилась, но с учетом смены типа этого взаимодействия с «свой-свой» на «свойчужой»;

в) описанная выше ситуация была типична для аграрных обществ. Со временем, когда экономическая ресурсная база расширилась (имеется в виду, прежде всего, ресурсная база элиты), частное предпринимательство стало давать 2 Естественно, это очень упрощенное представление институционального устройства общества, поскольку, как уже говорилось, социальных групп в каждом обществе достаточно много и для каждой группы характерно свое сочетание Х- и Y-элементов. Здесь мы выделяем наиболее важные, базовые соотношения, решающим образом влияющие на тип социальных взаимодействий в обществе.

Природа и общество в процессах взаимодействия все большую отдачу, стали нарастать тенденции к усилению Y-элементов в обществе. Наиболее ярко это проявилось в Англии начиная с XVI в. Королевская власть была в значительной степени ограничена парламентом, аристократические роды были сильно ослаблены в результате войны «Алой и Белой розы», мелкопоместные дворяне – джентри – стали активно заниматься предпринимательством. В конечном итоге джентри стали главной движущей силой Английской революции XVII в., а также основой новой английской элиты. Для этого социального слоя характерны Y-черты, в результате новая английская элита сформировалась как структура с преобладанием Y-элементов. Ситуации в английском обществе после революции стала соответствовать схема «Yэ – Xн», показывающая, что элита стала вести себя по Y-правилам, а основная масса населения продолжала жить по-прежнему

– по X-правилам. Различие институциональных структур элиты и основной части населения – свидетельство наличия серьезных внутренних напряжений и нестабильности в обществе. Такое общество неустойчиво, его трансформация неизбежна;

г) в английском обществе трансформация шла по пути от «Yэ – Xн» к «Yэ – Yн», то есть в результате постепенного перехода в Англии от аграрного к индустриальному обществу, основанному на рыночных отношениях, основная часть населения Англии вслед за элитой стала жить по правилам Y-структуры. В настоящее время в развитых странах Запада установилось именно такое институциональное соотношение: «Yэ – Yн», когда Y-структура характерна и для элиты, и для народа (так называемое «демократическое общество всеобщего благосостояния»). Единство институциональной структуры обеспечивает возможность смягчения социальных дисбалансов и разрешения конфликтных ситуаций без социальных взрывов (например, с помощью выборных процедур, проведения референдумов и т.п.);

д) в странах догоняющего развития с исходным состоянием типа «Xэ – Xн» возможна ситуация, когда правящая элита Социоестественная история берет курс на формирование Y-общества (как в развитых странах), но делает это Х-методами. В этих случаях говорят о социально-экономической модернизации, проводимой авторитарными режимами (примером этому является Южная Корея во времена правления Пак Чжон Хи).

Такие методы нередко дают эффект, но в результате образуется неустойчивая структура типа «Xэ – Yн»; авторитарный режим, инициировавший процессы модернизации, начинают обвинять в отсутствии демократичности, возникает социальная нестабильность, которая может кончиться для режима плачевно (примером этому является судьба режима Хосни Мубарака в Египте во время «Арабской весны» 2011 г.). При этом в дальнейшем возможен как переход к структуре «Yэ – Yн» (замена авторитарного режима на «демократический»), так и откат к структуре типа «Xэ – Xн».

Таким образом, в ходе исторического развития происходят процессы трансформации и поочередной смены доминирования Х- и Y-структур как в государстве в целом, так и внутри отдельных социальных групп.

Если мы рассмотрим макроисторическую эволюцию социальных структур, то увидим следующее. На рис.6 приведен график изменения численности городского населения мира, наглядно отражающий чередование периодов относительно спокойного эволюционного развития и периодов резких изменений (эпох перемен).

Эпохи перемен связаны с мощными технологическими сдвигами, резко расширяющими ресурсную базу и технические возможности человека, ускоряющими экономическое и культурное развитие. В глобальные эпохи перемен (рис.6) происходит естественное смещение институциональных структур в сторону усиления Y-элементов (недаром греческая демократия возникла и существовала в «осевое время» по К.Ясперсу [13]), а по завершению этих эпох, когда ситуация стабилизируется и ресурсный рост прекращается, происходит смещение институциональных структур в сторону усиления Х-элементов [4].

Природа и общество в процессах взаимодействия

Рисунок 6 – Численность городского населения мира в логарифмическом масштабе, млн. чел. (для городов с населением более 10000 чел.) [12] Где мы находимся сейчас? Из рисунка видно, что современный период – это эпоха перемен (аналогичная «осевому времени» Ясперса) и эта эпоха заканчивается.

В ближайшие десятилетия мир ожидают сильные изменения:

• глобальный демографический переход (который в конечном итоге приведет к стабилизации численности населения Земли, но при этом будет сопровождаться серьезными социально-политическими потрясениями);

• радикальная перестройка современной экономической системы и экономических отношений, ограничение экономического роста;

• радикальное изменение современной политической системы (окончание доминирования Y-структур).

Соответственно в исторической перспективе ожидается сдвиг в сторону усиления Х-структур, к формированию системы глобального регулирования. Вопрос заключается в том, на каких основаниях будет осуществляться это регулирование. Здесь необходимо сказать следующее.

Глобализация усиливает экономические связи между странами и повышает их специализацию в мировом разделении труда. Специализация с усилением глобализации будет неуклонно повышаться. Биологическим аналогом полностью Социоестественная история глобализованной системы является организм, где каждый орган выполняет свою, жизненно необходимую для организма функцию. В организме все органы одинаково важны и «заинтересованы» в эффективной работе друг друга, «дискриминация» отсутствует.

Мировая система исторически движется по направлению к созданию такого единого организма, работа которого будет согласовываться, регулироваться и контролироваться единым центром, который условно можно назвать мировым правительством. Вопрос лишь в том, как будет происходить данный глобальный переход от конкурирующих кластеровгосударств к единому Мир-организму (являющемуся следующей стадией развития Мир-системы И.Валлерстайна [14]).

Путей формирования Мир-организма может быть два.

Первый путь: нынешний экономический лидер США и его союзники – приверженцы либерально-рыночной парадигмы, яркие представители Y-структур – выстраивают глобализацию под себя, руководствуясь принципами максимизации прибыли (своей) и «экономической эффективности».

При этом положение Запада как бенифициара мирового развития сохраняется, страны периферии подстраиваются под потребности Запада, обслуживают его интересы. Оппозиция «Центр-Периферия» сохраняется и усугубляется, отношения между странами неравноправны. По существу, формируется структура «Xэ – Yн», где Yн относится к населению мира, вовлеченного в мировую торговлю по рыночным Y-правилам, а Xэ относится к мировой элите (мировому правительству) – консолидированной иерархически организованной группе, управляющей миром в своих интересах.

Второй путь: «общественный договор» стран мира (глобальный консенсус) по поводу путей развития на основе согласованных целей и общих интересов с учетом мирового разделения труда. Этот путь основан на отказе от выбора принципа «максимизации прибыли» в качестве системообразующего, на выстраивании новой системы международных экономических и политических отношений, максимальным образом учитывающих культурно-исторические осоПрирода и общество в процессах взаимодействия бенности стран, их опыт и возможности при формировании единого социально-экономического мирового организма.

Будет ли будущий Мир-организм Y-системой? Представляется, что не будет, как бы этого ни хотели США и их союзники. Дело в том, что устойчивость либерально-рыночной экономики, основанной на конкуренции, возможна только при наличии притока дополнительных ресурсов («игра с положительной суммой»). Именно получение дополнительных ресурсов являлось целью политики глобализации, проводимой Западными странами. Однако будучи реализованной, глобализация ставит предел возможностям роста, основанным на внешней экспансии. По завершению глобализации неизбежен переход к «игре с нулевой суммой», а в этих условиях Y-структуры теряют свою эффективность, необходим переход к согласованному перераспределению материальных, трудовых, интеллектуальных ресурсов.

Будет ли будущий Мир-организм Х-системой? Думается, что тоже не будет, поскольку Х-структура формируется тогда, когда имеется сильный внешний враг, угрожающий самому существованию системы. После завершения глобализации и включения всех стран в Мир-организм понятие «внешнего врага» исчезает (если не брать всерьез фантастический сценарий борьбы с внеземными цивилизациями), соответственно исчезают необходимые основания для формирования Х-структуры.

Какие же тогда возможны варианты? Логичным в этой ситуации является вариант формирования комбинированной структуры, объединяющей Х и Y-элементы. Однако, как уже говорилось выше, такие структуры неустойчивы, они могут существовать только при наличии специальных социальнопсихологических механизмов, повышающих устойчивость.

В этих условиях очень важным оказывается исторический опыт России.

Социоестественная история

4 Взаимодействие элиты и общества:

цивилизационный опыт России В настоящий момент Россия переживает серьезный кризис.

Попытка перехода на Западный путь развития привела к резкому социальному расслоению российского общества. С одной стороны сформировалась новая торгово-промышленная, финансовая и государственно-бюрократическая элита, реально распоряжающаяся ресурсами страны и живущая по западным Y-стандартам. С другой стороны, уровень жизни основной части общества понизился, эта часть населения вынуждена каждодневно решать проблемы экономического выживания и живет по законам Х-системы.

Проблема заключается в том, что эти два слоя живут в разных условиях:

первый – в условиях избыточной (по российским меркам) материально-ресурсной обеспеченности, второй – в условиях ее недостаточности. Соответственно, как показывают результаты математического моделирования, в этих двух слоях идут противоположные процессы социально-психологической самоорганизации. В первом слое усиливаются и укрепляются либерально-индивидуалистические тенденции в сознании, во втором слое воспроизводятся коллективистские социально-психологические установки. Таким образом, объективно идет процесс разъединения российского общества на две социальные страты, отличающиеся не только уровнем доходов, но и, что более существенно – самим типом мышления.

Как уже говорилось выше, речь идет о двух разных типах этических систем, в которых понятия «добра» и «зла» диаметрально противоположны.

То что приветствуется в рамках одной этической системы, осуждается в другой. Причем в работе [15] показано, что эти этические системы обладают свойством устойчивости, вследствие чего самопроизвольный и плавный переход между ними невозможен. Одна система может быть заменена другой только путем вытеснения [16], но не симбиоза; совместное их сосуществование в одном обществе приводит к постоянным психологическим конфликтам и дезорганизации социальной жизни.

Природа и общество в процессах взаимодействия В современном российском обществе приверженцами этих двух этических систем являются сторонники «правых»

и «левых» идей. Эти социальные страты не способны понять друг друга, что уменьшает возможность общенационального объединения, благодаря которому побежденные во второй мировой войне Германия и Япония преодолели послевоенный кризис и стали могучими экономическими державами.

Современная ситуация в Российской Федерации напоминает ситуацию в послепетровской России, когда российская элита – дворяне – стали ориентироваться на западноевропейские стандарты в культуре и материальном потреблении, что в конечном итоге привело к полному размежеванию дворянского и крестьянского миров и к социальному взрыву начала ХХ в.

Спецификой России являются высокие производственные издержки, обусловленные суровыми природно-климатическими условиями и не позволяющие достичь одинакового с Западными странами уровня потребления для всего общества [17]. Поэтому надеяться на скорое появление в России многочисленного среднего класса, являющегося социальнополитическим стабилизатором в странах Запада, бесполезно.

Процессы самоорганизации в современной России ведут, как показывает моделирование [18], к усилению имущественной и социально-психологической поляризации и конфронтации социальных страт. В этих условиях важнейшую роль приобретает политика государственной власти. Задача национально ориентированного руководства страны заключается в целенаправленном влиянии (в отличие от западного принципа laisser-faire) на процессы социальной самоорганизации с целью смягчения разнонаправленных тенденций и консолидации общества. В условиях России автоматизм решения социально-экономических задач не более чем иллюзия (вспомним слова реформаторов-рыночников начала 1990-х г.: необходимо лишь ввести в России рынок, а он сам все расставит на свои места). Невозможно прежде поднять экономику и лишь затем решать социальные задачи. Повышенная затратность российского производства (резко снижающая его конкурентоспоСоциоестественная история собность) делает этот путь нереальным, он ведет лишь к усилению внутренних социальных противоречий. Путь должен быть другим: от консолидации общества, через осознание им общенациональных задач (как это было в Германии, Японии, Китае, странах ЮВА), через самоограничение и примат общенациональных задач над личными – к подъему и развитию экономики. Этот путь возможен только при условии целенаправленной политики государства.

Каковы перспективы развития российского государства в этих условиях?

Для исследования вопросов устойчивости развития России в современном мире была разработана компьютерная модель [19], описывающая межгосударственное противоборство на основе математического моделирования конкурентной борьбы между различными странами. Результаты моделирования показали, что внутренняя устойчивость и сопротивляемость социально-экономических систем (включая государства и их союзы) к дестабилизирующим воздействиям различного типа в значительной степени зависят от отношения уровня антагонистичности отношений элементов внутри системы к уровню антагонистичности отношений между системами (аналогами этих характеристик в биологии является интенсивность внутривидовой и межвидовой борьбы). Другими словами, внутренняя устойчивость и консолидация общества повышаются, когда уменьшаются противоречия и снижается конфликтность внутри общества, и с другой стороны, когда возникает общий внешний враг (или общая угроза) [20].

Первый фактор – снижение конфликтности внутри общества – означает достижение национального единства, осознание общих целей всеми социальными слоями. В условиях растущего имущественного неравенства в многонациональном и многоконфессиональном российском обществе достижение единства является чрезвычайно сложной задачей. О необходимости государственного регулирования экономических отношений и проведении продуманной социальной политики в России говорилось ранее. Важным самостоятельным вопросом является поиск объединяющих Природа и общество в процессах взаимодействия идей, консолидирующих многонациональное российское общество. Насаждение вместо пролетарского интернационализма русского национализма приведет лишь к дальнейшей дестабилизации. Общим для всех народов, живущих на территории России, является суровость природно-климатических условий. Этот фактор, существенно усложняющий экономическое развитие, может, с другой стороны, оказаться точкой кристаллизации нового российского самосознания.

Общие проблемы объединяют. Россия это не просто географическое понятие, это цивилизация, объединение народов, задачей которых является выживание и развитие в суровых внешних условиях. России присущ способ социальной самоорганизации, культивирующий коллективистские ценности.

В этом смысле все, кто долго живет в России, постепенно становятся русскими. Конечно, речь не идет о лубочной идеализации российского коллективизма (его отрицательными проявлениями являются склонность к иждивенчеству, подавление конкурентных начал в экономической деятельности и т.п.). Здесь речь идет о том, что коллективизм это естественный для российской цивилизации способ выживания и существования. Его не нужно ломать и искоренять во имя повышения экономической эффективности, его нужно использовать оптимальным образом, минимизируя имеющиеся у него отрицательные стороны. Высокая эффективность экономического развития достигается и в обществах с коллективистскими ценностями (Япония, Китай, Индия, страны ЮВА и др.). В России же есть свои артельные традиции, объединяющие экономическую активность с коллективистской психологией. Так что нужно лишь вдумчиво подойти к этой проблеме на государственном уровне.

Второй фактор, как правило, предполагает наличие в общественном сознании образа общей угрозы, что способствует консолидации социума, несмотря на имеющиеся в нем внутренние противоречия. Часто правители государств ради снижения внутренних напряжений провоцировали внешнюю напряженность. Так было во времена «холодной войны», которую и США, и СССР использовали для данных Социоестественная история целей, а также для усиления своего влияния на союзные страны. Так происходит и сейчас, когда США, лишившись серьезного противника в лице СССР, усиленно раздувают образ врага в лице мирового терроризма, «стран-изгоев» и т.п.

Что касается России, то специально создавать образ внешнего врага в современной ситуации безрассудно и недопустимо. Наоборот, сейчас очень важно не оказаться втянутыми в международные конфликты, необходимо сосредоточиться на решении внутренних российских проблем. Усиление рассматриваемого фактора может быть достигнуто не за счет усиления политической и военной конфронтации с другими странами, а за счет прагматичного позиционирования России в мировом сообществе, четкого формулирования и последовательного отстаивания своих национальных интересов и цивилизационных особенностей. Другими словами должна быть высокая степень самооопределения России, но не конфронтационная, как во времена СССР, а культурноцивилизационная, как это делают в настоящее время Япония или Китай. Должно быть осознание миссии России в сложных современных мировых процессах.

Здесь уместно вернуться к вопросу о значении исторического опыта России для формирования институциональной структуры будущего Мир-организма. Как уже говорилось, логичным было бы формирование комбинированной структуры, преодолевающей внутреннюю взаимную конфликтность Х- и Y-элементов. Однако возможно ли это, есть ли какие-то исторические примеры формирования подобных структур? Оказывается есть. Это пример России.

Дело в том, что в России ни Х-, ни Y-институциональное состояние не могло реализоваться в своем «классическом»

виде. Неоднократные попытки идти то по Х-, то по Y-пути воспринимались как шараханье из стороны в сторону, но не давали желаемого результата. Причина этого во многом заключалась во влиянии российских геополитических и природно-климатических условий, делавших неэффективными «западные» (Y) и «восточные» (Х) рецепты повышения устойчивости социума.

Природа и общество в процессах взаимодействия Российская специфика заключалась в следующем. Живя в суровых природно-климатических условиях при наличии постоянного военного давления со стороны агрессивных геополитических соседей, русский этнос мог выжить только при наличии сильной центральной власти, аккумулирующей имеющиеся ресурсы для противостояния внешним угрозам.

Поэтому основным социальным императивом в российских условиях был Х-императив: «объединение слабых вокруг сильного». С другой стороны, в силу недостаточности ресурсов их концентрация была возможна только в результате мобилизационных мер, что ограничивало развитие рыночных отношений и неизбежно повышало внутреннюю конфликтность в обществе. Кроме того, жизнь на русской равнине совместно с множеством других этносов была возможна только при установлении с ними добрососедских отношений (другими словами, при снижении внешней конфликтности).

Это противоречивые требования, выполнение которых приводит к снижению социальной устойчивости и повышенной уязвимости общества Х-типа. России пришлось выработать свой уникальный (выделяющий ее в отдельную цивилизацию-государство) способ повышения устойчивости общества, который заключается в резком снижении внутренней конфликтности, в достижении единства социума с помощью как социально-психологических механизмов, так и целенаправленных административных мер. Наиболее значимыми и надежными являются социально-психологические механизмы, оказывающие влияние на формирование национального характера. В результате у русского этноса исторически сложились и закрепились такие психологические черты, как терпение, коллективизм, непротивление власти, толерантность к другим народам и культурам. Без этих черт характера независимое существование русского этноса и российской государственности было бы невозможно. Эти черты резко отличали русский этнос от остальных народов и были не проявлением слабости (как это порой тенденциозно трактуется), а психологическими механизмами, обеспечивающими его устойчивость и «живучесть» в критических условиях.

Социоестественная история Психология русского народа, благодаря которой общество стало устойчивым даже в экстремальных условиях, предоставляла центральной власти кредит доверия в надежде, что он будет использован в интересах всего общества. Государство в России призвано быть сильным и ответственным.

К сожалению, оно редко оправдывало свое предназначение.

Власть пользовалась ресурсами, предоставляемыми ей обществом, но часто распоряжалась ими бездарно, особенно в мирное время. И это обратная сторона медали.

Несмотря на указанную проблему ответственности власти, исторический опыт России оказывается в современной мировой ситуации чрезвычайно важным. Культурно-историческая заслуга России заключается в освоении огромных пространств, в создании технологий социального общежития и обеспечения жизнедеятельности в суровых природных и геополитических условиях.

Особенностями цивилизационного опыта России, которые могут оказаться востребованными в процессе формирования Мир-организма, являются:

• опыт проведения несиловой «глобализации» разнородных этнических и экономических пространств на территории Российской империи и СССР (российская «глобализация»

Евразийских территорий – 1/6 части суши – была проведена довольно успешно и достаточно бесконфликтно в условиях сильной разнородности регионов с обеспечением их экономической специализированности);

• отработка методов социальной интеграции этнически разнородного населения (и их элит) в Российской империи и СССР (дружба народов Советского Союза была не на словах, а на деле);

• опыт решения важнейших экономических и политических проблем как больших проектов (мегапроектов), например:

«Москва – третий Рим» (при Иване III), «окно в Европу»

(при Петре I), «построение социализма» (при СССР). Освоение и развитие новых технологий осуществлялось как инструмент для достижения амбициозных целей в рамках мегапроектов (например, освоение кораблестроения в рамках мегапроекта «окно в Европу», создание атомной Природа и общество в процессах взаимодействия энергетики и ракетостроения в рамках мегапроекта «построение социализма» и т.п.);

• актуализация духовных (не рыночных) стимулов в реализации мегапроектов, опора на особенности культуры, а не на стремление к прибыли.

При этом, как указывалось ранее, основную роль в обеспечении устойчивости российского общества и российского многонационального государства, охватывающего значительную часть Евразии, играли социально-психологические механизмы. Не исключено, что именно этот опыт повышения устойчивости общества через актуализацию социальнопсихологических механизмов будет наиболее ценен для формирующегося Мир-организма, поможет бесконфликтно согласовать в нем Х и Y-элементы в нужной пропорции.

Исторический прецедент подобной ситуации уже был.

Как уже говорилось ранее, историческим аналогом современной эпохи является окончание «осевого времени» (см.

рис.6). Тогда тоже была своя «глобализация»: образование огромных империй, усиление экономических связей внутри этих империй при наличии этнической, культурной, религиозной разнородности населения. Для каждой империи (в том числе и для Римской) с необходимостью возникала и становилась все более актуальной задача объединения разнородных территорий и народов в единый организм. Для этого пробовались различные средства, в том числе идеологические (например, внедрение культа императора на территории Римской империи), но безрезультатно. Задача оказалась разрешимой, когда возникло христианство, которое резко отличалось от всех предыдущих религий по своим принципам. Если раньше было: «око за око, зуб за зуб» (естественный принцип Х-системы), то сейчас стало: «если тебя ударили по правой щеке, подставь левую». Были провозглашены универсальные ценности, духовное было поставлено выше материального. И мир действительно изменился (за счет снижения внутренней конфликтности), произошел фазовый переход к новой исторической эпохе (рис.7).

Социоестественная история

Рисунок 7 – График численности городского населения мира (млн чел.) с указанием переходных эпох и поворотных идеологий Мы сейчас находимся в точно такой же ситуации. Только глобализация сейчас не локальная (в рамках империи), а истинно глобальная в рамках мира в целом. Мы должны будем неизбежно перейти от нынешнего доминирования Y-систем к абсолютно новой глобальной системе, устойчивость которой будет основана на новой идеологии, новой духовности.

Должен будет произойти и фазовый переход во взаимоотношениях общества и элиты от системы «свой-чужой» на систему «свой-свой». Однако, насколько длительным и сложным будет этот переход, сказать пока трудно.

Литература

1. Турчин П.В. Историческая динамика: На пути к теоретической истории. — М.: УРСС, 2008.

2. Михайлов А.П. Математическое моделирование динамики распределения власти в иерархических структурах // Математическое моделирование, 1994, т.6, №6, с.108–138.

3. Дмитриев М.Г., Павлов А.А., Петров А.П. Развитие модели «власть – общество – экономика» // Сборник «Математическое моделирование социальных процессов». Вып.

Природа и общество в процессах взаимодействия 10, 2009, с. 17-29.

4. Малков С.Ю. Социальная самоорганизация и исторический процесс: Возможности математического моделирования. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

5. Малков С.Ю., Ковалев В.И., Коссе Ю.В., Малков А.С. Математическое моделирование социально-экономических процессов. Применение моделей к анализу перспектив российских реформ // Стратегическая стабильность, 1999, №1, с.34-46.

6. Малков С.Ю., Ковалев В.И., Коссе Ю.В., Малков А.С. Российские модернизации последнего столетия в свете математического моделирования // Технико-экономическая динамика России: техника, экономика, промышленная политика. М.: ГЕО-Планета, 2000, с.215-238.

7. Малков С.Ю. Математическое моделирование исторической динамики: подходы и модели // Моделирование социально-политической и экономической динамики / Ред.

М.Г.Дмитриев. – М.: РГСУ, 2004, с.76–188.

8. Малков С.Ю., Малков А.С. О влиянии природно-климатических факторов на особенности социально-психологического и экономического развития обществ // История и синергетика: Математическое моделирование социальной динамики. – М.: КомКнига, 2005, с.49-69.

9. Кирдина С.Г. X и Y-экономики: Институциональный анализ. – М.: Наука, 2004.

10. Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. – Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001.

11. Лефевр В.А. Алгебра совести. – М.: Когито-Центр, 2003.

12. Коротаев А.В. Макродинамика урбанизации МирСистемы: количественный анализ // История и математика: Макроисторическая динамика общества и государства. – М.: КомКнига, 2007.

13. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Республика, 1994.

14. Wallerstein I. Economic Cycles and Socialist Policies // Futures, 1984, №16/6, р.579–585.

Социоестественная история

15. Малков С.Ю. Дилемма “Запад – Восток”: закономерности различий // Стратегическая стабильность, 2004, №3, с.9-18.

16. Чернавский Д.С., Чернавская Н.М., Малков А.С., Малков С.Ю. Борьба условных информаций // История и синергетика: Математическое моделирование социальной динамики. – М.: КомКнига, 2005, с.88-102.

17. Паршев А.П. Почему Россия не Америка. – М.: Форум, 2001.

18. Малков С.Ю., Ковалев В.И., Коссе Ю.В., Малков А.С. Российские модернизации последнего столетия в свете математического моделирования // Технико-экономическая динамика России: техника, экономика, промышленная политика. М.: ГЕО-Планета, 2000, с.215-238.

19. Чернавский Д.С., Чернавская Н.М., Малков С.Ю., Малков А.С. Математическое моделирование геополитических процессов // Системные проблемы качества, математического моделирования, информационных и электронных технологий. Часть 7. Имитационное моделирование и конфликтология. – М.: Радио и связь, 2003. С.150-170.

20. Чернавский Д.С. Модель целеполагания и идеологическое единство России // О социально-экономических проблемах России. Выпуск 8. – М.: РИИС ФИАН, 2002, с.41-59.

Природа и общество в процессах взаимодействия

–  –  –

3 Из Введения к книге автора «Нелинейное будущее. Мегаисторические, синергетические и культурно-психологические предпосылки глобального прогнозирования» (М.:МБА, 2013). Исследование проводится по гранту РФФИ № 11-06-00143 Социоестественная история Мёд бы пить устами моего друга, физика, философа и писателя А.В. Кацуры, убеждённого (как и многие другие исследователи), что в прежние времена «человек не был способен разрушить среду обитания и не мог устроить общечеловеческий суицид» (Кацура 2000, с.154). Изучение истории антропогенных кризисов обнаруживает, что за два с половиной миллиона лет род Homo не раз оказывался на грани самоуничтожения – к этому были близки уже обитатели Олдовайского ущелья – или к такому исчерпанию доступных ресурсов, которое делало его дальнейшее существование проблематичным. Многие племена и социальные оазисы пали жертвой своей же недальновидной деятельности. Отчего до сих пор такие катастрофы не имели самоубийственных последствий в глобальном масштабе – действительно загадка, и, не разрешив её, обсуждать будущее мировой цивилизации преждевременно. При предварительном обзоре складывается впечатление, что, когда люди или их предки загоняли себя в тупик, будто с неба опускалась аура временного просветления – и обнаруживались неожиданные выходы. Разве не выглядит чудом, что при таких настроениях человечество выкарабкалось-таки из-под завалов середины века?.. С интенсификацией эволюционного процесса частота и напряжение антропогенных обострений возрастают. Между тем многие учёные и политики остаются под гипнозом ушедшего века, продолжая «готовиться к прошлой войне».

Прогнозные модели, публикуемые серьёзными глобалистами, нельзя назвать в буквальном смысле слова линейными, поскольку предлагаются альтернативные варианты и сценарии

– старый детерминизм уже не в моде. Однако, раскрывая нелинейную составляющую в любом реальном процессе, важно также различать градиенты нелинейности. Эта дифференциация составляет решающую особенность моделей, предназначенных для фиксации режимов с обострением, би- и полифуркационных фаз. Модель, в которой градиент нелинейности описываемого процесса недооценён, можно считать ситуативно линейной, и именно этот недостаток характеризует сегодня большинство глобальных прогнозов.

Природа и общество в процессах взаимодействия …Передо мной книга, подготовленная едва ли не самой именитой группой глобальных аналитиков – учёных, чья идея «пределов роста» сыграла неоценимую роль в экологическом просвещении государственных деятелей, предпринимателей и широкой публики (Медоуз и др. 2007). Развивая модели, впервые обнародованные в 1972 году, они двадцать лет спустя заявили, что «человечество уже вышло за пределы самоподдержания Земли», и в 2004 году (год английского издания книги) подтвердили свой вывод: «В последний раз человечество находилось на уровне самоподдержания в 80-х годах ХХ века.

В настоящее время мы за пределами на 20%». В частности, «общемировое производство зерна больше не в состоянии поддерживать рост населения» (по сведениям из других источников, зерна производится так много, что для поддержания цены некоторые компании бессовестно перерабатывают его в биотопливо – но это к слову). Пока, правда, «понимание проблемы во всём мире удручающе слабое», но «примерно через 10 лет (т.е. в 2014 году – А.Н.) последствия выхода за пределы будут уже хорошо заметны, а через 20 лет общество открыто признает факт выхода за пределы» (с.18-28).

Впрочем, отчаиваться не стоит, так как «последствия выхода за пределы поправимы». Надо только «вернуть мир в область самоподдержания» (с.19), «в рамки разумного»

(с.22) и «резко уменьшить численность населения до уровней, которые способна выдержать окружающая среда»

(с.18). Однако «переход к устойчивому развитию должен быть естественным и постепенным», и на него «уйдут века»

(с.290). Действительно, если, например, в каждой семье будут рождаться «не более двух детей» (с.287), то потребуются века, чтобы население Земли сократилось с нынешних 7 миллиардов до облюбованного многими демографами-глобалистами 1 миллиарда. Тем более что пока численность населения продолжает расти.

Но откуда века в запасе у человечества, уже вышедшего далеко за пределы возможностей планеты и пока не догадывающегося об этом? И что это за пределы, которые допустимо пересекать и через века в них возвращаться? Не логичнее Социоестественная история ли было бы признать без обиняков, что цивилизация окончательно катится в пропасть? Или речь всё-таки идёт лишь о ситуативных ограничениях, которые зависят от ряда переменных параметров, и модель, принимающая эти переменные за константы, даёт на выходе недостоверный прогноз?

Авторы обещали опубликовать четвёртое издание в 2012 году, в сороковую годовщину выхода книги, и было любопытно узнать, на сколько процентов теперь перекрыта несущая способность планеты. Однако профессор Д. Медоуз сообщил в личной переписке (и позволил мне обнародовать эту информацию), что нового издания не будет, и одна из причин в том, что картина вырисовывается слишком мрачная, а приемлемого решения не видно.

Профессор разочарован в неразумном человечестве, а по моему убеждению, принципиальное отсутствие конструктивной перспективы заложено в самих основах модели. Дело в том, что Медоуз и его многочисленные единомышленники упорно придерживаются экологической философии, сформированной в середине прошлого века и выражаемой простым постулатом: человечество – элемент биосферы. Далее посылки и выводы следуют с неумолимостью арифмометра, прикрываемой более или менее застенчивыми оговорками.

Не обойтись без намёка на то, что «элемент» этот аномальный, что эффекты его активности исключительно деструктивны и коль скоро люди не желают «жить по законам природы» (эта шальная формулировка десятилетиями кочует по экологическим текстам), им нет места на планете.

Но по законам природы – значит, биологически «некондиционные» младенцы, больные, покалеченные и стареющие «особи» должны быстро погибать, а между «популяциями»

должна вестись бескомпромиссная конкуренция за экологическую нишу. И, разумеется, нас должно быть несравненно меньше. Самые снисходительные «гуманисты» остановились на пресловутом миллиарде. Но, например, в учебном пособии, подготовленном группой ведущих российских экологов (Арский и др. 1997), общество сравнивалось с «взбесившимся муравейником» и оптимальная численность населения мира Природа и общество в процессах взаимодействия доведена до 10 млн. (каковой она была, по мнению авторов, в верхнем палеолите). Хотя это тоже полумера. Согласно расчётам, планетарная популяция животных, сопоставимых с человеком по размерам и типу питания, должна исчисляться вовсе не миллионами, а десятками тысяч особей (Капица и др. 1997). Такова вместимость естественной экологической ниши, но она почему-то давно уже не устраивает род людской. И если говорить без обиняков, в биоцентрическом контексте человек является таким же элементом биосферы, как раковые клетки – элементом поражённого ими организма.

А кто-то полагает, что агент Смит из фильма «Матрица» сам додумался до зловещей идеи: «Человечество – раковая опухоль на теле планеты»?

Литература второй половине прошлого века изобилует подобными гимнами мизантропии, включая требования радикально сократить население Земли (см. об этом Назаретян, Лисица 1997; Назаретян 2011). Оттуда же и мысль об окончательных пределах роста, читай: прогрессирующего разрушения природы человеком. Мрачные образы типа космического корабля с кончающимися запасами, простые, понятные и широко растиражированные, послужили своевременной острасткой для общества потребления, а ситуативно линейные экстраполяции методом шоковой терапии способствовали распространению того, что теперь называется экологическим сознанием и глобальным мышлением. Кстати, об отрезвляющей роли, какую сыграли их экстраполяционные модели, Медоуз с соавторами скромно умалчивают, продолжая жаловаться на человеческую непонятливость.

Между тем предельные модели мальтузианского типа шли вразрез с реалиями развивающихся технологий и опровергались системными расчётами, учитывающими большее число параметров. Теория самоорганизации подсказала, что внешние пределы не заданы раз и навсегда, но опосредованы переменными факторами, которые, в свою очередь, определяются творческими возможностями эволюции. Экономисты научились тоньше различать понятия и показали, как качественный рост потребления может сопровождаться Социоестественная история снижением ресурсных затрат. Наконец, обнаружилось, что в истории общества, а задолго до появления людей в истории природы «пределы самоподдержания Земли» пересекались многократно и бесповоротно.

Обсуждая, когда и как это происходило, мы обнаруживаем также, что ядерная война, глобальное исчерпание ресурсов и «демографическая бомба» – вызовы ХХ века, с которыми планетарная цивилизация в целом справилась. Благодаря чему и смогла плавно перейти в новое столетие.

Но XXI век принёс с собой новые угрозы, которых глобалисты часто не замечают, по инерции концентрируя внимание на вчерашних проблемах. На стыке веков различие между ними остроумно выразил американский программист Б. Джой: век оружия массового поражения сменяется веком знаний массового поражения (Joy 2000).

Для наступившей эпохи характерно стирание отчётливой грани между состояниями войны и мира, между боевыми, производственными и бытовыми технологиями (как в палеолите!). Новейшие виды оружия становятся всё более дешёвыми и доступными, выскальзывая из-под контроля государств и вменяемых правительств и становясь достоянием неформальных группировок, не умеющих системно отслеживать отдалённые последствия и не обременённых грузом глобальной ответственности. Всё это создаёт новые политические и экологические угрозы, когда для планетарной катастрофы не требуется «большая война».

Словами Т. Элиота можно сказать, что в ХХ веке история человечества с высокой вероятностью могла завершиться «взрывом», а теперь более правдоподобен финальный «всхлип».

Наличие «в анамнезе» человечества успешно преодолённых обострений обнадёживает, но не сулит спокойствия в будущем хотя бы потому, что глобальная эволюция вступила в режим беспримерного по крутизне ускорения. На горизонте вырисовывается фазовый переход такого масштаба и значения, какого ни человечество, ни биосфера в прежней истории не переживали.

Природа и общество в процессах взаимодействия Отслеживая аттракторы дальнейшего развития событий, условия, от которых может зависеть выход планетарной цивилизации на тот или иной аттрактор, мы используем три взаимодополняющих инструмента. Во-первых, модель Универсальной истории (Мегаистории), которая охватывает максимально доступную сегодня ретроспективную дистанцию от образования атомных ядер, галактик и звёзд до постиндустриальной цивилизации. Во-вторых, синергетический метод, обеспечивающий междисциплинарное видение предмета и помогающий раскрыть комплексный механизм обострения и разрешения эволюционных кризисов на разных стадиях универсальной эволюции.

В-третьих, эволюционную психологию, демонстрирующую, как неуклонно возрастала роль субъективной реальности («ментальных факторов») в причинно-следственных связях материального мира.

Сменив, таким образом, биоцентрическую призму на последовательно эволюционную, мы видим на Земле не только искалеченную биосферу, но и развивающуюся (через издержки и кризисы роста) антропосферу4 – систему качественно более сложную по структуре и по причинным зависимостям, в которой биота составляет одну из несущих подструктур. Мы убеждаемся, что экологические проблемы (включая кризисы и катастрофы) не просто выражают противоречия между обществом и природой – они всегда становились проекцией внутренних диссонансов в духовной культуре, а точнее, рассогласований в развитии человеческого разума. И что на данном этапе эволюции, как и прежде, качества разума более чем любой иной параметр системы определяют объективные пределы роста.

Анализ векторов (мега-трендов), стадий и механизмов эволюции – социокультурной, биологической и космофизической – позволил сформулировать ряд общезначимых системно-синергетических закономерностей. В частности, независимые расчёты, проведённые учёными разных спеЯ предпочитаю этот нейтральный термин близкому по значению, но ценностно более нагруженному термину ноосфера (сфера разума).

Социоестественная история циальностей в Австралии, России и США, показали, что на протяжении миллиардов лет глобальные фазовые переходы в развитии биосферы и затем антропосферы (предваряемые каждый раз масштабными кризисами) следовали друг за другом в соответствии с удивительно простой логарифмической формулой. Экстраполяция гиперболической кривой ускорения эволюционных процессов и привела исследователей к выводу о грядущей «сингулярности»: около середины века кривая может превратиться в вертикаль, т.е. скорость глобальных изменений устремится к бесконечности, а интервалы между глобальными фазовыми переходами – к нулю.

Какая предметная реальность скрывается за загадочным математическим результатом?

Легче всего предположить, что за фазовым переходом последует «нисходящая ветвь» истории, о неизбежности которой давно писали философы. На языке синергетики это означает, что система будет далее изменяться в сторону простого аттрактора: антропосфера быстро деградирует в биосферу, а биосфера – в сферу термодинамического равновесия; через некоторое время (временные оценки варьируют в зависимости от того или иного сценария) Земля превратится в нормальное космическое тело подобное Луне или Марсу. Сценарии, соответствующие такому развитию событий (конфликты с применением сверхновых, небывало дешёвых и доступных технологий, глобальный экологический обвал, биологическое вырождение человечества и т.д.), сравнительно легко прописываются и остаются вполне правдоподобными.

Горизонтальный странный аттрактор предполагает включение каких-то (неизвестных пока) механизмов консервации антропосферы на пике возможной сложности – своеобразный аналог «светлого коммунистического завтра». Сценарии такого рода могли бы составить временный компромисс, за которым рано или поздно опять-таки последует сползание системы в сторону термодинамического равновесия по законам классической физики.

Природа и общество в процессах взаимодействия

Наконец, вертикальный странный аттрактор – прорыв планетарной эволюции на качественно новый космический уровень с превращением разума (вероятно, уже сверхчеловеческого) в метагалактический фактор.

В книге (Назаретян 2013) намечены контуры вертикального аттрактора, теряющиеся в тумане содержательных и лингвистических неопределённостей. С опорой на новейшие работы авторитетных физиков, космологов, а также на работы специалистов по психологии творчества и эвристике показано, что не существует принципиальных ограничений на управление массой и энергией, пространством и временем (см. также Назаретян 2012). Но роковую роль в судьбе Земной (и любой иной) цивилизации может сыграть то, что, вопреки интуитивному убеждению, «законы психологии» на поверку окажутся более жёсткими и неумолимыми, чем «законы физики». Если диапазон контроля над собственными агрессивными импульсами несоразмерен диапазону контроля над внешними силами, то перспектива «космизации» остаётся чисто теоретической. Тогда, в соответствии с законом техно-гуманитарного баланса, следует ожидать, что цивилизация не справится с угрозами ускоренно развивающихся технологий и будет погребена под обломками своего декомпенсированного могущества.

Ключевую коллизию ХХ1 века составляет противоречие между двумя глобальными тенденциями. С одной стороны, ускоряющийся процесс информатизации, включающий необычайное расширение человеческих контактов и прозрачность планетарных событий («конец географии»), вытеснение линейного («книжного») мышления мышлением многомерным и «мозаичным» и т.д. С другой стороны, ренессанс всех разновидностей агрессивного фундаментализма. Судьба Земной цивилизации может решающим образом зависеть от того, успеет ли человеческий (сверхчеловеческий?) разум вырасти из пелёнок макрогрупповых идентификаций, всегда выстраивающихся в ментальной матрице «они-мы», религиозных и квазирелигиозных идеологий, выработав стратегические смыслы в рамках интегрального научного мировоззрения, формирующегося на наших глазах. Разум, мыслящий себя в Социоестественная история привязке к местечковым самоидентификациям, не способен стать планетарным и тем более космическим. Реанимация же средневековой ментальности в сочетании с растущей доступностью новейших технологий образует гремучую смесь, которая и взорвёт здание цивилизации; в итоге эволюционная история Земли завершится закономерным крахом.

Хотя долгосрочные векторы развития, фиксируемые на протяжении тысячелетий (например, сокращающийся коэффициент насильственной смертности при росте разрушительной мощи технологий), категорически опровергают расхожие сентенции о безнадёжной кровожадности человека и цивилизации, не приходится уповать на благодушные утопии: синергетический метод требует всегда отслеживать цену успеха. Даже оптимальные повороты, вытекающие из логики эволюционного сюжета, не могут не вызвать эмоциональное сопротивление нашего здравомыслящего современника. Потому что, хотим мы того или нет, действительная история – это всегда отказ от привычного и родного, и это всегда больно.

И, чтобы преодолеть барьер личного пристрастия, приходится неизменно повторять максиму Гераклита:

«Не мне, но Логосу внимая»… Но в переплетении сценариев, неизбежных жертв и возможных прорывов я ищу пространство для стратегических смысложизненных ориентаций, которые сегодня уже не требует мистических откровений, религий и идеологий: современная междисциплинарная наука, в отличие от классической, более не безразлична к ценностям, смыслам и горизонтам человеческого бытия. В естествознании, пронизанном эволюционными представлениями, разум, культура и мораль – не побочные эффекты вещественно-энергетических процессов:

духовная реальность видится фундаментальным феноменом, который, сыграв решающую роль в эволюции Земли, принципиально способен стать творческим фактором дальнейшего развития Метагалактики (см. также Назаретян 2012).

Анализируя возможные варианты глобального развития и немного утрируя для наглядности, рискну предположить, что сегодня наши земные жёны рождают потенциальных боПрирода и общество в процессах взаимодействия гов, которые в перспективе, теряя многие качества знакомого нам мира, обретут черты традиционно небесной – надчеловеческой – сущности, в том числе какие-то формы бессмертия и космического господства. Или поколение самоубийц, которым суждено стать свидетелями и действующими лицами необратимой катастрофы такого масштаба, какого прежним поколениям пережить не доводилось… Литература Арский, Ю.М., Данилов-Данильян, В.И., Залиханов, М.Ч., Кондратьев, К.Я., Котляков, В.М., Лосев, К.С. 1997 Экологические проблемы: что происходит, кто виноват и что делать? М.: МНЭПУ.

Капица, С.П., Курдюмов, С.П., Малинецкий, Г.Г. 1997 Синергетика и прогнозы будущего. М.: Наука.

Кацура, А.В. 2000 В погоне за белым листом. М.: Радуга.

Медоуз, Д., Рандерс, Й., Медоуз, Д. 2007 Пределы роста. 30 лет спустя. М.: Академкнига.

Назаретян, А.П. 2011 О прогнозировании в шутку и всерьёз // Историческая психология и социология истории, т.4, №1: 189=209.

Назаретян, А.Н. 2012. Нелинейное будущее и проблема жизненных смыслов // Историческая психология и социология истории, т.5, №2: 148-180.

Назаретян, А.П. 2013 Нелинейное будущее. Мегаисторические, синергетические и культурно-психологические предпосылки глобального прогнозирования. М.: МБА.

Назаретян А.П., Лисица И.А. 1997 Критический гуманизм versus биоцентризм // Общественные науки и современность, №5: 149-158.

Феклисов, А.С. 2012 Карибский ракетно-ядерный кризис // Историческая психология и социология истории, т.5, №2: 181-207.

Joy B. 2000 Why the future doesn’t need us? // Wired, April:

238-262.

–  –  –

Олейников Ю.В.

Институт философии РАН

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР В

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПОПУЛЯЦИИ

В статье анализируются естественные и социальные факторы эволюции человеческой популяции.

Ключевые слова: эволюция, естественный отбор, искусственный отбор, селекция, евгеника, человек, популяция, общество.

В этой статье речь пойдет о том, имеет ли место в человеческой популяции естественный отбор и если имеет, то какое влияние он оказывает на развитие человека не только как биологического существа, но и на его психическое развитие и проявление его сугубо социальных качеств, а также на эволюцию социальной формы движения материи в целом.

В истории науки имели место и доминировали разные концепции, по-разному отвечавшие на этот вопрос. Были сторонники Ч.Дарвина, были его апологеты и эпигоны, часто извращавшие его весьма осторожные суждения не только относительно отдельных положений учения, но и о всей теории естественного подбора, о которой сам ее основоположник говорил, что она ему «кажется… правдоподобной».

(Дарвин 1864: 370) Сам Дарвин показал, что естественный отбор в естественных условиях работает иначе, чем тогда, когда в процесс селекции домашних животных и растений вмешивается человек. Еще сложнее влияние натуро- и социоплагенных факторов на жизнедеятельность человека и процессы его физического, психического и социального развития. Рассмотрение всего многообразия точек зрения и аргументации разных авторов - не наша задача. Здесь следует констатировать главное: поскольку человек есть существо, жизнедеятельность которого определяется не только социальными нормами и законами, но и природными условиями, то как и всякий живой организм он определенным образом обусловлен естественными закономерностями существоваПрирода и общество в процессах взаимодействия ния и развития. И естественный отбор, как механизм приспособления живых организмов к естественным условиям существования, несомненно, имеет место в его бытии. Это очевидно. (Бестужев-Лада 2005: 44) Поэтому преждевременно утверждать, что благодаря успехам медицины «естественный отбор свелся почти к нулю». (Глэд 2005: 33) Гораздо сложнее определить меру влияния естественного отбора на социальное развитие конкретного человека, а также его опосредованное влияние на психическое и социальное развитие человека и социума в целом.

В естественных условиях в конкурентной борьбе выживают те особи, которые прошли естественный отбор на лучшее приспособление к естественным условиям существования.

Казалось бы, те же следствия должны иметь место в человеческой популяции, поскольку человек есть живое биологическое существо. Особи лучше других приспособленное к естественным условиям своего существования должны обладать лучшими показателями физического развития, быть здоровыми, иметь возможность оставить большее и здоровое потомство, доминировать в популяции и таким образом способствовать выживанию и сохранению вида, обеспечивать его будущее. Естественный отбор таким образом должен обеспечивать наиболее благоприятное развитие естественной основы, естественный базы, на которой возвышаются социальные свойства и качества человека, т.е. развития подлинной человечности — социальности человека. Не даром говорится «в здоровом теле здоровый дух». Ведь «так как естественный подбор действует лишь на благо каждого существа и в силу этого блага, то все телесные и умственные качества должны постоянно подвигаться к совершенству». (Дарвин 1864: 386) Видимо из соображений о таком естественном развитии первых людей возникло представление о начале человеческой истории как «золотом веке», времени, когда жили красивые мудрые люди в достатке, довольстве и мире.

Именно так действует естественный отбор в стаде биологических особей. Но там в здоровом теле дух не возникает.

Не возникает социальности. Нет социального развития. Нет Социоестественная история социума. Это досоциальная фаза развития живой материи. В силу приспособления к изменяющимся условиям среды вид Homo Sapiens должен измениться согласно законам естественного отбора, поскольку «…всякое существо, если оно изменится, хоть в самой незначительной мере, но способом для себя выгодным, под сложным и подчас изменчивым влиянием жизненных условий, тем самым приобретет шансы на сохранение, тем самым становится естественно-избранным.

По могучему закону наследственности, всякая избранная разновидность будет стремиться к сохранению своей новой, видоизмененной формы». (Дарвин 1864: 4) Постепенное накопление незначительных изменений в конце концов должно привести к возникновению нового вида. Поэтому «..мы смело можем заключить, — пишет Дарвин, — что ни один из современных нам видов не передаст неизменного своего подобия отдаленной будущности». (Дарвин 1864: 386) Тоже происходит и с человеком. Современные авторы новейших научных разработок недвусмысленно констатируют: если еще несколько лет назад большинство ученых могли считать физическую эволюцию человека законченной, то теперь «новые методы работы с ДНК (которые позволяют производить анализ геномов различных поколений, совершая тем самым переворот в изучении эволюции человека) создают абсолютно иную картину. Со времени возникновения вида Homo Sapiens в нашем организме произошла не просто основательная перестановка генов: увеличилась скорость эволюции человека. В дополнение к тому, что за прошедший срок у нас, как и у других биологических организмов изменилась форма тела, сегодня наша физиология, а возможно и поведение продолжают подвергаться генетически обусловленным изменениям». (Уорд 2009: 43) Пока сохранение вида Homo Sapiens, возникновение и развитие его социальных качеств обеспечивается, видимо, не механизмом естественного отбора, а законами социального развития, законами бытия социальной формы движения материи, хотя, действительно, естественная предпосылка — биологическое развитие — является необходимым условием социализации человека. В цеПрирода и общество в процессах взаимодействия лостном развитии человека механизм естественного отбора имеет сугубо ограниченное место и социальные последствия этого отбора не столь однозначны. Они не всегда способствуют развитию социальной формы движения материи, поскольку и служат то не ее развитию в целом, а лишь потребностям биологического существования человека.

Живые организмы могут приспособиться только к неизменным, константным условиям окружающей среды. Такое приспособление в конечном счете обуславливает смену видов, поскольку на возможные изменения среды, например, в результате экологического кризиса в определенной экосреде, жестко приспособленные организмы не в состоянии быстро адекватно ответить. Это связано с тем, что принцип максимальной адаптации живых организмов к естественным природным условиям приводит к возникновению саморегулирующихся автоматических механизмов на основе инстинктивной деятельности. При какой угодно эффективности и целесообразности такой деятельности ее характерной особенностью является неизменность, постоянство ее программы. Это приводит к катастрофической гибели таких живых систем при существенных и необычных изменениях как в них самих, так и в окружающей их среде. (Кутта 1970: 93) Социальное развитие обусловливается как раз тем обстоятельством, что человек, как известно, не имеет абсолютно адекватной его биологической природе среды обитания. Он занимает все экологические ниши на планете и не столько приспосабливается к природным условиям своего существования в каждой конкретной естественной среде, сколько приспосабливает их к своим потребностям. Практически человек в биологическом плане приспособлен не к каким-то конкретным природным объектам своего окружения, а только к фундаментальным условиям своего бытия — биогенным константам планетарной экосистемы. То есть человек может существовать, только изменяя свое непосредственное окружение, приспосабливая его к своим нуждам, а естественный отбор имеет вспомогательное значение в бытии человека как механизм обеспечения именно биологической основы соСоциоестественная история циального развития. Фактически роль последнего сводится к обеспечению гомеостаза биологической субстанции человека, обеспечению совокупности сложных приспособительных реакций организма, направленных на поддержание динамического постоянства внутренней среды организма, естественных эндогенных условий его функционирования.

Но такой сложной социоприродной целостности как человек возникает внутреннее противоречие между социальными и естественными тенденциями развития образующей ее субстанции, обусловленное различными натуро- и социоплагенными факторами. К примеру, человек как зрелое сознательное социальное существо может достичь своей полной реализации только в условиях ставшего зрелого общества или в условиях зрелой стадии бытия социальной формы движения материи. Необходимым условием для этого является развитие тех частей мозга, которые обеспечивают возможность социализации человеческих индивидов. Однако, по расчетам ряда исследователей, в настоящее время происходит не только процесс уменьшения объема мозга (со времен первой династии фараонов объем человеческого мозга сокращается на один кубический сантиметр в столетие), но и объема той части мозга, которая обеспечивает интеллектуальное развитие человека. (Объем интеллектуальной части мозга неандертальца составлял 1400 ед., кроманьонца — 1700 ед., а современного человека — 1200 ед., то есть 70% от первых кроманьонцев). (Авилов 1999: 7) Почему это происходит?

Казалось бы с усложнением человеческой жизни должны бы были иметь место другие процессы. Не зря фантасты рисовали будущего человека с большой головой на хрупком теле, потому что наделенному разумом человеку, управляющему природными процессами, ни к чему развитое тело, а важнее крупная голова с большим мозгом.

Объяснение данному явлению может быть следующее. Первые представители Homo Sapiens стали людьми благодаря тяжелому физическому труду по целесообразному преобразованию природного окружения. Эти виды деятельности стимулировали и стимулируют физическое развитие и креативные способноПрирода и общество в процессах взаимодействия сти мозга. Однако на определенном этапе развития материальных производительных сил физическая сила человека в процессе труда все больше вытесняется техникой, человек меньше затрачивает физических усилий в труде.

Этот социоплагенный процесс порождает соответствующий натурогенный процесс:

органы без тренировки утрачивают свои былые параметры. В популяции все меньше становится людей с мощным торсом, все меньше людей похожих на произведения первых художников и скульпторов, реалистически изображавших женщин с мощными бедрами и грудью. Сегодня в человеческой популяции чаще встречаются субтильные люди с узкими бедрами.

Способны такие женщины родить детей с крупными головами? Без вмешательства медицины нет! Все чаще происходят роды с помощью кесарева сечения. Но это сейчас. Прежде такие операции были невозможны. Роженицы и крупноголовые дети погибали. В результате на определенном этапе развития общества естественный отбор стал причиной сокращения объема черепа и мозга в популяции людей. В данном случае, надо признать, естественный отбор сработал против возможностей, потребностей социализации человека.

На этом примере видно:

естественный отбор в человеческой популяции не всегда способствует процессу развития человека, социума и социальной формы движения материи в целом.

С подобной функцией естественного отбора человечество сталкивается во время различных стихийных бедствий, войн, голода, эпидемий, поскольку в таких экстремальных событиях гибнут относительно чаще социально более развитые люди, чем те, кто руководствуется в своем поведении биологическим инстинктом самосохранения.

Социально более развитые люди, думая не только о себе, но и о других: старых, малых, больных, оказывая им помощь, ухаживая за ними, подвергают свою жизнь большей опасности и чаще оказываются жертвами натурогенных по своей сущности процессов:

голода, болезней. Тем самым в социуме «выкашиваются»

лучшие представители человечества, те, кто двигает социальный прогресс, кто способен был бы передать следующим поколениям более высокие образцы социального развития.

Социоестественная история С другой стороны, в условиях ухудшения условий существования жертвами естественного отбора становятся и физически более слабые индивиды, с наследственными дефектами и больные. Они погибают в первую очередь. Тем самым популяция естественным образом «избавляется» от тех людей, которые не могут с полной отдачей функционировать в социуме и на поддержание существования которых социум должен затрачивать дополнительные усилия. В результате происходит повышение биологического статуса социума, и в условиях, когда основу производительных сил составляет простой физический труд людей, повышается доля производства национального продукта на душу населения. Вот почему историки отмечали быстрый экономический рост, улучшение условий существования после масштабных эпидемий. Но так было в условиях допромышленной истории бытия общества. Как подобные катаклизмы могут повлиять на социальное развитие современных социальных организмов сказать трудно. Хотя, судя по некоторым экспертным оценкам, можно предположить самое худшее. Еще Б. Паскаль говорил, что если Франция лишится примерно 300 своих великих представителей, она превратится в страну идиотов. (Ницше 1996: 796) Сейчас ситуация несколько иная. Многие страны обладают интеллектуальным потенциалом примерно одного уровня. Но дело в том, что каждый специалист высокого класса — уникальная личность, от деятельности которой зависит настоящее и ближайшее будущее не только его непосредственного окружения, но и больших социальных организмов и даже человечества. Так, например, Билл Гейтс, руководитель фирмы Майкрософт, в свое время признавался в том, что, лишившись десятка своих ведущих специалистов, он может потерять все, поскольку они незаменимы, уникальны. Поэтому в силе остается мнение о том, что, обезглавив войско, страну или человечество, лишив их лучших представителей, можно спровоцировать регрессивную эволюцию, то есть повернуть процесс развития вспять.

Роль естественного отбора в обеспечении естественных предпосылок социального развития была значительной в те времена, когда человек не мог существенно вмешиваться в Природа и общество в процессах взаимодействия естественные процессы бытия человека и общества. Механизм естественного отбора по большому счету, выбраковывает биологически несостоятельные, больные и ослабленные организмы, ограниченные в возможностях социализации и социального развития, не способных внести полноценный вклад в развитие социальной материи, которые реально могли бы только тормозить совершенствование этой формы движения материи. Достаточно сказать, что до недавнего времени средняя продолжительность жизни людей была не велика не только в силу гибели людей в бесконечных социальных конфликтах, на производстве, от несчастных случаев и т.п., но и в силу жестокого, ничем не сдерживаемого естественного натурогенного отбора. Многие люди погибали, не достигнув детородного возраста, и были не в состоянии передать своим потомкам свои генетические дефекты. И сейчас этот механизм, несмотря на вмешательство человека, действует с той же неумолимостью. От сорока до пятидесяти процентов самопроизвольных абортов следствие хромосомных аномалий, которые выбраковывает естественный отбор.

Около сорока процентов детской смертности обусловлено генетической патологией. Пятая часть мертворождений и смертей в раннем детском возрасте вызвана врожденными аномалиями. (Глэд 2005: 34) Еще большую жатву собирает естественный отбор с того контингента родившихся людей, которые имеют врожденные дефекты, а таких не мало. Директор Института возрастной физиологии РАО М.Безруких заявил, что 70% детей появляются на свет у мам, имевших патологию беременности и родов. Дети, родившиеся в результате патологической беременности, имеют так называемый фактор риска, поскольку у них снижены креативные возможности. (См.: Касымова 2005) Как минимум пять процентов всех регистрируемых зачатий имеют хромосомные аномалии. Один процент всех новорожденных страдают одним генным дефектом и 0,5 процента имеют хромосомные аномалии, способные привести к серьезным физическим дефектам и умственной отсталости. Около семи процентов всех новорожденных страдают от умственных или физичеСоциоестественная история ских дефектов. (См.: Касымова 2005) Эти люди, как правило, ограничены в возможностях социализации и долго не живут.

Их «выбраковывает» естественный отбор, как выбраковывает многих больных людей.

Есть и другие, более прозаические натурогенные механизмы естественного отбора, которые с неумолимым постоянством вмешиваются в жизнедеятельность человека и социума. Хочет того человек или нет, но при увеличении численности людей, как и других животных, в замкнутом пространстве срабатывает естественный механизм, восстанавливающий оптимальную численность особей в популяции.

Этот эффект достигается тем, что в условиях скученности усиливается секреция стрессорных гормонов — кортикотропина и кортизола, вследствие чего возникают обменные нарушения и снижение иммунитета. В результате увеличивается заболеваемость и смертность наиболее слабых и старых особей от инфекций и паразитов, а также от так называемых «нормальных болезней старения» — гипертонии, атеросклероза, сахарного диабета, депрессии, снижения иммунитета, рака и др. Кроме того стрессорные гормоны обладают способностью путем влияния на гипоталамус тормозить половой цикл, что обусловливает падение рождаемости. Нормальные болезни старения вызываются кроме этих причин прежде всего и структурой питания. Преобладание в рационе жиров, белков и сладкого ведет к развитию ранней патологии.

Эти недуги начинаются у нынешних представителей высших классов раньше, чем у их родителей и чаще, чем у людей среднего достатка. (См. об этом: Дильман 1981) Есть и многие другие факторы, обусловливающие действие механизма естественного отбора. Например, как правило, отдельные этносы тесно связаны с геоклиматической зоной своего расселения. Но в результате миграции это единство нарушается. «Со сменой естественно-геоклиматического ареала обитания постепенно возникают этнопсихологические процессы, которые приводят не только к нарушению нормальных взаимоотношений между этносами, но и вырождению части из них. Современные исследования Природа и общество в процессах взаимодействия с достаточной долей вероятности доказывают, что у части «перемещенных диаспор» отмечаются психомутационные изменения, которые выражаются в том, что представители этих этнических групп приобретают несвойственные им качества…». (Чернов 2003: 103)

И здесь, несмотря на всю прискорбность, надо признать:

естественный отбор объективно играет определенную положительную роль относительно выживания целого — человеческой популяции как биологической целостности. Однако с точки зрения социального развития естественный отбор действует «слепо», а поскольку человек пока еще не может в полной мере управлять эволюцией социоприродного Универсума, ряд социоплагенных факторов, не учитывающих в силу разных обстоятельств естественные законы бытия живых организмов, инициирует практически полное истребление человечества действием механизма естественного отбора.

Со времен Пастера известна дисимметричность живого органического вещества на планете. Дисимметрия живого вещества имеет биологическое происхождение, поддерживается живыми организмами — живым веществом, биотой.

Это — бесспорный факт бытия биоты: «Живой природе свойственна дисимметрия, косная симметричная. Дисимметрия вне влияния живого на нашей планете не известна».

(Вернадский 1985: 57) В связи с этим возникает представление о хиральной чистоте живого вещества биосферы, или хиральной чистоты планетарной биоты как биогенной постоянной — константы планетарной экосистемы.

Современная наука подтвердила практическую значимость и правоту этой идеи. Суть проблемы в следующем. Органические и химические соединения, как, впрочем, и некоторые неорганические, обладают оптической изомерностью, то есть существуют в симметричных (зеркально-антиподных) формах как правые и левые изомеры, то есть асимметричны как правая и левая ладонь (chier — рука).

В неживой природе эти изомеры находятся в равных соотношениях, в так называемой рацемической смеси. Другими словами, мир молекул неживой природы представляет Социоестественная история собой рацемическую смесь — равное соотношение правых и левых молекул — оптических изомеров. Биоорганическое вещество — живое вещество биосферы — асимметрично по составу органических изомеров и состоит из «левых» аминокислот и «правых» сахаров.

Автотрофные организмы (растения) в процессе фотосинтеза образуют из исходных асимметричных органических веществ ассимиляции исключительно асимметричные биополимеры. Гетеротрофы (животные) не имеют «механизмов различения изомеров», поскольку в естественных условиях в цепи их питания с пищей попадают только те органические изомеры, которые «отобраны» автотрофами и сохраняют свою хиральную чистоту. Отсюда понятно: все живое вещество — все живые организмы и органические вещества, служащие для них в качестве питательных органических веществ, должны быть дисимметричны по своей структуре.

Поэтому в трофические цепи должны попадать только те органические вещества, которые соответствуют тем, что находятся внутри живых организмов. (Вернадский 1985: 258) Человек, опираясь на достижения науки и техники, сейчас способен искусственно, не проводя через организмы, синтезировать обе симметричные формы органических веществ — правые и левые изомеры. Эти искусственно созданные органические вещества различными путями: в качестве лекарственных препаратов, пищевых добавок, добавок в корм животным, продуктов питания, маркируемых на этикетках продуктов питания индексом «Е», (а чаще не маркируемых), средств борьбы с вредителями сельского хозяйства и др., — попадают в трофические цепи гетеротрофов и человека в их числе. Чуждые живому веществу абиогенные формы органических изомеров способны оказывать неблагоприятное влияние на функционирование органов, тканей, живого организма в целом, изменять его генетическую программу, влиять на наследственность, а, в конечном счете, подрывать их жизнеспособность.

Факт негативного влияния включенных в биотические структуры несвойственных живому веществу абиогенных органических изомеров — нарушение его хиральной чистоПрирода и общество в процессах взаимодействия ты, отметил Вернадский. Он писал: «Неестественные белки и сахара встречаются в случае болезни, например, в раковых опухолях… это явление… чревато большими последствиями».

(Вернадский 1985: 295) Об этом же говорят другие исследователи: наличие небольших примесей зеркально отраженных молекул тормозит или блокирует каталитические биохимические реакции, (Горшков 1995: 355) ухудшают условия жизни отдельных живых организмов или ведут к их гибели.

Беда в том, что раз попав в трофические цепи живых организмов, абиогенные органические изомеры постоянно накапливаются в живом веществе глобальной экосистемы и очень трудно из них выводятся. Кроме того, факторами рацемации, наряду с абиогенными органическими изомерами, могут выступать и другие, инициированные человеком, природные вещества и процессы, применяемые в качестве боевых средств для уничтожения живой природы, нарушения биотических круговоротов и условий обитания живых организмов. Ими могут быть и другие масштабные экологические действия.

Накапливание в живом веществе планетарной экосистемы несвойственных жизни абиогенных веществ подобно чернобыльскому ядерному реактору, в котором началась неуправляемая реакция, и он пошел вразнос. Так и в живом веществе нарастающее нарушение его хоральной чистоты способно изнутри взорвать планетарную экосистему, изменив внутреннюю среду отдельных живых организмов и биоты в целом.

Академик В.И. Гольданский считал, что увеличение общего рацемического абиогенного фона биосферы, уровень которого может превысить некоторые критические для нее значения, способно привести к полному коллапсированию жизни на Земле. (Гольданский 1980: 86-94; Гольданский 1989: 3-50) Исследования медиков в последнее время подтверждают эти предсказания. Появились новые понятия: «эндоэкология», «эндоэкологическая болезнь», «эндоэкологическая медицина», «эндоэкологический конфликт», «эндобиосферный организм», (См.: Левин 2002) с помощью которых описывается ситуация изменения симбиоза или взаимодействия флоры и фауны отдельного живого организма с телом поСоциоестественная история следнего, которое рассматривается как некий космос — среда обитания. Речь идет о таких экосистемах, как «экосистема человек» или «экосистема биота планеты», или «экосистема живое вещество», то есть о тех экосистемах, которые сами, являясь живыми организмами или совокупностью живых организмов, выступают в качестве среды обитания для других живых организмов. В результате введения абиогенных органических изомеров, радионуклидов и многих других токсикантов в подобные экосистемы нарушается внутренняя среда последних — межклеточные ткани и жидкости, генетический аппарат, трансформируется их внутренняя биота, химическая среда живых клеток организма.

(Назаретян 2001:

39-40) Все это ведет к изменению качественной специфики бытия подобных экосистем. Изменяется соотношение населяющих их видов и количество последних. В итоге нарушается симбиотическое коррелированное состояние подобных экосистем, развиваются системные болезни, эпидемии и т.п., с которыми сам организм (экосистема) не в состоянии бороться, поскольку это происходит в сжатые сроки, недостаточные для естественного эволюционного приспособления организма к подобным быстрым изменениям эндогенных константных условий существования. То есть внутри живых организмов развиваются процессы, похожие на экологический кризис, традиционно рассматриваемый как кризис живых организмов с внешней средой. (Казначеев 2002: 295) Нарушение биогенных констант внутренней экологической среды живого вещества, биоты уже фиксируется достаточно определенно представителями конкретных наук.

Особо следует подчеркнуть быстрое изменение внутренней среды человека, с чем связана реальная угроза его существования как вида. В разных источниках отмечается, что эндоэкологической болезнью охвачено только в России до 90% ее населения. Трудно определить пределы этих нарушений, но важно то, что кризис может лавинообразно перейти в катастрофу, в которой произойдут необратимые изменения в живом веществе планеты. (См.: Дом-Земля. Стратегия XXI века 2000; Левин 2000) Природа и общество в процессах взаимодействия Дело в том, что человек выступает в двух ипостасях, с одной стороны, он выступает звеном планетарной экосистемы.

А с другой — средой обитания для обитающих в нем живых организмов — симбиотических сообществ, то есть как особая экосистема, которая сама состоит из отдельных организмов, является окружающей средой для населяющих ее полезных микроорганизмов и паразитов.

Человек как особая экосистема, таким образом, находится в состоянии бифуркации, обусловленной нарушением биогенных констант внешней и внутренней среды. Современное состояние экосистемы «человек» характеризуется нарушением пределов константности этой экосистемы, поскольку ее устойчивость и равновесие изменяется как со стороны внешней, так и внутренней среды. Здесь наблюдается когерентность названных кризисных процессов, которые могут в какой-то момент перевести медленное изменение этих экосистем в лавинообразный, взрывоподобный процесс деградации человеческих организмов, что сделает невозможным их существование.

Получается: человек, забыв о том, что его жизнь возможна только при сохранении постоянства состава его внутренней среды, запустил эволюционный процесс, нарушивший равновесие естественной системы взаимодействия своего организма с обеспечивающим его функционирование миром органических изомеров и его симбиотной микрофлорой. Произошла смена микробиоценоза: дружественный бактериальный микромир заменяется на абсолютно не свойственный макроорганизму мир вирусов и бактериймутантов. Все экологические ниши (кишечник, лимфатическая система, урогенитальная область) заняты теперь микроорганизмами, с которыми у человеческого организма не выработаны симбиотные отношения. В результате этого создается ситуация, когда можно предположить, будто в настоящее время человечество ввергло себя в этап эволюции, где начинается новый виток жестокого естественного отбора, в котором выживут только те, кто приспособится к новым условиям существования.

Социоестественная история «Этим можно объяснить отмечаемые многими учеными «следы вырождения биологического вида Homo Sapiens» — ухудшение его адаптивных свойств и самой жизнедеятельности». (Токарева 2006: 70) Человек и человеческое сообщество могут существовать в условиях определенных биогенных констант, то есть в определенных пределах колебания фундаментальных условий их физического существования. Информация об этих оптимальных промежуточных параметрах записана в нормальном геноме человека, как соответственно и в геноме других видов живых организмов. Эта информация представляет собой некую естественную стабилизирующую программу, обеспечивающую сохранение динамического равновесия особи или вида с их окружающей средой. Но как и любая другая генетическая программа (программа адаптации) эта стабилизирующая программа подвергается в процессе эволюции конкретных живых организмов и определенных их видов распаду. Сообщества с распавшейся программой стабилизации называются распадными сообществами. Такие сообщества теряют конкурентоспособность и вытесняются нормальными сообществами, другими видами живых организмов, которые оказываются более приспособленными к данным условиям обитания. (Горшков 1995: 232-233) Приведенные выше данные о накоплении естественных генетических повреждений в геноме человека и человеческой популяции, рост заболеваемости, изменение хиральной чистоты и эндоэкологические повреждения и в целом неспособность социума ответить адекватно на натурогенные процессы в популяции не свидетельствуют ли о том, что они имеют все признаки распадных особей и сообществ в целом, что вид Homo Sapiens становится распадным? И не свидетельствует ли психическая, интеллектуальная и социальная неспособность человеческого общества адекватно ответить на эти натурогенные процессы, которые в силу естественного отбора могут привести его к вырождению, об инфантильности — незрелости человеческого сообщества и социальной формы движения материи земного типа?

Природа и общество в процессах взаимодействия На этих примерах мы видим, что имеющий место в жизнедеятельности человека и общества естественный отбор, направленный на обеспечение биологических основ их жизнедеятельности, несмотря на весь компендиум самых разнообразных сочетаний, причудливых совпадений и антагонистических противоречий с искусственным отбором, в целом может привести к гибели вид Homo Sapiens и земной тип развития социальной формы движения материи. И эта угроза будет неуклонно возрастать, пока человек не сможет контролировать эти процессы.

Осознание естественного отбора как слепого механизма обеспечения только биологического существования, тормозящего возможности социального развития нашло отражение в проективной философии русского космизма в идее «супраморалистической» эволюции человеческих существ.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«1 Содержание Введение 4 Требования к результатам освоения дисциплины 5 1. Распределение учебных часов по темам, видам занятий и видам 6 самостоятельной работы 2. Содержание рабочей программы 7 3. Самостоятельная и индивидуальная раб...»

«Программа образовательного вступительного испытания по истории для поступающих в ФГБОУ ВО "Иркутский государственный университет" составлена на основе примерной программы по истории Министерства образования и науки Российской Федерации. В программе отражены основные требования к уровню и содержанию знаний по отечественно...»

«[Type here] Uyghur Initiative Papers No. 10 December 2014 Уйгуры Казахстана: история и современность Светлана Кожирова (Евразийский национальный университет, Астана) Уйгуры считаются одним из древнейших тюркоязычных народов Центральной Азии. В письменных источниках уйгуры упоминаются с 3 в.н.э. В 8 в.н.э. был...»

«Становление организации обучения школьной информатике: от алгоритмизации до Образования 2.0 И.Н. Розина д.пед.н., НОУ ВПО “Институт управления, бизнеса и права”, пр. М. Нагибина 33А/47, Ростов-на-Дону, 344068 Rozina@iubip.ru Л.А. Филимоненко аспирант, Педагогический институт, Южный феде...»

«Аннотации и ключевые слова (2-2015). Никонов В.А. Российская матрица. Аннотация. В статье проанализировано историческое развитие России в контексте двух подходов. Первый подход опирается на такие черты русского характера и государственности, как соборно...»

«Боровик Н.А. Анохин А.Ю., канд. пед. наук, доцент кафедры социально-культурного сервиса и туризма Балтийский Федеральный Университет им.Канта г. Калининград, Россия Перспективы использования новых объектов историкокультурного...»

«1. Раздел программы, краткое содержание Тема 1. История социологической мысли и современная социальная теория. Основные понятия Научные теории в понимании объекта и предмета социологии. Понятийный аппарат социологии, его роль в концептуализации предметной области. Место социологии в системе социально-гуманитарных наук...»

«ЗАПИСКИ ИСТОРИКО-ФИОЛОГИЧЕСКАГО ФАКУЛЬТЕТА ПЕТРОГРАДСКАГО УНИВЕРСИТЕТА Часть CXII ——————————————————————————————————И. М. Волковъ. ДРЕВНЕ-ЕГИПЕТСКIЙ БОГЪ CЕБЕКЪ. ПЕТРОГРАДЪ. Типографiя Россiйской Академiи Наукъ. 1917. ПРЕДИСЛОВИЕ Предлагаемая вниманию читателей работа ставит своей задачей исследование одного из ча...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 22 н. д. УСПЕНСКИЙ, заслуженный профессор Ленинградской духовной академии, доктор церковной истории ВИЗАНТИЙСКАЯ ЛИТУРГИЯ (Историко-литургичсское исследование)* Глава 2 АНТИФОНЫ, МАЛЫЙ ВХОД II ТРИСВЯТОЕ Источники исслед...»

«Н.А. Егорова К ИСТОРИИ ОДНОГО АВТОГРАФА АРКАДИЯ АВЕРЧЕНКО В фонде библиотеки Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына хранится немало раритетов и библиографических редкостей. В их числе б...»

«О КОМПАНИИ История создания ОАО "Экотон+" началась 14 января 2002 года. Название "Экотон" было придумано как производное двух слов "ЭКОлогический беТОН". На сегодняшний день АО "Экотон+" является компанией по производству изделий из ячеистого бетона автокл...»

«ХЛЕБНИКОВА Д. А. ПЕРВЫЙ СОСТАВ РОССИЙСКОЙ ПРОКУРАТУРЫ Аннотация. В статье представлен историко-правовой анализ возникновения прокуратуры как неотъемлемой части современной российской системы правоохранительных органов. Излагается мнение автора о возможных...»

«СЫН ЗВЕЗДЫ ИСТОРИЧЕСКАЯ ДРАМА Вижу Его, но ныне ещё нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова, и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых....»

«Заключение Экономика и социология, объединившись в междисциплинарном подходе, позволяют шире взглянуть на мир труда, увидеть многие явления с различных точек зрения. Тем более, что сфера труда полна противоречий и парадоксов. Почему люди трудятся? На протяжении большей части ис...»

«Близнюк А. Історія видавничої справи. Житомир, 2007. С. 47. Брайчевський М. Літопис Аскольда. Киев, 2001. См.: Кононенко П.П., Пономаренко А.Ю. Українознавство. Киев, 2005; Кононенко П.П., Кононенко Т.П. Український етнос: ґенеза і перспективи. Історичний на...»

«1 На фото: английский Храм, где нашли последний приют Тамплиеры Копирование или иное использование материалов категорически запрещено Все права принадлежат проекту "Свидетели Иеговы: Некуда Идти" © 2016 "Свидетели Иеговы: Некуда Идти" nekudaidti.com Свидетели Иеговы – известная религиозная организация со...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ АКАДЕМИЯ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ Кафедра социально-гуманитарных наук Рабочая программа по дисциплине "ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ" Направление подготовки – 081100.62 "Государственное и муниципальное управление" Квалификация (степень) выпускника – бакалавр Форма обучения – очная АСОУ УДК 371 А в...»

«Содержание "Материалов по археологии, истории и этнографии Таврии" Вып. I Айбабин А.И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени Герцен А.Г. Крепостной ансамбль Мангупа Храпунов И.Н. О причинах гибели...»

«Научно-производственная фирма "ТОПОМАТИК" Железные дороги Версия 3.0 Санкт-Петербург Содержание История продукта 3 Структура комплекса Топоматик Robur функциональные возможности Пользователи Топоматик Robur Преимущества Топоматик Robur Сертификат соответствия Сопровождение Топоматик Robur Ситуация Топ...»

«Александр Глотов О национальной идентификации чехоба Przegld Wschodnioeuropejski 3, 431-438 PRZEGLAD WSCHODNIOEUROPEJSKI 3 2012: 431-438 А лексан д р Гл о то в Академия сухопутных войск им. П. Сагайдачного, Львов О НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЧЕХОВА С ущ ествую т в новейш ей истории политические личности, которые, пом...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.