WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ТРАДИЦИОННОЙ КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ В РУССКОЙ ЭМИГРАНТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В КИТАЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Дальневосточный федеральный университет»

На правах рукописи

Мяо Хуэй

ИЗОБРАЖЕНИЕ ТРАДИЦИОННОЙ КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В РУССКОЙ ЭМИГРАНТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ В КИТАЕ

Специальность 24.00.01 – Теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии

Научный руководителькандидат философских наук

, доцент Куликов Геннадий Петрович

Научный консультантдоктор философских наук, доцент Арташкина Тамара Андреевна Владивосток 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. РУССКАЯ ДИАСПОРА В КИТАЕ В КОНЦЕ XIX–ПЕРВОЙ

ПОЛОВИНЕ ХX ВЕКОВ……...……………..…………………… ………………….......20

1.1 Возникновение и этапы развития русской эмиграции в Китае

1.2 Становление Харбина как центра русской эмиграции в Китае

1.3 Проблема изучения культуры русской эмиграции в Китае……………….…....52

ГЛАВА 2. НЕМАТЕРИАЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ КУЛЬТУРЫ

РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ В КИТАЕ В КОНЦЕ XIX–ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ

XX ВЕКОВ

2.1 Панорама культурной жизни русской эмиграции в Харбине

2.2 Специфика литературной деятельности русской эмиграции в Шанхае.............79

2.3 Творческие черты русской эмигрантской литературы в Китае

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ИЗОБРАЖЕНИЯ В ЛИТЕРАТУРЕ РУССКОЙ

ЭМИГРАЦИИ ЭЛЕМЕНТОВ ТРАДИЦИОННОЙ КИТАЙСКОЙ

КУЛЬТУРЫ.. ……………………………………………………………...…….......119

3.1 Классическое содержание традиционной китайской культуры

3.2 Характерные черты изображения элементов традиционной китайской культуры в произведениях русских литераторов-эмигрантов в Китае

3.3 Место и роль творчества русских эмигрантов, писателей и поэтов, в литературном процессе России и Китая

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Отношения России и Китая переживали разные времена. На современном этапе наблюдается рост политических контактов, оживление экономических связей, повышенный интерес к культурному общению. Россия и Китай заинтересованы в том, чтобы полнее и глубже осмыслить культуру друг друга, наметить верные пути к дальнейшему культурному сближению.

В современном мире сильнейшее влияние на культурные контакты оказывает глобализация. На наших глазах рушится политика мультикультурализма, внедрявшаяся в современной Европе. В этом отношении неоценимый опыт культурных контактов народов двух стран дает история русской эмиграции в Китае и особенно такая часть культуры, как эмигрантская литература. Благодаря литературе, которая в то время единственная была способна оказывать систематическое воздействие на аудиторию, русской эмиграции в массе своей удалось избежать, с одной стороны, угара национализма, о чем мечтали остатки «белой гвардии», с другой стороны, не поддаться на увещевания и авантюризм японских милитаристов.

Столкнувшись с новыми культурными реалиями чужой страны, русские литераторы, оказавшиеся в Китае, вынуждены были учитывать их в своих произведениях, обогащая свое творчество и методы воздействия на читателей, формируя новую культурную картину мира.





Поэтому в научно-теоретическом плане важно выявить особенности, характерные для литературы восточной, китайской ветви русского зарубежья, которые сложились под влиянием традиционной китайской культуры: обогащение тематики произведений, использование новой лексики, мифологии, методов творчества, таких, как критический реализм в сочетании с романтизмом, и ряда других. Использование этих средств создания культурной картины мира позволило сформировать и сохранить свое влияние на читательскую аудиторию эмиграции.

Но выявление особенностей изображения в русской эмигрантской литературе китайской культуры имеет не только познавательное, теоретическое значение для современности, но оно несет в себе и актуально-практическое значение.

С расширением контактов между Россией и Китаем рано или поздно возникнет вопрос о возможности обогащения и путях сближения этих культур. И здесь практика реализации такого сближения и обогащения культур России и Китая имеет остро актуальный характер.

Во-первых, русская эмигрантская литература в Китае доказала необходимость и возможность такого сближения, что перекликается с современностью.

Во-вторых, она наметила основное направление такого сближения – через обогащение русской культуры новыми реалиями китайской жизни.

В-третьих, она создала образец для такого рода обогащения, особого рода литературу, отличную и от той, которая была создана в России в предшествующий период, но и не похожую на китайскую литературу, в равной степени вызывающую внимание и интерес как той, так и другой стороны.

В-четвертых, она нашла единственное средство, которое способно было донести в тех исторических условиях до масс эти новые идеи, образы, смыслы – литературу, литературную среду.

Все эти факторы определяют актуальность темы исследования, придают ей теоретическую и практическую направленность.

Степень разработанности исследования. Русская эмигрантская литература в Китае не сразу нашла своего читателя в России и не сразу получила признание в мире. Теперь все большее число исследователей отдает ей дань уважения и признает ее высокие литературные достоинства. И причиной такого позднего признания служат, прежде всего, политические обстоятельства. Для советской власти эта литература оставалась далека от тех проблем, которые ставились перед собственной страной, но и в КНР она долго находилась в забвении.

К настоящему времени опубликованы многочисленные работы по истории русской эмигрантской литературы, издательской деятельности русских эмигрантов, о харбинской русской эмигрантской культуре, о русских эмигрантахписателях и их произведениях в Китае и за границей.

К концу 1990-х гг. в Китае появилось только несколько научных статей о русской эмигрантской литературе. При этом исследования ограничились ознакомлением читателей с русской литературой. Главными достижениями этого периода можно считать начало исследований харбинской русской эмигрантской литературы.

Однако интерес к исследованиям русской литературы возрос. Авторами ставились вопросы изучения творческого фона, тем творчества, влияния китайской культуры на русских эмигрантов-писателей, анализировался их стиль творчества.

После публикации в 2002 г. в издательстве «Северной литературы, искусства и Хэйлунцзянского образования» «Серии литературы русских эмигрантов в Китае.

В 5 томах. (на китайском языке)»1 под редакцией академика Российской Академии наук, профессора Цицикарского университета Ли Яньлина к исследованиям эмигрантской литературы подключились новые ученые.

Этот новый источник для изучения литературы привлекает внимание все большего количества специалистов. В последнее десятилетие на основе его материалов написано и опубликовано много научных статей таких исследователей, как Ван Яминь, Су Лицзе, Ду Гоинь и другие. В Цицикарском университете был основан Центр по исследованию русской эмигрантской литературы в Китае, решение о создании которого приняло Хэйлунцзянское образовательное бюро в 2006 г.

В Китае многие ученые, такие как Ли Сингэн, Ли Иннань, Ван Чжичэн, Ши Фан, Ли Шусяо, Лю Вэнфэй и другие, получили известность как исследователи русской эмигрантской литературы.

«Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 5 тт.» состоит из пяти книг: «Харбин – моя колыбель », «Сирены» у Сунгари», «Утренняя песня Сунгари», «Соната над Хинганом», «Китай, я люблю тебя».

К настоящему времени изучение русской эмигрантской литературы в Китае приобрело теоретический характер. Были выработаны методологические способы ее исследования, проанализированы методы творчества, выделены основные направления, дана характеристика исторических условий, выявлены психологические настроения литературной среды, показано взаимодействие китайской и русской культур в творчестве писателей-эмигрантов, исследован скрытый смысл прозаических произведений и стихов, раскрыта динамика чувств их создателей – от тоски по Родине – России, до тоски по второй Родине – Китаю.

Но до последнего времени не было работ, в которых бы ставились вопросы исследования особенностей изображения традиционной китайской культуры в произведениях русских писателей и поэтов эмигрантов.

В России над изучением литературы русской эмиграции плодотворно трудились: Г.В. Мелихов, В.В. Агеносов, Е.П. Таскина, С.С. Левошко, А.А.

Забияко, А.П. Забияко, А.А. Хисамутдинов, В.Ф. Печерица, Е.Е. Аурилене, С.И.

Лазарева, А.Н. Шпилёва, Е.Е. Жарикова, М.И. Гомбоева, Н.Н. Замошникова, Д.Б.

Сундуева, А.Е. Горковенко, С.В. Петухов, Е.Р. Абдуразакова, и многие другие исследователи. Изучались этнические факторы, влияющие на культурное взаимодействие (М.И. Гомбоева, Н.Н. Замошникова, Д.Б. Сундуева). Тема Востока в русской литературе стала предметом самостоятельного изучения (Е.Р.

Абдуразакова). Стали регулярно публиковаться материалы мемуарного характера, а также научные статьи, посвящённые русской эмиграции в Китае. В них освещались различные проблемы истории русской эмиграции, жизни и литературной деятельности эмигрантов, присутствует анализ произведений писателей и культуры двух стран. Но и в этих работах мало внимания уделяется изучению особенностей изображения традиционной китайской культуры в русской эмигрантской литературе в Китае.

Литература русской эмиграции в Китае стала привлекать к себе все большее внимание и зарубежных ученых. В последние годы многие ученые и писатели, в том числе США2, Японии, Австралии3 и других стран, сосредоточились на изучении литературы русской эмиграции в Китае. Но и в этих трудах отсутствует интерес к тем особенностям, которые присутствуют в изображении традиционной китайской культуре в произведениях русских литераторов.

Таким образом, исследователями была проделана значительная работа по изучению русской культуры эмигрантов и эмигрантской литературы. Но систематическое, комплексное исследование особенностей изображения в русской эмигрантской литературе элементов традиционной китайской культуры пока не началось. Требуются новые подходы в изучении особенностей представления в русской литературе традиционной китайской культуры, ее влияния на творчество русских эмигрантов, писателей и поэтов. Автор данной диссертации пытается восполнить пробел, образовавшийся в исследованиях литературы русской эмиграции в Китае.

Объектом диссертационного исследования выступает русская культура, такой ее важнейший компонент, как литература восточной, китайской ветви русского зарубежья.

Предметом исследования является феномен традиционной китайской культуры в произведениях русской эмигрантской литературы в Китае.

Целью исследования является определение особенностей изображения традиционной китайской культуры в литературных произведениях русской эмиграции в Китае.

Для достижения цели предполагается решить следующие исследовательские задачи:

Проанализировать процесс формирования и развития духовной культуры русской эмиграции.

Описать влияние общей социокультурной среды Харбина и Шанхая на Ли Мэн (преподаватель Университета Чикаго (США). Литература русской эмиграции в Китае

– Забытая страница. Пекин, 2007.

В Вестнике – Русской литературе и искусства. 2012. № 1 открыли специальную рубрику:

Академическая фронта: исследование русской эмигрантской литературы и культуры в Китае. В этом номере опубликованы статьи, написанные учеными КНР, США, Японии, Австралии.

развитие русской культуры, в частности, литературы русских эмигрантов.

Установить хронологические рамки существования в Китае литературы русской эмиграции и дать им характеристику.

Выявить литературные объединения и сообщества русских эмигрантов, дать им характеристику, показать их роль в сохранении и развитии русского культурного наследия.

Описать характерные особенности изображения в литературе русской эмиграции элементов традиционной китайской культуры.

Хронологические рамки исследования включают в себя нижнюю границу, которая определяется как начало постройки КВЖД. Верхняя граница хронологических рамок определена по 50-е годы XX в. как время окончания русской эмиграции в Китае.

С началом строительства КВЖД в Китай в поисках работы и высоких заработков переселяется много русских людей, которые образуют места компактного проживания, колонии. После революции 1917 г. и особенно после поражения в Гражданской войне в Харбине, Шанхае и других городах оседает много вынужденных переселенцев. Численность русских эмигрантов в Китае резко возросла. Как правило, это были культурные, грамотные люди с высоким уровнем профессионального образования, что создало благоприятную читательскую аудиторию. Постепенно стала налаживаться культурная, литературная деятельность. Появилась русская эмигрантская литература, которая находила взыскательного читателя. В 50-е годы XX в., с изменением политической ситуации, многие русские эмигранты выехали в Россию или в другие страны, что положило конец русской эмиграции.

Научная новизна исследования.

Впервые выделена как отдельная исследовательская проблема особенность изображения в литературе русской эмиграции элементов традиционной китайской культуры.

В научный оборот вводятся некоторые работы литераторов русской эмиграции в Китае, вошедшие в сборники: «Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 5 томах (на китайском языке)», «Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 10 томах (на русском языке)», мало исследованные в русской традиции.

В научный оборот российской культурологии введена китайская научная литература, посвященная изучению культурной жизни русской эмиграции в Китае.

Русская литература китайского зарубежья исследуется как часть русской культуры, что расширяет область изучения современной китайской и русской литературы как культурных явлений, является специфическим исследованием кросс-культурного направления.

Дана обобщенная характеристика русской эмигрантской литературы в Китае, выполненная на основе анализа текстов произведений русских авторов. Это позволило понять их глубокий культурный подтекст, выявить основные художественные средства творчества, определить ценностное значение русской эмигрантской литературы.

Дана характеристика деятельности русских литературных организаций Харбина и Шанхая, определен их вклад в развитие русской культуры, раскрыты место и роль творчества русских писателей-эмигрантов в истории культуры России и Китая.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется анализом отношений русской литературы эмигрантов и традиционной китайской культуры. Эти отношения вызвали ряд изменений в русской литературе, которые появляются при изображении элементов традиционной китайской культуры. Эти особенности характерны для литературы восточной, китайской ветви русского зарубежья.

Положения, выносимые на защиту, позволяют дополнить культурологическое знание, его раздел о межкультурной коммуникации, рядом требований, которые зачастую остаются вне внимания исследователей. Так, при взаимодействии культур необходимо полнее учитывать состояние субъекта культуры, в нашем случае – это русские литераторы-эмигранты. В зависимости от отношения субъекта к другой культуре – дружеского, отчужденного или враждебного, результат культурного взаимодействия будет различен, а значит, необходимо менять содержание и форму культурного диалога, контакта. Большое влияние на культурную коммуникацию имеют ее новые объекты, анализ которых с необходимостью требуется включать в процесс коммуникации. Так, необходимость быть востребованными аудиторией заставила русских литераторов включать в свои произведения природу Китая, собственные имена, топонимы, мифы, философские идеи, элементы традиционной китайской культуры, искать новые методы построения изображения, например, соединять критический реализм с романтизмом, искать новые темы, не известные китайской литературе, например, жизнь «маленьких людей», придавать своим изображениям подчеркнуто эмоциональную окраску, обращаться к общечеловеческим ценностям, например, экологической проблеме.

Все эти способы изображения новой действительности позволили русским эмигрантам создать новую литературу, непохожую на традиционную литературу как России, так и Китая, сформировать у читателей новую культурную картину мира, а по сути, заложить основы для культурного диалога, взаимного обогащения и сближения двух культур. В результате появилась более богатая в познавательном отношении литература, несущая в себе следы воздействия двух культур – русской, основной, и китайской, дополнительной, в равной степени привлекающая к себе внимание и вызывающая интерес как китайского, так и русского народов.

Выявление такого рода особенностей позволяет глубже познать значение, вклад в литературу и культуру уникальных произведений русской литературы китайской эмиграции. Результаты исследования могут быть представлены как теоретические доказательства необходимости дальнейшего исследования специфики региональной культуры, и прежде всего, литературы, ее роли в истории русской эмиграции.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что результаты проведённого анализа изображения в русской эмигрантской литературе в Китае элементов традиционной китайской культуры могут быть использованы в научной исследовательской и преподавательской работе в качестве раздела общего курса культурологии, лекционного курса по китайской современной литературе и русской литературе XX в., также при использовании материалов диссертации для литературоведения и культурологии.

Полученные в диссертации выводы могут быть использованы в практике межкультурной коммуникации, что позволит совершенствовать отношения между Россией и Китаем.

Методология и методы исследования основаны на комплексе методологических положений, принципов, подходов, конкретных методов исследования.

В своей работе диссертант исходил из того, что творчество русских литераторов-эмигрантов является частью русского культурного наследия, и как, часть культуры, может быть понята только в рамках неразрывной связи, которая ведет к целому – русской культуре. По своим создателям, методам творчества, языку, целям и целевой аудитории она, несомненно, принадлежит русскому народу.

Сложность предмета исследования диссертации, его тесные связи с другими элементами культурной жизни России и Китая, обусловливают разнообразие методов, подходов, используемых для решения поставленных в работе задач и достижения цели. Так, в работе используются философские методы, которые образуют методологию исследования. Среди них в диссертации используются такие, как: принцип всеобщей связи и развития, который предполагает рассмотрение взаимодействия и взаимовлияния двух культур – России и Китая, в частности таких их элементов, как русская литература восточного зарубежья и традиционная китайская культура, в развитии, охватывающем определенный временной период, принцип объективности исследования, который предопределил необходимость опоры на исторические факты, на оригинальные труды писателей и поэтов русского, восточного зарубежья, на показ широкой панорамы культурной жизни таких центров культуры, как города Харбин и Шанхай, принцип детерминизма, предполагающий учитывать влияние КВЖД на духовную, культурную жизнь русской эмиграции, и другие, В диссертации используются общенаучные методы познания, в частности, наблюдение, поиск и отбор информации, выделение объекта и предмета исследования, анализ и синтез, индукция и дедукция, анализ текстов и другие.

Наряду с методами, характерными для научного познания, в диссертации применяются методы частных наук, или собственно культурологические методы.

Важное место при отборе методов занимает компаративный метод.

Он подразумевает сравнительно-исторический анализ различных культур, в частности России и Китая, их конкретных областей, в определенном временном интервале. При этом в диссертации сравниваются проявления традиционной китайской культуры в литературных произведениях русских эмигрантов, особенности, которые принимают образы китайской культуры в результате творческой переработке их трудами русских литераторов, что позволяет выявить специфику такого вида культуры, как русская литература восточного зарубежья.

Системный метод исследования пришел в культурологию как общенаучный и рассматривает культуру как универсальное свойство общества. При этом культура в целом и любой культурный феномен, в частности, литература, представляются целостными образованиями, системами, состоящими из множества взаимосвязанных элементов, подсистем, находящихся в отношениях иерархического соподчинения. В этом случае литературные произведения русских поэтов и писателей восточного зарубежья рассматриваются как элементы более широкого образования – русской культуры. Этот подход ориентирован на изучение конечного результата культуры, ее духовных ценностей.

Деятельностный метод предполагает понимание культуры, воплощенной в произведениях русских литераторов-эмигрантов, как творческую человеческую деятельность. В рамках этого подхода становится возможным изучение процессов духовного обогащения эмигрантского сообщества, деятельности не только отдельных писателей или поэтов, но и их литературных, культурно-творческих объединений, в деле сохранения и преумножения культуры в непривычных, изменившихся условиях.

Семиотический метод исходит из понимания культуры как текста, как символической системы. Одним из первых, кто обратил внимание на то, что культуру можно рассматривать как «семиотическое явление», был Ю.М. Лотман.

Он писал: «Культура – это исторически сложившийся пучок семиотических систем (языков) который может складываться в единую иерархию (сверхязык), но может представлять собой и симбиоз самостоятельных систем. Но культура включает в себя не только определенное сочетание семиотических систем, но и всю совокупность исторически имевших место сообщений на этих языках (текстов)»4.

При применении этого метода исследование «ориентировалось на понимании культуры как мира смыслов и значений»5 при этом «знак в культуре выступает в качестве инструмента передачи информации». Этот метод широко используется в диссертации при анализе текстов рассказов, повестей, стихов русских писателей эмигрантов. При этом явления духовной культуры, к каким относятся и литературные произведения, понимаются как упорядоченный набор знаков и символов, имеющих определенное содержание, — текст, который должен быть прочитан и проанализирован исследователем.

Герменевтический метод, характерный для большинства гуманитарных наук, в том числе и для культурологии, используется в диссертации для получения не столько знания о каком-то культурном феномене, сколько для его понимания, поскольку знание и понимание отличаются друг от друга. Только понимание произведений русских писателей и поэтов восточного зарубежья как части культуры, позволяет проникать в сущность их замыслов и причин, предопределивших поиск новых литературных тем, сюжетов, героев, принципов отображения новой действительности, в окружении которой они оказались в эмиграции.

Как отмечала известный теоретик культурологии Т.А. Чебанюк, «Концептуальной позицией герменевтики является вживание в текст автора, вчувствование в субъективность автора и воспроизведение его творческой мысли, Ю.М. Лотман. Культура и язык // Культура и взрыв. Внутри мыслящих миров. Статьи.

Исследования. Заметки. Санкт-Петербург. «Искусство-СПб». 2000. С 397.

Т.А. Чебанюк. Методологические основания культурологии как междисциплинарной области знания. / Фундаментальные проблемы культурологии: в 4 т. Том1: Теория культуры / отв. Ред.

Д.Л. Спивак. – СПб, 2008. С.135.

а следовательно, в его внутренний мир»6.

Если изначально герменевтика была связана с толкованием сложных, многозначных текстов, то теперь, как указывают исследователи, этот метод распространяется на изучение любых культурных феноменов7.

В диссертации используется также диахронический метод. Он предполагает выяснение хронологической, то есть временной, последовательности изменения, появления и протекания такого явления культуры, как литература русской эмиграции в Китае.

В работе применяется синхронический метод, который состоит в анализе изменения одного и того же явления, в нашем случае, русской литературы восточного зарубежья, на разных этапах единого культурного процесса. В частности, в диссертации выделяются различные периоды, определяются их хронологические рамки, выделяются характерные черты литературной деятельности русских эмигрантов. Кроме указанного, синхронический метод применялся также при совокупном анализе двух или нескольких культур, в частности, литературы русских писателей и поэтов эмигрантов и традиционной китайской культуры, на протяжении определённого времени их развития с учётом существующих между ними связей и возможных противоречий.

При работе над диссертацией были учтены и замечания китайских исследователей, которые занимались исследованиями методов. Так, Чжан Циньмин обратил внимание на то, что многие исследователи недооценивают важность общенаучных методов в познании, в частности объективности в отборе материала, что приводит к произволу в понимании текста8.

Другие ученые, Кан Юнчжэн и Син Шеньвэй, подчеркнули необходимость применения в исследованиях междисциплинарных методов, что требовало преодоления ограниченности «предметного видения» проблемы9.

Там же, С.136.

Подходы и методы культурологии. [Электронный ресурс] // – Режим доступа:

http://www.grandars.ru/college/sociologiya/kulturologicheskiy-podhod.html Чжан Циньмин. Научный исследовательский метод и правило. Пекин, 2013. С. 126.

Кан Юнчжэн, Син Шеньвэй. Метод изучения общественных наук путём преодоления предметного видения. Пекин, 2012. С.156.

Лян Цичао сделал вывод о том, что использование новых методов не снимает необходимости совершенствования методов исторических наук, и что история изучения тех или иных культурных явлении должна продолжаться10.

Источниковую базу исследования составляет комплекс опубликованных материалов, которые мы рассматривали как тексты культуры, требующие своего специального осмысления.

К опубликованным в Китае материалам в первую очередь относятся работы русских литераторов-эмигрантов, в которых изображаются элементы традиционной китайской культуры и вошедшие в сборники, такие как «Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 5 томах, (на китайском языке)», «Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 10 томах, (на русском языке)».

В этих сборниках содержатся художественные произведения русских литераторов-эмигрантов, подробности и неизвестные факты их жизни и творчества. Эти две серии источников имеют важное значение не только для истории русской и китайской культуры, но также для исследований русской и китайской литератур в Китае.

Вторую группу источников составили издания эмигрантской периодической печати, выходившие в Китае. Они несут многообразную информацию о жизни русских эмигрантов, деятельности литературных организаций и объединений, о событиях литературной и культурной жизни. Знакомство с ними помогает исследователям в подробности узнать настоящую ситуацию того времени, реально проанализировать творческую мотивацию русских писателей-эмигрантов.

Положения, выносимые на защиту.

1. В истории культурных контактов и взаимодействии культур народов мира русская литература китайского зарубежья занимает особое место. Она обладает уникальными свойствами, что позволяет говорить о ней как относительно самостоятельном направлении в русской культуре. Оставаясь по своим основам русской культурой, она вобрала в себя некоторые элементы китайской культуры.

Ею по праву могут гордиться как русский, так и китайский народы.

Лян Цичао. Исторический метод исследования Китая. Шицзячжуан, 2000. С. 224.

2. Сквозной линией развития, проходящей через все творчество русских литераторов в Китае, является тема тоски по родине и чувство патриотизма к России. Широкое отражение на страницах произведений русских литераторов получили описания китайских природных пейзажей, и, более того, элементов китайской культуры, увиденное как бы «чужими» глазами и делавшее эти описания непривычным и притягательными для читателей. Для содержания литературного творчества русских эмигрантов было характерно также широкое использование эмоциональной окраски пейзажей, жизни героев, авторских размышлений.

3. Целью литературного творчества русских писателей и поэтов-эмигрантов являлось формирование новой культурной картины мира, в которой отражались новые культурные реалии Китая. Русские литераторы относились к китайской культуре с дружеских позиций, что позволяло им воспринимать традиционную китайскую культуру как достойную освоения, питало их сочувствие и сопереживание к страданиям китайского народа, вызывало беспокойство за его будущее.

4. Категория изображения не может быть понята как зеркальный образ окружающего писателя или поэта мира. Изображение осуществляет творец, создатель, который видоизменяет мир в своем сознании, творит новый мир по мерке нравственности, красоты, долга, добра, справедливости, своих и общественных идеалов, по мерке той формы культуры, в рамках которой создается произведение, тем художественным, образным языком, которым оно описывает реальность. Культура русских эмигрантов возникла на китайской территории на общем фоне китайской культуры, но она не может быть сведена ни к той, ни к другой разновидности.

Ветка китайской культуры была привита на русскую культурную основу, осмыслена с точки зрения уже сложившейся русской традиции, в символах и понятиях русской культуры, в рамках тех приемов построения художественного образа, которые характеризуют русскую национальную литературу и поэзию. Русские мастера пользовались русским языком, в основном применяли для описания китайской культуры русский образ мышления и эстетические привычки.

5. В результате изображения элементов традиционной китайской культуры в литературе русской эмиграции появились ряд особенностей, а именно: происходит расширение объекта изображения, обогащение тематического многообразия. Темы творчества русских писателей эмигрантов по сравнению с темами их китайских коллег стали более многообразными, число тем увеличилось. К их числу относятся такие, как восхищение природой Китая, необходимость достижения гармонии в отношениях человека и природы, сострадания к судьбе «маленьких людей», описание и осмысление элементов буддийской, конфуцианской, даосской культуры, обыденной культуры китайского общества и другие.

6. Основным методом изображения китайской культуры был метод критического реализма, дополненный средствами изображения, используемыми романтизмом. Другие способы изображения, такие как символизм, персонализм, футуризм и другие, использовались эпизодически и не получили широкого распространения.

Степень достоверности и апробация результатов исследования.

Основные положения диссертационной работы изложены в 14 публикациях автора, вышедших в России и в Китае, из них 4 статьи опубликованы в журналах перечня ВАКа. 3 статьи были опубликованы в Китае на китайском языке.

Основное содержания диссертации содержится в статьях из перечня ВАКа, таких, как:

1. Мяо, Хуэй. Особенность отражения китайской культуры в рассказах А.

Хейдока. / Хуэй Мяо // Гуманитарный вектор. Серия «Философия. Культурология».

Чита, 2014. № 2 (38). С. 133–142 (1 п. л.).

2. Мяо, Хуэй. Особенности отражения китайской культуры в русской эмигрантской литературы в Китае. / Хуэй Мяо // Грамота. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теория и практики. Тамбов, 2015. № 3 (53). Часть 3. С.

136–140 (0,7 п. л.).

3. Мяо, Хуэй. Русская эмиграция в Харбине: взаимодействие двух культур. / Хуэй Мяо // Гуманитарный вектор Серия «Философия. Культурология.

Гуманитарный вектор. Серия «Философия. Культурология». Чита, 2015. № 2 (42).

С.128–135 (0,8 п. л.).

4. Мяо, Хуэй. Характерные черты литературного творчества русских эмигрантов в Китае. / Хуэй Мяо // Грамота. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теория и практики. Тамбов, 2015. № 8 (58). Часть 2. С.136–143 (0,9 п. л.).

Основные результаты, положения и выводы диссертационного исследования прошли апробацию на заседаниях кафедры культурологии и искусствоведения ШИКС ДВФУ, а также в докладах и выступлениях на международных, общефедеральных и региональных научных конференциях:

60-ая международная молодежная научно-техническая конференция.

Молодежь. Наука. Инновации. Владивосток, Морской государственный университет им. Г. И. Невельского, 2013.

Пятая Международная научно-практическая конференция. Славянские языки и культуры: прошлое, настоящее, будущее. Иркутск, Иркутский государственный лингвистический университет, 2013.

Международная научно-практическая конференция Забайкальского государственного университета и Цицикарского университета.

Рисунки в Китае:

Традиции и инновации. Забайкальский государственный университет и Цицикарский университет, 2013.

Международная научно-практическая конференция, посвященная 200летию Г.И. Невельского. Русский язык и русская культура как образовательная и духовная основа подготовки специалистов технического профиля. Владивосток, Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского, 2013.

Всероссийская (с международным участием) научная конференция, посвященная 85-летию проф. В.И. Золхоева. Актуальные проблемы синхронии и диахронии разноструктурных языков. Улан-Удэ, Бурятский государственный университет, 2013.

Научно-практическая конференция с всероссийским и международным участием «Духовно-нравственные основы будущего России».

Владивосток, Дальневосточный федеральный университет, 2014.

ХХ научная международная конференция. Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток – Запад. Владивосток, Дальневосточная государственная академия искусств, 2014.

Материалы диссертационного исследования прошли апробацию в 3 статьях на китайском языке, опубликованных в КНР.

Материалы исследования использовались в разделе курса изучения русской эмигрантской литературы в Китае в Цицикарском университете (В Цицикарском университете действует факультатив «Русская эмигрантская литература» и был основан Центр по исследованию русской эмигрантской культуры).

–  –  –

1.1 Возникновение и этапы развития русской эмиграции в Китае В нашем исследовании под миграцией мы будем понимать устоявшееся и отраженное в словарях социальное явление, характеризующееся перемещением населения, связанным со сменой места жительства11. Под эмиграцией – его выезд из страны, то есть, миграция по отношению к государству, в котором человек жил до этого12.

В истории китайско-русских отношений русские эмигранты в Китае появились очень давно, еще XIII–XIV веков. В конце XVII в. с расширением территориальных владений России в восточной Азии границы территорий России и Китая соединились. 3 июня 1896 г. был подписан договор «секретное обещание Китая и России», по которому россияне официально получили привилегию (особенное право) на строительство железной дороги на Севере-Востоке Китая. 9 июня 1898 г., после того, как русское бюро КВЖД переехало в Харбин, началось строительство13. Это привело к тому, что большое количество русских чиновников, менеджеров и членов их семей, инженерно-технических служащих, капиталистов, заводчиков, ремесленников, купцов, а также работников культуры, врачей, юристов приехали на северо-восток Китая для строительства и обслуживания железной дороги. Большинство из них осели в Харбине. Наряду со строительством КВЖД, началось строительство нового города – Харбина, что также потребовало привлечения значительной рабочей силы, способной осуществить масштабное городское строительство. На данный момент Миграция. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/business/7809 05 (25) 2015.

Эмиграция и иммиграция – в чем разница? [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://evroportal.ru/immigratsiya/emigratsiya-i-immigratsiya-v-chemraznitsa/#ixzz3cQOCiu6l,http://q99.it/qXQfYep. 05(25)2015.

Лю Чуньли. Торговая деятельность русских эмигрантов в Харбине и её влияние на него (1898–1931): дис. магистра / Северо-восточный педагогический университет. Чанчунь, 2006. С.

3. (на кит. яз.) большинство русских направлялось в Китай по решению правительства, что придало миграции организованный и коллективный характер.

Поскольку в это время в Харбине условия жизни были относительно бедными, еще не сформировался прототип города, в составе русских преобладали работники физического труда, работники умственного труда оставались в меньшинстве. 14 июля 1903 г. КВЖД была введена в эксплуатацию. В погоне за более высокой прибылью многие русские бизнесмены стали приезжать в Харбин.

Им требовались иные, более качественные стандарты обслуживания в бытовых, жилищных и развлекательных сферах жизни. Стали строится общественные здания и культовые сооружения, библиотеки, школы, кинотеатры, театры, которые удовлетворяли духовные потребности населения. Развитие современного города привлекало русских переселенцев разных профессий, приспосабливающихся к потребностям общественного развития: торговцев, государственных служащих, педагогов, медицинских работников, священнослужителей и других специалистов.

Их доля в составе населении постепенно увеличивалась, очень быстро росла и их численность. Правительство России и руководство КВЖД поощряли россиян эмигрировать в Харбин, предоставляя им различные льготы.

Льготная политика привлекала все большое количество русских, вызывая стремление эмигрантов переселиться в Харбин. Многие из эмигрантов со временем, после 1917 г., в силу политических причин, отказались от своего прежнего «гражданства», потеряли «родину» и приобрели новое подданство.

Российская эмиграция стала действительно массовой лишь в конце XIX в., так что о процессе формирования русской диаспоры можно говорить не ранее второй четверти прошлого столетия, когда антицарская политическая эмиграция из России стала беспрецедентным явлением в истории мировых переселений народов и этносов, причем не столько из-за многочисленности, сколько из-за масштабности и исторической роли.

История ее в советской историографии рассматривалась в связи с «этапами освободительного движения». Действительно, подъемы и спады выезда политэмигрантов из России находились в прямой связи с внутренней политикой правительства и его отношением к «революционным настроениям». Однако периодизация истории российской политической эмиграции не всегда совпадает с этапами развития всего общества. «Русская эмиграция оказалась связанной с политической жизнью самой России и стала одним из ее существенных факторов»14.

Китайское правительство проявляло по отношению к русским эмигрантам из России максимально возможное в тех условиях внимание и заботу, предоставляя нередко гуманитарную помощь тем из них, которые оказались в трудных условиях. Правительство не препятствовало русским эмигрантам создавать свои собственные, уникальные, общественные организации, поддерживая традиционную русскую культуру, обычаи, религию и другие характерные черты их жизни. Русские эмигранты, живущие в китайской социальной среде, свободно общались с китайским населением во всех сферах жизни, заводили деловые и личные знакомства и связи. В результате продуманной и взвешенной политики китайского правительства многие из русских эмигрантов, оказавшись под притяжением китайской культуры, буквально «влюбились» в Китай – их «нежную мачеху», считая его своей «второй Родиной».

Из всех причин, которые оказали свое влияние на русскую эмиграцию, важнейшее воздействие имело строительство КВЖД и ее эксплуатация.

Постройка КВЖД являлась результатом определенной политики царской России на Дальнем Востоке того времени, но она была выгодна и Китаю, поскольку обеспечивала его торговым связям прямой выход на европейский рынок.

В ходе Второй мировой войны, а также освободительной войны против японских захватчиков одни русские эмигранты вернулись на Родину, другие уехали в Европу, США и Австралию. Немногие из русских эмигрантов остались в стране вплоть до окончательного исхода из Китая в конце 1950-х – начале 1960-х годов15.

Там же, С. 55.

Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.) Известный советский публицист Э. Генри говорит о значительном числе бывших российских подданных в Китае. По его мнению, Китай занимал четвертое место в мире по размерам белоэмигрантской колонии – после Франции, Германии и Польши16. Еще задолго до революции, к 1912 г., население Харбина выросло до 68 549 человек, в том числе, численность русских эмигрантов достигла 43 091 человек, китайцев – 25 458 человек. Таким образом, русское население Харбина было преобладающим и занимало 63.7% от общей суммы всего населения.

События Октябрьской революции и гражданской войны вызвали массовый приход русских беженцев в Маньчжурию. Поток эмигрантов резко возрос сразу после Октябрьской революции 1917 г. Если с 1912 по 1917 г. число русских в Китае колебалось в пределах 50 тыс. человек, то в 1918–1920-е годы их численность резко выросла. Только в Харбине поселилось около 50 тыс. русских эмигрантов17.

В Китае, по подсчетам Г.В. Мелихова, максимальная численность русских вместе с членами их семей в 1921 г. составляла 288 тыс. человек18. Больше всего эмигрантов насчитывалось в 1922 г. В это время иностранная эмиграция в Харбине составляла (в основном это были русские эмигранты) 155 402 человек19.

Харбин стал одним из основных центров белой эмиграции, где русское население выросло с 60 тыс. в 1918 г. до 165 тыс. человек в 1923 г. Вплоть до 1928 г. русские эмигранты занимали до 65% всего населения Харбина. Поэтому максимальное число русских в Китае было, видимо, именно в начале 1920-х годов – около 200 тыс. человек. По далеко не полным данным, всего после 1917 г. эмигрировало 2 миллиона человек. Вернулись не более 182 тысяч. Именно в эти годы возникло понятие «российское зарубежье»20.

По последним данным российских исследователей, только в 1920-е годы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tk-gorod.ru/countr~1/china/n_e_ab~1/54.

htm 4 (20) 2014.

Генри Э. Профессиональный антикоммунизм. К истории возникновения. М., 1981. С. 265.

Сунь Чэаньвэнь. Исследование хайлунцзянской истории. Харбин, 1983. С. 143. (на кит. яз.) Фу Маолянь. Этническая идентичность, культурная идентичность и национальная идентичность // Сингапурская утренняя газета. 1999. 12 апр. (на анг. яз.) Сюе Ляньцзюй. Демографические изменения Харбина. Харбин,1998. С.142. (на кит. яз.) Агеносов В.В. Литература русского зарубежья. М., 1998. С. 4.

Китай принял около 500 тыс. белоэмигрантов из России21. В 1926 г. в регионе Синьцзян было 6000 русских эмигрантов, в Тяньцзине русские эмигранты насчитывали около 5000–6000 человек. В 30-е годы численность русских эмигрантов в Китае насчитывала около 150 000–200 000 человек22.

Можно выделить пять этапов развития русской эмиграции в Китае конца ХIХ – первой половины ХХ веков.

Первый этап начался с 1897 г. и продолжался вплоть до 1917 г., на него приходится строительство и эксплуатация КВЖД, которые и вызвали массовый приток русской эмиграции. Второй этап начался с 1917 г. и продолжился до 1924 г.

На этот период приходятся Февральская и Октябрьская революции (ряд историков предлагает объединить эти два разнородных по политическим целям и участию социальных сил события в одно под единым наименованием: «Русская революция»), интервенция, Гражданская война и окончание военных действий.

Третий этап захватывает 1924–1932 годы. Для него характерно стабильное проживание эмигрантов в Китае. Четвёртый этап продолжается с 1932 г. и оканчивается в 1945 г. Это время японской оккупации Китая. Пятый этап охватывает события с 1945 г. по 1950-е годы. На него приходится возвращение части эмигрантов в Россию или их переезд в другие страны, что приводит к ликвидации русской эмиграции в Китае (дискретный период).

Каждый из этапов существования эмиграции тесно связан с существованием КВЖД. КВЖД играла решающую роль в жизни русской эмиграции в Китае, поэтому мы более подробно рассмотрим влияние этого фактора на существование русской эмиграции.

Первый этап: на него приходится строительство и ввод в эксплуатацию КВЖД, что вызывает потребность в дополнительной рабочей силы и в конечном счете, приводит к расширению масштаба русской эмиграции.

Ракунов В.А. Эмиграция белых войск из России в Китай и ее военные последствия (1918– 1945): дис. кандидата исторических наук (

Автореферат) / Московский гуманитарный университет. М., 2011. С. 4.

Ли Синган. Плывущий лотос в буре – Русские эмигранты в Китае. Пекин, 1997. С. 19. (на кит.

яз.) Земляные работы на Главной линии КВЖД начались 16 августа 1898 г.

Знаменательной датой в истории КВЖД стало 1 июля 1903 г.: в этот день дорога была передана в ведение Эксплуатационного управления. Тем самым в России была открыта новая железнодорожная линия Москва – Тихоокеанское побережье, кратчайший путь из Европы в Азию. Всего на линии было построено 92 станции и 9 туннелей. Самое грандиозное из сооружений КВЖД – Хинганский туннель, длиной 3077 м, проходивший на высоте 970 м над уровнем моря. Он стал широко известен благодаря большому достижению русской инженерной мысли – сомкнутой «петле» (с радиусом 320 м, причем нижний ее путь проходил в каменной трубе с отверстием 9,5 м под насыпью верхнего пути, достигающего 24 м высоты)23. Затраты на строительство КВЖД за 1897–1903 годы составили более 375 млн руб. золотом24.

Само существование и деятельность КВЖД явились одной из основных причин возникновения в Маньчжурии многотысячной русской эмигрантской колонии.

Российская эмиграция в Китае складывалась из 4 основных компонентов:

русские подданные, проживавшие в полосе отчуждения до 1917 г.; беженцы из Советской России времени Гражданской войны; солдаты и офицеры отступивших в Китай белых армий; беглецы из СССР в 1920–1930-е годы. Очень скоро проблема русских эмигрантов стала играть существенную роль как в советскокитайских и советско-японских отношениях, так и в международных отношениях в регионе в целом. Как и КВЖД, российская эмиграция в Маньчжурии была объектом международных отношений на Дальнем Востоке на протяжении долгого времени – с конца гражданской войны в 1922 г. и до окончательного исхода эмигрантов из Китая в конце 1950 – начале 1960-х годов.

После начала строительства КВЖД русская эмиграция на Северо-восток Китая приобрела массовый характер. В основном преобладали квалифицированные дорожно-строительные рабочие, технический и Аблова Н.Е. История КВЖД и российской колонии в Маньчжурии в конце XIX – начале XX в.

(1896–1917) // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998.

№ 3. С. 64.

Громыко А.А., Ковалев А.Г., Севостьянов П.П., Тихвинский С. Л. Дипломатический словарь в 3-х томах. М., 1985. Издание 4-е, перераб. и доп. Т. 2. С. 39.

управленческий персонал, члены их семей, предприниматели, купцы, врачи, работники культуры и сферы развлечений, адвокаты и так далее. Они легко находили работу и жилье, их труд, по тем меркам, хорошо оплачивался, что вызывало чувства удовлетворения и оптимизм. 14 июня 1903 г. вся дорога КВЖД была передана в ведение Эксплуатационного управления, общее количество русских эмигрантов на территории провинции Хэйлунцзян достигло больше 30 тысяч человек. Одним словом, со второй половины ХIХ в. до Октябрьской революции России 1917 г., количество русских эмигрантов в Китае сильно увеличилось по сравнению с предшествующим периодом. Изменился и социальный состав эмигрантов: в их среде стали преобладать грамотные, квалифицированные кадры, способные выполнять сложные технические работы.

Кроме купцов, миссионеров, иностранных студентов, появились военные, учителя, журналисты, инженеры, адвокаты, врачи и люди других профессий. В основном жили они на аффилированных местах КВЖД и в крупных городах, таких как Харбин, Шанхай, Тяньцзин. Кроме своих рабочих, профессиональных обязанностей, они выполняли сложные социальные функции. С одной стороны, они служили царскому режиму России, способствовали проведению его политики на Дальнем Востоке, с другой стороны, русские эмигранты способствовали культурному общению и обмену культурными ценностями между двумя странами

– Китаем и Россией25.

Своим возникновением Харбин обязан сооружению КВЖД и русским строителям дороги. Нельзя не согласиться с харбинской уроженкой, талантливой писательницей Л. Кравченко, которая еще в 1929 г. с гордостью утверждала: «...

того, что на пустом, практически, месте (не считая глинобитных деревушек), на высоком сунгарийском берегу, именно русскими стал возводиться город, до того на карте мира не существовавший, у истории – не отнять»26. Удобное географическое положение Харбина на пересечении большого водного пути и Ли Синган. Плывущий лотос в буре – Русские эмигранты в Китае. Пекин, 1997. С. 18. (на кит.

яз.) Кравченко Л. Харбин изначальный // Харбин. Ветка русского дерева: проза, стихи.

Новосибирск, 1991. С. 39.

железной дороги предопределило быстрое развитие города, превратило его в крупный населенный пункт, который стал проводником русской культуры в Маньчжурии. На состоявшейся в мае 1998 г. международной конференции «Годы, Люди, Судьбы. История российской эмиграции в Китае» Г.В. Мелихов сделал доклад «Харбин в сравнительно-историческом аспекте», где определил типологию г. Харбина и подчеркнул его отличительную особенность как крупнейшего в Российском Зарубежье центра белой российской эмиграции – с устоявшимся русским национальным бытом, многочисленными учреждениями культуры и образования27.

Второй этап, который падает на 1917–1924 годы, приходится на время двух революций, Февральской и Октябрьской, в России. За ними последовали интервенция и оккупация ряда районов России иностранными захватчиками, Гражданская и ее окончание. На этот этап приходится оформление русских населенных пунктов в Китае. Но и в это время решающее воздействие на историю российской послеоктябрьской эмиграции в Китае оказывала КВЖД. Такое влияние стало возможным потому, что строительство и функционирование дороги привело к появлению в Маньчжурии своеобразного «государства в государстве» – так называемой полосы отчуждения КВЖД. Это был новый исторический феномен, настоящий оазис российской жизни на китайской земле. Именно существование многотысячной российской колонии в Маньчжурии, живущей во всех отношениях «по-русски», привлекало сюда с конца 1917 г. беженцев из России. Дорога давала русским эмигрантам все: кров, возможность жить, работать, растить детей в привычных для них условиях и русских традициях. Поэтому судьба бывших российских граждан в Маньчжурии напрямую зависела от международно-правого статуса КВЖД и его изменения28.

Первое появление российских беженцев в Северной Маньчжурии относится к началу 1918 г. Главная масса русских эмигрантов оказалась в Китае после Мелихов Г.В. Международная научная конференция «Годы, Люди, Судьбы. История российской эмиграции в Китае». К 100-летию Харбина и КВЖД // Проблемы Дальнего Востока.

1998. № 4. С. 124.

Аблова Н.Е. КВЖД и российская эмиграция в Китае: международные и правовые аспекты истории (первая половина ХХ в.). М., 2004. С. 393.

крушения белого движения в Забайкалье и, особенно в Приморье29. А первый серьёзный поток русских беженцев на Дальнем Востоке датируются началом 1920 г. – временем, когда уже пала Омская Директория; второй – октябрём–ноябрём 1920 г., когда была разгромлена армия так называемой «Российской Восточной окраины» под командованием атамана Г.М. Семенова (одни только регулярные его войска насчитывали более 20 тысяч человек; они были разоружены и интернированы в так называемых «цицикарских лагерях», после чего переселены китайцами в район Гродеково на юге Приморья); наконец, третий, – концом 1922 г., когда в регионе окончательно установилась советская власть (морем выехали лишь несколько тысяч человек, основной поток беженцев направлялся из Приморья в Маньчжурию и Корею, в Китай, на КВЖД их, за некоторыми исключениями, не пропускали; некоторых даже высылали в советскую Россию.

Общее же население русских колоний в Маньчжурии и Китае в 1923 г., когда война уже закончилась, оценивалось приблизительно в 400 тысяч человек30.

На рубеже 1922–1923 годов пределы российского Дальнего Востока покинули последние бойцы белой идеи, большая часть которых устремилась, естественно, в Харбин – крупный промышленный город с многочисленным русским населением. В 20–30-е годы XX в. Харбин был признанным центром белой эмиграции не только в Китае, но и на всем Дальнем Востоке и ЮгоВосточной Азии. «Харбин как крупный промышленный центр с многочисленным русским населением для многих казался заманчивым пристанищем. В нем скорее, чем в другом месте, многие надеялись найти себе и работу, и сочувствие»31 – отмечалось в Отчете о деятельности Харбинского комитета помощи русским беженцам за 1923–1938 годы.

Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tk-gorod.ru/countr~1/china/n_e_ab~1/54.

htm 4 (20)2014

Белая эмиграция. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C1%E5%EB%E0%FF_%FD%EC%E8%E3%F0%E0%F6%E8%FF / 4 (10) 2014.

Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.) Указ.

соч. 4 (20) 2014.

Итак, 1918 – начало 1923 годов – время создания основы российского дальневосточного зарубежья. Процесс этот – в сравнении с аналогичным в Европе

– имел ряд особенностей.

Во-первых, беженцы из Советской России стремились не просто в Маньчжурию, а именно на КВЖД, надеясь найти в Харбине и на линии не только работу и кров, но и привычный русский уклад жизни среди российского же населения. Поэтому, обретя в Маньчжурии почти полное подобие жизни дореволюционной России, русские белые чувствовали себя в меньшей степени изгоями, нежели их европейские товарищи по несчастью.

Второй отличительной чертой русского дальневосточного зарубежья являлась «двухслойность» его происхождения: эмигрантская колония образовалась на основе дореволюционного населения полосы отчуждения и из прибывших сюда во время Гражданской войны бывших подданных Российской империи.

Основную массу российских жителей полосы отчуждения накануне 1917 г.

составили следующие категории: железнодорожники и их семьи; гражданское население, занятое торговлей, образованием, здравоохранением и тому подобное;

члены Заамурского округа, вернувшиеся с фронтов Первой мировой войны; семьи казаков и так далее. Это как раз те слои русского населения в Маньчжурии, которые меньше всего были обеспокоены революционными событиями в России.

Их настроения очень точно охарактеризовала Л. Кравченко: «То, что произошло в России в семнадцатом году, дошло сюда поначалу таким слабым отголоском, что не обеспокоило переменой жизни...».

В результате революций 1917 г. и Гражданской войны в Маньчжурию оказались выброшенными представители почти всех категорий российского населения: городские обыватели и мелкие торговцы, чиновники и учителя, врачи и инженеры, крестьяне из приграничных районов и рабочие, политические деятели и члены различных «временных» правительств, университетские профессора, журналисты и литераторы.

Второй слой российской колонии в Китае составили люди, изгнанные из России грозными событиями Гражданской войны:

– государственные, политические и общественные деятели (Д.Л. Хорват, Н.Л.

Гондатти, Н.В. Устрялов и другие).

– военные руководители белого движения (Г.М. Семенов, М.К. Дитерихс, Б.В.

Анненков и другие).

– члены военных формирований Г.М. Семенова, И.М. Калмыкова, Р.Ф. Унгерна, В.О. Каппеля и тому подобное, явившиеся одной из самых больших групп эмигрантов в Китае и ставшие основой для создания многочисленных белых военных организаций.

– рядовые беженцы из России.

В тесной связи с процессом складывания российской колонии в Маньчжурии находится и третья характерная особенность белой эмиграции в Китае: существование здесь большого числа русских военных организаций, ведших активную борьбу с Советской властью на протяжении тридцати с лишним лет с начала Гражданской войны и до конца Второй мировой.

В результате Гражданской войны сотни тысяч российских граждан оказались за пределами Отечества, что привело к возникновению такого уникального явления, как Российское зарубежье. Таким образом, события Октябрьской революции и Гражданской войны вызвали массовый исход русских беженцев в Маньчжурию. 1918–1923 годы – время формирования белой эмиграции в Китае и на Дальнем Востоке в целом.

Следует отметить характерную только для дальневосточной эмиграции особенность: она оформлялась на основе многонациональной колонии российских граждан, живших в Маньчжурии с начала XX в. Хорошие заработки и возможность быстрого обогащения привлекали на КВЖД представителей всех национальностей России. Исследователь Н.А. Василенко утверждает, что уже в дооктябрьский период в полосе отчуждения КВЖД сформировалось уникальное общество, представлявшее конгломерат нескольких культур и конфессий.

Образовавшаяся здесь колония представляла собой поучительный пример совместного проживания людей, независимо от их национальной и классовой принадлежности32.

Русские мигранты в Китае этого периода заложили основу расцвета двух культурных центров – Харбина и Шанхая.

Третий этап развития русской эмиграции в Китае, который охватывает 1924– 1932 годы, характеризуется стабильным проживанием эмигрантов в Китае: в городах Харбине и Шанхае.

В первые годы пребывания в Харбине русские эмигранты жили в тяжелых условиях, у них зачастую не хватало денег, отсутствовало благоустроенное жилье.

Временами трудно было найти работу. Но постепенно они наладили свой быт, повысились заработки, по мере преобразования Харбина рос спрос на рабочие места. В Харбине их трудами были построены европейские дома, церкви, появились больницы, театр, учебные заведения. В Харбине было создано 1115 торгово-промышленных предприятий, 21 храм, 36 ресторанов, 32 гостиницы, 3 театра, 8 кинотеатра, 66 аптек, 34 писчебумажных и книжных магазина, 25 типографий и издательств. На этих предприятиях работали в основном бывшие офицеры, казаки, солдаты. В пароходных фирмах Х. П. Тетюкова, С. Х. Соскина и других также работали офицеры, моряки, солдаты. Многие из эмигрантов работали водителями автобусов.33 Их работа превратила Харбин в современный благоустроенный город, а их труд стал получать достойное вознаграждение. В целом русские эмигранты тянулись к КВЖД, которая давала им работу и жильё.

В Харбине появились многочисленные общественные организации, призванные решать сложные вопросы жизни русских эмигрантов. Например, такие, как Русский эмигрантский комитет, Общества инвалидов, Бюро по делам русских эмигрантов и другие. В городе появилась разветвлённые и эффективная Василенко Н.А. Население полосы отчуждения КВЖД: опыт межнациональных контактов (1897–1917) // Люди, судьбы. История российской эмиграции в Китае: материалы международной научной конференции, посвящённой 100-летию г. Харбина и КВЖД. М., 19–21 мая 1998 г. С. 16.

Ракунов В.А. Белоэмигранты в Харбине (1920-е годы) // Вестник. Управление мегаполисом.

2011. № 6. С. 128.

система оказания помощи русским эмигрантам. Эти организации обеспечивали защиту многообразных интересов русской эмиграции.

В конце 20-х – начале 30-х годов многие русские эмигранты, в том числе значительное количество писателей и поэтов, переехали в Шанхай.

Приток российских беженцев из Маньчжурии привел к активизации экономической деятельности белоэмигрантов в Шанхае. К началу 1903 г. сфера коммерческой деятельности русской эмиграции охватила, как говорят китайцы, все «360 отраслей». Русские продовольственные магазины, магазины одежды, нарядов и украшений, ювелирных изделий можно было найти во всех районах Шанхая. Так, в середине 1930-х годов в городе было более 1 тысячи русских магазинов, причем преобладали меховые, ювелирные, часовые и обувные фирмы34. Владельцами примерно тысячи такси (около 10 % от их общего числа) были русские хозяева. В исторической литературе также часто встречается вполне справедливое мнение о том, что улучшение материального положения русских шанхайцев в итоге привело к расцвету русской культуры в Шанхае в эти годы.

Так, В.П. Петров указывает, что «в начале 30-х годов русский Шанхай в культурном отношении поднялся на необычайную высоту... Русские внесли крупный вклад в культуру международного Шанхая 30-х годов»35: в городе появились великолепные храмы, русские школы, издания, театры драмы и оперетты, литературные объединения, Шанхай был в это время богат поэтами36. В этот период было выпущено несколько сборников стихов: «Парус», «У самовара», «Жёлтая Дама». По мнению китайского исследователя Ван Чжичэна, тридцатые годы были периодом наибольшей стабильности и процветания в истории российской колонии в Шанхае. Китайские законы давали свободу деятельности всем, кто оказывался в то время на китайской земле. Мало отличаясь от местного населения в правовом отношении, белые русские получили равную с китайцами Ван Чжичэн. История русской эмиграции в Шанхае пер. с кит. Пань Чэньлонга, Сяо Хуэйжуна, Лю Юйцинь, Бэй Вэньли, Л. П. Черниковой. М., 2008. С. 508–509.

Петров В.П. Русский Шанхай // Проблемы Дальнего Востока. 1992. № 1–3. С. 168.

Там же, С. 169.

возможность селиться на земле, заниматься торговлей, искать и получить работу, переселяться в более благоприятные районы проживания37.

По сравнению с двадцатыми годами, жизнь российской колонии в Шанхае изменилась к лучшему. С быстрым ростом численности русской эмиграции в Шанхае спрос на труд русских эмигрантов, соответственно, тоже рас. Русские эмигранты, которые работали в иностранных учреждениях и организациях, а также в учреждениях при административных органах концессий, жили в основном хорошо. Среди русских эмигрантов в Шанхае было немало инженеров, 75% молодых русских инженеров могли найти работу по своей специальности.

Около 70% из них, при всей существенной разнице в доходах, все же имели постоянную работу. Наиболее распространенными в эмигрантской среде в этот период стали профессии коммерсантов, врачей, юристов, журналистов, преподавателей, таксистов, охранников, телохранителей, прислуги и тому подобное. Были среди белых русских и представители криминального мира: воры, фальшивомонетчики, даже наемные убийцы38.

По-прежнему нелегким оставалось положение русских женщин, так как многие из них были вынуждены работать в шанхайских ресторанах в качестве «dancing-girl». Как вспоминает Н. Ильина, это было особенно тяжело для перебравшихся из Маньчжурии русских девушек, «которые выросли в Харбине, в тихих богобоязненных семьях, окончили средние школы, готовились... к иной судьбе»39. В середине 30-х годов ХХ в. в городе существовал даже специальный орган – Международный комитет охраны русских женщин и детей в Шанхае40.

Русские люди в Шанхае, как и в Маньчжурии, хранили национальные культурные традиции. Эмигрантская колония в тридцатые и сороковые годы пополнялась за счет молодежи, которая в большинстве своем выросла в Харбине и на линии КВЖД, в любовно сохраняемой русской среде, была русской и по воспитанию, и по образу жизни и мыслей. В Шанхае, как и в других местах Ван Чжичэн. История русской эмиграции в Шанхае пер. с кит. Пань Чэньлонга, Сяо Хуэйжуна, Лю Юйцинь, Бэй Вэньли, Л. П. Черниковой. М., 2008. С. 93.

Там же, С. 373.

Ильина Н. Дороги и судьбы. М., 2011. С. 169.

Шанхайская Заря. 1935. 13 марта.

русского рассеяния, отмечали православные и национальные праздники:

Рождество, Пасху, Троицу, День русской культуры (6 июня, день рождения А. С.

Пушкина)41.

Тем не менее, относительная экономическая стабильность русской колонии, характерная для 1930-х годов, длилась недолго. Нападение Японии на ПерлХарбор в декабре 1941 г. все изменило. Японские власти стали вводить очень жесткую цензуру по отношению к русским газетам, включая рекламу. Культура и просвещение также оказались в ведении японцев. Для русских наступили тяжелые времена. Японские оккупационные власти ужесточили административный контроль за европейцами и американцами, создавали всевозможные препоны для их экономической деятельности, усилили идеологическое давление на шанхайскую прессу42.

Четвёртый этап охватывает 1932–1945 годы. Это было время оккупации Японией многих территорий Китая.

Блестящие тридцатые годы, годы расцвета русской культуры, неожиданно закончились японским выступлением против Китая.43 После того, как Япония захватила три Северо-Восточных провинции Китая, в Манчжурии была установлена марионеточная власть несовершеннолетнего императора. Она просуществовала с 1 марта 1932 г. по 18 августа 1945 г. Это было время существования государства «Маньчжоу-го» (иногда называется также «Маньчжудиго»).

Установление Японией оккупационного режима в Маньчжурии ознаменовало начало нового периода в жизни русских эмигрантов в Китае.

Государственное управление Маньчжоу-го полностью находилось под контролем Японии. Чиновники-японцы занимали не только самые важные посты в правительственном аппарате Маньчжоу-го, они составляли 36% всех служащих центральных государственных учреждений и 29% служащих провинциальных Ван Чжичэн. История русской эмиграции в Шанхае. Шанхай, 1993. С. 385. (на кит. яз.) Там же, С. 250–252.

Петров В.П. Русский Шанхай // Проблемы Дальнего Востока. 1991. № 4. С. 178.

управления44.

органов Японцы жестко регламентировали жизнь русских эмигрантов в Северо-Восточном Китае: все эмигрантские общественные и политические организации, культурные и научные общества, пресса, молодежные объединения – все они находились под неусыпным наблюдением и идеологическим контролем японских властей в Маньчжоу-го. Столкнувшись с диктатом японских властей, русские эмигранты стали переезжать из Харбина в Шанхай. В это время российская колония в Шанхае значительно увеличилась за счет пополнения русскими переселенцами из Северо-Восточного Китая. После создания Маньчжоу-го и продажи КВЖД в 1935 г. сюда соответственно переехало 2885 и 2285 русских эмигрантов.

В середине 1930-х годов общая численность русских эмигрантов в Шанхае составляла от 16000 до 21000 человек, так что их доля в населении Шанхае была уже весьма значительна45.

В исторических документах встречаются и другие цифры. Живший в Шанхае писатель и историк В. П. Петров приводит такие данные: «К середине тридцатых годов в Шанхае уже было 40 тысяч русских, а, по неофициальным сведениям, «второй русский Шанхай» насчитывал 50 тыс. человек»46.

Пятый этап охватывает собой 1945–1950-е годы. Это время возвращения в Россию или переезда в другие страны из Китая многих из русских эмигрантов.

Фактически по окончании этого периода говорить о существовании организованной русской эмиграции в Китае не приходится.

С 1945 г. по 1950-е годы начинается исход русских эмигрантов в Россию или в другие страны. В Китае из них мало кто остался.

После окончания Второй мировой войны, в августе 1945 г., Советская армия вошла в Маньчжурию, что положило начало последнему периоду в истории белой эмиграции. Русские эмигранты в Китае в то время разделились на два лагеря: у История войны на Тихом океане (в пяти томах). Т. I. Агрессия в Маньчжурии. М., 1957. С.

310. / под общеред. Усами Сэйдзиро, Эгути Бокуро, Тояма Сигэки, Нохара Сиро и Мацусима Эйити.

Ван Чжичэн. История русской эмиграции в Шанхае пер. с кит. Пань Чэньлонга, Сяо Хуэйжуна, Лю Юйцинь, Бэй Вэньли, Л. П. Черниковой. М., 2008. С. 94.

Петров В.П. Русский Шанхай // Проблемы Дальнего Востока. 1991. № 4. С. 217.

одних преобладали симпатии к СССР и они собирались домой, другие не смирились с Советской властью, поэтому много из них выехали летом–осенью 1945 г. за пределы Китая в США, Австралию, Латинскую Америку.

Исход белых русских из Шанхая, Тяньцзиня, Циндао и других городов Китая был обусловлен в равной степени желанием вернуться на родину, но возвращение на родину вообще оказалось для русских эмигрантов делом далеко не простым. Советское правительство разрешало въехать в СССР далеко не всем желающим. Так, 7 тыс. русских шанхайцев в 1947 г. было отказано в разрешении вернуться в СССР47. Даже получившие советское гражданство не сразу могли вернуться в Советский Союз. Е.П. Таскина вспоминает: «В Харбине после событий 1945 г. еще свыше 10 лет оставались жить и работать десятки тысяч русских людей, взявших советское гражданство»48. Последняя массовая волна возвращения русских из Маньчжурии пришлось на середину 1950-х годов – после объявления в 1954 г. советским правительством призыва о возвращении в СССР для участия в освоении целины. Многие русские жители Харбина, не желавшие ехать в Советский Союз, предпочли дальнейшую эмиграцию – в Австралию, США, Канаду, в виду отсутствия в Китае будущего для них и их детей. В то же время в Маньчжурии все же было немало людей, не хотевших никуда уезжать.

Так, в Харбине оставались люди, в основном, бездетные или несемейные49.

Массовый уход эмигрантов из Шанхая произошел в первые годы после окончания второй мировой войны. К концу 1940-х годов в Шанхае оставалось не более нескольких сот русских, но, как печально констатировал В.П. Петров, «русскому Шанхаю, культурному центру Дальнего Востока, пришел конец»50. Но Шанхай, как единственный из всех крупных центров русского рассеяния, оставил после себя изумительный памятник, живую картину русской культуры.51 Амурская правда. 1926. 17 сент. № 1932.

Там же, 16 сент. № 1931.

Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.) Указ.

соч. 4(20)2014 Петров В.П. Русский Шанхай // Проблемы Дальнего Востока. 1992. № 1–3. С.178.

Там же, С.180.

Таким образом, предполагалось, что железнодорожный путь, связывающий Европейскую Россию и страны Европы с Дальним Востоком через новый незамерзающий порт Дальний, поведёт к значительному усилению торговли и привлечёт в Шанхай представителей русских торговых фирм52. КитайскоВосточная железная дорога (КВЖД) играла весьма заметную роль в международных отношениях на Дальнем Востоке на протяжении всей первой половины ХХ в., что было обусловлено ее важным экономическим, политическим и военно-стратегическим значением в регионе53. Таким образом, прекращение существования КВЖД в качестве объекта международных отношений на Дальнем Востоке вскоре, наряду с другими факторами, привело к исчезновению такого уникального явления как российская эмиграция в Китае54.

Среди русских эмигрантов были инженеры, профессора, общественные деятели, военные, духовенство, музыканты, артисты, купцы, представители многих других профессий. Многие из них в Китае участвовали в открытии институтов, в подготовке специалистов, другие занялись изданием прессы, газет и журналов, занимались благотворительностью. Они принесли русскую культуру – литературу, музыку, искусство – всё это, сохраненное и созданное трудами русских эмигрантов, дало китайцам возможность познакомиться с европейскими достижениями в культуре и образовании. Сами не предполагая того, они не только сохранили русское духовное наследие в эмигрантской среде, но и создали модель обогащения западной и восточной культур. В результате их деятельности в Китае возникла новая школа искусств, которая, сохраняя древние китайские традиции, восприняла многие приемы построения изображений, присущие европейской живописи. Можно сказать, что русские эмигранты и китайцы жили в добрососедстве, что создавало благоприятную обстановку для взаимовыгодного межэтнического культурного взаимодействия. Среда русского Харбина благоприятствовала эмигрантам из России, она была культурно подготовлена Петров В.П. Русский Шанхай // Проблемы Дальнего Востока.1991. № 4. С. 214.

Харбинские истории о русской эмиграции в Китае часть 1 (BBC). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.svidetel.su/audio/129 / 12(05)2014.

Аблова Н.Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.) Указ.

соч. Указ. соч. 4(20)2014 предшествующими двумя десятилетиями русского присутствия в Маньчжурии.55

1.2 Становление Харбина как центра русской эмиграции в Китае В начале ХХ в., с открытием КВЖД, в Китае появилась и стала бурно развиваться группа городов, связанных со строительством и обслуживанием железной дороги в провинции Хэйлунцзян. Особое важное значение приобрёл железнодорожный узел КВЖД – Харбин, который быстро превратился в международный центр. Город расположен на берегах Сунгари, которая несёт свои воды вдоль городских кварталов, образуя прекрасные пейзажи. От Харбина начиналась железнодорожная магистраль, пересекающая всю Евразию. Город с европейской застройкой, с удобными путями сообщения, логистикой и обширными информационными потоками привлекал внимание эмигрантов. В 1922 г. приток эмигрантов в Китае достиг почти 200 000 иностранцев56, значительную долю которых составляли выходцы из России, в том числе русские и еврейские переселенцы. На месте Харбина постепенно образовался открытый и толерантный к различным светским и религиозным культурам международный коммерческий центр, поражающий приезжих своей деловитостью, энергией, верностью и преданностью делу.

Очень скоро Харбин стал пользоваться популярностью и деловой репутацией. По степени интернационализации его может сравнить с такими признанными культурными центрами, как Париж, Лондон, Нью-Йорк, Москва.

Харбин стал чудом современной китайской урбанизации57. В 20-е годы и 30-е годы XX в. порт Харбина, известный в культурных и деловых кругах как «Восточная Москва», превратился в центр международной торговли. Харбин стал центром моды в одежде, в еде, в искусстве кино, театра, музыке и в других областях культуры. Здесь появился первый пивоваренный завод в Китае, первый Русский Харбин. Опыт жизнестроительства в условиях дальневосточного фронтира / Забияко, А.А., Забияко, А.П., Левошко, С.С., Хисамутдинов, А.А. Благовещенск, 2015. С. 48.

Ли Синган. Плывущий лотос в буре – Русские эмигранты в Китае. Пекин, 1997. С. 18.

Ма Вэйюнь. КВЖД и Хэйлунцзянская культура. Харбин, 2010. С. 3. (на кит. яз.) кинотеатр, первая музыкальная школа, первая балетная труппа, первый симфонический оркестр. В городе строились церкви европейского стиля, везде можно было увидеть современные бары, рестораны и другие постройки. Русская эмигрантская культура была не одинока: в Харбине в этот период присутствуют представители и иных европейских культур, которые также оказывают свое влияние на культурный облик города, усиливая его своеобразие, образуя харбинскую архитектурную культуру, культуру питания, культуру религии с уникальной международной сходимостью. Только в Маньчжурии им удалось сохранять на протяжении несколько десятилетий своеобразную русскую культурную среду, которая не растворялась в море не менее своеобразной китайской культуры. Этому способствовал целый ряд обстоятельств58.

Русские эмигранты являлись самой крупной частью эмигрантского сообщества и играли более важную роль в экономической, социальной и культурной жизни провинции Хэйлунцзян, чем другие эмигрантские круги.

Поэтому в «хэйлунцзянской» заграничной культуре преобладала русская культура, именно она оказала самое заметное влияние на культуру Харбина.

Русская литература, а в более широком контексте, русская культура вообще, представленная фильмами, религией, архитектурой, кулинарией, одеждой, привычками русских людей, их поведением в быту и тому подобное, повлияла на жителей провинции Хэйлунцзян, заимствовалась ими, вошла частично в их образ жизни. Интенсивным культурным контактам способствовала деятельность самой железной дороги как дешёвого транспортного средства перемещения грузов и пассажиров, как стимула для привлечения рабочей силы и предпринимательских усилий, как благоприятной среды для инвестиций59.

КВЖД, построенная Россией почти сто лет тому назад, привлекла в Китай много русских эмигрантов, следствием чего Харбин своей архитектурой стал отличаться от многих китайских городов, хотя и сохранил в своем облике некоторые «китайские» черты. Архитектурная среда Харбина имеет легко Лю Цзинянь. Записки мирского шума. Харбин, 1929. С. 267. (на кит. яз.) Чэнь Цюцзе. Влияние КАЖД на численность населения Харбина // Россия и АТР. 2011. № 1.

С. 83.

узнаваемый «харбинский акцент» – колорит восточного города: китайские торговые лавочки, сервис на улице, вывески с иероглифами, праздничное специфическое украшение улиц, сами китайцы, одетые в традиционную одежду.60 В результате сформировался особый стиль, непохожий на стиль традиционных китайских городов61.

Влияние русских эмигрантов и их потомков на харбинскую городскую культуру проявлялось во многих сторонах общественной жизни, особенно в области городского планирования, городской архитектуры. А архитектура является наиболее заметным фактором, определяющим многие стороны городской культуры.

В период создания города Харбина планировщики и проектировщики выбрали самую высокую точку города, где стояла Свято-Николаевская церковь в Наньгане (теперь кольцо Хунбо), в качестве центра, от которого выходят шесть лучевых улиц по направлениям на восток, запад, юг, север, северо-запад и северовосток. Тем самым была определена основная структура и форма комплексного планирования и застройки города Харбина, которая продолжается до сих пор.

Такая концепция планирования города, согласно которой за отправную точку берётся главное сооружение или центральная площадь, от которой лучами расходятся улицы по основным направлениям, воплощает русский градостроительный стиль и особенность российских городов. Она сильно отличается от традиционной модели строительства древних китайских столиц, например, Пекина и Сианя. Эти древние города характеризует другая концепция планирования, согласно которой вначале определяется северо-южная осевая линия, вокруг которой потом происходит строительство улиц, что в плане похоже на форму решетки, напоминающей китайский иероглиф – «».

Названия улиц в Харбине носят смешанный характер: некоторые получили Русский Харбин. Опыт жизнестроительства в условиях дальневосточного фронтира / Забияко, А.А., Забияко, А.П., Левошко, С.С., Хисамутдинов, А.А. Благовещенск, 2015. С. 20.

Цзяо Сюе. Влияние русского архитектурного стиля на харбинский городской архитектурный стиль: дис. магистра / Харбинский политехнический университет. Харбин, 2011. С. 10. (на кит.

яз.) имена в соответствии с русскими традициями, другие были наименованы в китайском стиле, но встречаются и улицы, которые носят экзотические, колониальные названия. После 20-х годов XX в., хотя и было предпринято несколько упорядочений в названиях улиц, многие из них по-прежнему несли на себе след русской культурной истории. В ранний период истории Харбина названия улиц можно разделить на русские и китайские. В свою очередь, русские названия улиц были разделены на три вида. Во-первых, названия улиц, которые получились от имен российских знаменитостей или фамилий влиятельных русских эмигрантов. Здесь можно назвать Хорватовский проспект (ныне улица Чжуншань), Хилкова улица (ныне Участковая), осталась и пользуется прежним названием улица Гоголя в Наньгане и другие. Во-вторых, от русских названий территорий, стран и регионов, как например, улица Бельгия (ныне улица Билэ в Наньгане), Балканская улица (ныне Вашанская улица в Наньгане) и так далее. Втретьих, от названий сооружений: казарм, церквей и других. Это такие улицы, как Казачья улица (ныне улица Гао-и в районе Даоли), и даже улица Министерство (сегодня в Наньгане улица Ляньбу), Церковная улица (ныне улица Гэсинь,) и так далее. Но имеются и улицы, названные изначально в китайском стиле, например, улица Мадягоу (огород) и другие.

В городе Харбине русский архитектурный стиль занимает ведущее положение. Это положение определялось естественной средой, материальными ресурсами, существующим социальным и историческим фоном и рядом других обстоятельств.

По данным исследований, природная среда и географическое положение Харбина объективно легче принимали стиль русской архитектуры. Харбин начал строиться в местности, чрезвычайно богатой природными ресурсами – песком, гравием, диким камнем, глиной. Он находился в транспортном узле КВЖД, где сходился ряд транспортных артерий, что позволяло быстрее и легче доставлять нужные строительные материалы и топливо. В субъективном отношении большинство архитекторов, планировщиков и дизайнеров, происходили из интеллигенции царской России, которая в архитектурном стиле, сознательно или бессознательно, использовала привычные для неё строительные конструкции – купола, колонны, фризы, барельефы, резные украшения и другие элементы традиционной русской техники строительства.

Если в начале своего строительства в Харбине наблюдалось сильное влияние русской культуры, тем более, что долгое время в структуре населения русские эмигранты и их потомки занимали значительное место, так что Харбин по праву носил название «Восточной Москвы», со временем это воздействие ослабло.

Но воздействие русской культуры было настолько сильным, что оставило свой след в облике города и в культуре его обитателей. Как неотъемлемая часть территории Китая и крупнейший международный космополитический город Северо-Восточной Азии, город Харбин с архитектурной точки зрения имеет очень яркое культурное своеобразие, которое определяется наличием и традиционной китайской архитектуры, и элементов русского архитектурного влияния, и европейской архитектуры стиля барокко, классической архитектуры эпохи Возрождения, романтического стиля XIX в., и многих других типов и стилей.

Социальная культура является частью культуры общества, несущей в себе богатое содержание и выполняющей многообразные функции. Это находит свое отражение в самом понятии, наполненном разнообразными смыслами. Оно включает всё необходимое для жизни человека – одежду, кулинарию, жильё, транспорт, быт, нравы, обычаи, язык и другие элементы. В качестве носителей иной социальной культуры, русские эмигранты привили населению Харбина многие новые обычаи, привычки, нравы, формы поведения, неизвестные им ранее.

Постепенно в Харбине сформировались уникальные особенности культуры повседневности, в которой сочетались традиционные китайские ценности и русские культурные заимствования.

Эти изменения заметны в следующем:

Во-первых, под влиянием одежды, которую носили русские эмигранты, произошли изменения в привычках, манере одевания, стиле одежды, эстетических вкусах китайского населения Харбина. Поэтому стиль, манеры носить одежду, которые выработали у себя харбинцы, стали отличать их не только от других китайцев, но стал известен во всём мире. Харбинцы, как отмечали исследователи, «не носят присущие китайцам традиционные одежды, а предпочитают европейские костюмы, особенно с необходимыми часами, кольцами, и даже сегодня соблюдают эти привычки»62. Эта манера одеваться сохраняется до сих пор.

И сегодня, когда наступает осень и становится холодно, можно увидеть, как женщины на улице ходят в коротких или длинных пальто, шерстяных юбках и сапогах. Это придаёт улицам города Харбина уникальный вид, неизвестный другим городам Китая.

Во-вторых, произошли значительные изменения в диете питания. Как отмечается в каталоге «Краеведение услуг Харбинского общественного питания», Харбинская европейская кухня насчитывает около 50 видов названий холодных блюд, 56 видов супов, 137 видов напитков, из них холодных напитков – 18 видов, 108 видов блюд из мяса, из дичи – 50 видов, 41 вид продуктов из птицы, мучных изделий – 19 видов, всё это разнообразие продуктов, общим количеством 572 вида европейских блюд, имеется на различных столах разных ресторанов. Многие из этих блюд были завезены русскими эмигрантами63. Стоит отметить, что пиво импортировалось еще в 1900 г. для того, чтобы удовлетворить потребности армии и эмигрантов в Китае. Известный русский предприниматель Улубулевский открыл в Харбине первый пивоваренный завод64. Впоследствии, под влиянием русской диаспоры, харбинцы, которые вначале не понимали вкуса этого напитка, постепенно влюбились в него так, что привычка пить пиво широко распространилась. Можно сказать, что пить пиво уже стало традицией харбинцев.

В последние годы, каждым летом в Харбине проводится пивной фестиваль, во время которого на Центральном проспекте Харбина можно увидеть китайских граждан и иностранных туристов с кружкой пива в руках.

В-третьих, значителен вклад русских эмигрантов в культуру украшений жилища. Харбинцы всегда уделяли большое внимание внутренней отделке дома.

Лю Цзинянь. Записки мирского шума. Харбин, 1929. С. 232. (на кит. яз.) Чжао Тянь. Краеведение Харбинского общественного услуго-питания. Харбин, 1991. С. 255.

(на кит. яз.) Ли Синган. Плывущий лотос в буре – Русские эмигранты в Китае. Пекин, 1997. С. 263.

У них до сих пор сохраняется традиция, согласно которой при получении новой квартиры необходимо произвести её украшение. В результате этого в Харбине получил развитие рынок отделочных материалов, который постепенно распространился и во всем Китае. С появлением русских переселенцев в моду вошли паркет и ковёр.

Но эти детали убранства несут и утилитарное значение:

при холодном климате, который характерен для Харбина, использование ковров и паркета становится не только эстетической необходимостью, но и средством утепления жилища.

Но самое важное влияние, которое оказывает та или иная культура, имеет язык. С помощью языка передаётся большая часть информации, поэтому именно язык является важнейшим средством коммуникации культур. Русский язык и сегодня очень популярен в Харбине. Многие СМИ – радио, газеты, телевидение, печатная продукция – так или иначе используют русский язык. Начало этому процессу распространения русского языка как коммуникативного средства положила ещё русская эмиграция. В ходе организации строительства КВЖД, а по мере его завершения и эксплуатации, языком делового общения с необходимостью выступал русский язык. Ведь для многих технических устройств, используемых при строительстве и эксплуатации железной дороги, попросту не было их китайского аналога. Тем более русские эмигранты в деловых контактах с посредниками и рабочими использовали русский язык. Таким образом, знание русского языка для многих харбинцев было производственной необходимостью. В результате многие горожане, да и не только они, получили хорошие знания в области русского языка. В своей повседневной жизни большинство харбинцев могут говорить немножго по-русски, и даже некоторые русские слова вошли в жизнь города. В качестве примера можно привести следующие слова: (хлеб), (платье), (грубая колбаса), (кран), (вагон), (мадам), солдат, капитан, (базар), (тюрьма), (ведро) и другие.

Кроме того, надо отметить, что ледяной фонарь и снежная скульптура, которые украшают Харбин зимой, уже стали его типичным брендом, который привлекает в город туристов со всего мира. Эта культура также была тесно связана с деятельностью русских эмигрантов, и с их религиозными воззрениями и праздниками. Существуют соответствующие записи, согласно которым 19 января 1922 г. во всём Харбине в 23 православных церквах в одно и то же время загудели колокола, собирая благочестивых православных христиан на службу. После ее окончания верующие выходили из церквей на реку Сунгари, где собирались вокруг огромного кристального чистого ледяного Креста. Здесь и происходило торжественное крещение на льду реки. Перед епископами располагались ледяные столы, на которых лежала Библия. Эти две ледяные скульптуры – крест и стол – можно рассматривать как самые ранние произведения ледяного искусства Харбина65. В 1935 г., во время Крещения, благотворительная больница «Дом Милосердия», открытая русскими эмигрантами на улице батальона Maдягоу, проводила фестиваль, на котором организовала выставку ледяных скульптур с религиозной тематикой. Были выставлены скульптуры, сделанные учителями и детьми, представляющие уменьшенные копии церквей, христианских храмов, крестов различных форм, православных икон и мелких животных. С этого события проведение фестиваля ледяных скульптур стало традицией Харбина.

Влияя на китайскую городскую культуру, передовая ей новые слова, моду, формы искусства, новые формы транспорта – железные дороги, русские эмигранты сами испытывали на себе воздействие необычной для них и уже поэтому интересной китайской культуры. Мы могли бы сказать, что это был период взаимодействия и взаимовлияния двух дружеских культур, во время которого каждая из культур делилась самыми лучшими из своих образцов, в свою очередь, усваивая из культуры соседей наиболее ценные для неё элементы.

Пожалуй, наиболее ценным и самым распространённым каналом взаимовлияния культур можно назвать брачные отношения, в результате которых происходило образование и укрепление смешанных семей. Именно в смешанных семьях легче всего постепенно ломались расовые, национальные и этнические барьеры, имеющиеся культурные различия.

Ли Шусяо. Харбинская историческая летопись. Харбин, 2000. С.136. (на кит. яз.) Исторический процесс «китаизации» русских эмигрантов окончательно завершился в потомках от смешанных китайско-российских браков.

Согласно наиболее распространённой классификации физической антропологии, мировое человечество делится на три расы: европеоидную, монголоидную и негроидную, или иногда их делят по цвету кожи на белую, желтую и черную. Русские относятся к белой, европеоидной расе, большинство китайцев к жёлтой, монголоидной. Эти расы имеют заметную разницу в физической характеристике.

В теории результаты биологического существования рас не могут быть ни хорошими, ни плохими. В реальной культуре именно биологические различия в коммуникации чаще всего воспринимаются как источник конфликтов. В качестве примера можно указать на существование до середины XX в. расовой дискриминации в США и апартеида в Южной Африке.

Но между русскими эмигрантами и китайскими жителями в Харбине не существовало чёткой границы, вызванной расовыми различиями, напротив, с самого начала смешанные браки между ними являлись очень распространённым явлением. После окончания строительства КВЖД породнившиеся китайскороссийские семьи первого поколения вернулись в Россию. В то же время есть много русских, состоящих в браке с местными жителями, оставшихся в Харбине.

Среди них встречаются как русские квалифицированные рабочие, оставшиеся со времени постройки КВЖД, так и прибывшие после октябрьской революции русские белоэмигранты, а так же многие из приезжих русских, прибывшие в Харбин после китайской реформы Открытости.

Со временем, в третьем и четвертом поколении детей от смешанных браков русских и китайцев, наследуемые признаки белой расы постепенно ослабевают и уже трудно различимы для глаз. На этом завершается процесс биологической «китаизации». Но те культурные формы, которые были переданы русскими эмигрантами и вошли в культуру Харбина, остаются в ней, занимая видное место в культурной жизни горожан.

Национальная идентичность, кроме всего, несет в себе и политические характеристики. В данном случае подразумевается признание своего государства, освоение его ценностей и норм жизни, политики, культуры, национальной принадлежности и других свойств. Сублимацией идентичности нации и культуры является национальная идентичность, которая считается самым высоким проявлением признания личности. Ученый Фу Маолень (Сингапур) в статье «Этническая идентичность, культурная самобытность (идентичность) и национальная идентичность» отметил: «Этническая идентичность является краеугольным камнем культурной идентичности, культурная идентичность является клеящим веществом этнической идентичности. А национальная идентичность является сублимацией этнической идентичности и культурной самобытности и принадлежит к высокому уровню идентификации. Этническая идентичность, культурная идентичность, национальная идентичность – это три элемента Троицы, которые существуют между тремя взаимодополняющими отношениями»66.

Согласно этому положению, по своему происхождению харбинская группа русских эмигрантов в основном делилась на три категории: одни из них переехали в Китай во время строительства КВЖД; вторая образована теми русскими, которые покинули Россию перед Октябрьской революцией и вскоре после неё;

третья группа представлена небольшим количеством русских служащих, которые были направлены в Харбин Советским правительством.

С середины 20-х годов XX в., после регистрации гражданства, постепенно стали советскими гражданами и лица без гражданства. А затем, в 1954 г., после того, как Советское правительство потребовало репатриировать русских граждан, проживающих в Харбине, некоторые из эмигрантов выехали в западные страны, другие остались в Китае, но приняли китайское гражданство. Это доказывает, что процесс «китаизации» для них принял более глубокие формы.

На этнические факторы, влияющие на культурное взаимодействие, указала и группа российских ученых. Русских эмигрантов в Китае можно рассматривать как малую этническую группу, оказавшуюся на длительное время в культурной Фу Маолянь. Указ. соч. 1999. 12 апр.

изоляции. Группа исследователей, М.И. Гомбоева, Н.Н. Замошникова, Д.Б.

Сундуева, обратили внимание на то, что малые этнические группы в условиях культурной изоляции, ассимиляции и культурного доминирования демонстрируют разные стратегии адаптации. В результате проделанного ими анализа различных стратегий преодоления культурной изоляции, авторами были выделены и описаны «четыре типа культурной идентичности, репрезентирующие этапы этногенеза малых этнических групп в процессах от культурной изоляции к культурной ассимиляции: капсульный, консолидационный, диффузный и псевдоморфический»67.

Эти выводы могут быть с известного рода уточнениями применены и для анализа судьбы колонии русских эмигрантов. Замечания касаются того обстоятельства, что естественный процесс взаимоотношения двух народов, русского и китайского, был нарушен чисто политическими факторами, внешними для истории их культурных контактов, а именно, оккупацией северо-востока Китая, Маньчжурии, предпринятой в форме насильственного захвата территории со стороны Японии. Именно политический фактор стал решающим в судьбе русских эмигрантов: колонизация территории и начавшаяся война резко изменили условия творчества. Многие эмигранты были вынуждены покинуть Китай, а некоторые вернулись на родину, в Россию.

Для многих русских эмигрантов, покинувших впоследствии Харбин, ностальгия по России была вытеснена таким же острым чувством тоски по Китаю как своей второй родине.

Исследователи отмечают, что некоторые потомки харбинских русских эмигрантов, даже имеющие родственников в России и поддерживающие с ними периодические контакты, в целом считают себя принадлежащими китайскому народу, испытывают большую идентичность к Китаю, а не к России68.

Культуролог С.А. Черкашина отмечает, что «молодое поколение эмиграции… поГомбоева, М.И., Замошникова, Н.Н., Сундуева, Д.Б. Типы культурной идентичности малых этнических групп в условиях ассимиляции // Учёные записки ЗабГ У. 2014. № 4 (57). С. 85.

Ху Боя, Лу Гань. Смесь харбинской русской диаспоры и китайско-русской культуры // Вестник Хэйлунцзянского социалистического института. Сер. Общественные и гуманитарные науки. 2010. № 6. С. 45. ( на кит. яз.) иному, чем старшее поколение, воспринимало столь отличную от европейской древнюю культуру и было готово осваивать и усваивать чужие культурные ценности, сополагая их с русской традицией»69. В соответствии с основными теориями социологии, национальная идентичность относится к одному из признаний идентичности личности.

Если мы говорим, что в 20-е годы XX в. часть русских эмигрантов и их потомков отказались присоединиться к советскому гражданству, то возможно, это было тесно связано с историческими обидами и политическими ориентациями.

В 1954 г., когда КНР стала социалистическим государством, которое приобрело одинаковую с Советским Союзом политическую систему, некоторые бывшие граждане России и их потомки всё же предпочли остаться в Харбине и приняли китайское гражданство. В теории это можно рассматривать как признание Китая и желание эмигрантов добровольно войти в большую семью китайского народа. Если мы отвлечемся от некоторых конкретных личных причин, то должны признать наличие у русских эмигрантов сильной ориентации на идентичность с китайской культурой, которая являлась важным фактором существования.

Этническая идентичность является ещё одной важной формой идентичности личности. По нашему мнению, важнейшее свойство нации – это её культура. Различные нации отличаются друг от друга различиями культурных основ.

Результаты опроса показывают, что в 1954 г., когда часть китайскороссийских потомков вступали в китайское гражданство, большинство выбирало себе нацию «хань», которая является основным этническим образованием Китая, а не русскую нацию, которая составляла в КНР этническое меньшинство. И этот выбор произошел при условии, что в соответствии с последовательной политикой китайского правительства, меньшинства могут пользоваться рядом льготных прав Черкашина, С.А. Культурная деятельность русской эмиграции в Китае (1917–1945): автореф.

дис. канд. культурологии: 24.00.01. СПб., 2002. С. 18.

в политике, экономике и распределении социальных ресурсов70.

Это явление показывает, что признание китайско-российскими потомками своей культурной принадлежности к нации «хань» вывело их за пределы русской культуры. Переход русской эмиграции к китайскому гражданству, от русской нации к ханьской национальности, завершает процесс «китаизации» русской эмиграции в Харбине.

Таким образом, с конца ХIХ в. по настоящее время русская харбинская эмиграция и их потомки прошли через более чем столетний период взлетов и падений. Начиная со строительства КВЖД, на котором были заняты три–четыре тысячи работников, после Октябрьской революции эмиграция выросла до 150 тысяч (Некоторые исследователи утверждали, что количество эмигрантов достигло более 200 тысяч человек). В последующие годы численность эмиграции постепенно снижалась, но всё же оставалась на высоком уровне, насчитывая десятки тысяч людей. В 1954 г., после эвакуации по требованию Советского правительства, сокращение продолжалось до нескольких тысяч человек71.

Изменялось и лицо русской эмиграции: от первоначальной царской эмиграции, которая пользовалась значительными привилегиями, она изменилась до состояния беглецов, вынужденных переселенцев. К середине XX в. оставшиеся эмигранты по своему социальному положению значительно отличались как от привилегированных эмигрантов царской России, так и от русских эмигрантов – беглецов времен революции, Гражданской войны, первых годов советской власти.

После начала регистрации гражданства в Харбинском консульстве образовалось два типа личности: эмигранты Советского Союза и белые русские без гражданства.

После 1954 г., вследствие отзыва эмигрантов советскими властями, большинство из них возвратились на Родину, часть переехала на Запад, оставшиеся вступили в гражданство КНР, а сохранившие статус эмигранта и оставшиеся в городе Харбине насчитывались единицами.

С исторической точки зрения, происхождение и изменение идентичности Ху Боя, Лу Гань. Указ. соч. С. 46.

Там же, С. 46.

русской эмиграции тесно связано, с одной стороны, с внутренней ситуацией в России и социальными изменениями, а с другой стороны, определялось международной обстановкой, сложившейся в Северо-Восточной Азии и геополитикой.

Русская эмиграция, проживающая в Харбине, принесла русскую культуру в Китай, долгие годы сохраняла ее и распространяла в своем ближайшем окружении. Одновременно происходил и прямо противоположный по направленности процесс – освоение китайской культуры. Со временем именно обратное влияние китайской культуры приобрело определяющий характер, так что китайско-российские потомки, появившиеся в результате смешанных браков, сломали расовые, национальные, этнические границы, окончательно завершили процесс «китаизации», стали равноправными членами китайского общества и гражданами китайского государства. Этот процесс, который происходил в среде русских эмигрантов, имеет важное эмпирическое и теоретическое значение и является отправным пунктом в понимании истории и практики культурных контактов различных рас, национальностей и различных этнических групп.

КВЖД стала грандиозным дорожно-строительным сооружением, положившим начало коренным изменениям в социально-экономическом развитии г. Харбина72. Железная дорога сама по себе была крупнейшим объектом русской материальной культуры, не только по масштабам России и Китая, но и всего мира.

Можно смело утверждать, что само существование и деятельность КВЖД явились одной из основных причин возникновения в Маньчжурии многотысячной русской эмигрантской колонии. Очень скоро проблема русских эмигрантов стала играть существенную роль как в советско-китайских отношениях, так и в международных отношениях в регионе в целом.

Граждане России, оказавшись в Китае, принесли с собой и русскую культуру: литературу, музыку, искусство, архитектуру, градостроительство. Это предоставило китайцам возможность освоить новые ценности культуры. Русские Чэнь Цюцзе. Влияние КВЖД на численность населения Харбина // Россия и АТР. 2011. № 1. С.

80.

эмигранты на китайской земле сохранили русское духовное наследие, приспособили его для новых условий бытия. Они создали модель взаимодействия западной и восточной культур, если рассматривать культуру в региональном, а не этническом плане. Русская эмигрантская культура положила начало возникновению новой школы искусства Китая, познакомив китайских художников с приемами построения образов в европейской живописи. В то же время русские эмигранты сделали смелый шаг в познании и понимании китайской культуры, особенно это характерно для русской литературы. Китайское государство предоставило им право жительства, позволяло принимать китайское гражданство.

Можно сказать, что русские эмигранты и китайцы достигли определенной гармонии отношений, избегая споров и конфликтов, не допуская подозрительности и враждебности в контактах, что, несомненно, способствовало их межэтническому взаимодействию, приводило к обогащению их культур.

1.3 Проблема изучения культуры русской эмиграции в Китае

Духовное богатство, которое было создано русскими эмигрантами в Китае, стало привлекать к себе особо пристальное внимание относительно недавно, в конце 80-х годов XX в.

К настоящему времени опубликованы многочисленные работы по истории русской эмигрантской литературы, издательской деятельности русских эмигрантов, харбинской русской эмигрантской культуре, по русским эмигрантамписателям и их произведениям в Китае и за границей.

К сожалению, можно утверждать, что комплексное, систематическое исследование особенностей изображения в русской эмигрантской литературе элементов традиционной китайской культуры пока не началось. Создание образа той новой культурной реальности, в которой оказались русские эмигранты, во многом способствовало популярности русской литературы в читательской аудитории, помогало утверждать дружеские, равноправные связи с китайским населением. Традиционная культура Китая, как наиболее устойчивая часть его культуры, играла очень большую роль в формировании новой культурной картины мира. На сегодня остаётся недостаточно изученным влияние китайской традиционной культуры на русских писателей-эмигрантов; не выявлены характерные черты русской эмигрантской литературы в Китае. Исследование этих проблем находится на начальной стадии, во многом оно носит дискуссионный характер. И на это имеются свои причины.

Публикация произведений русских писателей и поэтов в Китае не интересовала правительство до 1949 г. «Начиная с 1949 г. – за короткое время – не более 10 лет – почти все классики русской литературы и шедевры советской литературы были переведены на китайский язык; в 1966-1976 гг., в период «культурной революции». Все произведения русской литературы считались запрещенными книгами, при этом было парадоксальное исключение: во второй половине культурной революции были изданы некоторые советские книги с целью предоставить необходимые материалы «революционным массам», чтобы они могли критиковать «опасную» культуру… И только с 1978 г., в период «политики открытости миру», возобновляется перевод и изучение русской литературы73.

В китайских научных кругах особо пристальное внимание на русскую эмигрантскую литературу обратили в 80 годах XX в. К концу 90-х годов XX в.

появилось всего несколько научных статей74. Исследования ограничивались знакомством читателей с русской литературой. И только тогда, когда правительство провинции Хэйлунцзян стало уделять больше внимания этим исследованиям, интерес к произведениям русских эмигрантов стал расти.

Была создана «подготовительная группа исследовательского центра по русской эмигрантской культуре», куда вошел известный ученый Ли Яньлин, член АНР (Академик Российской Академии наук), профессор. С 60-х гг. он начал

Горковенко, А.Е., Петухов, С.В. Русская литература в культурном пространстве Китая:

история и современность. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// cyberleninka.ru/article/n/russkaya-literatura-v-kulturnom-prostranstve-kitaya-istoriya-i-sovremennost Ли Яньлин. О поэзии русских эмигрантов в Харбине // Русская литература и искусство.1988.

№ 6; Дяо Шаохуа. Обзор Парнаса харбинских русских эмигрантов XX в. // Академический обмен. 1992. № 5; Ли Жэньнянь. Русская эмигрантская литература в Китае // Пекинская библиотека. 1995. № 1; Жун Цзе. Предварительное исследование русской литературы зарубежья // Поиск истины. 1996. № 3.

собирать газеты и журналы, в которых содержалась информация о русских литераторах-эмигрантах. В поисках материалов он обошел Харбин, Шанхай, три провинции на Северо-Востоке Китая. За достигнутые успехи 15 октября 2004 г.

Президент Российской Федерации В. В. Путин вручил ему Орден Дружбы. Ли Яньлин стал начальником группы Исследовательского центра75.

Публикация «Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 5 томах (на китайском языке)», под редакцией Ли Яньлина, привлекла к исследованиям эмигрантской литературы новых ученых. Так, в статье «Принадлежащие России и Китаю. Русская эмигрантская литература в Китае принадлежит и русской, и китайской литературе» были поставлены вопросы изучения творческого фона, влияния китайской культуры на русских писателей-эмигрантов, анализировался их стиль творчества. При этом автор доказывал, что русская литература эмигрантов в Китае является неотъемлемой частью и китайской литературы.

Интерес к теме значительно вырос после опубликования сборника «Серия литературы русских эмигрантов в Китае. В 10 томах (на русском языке)». В десятитомник вошли труды 100 поэтов и писателей. Это издание стало большим событием в истории литературы. Можно предположить, что в дальнейшем этот сборник будет играть незаменимую роль в исследовании русской эмигрантской литературы во всем мире. Он благотворно повлияет на культурные обмены между заинтересованными странами76.

Издательство сборника «Серия 10 томов» открыла для исследователей и читателей много новых имен, предоставило реальный материал для анализа, что имеет важное значение для дальнейшей научной работы77. Сейчас во многих библиотеках России имеется «Серия 10 томов», которая поведала миру о литературном творчестве, истории, культуре русских эмигрантов в Китае, изобразила картину их жизни. Без учета этих трудов литература не будет полной.

Чжу Хунцюн. Русская эмигрантская литература XX века // Общественный ученый. 2010. № 6.

С. 145.

Ли Яньлин. О литературе русской эмиграции в Китае. [Электронный ресурс]. Уквз. Соч. 3(11) Мяо Хуэй. Об историческом значении издания «Русская эмиграционная литература в Китае. В 10 томах. (на русском языке )» // Вестник. Русская литература и искусство. 2005. № 3. С. 69.

В последнее десятилетие на основе материалов этого сборника написано и опубликовано много статей. Здесь можно назвать таких авторов, как Жун Цзе78, Ван Яминь79, Су Лицзе80, Ду Гоинь, Ли Вэньге81 и других.

В Цицикарском университете был основан Центр по исследованию русской эмигрантской литературы в Китае. В последние годы Цицикарский университет привлек к исследованию новые силы магистров. Некоторые из них участвовали в подготовке и выпуске сборника работ русских литераторов «Стотомник.

Культурное наследие русской эмиграции в Китае»82. Растет интерес к этой теме и среди молодых исследователей. Многие магистры стали выбирать темы исследований, связанные с русской эмигрантской литературой в Китае83.

В Китае многие ученые, профессора, такие как: Ли Сингэн84, Ли Иннань85, Ван Чжичэн86, Ши Фан, Ли Шусяо87, Лю Вэнфэй88, Гу Юньпу89, и другие получили известность как исследователи литературы русских эмигрантов.

К настоящему времени исследования русской эмигрантской литературы в Китае приобрели теоретический характер, в них были определены методологические способы ее изучения. Были проанализированы методы Жун Цзе. Маленькие люди. история. экология // Вестник Института иностранных языков НОК.

2005. № 6.

Ван Яминь. Исследование русской эмигрантской литературы в Китае в XX в // Ланьчжоуский университет. 2007. Ван Яминь, Го Инин. Харбинская русская эмигрантская литература в Китае.

Вестник // Русский язык в Китае. 2005. № 5.

Су Лицзе. Китайская тоска по русской эмигрантской литературе // Теоретический мир. 2010.

№ 1.

Ду Гоинь, Ли Вэньге. Оглядывание и переосмысление русской эмигрантской литературы 20го века // Вестник Харбинского политехнического университета. 2008. № 3.

Ли Яньлин. Стотомник. Культурное наследие русской эмиграции в Китае. Харбин, 2010.

Ван Паньгэнь. Литература русского зарубежья Китая в Харбине. Чжэцзяньский университет, 2007; Су Боя. О влиянии православия на народную жизнь Харбина в начале ХХ в. Хэпеский педагогический университет. 2010; Чжэн Лиин. Анализ чувства тоски по Китаю у В.

Перелешина, писателя русского зарубежья. Ланчжоуский университет. 2011.

Ли Сингэн. Плывущий лотос в буре – Российская эмиграция в Китае в 1917–1945 гг. Пекин, 1997.

Ли Иннань. Китайский образ в поэзии русских эмигрантов в Харбине и Шанхае. «Литература русского зарубежья», В.В. Агеносов, пер. Лю Вэнфэй, Чэн Фан. Пекин, 2004. С. 81–96.

Ван Чжичэн. История русской эмиграции в Китае. Шанхай, 1993. (пер. издана на русском языке в Москве в 2008 г.).

Ши Фан, Лю Шуан, Гао Лин. Русская эмигрантская история в Харбине. Харбин, 2003, Ли Шусяо. Летопись харбинской истории русской эмиграции. Харбин, 2007;

Лю Вэнфэй. Из России в Харбина // Китайская книжно-торговая газета. 22 августа 2003 А06 Гу Юньпу. Об Арсении Несмелове и его стихах // Русская литература и искусство. 2002.

творчества, выделены основные направления, дана характеристика исторических условий, выявлены психологические настроения литературной среды, показано взаимодействие китайской и русской культур в творчестве писателей-эмигрантов, исследован скрытый смысл произведений и стихов, раскрыта эволюция их чувств

– от тоски по Родине – России, до тоски по второй Родине – Китаю.

Китайские исследователи высоко оценили то литературное наследие, которое оставили такие писатели, как В. Перелешин (настоящие имя и фамилия Валерий Францевич Салатко-Петрище)90, Вс.Н. Иванов91, А. Несмелов (Арсений Иванович Митропольский)92, Н.А. Байков93, А.П. Хейдок94, А.А. Ачаир95, поэтессы, такие как В.Ю. Янковская96, О.А. Скопиченко97, А.П. Паркау98 и другие.

Можно сказать, что в Китае происходит эволюция научной мысли в сторону более систематизированного и всестороннего раскрытия заявленных тем исследований.

Российское научное сообщество также обратило внимание на исследование русской эмигрантской литературы. В середине 90-х годов XX в. был основан «Центр по литературе русского зарубежья»99. В 1992 г. в ходе беседы на «круглом столе», организованной по инициативе России и США на тему «Русская и советская эмигрантская литература: вчера и сегодня», участники призывали к всестороннему изучению «развития литературы русского зарубежья»100. В мае 1993 г. на международной конференции, состоявшейся в Московском государственном университете по теме «Русская литература в модели развития мировой литературы», работала отдельная секция по теме: «Литература русского См.: Литература русских эмигрантов в Китае. В 10 томах. Пекин, 2005. Т. II. С. 521–544.

Там же, С. 411–412.

–  –  –

См.: Соната над Хинганом, 2002. С. 1–171.

Там же, С. 285–409.

См.: Литература русских эмигрантов в Китае. В 10 томах. Пекин,2005. Т. II. С. 310–321.

Там же, С. 676–688.

–  –  –

Там же, С. 505–518.

Чжу Хунцюн. Русская эмигрантская литература XX в // Общественный ученый. 2010. № 6. С.

145. (на кит. яз.) Ван Яминь. Исследование русской эмигрантской литературы в Китае в XX в.: дис. доктора / Ланьчжоуский университет, 2007. С. 3. (на кит. яз.) зарубежья», которая собрала многочисленных исследователей. Как отметили ее участники: возвращение «литературы русского зарубежья» и изучение наследия «Серебряного века» становится заметным явлением в русских литературных кругах и культурной жизни в последние годы101. «Русская эмигрантская литература в Китае» как отдельный раздел монографии впервые была выделена в «Истории литературы русской диаспоры», изданной в Москве в 1998 г.102 К настоящему времени в России опубликовано много статей о литературе русской эмиграции. Так, например, К. А. Крыжанская анализировала «Звезды Маньчжурии» А.П. Хейдока. Она указала, что в этой работе нашло свое выражение представление о карающей карме, которое «укладывалось в человека»103.

традиционное мировосприятие восточного И.Ю. Воробьёва отметила, что эмигрантская литература «стала результатом смешения двух культур:

восточной и западной»104. Н.А. Панишева в своей статье обратилась к анализу китайских мотивов в лирике А. Несмелова105.

В России над изучением литературы русской эмиграции плодотворно трудились: Г.В. Мелихов106 В.В. Агеносов107, Е.П. Таскина108, С.С. Левошко А.А.

Забияко109, А.П. Забияко110, А.А. Хисамутдинов111, В.Ф. Печерица112, Е.Е.

Мо Янь. Международная научно-практическая конференция по русской литературе прошла в Москве // Советская литература. 1993. № 3. С.94. (на кит. яз.) Ван Яминь. Указ. соч. 2007. С. 1.

Крыжанская К.А. Мистическое начало в прозе харбинских писателей // Вестник АмГУ. 2008.

№ 42. С. 99.

Воробьёва И.Ю. Китайская литературная традиция в восприятии поэтов дальневосточной эмиграции (на материале сонетов М. Щербакова и М. Волина) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2009. № 119. С. 217.

Панишева Н.А. Художественное пространство Китая в лирике А. Несмелова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2012. Т. 1. № 1. С. 101.

Мелихов Г.В. Маньчжурия далекая и близкая. М., 1991.

Агеносов В.В. Литература русского зарубежья. М., 1998.

Таскина Е.П. Неизвестный Харбин. М., 1994.; Харбин. Ветка русского дерева: проза, стихи / под ред. Д.Г. Седелькина, Таскина Е.П. Новосибирск, 1991. 294 с.

Забияко А.А., Девочкин А.О. Проблема «Натуралистического текста» в творчестве А.

Несмелова // Вестник Амурского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки.

2011, № 52.

Забияко А.А., Забияко А.П., Левошко С.С., Хисамутдинов А.А. Русский Харбин. Опыт жизнестроительства в условиях дальневосточного фронтира. Благовещенск, 2015.

Хисамутдинов А.А. Из Благовещенска в Харбин и Шанхай: журналист и писатель Яков Лович // Русский Харбин, запечатленный в слове. сб. науч. работ. к 70-летию профессора В.В.

Аурилене113, С.И. Лазарева, А.Н. Шпилёва114, Е.Е. Жарикова115 и другие ученые.

Материалы мемуарного характера, а также научные статьи, посвящённые русской эмиграции в Китае, стали публиковаться регулярно. Они с разных сторон рассказывали об истории русской эмиграции, жизни и литературной деятельности эмигрантов. В них содержится анализ произведений писателей и культур двух стран.

Следует сказать, что литература русской эмиграции в Китае стала привлекать к себе все большее внимание в мире. В последние годы многие ученые и писатели, в том числе США116, Японии, Австралии117 и других стран, сосредоточились на изучении литературы русской эмиграции в Китае. Так, японский исследователь пишет: «В Японии самым знаменитым литератором был Н. А. Байков. Его произведения посвящены природе и животным Маньчжурии, … его популярная повесть «Великий Ван» переводилась не менее пяти раз, … она печаталась неоднократно в разных сборниках, как до войны, так и после нее.

Даже для детей многократно публиковалась его книга «Великий Ван» с картинками. Кроме Н. А. Байкова, японские писатели познакомили своих читателей со многими русскими писателями-эмигрантами, такими как К. Сабуров, Б.М. Юриский, А. Несмелов, Ф. Дмитриева»118.

Таким образом, анализ различных проблем культуры русской эмиграции в Китае показывает, что исследователями в 80-е годы XX в. были заложены основы Агеносова. Издательство. Амурский государственный университет. 2012.

Печерица В.Ф. Духовная культура русской эмиграции в Китае. Владивосток, 1999.

Аурилене Е.Е. Российская диаспора в Китае. Маньчжурия. Северный Китай. Шанхай, 1920 – 1950 гг. Хабаровск, 2003.

Лазарева С.И., Шпилёва А. Н. Вклад восточной ветви российской эмиграции в сохранение отечественной культуры (20–30-е гг. 20 в.). Ойкумена. 2009. № 2.

Жарикова Е.Е. Ориентальные мотивы в лирике поэтов русского зарубежья Дальнего Востока // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2008.

№ 55. С. 120–126.

Ли Мэн (преподаватель Университета Чикаго (США). Литература русской эмиграции в Китае – Забытая страница. Пекин, 2007.

В Вестнике – Русской литературе и искусства. 2012. № 1 открыли специальную рубрику:

Академическая фронта: исследование русской эмигрантской литературы и культуры в Китае. В этом номере опубликованы статьи, написанные учеными КНР, США, Японии, Австралии.

Мочизуки Цунеко. Университет Хоккайдо. Японии,перевод. Ян Лэй. Изучение в Японии русской эмигрантской литературы в Китае в начале XX в. С. 33.

изучения русской эмигрантской литературы и других ее частей. Они были продолжены благодаря публикации многочисленных архивных материалов, расширены за счет выявления новых исследовательских проблем, углубления характеристики объекта исследования.

Но следует отметить, что изображение в русской эмигрантской литературе элементов традиционной китайской культуры не стало еще объектом самостоятельного исследования. Требуются новые подходы в изучении особенностей представления в русской литературе китайской традиционной культуры, ее влияния на творчество русских эмигрантов, писателей и поэтов.

Автор данной диссертации пытается восполнить пробел, образовавшийся в исследованиях литературы русской эмиграции в Китае.

–  –  –

2.1 Панорама культурной жизни русской эмиграции в Харбине Харбин является городом, богатым своими культурными смыслами, только этимология названия Харбина насчитывает пять значений. Если мы будем выводить название «Харбин» из чжурчжэньского языка, то получим значение «честь», «репутация»; «Харбин» в китайском языке означает – «село на воде»;

«Харбин» в маньчжурской культуре имеет значение: «Место для сушки сетей»;

другое значение слова «Харбин» в маньчжурском языке – «невысокий/ плоский остров», если мы возьмем это слово в произношении на маньчжурском диалекте «harbin», «Харбин» на тюркском языке означает «лебедь».

С академической точки зрения, четвёртое значение может быть более приемлемым, потому что территория, на которой начал строиться Харбин, в то время была пустыней. Раньше на этом месте располагалась небольшая рыбацкая деревушка с болотами и маленькими островами на них. Позже, по мере увеличения числа приезжих строителей КВЖД, потребность в жилье, в улучшении бытовых условий, стала возрастать, что и вызвало интенсивное градостроительство. Харбин быстро развивался и постепенно становился большим, современным по европейским меркам, городом. По мнению российских исследователей, 28 мая 1898 является официальной датой рождения Харбина119.

Харбин, этот «пограничный» в культурном отношении город, сумел сохранить свой российский облик, стал средоточием культурной и просветительской деятельности дальневосточного русского зарубежья. Этот китайский город дал уникальную возможность российской высокообразованной интеллигенции, не разделявшей идеалы революции, сохранить классическую Чжэн Юнван. Русская православия и хэйлунцзянская культура. Харбин, 2010. С. 53. (на кит.

яз.) русскую культуру с её гуманистическим пафосом и духовно-нравственными ценностями, пронести её через трудные десятилетия, подарить России богатство своей культурной ветви120. В целом Харбин стал настоящим центром Русского зарубежья в Азии. С ним тесно были связаны эмигрантские центры Шанхая, Мукдена, Пекина, Трёхречья, Дайрена, Чань-Чуня, Цицикара, Хайрара и других китайских городов. Харбинцы поддерживали тесную связь со своими коллегами в Европе, Монголии, США, Канаде, Австралии и Латинской Америке121.



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«ИСТОРИЯ РОССИИ. XX – НАЧАЛО XXI В. Авторы: А.А.Левандовский, кандидат исторических наук; Ю.А.Щетинов, кандидат исторических наук; В.С.Морозов, кандидат педагогических наук ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа данного курса построена с учетом концентрического подхода в системе шк...»

«Annotation ЛитРПГ или нет. Решение ещё не принято, но пока что уклон идёт на саму историю, а не таблицы развития и уровни. Мне интересней писать о самом мире, а не наборе цифр и лута. Кто считает всё это бредом и хренью несусветной, ну что же Это ваше мнение. ВНИМАНИЕ!!! Текст...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный институт культуры" Факультет мировой культуры Кафедра музеологии и культурного наследия УТВЕРЖДАЮ: Ректор СПбГИ...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северо-Кавказский государственный институт искусств Исполнительский факультет Кафедра истории и теории музыки Рабочая пр...»

«39(мьу К" Г "ч"'t"" о-Ч е ^ новый БЫТНОВЫЕ ОБЫЧАИ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ НОВЫЙ БЫТ— НОВЫЕ ОБЫЧАИ (Формирование прогрессивных традиций у народов Карачаево-Черкесии) С Т А В Р О П О Л Ь — 1977 Р ед акц и онн ая коллегия: д...»

«ПАТРУШЕВ АНДРЕЙ ВИКТОРОВИЧ Вятское земство накануне и в годы Первой мировой войны Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Стариков Сергей Валентинович Йошкар-Ола – 2016 Оглавление Введение 3 Глава 1....»

«Lisa Eldridge FACE PAINT: THE STORY OF MAKEUP Copyright © Abrams Image, an imprint of ABRAMS. First published in the English language in 2015 by Harry N. Abrams, Incorporated, New York / ORIGINAL ENGLISH TITLE: FACE PAINT: THE STORY OF MAKEUP (All right...»

«Генри Форд Моя жизнь. Мои достижения Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6248279 Моя жизнь. Мои достижения: Астрель; М.; 2012 ISBN 978-5-271-41904-1, 978-5-17-077968-0 Аннотация Книга "Моя жизнь. Мои достижения" известного американского промышленника Генри Форда (1863–1947) является интер...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Школа № 7 2016-2017 учебный год ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА. Настоящая рабочая программа курса "История России XX начала XXI вв.", 9 класс составлена на осно...»

«Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ СБОРНИК Межвузовский сборник научных трудов Основан в 1962 году ВЫПУСК 24 ИЗДАТЕЛЬСТВО САРАТОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА УДК 930.1(09)(082) ББК 63.1(0) И90 Ред...»

«№ 5/14830 22.09.2004 -13РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И РАСПОРЯЖЕНИЯ ПРЕМЬЕР МИНИСТРА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 7 сентября 2004 г. № 1111 5/14830 Об утвержден...»

«ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ А. В. ЛУНАЧАРСКИЙ1 ГЕГЕЛЬ И СОВРЕМЕННОСТЬ Переведенная с немецкого языка статья советского писателя, публициста и критика посвящена влиянию воззрений Г. В. Ф. Гегеля как на марксистскую, так и на буржуазную философию; утверждается образ немецкого мыслителя как великого революционера и великого консерватора одновременно....»

«Киевский международный мебельный форум KIFF-2014: ВЫСШИЙ БАЛЛ! В конце мая в столице Украины состоялось самое престижное в Украине событие для профессионалов мебельной отрасли, производителей и байеров, дизайнеров и архитекторов – "Киевский международный мебельный форум" (KIFF)...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1 имени 50-летия "Красноярскгэсстрой" 655600 Республика Хакасия г. Саяногорск, Енисейский м/район, д.20 Тел. 8(39042)2-...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Дагестанский государственный университет Исторический факультет Учебно-методический комплекс по дисциплине История средних веков Направление 46.03.01...»

«1 International Conference "Knowledge-Dialogue-Solutions" 2007 UML: ИСТОРИЯ, СПЕЦИФИКАЦИЯ, БИБЛИОГРАФИЯ Дмитрий Буй, Елена Шишацкая Резюме: Сделан короткий экскурс в историю возникновения и развития современного универсального языка моделирования UML, приведен короткий обзор языка и предпринята попытка систематизи...»

«А.Г. Келейникова Некоторые проблемы современной итальянской орфографии Орфография итальянского языка, как и любого другого языка, претерпела немало изменений в ходе своего исторического развития. Итальянская графика XVI века не только разительно отличается от современной, но значительно разнообразна. Наиболее известными являют...»

«В. В. Кучма К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ДОСТОВЕРНОСТИ СВЕДЕНИЙ "ТАКТИКИ ЛЬВА" Военный трактат конца IX — начала X вв., известный под наименованием "Тактика Льва", является, по оценке А, Дэна [, наиболее распространенным произведением из всех памятников...»

«"Государство и право".-2009.-№4.-С.56-62. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ: ОБЗОР ИССЛЕДОВАНИЙ Л. Г. Берлявский1 Профессор кафедры конституционного и муниципального права Ростовского государственного экономического уни верситета, доктор исторических наук, доктор наук (третья академическая степень) Государства Израиль...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уральский федеральный университет имени первого Президента Ро...»

«СПРАВОЧНЫЙ РЕСУРС "ЛЕТОПИСЬ ОНУ: ДАТЫ, ФАКТЫ, СОБЫТИЯ": ИСТОРИЯ УНИВЕРСИТЕТА В ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ. В докладе изложен процесс создания справочного информационного ресурса на примере электронного ресурса "Летопись Одесского национального университета имени И. И. Мечникова: даты, фа...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.