WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ СТУДЕНТОВ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего образования

«Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского»

На правах рукописи

Пинская Маргарита Владимировна

ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ

КУЛЬТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ СТУДЕНТОВ

24.00.01 – теория и история культуры

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Научный руководитель:

Павелко Надежда Николаевна, доктор культурологии, профессор Симферополь – 2017 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………..

ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ

ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ КАК ФАКТОРА РАЗВИТИЯ

КУЛЬТУРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ

СТУДЕНТОВ……………………………………………………………… 16

1.1. Студенческая субкультура как субъект интернеткоммуникации……………………………………………………… 16

1.2. Интернет-коммуникация в России в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов…………………… 33

1.3. Интернет-коммуникация в коммуникативной модели культуры профессиональной самореализации студентов…………………… 52 Обобщающие выводы к первой главе…………………………....... 70 1.4.

ГЛАВА 2. ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ СТУДЕНТОВ

РОССИИ В ПРАКТИКЕ ИХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ

САМОРЕАЛИЗАЦИИ…………………………………………………....

2.1. Ресурсы Рунета в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов………………………………………...... 80

2.2. Анализ контентного содержания сайтов учебных учреждений высшего образования Краснодарского края……………………...... 96

2.3. Интернет-коммуникация в практике профессиональной самореализации студентов Краснодарского края…………………. 111

2.4. Обобщающие выводы ко второй главе…………………………….. 119 ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………… 126

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И

ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………………. 138 ПРИЛОЖЕНИЕ…………………………………………………………... 175 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования обусловлена научной и практической необходимостью философского и культурологического осмысления многогранной проблемы отечественной культуры, связанной с быстротекущими социальными процессами, развивающимися под воздействием новейших информационнокоммуникационных технологий и определяющими как современный социальноэкономический климат, так и перспективную социокультурную ситуацию.

Культура профессиональной самореализации студентов, с одной стороны, связана с оценкой продуктивности высшей школы как образовательной системы, с другой,

– позволяет прогнозировать и целенаправленно регулировать тенденции социальных отношений динамичного субкультурного образования, каким является сегодня студенчество. От того какие ценностные ориентации вырабатывают студенты в процессе профессиональной самореализации во многом зависит характер будущих производственных, политических, правовых отношений, будущее наук

и и образования, и, в конечном итоге, характеристики российской культуры XXI века.

Межпредметный характер проблематики интенсивно развивающейся интернет-коммуникации студентов как фактора развития культуры профессиональной самореализации формируется на стыке социологии, педагогики, психологии и ряда других смежных дисциплин и требует философско-культурологического осмысления накопленного теоретического и эмпирического опыта.





Интернет-коммуникация становится сегодня одним из серьезных социокультурных факторов, формирующих культуру профессиональной самореализации студентов, приобретая ведущее значение в сфере студенческой субкультуры. В этой связи актуально осмысление роли информационно-коммуникационных технологий в современной культуре, в образовательной среде высшей школы, а так же целей и методов их использования. В данном контексте выбранный нами аспект исследования ориентирован на проблематику «постиндустриального», «информационного»

общества или «общества знания», сформированную в трудах современных зарубежных и отечественных философов, социологов, педагогов и культурологов.

Процесс информатизации общества сопровождается модернизацией прежних ценностных систем, появлением и развитием новых принципов деловой культуры, в том числе культуры профессиональной самореализации. Интенсивно меняющиеся условия развития культуры профессиональной самореализации студенчества ставят перед высшей школой новые задачи, от решения которых зависит степень регулируемости социокультурных процессов в студенческой среде.

Таким образом, актуальность исследуемой темы в прикладном аспекте состоит в том, что необходимо культурфилософское обобщение опыта ряда смежных наук в областях изучения молодежи и студенчества, проблематики социальной коммуникации и информационно-коммуникационных технологий в рамках анализа роли интернет-коммуникации как фактора развития культуры профессиональной самореализации студенчества, представляющей собой сложный динамично развивающийся срез отечественной культуры, для прогнозирования и проектирования на научной основе интернет-коммуникации профессионального сообщества и студентов. В теоретическом фундаментальном плане речь идет о раскрытии ресурсного потенциала интернет-коммуникации в сфере прогнозирования и планирования тенденций и факторов развития отечественной культуры, современного российского социокультурного пространства.

Исследование соответствует п. 1.1. «Взаимоотношение универсального и локального в культурном развитии», п. 1.9. «Историческая преемственность в сохранении и трансляции культурных ценностей и смыслов», п. 1.14.

«Возникновение и развитие современных феноменов культуры», п. 1.15. «Роль культурного наследия в жизнедеятельности общества», п. 1.18. «Культура и общество», п. 1.24. «Культура и коммуникация», п. 1.29. «Культурная политика общества, национальные и региональные аспекты культурной политики», п. 1.32.

«Система распространения культурных ценностей и приобщения населения к культуре» паспорта специальности 24.00.01 «Теория и история культуры»

(культурология).

Степень научной разработанности проблематики высока в плане теоретических оснований изучения культуры профессиональной самореализации студентов, прежде всего в педагогике, в плане изучения современного медийного пространства и использования информационно-коммуникационных технологий в педагогической практике. В культурологии в рамках изучения социокультурной и межкультурной коммуникации, а так же различных аспектов развития медиакультуры и в смежных дисциплинах: в социальной философии, в социологии, в социальной и когнитивной психологии, в когнитивной и исторической лингвистике, в педагогике, – сформирован значительный по объемам литературы теоретический задел для изучения обозначенной темы.

Между тем предмет нашего внимания прежде отдельно не обозначался, а поскольку представляет собой динамично развивающийся аспект современной культуры, требует постоянного научного мониторинга и раскрытия новых подходов при обобщении накопленного опыта. Таким образом, нельзя считать тему нашего исследования достаточно разработанной. Она представляет собой новейшую сферу теоретической и прикладной культурологии в силу интенсивности развития интернет-коммуникации, в том числе и в сфере развития культуры профессиональной самореализации студентов.

В настоящей диссертационной работе мы опираемся на разработанность культурологического аспекта феномена молодежной субкультуры в работах зарубежных и отечественных ученых: Д. Рисмена [252-255], Д. Хэбдиджа [250], М. Брейка [249], С.И. Левиковой [105], В.Р. Дольник [76], Е.Л. Омельченко [152] и др. Сформированные в науке представления о молодежной субкультуре с опорой на положения диссертационной работы И.М. Сотникова [202] позволили нам выделить и рассмотреть феномен студенческой субкультуры, как части молодежной среды и охарактеризовать специфику интернет-коммуникации в различных субкультурных социальных группах студентов.

Важное место в нашей работе занимает историко-культурологическое содержание исследований отечественных историков, педагогов, социологов, политологов раскрывающее эволюцию студенчества России с конца XIX века и по настоящее время (С.Е. Цыганаш [237], П.В. Краснов [101], А.В. Сотникова [203] и др.), а так же раскрытие проблематики современной трансформации ценностных ориентаций студенчества (А.Н. Смирнова [195], В.Н. Филянова [224] и др.).

Структуру студенческой субкультуры и специфику ее интернеткоммуникации позволяют рассмотреть социологические исследования П. Бурдье [26], Э. Гидденса [44], П. Бабочкина [10], И.М. Сотникова [202], философско-культурологическое осмысление проблем студенческой молодежи культурологов, педагогов и психологов Н.Н. Павелко [157, 158], Л.В. Мосиенко [145] и др.

На стыке педагогических и культурологических подходов изучения медиакультуры сформировалось отдельное направление исследований проблематики медиаобразования, отраженное в большом количестве прикладных и фундаментальных исследований. Однако комплексно интернет-коммуникация как фактор развития культуры профессиональной самореализации студентов на примере отношения студентов к этой форме социального взаимодействия и реализации образовательными учреждениями информационного потенциала интернет ресурсов с культурологических позиций мало изучена.

В определении социокультурного значения предмета исследования важна разработанность теории коммуникации в трудах Р. Барта [11], Ж. Бодрийяра [20П. Бурдье [26], Г.Г. Почепцова [187], А.В. Соколова [197] и др., а так же проблематики, связанной с развитием информационно-коммуникационных технологий в социальной философии (Е.В. Поликарпова [185], Э. Тоффлер [215, 216] и др.), в педагогике и психологии (И.А. Буяковская [27], А.А. Маркина [129] и др.).

На формирование общесистемного философско-культурологического подхода повлияли работы Г. Зиммеля [87], Г.-Г. Гадамера [42], М.М. Бахтина [12А.Д. Похилько [186], В.Г. Торосяна [213, 214], теоретико-информационная парадигма Г.А. Голицына [48-55], В.М. Петрова [160-163], концепции «постиндустриального общества» (Е.В. Поликарпова [185], Э. Тоффлер [215] и др.).

Анализ многочисленных источников и литературы подтверждает актуальность и межпредметную характеристику выбранной нами темы, указывает на ее место в современном дискурсе по проблемам изучения и развития отечественной культуры, системы высшей школы, социального регулирования и социокультурного строительства.

Объектом диссертационного исследования является современная отечественная культура профессиональной самореализации студентов как элемент социокультурного пространства современной высшей школы России.

Предметом выступает интернет-коммуникация отечественных студентов в аспекте развития культуры профессиональной самореализации.

Цель исследования – культурологический анализ интенсивности использования ресурсного потенциала интернет-коммуникации профессионального сообщества и студентов для прогнозирования и проектирования на научной основе факторов социокультурного развития на примере моделирования одного из сегментов социокультурной реальности:

культуры профессиональной самореализации студентов.

Согласно паспорту специальности 24.00.01 «Теория и история культуры»

ВАК МОН РФ в диссертации исследуются процессы функционирования духовной культуры в обществе, тенденции социокультурного развития различных социальных групп общества, в частности студенческой и молодежной субкультур.

Кроме того исследуется информационная политика учреждений высшего образования в Интернете, отраженная на их официальных сайтах, и ее роль в формировании культуры профессиональной самореализации студентов. Интернеткоммуникация студентов рассматривается нами как важный фактор формирования и развития духовной культуры наиболее активной части общества, влияющий на текущую и перспективную социокультурную ситуацию.

В области истории, искусствоведения, культурологии мы касаемся проблем механизмов взаимодействия ценностей и норм в культуре, факторов развития культуры, соотношения культуры и субкультуры, региональных, возрастных и социальных ориентаций студенчества в сфере культуры, соотношения культуры и коммуникации, вопросов культурной политики общества. В социологии культуры нас интересуют теоретические исследования средств массовой коммуникации, социология формирования духовной культуры личности, проблемы прогнозирования, проектирования и регулирования социокультурных процессов на прикладном уровне, исследование процессов оптимизации социокультурного воздействия на личность и превращение ее в субъект социально-культурного творчества, механизмы постижения ценностей культуры с учетом специфики общечеловеческих, национальных, региональных особенностей жизненной среды, социологические проблемы реализации созидательного потенциала духовной культуры, механизмы создания, освоения, сохранения, распространения и воспроизведения ценностей культуры, социологический анализ удовлетворения и обогащения духовно-эстетических интересов и потребностей студенчества, анализ путей оптимизации деятельности социокультурных институтов в лице учреждений высшего образования.

Для достижения поставленной цели нами сформирован комплекс исследовательских задач:

1. Рассмотреть студенческую субкультуру в российском обществе как субъект интернет-коммуникации.

2. Описать интернет-коммуникацию в России в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов.

3. Охарактеризовать современную интернет-коммуникацию профессионального сообщества и студентов как социокультурное явление: в рамках теоретической концепции культуры профессиональной самореализации студентов как элемент социокультурного пространства современной России обозначить роль, специфику и тенденции развития в ней интернет-коммуникации.

4. Проанализировать ресурсы российского сегмента Интернета, участвующие в формировании культуры профессиональной самореализации студенчества, на примере анализа сайтов ВУЗов Краснодарского края выявить роль информационной политики учебных заведений в Интернете в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студенчества.

5. Путем опроса студенчества провести социологическое исследование, демонстрирующее влияние интернет-коммуникации на развитие культуры профессиональной самореализации студенчества.

6. Обобщить результаты исследования и обосновать факторальное значение интернет-коммуникации студентов для развития их культуры профессиональной самореализации как сегмента социокультурного пространства современной России.

Основными источниками теоретической части диссертации послужили монографии, научные статьи и диссертационные исследования отечественных и зарубежных ученых: Л.В. Мосиенко [145], И.М. Сотникова [202], В.Н. Филяновой [224], Н.Н. Павелко [157, 158], С.Е. Цыганаш [237], Н.Н. Ерохиной [87], Е.Л. Омельченко [152], Т.Б. Щепанской [242, 243], Г.А. Голицына [48-55], А.Я. Флиера [226-229], Х.-Г. Гадамера [42] и др.;

произведения отечественной художественной литературы: И.С. Тургенева [217], Ф.М. Достоевского [77], Н.А. Островского [155], Л.Н. Толстого [211-212], Н.В. Гоголя [45], А.С. Пушкина [188], А.Н. Островского [154].

Источниками методического инструментария практической части стали методические пособия и аналитические работы В.М. Петрова [161, 162], О.Т. Манаева [126], В.А. Мансурова [127], И.М. Сотникова [202], А.В. Соколова [197], а эмпирическую базу исследования составили контенты электронных ресурсов Интернета МГУ, СПбГУ, НГУ, сайтов образовательных учреждений высшего образования Краснодарского края, электронных каталогов учебных заведений России, сайтов интерактивных кадровых агентств, официальных сайтов государственных учреждений России.

Теоретико-методологическая база нашей диссертации сложилась в результате осмысления: 1) определения культуры Ю.М. Лотмана [119] как системы ненаследственной информации, 2) выделенного социокультурного феномена молодежной субкультуры в работах Д. Рисмена [253-255], Д. Хэбдиджа [250], М. Брейка [249], С.И. Левиковой [105], В.Р. Дольник [76], Е.Л. Омельченко [152] и др., 3) определения студенческой субкультуры и ее дифференцированности в диссертации И.М. Сотникова [202], 4) сложившихся представлений о принципах социокультурной динамики в работах П. Бурдье [26], Э. Гидденса [44], П.А. Сорокина [199, 200], Г.А. Голицына [48-55], В.М. Петрова [160-163], 5) развивающейся теории социальной коммуникации в трудах Г.Г. Почепцова [187], А.Н. Кочетова [100], А.В. Соколова [197] и др.

Философское основание изучения факторального значения интернеткоммуникации в культуре профессиональной самореализации студентов сложилось в результате осмысления информационной научно-философской парадигмы Г.А. Голицына [48-55], В.М. Петрова [160-163], концептов культурологической педагогики Н.Н. Павелко [157, 158], социокультурной автономности сознания А.Д. Похилько [186], диалогичности культуры М.М. Бахтина [12-14], постиндустриального «общества знания»

(Е.В. Поликарпова [185], Э. Тоффлер [215] и др.), в конструкте позитивного воздействия современных информационно-коммуникационных технологий Е.В. Поликарповой.

Общая научно-исследовательская схема диссертации строится на осмыслении межпредметного научно-философского дискурса, развивающегося в рамках обсуждения проблем инкультурации личности в современной культуре, в аспекте обозначенного предмета исследования.

Основными в исследовании являются: общесистемный философскоаналитический метод и культурологический метод контент-анализа средств интернет-коммуникации.

Кроме того решение поставленных задач потребовало целого комплекса научных методов:

- раскрытие содержания исследования предполагает общесистемный философский и комплекс культурологических (историко-культурный, историкотекстовый, проблемно-хронологический) методов анализа;

- работа с источниками потребовала использования тематической, генеральной, цепной и перекрестной выборки;

- понимание отличительных черт исследуемых социокультурных концептов в отечественной и зарубежной культурологии потребовали сравнительно-исторического и аналитического методов;

- для формирования представлений о роли интернет-коммуникации в развитии культуры профессиональной самореализации студенчества на современном этапе потребовался метод социологического опроса, а для описания его результатов аналитические и интерпретативные методы;

- раскрытие содержания источников различного дисциплинарного профиля диктует применение общенаучных методов обобщения и систематизации сведений, традиционного метода диалектического анализа и специфического интерпретативно-герменевтического культурологического метода.

Научная новизна результатов проведенной исследовательской работы состоит в создании авторской теоретической концепции культуры профессиональной самореализации студентов, позволяющей прогнозировать и проектировать факторы социокультурного развития, в собранной уникальной эмпирической базе (данные опросов и статистика массива контента информационных ресурсов Интернета), в авторизованном культурологическом методе контент-анализа информационных ресурсов Интернета как средств коммуникации.

Положения, выносимые на защиту:

1. Студенчество можно рассматривать как некоторую социокультурную систему, как студенческую субкультуру, повседневным окружением которой являются молодежная культура, научное и профессиональное сообщество как институты социокультурного пространства. Студенческую субкультуру выделяет из молодежной культуры ее институциональность в сфере деятельности учебных заведений. Дифференциация студенческой субкультуры как социального образования на социальные группы по стилю жизни и отношению к образовательной деятельности позволяет выделить специфические особенности интернет-коммуникации отдельных групп. В отечественной художественной культуре традиционно культивируется один из выделенных нами стилей жизни (стиль «идеалистов» по И.М. Сотникову), остальные в художественных произведениях (литература, театр, кино) рассматриваются критически, что обуславливает ведущую роль стиля жизни «идеалистов» в социальной самоорганизации студенческой субкультуры и ее интернет-коммуникации.

2. Мы отмечаем как позитивный потенциал интернет-коммуникации в плане возможности ее использования для реализации информационной политики образовательных учреждений в направлении проектирования социокультурной реальности путем управления развитием культуры профессиональной самореализации студентов, так и потенциал формирования факторов риска в случае неконтролируемого ее развития. Этот факт подчеркивает важную социальную роль информационной политики образовательных учреждений, возможность и необходимость максимального воздействия с ее помощью на развитие положительных тенденций в развитии культуры профессиональной самореализации студентов путем управления их интернет-коммуникацией. В этой связи предложенная концепция культуры профессиональной самореализации студентов может использоваться для мониторинга текущей ситуации и прогнозирования перспективных тенденций.

3. Современные исследования в области социальной коммуникации и интернет-коммуникации в образовательной среде учебных заведений позволяют сформировать теоретическую концепцию культуры профессиональной самореализации студентов, в рамках которой интернет-коммуникация является ведущим фактором развития. Данная концепция позволяет анализировать и обобщать собранные эмпирические данные, осуществляя научный мониторинг культуры профессиональной самореализации студентов, выявлять роль высших учебных заведений в проектировании тенденций развития социокультурного пространства регионов России и страны в целом.

4. Интенсивно развивающийся коммуникационный потенциал сайтов образовательных учреждений высшего образования России в настоящее время слабо ориентирован на формирование и развитие культуры профессиональной студентов, что в плане управления этим быстротекущим социальным процессом, определяющим как современный социально-экономический климат, так и перспективную ситуацию, представляет определенную управленческую проблему в сфере формирования информационной политики учебных заведений в Интернете. Контент сайтов учреждений высшего образования России нуждается в коррекции в аспекте выработки стратегий информационной политики с учетом уставных целей учреждений и реализации информационно-коммуникационного потенциала Интернета в направлении развития культуры профессиональной самореализации студентов, что позитивно повлияло бы на решение текущих и перспективных задач социокультурного развития российского общества.

5. Культура профессиональной самореализации студентов современной России опирается на деятельность активных социальных групп студенческой субкультуры (по И.М. Сотникову: «идеалисты», «прагматики» и «карьеристы»), составляющих большую часть количественного состава студенчества (по нашим данным 76 % студентов учреждений высшего образования Краснодарского края), что является позитивным условием ее дальнейшего развития и базовым фактором управляемости этим социокультурным пространством. Активные социальные группы студенческой субкультуры в совокупности влияют на популярность информационного контента Интернета в студенческой субкультуре и молодежной среде, генерируя важнейшие для управления этой средой ценностные критерии.

6. В ходе исследования мы приходим к выводу, что уровень культуры профессиональной самореализации студенческой субкультуры зависит от ориентации студенчества на генерируемые научным и профессиональным сообществом ценности, следовательно, качество интернет-коммуникации студенчества в аспекте развития культуры профессиональной самореализации зависит от качества управления образовательными учреждениями собственным контентом в Интернете. Интернет-коммуникация студентов в аспекте развития культуры профессиональной самореализации представляет собой важнейший фактор социокультурного развития общества и может использоваться в качестве рычага управления социальными процессами и реализации в этой сфере государственной политики. Не до конца раскрытый потенциал интернеткоммуникации как фактора развития культуры профессиональной самореализации студентов требует дальнейшего изучения и научного мониторинга.

Теоретическое и научно-практическое значение результатов проведенных нами исследований состоит в том, что они существенно углубляют представления об интернет-коммуникации как факторе развития культуры профессиональной самореализации студентов, открывают дополнительные перспективы в изучении быстротекущих культурных процессов и использования научных методов прогнозирования и проектирования перспективной социокультурной ситуации.

Теоретические выводы, сделанные на основе изучения интернеткоммуникации как фактора развития культуры профессиональной самореализации студентов, методологически значимы для расширения представлений о взаимосвязях пространства ненаследственной информации с пространством социальных институтов, опосредованного динамикой ценностей. Экспликация в культурологическую и междисциплинарную научную дискуссию проблем интернет-коммуникации в аспекте ее факторального значения для развития культуры профессиональной самореализации студентов, раскрывает перспективы исследования и использования позитивного влияния современных информационно-коммуникационных технологий на социокультурные реалии современного общества.

Теоретическая концепция культуры профессиональной самореализации студентов позволяет наблюдать интенсивное развитие интернет-коммуникации студентов с профессиональным сообществом на примере реализации коммуникативного ресурса официальных сайтов учреждений образования.

Научно-практическое значение результатов состоит в том, что накопленный методологический опыт, может применяться в построении образовательными учреждениями своей информационной политики в Интернете и использоваться при реализации задач региональной и общенациональной политики в сфере культуры и образования. Разработанные в ходе исследования аналитические методы позволяют осуществлять текущий мониторинг интенсивности реализации коммуникативного ресурса официальных сайтов учреждений образования в сфере развития культуры профессиональной самореализации студентов, а так же могут быть применены для анализа соответствия контента официальных сайтов уставным целям образовательных учреждений и выявления приоритетов их информационной политики в Интернете.

Апробация основных результатов научной работы осуществлялась в ходе обсуждения на кафедре технологий сервиса и деловых коммуникаций Негосударственного аккредитованного некоммерческого частного образовательного учреждения высшего образования Академия маркетинга и социально-информационных технологий (г. Краснодар), на 7-ти международных, 5-х всероссийских на 9-и региональных и межрегиональных научных конференциях. Результаты и выводы диссертационного исследования опубликованы в виде 16 статей общим объемом 16,775 печатных листов в научных изданиях различного характера, в том числе 4 статьи в изданиях, рецензируемых ВАК РФ. А также в ходе учебного процесса в филиале Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования Российского государственного социального университета в г. Анапе Краснодарского края и в рамках развития интернет-коммуникации студенчества посредством экспериментального сайта «Объединенная молодежь», в практике организации и проведения 4-х студенческих научно-практических конференций.

Структура работы подчинена логике научного поиска и последовательного изложения его результатов в соответствии с поставленными целью и задачами. Диссертационное исследование общим объемом 192 страницы состоит из введения, двух глав, имеющих по 4 раздела, заключения, списка использованных источников и литературы, состоящего из 360 статей, монографий, учебников, справочников, диссертаций, авторефератов и источников в сети Интернет, а так же 8-ми приложений, включающих 17 страниц.

ГЛАВА 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ИНТЕРНЕТКОММУНИКАЦИИ КАК ФАКТОРА РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ СТУДЕНТОВ

1.1. Студенческая субкультура как субъект интернет-коммуникации Характеристика интернет-коммуникации как неотъемлемой составляющей современной социальной коммуникации во многом зависит от социальной составляющей субъектов взаимодействия и их жизненных интересов. Ведущим субъектом интернет-коммуникации в интересующем нас аспекте выступает студенческая субкультура. Выделение студенческой субкультуры как социокультурного явления из молодежной среды представляет собой одну из задач нашего исследования. Следует охарактеризовать студенческую субкультуру как самостоятельную социальную единицу и элемент современной отечественной культуры. Во многом эта характеристика будет предопределять специфику коммуникативного взаимодействия, что позволит описать роль интернеткоммуникации студенчества в развитии культуры профессиональной самореализации.

Традиционно в социологической и культурологической литературе феномен субкультуры связывают с протестными общественными движениями в молодежной среде, в асоциальной воровской среде, в узкопрофессиональной замкнутой среде корпоративной культуры (Д. Рисмен [252-255], Д. Хэбдидж [250], С. Левикова [105], В. Дольник [76], Е. Омельченко [152], А. Тарасов [208] и др.).

Именно протестная характеристика социального явления послужила основой его феноменологического определения американским социологом, психологом и культурологом Дэвидом Рисменом в 1950 г. [252] и английским медиаведом Диком Хэбдиджем [250].

Авторство термина «субкультура» приписывается американскому социологу Д. Рисмену (1950), который относил к субкультуре группы людей, избирающих отличительные от доминирующей культуры ценности. Уже в понимании Д.

Рисмена раскрывается двойная характеристика феномена субкультуры: с одной стороны (социологическая характеристика) – это социальная подсистема, группа людей, объединенных некоторыми общими интересами, с другой (культурологическая характеристика) – это система ценностей, влияющих на образ жизни, художественные вкусы, моду, нормы социального поведения (и пр.) некоторой социальной группы. Обращение социологов к изучению субкультуры во второй половине XX века было продиктовано обострением социальных отношений между молодежью и представителями старшего поколения. Основной характеристикой обозначенного социокультурного феномена является процесс критической переоценки частью социума ценностей доминирующей культуры [252, p. 34].

Д. Хебдидж один из первых на основе типологизации субкультурных явлений обращает внимание на ведущее значение стиля жизни, оказывающего воздействие на развитие норм социального поведения, на эволюцию художественной, производственной и потребительской культуры. Концепт стиля жизни Д. Хебдиджа выступает в качестве основания конструирования индивидом социокультурной реальности и самоидентификации в ней. Эти процессы определяют многообразие и параллельное развитие различных стилевых направлений (субкультурных феноменов), которые интегрируются в общекультурном пространстве на основе общих доминирующих, наиболее распространенных, ценностных ориентаций личности [250].

М. Брейк сводит понятие субкультуры к комплексу этических норм, способствующему сохранению некоего образа и стиля жизни в обществе [249, p. 8]. Понимание М. Брейка социальной роли субкультуры, как некоторой экспериментальной лаборатории по выработке новых норм социального поведения и развитию сложившихся этических норм, раскрывает взаимосвязь динамики общекультурных и субкультурных процессов.

В зарубежной социологии, в социальной антропологии, в социальной психологии, в теории межкультурной коммуникации к началу XXI века закрепляется общесистемное понимание феномена субкультуры, охватывающее явления не только молодежной культуры. Под субкультурой понимают феномен автономной социальной среды, развивающийся под влиянием различных факторов в рамках общего социального пространства: выделяют этнические субкультуры в рамках культуры мегаполиса, конфессиональные, профессиональные, субкультуру богемы (художественной элиты) и мира преступных группировок, субкультуру заключенных в местах исполнения наказания, фэндомов (от англ. fandom – фанатство) [204] и пр.

В научной культурологической литературе за термином «субкультура»

закрепляется как абстрактное понятие некоторой подсистемы в рамках доминирующей культурной системы [105], так и более конкретное понимание культур отдельных социальных образований [149], перешедшее из социологии.

В свете концепта культурного артефакта А.Я. Флиера [226] современные отечественные культурологические исследования субкультуры можно классифицировать по предмету: исследования субкультуры как некоторой абстрактной формы культуры [198, 203] и исследования субкультур как отдельных конкретных социальных явлений, социальных структур (артефактов) [202, 208, 210].

А.Я. Флиер дает следующее определение культурного артефакта – «интерпретативное воплощение какой-либо формы культурной в конкретном материальном продукте, поведенческом акте, социальной структуре, информационном сообщении или оценочном суждении. Всякая культурная форма как образец решения задачи по удовлетворению какой-либо групповой или индивидуальной потребности (интереса) людей может быть реализована во множестве артефактов культурных, представляющих собой практические акции и их материализованные результаты (продукты), в том числе интеллектуальные, образные и т. п. по удовлетворению соответствующей потребности» [226].

Культурный артефакт создается и реконструируется в постоянно меняющихся условиях при обстоятельствах, никогда не бывающих идентичными тем, при которых возникла исходная культурная форма.

Исходная культурная форма понимается как некий образец, абстрактный образ. А всякий культурный артефакт воспроизводит ее вариативно настолько, насколько условия его реализации отличаются от условий генезиса формы.

Отдельной статьей в том же источнике А.Я. Флиер определяет культурную форму как «совокупность наблюдаемых признаков и черт всякого культурного объекта (явления), отражающих его утилитарные и символические функции, на основании которых производится его идентификация и атрибуция» [227].

Так Н.Н. Ерохина [81], изучая пространство молодежной субкультуры, создает некий абстрактный социосемиотический конструкт, позволяющий раскрыть специфику и эволюцию культурной коммуникации в молодежной среде.

Этот абстрактный конструкт раскрывает одну из сторон субкультуры как культурной формы.

В то же время Н.Н. Ерохина обращается к социосемиотическому изучению феноменов молодежных субкультур и субкультурных практик. И здесь молодежные субкультуры выступают как социальные образования в конкретном социокультурном контексте, то есть как вариативные воплощения образа субкультуры, как конкретные артефакты.

Разграничение понятий субкультуры как культурной формы и как культурного артефакта методологически крайне важно.

Как культурная форма предмет нашего внимания (студенческая субкультура) имеет глубокие онтологические корни, уходящие за пределы осевого времени в практику древнегреческих философских школ и жреческих образовательных институций древнего мира. С древнейших времен культивируется сакральный священный образ познавательной деятельности и противоречивый образ обладателя тайнами знания: жрец, знахарь, ведун, звездочет, волшебник, маг, лекарь, колдун, философ, алхимик, чародей и пр. Арабское, китайское и европейское средневековье – три параллельно развивающиеся культуры, самостоятельно формирующие практики социализации исследовательских и образовательных институций. Появление университета связано с европейским средневековьем. Однако можно смело утверждать, что основа образовательной практики, выраженная в самостоятельном исследовании, изучении истинности какого-либо постулата, в осмыслении истины, в апробации и совершенствовании практических навыков, развивалась тысячелетиями. Таким образом, изучение студенческой субкультуры как формы культуры позволяет нам выявлять наиболее общие особенности данного феномена, нашедшие отражение на различных этапах его эволюции.

Как культурный артефакт студенческая субкультура всегда представляет собой срез конкретных социокультурных условий своего бытования.

Социологические исследования российского студенчества, изучение артефактов молодежной культуры, факторов социального развития интересующего нас предмета раскрывают с различных сторон студенческую субкультуру как вариативное отражение в пространстве истории культуры культурной формы. И могут представлять интерес не только в современной педагогической и исследовательской практике, но и, в качестве эмпирического материала, для анализа данной формы культуры, как в ближайшей, так и в отдаленной перспективе.

В отечественной науке сложилось неоднозначное понимание феномена студенческой субкультуры.

В советской партийно-государственной, а соответственно и научной, терминологии закрепилось понятие студенческой молодежи [237], в противовес понятию «рабочая» или «пролетарская» молодежь. Данный концепт используется в историческом контексте [101], в социологических исследованиях (А.В. Сотникова [203], Е.В. Петрушина [164], В.Г. Тихонов [210], Т.В. Жукова [84] и др.), в педагогических (Т.А. Райкина [189], А.В. Фатов [221] и др.) и политологических [4] аспектах.

Кроме того в современных исследованиях различного профиля мы встречаем понятия студенческой среды (И.Н. Медведева [135]), студенческого сообщества (А.А.Ситнова [193]), студенчества (А.Н.Смирнова [195], С.Н. Флюгов [230] и др.).

Терминологические различия не мешают нам сделать вывод, что в различных источниках по существу рассматривается одна и та же форма отечественной культуры, отраженная в социальной дифференциации общества.

Кроме возрастного признака часть общества, формирующая социальную основу обозначенной культурной формы, выделяется основным видом деятельности, связанным с получением знаний в формализованных институтах среднеспециального и высшего образования, радикализмом политических убеждений, инновационным переосмыслением ценностей доминирующей культуры и рядом других признаков, традиционно отличительных в определении молодежной субкультуры.

Так В.Н. Филянова [225], обосновывая термин «политическая субкультура учащейся молодежи», опираясь на работы М.М. Рубинштейна, З.А. Чекина, П.А. Сорокина, раскрывает социальные причины появления в России субкультуры учащейся молодежи на рубеже XIX-XX веков: кризис семьи как института социализации молодежи и становление институтов отечественной системы образования, компенсирующих образовавшийся вакуум. Анализируя многочисленные источники, характеризующие «брожение умов» в среде студенческой молодежи (С.С. Татищев, Ф.А. Гиляров, А.И. Георгиевский, К.П. Победоносцев, В.В. Розанов, Л.А. Тихомиров и др.), В.Н. Филянова выявляет дифференциацию российской молодежи конца XIX века. «Брожению умов»

подвержена дворянская и разночинская молодежь, оторванная от семьи в угоду просвещению. Крестьянская и пролетарская молодежь конца XIX века формируется в лоне семьи и церковной (христианской, исламской, буддистской и пр.) общины и остается политически нейтральна вплоть до событий 1905 г., когда оторванная от семьи пролетарская молодежь России становится движущей силой революции.

Выделяя стержень субкультуры учащейся российской молодежи конца XIX века, В.Н. Филянова обращается к характеристике студенчества авторами «Вехи»

(1909 г.): «Авторы сборника, … пытавшиеся осмыслить почти вековой путь русской интеллигенции к революции, выделили стержень субкультуры – систему убеждений и верований. Учащаяся молодежь как «квинтэссенция интеллигенции»

сравнивалась с «монастырем», «орденом крестоносцев», с «сектой»… В призыве авторов сборника к интеллигенции и учащейся молодежи измениться, пока не произошел крах государства, – из антигосударственной и антипатриотической стать государственной, из антирелигиозной – «действительно культурной» и воцерковленной, из духовно-высокомерной и нетерпимой – «истинно гуманной»,

– очевидны те черты, которые виделись в ней главными для авторов сборника» [225, с. 9].

Мы можем констатировать, что уже на рубеже XIX-XX веков культура российской учащейся молодежи, проявляет некоторые общесистемные признаки молодежной субкультуры. Из чего можно сделать вывод, что студенчество в российской культуре представляет собой формирующее ядро молодежной культуры. Главным социокультурным фактором формирования и развития студенческой субкультуры в российском обществе явилась отечественная система учреждений высшего образования. Многочисленные ВУЗы России конца XIX века сосредотачивали оторванную от традиционных форм социализации (семья, церковная община) разночинскую молодежь в крупных городах, создавая условия существования новой социальной общности. На основе инновационного переосмысления ценностей доминирующей культуры (смесь европейского просвещения и патриотического концепта служения отечеству) новая социальная общность формировала собственные идентификационные признаки. Среди определяющих признаков можно выделить радикализм идей в сфере самореализации, который опирался на критическую оценку общественнополитического устройства и культурного наследия России.

Культура профессиональной самореализации студентов представляет собой аспект бытования студенческой субкультуры. Понятие «студенческая субкультура», уже в аспекте современных социальных процессов, обосновывает так же И.М. Сотников [202].

И.М. Сотников в своей работе «Дифференциация студенческой субкультуры в современном российском обществе», опираясь на социологические исследования, проводит структурно-содержательную операционализацию понятия «студенческая субкультура», согласно которой определяет студенческую субкультуру как «корпоративную культуру молодых людей, обучающихся в высшей школе, системообразующим элементом которой является отношение студентов к образованию, закрепленное в их стиле жизни» [202, с. 8].

Под отношением к образованию, в данном исследовании, следует понимать форму социальной активности (социальной практики) представителей студенческой субкультуры, «в ходе которой субъекты образовательного процесса, используя ресурсы институтов образования и других институтов культуры, в повседневной деятельности воспроизводят, развивают и формируют новые модели образовательных отношений, изменяя и преобразуя тем самым самих себя» [202, с. 10]. Описанную форму социальной активности, опираясь на концепции «габитуса» П. Бурдье и «структурации» Э. Гидденса, Сотников определяет как образовательную практику [202, с. 7].

Основные положения концепции «жизнеспособного поколения»

(П. Бабочкин и др.) взяты И.М. Сотниковым для анализа жизненных стратегий (стиля жизни) представителей студенческой субкультуры. Именно в рамках жизненных стратегий, по мнению автора, происходит закрепление системообразующего элемента данной субкультуры [202, с. 14].

Опираясь на результаты многочисленных социологических исследований отечественных ученых, И.М. Сотников утверждает, что трансформация старых и появление новых образовательных практик приводит к дифференциации студенческой субкультуры на субкультурные группы, характеризующиеся различной степенью активности реализуемых ими образовательных практик, различной активностью жизненных стратегий [202, с. 10].

Важно отметить, что современная наука сформировала представление об общей ведущей деятельности студенческой субкультуры в сфере самореализации

– реализация образовательной практики, которая подразумевает самореализацию студентов не только в рамках учебного процесса ВУЗа, но и во всех сферах и институтах социализации молодежи в современном обществе.

Л.В. Мосиенко, изучив генезис понятия «субкультура», вводит в обиход понятие пространства университетской молодежной субкультуры [145].

Университетская молодежная субкультура понимается автором как межкультурное социально-историческое образование, как некая культурная форма, развивающаяся в ореоле университетской институциональности. Межкультурный аспект, выделяемый Л.В. Мосиенко, связан с распространением университета как образовательного социального института в культурном пространстве большинства стран мира. Между тем университетская молодежная субкультура трактуется как наиболее значительный и формообразующий элемент молодежной субкультуры.

Целью глубокого анализа университетской молодежной субкультуры Л.В. Мосиенко является структурирование пространственно-временной модели ценностного самоопределения студентов в пространстве данной субкультуры, как формы комплексного педагогического воздействия. На данном этапе нашего исследования для нас представляет особую ценность не столько прикладное педагогическое значение работы Л.В. Мосиенко, сколько раскрытие автором со своих позиций концепта студенческой субкультуры как теоретического понятия.

Синергетический метод культурологического исследования позволяет нам синтезировать разнопрофильные наблюдения феномена студенческой субкультуры на основании понимания эволюции культурной формы, реализующейся в области социальных отношений. Студенческую субкультуру выделяет из молодежной субкультуры ее формальная опосредованность и определенность сферой деятельности учреждений высшего образования. Молодежь, институционально неорганизованная образовательными учреждениями, подвержена влиянию динамики множества разнонаправленных быстротекущих процессов и ее социальная автономия строится в большой степени на противопоставлении групповых ценностных ориентаций ценностному базису студенческой субкультуры, последовательно развивающемуся в социокультурном историческом контексте. Таким образом, студенческая субкультура может рассматриваться нами как культурная форма, эволюция которой определяет направления развития молодежной субкультуры.

Терминологическое разнообразие, выявленное нами в ходе исследования, может трактоваться как использование синонимичных понятий. Студенчество, студенческая молодежь, студенческая среда, студенческое сообщество, учащаяся молодежь, университетская молодежная субкультура – суть выражения разноплановых проявлений студенческой субкультуры, которая как форма культуры нуждается в рамках нашего исследования в дополнительном определении.

Студенческая субкультура как форма культуры представляет собой элемент глобального культурного пространства (подсистему), организованный общей формой социальной активности части общества, а именно – реализацией образовательной практики, направляемой социально формализованными образовательными учреждениями.

Кроме того, студенческую субкультуру в ряде случаев мы можем рассматривать в качестве культурного артефакта, закрепленного в интерпретативных воплощениях студенческой субкультуры как культурной формы в социальной структуре, в различных формах коммуникации, в развивающихся семиотических системах, в конкретных поведенческих актах, в информационных сообщениях и оценочных суждениях, синтезирующихся в форме образа или стиля жизни, в индивидуальных или групповых жизненных стратегиях. Так в качестве артефакта отечественной культуры мы можем рассматривать пример студенчества отдельного отечественного учреждения высшего образования или группы современных учебных заведений, исторические проявления студенческого движения в конкретном историко-культурном контексте. Одновременно мы имеем основания рассматривать артефакты студенческой субкультуры как проявления эволюции глобального культурного пространства и в срезе современной социокультурной ситуации, и в историческом контексте.

В интересующем нас аспекте мы определяем культуру профессиональной самореализации студентов как комплекс наиболее активных образовательных практик студенческой субкультуры, связанных не только с развитием определенных профессиональных качеств как ценностных характеристик результатов социальной активности студентов, но и сопровождающих эти практики ценностных этических норм. Таким образом, мы определяем культуру профессиональной самореализации студентов как элемент профессиональной культуры, отличающийся от остальных тем, что он лежит в основании остальных элементов профессиональной культуры, если стуктурировать эту отрасль культуры по профессиональным критериям: все профессионалы высшей квалификации вышли и выходят из студенческой субкультуры, следовательно, изначально являются носителями культуры профессиональной самореализации студентов.

В этой связи, предпринятые И.М. Сотниковым исследования социальной дифференциации студенческой субкультуры, представляют особый интерес.

В своей работе И.М. Сотников утверждает, что «дифференциация студенческой субкультуры проявляется в формировании в рамках единой студенческой субкультуры отдельных субкультурных групп, отличающихся друг от друга пониманием ценности высшего образования, которое определяет их стиль жизни и влияет на формирование жизненных стратегий» [202, с. 7].

Опираясь на общее основание (отношение к ценности высшего образования) в своей работе И.М. Сотников выделяет пять субкультурных групп [202, с.

10]:

1. «Идеалисты» – субкультурная группа, характеризующаяся определением ценности высшего образования как самостоятельной культурной ценности.

2. «Прагматики» – субкультурная группа, характеризующаяся определением ценности высшего образования как инструмента, интенсифицирующего приобретение материальной выгоды, материального благополучия и других культурных ценностей.

3. «Карьеристы» – субкультурная группа, характеризующаяся определением ценности высшего образования как обязательного условия достижения наивысшего (из возможных) общественного положения.

4. «Поплавки» – субкультурная группа, характеризующаяся определением ценности высшего образования как общепринятой нормы самоидентификации в окружающей их социальной атмосфере.

5. «Случайные» – субкультурная группа, характеризующаяся неопределенностью ценности высшего образования, несформулированностью и неосознанностью данной ценности.

Соответственно автор формулирует пять различных стилей жизни в рамках студенческой субкультуры и пять жизненных стратегий, характеризующих различные субкультурные группы. В результате И.М. Сотников выстраивает пять различных комплексов профессиональной и жизненной самореализации студентов, выражаемой в закономерной опосредованности: субкультурная группа «идеалистов» активный и осознанный характер реализации нормативных и инновационных образовательных практик ориентация на стратегию успеха, предполагающую достижение личностно и социально значимых целей социально одобряемыми средствами; группа «прагматиков» выборочно активный характер реализации нормативных образовательных практик, связанных с выбранной специализацией ориентация на стратегию благополучия, предполагающую достижение личных целей нормативными средствами;

«карьеристов» выборочная активность в отдельных образовательных практиках и повышенная активность в общественной жизни учебных учреждений ориентация на жизненную стратегию благополучия, предполагающую пограничные, не всегда одобряемые обществом средства достижения целей;

группа «поплавков» так называемый «ситуационно активный» стиль жизни, предполагающий избирательную и частичную активность освоения отдельных образовательных практик жизненная стратегия «проб и ошибок», опытная апробация различных стратегий; «случайных» пассивный стиль жизни, отсутствие заинтересованности в обучении, ориентация на ненормативные образовательные практики реализуют жизненную стратегию выживания, приспосабливаются к складывающимся социальным условиям.

Интересно, что в отечественной классической художественной литературе, в драматургии и в кинематографе, – в различной степени получили отражение все пять обозначенных комплексов в виде специфических образных сфер различных персонажей.

Наиболее широкое отражение находит сложный и противоречивый образ идеалиста: Евгений Васильевич Базаров (И.С. Тургенев) [217], Лев Николаевич Мышкин (Ф.М. Достоевский) [77], Павел Корчагин (Н.А. Островский) [155] и др.

Остальные жизненные стратегии традиционно классиками освещаются критически, отрицательно или, часто, в сатирической форме: прагматическая семья Василия Курагина (Л.Н. Толстой) [211],[212], карьерист Павел Иванович Чичиков (Н.В. Гоголь) [45], поплавок Петруша Гринев (А.С. Пушкин) [188], случайный Миша Бальзаминов (А.Н. Островский) [154] и т. д.

Отечественная классическая литература не только отражает некоторые архетипы социального поведения, но и дает им нравственную оценку. Сколь бы противоречивы порой не были образы идеалистов, они противопоставлены всем остальным, вынуждены терпеть моральные и иные формы притеснения и свершать высоконравственные поступки, а порою и подвиги ценою собственного благополучия и даже жизни. Физическая гибель, героическая смерть идеалиста часто в отечественной классике противопоставлена бессмысленной и безнравственной, благополучной, лишней и пустой жизни представителей остальных жизненных стратегий. Отечественная классика не только отражает обозначенные жизненные стратегии, но и культивирует в положительных образах одну из них.

Приведенное наблюдение может стать предметом отдельного литературоведческого или семиотического анализа, что не входит в задачи нашего исследования. Отметим только, что выверенная опытным путем И.М. Сотниковым дифференциация студенческой субкультуры заслуживает доверия и может быть использована нами в ходе исследования интернет-коммуникации как фактора развития культуры профессиональной самореализации студентов. Нам представляется методически оправданным рассмотрение специфики интернеткоммуникации студентов с позиций дифференциации студенческой субкультуры И.М. Сотникова.

Кроме того, опираясь на опыт И.М. Сотникова [202], мы можем теоретически предположить ряд особенностей интернет-коммуникации студентов в области самореализации соответственно их дифференциации по субкультурным группам. Пять различных групп проявляют пять различных комплексов профессиональной и жизненной самореализации. Следовательно, интернеткоммуникация студентов может быть рассмотрена и классифицирована на основании соответствия тех или иных характеристик тем или иным образовательным практикам, стилям жизни и жизненным стратегиям. Так мы можем предположить различные характеристики различных субкультурных групп при самоподготовке.

Для «идеалистов» будет характерен глубокий анализ рекомендованной для самоподготовки литературы и источников, в том числе поиск необходимого материала и первоисточников в Интернете. Перекрестный анализ различных источников по заданной теме и просмотр источников по смежной тематике, а так же обращение, при наличии выбора, к медиаисточникам, ознакомительный просмотр медиа и видео презентаций, рефератов и пр. Дополнительной мотивацией для «идеалистов» будут проблемно-исследовательский и проектный подходы освоения материала.

«Прагматики» ограничатся наименьшим количеством источников.

Приоритет Интернета будет рассматриваться как альтернатива, позволяющая экономить ресурс времени. А, следовательно, основными будут реферативные источники, краткие и сокращенные описания. Очевиден приоритет хрестоматии и специализированной учебной литературы перед первоисточником.

Дополнительной мотивацией для «прагматиков» будет прикладное значение изучаемого материала и проектный подход.

«Карьеристы» будут заинтересованы в глубоком изучении материала при наличии мотивации общественной оценки их достижений на семинарах, конференциях или в публикациях. В противном случае материал для самоподготовки может вовсе не изучаться.

«Поплавки» отдадут предпочтение популярной литературе, медиа и видео презентациям, скорее обратятся к экранизации классической литературы, нежели к первоисточнику. Их выборочный интерес будет мотивироваться не столько учебным процессом, сколько соответствием изучаемого материала основным семиотическим категориям престижа, моды и поверхностного расширения тезауруса.

«Случайные» постараются избежать нагрузки по саморазвитию, ограничиваясь минимальными представлениями о сути поставленных задач.

Интернет, скорее всего, будет использоваться бессистемно.

Интересно отметить, что наличие в Интернете огромного числа удобных для плагиата и вторичной переработки цифровых текстов, создает благоприятные условия для отказа от создания собственных текстов студентами. Только группа идеалистов имеет внутреннюю мотивацию обращения к первоисточникам, а, следовательно, мотивирована на использование конспекта как формы образовательной практики в самостоятельной работе. Для остальных субкультурных групп необходимы дополнительные мотивации для отказа от плагиата в письменных работах. Конспект заменяется компиляцией фрагментами готовых текстов. Эта практика не требует фундаментального осмысления содержания компилируемых источников. Если учесть немногочисленность группы идеалистов, можно говорить об отмирании образовательной практики конспектирования и о трансформации ее в компиляционную практику.

Таким образом, проведенная И.М. Сотниковым субкультурная дифференциация имеет методическое значение в нашей работе: позволяет проанализировать особенности трансформации образовательных практик студентов при использовании ими информационных технологий в сфере профессиональной самореализации. Кроме того, мы имеем основания под профессиональной самореализацией студентов понимать комплекс наиболее активных образовательных практик студенческой субкультуры, формирующихся и модернизирующихся студентами самостоятельно и направленных на реализацию накопленного ими общекультурного и узкопрофессионального опыта.

Следовательно, культура профессиональной самореализации студентов формируется как ценностно ориентированный комплекс наиболее активных образовательных практик студенческой субкультуры, духовные и материальные условия, а так же результаты их реализации. Современная культура профессиональной самореализации студентов включает в себя как традиционные, так и нетрадиционные (новые и модернизированные) образовательные практики.

Культура профессиональной самореализации студентов опирается на наиболее активные субкультурные группы «идеалистов», «прагматиков» и «карьеристов», которые в своей образовательной практике транслируют и генерируют необходимые для функционирования студенческой субкультурной системы ценности. Однако, пассивные субкультурные группы «поплавков» и «случайных» в отдельных случаях могут представлять подавляющее большинство по количественной численности. Что будет сказываться на интенсивности развития коллективных форм образовательных практик.

Важнейшим обобщающим анализ приведенных источников выводом является утверждение, что мы имеем основания рассматривать студенческую субкультуру как феномен отечественной культуры и субъект социальной коммуникации, в том числе и средствами Интернета.

Иными словами, мы можем рассматривать студенчество в качестве субъекта интернет-коммуникации в аспекте развития его профессиональной культуры. При этом следует учитывать его современную социальную структуру, образующуюся из пяти групп, отличающихся стилем жизни и способами использования интернет-коммуникации.

Студенчество можно рассматривать как некоторую социокультурную систему, как студенческую субкультуру, средовым окружением которой являются молодежная субкультура, научное и профессиональное сообщество как части социального пространства. Студенческую субкультуру выделяет из молодежной субкультуры ее формальная опосредованность и определенность сферой деятельности учебных заведений.

Дифференциация студенческой субкультуры как социального образования на социальные группы по стилю жизни и отношению к образовательной деятельности позволяет выделить специфические особенности интернет-коммуникации отдельных групп. В отечественной художественной культуре традиционно культивируется один из выделенных нами стилей жизни, стиль «идеалистов» (по И.М. Сотникову [202]), что обуславливает его ведущую роль в социальной самоорганизации студенческой субкультуры и ее интернеткоммуникации.

1.2. Интернет-коммуникация в России в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов В аспекте изучения проблематики интернет-коммуникации как фактора развития культуры профессиональной самореализации студентов нам необходимо рассмотреть информационно-коммуникационные технологии как системный элемент современной социокультурной реальности. Важно разобраться: следует ли разграничивать понятия интернет-коммуникации и информационногокоммуникационных технологий (ИКТ), если да, то на каких основаниях;

опосредована ли интернет-коммуникация развитием ИКТ, или наоборот; какие проблемы в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов решаются современными технологиями, а какие возникают и пр. На наш взгляд, очерченный проблемный подход позволит в общих чертах обрисовать положение интернет-коммуникация в России в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов на современном этапе, раскрытое в многочисленных источниках различных направлений.

Термин «информационно-коммуникационные технологии» (ИКТ) вошел в обиход в отечественной науке и педагогике вслед за понятием информационных технологий (ИТ или IT, от англ. information technology) и понимается как совокупность методов и программно-технических средств, объединенных в технологическую цепочку, обеспечивающую сбор, хранение и отображение информации с целью снижения трудоемкости ее использования, а также для повышения ее надежности и оперативности [68].

В отечественной литературе обращает на себя внимание огромный спектр методических разработок в области прикладного применения информационнокоммуникационных технологий в образовательной среде, начиная с методик для дошкольных образовательных учреждений (В.М. Матюх [132] и др.). Различным направлениям использования ИКТ в общеобразовательных школах посвящены работы И.А. Буяковской [27], А.А. Маркиной [129], А.А. Статуева [205] и др.

Освещены некоторые аспекты развития ИКТ в СУЗах и ВУЗах Е.И. Бобровой [17], И.И. Бобровой [18], Н.В. Бобровой [19], С.Н. Исаковой [86], А.В. Гребенщиковой [60], Н.А. Ершовой [82], Е.В. Захаровой [86], И.В. Усковым [220], Т.Б. Ивановой [90], Т.А. Ивановой [89], А.К. Гараевой [43] и др.

Обращает на себя внимание в отечественной науке акцент на изучение прикладного значения информационно-коммуникационных технологий в сфере образования. Но встречаются и работы фундаментального значения.

Так И.Н. Федоренко [223] рассматривает ИКТ как фактор воспроизводства социальной структуры современного общества, пересматривая опыт Д. Белла, А. Турена, З. Бжезинского, И. Масуда, Д. Стоуньера, Э. Тоффлера, М. Маклюэна, М. Кастелса и др.

Воздействие современных информационно-коммуникационных технологий на сознание человека в плане конструирования индивидом социальной реальности с позиций социальной философии рассматривает Е. В. Поликарпова [185], опираясь на разработку отдельных аспектов темы в трудах Э.М. Андреева, Дж. Ваттимо, Б. Киви, Г.И. Колесниковой, Е.С. Коноплева, И.А. Мальковской, Б. Маркова, М.Р. Радовеля, С.П. Расторгуева, Э. Тоффлера, У. Эко и др.

Широта и многоаспектность проблематики информационнокоммуникационных технологий говорит о ее актуальности во многих отраслях общественной жизни. Процессы, происходящие в обществе под влиянием бурно развивающихся ИКТ, с середины прошлого века стали предметом пристального внимания ученых различных отраслей знания.

В рамках предложенных социологический концепций (Ю. Хаяши, Й. Масуда, Д. Белл, П. Дракер, М. Постер, М. Кастельс, Т. Стоуньер, Элвин и Хейди Тоффлер, Ф. Фукуяма, Ф. Хайек) информационное общество рассматривается как модель развития социальных связей, формирование которой происходит с использованием достижений вычислительной техники и информационно-коммуникативных технологий. Новый подход к пониманию основных спецификаций переработки обществом информации и знаний определяет условия изменения государственной политики наиболее развитых стран в области информатизации и компьютеризации основных сфер жизни, а так же вектор движения и содержательную сторону основных процессов глобализации политики, мировой экономики и социокультурных факторов развития. Революционные изменения и масштабное наращивание информационно-коммуникационных технологий сегодня определяют специфику современной социокультурной реальности.

И.Н.

Федоренко, проводя социологические исследования (2007), выделяет наиболее общие положения концепций информационного общества [223]:

1. фактором, определяющим социальные отношения, становится инновационное теоретическое знание. Знание вытесняет труд и капитал в его социальной роли, информация обретает экономические и социальные функции капитала. Центральное место в социальной организации завоевывает университет как центр производства, переработки и накопления знания. Промышленная корпорация теряет ведущую управленческую роль;

2. определяющим фактором социальной дифференциации становится уровень знаний, а не собственность. Профессиональная структура сменяет классовую стратификацию;

3. симбиоз социальной организации и информационной технологии.

Социальные процессы становятся программируемыми и управляемыми новыми информационными технологиями;

4. в секторе услуг в экономике обосабливается и растет новый четвертый сектор – информационный бизнес.

Проанализировав собственные эмпирические исследования на примере развития информационно-коммуникационных технологий в Санкт-Петербурге, И.Н.

Федоренко верифицирует гипотезу: «Распространение и использование информационно-коммуникационных технологий способствует воспроизводству сложившейся социальной структуры и образцов поведения современного общества», – и указывает на обнаруженные им следствия развития ИКТ:

7. в удовлетворении потребностей социальных субъектов наиболее приоритетными становятся формы, опосредованные использованием информационно-коммуникационных технологий;

8. использование информационно-коммуникационных технологий приобретает характер безусловной социальной ценности, образца поведения и фактора социальной идентификации [223].

Е.В. Поликарпова, изучая воздействие современных информационнокоммуникационных технологий на сознание человека в плане конструирования индивидом социальной реальности (2011), обобщает с позиций социальной философии опыт ряда дисциплин, коснувшихся предмета ее исследования, таких как: кибернетика, социология, политология, психология, биология, журналистика, экономическая наука. Анализируя обозначенные смежными дисциплинами проблемы, Е.В. Поликарпова обнаруживает, что наиболее интенсивно развиваются информационно-коммуникационные технологии, направленные на подавление индивидуальности и на подчинение массового сознания [185].

В руках транснациональных корпораций ИКТ становятся орудием конкурентной борьбы и социального управления во благо собственных интересов.

Политическая элита использует ИКТ в борьбе за власть и расширение геополитических зон влияния. В результате на рубежах столкновения глобальных и региональных интересов разворачиваются информационные войны, в которых ИКТ выступает в качестве оружия массового поражения. В результате «в теоретической мысли внимание акцентируется на распространении алармистского катастрофического сознания» [185].

Е.В. Поликарпова в своей работе задается целью – разработать социальнофилософскую концепцию позитивного воздействия современных информационно-коммуникационных технологий на сознание человека: «Таким образом, направление в теоретической мысли, связанное с алармистским, катастрофическим подходом к современным глобальным проблемам, характеризует сложившуюся ситуацию как «кризис кризисов», оно считает одним из таких кризисов глобальные риски, обусловленные развитием новых ИКТ (искусственного интеллекта и др.) С нашей позиции, эти глобальные риски несут с собой и возможности позитивного использования воздействия современных ИКТ на сознание человека» [185].

Анализируя природу сознания человека, Е.В. Поликарпова выявляет, как при помощи ИКТ осуществляется интериоризация информации, как происходит ее превращение в знание, которое посредством экстериоризации и конструирует социальную реальность.

Конструирование социальной реальности автор раскрывает при помощи целостной модели человека, как комплекса из шести систем обработки информации: сенсорная, моторная, когнитивная, аффективная, стилевая и ценностная.

Из анализа роста объема перерабатываемой и генерируемой социумом информации, Е.В. Поликарпова делает вывод о стремительном переходе современного общества к концепту «общества знания», в котором «информационно-коммуникационные технологии играют значительную, в большинстве случаев решающую роль в жизнедеятельности человека, в том числе в его ценностной ориентации. В результате их воздействия на человека в его сознании формируется та или иная модель окружающего социального мира, которая, в свою очередь, используется для конструирования социальной реальности» [185].

В этой связи необходимо отметить некоторые позиции зарубежной и отечественной философии культуры.

Так Х-Г. Гадамер вслед за М. Хайдеггером актуализирует проблему культуроформирующего разговора [42, с. 72-91]. Будь то разговор с самим собой, с Богом, читателя с писателем или наоборот, или же телефонные переговоры двух домохозяек, – важен, по мнению философа, феномен взаимного проникновения и взаимообогащения комплексов культурных ценностей собеседников. Гадамер указывает, что порою за внешней атрибутикой коммуникации (например, произнесение слов участниками телефонной беседы или потока информации с телевизионного экрана) скрывается отсутствие коммуникации, люди продолжают осуществлять действия, обслуживающие коммуникацию, вне коммуникации как бы по инерции, автоматизировано. А продолжительные непродуктивные «коммуникативные» (в данном случае в кавычках) действия приводят к неспособности к разговору. И, как результат, прогресс информационнокоммуникационных технологий не ведет к развитию культуры личности, а наоборот приводит к самоизоляции обыденного сознания, к его конфронтации с себе подобными, к конфронтации с обществом и его культурным наследием.

Х-Г. Гадамер указывает, таким образом, на проблему отторжения индивидуумом информационной среды и, как результата, отчуждения личности.

Философ обнаруживает рубежи обыденного сознания, за которыми оно (сознание) выключается из информационно-коммуникационной технологической цепочки, отключая собственный коммуникационный потенциал. Мы наблюдаем реакцию обыденного сознания на информационное воздействие, напоминающую пассивную защитную реакцию – своего рода симуляцию действия в бездействии.

Еще ранее М.М. Бахтин [12], обозначив проблему научно-теоретического дискурса («И в результате встают друг против друга два мира, абсолютно не сообщающиеся и не проницаемые друг для друга: мир культуры и мир жизни…»), раскрывает этическую, нравственную значимость коммуникации. Понимание, обретение смысла в процессе коммуникации, по Бахтину, равнозначно поступку, целенаправленному действию, приводящему к реализации ценности культуры как таковой и, одновременно, к созиданию жизни. Поступок, в контексте рассуждений философа, – это и субъективная мысль, и реальное свершаемое действие одного коммуниканта (участника процесса коммуникации) по отношению к другому или другим. Вне поступка, как вне коммуникации, не происходит ценностной оценки ни окружающей жизни, ни культуры, ни самости индивидуума. Получается, что человек и не живет вовсе, если каждодневно не совершает поступок. Он попросту ни в ком не отражается, не обнаруживает своего присутствия, если не участвует в диалоге. Культура, по мнению Бахтина, становится реальностью, жизнью, только в диалоге, и только в диалоге человек способен проявить свою человечность. М.М. Бахтин, по существу, предпринимает попытку формулировки собственной этической нормы, раскрывающей ценность общения как такового и в форме научного дискурса, и плане повседневного общения, и в аспекте обращения к культурному наследию. Неординарность философского подхода Бахтина раскрывается в понимании коммуникации как этической среды самосовершенствования и самореализации личности.

Социокультурная коммуникация с этих позиций может быть понята как процесс самопознания себя в другом.

В своей работе «Социокультурная автономность сознания: философскоантропологическое измерение» (2007) А.Д. Похилько рассматривает конструкт автономности индивидуального сознания, как непременное условие социальной коммуникации. По мнению ученого, диалектическая природа релевантности сознания проявляется в единстве двух функций – интеграции индивидуальных смыслов и дифференциации общественных ценностей через нормы группового поведения [186].

А.Д. Похилько акцентирует внимание на ценности личностной автономии, как на условии интериоризации информации и ее преобразовании в личностные ценностные категории, которые и формируют принципы восприятия и конструирования личностью социокультурной реальности. В рамках философии личности автор делает вывод: «Индивидуальные и уникальные чувства сжаты в общественных ценностях (семантических универсалиях), но индивидуальное сознание сущностно социально. Оно не только является плохой выборкой из совокупной памяти общественной культуры, но и интегратором личностного бытия, источником и генератором ценностей. В этом контексте приобретают значение понятия диалога и встречи. Встреча рассматривается нами как фундаментальная форма живой социальности, подлинное основание автономности сознания индивида. В это основание уходит вопрос о соотношении и взаимосвязи, «диалектике» «общественного» и «индивидуального» сознания.

Концепты «общественное сознание» и «индивидуальное сознание» возможны лишь как выражение моментов процесса, стадий функционирования социальной информации в социуме» [186, с. 282-290].

Рассмотренные нами источники, позволяют сделать вывод, что современные информационно-коммуникационные технологии являются сегодня системообразующим элементом социокультурной реальности. Однако в рамках культурологического подхода мы не можем не учитывать ряд проблемных фундаментальных вопросов, связанных с репрезентацией новой технологизированной социокультурной реальностью накопленного ранее этического опыта.

ИКТ создают условия для манипуляции общественным сознанием путем трансформации ценностных ориентаций личности.

В этой атмосфере обостряется проблема сохранения личностью традиционных общечеловеческих ценностей:

ценность человеческой жизни, ценность свободы личности (в том числе информационной), ценность самоидентификации личности (в том числе гендерной, культурной, национальной, профессиональной). Наконец, формулируемая на пересечении философии культуры и философии личности этическая ценность Разговора (Гадамер), Диалога (Бахтин), Встречи (Похилько), как ценность самореализации и самосохранения культуры.

Следовательно, в аспекте изучения роли интернет-коммуникации в развитии культуры профессиональной самореализации студентов необходимо акцентировать внимание, в том числе, на особенностях трансляции и трансформации студенческой субкультурой традиционных этических норм, на формировании ценностных личностных ориентаций, на формирование представлений о ценности информации и культурного наследия. Тем более, что напрашивается вывод, что интернет-коммуникация в развивающейся теории коммуникации является определяющей спецификацией современной социальной коммуникации.

А.В. Соколов [197], определяя место социальной коммуникации в общем концепте культуры, представляет эволюцию культуры как социальнокоммуникационную эволюцию: «…культура = культурное наследие + культурная деятельность.

Культурная деятельность, в свою очередь, является суммой:

творчество (создание культурных ценностей) + социальная коммуникация (хранение и распространение созданных ценностей) + практическое использование (освоение) этих ценностей. Таким образом, социальная коммуникация – необходимый аспект, неотъемлемая часть культуры, и эволюция человеческой культуры есть в то же время социально-коммуникационная эволюция» [197, с. 6].

Кроме того, А.В. Соколов представляет эволюцию культуры в виде пяти стадий, где неизменно присутствуют коммуникационные аспекты, выстраивая собственную периодизацию истории культуры: «0. Пракультура … I.

Археокультура … II. Палеокультура... III. Неокультура... IV.

Постнеокультура» [там же].

А.В. Соколов отмечает на всех стадиях эволюции культуры закономерность: «Совершенствование коммуникационных средств сопровождалось общественным прогрессом (иногда даже предопределяло его), а общественный прогресс, в свою очередь, стимулировал развитие коммуникации»

[там же].

Автор так характеризует современный этап развития культуры: «…это компьютеризированный мир с мультимедийными глобальными коммуникационными каналами и с культурным наследием, хранящимся в распределенной памяти компьютерных сетей. …это время господства электронных коммуникаций, вытеснивших документную коммуникацию на периферию общественной жизни» [там же].

Из определения современного этапа развития культуры А.В. Соколова вырисовывается значение интернет-коммуникации как современной коммуникативной технологии, обеспечивающей альтернативный документной коммуникации способ освоения культурного наследия.

Н.В. Шашкова [240] выделяет три исторических типа коммуникационной культуры общества.

«Словесность – такой уровень коммуникационной культуры, когда все культурные смыслы передаются в социальном пространстве и времени посредством устной коммуникации.

Книжность – такое состояние культуры, когда основные (не все!) культурные смыслы передаются посредством документной коммуникации.

Мультимедийность достигается, когда основные культурные смыслы передаются посредством электронной коммуникации» [240, с. 4-5].

Далее автор утверждает: «Типы коммуникации в обществе совпадают с основными периодами развития социума» [там же].

И Н.В. Шашкова, и А.В. Соколов вслед за Г. Тардом, Дж. Мидом, П.А. Сорокиным, Г. Блумбером определяют социальную коммуникацию в качестве процесса, формирующего социокультурную реальность. Оба автора используют метод культурологического обобщения достижений отдельных отраслей знания (история, социология, психология, лингвистика, философия и др.), в результате чего предлагают собственную интерпретацию периодизации истории культуры, опирающуюся на исторические спецификации трансляции культурных смыслов.

Позиции ученых во многом схожи, но разнятся в критерии перехода к новому этапу развития культуры. Если Соколов полагает, что новый этап наступил, поскольку электронные средства вытесняют документную (письменную) коммуникацию на задний план, то Шашкова в качестве критерия использует средства трансляции основных культурных смыслов и, соответственно, полагает, что мультимедийная коммуникационная культура только начинает формироваться, а переход к ней – дело будущего.

На наш взгляд критерий, выбранный Н.В. Шашковой, не совсем корректен.

Поскольку в истории культуры мы наблюдаем наслоение различных типов коммуникации. Каждый новый способ трансляции культурных смыслов не исключает, а дополняет прежние. Так, устная культура не исчезает, а продолжает развиваться под воздействием письменности. А сегодня мы можем наблюдать эволюцию письменной культуры под воздействием электронных средств коммуникации. Кроме того, мы можем утверждать, что мультимедийная коммуникационная культура доминирует на интегрированном межкультурном пространстве наиболее развитых стран, поскольку критерием развитости становится собственное телекоммуникационное пространство страны, так же как раньше наличие или отсутствие письменности определяло уровень цивилизованности народа.

Таким образом, мы утверждаем, что современная студенческая субкультура формируется и развивается в атмосфере глобальной мультимедийной коммуникационной культуры и современные информационно-коммуникационные технологии являются одним из системообразующих факторов социокультурной реальности, интегрирующим трансляционные возможности и устно-речевых (словесных), и письменных (книжных) форм культуры. Одновременно, учитывая обозначенные философией культуры проблемы коммуникации, мы констатируем, что информационно-коммуникационные технологии должны пониматься как некоторый комплекс, включающий в себя не только совокупность методов и программно-технических средств, но и способы трансляции этических норм, программирующих поведение человека не только в специфической информационной среде, но и по отношению к внешнему миру и к себе подобным.

Обобщая научные представления о современном этапе развития социальной коммуникации, мы выделяем основную характерную черту – использование форм машинной обработки и трансляции информации.

По существу интенсивно развивается специфическая форма машинной (или технической) коммуникации (машина – машина), характерной чертой которой является отсутствие качественной оценки информации: машинная обработка всегда лишь количественная, смысловые и ценностные характеристики различным объемам информации придает человек, как непременное звено новых информационно-коммуникационных связей. Машина позволяет человеку оперировать (получать, обрабатывать, генерировать) с большими объемами информации. Что в итоге включает в социальную коммуникацию огромные информационные потоки. И количественно большие информационные потоки становятся непременным условием социальной коммуникации.

Раскрывая этапы формирования научных представлений о природе социальной коммуникации, А.В.

Соколов отмечает переломный момент ее эволюции, связанный с «информационным кризисом» второй половины XX века:

когда объемы накопленной информации превосходили технологические возможности ее переработки [197, с. 10].

Современная научная информационная парадигма позволяет рассматривать прогресс человеческой цивилизации как исторический процесс накопления информации. Упомянутый Соколовым информационный кризис явился логическим следствием развития коммуникации, логическим этапом цивилизационного прогресса. Появление и развитие современных информационных технологий, в этой связи, следует рассматривать как непременное условие дальнейшей прогрессии цивилизации. Но эти же технологии, как следствие, становятся фактором развития социальной коммуникации, формируя условия социализации индивида в обществе.

Анализируя распространение и использование информационнокоммуникационных технологий в сфере управления системой образования СанктПетербурга, И.Н. Федоренко отмечает, что использование информационнокоммуникационных технологий приобретает характер безусловной социальной ценности, образца поведения и фактора социальной идентификации, в удовлетворении потребностей социальных субъектов наиболее приоритетными становятся формы, опосредованные использованием информационнокоммуникационных технологий [223].

Таким образом, информационно-коммуникационные технологии становятся не только условием социальной коммуникации, но и идентифицирующим социальным критерием, влияющим на социальную дифференциацию общества.

Различные социальные группы могут иметь различные коммуникационные потребности [197, с. 189-193] и, соответственно, различным образом могут использовать потенциал информационно-коммуникационных технологий.

А.В. Соколов выделяет три вида коммуникационных потребностей: абсолютные (биогенные и социогенные потребности, вытекающие из биопсихологической природы человека), вторичные (обусловленные профессиональнопроизводственной и досуговой деятельностью людей) и спонтанные (в рамках социологии культуры получившие терминологическое определение как культурные потребности) [197, с. 184-189].

Мы можем логически заключить, что биопсихологическая природа человека будет влиять на специализацию информационно-коммуникационных технологий по возрастному и половому признакам. А технологии, в свою очередь, будут усиливать половозрастную социальную дифференциацию. Таким образом, абсолютные коммуникационные потребности в свете усиления социальной роли информационно-коммуникационных технологий усиливают общественную дифференциацию по половозрастным признакам. Примером развития указанной тенденции может считаться маркетинговая дифференциация целевой аудитории Интернета производителями интерактивных услуг.

Вторичные коммуникационные потребности изначально опираются на сложившиеся профессиональные дефиниции социальной дифференциации.

Так А.В. Соколов выделяет три целевых социальных группы, особенно заинтересованных в коммуникационном обслуживании: «руководители (менеджеры) всех уровней, осуществляющие руководство отдельными коллективами или обществом в целом; ученые, ведущие постоянный диалог с коллегами посредством специальной коммуникации; инженеры, разрабатывающие новую технику» [197, с. 189].

На этом общем классификационном уровне информационнокоммуникационные технологии уже используются различным образом в силу различных спецификаций коммуникационных потребностей. И если учесть воздействие современных информационно-коммуникационных технологий на сознание человека и конструирование социальной реальности, рассмотренное Е.В. Поликарповой [185], то можно говорить об интенсивно развивающихся процессах конструирования параллельных социокульрутных реальностей, сосуществующих в едином информационном и временном континууме. С полной уверенностью можно констатировать, что интенсивное развитие информационнокоммуникационных технологий создает условия сосуществования руководителей, ученых и инженеров в трех различных социокультурных реальностях.

Спонтанные коммуникативные потребности А.В.

Соколов делит на три группы:

«СИ1. Потребность в освоении культурного наследия, в том числе – потребность в непрерывном образовании;

СИ2. Потребность в самостоятельном духовном творчестве, реализуемая в художественной самодеятельности, техническом конструировании, литературном сочинительстве и т. д.;

СИЗ. Потребность в самопознании и саморазвитии, вплоть до реинкарнации, телепатии, ясновидения, экстрасенсорной диагностики и лечения.

История показывает, что прогресс человеческой культуры обеспечивается самопроизвольно возникающими и развивающимися спонтанно личностными потребностями; отсюда его замысловатость, противоречивость, непредсказуемость» [197, с. 189].

Основной отличительной чертой спонтанных коммуникационных потребностей А.В. Соколов определяет их непрофессионализм и непосредственность (случайность) возникновения и реализации. Однако это не умоляет их социального значения. Образующиеся в результате реализации спонтанных потребностей коммуникации благодаря интенсивному развитию информационно-коммуникационных технологий приобретают столь массовый характер, что можно говорить об их ведущей культуросозидающей роли.

Примером социокультурной созидающей роли спонтанных коммуникационных потребностей в молодежной субкультуре может служить феномен фендома, объединяющий и дифференцирующий спортивных и музыкальных фанатов, литературных (толкиенисты), игровых (геймеры) и пр.

Объемы перерабатываемой благодаря информационно-коммуникационным технологиям информации в рамках реализации случайных коммуникационных потребностей прогрессируют, закрепляясь в ценностных личностных ориентациях, в стилях жизни и, в конечном итоге, новых артефактах и формах культуры.

Таким образом, развитие информационно-коммуникационных технологий ведет к формированию многомерности социокультурной реальности.

Информационно-коммуникационные технологии благодаря наращиванию объемов перерабатываемой с их помощью информации становятся фактором параллельного развития культурных подсистем в рамках единого информационного и временного континуума, в рамках глобального культурного пространства.

Эта социальная роль информационно-коммуникационных технологий поновому актуализирует проблематику теории и практики межкультурной коммуникации. Многомерность социокультурной реальности благодаря интернеткоммуникации создает условия индивидуализации автохтонной личностной культуры, что является фактором усиления роли феномена, который в рамках теории межкультурной коммуникации обозначен как «очуждение» [78].

П.Н. Донец пишет: «Коммуникативные последствия соприкосновения с чужим в МКК могут быть обозначены как «очуждение». Очуждение может охватывать практически все факторы коммуникации и основываться на всех измерениях «чужого». Наглядно оно может быть представлено как смещение конфигурации коммуникативных факторов относительно их нормального положения в актах внутрикультурной коммуникации» [78, с. 192].

Мы наблюдаем, как информационно-коммуникационные технологии одновременно являются и фактором глобализации культурных процессов, и фактором столь же масштабных процессов локализации форм конструирования социокультурной реальности.

Используя концепцию генезиса исторического развития А. Тойнби, мы можем сказать, что информационно-коммуникационные технологии не только глобализируют цивилизацию, но и порождают внутренний «вызов» глобальной современной цивилизации в форме феномена очуждения. От того, как скоро современная цивилизация сформирует адекватный «ответ», зависит, согласно теории А. Тойнби, время перехода нашей цивилизации на новый этап (виток) развития.

Выражаясь образно, современные информационно-коммуникационные технологии выступают в роли инструмента нового вавилонского столпотворения, и одновременно фактором процесса рассеяния языков.

В аспекте изучения интернет-коммуникации как фактора развития культуры профессиональной самореализации студентов необходимо учитывать сложную, многофункциональную, во многом противоречивую роль современных информационно-коммуникационных технологий.

Студенческая субкультура мощный генератор новых культурных смыслов.

Современный студент находится в полисемантическом окружении нескольких социокультурных реалий, в сфере ситуативного очуждения.

По словам П.Н. Донца ситуативное очуждение, «очуждение в сфере Ситуациях – Ситуацияу проявляется, в основном, в локальной и темпоральной дезориентации, а также в неверных реакциях на ситуации, требующие разрешения» [78, с. 193].

Опираясь на дифференциацию И.М. Сотникова [202, с. 10], мы можем утверждать, что субкультурные подгруппы «поплавков» и «случайных» постоянно переживают в студенческой субкультуре ситуативное очуждение, что объясняет их ценностную дезориентацию.

В указанном аспекте практика межкультурной коммуникации в студенческой субкультуре приобретает первостепенное значение фактора развития культуры профессиональной самореализации.

Давая оценку проанализированных в интересующем нас аспекте источников и литературы, следует выделить важность для методологической основы нашего исследования социологических наблюдений И.Н. Федоренко, теоретической модели конструирования социокультурной реальности Е.В. Поликарповой, концепта автономности сознания А.Д. Похилько, общей теории социальной коммуникации А.В. Соколова, теории межкультурной коммуникации П.Н. Донца.

Опираясь на перечисленные исследования, мы можем определить роль информационно-коммуникационных технологий в современном обществе и интернет-коммуникации в России в аспекте развития культуры профессиональной самореализации студентов.

Обобщая роль информационно-коммуникационных технологий в современном обществе как фактора развития социокультурной реальности, мы можем выделить ряд наиболее важных для развития культуры профессиональной самореализации студентов моментов.

В различных отраслях знания и учебных дисциплинах информационнокоммуникационные технологии имеют большое прикладное значение. Из наблюдений И.Н. Федоренко мы можем сделать вывод, что распространение и использование информационно-коммуникационных технологий способствует воспроизводству сложившейся социальной структуры и образцов поведения современной студенческой субкультуры; в удовлетворении потребностей студентов наиболее приоритетными становятся формы, опосредованные использованием информационно-коммуникационных технологий; использование информационно-коммуникационных технологий приобретает характер безусловной социальной ценности, образца поведения и фактора социальной идентификации.

Современные информационно-коммуникационные технологии являются сегодня системообразующим фактором конструирования индивидом социокультурной реальности. Информационно-коммуникационные технологии становятся не только условием социальной коммуникации, но и идентифицирующим социальным критерием, влияющим на социальную дифференциацию общества. Появление и развитие современных информационных технологий следует рассматривать как непременное условие дальнейшей прогрессии цивилизации. Они становятся фактором развития социальной коммуникации, формируя условия социализации индивида в обществе. Развитие информационно-коммуникационных технологий ведет к формированию многомерности социокультурной реальности. Информационнокоммуникационные технологии благодаря наращиванию объемов перерабатываемой с их помощью информации становятся фактором параллельного развития культурных подсистем в рамках единого информационного и временного континуума, в рамках глобального культурного пространства. Информационно-коммуникационные технологии не только глобализируют цивилизацию, но и порождают внутренний «вызов» глобальной современной цивилизации в форме коммуникативного феномена очуждения.

Наиболее ценным теоретическим заключением, на наш взгляд, является определение социальной ценности концепта автономии сознания А.Д. Похилько.

В свете проведенного анализа социальной роли информационнокоммуникационных технологий, мы можем обозначить социальный феномен автономного сознания в качестве коммуниканта. Не только индивид в его биопсихологической природе вступает в коммуникацию, и не столько социальная форма личности, являющая продуктом коммуникации, но некоторая атомарная дефиниция сознания, носителем которой является индивид.

Данное заключение позволяет нам рассматривать процесс формирования культуры профессиональной самореализации студентов, как процесс автономизации сознания каждого студента, результатом которого становится способность индивида актуализировать все свои личностные качества в образовательной и профессиональной практике.

Культура профессиональной самореализации студентов формируется как ценностно ориентированный комплекс наиболее активных образовательных практик студенческой субкультуры, духовные и материальные условия, а так же результаты их реализации. Культура профессиональной самореализации студентов представляет собой аспект бытования студенческой субкультуры. Современная культура профессиональной самореализации студентов включает в себя как традиционные, так и нетрадиционные (новые и модернизированные) образовательные практики. Под воздействием информационнокоммуникационных технологий происходит трансформация ценностных ориентаций в рамках образовательных практик. И это становится ведущим фактором динамики культурных процессов, в том числе и в рамках культуры профессиональной самореализации студентов.

В результате мы приходим к выводу об определяющей роли интернеткоммуникации в развитии культуры профессиональной самореализации студентов в современной России. При этом мы отмечаем как позитивный потенциал интернет-коммуникации в плане возможности ее использования для реализации информационной политики образовательных учреждений в направлении проектирования социокультурной реальности путем управления развитием культуры профессиональной самореализации студентов, так и потенциал формирования факторов риска в случае неконтролируемого ее развития. Этот факт подчеркивает важную социальную роль информационной политики образовательных учреждений, возможность и необходимость максимального воздействия с ее помощью на развитие положительных тенденций в развитии культуры профессиональной самореализации студентов путем управления их интернет-коммуникацией.

1.3. Интернет-коммуникация в коммуникативной модели культуры профессиональной самореализации студентов Интернет-коммуникация сегодня является неотъемлемой частью социальной коммуникации в современном российском обществе. Опираясь на теорию коммуникации Г.Г. Почепцова [187], общую теорию социальной коммуникации А.В. Соколова [197] и разработку основ теории коммуникации Н.В. Шашковой [240], мы можем дать общую характеристику интернеткоммуникации как социокультурному явлению. Кроме того, необходимо учитывать междисциплинарный характер проблематики интернет-коммуникации, в частности внимание к проблематике психологов и педагогов:

Е.П. Белинской [16], А.Е. Войскунского [34, 35], Н.А. Воробьевой [36], Т.И. Густомясовой [68], А.Е. Жичкиной [83] и др. В свете выводов предыдущих разделов просматривается необходимость рассмотрения теоретических оснований коммуникативной модели культуры профессиональной самореализации студентов, в которой интернет-коммуникация играет определяющую роль. Построение теоретической концепции коммуникативной модели позволит проанализировать собранные нами эмпирически сведения и оценить факторное значение интернеткоммуникации для развития культуры профессиональной самореализации студентов в данной теоретической модели.

Методологической основой построения нашей концепции является разработка общей теории социальной коммуникации А.В. Соколовым [197] в плане структуры коммуникативных связей.

Разработанность понятия студенческой среды как социокультурного пространства студенческой субкультуры позволяет нам говорить о специфике данного социокультурного явления в плане особенностей формирования ценностных ориентаций личности, которые, в свою очередь, могут иметь дифференцированную специфику, согласно дифференциации студенческой субкультуры, осуществленной И.М. Сотниковым [202]. Прогнозировать тенденции развития интернет-коммуникации в студенческой среде нам позволяют общие тенденции развития информационно-коммуникационных технологий в современном обществе, раскрытые в работах Е.В. Поликарповой [185], И.Н. Федоренко [223], И.В. Ускова [220], а так же в ряде диссертационных работ, посвященных различным профильным направлениям развития информационнокоммуникационных технологий.

Целесообразно выделить студенческую субкультуру как социокультурный феномен из системы молодежной субкультуры не только как элемент молодежной среды, но и как системообразующее ядро данной системы.

Выделяя студенческую субкультуру в качестве субъекта группового коммуникационного взаимодействия (термин А.В. Соколова [197, с. 52]), мы можем выявить ряд субъектов, вступающих во взаимодействие со студенческой субкультурой на различных уровнях.

Спецификой коммуникационного взаимодействия студенческой субкультуры как группового субъекта является способность контактировать на всех уровнях коммуникации: микро, миди и макро, – а так же осуществлять взаимодействие с групповыми и массовыми формами коммуникации.

Если говорить о соотношении молодежной субкультуры (МС) и студенческой (СС), то можно наблюдать три варианта коммуникативного взаимодействия: МС=СС, МССС и ССМС, – в которых управленческие роли коммуниканта постоянно переходят от одной группы к другой. Фактором, влияющим на управленческую роль группы, по Соколову, является способность генерировать и транслировать ценностно-смысловые категории коммуникативного взаимодействия.

Взаимодействие между социальными группами А.В. Соколов относит к виду миди-коммуникации. Кроме молодежной субкультуры студенческая субкультура взаимодействует с научным сообществом, с управленческим аппаратом системы просвещения, а так же ориентирована на взаимодействия с профильными профессиональными сообществами. Если учесть так же принцип современной социальной стратификации по образовательному цензу, который регламентирует пополнение группы руководителей, то очевидно явное преимущество студенческой субкультуры перед нестуденческой молодежью в возможности коммуникативного взаимодействия на миди уровне.

Так же проявляется специфика студенческой субкультуры в плане интернеткоммуникации, в которой реализуются не только спонтанные формы коммуникации, присущие молодежной субкультуре в целом, но и вторичные профессиональные формы.

В этой связи мы можем говорить об управленческой роли некоторой части студенческой субкультуры, генерирующей смыслы и в большей степени ориентированной на миди-коммуникацию с профессиональными социальными группами. Если коммуникация с другими группами является источником смыслов для выделяемой элиты студенческой субкультуры, то можно говорить об управлении студенческой субкультурой, которая, в свою очередь, являясь ядром молодежи, способна направляюще воздействовать на развитие молодежной субкультуры и общества в целом. Теоретически путем определения источника жизненных смыслов и ценностей мы можем выделять управленческую элиту в рамках различных социальных групп.

Важнейшим критерием определения управляющего коммуниканта является, таким образом, его способность генерировать и транслировать жизненные смыслы и ценности.

Культура профессиональной самореализации студенчества развивается от выбора специальности абитуриентом при поступлении в учебное заведение к реализации себя как специалиста по окончании обучения. Исходя из указанной логики, смысловые и ценностные ориентации субкультурных групп с активной жизненной стратегией формируются во взаимодействии с состоявшимися в профессиональном смысле социальными группами (к примеру: выделенные Соколовым менеджеры, ученые и инженеры). Группы же с пассивной жизненной стратегией либо ориентированы на подражание активным и более успешным, либо дезориентированы.

Идея Е.В. Поликарповой [185], раскрывающая продуктивный потенциал информационно-коммуникационных технологий в реализации концепта общества знания, опирается на планомерное целенаправленное развитие управленческой вертикали в рамках научных и образовательных институтов. Однако если управленческая элита перестает транслировать жизненные смыслы и ценности, на миди уровне коммуникационное взаимодействие может менять полярность.

Обнаруживается биполярная флуктуация социальной информации, замеченная авторами системно-информационного концепта культуры (Г.А. Голицин, В.М. Петров) [48, 49].

В нашем случае субкультурные группы с активной жизненной стратегией, теряя ценностные ориентиры в рамках коммуникации с профессионально состоявшимися группами, обращаются к сверстникам из иных групп, пытаясь восполнить смысловой вакуум. И в таком варианте развития студенческая субкультура теряет свою определяющую самобытность (организованность вокруг учреждений образования) и приобретает общие характеристики с массовой молодежной культурой, подчиняется ей. Если учесть условие массовости молодежи по сравнению со студенчеством, ориентация студенческой субкультуры на ориентиры массовой молодежной субкультуры в ущерб элитарным ценностям профессиональной культуры, данный процесс можно назвать массовизацией сознания в противовес автомизации. Если автономию сознания воспринимать как безусловную ценность культуры профессиональной самореализации студенчества, то обратный процесс массовизации сознания следует рассматривать как разрушение ценности данной культуры.

Элитарность и массовость – два полюса биполярной системы культуры с точки зрения системно-информационной парадигмы. Флуктуация информационных потоков между обозначенными полюсами воспринимается с учетом накопленного многочисленного эмпирического опыта исследованиями в области культурометрии в качестве закономерности. Интенсивность элитаризации либо массовизации колеблется с заметной периодичностью, как в художественной, так и в социальной жизни общества. В аспекте культуры профессиональной самореализации студентов обозначенная закономерность будет проявляться как фактор интенсивности или стагнации развития.

Рассмотрим роль интернет-коммуникации в биполярной модели культуры профессиональной самореализации студентов.

С точки зрения социальной дифференциации студенческой субкультуры мы можем выделить приоритетные направления использования возможности интернет-коммуникации различными группами.

Безусловно, все группы будут использовать интернет-коммуникацию в плане развития спонтанных взаимодействий. Но часть студентов в образовательной практике будут ориентироваться на взаимоотношения с профессиональной научной средой. И, исходя из характеристики жизненных стратегий различных групп студенческой субкультуры, научная среда будет привлекать, прежде всего, идеалистов. Прагматиков привлечет среда узких профессиональных интересов, карьеристов – среда управленцев, политиков, общественных деятелей. В рамках спонтанных взаимодействий останется интернет-коммуникация ситуативно очужденных поплавков и случайных, что сближает эти группы с нестуденческой молодежью.

Наиболее массовой формой интернет-коммуникации в современной студенческой среде остаются спонтанные взаимодействия, направленные на удовлетворение вторичных спонтанных коммуникационных потребностей.

Что характеризует изучаемую нами субкультуру и как элемент массовой культуры:

современный студент поневоле является продуктом массовой культуры.

Предложения интернет-индустрии в этом направлении не только удовлетворяют спрос, но и стимулируют его специфическими продуктами, не имеющими аналогов в иных технологиях коммуникации.

Это такие продукты как:

чаты, онлайн-игры, блоги, форумы, открытые и закрытые виртуальные сообщества (в том числе социальные сети) с целым комплексом наиболее популярных информационных услуг. Интернет практически поглотил телевидение, радио, прессу, предлагая информационные контенты этих коммуникационных каналов не только в реальном времени, но и в ретроспективе, не только в региональном или национальном масштабе, но и в глобальном.

При этом явными преимуществами интернет-каналов перед другими коммуникативными каналами можно назвать: мобильность, поликонтентность, мультимедийность, информационную актуальность.

Информационная актуальность каналов интернет-коммуникации – весьма специфическая особенность. Актуальность информации традиционных СМИ базируется на иных ценностных характеристиках, нежели актуальность информации в Интернете, в силу определения ими конечного потребителя информации лишь в качестве пассивного реципиента. Пользователь Интернета – активный коммуникант, регулирующий самостоятельно степень актуальности доступной информации, исходя из собственных интересов.

Исходя из общей характеристики молодежной субкультуры, как наиболее мобильной части общества, не трудно предположить, что перед другими техническими каналами коммуникации Интернет в молодежной среде имеет приоритет.

Если радио на сегодняшний день опережает Интернет в мобильности и оперативности информации, в масштабности аудитории, то интернеткоммуникация берет свое в области специфической актуальности, нацеленности на индивидуальность потребителя. Здесь в предпочтении именно интернеткоммуникации играет роль протестная характеристика молодежной аудитории, которая в большей степени индивидуализирована, нежели может предложить усредненное своим форматом радио.

Важнейшими особенностями интернет-коммуникации являются ее многофункциональность и мультимедийность. Что позиционирует это средство коммуникации как альтернативу некоторым другим видам взаимодействия в рамках социальной коммуникации. Заменяя собой сложившиеся традиционные формы взаимодействия, интернет-коммуникация создает новые условия личностного развития, образовательных практик, профессионального роста и самореализации.

А.В. Соколов так пишет о современных коммуникационных средствах:

«Характерная особенность современных коммуникационных средств в том, что они оказывают воздействие не на отдельные органы чувств, а на всю нервную систему человека. Окружающая реальность снова предстает в своей живой конкретности, а человек получает иллюзию соучастия в текущих событиях. К людям возвращается «сенсорный баланс» эпохи дописьменной коммуникации.

Электронные технологии общения способствуют слиянию мифологического (непосредственного) и рационалистического (опосредованного) способов восприятия мира, создают предпосылки для целостного развития личности» [197, с. 210].

Вместе с тем, раскрывая психологические барьеры электронных средств коммуникации, А.В. Соколов [197, с. 214] выделяет три наиболее существенных фактора изменения личностных качеств людей экранной культуры: ослабление внимания, снижение интеллектуальной восприимчивости, мозаичность индивидуальной памяти. «В результате человек читающий лучше подготовлен к творческой и коммуникационной деятельности, он более полноценен социально и богат духовно, чем люди «облученные телевидением» [197, с. 214]. Далее [197, с.

216-226] автор отдельно рассматривает некоторые возможности Интернета в области коммуникации, обращая внимание не только на положительных сторонах, но отмечая и проблемные вопросы, такие как феномен Интернет-зависимости, отсутствие правовой и этической определенности, столкновение экономических, политических, идеологических интересов пользователей глобальной Сети.

Рассматривая особенности интернет-коммуникации в среде студенческой субкультуры, мы можем предполагать, что культура профессиональной самореализации будет формироваться не во всех социальных группах. Для групп с активными жизненными стратегиями (идеалисты, прагматики, карьеристы) возможности интернет-коммуникации могут стать инструментом интенсификации их профессионального роста и личностного развития. Что же касается поплавков и случайных, то эти группы скорее будут еще больше дезориентированы в образовательной среде, поскольку интернет-коммуникация ими будет восприниматься не как инструмент образовательной практики, а в качестве альтернативной среды социализации, то есть, грубо говоря, будет использоваться не совсем по назначению.

Н.В. Шашкова, анализируя специфику коммуникации в Интернете, акцентирует внимание на гипертекстовой особенности возможной организации виртуальной информации: «Гипертекст – это совокупность содержательно взаимосвязанных знаков, где от каждого знака в процессе чтения можно перейти не к одному единственному, непосредственно следующему за ним, а ко многим другим, так или иначе связанным с данным. Таким образом, воспроизводится многомерность человеческого мышления, и значит, смысловая коммуникация получается более полной и точной, чем в случае линейного письма. Для моделирования многомерных связей между знаками требуется виртуальное пространство, которое создается современными компьютерными системами.

Причем, в гипертекст в качестве смысловых элементов могут включаться не только отдельные слова, фразы или документы, но и изображения, музыкальное сопровождение – все средства мультимедиа. В итоге человек из читателя превращается в пользователя мультимедийной культуры, оперирующей письменной и устной речью, изображениями любых видов, кино- и видеороликами, таблицами и схемами, созданными по его требованию.

Гипертекстовые языки применяются в системе Интернет, но широкое их распространение – дело будущего» [240, с. 15-16].

В целом не оспаривая характеристику гипертекста, здесь мы можем возразить Н.В. Шашковой. Мы имеем огромное количество примеров гипертекстовых языков в искусстве модерна и постмодерна. Рубеж XIX и XX веков был ознаменован только в русской культуре творчеством А.Н. Скрябина (с его цветной и этической трактовкой музыкального звука), И.Ф. Стравинского (с его гипертекстовыми полистилистическими мотивными цитатами), В.В. Кандинского (с его концепцией музыкальной формы в живописи), целой плеядой литературных символистов. Не смотря на идеологический тоталитаризм советской художественной культуры, а может быть благодаря ему, массовое сознание советского человека было приучено читать между строк. О чем говорит, к примеру, народная примета советского времени: «По радио передают классическую музыку – значит: умер кто-то из больших начальников»?

Массовое сознание людей XX века во всем мире было подготовлено художественной и политической культурой к восприятию гипертекста задолго до Интернета. Поэтому появление World Wide Web с его гипертекстовой спецификой, может восприниматься как закономерное следствие развития гипертекстовых языков.

Примером широкого распространения гипертекстовых языков могут служить сленги, мода и символика современных субкультур, традиция экранизации литературных шедевров, появление жанра перфомонса и пр.

Другое дело, что гипертекстовые источники и языки пока еще не являются нормативными в образовательных практиках. Однако, предполагая разнородность студенческой субкультуры, необходимо учитывать поликонтентность коммуникативных потребностей субкультурных групп. Речь идет о том, что разные субкультурные группы ориентированы на различные ценностные характеристики содержания образовательных технологий. Одинаковое содержание может по-разному пониматься. В этой связи гипертексты Интернета могут иметь большую образовательную и развивающую ценность для студенческой субкультуры, чем традиционные формы лекций консервативных педагогов.

Обращение психологов к изучению влияния интернет-коммуникации на психические особенности, формирующиеся в результате активной замены этой формой коммуникационного взаимодействия традиционных социальных межличностных связей, раскрывает неоднозначную роль Интернета в становлении личностных качеств.

Так А.Е. Жичкина, изучая взаимосвязь идентичности и поведения в

Интернете пользователей юношеского возраста (2001 г.), приходит к выводу:

«Активность в действии в Интернет-коммуникации связана с особенностями самокатегоризации пользователей: чем меньше в идентичности выражена социально-ролевая составляющая, тем выше показатели активности в действии» [83, с. 179]. При этом автор утверждает отсутствие взаимосвязи Интернет-зависимости от стажа пользователя.

В аспекте сделанных А.Е. Жичкиной наблюдений, мы можем указать на субкультурные группы с пассивными жизненными стратегиями (поплавки и случайные), которые попадают в своеобразную группу риска Интернетзависимости. Мы можем обозначить, по крайней мере, три фактора сопутствующих такому риску: 1) слабо выраженная социально-ролевая идентичность в студенческой субкультуре, 2) ориентация на удовлетворение спонтанных коммуникативных потребностей в Интернете, 3) возрастающая в рамках образовательного процесса ситуативная очужденность представителей этих субкультурных групп.

Проанализированные нами источники позволяют теоретически обозначить специфику современной интернет-коммуникации в студенческой среде и проследить некоторые тенденции ее развития, что, в свою очередь, помогает определиться с методами исследования практик профессиональной самореализации студентов России в интересующем нас аспекте и выстроить коммуникативную модель культуры профессиональной самореализации студентов.

Ведущей специфической особенностью студенческой интернеткоммуникации на современном этапе социокультурного развития России остается разнородность используемого контента, интенсивность его развития и слабая управляемость процесса профессиональной самореализации студенчества. При этом существуют факторы, позволяющие наблюдать тенденции к изменению ситуации.

Прежде всего – фактор организации студенческой субкультуры вокруг формализованных образовательных учреждений позволяет предполагать, что развитие интернет-коммуникации студенческой субкультуры со своими alma maters ведет к возможности создания интерактивных рычагов управления спонтанными процессами профессиональной самореализации студентов.

Учитывая этот фактор, нам необходимо рассмотреть уровень готовности образовательный учреждений к развитию форм интернет-коммуникации со своими студентами. Здесь нам поможет обобщенный опыт контент- и интентанализа коммуникативного взаимодействия.

Важнейшей задачей исследования практик профессиональной самореализации студентов России в интересующем нас аспекте, в этой связи, является контент- и интент-анализ электронных ресурсов (сайтов) отечественных учреждений высшего образования на предмет их обращенности к студенчеству и учета ими интересов студентов в плане профессиональной самореализации.

Подобный анализ позволит нам определить: готовы ли отечественные ВУЗы к управляющей роли в направлении развития культуры профессиональной самореализации студентов в рамках интернет-коммуникации. Здесь основным критерием мы считаем способность генерировать учебными заведениями ценностные ориентации профессионально развивающейся личности. Такая способность, по мнению А.В. Соколова, отличает коммуниканта (отправителя, передатчика информации) от реципиента (адресата, приемника) [197, с. 26-27].

Таким образом, степень управляемости студенческой субкультурой зависит от качества и объема генерируемых направляющими институтами ценностных ориентаций, что и должно в ближайшей перспективе определять информационную политику образовательных учреждений России, если они намерены сохранять за собой управленческий статус в области развития культуры профессиональной самореализации студентов.

Следующий фактор – научно-теоретическая разработанность проблематики связанной с вопросами управления социокультурными процессами и аккумуляция разработок именно в руках профессорско-преподавательского состава учебных заведений. Здесь мы наблюдаем колоссальный потенциал реализации накопленного теоретического багажа в практике путем формирования и развития информационной и культурной политики. Изучая содержательную сторону сайтов учебных заведений, мы можем выявить в какой мере имеющийся потенциал используется на текущий момент.

Немаловажным фактором развития культуры профессиональной самореализации студентов является то, что студенческая субкультура может при определенных условиях представлять собой направляющее ядро молодежной субкультуры в целом. И интенсивное расширение отраслей студенческой интернет-коммуникации на современном этапе социокультурного развития России усиливает управленческую роль студенческой элиты (активных социальных групп студенчества) в определении направлений модернизации коммуникационных процессов.

В этой связи дальнейшие исследования интернет-коммуникации в практике развития культуры профессиональной самореализации студентов целесообразно проводить с учетом дифференциации студенческой субкультуры на социальные группы, опираясь на социологические исследования И.М. Сотникова [202].

Кроме факторов положительного развития (эволюции) культуры профессиональной самореализации студентов существуют и серьезные негативные факторы, своеобразные факторы риска, способные влиять посредством тех же технологий на развитие перспективной ситуации.

Социальные потрясения первых десятилетий XX века в России, связаны не только с проблемами в модернизации системы государственного управления, с просчетами во внешней и внутренней политики николаевского правительства, но и с коренными изменениями ментальности наиболее социально активных слоев населения. Разрушение систем ценностей церковной православной общины, семьи, институтов просвещения, привело к ситуации, когда ценностные ориентации личности массово генерировались во всей своей противоречивости неуправляемыми революционно настроенными энтузиастами-просветителями.

Традиционные для патриархальной Российской Империи ценностные ориентиры соседствовали с множеством иных, часто диаметрально противоположных маяков добродетели. Роль университетской молодежи начала XX века, формирующейся отечественной студенческой субкультуры, в развитии «брожения умов» можно сравнить с катализатором химических реакций. В стенах институтов просвещения формировались и развивались идейные аппозиции, родственные лишь в осознании необходимости коренных социальных изменений, но противостоящие друг другу в осмыслении фундаментальных категорий бытия, таких как: добро и зло, благо, сила и власть, насилие и терпимость, свобода и др.

Можно смело утверждать, что гражданское противостояние российского общества начала XX века первоначально случилось в умах пассионариев, направленных друг против друга в силу противоположных ценностных ориентаций, а за тем реализовалось в братоубийственных технологиях самореализации и выживания одних за счет жизни и благополучия других. На примере «брожения умов» начала XX века, мы можем наблюдать как люди, говоря на одном языке, перестают слышать и понимать друг друга. И есть основания предполагать, что это явилось следствием разнонаправленности просвещения масс социальной элитой российского общества того времени.

Интенсивно развивающиеся сегодня информационно-коммуникационные технологии усиливают тенденцию к социальной дифференциации общества в целом и студенческой субкультуры в частности. Что следует считать серьезным фактором риска.

Кроме того, интернет-коммуникация обостряет проблематику межкультурных связей. На это обратили внимание, как отечественные ученые, так и ученые Украины [61, 62, 247]. Процесс взаимодействия культур, ведущий к их унификации, вызывает у некоторых наций стремление к культурному самоутверждению и желание сохранить собственные культурные ценности.

Целый ряд государств и культур демонстрирует свое категорическое неприятие происходящих культурных изменений. Процессу открытия культурных границ они противопоставляют непроницаемость своих собственных и гипертрофированное чувство гордости своей национальной самобытностью. Различные общества реагируют на влияния извне по-разному. Диапазон сопротивления процессу слияния культур достаточно широк: от пассивного неприятия ценностей других культур до активного противодействия их распространению и утверждению.

Поэтому мы являемся свидетелями и современниками многочисленных этнорелигиозных конфликтов, роста националистических настроений, региональных фундаменталистских движений. Что привносит в глобальное пространство Интернета асоциальное содержание, скрыто и открыто пропагандирующее нетерпимость, экстремизм, терроризм и пр.

Многонациональный, многоязыковой и поликультурный контекст глобального информационного пространства Интернета при его максимальной доступности является фактором риска для формирующейся дезориентированной в ценностном самоопределении личности. Здесь мы еще раз акцентируем внимание на проблематике самоидентификации личности при выборе ценностных ориентаций. Особое значение этот фактор риска имеет для пассивных социальных групп студенческой субкультуры «поплавков» и «случайных».

Невозможно обойти стороной и фактор столкновения глобальных корпоративных и политических интересов в информационном пространстве Интернета.

Современные технологии информационных войн рассчитаны не только на дезинформацию противника, но и на дезинтеграцию и дезактивацию его ресурсов, одним из которых является социальная и социокультурная составляющая.

В аспекте рассмотрения современной студенческой интернет-коммуникации актуальна проблема ориентации активных социальных групп студенческой субкультуры на отечественные национальные интересы, раскрывающиеся в направленности профессиональной самореализации студентов на отечественный рынок труда, на решение отечественных экономических, социальных и социокультурных проблем, на развитие отечественной науки. При этом речь не идет о развитии концепта изоляционизма. Мы имеем в виду необходимость воспитания личности, осознающей ценность собственной автономии и возможность ее реализации в системе, социальной единицей которой она является. В этой связи исследования А.Д. Похилько [186], Е.В. Поликарповой [187], И.Н. Федоренко [223], И.В. Ускова [220], Н.Н. Павелко [158], О.А. Грива [61] и ряда других отечественных и зарубежных ученых можно рассматривать в качестве теоретической базы конструкта коммуникативной модели отечественной культуры профессиональной самореализации студентов.

Оттолкнемся от логики развития рассматриваемого аспекта студенческой культуры, который лаконично выражен этапами: 1) выбор учебного заведения для получения профессии, 2) развитие профессиональных навыков в выбранном учебном заведении и получение дополнительного образования, 3) реализация профессиональных навыков при выборе работодателя и поступлении на работу.

Для реализации перечисленных этапов развития культуры профессиональной самореализации студентов совершенно очевидно необходим определенный информационный контент: 1) полная информация о доступных абитуриенту учебных заведениях и востребованных профессиях, 2) информация о доступных формах получения профессии и образовательных технологиях, 3) доступный учебный, методический, наглядный, источниковедческий и др.

библиотечный (или музейный) материал, сопутствующий получению образования, 4) интерактивный сервис, облегчающий поиск необходимой информации, в том числе о вакансиях по различным профессиональным направлениям.

Обобщая обращенные к нашей проблеме источники, необходимо отметить большое внимание к интернет-коммуникации студентов, прежде всего, в отечественной педагогике и психологии. В культурологии различные аспекты предмета нашего внимания изучаются в направлении развития медиакультуры в целом, в формирующейся отечественной теории социокультурной коммуникации, в проблематике межкультурных связей и в межкультурной конфликтологии.



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Июль — Август 2014 История русской литературы Вера ЗУБАРЕВА "СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ.": ЭВОЛЮЦИЯ ПУШКИНСКОГО ПРОРОКА Сюжет "Сказки о мертвой царевне." не оригинален. Хотя В. Пропп пишет, что "источник одной [сказки] (о мертвой царевне) о...»

«68 Зусман В.Г. Гибридность в литературе мигрантов. Гетерогенное "письмо" В. Вертлиба // Русская германистика: Ежегодник Российского союза германистов. – Т. 10. – М., 2013. – С. 180–187. Лотман Ю.М. Текст и полиглотизм культуры // Лотман Ю.М. Избр. ст. : в 3 т. – Т. 1. – Таллин, 1992. – С. 142–147. Хромова Е.О. Архитектура как метаязык в...»

«Лоренс Б. Уайт Изучаем науку с помощью бумаги Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=617185 Изучаем науку с помощью бумаги / Пер. с англ. Л.А. Игоревского.: Центрполиграф; Москва; 2002 ISBN 5-227-01897-9 Аннотация Приведенная в книге...»

«Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Геологический факультет Кафедра региональной геологии и истории Земли Ал.В. Тевелев, Арк.В. Тевелев, С.Н. Болотов, П.А. Фокин Структурная геология и геологическое картирование Сборник задач по структурной геологии Допущено УМС по Геологии УМО классических уни...»

«ИКОНА СЕБЕ ДОМ САМА НАЙДЕТ. "НЕВЬЯНСКАЯ ИКОНА":ЧАСТНЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИЯ И КОМПЛЕКТОВАНИЕ Е.В. Ройзман В 1997 г. мне довелось с сильным коллективом авторов издать альбом "Невьянская икона"1, который не потерял своей актуальн...»

«65-й традиционный слет туристов-лыжников на границе Европы и Азии Чемпионат России по спортивному туризму (дисциплины: дистанции – лыжные). 05-08 марта 2016г. Свердловская область, г. Новоуральск, с/л "Зеленый мыс"...»

«4. "100 дней" Наполеона 4. "100 ДНЕЙ" НАПОЛЕОНА Французская пресса в 1814—1815 гг. (Выдержки из статьи Г.А. Гладышева "Из истории либеральной прессы периода Первой реставрации и Ста дней. // "Цензор" 1814, Том 1. ) Положение со свободой слова во Франции в период Первой...»

«MINISTERIUM FR BILDUNGSWESEN DER RUSSISCHEN FDERATION STAATLICHE UNIVERSITT WOLGOGRAD FORSCHUNGSZENTRUM FR DEUTSCHE GESCHICHTE IN WOLGOGRAD FORSCHUNGZENTRUM FR DEUTSCHE GESCHICHTE DES INSTITUTES FR ALLGEMEINE GESCHICHTE DER RUSSISCHEN AKADEMIE DER WISSENSCHAFTEN SCHRIFTENRE...»

«1 Место дисциплины (модуля) в структуре ООП ВО: Б1.Б.12 Дисциплина "Статистика" относится к профессиональному циклу (базовая часть) ООП. Знания, умения, компетенции студента, необходимые для изучения "Статистики", формируются в ходе изучени...»

«ФРАНЦИЯ КЛАССИКА Париж(Версаль)(Нормандия)Замки ЛуарыБуржЛионДижонКольмар(Страсбург)Шампань РеймсПариж Даты заездов по субботам: 22.07.17 12.08.17 07.10.17 суббота Прилет в Париж. В аэропорту встреча с представителем компании c табличкой. Обзорная экскурсия по городу. Посещение парфюмерной фабр...»

«Халльгрим Хельгасон Женщина при 1000 °С Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8722416 Хельгасон, Хатльгрим. Женщина при 1000 °С : роман: АСТ: CORPUS; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-085506-3 Аннотация "Женщина при 1000 °C" – это история жизни...»

«П.П. Марченя, С.Ю. Разин Судьбы крестьянства в XX веке: По итогам второго заседания теоретического семинара "Крестьянский вопрос в отечественной и мировой истории" Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Sudby_kr.pdf Текст произведения используется в научных, учебных и культурных целях (Ст.1274 ГК РФ) П.П...»

«ПРОГРАММА ДЗЮДО ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа для детско-юношеских спортивных школ (ДЮСШ) по борьбе дзюдо составлена в соответствии с Законом Российской Федерации "Об образовании" от 13.01.96 г. № 12-фз, Типовым положением о дополнительном образовании...»

«900001269_15192773 АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ 115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17 http://www.msk.arbitr.ru ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва Дело № А40-25661/15-175-160Б 17.02.2017. Резолютивная часть определения объявлена 07.02.2017. Полный текст определения изготовл...»

«books2ebooks.eu Digitalisiert von / Digitised by eBooks von / from Humboldt-Universitt zu Berlin eBooks on Demand ЗАПИСКИ ИСТОРИЕО-ФИЛОЛОГИЧЕСКАГО ФАКУЛЬТЕТА ИМПЕРАТОРСКАГО С-ПЕТЕРВУРГСКАГО УНИВЕРСИТЕТА. и,:х:1^. ЧАСТЬ -#-Ф-Фщц ни С.-ПЕТЕРБУРГЪ. Типо-Литографхя Ф. Вайсберга и П. Гершуника. Екатеринин. кан., № 71—6. 1902. Записки Ист...»

«СЕДЬМЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ "ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА". ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 8– 9 ЯНВАРЯ 2000 ГОДА. Марина Черевко МАРИЯ БОРИСОВНА ДАРГОМЫЖСКАЯ В КРУГУ СЕМЬИ И В МИРЕ ЛИТЕРАТУРЫ Я бы хотела воскресить историю одной забытой жизни, судьбы, так и оставшейся в тени своих знаменитых родственников. Если мы живем в этом мире...»

«Византийский в р е м е н н и к, т о м 37 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ АННОТАЦИИ J. L e f о г t. Actes d'Esphgmnou. Archives de Г Athos, VI. Paris, 1973r XVI+250 p., Album (XL planches) Публикации актов Афонского архива постоянн...»

«1 Место дисциплины (модуля) в структуре ООП ВО: Б1.Б.7 Дисциплина "Статистика" относится к профессиональному циклу (базовая часть) ООП. Знания, умения, компетенции студента, необходимые для изучения "Статистики",...»

«Т. В. Соловьева. Определение и изучение терминологии АТД 207 Т. В. Соловьева ПРОБЛЕМЫ ТЕРМИНОЛОГИИ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ АДМИНИСТРАТИВНОТЕРРИТОРИАЛЬНОГО ДЕЛЕНИЯ Все явления общественной жизни размещены на определенной территории и имеют территориальную проекцию, т. е. в совокупности формируют...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В.Я.ГОРШ1А" Факультет среднего профессионального образования х. "Утверждаю" Дек^н Бражник Г.В. * "Ц ", ^ у/л 2016 года РАБ...»

«Александр Григорьевич Звягинцев История Российской прокуратуры. 1722–2012 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7726144 История Российской прокуратуры. 1722–2012: ОЛМА Медиа Групп;...»

«РУКОВОДСТВО ДЛЯ УЧАСТНИКОВ ПРОГРАММЫ "ЕВРОПЕЙСКИЙ ВОЛОНТЕРСКИЙ СЕРВИС" Красноярск, 2011 РУКОВОДСТВО ПО ПРОГРАММЕ "ЕВРОПЕСКИЙ ВОЛОНТЕРСКИЙ СЕРВИС" СОДЕРЖАНИЕ КРМОО "ФИЛИН"... 3 История международного добровольчества.. 5 Международные добровольческие организации. 8 Всеобщая декларация добро...»

«АННОТАЦИИ к рабочим программам учебных дисциплин образовательной программы высшего образования Направление подготовки: P8.MP.M1 "Экономика" "Финансы и кредит"Направленность (профиль) ОП ВО: бакалавриат Уровень высшего образования: академический бакалавриат Тип ОП ВО Б...»

«УДК 908 ФИНАНСИРОВАНИЕ ИСЛАМСКОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ РОССИИ FINANCING OF ISLAMIC CHARITY: HISTORICAL EXPERIENCE OF RUSSIA ГИБАДУЛЛИН М.З., канд. экон. наук, доцент, ФГАОУ ВПО К(П)ФУ Тел.: 8(917)927-18-73 АРТАМОНЫЧЕВА А.Р., ст. преподаватель, ФГАОУ ВПО К(П)ФУ Тел.: 8(929)725-71-61 E-mail: Artamonychev...»

«-ЛОДАЯ ГВАРДИЯ ПЕРВОИЕЛИННИКМ • Целина долго не отпускает тех, кто хоть раз побывал на ней—так сказал однажды целинный бригадир Василии Иосифович Калмык. История нашей социалистической Родины де...»

«Оксана Лабащук Миф vs история в материнских рассказах о беременности и родах Acta Universitatis Lodziensis. Folia Litteraria Rossica 4, 142-148 142 | Folia Litteraria Rossica 4 ОКСАНА ЛАБАЩУК Тернополь (Украина) МИФ VS ИСТОРИЯ В МАТЕРИНСКИХ РАССКАЗАХ О БЕРЕМЕННО...»

«ПУЧКОВ ПАВЕЛ АНДРЕЕВИЧ Социально-политические и исторические взгляды Джонатана Свифта АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Специальность 07.00.03 – Всеобщая история Москва Работа выполнена в Московском государственном областном университете на кафедре новой, новейшей истории и методологии докто...»

«Вестник ПСТГУ. Серия II: Cуслова Евгения Дмитриевна, История. История Русской канд. ист. наук, ст. науч. сотр. Православной Церкви. государственной бюджетной темы 653-14 2017. Вып. 74. С. 63–79 "Традиционное общество как фактор стабильности в полиэтничном приграничном регионе: Карелия в XVII —...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.