WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«Из почты ОНС. НОВАЯ КНИГА О СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Автор: Ф. И. ГИРЕНОК Трактовка России как одной из мировых цивилизаций резко противостоит тому пониманию современного ...»

Из почты "ОНС". НОВАЯ КНИГА О СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Автор: Ф. И. ГИРЕНОК

Трактовка России как одной из мировых цивилизаций резко противостоит тому пониманию современного

мира, в соответствии с которым существует, якобы, небольшая группа "цивилизованных" стран, в то время

как остальные лишены права называться этим именем. Единственно возможной моделью цивилизации

считают при этом западную цивилизацию. Однако более состоятельным следует считать взгляд, согласно

которому та или иная страна в определенную историческую эпоху либо принадлежит к одной из сосуществующих мировых цивилизаций, либо тяготеет к одной или нескольким из них, либо, наконец, сама по себе представляет отдельную цивилизацию. Именно этой теоретической позиции придерживается В.

Шаповалов - автор недавно вышедшей книги "Истоки и смысл российской цивилизации" (М., 2003).

По мнению Шаповалова, народы, составляющие цивилизацию, не обязательно должны быть близкими по языку и культуре. Многие из локальных цивилизаций (особенно современных) включают в свой состав народы самого разного происхождения, принадлежащие к разным языковым группам. Точно так же для цивилизации необязательно доминирование какой-либо одной религии: во многих случаях цивилизация интегрирует людей различной конфессиональной принадлежности. Вместе с тем на этапах зарождения и становления цивилизации особую роль играет определенное этноконфессиональное "ядро", то есть та или иная этническая группа, исповедующая определенную религию. Ее язык и культура оказывают решающее влияние на интеграцию всех элементов цивилизации в единое целое. Именно "ядро" во многом определяет характер и особенности цивилизации, ее отличия от других социокультурных образований этого уровня.

Для российской цивилизации таким ядром явились русский народ и православие.

Современная российская цивилизация (как и многие другие) - не моноэтническое и даже не полиэтническое, а суперэтническое образование. Это означает, что свой вклад в особенности образа жизни и мысли в России вносили и продолжают вносить представители самых различных народов и культур. На основе этнонациональных культур складывается еще один ярус культуры - общероссийский. Он и определяет особенности образа жизни и мысли, характерные и общие для всех народов, входящих в состав цивилизации. И именно общероссийский образ жизни и мысли для исследователя цивилизации - главный предмет рассмотрения. Кажется, никто не возражает против научности представлений об американском образе жизни и мысли как факторе, определяющем природу американской цивилизации, а ведь США не менее полиэтничны и поликонфессиональны, чем Россия [Бурстин, 1992 - 1993]. С этой точки зрения, полагает Шаповалов, употребление такого понятия, как общероссийский образ жизни, вполне правомерно.

О современной российской цивилизации можно вести речь, начиная с эпохи петровских преобразований XVIII в., с имперского, "петербургского" периода российской истории. В это время наметились общие контуры той цивилизации в России, в рамках которой мы продолжаем жить и сегодня. В полной же мере эта цивилизация сложилась к началу XIX в. Именно XIX и XX вв. стали эпохой ее интенсивного развития.

Петр I заложил фундамент новой России, не похожей на Московскую Русь, но от этого не ставшей идентичной ни Англии, ни Франции, ни Западу в целом: Россия в XVIII в. приступила к строительству новой модели самобытности. Петр отрекся от России прошлой и, опираясь на достижения Запада, создал основания для России новой, но столь же (по-другому) не похожей на Запад. В отличие от некоторых современных реформаторов, великий преобразователь России изначально ставил перед собой задачу не уподобления Западу, а превращения страны в могущественную державу, оснащенную самыми передовыми технологическими и иными достижениями. Начатое им дело привело к последствиям, далеко выходящим за пределы его эпохи.





По мнению Шаповалова, следует решительно признать, что в течение XVIII в. произошел цивилизационный сдвиг колоссального масштаба. Его результатом стало рождение новой, современной российской цивилизации, которая существует и поныне. Такова одна из ключевых идей книги. Предельно кратко воспроизведу основные аргументы, приводимые автором в ее защиту.

Гиренок Федор Иванович - доктор философских наук, профессор философского факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

стр. 170 Если пристально всмотреться в Московскую Русь XVII в. и Российскую империю начала XIX в., то разительность перемен не может не бросаться в глаза. Территория страны увеличилась в 36 раз. Государство не только вышло к Балтийскому морю, но включило в свой состав огромные территории, примыкающие к Черному и Азовскому морям, а также Северный Кавказ и часть Закавказья. Сибирь и Дальний Восток к этому времени стали органической частью страны, хотя их завоевание и было начато еще в XVII в.

Территориальное расширение, в частности, означало, что в орбиту российской истории вошли многочисленные народы. В этом отношении распад Российской империи, а затем СССР изменил не так уж много: представители народов, вошедших в состав Российской империи, в значительной мере остаются в числе населяющих и постперестроечную Россию. В результате цивилизационного сдвига Россия стала еще более полиэтнической и поликонфессиональной, чем Московская Русь, и остается такой до сих пор.

В послепетровскую эпоху была практически забыта идея Москвы как "Третьего Рима", характерная для Московской Руси периода от Ивана Грозного до Алексея Михайловича. Эта идея составляла неотъемлемую часть государственной идеологии Московской Руси и ориентировала русское государство на роль преемницы Византии. Начиная же с послепетровского времени, идея "Третьего Рима" воспринималась всерьез по преимуществу церковными и околоцерковными кругами. Идея Святой Руси сменяется тогда общественным идеалом Великой России [Амелина, 2000, с. 11]. Этот идеал составил идейный стержень послепетровской России. Он не утратил своего значения и в XX - начале XXI в. - как в советское время, так и сегодня.

Еще в середине XVIII в. в России сохранялась система церковно-славянско-русского двуязычия, о которой мало кто помнил уже в начале XIX в. "Русские, принадлежавшие к высшему обществу, и политические деятели должны были, с одной стороны, в совершенстве понимать церковно-славянский язык, чтобы быть признанными соответственно их официальному статусу, с другой - им приходилось общаться на разговорном языке, чтобы быть понятными нижестоящими по общественному положению" [Ефимова, 1997, с. 341]. Только к концу XVIII - началу XIX в. трудами Г. Державина, Н. Карамзина, А. Грибоедова, В.

Жуковского, А. Пушкина и др. сложились основы литературного русского языка, который в целом остается тем же и сегодня. Современный человек без труда прочтет любой текст, относящийся к периоду от начала XIX в., в то время как более ранние тексты даются ему с гораздо большим трудом, а читать произведения Московской или Киевской Руси нужно уже со словарем. Это ли не свидетельство того, что последние относятся хотя и к русской, но не к современной цивилизации, к цивилизации существенно иной?

Разительные перемены произошли к началу XIX в. в области науки, культуры и просвещения. Были заложены основы тех культурных учреждений и традиций, которые в общем и целом сохраняются по сей день. Упомяну лишь малозначительные на первый взгляд факты, касающиеся бытовых сторон человеческого существования. Жители Московской Руси не знали картофеля, появившегося в России только в начале XIX в. В XVIII в. появились подсолнечник, чай и кофе. А ведь способ питания - один из важнейших элементов образа жизни. Очень многое из того, что нам сегодня привычно и без чего мы не мыслим свою жизнь, было совершенно неведомо в допетровской Руси и появилось в России только начиная с XVIII в.

Цивилизационный сдвиг XVIII в. создал новый культурно-генетический код, в соответствии с которым Россия развивалась в дальнейшем. Этот код (если уместно провести условную аналогию с генетикой) включил в себя новые "гены", возникшие в процессе цивилизационного сдвига, и сохранил в себе часть прежних, доставшихся от Древней Руси. Вместе с тем из него выпало многое из того, что было неотъемлемой частью культурно-генетической программы допетровской Руси.

Шаповалов полагает, что смысл цивилизационного подхода состоит в решении задачи обнаружения и описания устойчивых структур длительного действия.

Само понятие локальной цивилизации предполагает наличие таких структур. Их устойчивость и длительность существования означают, в частности, относительную независимость данных структур от факторов, историческая изменчивость которых легко усматривается, - от политических и экономических форм. "Цивилизации проходят сквозь политические, социальные, экономические и даже идеологические потрясения... Французская революция не была тотальным крушением в судьбах французской цивилизации, а революция 1917 года не являлась таким крушением в судьбах русской цивилизации..." При исторических испытаниях цивилизация "лишь поменяла бы... присущий ей цвет, но сохранила бы почти все особенности по отношению к другим цивилизациям...", приводит Шаповалов слова авторитетного французского историка Ф. Броделя [Бродель, 1999, с. 228].

Таким образом, задача цивилизационного подхода в известной мере противоположна той, которую призвана традиционно решать историческая наука. Если для последней главный интерес представляет динамика исторических изменений, фазы переходов из одного общественного состояния в другое, конкретные события и причины изменений, то для цивилизационного подхода важно другое - найти в океане исторических изменений именно то, что остается устойчивым в течение всего времени существования цивилизации. Условно говоря, классическая историческая наука руководствуется изречением Гераклита, что все течет, все изменяется. Для цивилизационного же подхода более важна мысль Платона о том, что "время есть лишь движущееся подобие вечности" (цит. по [Реале, Антисери, 1994, с. 110].

К числу структур длительного действия, как правило, нельзя отнести ни экономические отношения, ни формы политического устройства, - как это следовало бы из так называемого формационного подхода.

Действительно, в ряде случаев определенные модели экономического и политического устройства могут существовать весьма длительное время. Однако нельзя не признать, что именно в сфере экономических и политических форм изменения происходят особенно бурно, в короткие исторические отрезки, чаще всего с революционной стремительностью. Именно поэтому их трудно не заметить, и именно поэтому им неправомерно придается чрезмерное значение, такое, как будто сразу после революционных потрясений начинается новая

–  –  –

Есть история говоров, шумов и событий, А есть история того, о чем было промолчано.

И эта-то - главная.

А та - та, так себе... [Розанов, 1992, с. 284].

История политических и экономических форм и есть история "говоров, шумов и событий". Под ней скрывается главное, цивилизационное содержание - "то, о чем было промолчано". Действительно, так ли уж много изменилось в глубинных основах современной российской цивилизации в результате революций 1917 г., перестройки 1985 г., послеперестроечных событий, - как можно было это предположить, если исходить из решающей роли социально-экономической жизни?! Подверглись ли глобальным преобразованиям глубинные ментальные установки массового сознания, народный характер? Радикально ли изменились основные черты взаимоотношения народа и власти? Не определяется ли власть в сознании большинства попрежнему - все той же категорией "Они", отделенной жирной чертой от категории "Мы"? Существенно ли изменился образ России в глазах Запада и всего мирового сообщества? Стало ли другим отношение к труду и хозяйственной деятельности? Изменились ли в массовом сознании представления о жизни и смерти, о любви, о человеческом предназначении? Перестал ли российский народ ходить в лес "по грибы да по ягоды" и париться в русской бане? Наконец, могли ли вообще радикально перемениться природно-климатические условия, в рамках которых вынуждена жить и развиваться российская цивилизация?

Таким образом, по мнению автора, цивилизационный подход обращает внимание на те стороны социального бытия, которые можно характеризовать как "экзистенциально-жизненные". Важно специально подчеркнуть, что цивилизация поддерживается наличием некоторых устойчивых социокультурных механизмов, относительно независимых от политических и экономических форм. Основания прочности названных механизмов заложены в глубинных психологических структурах, и в конечном счете связаны с относительной неизменностью природных и иных факторов, непосредственно воздействующих на процесс жизнедеятельности. Глубинные структуры цивилизации можно сравнить с понятием парадигмы Т. Куна и эпистемы М. Фуко - во всех случаях речь идет по преимуществу о неосознаваемых структурах длительного действия [Кун, 1975; Фуко, 1994]. Задача их обнаружения и описания требует разработки особых методов, и автор книги пытается наметить пути ее решения.

Его работа не лишена целого ряда недостатков, что неудивительно при столь широком охвате материала и разнообразии проблематики: не все части сбалансированы между собой, встречаются повторы; раздел, посвященный русской бане й ее истории хотя и интересен, но излишне объемен, и т.д. Впрочем, недостатки отчасти компенсируются самой конструкцией текста: книга построена так, что автор не дает готовых ответов на поставленные вопросы. Он призывает к трезвой научной дискуссии, к обсуждению, оставляет последнее слово за читателем. Вместе с тем в книге отчетливо звучит нота оптимизма, но не легкомысленного, а драматического, порой - трагического. Эпиграфом к ней могли бы стать слова И.

Ильина, который, комментируя знаменитые строки Ф. Тютчева, дал их собственную краткую интерпретацию: "Может быть, и не прав Тютчев, что "в Россию можно только верить", ибо ведь и разуму можно многое сказать о России, и сила воображения должна увидать ее земное величие и духовную красоту, и воле надлежит совершить и утвердить в России многое. Но и вера необходима: без веры в Россию нам и самим не прожить, и ее не возродить" [Ильин, 1992, с. 90].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Амелина Е. М. Общественный идеал в философии всеединства. М., 2000.

Бродель Ф. Цивилизация как длительная временная протяженность // Сравнительное изучение цивилизаций.

Хрестоматия. М., 1999.

Бурстин Д. Американцы - национальный, демократический, политический опыт. В 3 кн. М., 1992 - 1993.

Ефимова Н. Ветхий Завет в контексте Божьего мира героев романа Достоевского "Братья Карамазовы" // Русская литература и христианство. М., 1997.

Ильин И. Наши задачи. М., 1992.

Кун Т. Структура научных революций. М., 1975.

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. В 4 т. Т. 1. Античность. СПб., 1994.

Розанов В. В. 1915 год // Русская идея. М., 1992.

Фуко М. Слова и вещи. Археология Гуманитарных наук. СПб., 1994.




Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК   Институт востоковедения                 В. Г. РАСТЯННИКОВ    АГРАРНАЯ ИНДИЯ  ПАРАДОКСЫ  ЭКОНОМИЧЕСКОГО  РОСТА  Вторая половина ХХ в. – начало XXI в.               ...»

«"Вопросы экономики".-2009.-№2.-С.4-23. ДРАМА 2008 ГОДА: ОТ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА К ЭКОНОМИЧЕСКОМУ КРИЗИСУ* В. MAY, доктор экономических наук, профессор, ректор Академии народного хозяйства при...»

«Павлодарский филиал Муниципального бюджетного образовательного учреждения Моисеево-Алабушской средней общеобразовательной школы Уваровского района Тамбовской области. Женские формирования времён Первой мировой войны исследовательская работа уч...»

«КОБЗАРЕВА Наталья Ивановна ЭВОЛЮЦИЯ МИРА СТАРОСТИ В КРЕСТЬЯНСКОЙ СРЕДЕ В 50 ГГ. XIX В. – 1917 Г.(ПО МАТЕРИАЛАМ ГУБЕРНИЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Диссертация на соискание у...»

«Романенко Михаил Васильевич – доктор философских наук, профессор кафедры истории и теории социологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Т. моб.: 8.9099957524; т. раб.: 8.4959394539; e-mail: miklwas@mail.ru Человеческий капитал современной России и стратегия новой экономики Аннотация: В статье выделяютс...»

«С О О Б Щ Е Н И Я А. Р. Д З Е Н И С К Е В И Ч ПЕРВИЧНАЯ СТАТИСТИЧЕСКАЯ ОТЧЕТНОСТЬ ПРОФСОЮ ЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (1 9 3 9 — 1954 гг.) Ф он д ы архива В Ц С П С и профсоюзные фонды государственных архивов давно уже стали основой для создания многих исследова­ ний. О днако источни...»

«Фролов Василий Владимирович ОРГАНЫ ПРОКУРАТУРЫ СССР В ПЕРВОЕ ПОСЛЕВОЕННОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ (19451955): СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ Статья посвящена советской историографии органов прокуратуры СССР в 1945-1955 гг. Данный анализ позволяет более объективно представить процесс развития отечественной прокуратуры в первое послевоенное десятил...»

«Министерство культуры РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северо-Кавказский государственный институт искусств Исполнительский факультет Кафедра истории и...»

«"ИЗМЕНЕНИЕ РОЛИ ТУРИЗМА В ЭКОНОМИКЕ БЕЛЬГИИ И ТУРИСТИЧЕСКАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ЕЁ ОКРУГОВ" Панченко Анна Сергеевна Российский университет дружбы народов (Москва, Россия) THE ROLE OF TOURISM IN ECONOMIC DEVELOPMENT OF BELGIUM AND TOURIST ATTRACTION BY DISTRICTS Panchenko Anna Sergeevna Peoples' Friendship University of Russia (Moscow, Russ...»

«Новосибирский Российская Академия Наук Сибирское отделение государственный Институт вычислительных технологий университет История и методология ИНФОРМАТИКИ А.М.Федотов, проректор НГУ по информатизации, 1 член-корреспондент РАН Структура информатики Вычислительная техника и...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.