WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Г.Г. Хмуркин ЛЕНИН метаистории взгляд сквозь призму Москва «Буки Веди» УДК 929 ББК 63.3(2)6-8 Х66 Хмуркин Г.Г.  Х66 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Г.Г. Хмуркин

ЛЕНИН

метаистории

взгляд сквозь призму

Москва

«Буки Веди»

УДК 929

ББК 63.3(2)6-8

Х66

Хмуркин Г.Г. 

Х66

М.: Буки Веди, 2015. — 336 с.

Ленин: взгляд сквозь призму метаистории. — 

ISBN 978-5-4465-0795-5

Космопланетарный  феномен  Владимира  Ильича  Ленина 

не укладывается в тесные рамки привычных схем. Осмысление жизни 

и  деятельности  Вождя  требует  привлечения  более  широкого  — 

метаисторического — подхода. Его основой может послужить Живая 

Этика  (Агни  Йога),  философское  учение  Рерихов,  которые  иначе,  нежели последователи или критики коммунизма, оценивали Ленина.

Великие  Учителя  Востока  назвали  Ленина  Махатмой  —  «наделенным великой душой». Как примирить эту высокую оценку  с кровавыми распоряжениями Вождя? Можно ли считать духовным  подвижником  человека,  испытывавшего  отвращение  к  религии?  Какими огненными качествами обладал Владимир Ильич? Что о нем  говорит Живая  Этика?  Почему во втором издании  книги «Община»  были  изъяты  все  упоминания  о  Ленине?  Менялось  ли  отношение  Рерихов  к  нему  на  протяжении  жизни?  Таковы  главные  вопросы,  стоящие перед автором.

Специальный  раздел  посвящен  анализу  некоторых  живучих  мифов о Ленине.

© OOO «Буки Веди», 2015.

ISBN 978-5-4465-0795-5  Все ясно. К этому гробу будут ходить четыре дня по лютому морозу в Москве, а потом в течение веков по дальним караванным дорогам желтых пустынь земного шара, там, где некогда, еще при рождении человечества, над его колыбелью ходила бессменная звезда.

Михаил Булгаков 27 января 1924 года, день похорон В.И. Ленина СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 

1.1. Колоссальная работоспособность 

1. Что сделало Ленина народным Вождем 

1.2. Дисциплина 

1.3. Целеустремленность 

1.4. Выдающиеся интеллектуальные способности 

1.5. Бесстрашие 

1.6. Любовь к детям 

1.7. «Утопичность» устремлений 

1.8. Ярое выявление чувств 

1.9. Бодрость 

1.10. Распознавание 

1.11. Работа психической энергии (йогические способности) 35 1.12. Простота в личном общении, скромность 

1.13. Обостренное чувство справедливости 

1.14. Отсутствие мстительности 

1.15. Говорил простыми словами 

.

1.16. Необычно воздействовал на слушателей 

1.17. Внимательность к людям 

2.1. Великие Учителя о Ленине 

2. Ленин в наследии Рерихов 

2.1.1. Выдержки из книги «Община» 

2.1.2.  Слова  Учителя  М.,  не  вошедшие  в  книги  Живой  Этики 

2.2. Участие Н.К. Рериха в постройке памятника Ленину ...........73 2.3. Ларец со священной гималайской землей 

2.4. Картины Н.К. Рериха, касающиеся Ленина 

2.4.1. «Гора Ленина» (1925–1926) 

2.4.2. «Явление срока» (1927) 

2.4.3. Замечания о картинах 

2.5. Явные упоминания Ленина у Н.К. Рериха 

2.6. Неявное упоминание Ленина в очерках Н.К. Рериха? ...........89 2.7. Явные упоминания Ленина в письмах Е.И. Рерих 

2.8. Неявные упоминания Ленина в письмах Е.И. Рерих ..............93 2.9. О втором издании книги «Община» 

2.9.1. Почему были изъяты упоминания о Ленине .................100 2.9.2. Какие изменения вносились в текст 

2.9.3.  Как  Рерихи  относились  к  улан-баторской  «Общине»  в 1930-х годах и позже 

2.9.4.  Об  отношении  Рерихов  к  Ленину  в  1930-х  годах  и позже 





2.10. Книга «Основы буддизма» о Ленине 

2.11. Ленин и «вреднейшее недомыслие» 

3.1. О чем мечтал Ленин 

3. Заветы Ленина 

3.2. Заветы Ленина сквозь призму книги «Напутствие Вождю» ...146

4. Ленин и религия 

4.1. Из выступлений и распоряжений Ленина 

4.2. Законы, принимавшиеся при Ленине 

4.3. Политика Ленина в вопросах религии 

4.4.  Обновленческое  движение  в  Русской  Православной  Церкви 

4.5. Эпоха после Ленина 

4.6. Вопросы критикам Ленина 

4.7. «Бездуховность» Ленина и Живая Этика 

5. «Кровавый» Ленин 

5.1.  Как  оградить  себя  от  недоброкачественной  информации 

5.2. «Кровавые» эпизоды 

5.2.1. Расправа с «чекистской сволочью» 

5.2.2. Почему на Православную Церковь в 1922 году посыпались репрессии 

5.2.3. Расправа с бандами С.Н. Балаховича 

5.2.4.  «Попов…  расстреливать  беспощадно  и  повсеместно» 

5.3.  Трагические  страницы  истории  сквозь  призму  Живой  Этики 

5.3.1. О Высшей Справедливости

5.3.1а.  «Меры  Надземные  так  разнятся  от  наших  земных!» 

5.3.1б.  «Высшая  Справедливость  действует  безошибочно» 

5.3.1в.  «Они  видят  то,  что  мы  не  в  состоянии  ни  предусмотреть, ни учесть» 

5.3.1г. «Разрушение Называем созиданием, если существует сознание о будущем» 

5.3.1д.  «Вместившие Учение поймут  и  смысл  происходящего» 

5.3.2.  Е.И.  Рерих  о  революции  и  гражданской  войне  в России 

.

5.3.3. «Жестокие» Великие Подвижники 

6.1. Миф первый: «Ленин был евреем» 

6. Мифы о Ленине 

6.2.  Миф  второй:  «Адвокат  Ульянов  не  выиграл  ни  одного  дела» 

.

6.3. Миф третий: «Ленин был немецким шпионом» 

6.4. Миф четвертый: «Ленин и большевики свергли царя» ....280 6.5. Миф пятый: «Царская семья была расстреляна по приказу  Ленина» 

6.6. Миф шестой: «Ленин умер от сифилиса» 

7. Рекомендуемая литература 

Обратная связь 

Примечания 

Предисловие

Фигура  Владимира  Ильича  Ленина  явилась  одной  из  самых  значительных  в  истории  XX  века.  Его  теоретическая  мысль  и  реформы  повлияли  не  только  на  миллионы  людей,  населявших  бывшие  союзные  республики,  но и на множество других стран.

Даже  сейчас,  после  распада  СССР,  Ленин  продолжает оказывать влияние на людей. Не утихает общественная  дискуссия о судьбе Мавзолея на Красной площади. В соседней стране Ленин стал восприниматься как символ «ненавистной России», памятники ему сносятся и оскверняются.

В советские годы Владимир Ильич идеализировался.  Авторы придерживались определенного, сложившегося канона его жизнеописания, были засекречены отдельные «неудобные» документы, замалчивались некоторые детали его  личной жизни. «Перестройка» 1980-х годов открыла архивы, дала возможность высказаться всем. Гласность и свобода слова привели к тому, что маятник качнулся в другую сторону.  Журналисты,  писатели-публицисты,  представители  церкви,  политики  заполнили  информационное  пространство таким количеством «сенсаций» и «разоблачений», что  в  этом  мутном  потоке  потерялись  голоса  немногочисленных  серьезных  исследователей-лениноведов,  работающих  медленно  и  кропотливо.  Особенно  мощно  этот  поток  излился в 1990-е годы. Сейчас он несколько обмелел, страсти  поутихли,  и,  думается,  настало  время  говорить  о  Ленине  спокойно, без надрыва.

Разговор  этот  нужен.  В  сознании  россиян,  мало  знакомых с жизнью Ленина, но симпатизирующих ему, а также  тех, кто «что-то слышал» об оценке Ленина, данной в книгах  Живой Этики[1], на протяжении десятилетий тлеет конфликт,  до которого как бы не доходят руки. С одной стороны, Великие  Учителя  назвали  Ленина  Махатмой[2],  высоко  оценили  его  личный  вклад  в  строительство  Новой  России  и  Нового  Мира. С другой стороны, средства массовой информации навязчиво рассказывают нам о жестокости Ленина, его ненависти к религии и разрушении церквей. Сколько правды в этих  рассказах и как примирить ее с характеристикой, данной Великими Учителями? В этом — корень «проблемы Ленина».

[1]  Живая  Этика  (Агни  Йога)  —  этико-философское  учение,  созданное  семьей  Рерихов  в  сотрудничестве  с  Великими  Учителями  Востока  (Махатмами)  в  1920-х  —  1930-х  годах.  Живая  Этика  относит  Ленина  к  выдающимся  духовным подвижникам, строителям Новых Эпох, деятельность которых протекает  под покровительством Высших Сил.

[2] Махатма (санскр. «наделенный великой душой») — так в Живой Этике именуются люди, достигшие высочайших вершин духовного самосовершенствования и посвящающие свою жизнь борьбе за благо человечества.

Ответим  ли  мы  на  эти  коренные  вопросы?  Поставим ли точки над всеми «i» в «трудных местах» общественно-политической  биографии  Ленина?  Сможем  ли  убедить  читателя?  Вряд  ли.  Слишком  большую  внутреннюю  работу  необходимо  проделать  для  этого,  прочтением  книги  ее  не заменишь. Книга может лишь предложить подходы, дать  общее направление мысли, следуя  которому читатель,  мы  надеемся, сумеет самостоятельно подойти к решению поставленных вопросов. С такими надеждами писалась эта работа.

<

1. Что сделало Ленина народным Вождем

Ни военная мощь, покоряющая обширные пространства, ни деньги, порабощающие низшую природу человека,  ни физическая сила, подавляющая волю, не может сделать  правителя Вождем. Истинный Вождь овладевает сердцами  и думами людей необычным личным магнетизмом. Именно  это качество, сквозящее, просвечивающееся в сотне других,  порою как бы незначительных, выдвигает и поднимает Вождя над мятущейся толпой. А значит, разговор о Ленине —  человеке, в котором сошлись народные чаяния в труднейший период русской истории, — надо начинать с его личных  качеств. Вероятно, на этом пути мы приблизимся к пониманию сущности вообще всех Великих Подвижников — преобразователей внешнего и внутреннего бытия людей.

Вглядывание в личность Ленина представляется нам  принципиально важным, даже ключевым, еще и с той точки  зрения,  что  именно  мотивы,  напряжение  чувств  человека,  стоящего во главе государства, должны быть главным основанием для оценки его действий. Мало процитировать распоряжение  главы,  мало  перечислить  некоторые  видимые  его последствия, — надо попытаться проникнуть в лабораторию  внутренних  побудительных  импульсов,  приведших  к тому или иному решению.

Познакомившись с десятками воспоминаний о Ленине,  мы  выделили  ряд  его  характерных  черт,  которые  упоминаются большинством мемуаристов. Разумеется, можно  говорить  о  некоторой  «идеологизированности»  использованных  воспоминаний  (практически  все  они  публиковались в советское время), однако регулярные, настойчивые  упоминания трогательной заботливости Ленина даже о малознакомых  людях,  его  скромности,  бесстрашии,  целеустремленности, колоссальной работоспособности и других  качеств  не  оставляют  сомнений  в  том,  что  все  это  реальные  черты  Владимира  Ильича.  Именно  такие  —  звучащие  рефреном — качества Ленина ниже перечисляются и иллюстрируются выдержками из воспоминаний его современников. Эти черты с поразительной точностью укладываются  в образ, очерченный в книге «Напутствие Вождю»[3], строками которой предваряются некоторые параграфы раздела.

[3] Анонимная книга, составленная Еленой Ивановной Рерих из Бесед с Великим  Учителем  М.  Впервые  увидела  свет  в  Риге  в  1937  году.  Книга  адресована  просвещенному руководителю государства и содержит множество советов, касающихся воспитания, образования, экономики и многих других вопросов.

1.1. Колоссальная работоспособность

–  –  –

«Первой индивидуальной особенностью, бросающейся в глаза даже человеку, наблюдающему за деятельностью В.И. Ленина со стороны, является его необычайная трудоспособность. Кажется, будто этот человек никогда не знает отдыха и не нуждается в отдыхе. Изо дня в день, целыми годами он, можно сказать, стоит у своего станка, бессменно, вечно за работой, то погружаясь в книги, то с пером в руке, то в заседании, на обсуждении создающегося нового политического положения — текущего момента»2 Сестра  Ленина  свидетельствовала,  что,  например,  23  февраля  1921  года  Владимир  Ильич  принимал  участие  в  40  заседаниях, на которых он председательствовал, давал распоряжения,  писал  проекты  постановлений.  Кроме  того,  в  этот  же день он принял 68 человек для бесед по текущим вопросам3.

1.2. Дисциплина

«В работе у Ленина всегда бросались в глаза редкая настойчивость и упорство. Работал он не от случая к случаю, а систематически, изо дня в день. Поэтому результат его работы всегда отличается поразительной ясностью и четкостью мысли. Он работал всегда с особенной тщательностью, придавая громадное значение качеству работы. Этого обычно он требовал и от других; не раз приходилось слышать от него:

"Сделано неплохо, но может быть сделано еще лучше!"»4 «Следует отметить исключительную дисциплинированность В.И. Ленина. Когда я вызывала его на явку (мы ведь работали нелегально), чтобы сообщить, куда он должен пойти для выступления, для доклада, то не было такого случая, чтобы он не пришел, точно так же, как не было случая, чтобы он опоздал»5 «Рабочий день был распределен у него точно по часам.

Установлены были определенные часы подъема, обеда и ужина, для бесед и дневного отдыха. Только время, когда ложиться спать, не определялось. "Ну, это будет зависеть от продуктивности истекшего дня, чтобы не осталось чеголибо недоделанного, — сказал Ильич, добавив: — Хотя мы и требуем для рабочих восьмичасового рабочего дня и даже шестичасового в некоторых отраслях, мы, как партийные работники, не считаемся со своим рабочим временем". И этот план Ильичем выполнялся точно. Отступления от него допускались им только тогда, например, когда из Петрограда приезжали товарищи»6

–  –  –

«…не только в больших, великих делах, но и в мелочах … Владимир Ильич проявлял силу воли и настойчивость,... раз взявшись за какоенибудь дело, он доводил его до конца, какие бы препятствия ни стояли ему на дороге»8 «Я остановлюсь здесь на некоторых чертах, особенно характерных для Владимира Ильича. Основной из них была целеустремленность, подчинение всего себя, всей своей деятельности одной определенной цели»9 «Поставив себе еще юношей цель жизни — революционную работу, он неуклонно шел к ней и ни разу в жизни не изменил этой цели, не отошел от нее ни на шаг.

Помните, что он писал както, что надо торопиться жить, чтобы все силы отдать революции. Характерен в этом отношении и отзыв, который дал о Владимире Ильиче его заклятый враг, меньшевик Дан на Копенгагенском конгрессе в 1910 году. На этом конгрессе резко выявились все раздражение и вся злоба представителей различных течений в русской секции конгресса против Владимира Ильича. Он был страшно одинок, но не хотел сделать ни шагу по пути соглашения со своими противниками, выступавшими довольно сплоченным фронтом.

И это особенно выводило их из себя. "Один против всех, ни на что не похоже…" "Он губит партию…" "Какое счастье было бы для партии, если бы он куданибудь исчез, испарился, умер…" Вот какие фразы раздавались на заседаниях русской секции во время дебатов с Владимиром Ильичем.

И когда одна старая партийка автору этих словечек, Дану, сказала: "Как же это так выходит, что один человек может погубить всю партию и что все они бессильны против одного и должны призывать смерть в сообщницы?" — он со злобой и раздражением ответил буквально следующее: "Да потому, что нет больше такого человека, который все 24 часа в сутки был бы занят революцией, у которого не было бы других мыслей, кроме мысли о революции, и который даже во сне видит только революцию. Подитека справьтесь с ним"»10 «Владимир Ильич принадлежал к тем немногим людям, которые, поставив себе раз и навсегда одну определенную цель в жизни, неуклонно идут к ней, не сворачивая с избранного пути, не смущаясь никакими трудностями и опасностями. Их дело становится для них высшей целью и интересом. Таким делом была для Владимира Ильича его революционная работа»11

1.4. Выдающиеся интеллектуальные способности

«Зимой 1888/89 года Владимир Ильич много играл в шахматы и ходил в клуб с одним из двоюродных братьев.

Тогда мы жили в Казани, на Первой горе, в доме Орлова. Однажды в то время Владимир Ильич попробовал свои силы, "не глядя на доску". Он позвал меня к себе в комнату и сказал, что, не давая ничего вперед, будет играть со мной, не глядя на шахматы. Никогда не видевши такой игры и полагая, что это чрезвычайно трудная штука, я уверенно уселся за шахматы и решил сбивать его необычными ходами и разными "шпильками": авось не заметит. Он уселся на кровать и стал диктовать свои ходы. Несмотря на все свои выкрутасы, я был разбит очень скоро в пух и прах. Вообще же Владимир Ильич не любил играть "не глядя", и в дальнейшем я уже не помню таких партий. Следует, между прочим, сказать, что этот способ игры, несмотря на свою эффектность, чрезвычайно вреден, качество игры безусловно понижается, и в то же время требуется большое напряжение мозга»12 «Что прежде всего бросалось в глаза при первом знакомстве с Владимиром Ильичем — это его темперамент, его необычайная динамичность, постоянная напряженность всей нервной системы. Если он читал книгу, его зрительный и умственный аппарат работал с такой быстротой, которая посторонним людям казалась просто чудом.

Восприимчивость его при чтении книги была феноменальной.

Жена моя имела возможность наблюдать Ильича за чтением книги, когда ехала с ним на пароходе из Красноярска в Минусинск. Вот что она вспоминает по этому поводу.

Ее койка находилась по соседству с койкой Владимира Ильича. В руках у него была какаято серьезная книга (кажется, на иностранном языке). Не проходило и полминуты, как его пальцы уже перелистывали новую страницу.

Она поинтересовалась, читает ли он строчку за строчкой или скользит лишь глазами по страницам книги. Владимир

Ильич, несколько удивленный ее вопросом, с улыбкой ответил:

—Ну, конечно, читаю… И очень внимательно читаю, потому что книга стоит того… —Но как же вы успеваете так быстро прочитывать страницу за страницей?

Владимир Ильич ответил, что если бы он читал более медленными темпами, то не успел бы прочесть всего того, с чем ему нужно ознакомиться»13

–  –  –

Не существовало никакой специальной организации,  которая  бы  отвечала  за  безопасность  Ленина  (эти  вопросы  станут  актуальными  для  правителей  будущей  эпохи).  Меж тем жизнь Владимира Ильича постоянно подвергалась  опасности, история знает как минимум четыре покушения  на него.

Спустя  несколько  недель  после  взятия  большевиками власти, в декабре 1917 года в рабочий кабинет Ленина  вошел  вооруженный  студент  (как  потом  выяснилось,  психически  нездоровый),  который  так  и  не  решился  выстрелить. Когда, покинув кабинет, он позже стал требовать повторного свидания, охрана выдворила его на улицу. В этот  момент в его кармане случайно выстрелил заранее приготовленный заряженный пистолет.

Второе покушение произошло спустя считанные дни,  1 января 1918 года. Автомобиль, в котором ехал Ленин, обстреляли. Пули попали в кузов, задние крылья и смотровое  стекло. Сидевший рядом с Владимиром Ильичом соратник  пригнул Вождя рукой, которую оцарапали пули. Ленин даже  не посчитал нужным начинать следствие по этому поводу.

Третье  и,  пожалуй,  самое  громкое  покушение  произошло  30  августа  1918  года  после  выступления  на  митинге. Стреляли три раза, причем с близкого расстояния. Владимир  Ильич,  истекающий  кровью,  призвал  присутствующих  к  спокойствию  и  организованности.  Его  доставили  в  Кремль,  там  ему  была  оказана  соответствующая  медицинская  помощь.  Ленин  довольно  быстро  окреп  и  вскоре  вернулся  к  работе.  Тем  не  менее,  именно  это  покушение  сыграло решающую роль в развитии смертельной болезни  Владимира Ильича (подробнее см. §6.6).

Еще  одно,  весьма  курьезное,  покушение  состоялось  спустя  несколько  месяцев,  19  января  1919  года.  Машину,  в  которой  ехал  Ленин,  его  сестра  Мария  Ульянова,  шофер  и  охранник,  остановили  вооруженные  бандиты,  заставили всех выйти из салона, отдать оружие, ценности и документы.  Все  остались  живы,  но  машину  угнали.  Бандиты  «смутились, узнав, что напали на Ильича»15,  рассказывала  Н.К. Крупская.

Сестра Ленина писала: «После покушения на Владимира Ильича (по-видимому, речь идет о покушении 30 августа  1918  года.  —  Г. Х.) товарищи охраняли его и противились, когда он один ходил по улицам Москвы, боясь за него, но эта охрана сильно тяготила его, и он нередко незаметно скрывался от нее, чтобы походить по улицам, поближе посмотреть на жизнь»16.

1.6. Любовь к детям

«…помню маленькие личные черточки, которые могут охарактеризовать его до некоторой степени. Однажды я прихожу и застаю его за игрой и возней с 11летним мальчиком, моим воспитанником, который чрезвычайно привязался к Владимиру Ильичу. Владимир Ильич очень любил детей и умел подходить к ним. И вот Владимир Ильич стал бегать за этим мальчиком вокруг столового стола, мальчик был увертливый, и Владимиру Ильичу не удавалось догнать его. Тогда он протянул руку через стол, чтобы схватить его.

Движение было настолько энергичное, что стол опрокинулся, полетел графин, чтото перевернулось, разбилось. Я это рассказала для того, чтобы показать, как он мог наряду с серьезным делом увлекаться игрой»17 «Возможно, что моя привязанность к Владимиру Ильичу усугублялась еще тем, что я перенесла на него любовь к отцу, который умер, когда мне еще не было восьми лет.

Отец очень любил возиться, бегать и играть с нами, детьми. Много возился он и со мной, как с младшей. У Владимира Ильича было такое же отношение к детям, как и у отца.

В этом отношении было то, что особенно завоевывает детей. Он подходил к ним просто, ласково и, я бы сказала, как равный, как к всамделишним людям, хотя и маленьким.

В его тоне и обращении с ними не было ни пренебрежительности, которая так часто чувствуется у взрослых по отношению к детям, ни особого подлаживания под детей и под детские интересы. Владимир Ильич сам слишком много детского, в лучшем смысле этого слова, сохранил до последних дней своей жизни, что выражалось в удивительной чистоте, искренности, жизнерадостности, способности увлекаться, скажем охотой, прогулкой, игрой и пр., как ребенок, а также в умении предаваться самой беззаботной веселости. Как же тут было не завоевать симпатии детей!

И всегда, когда Владимиру Ильичу приходилось встречаться с детьми, у него очень быстро устанавливались с ними самые дружеские отношения, с оттенком влюбленности со стороны детей. Знакомство завязывалось быстро, и через некоторое время слышались уже громкий хохот, возня и беготня»18 «Владимир Ильич часто на велосипеде заезжал ко мне.

У меня тогда было двое малышей: мальчик лет десяти и девочка лет тринадцати. Владимир Ильич,  заезжая ко мне, иногда не заставал меня дома и оставался ожидать. И вот, возвращаясь домой, я заставал картину: мальчишка сидит у него на одном колене, девочка — на другом, и, обнявши Владимира Ильича, они с разгоревшимися глазами слушают его рассказ, и я поражался, как умел Владимир Ильич говорить с детьми — просто и ясно, как друг и учитель.

А после серьезных разговоров Владимир Ильич иногда говорил сыну:

"Ну, Сергей, засучивай рукава, давай драться". И мой флегматик[4]малыш деловито засучивал рукава, серьезно становился в позу против Владимира Ильича, и они начинали боксировать»19 [4] Флегматик — медлительный, спокойный, внешне не проявляющий чувств.

«Вспоминаю, как Владимир Ильич и Надежда Константиновна пришли к нам в гости, на именины моей дочери, 30 января (12 февраля) 1917 года. Девочке исполнилось два года. Мы просили Владимира Ильича и Надежду Константиновну прийти к 4 часам в воскресенье. Наше приглашение было встречено с радостью. Но они запоздали. … Распахиваем двери. Входят улыбающиеся Надежда Константиновна и Владимир Ильич с небольшим пакетом в руке. Оба они явно чемто очень довольны.

Не выпуская пакета из рук, Владимир Ильич поздоровался со всеми товарищами и начал развязывать веревочку и разворачивать бумагу. Он торопился: ему не терпелось скорей показать свою удачную покупку.

Смеясь, он при этом рассказывал:

—В магазине игрушек у нас глаза разбежались. Смотрим: на полках и стойках кругом множество всяких игрушек; мы растерялись, не знали, что и выбрать. "Купим вот ту красивую куклу", — говорит Надя. "Нет, это не пойдет, — отвечаю я, — не станем мы покупать куклу, поищем чтонибудь поинтереснее". Продавец все подавал нам игрушки: были тут и зайцы, и кролики, и котята, и мячи и т. д.

"Нет, — говорю я, — все не то". Осматриваю полку за полкой и вдруг на самой верхней полке вижу вот эту самую собачонку. Одно ушко у нее торчит кверху, на шее красная ленточка с бубенцом, острая мордочка, и такой у нее шельмоватый ррреволюционный вид. "Вот, — говорю я Наде, — эту собачку мы и возьмем!" Ну, какова? Нравится?

Владимир Ильич при этом так заразительно смеялся, показывая нам игрушку со всех сторон и любуясь ею сам, что мы все пришли в восторг.

Надежда Константиновна глядела на Ильича, и лицо ее светилось радостью:

Владимир Ильич отдыхал от своего напряженного труда, и именно это радовало ее. Безусловно, это была ее инициатива пойти вместе в магазин игрушек, и как естественно было ее предложение купить для двухлетней девочки куклу! Но предложение не пришлось по душе Ильичу. Ему хотелось найти игрушку, созвучную его настроению. И он остановил выбор на собачке с красной ленточкой. Владимир Ильич принес девочке не только понравившуюся ему игрушку, но и радость, которую он испытал от удачной покупки.

А именинницу больше всего занимал весело смеющийся дядя, который смотрел на нее сияющими глазами, протягивал чудесную собачку с бубенцом на шее. Она схватила игрушку обеими ручками и бросилась ко мне.

Владимир Ильич знал, что девочка целую неделю находится в яслях и только по воскресеньям бывает дома, что она разговаривает только на немецком языке. Через несколько минут девочка заливалась радостным смехом, подпрыгивая на коленях Владимира Ильича в такт его песенке на немецком языке.

Когда они наконец устали от "скачек", Владимир Ильич подбежал к двери и спрятался за нее, малышка с визгом понеслась за ним, хватая его за полу пиджака.

Всем нам было весело в этот памятный день, но Владимиру Ильичу игра с ребенком доставила особенно большое удовольствие. Такая радость доступна только людям большой души»20 <

–  –  –

Герберт  Уэллс,  английский  писатель,  классик  научно-фантастической  литературы,  был  на  приеме  у  Ленина  6 октября 1920 года:

«…Ленин, который, как подлинный марксист, отвергает всех "утопистов", в конце концов сам впал в утопию, утопию электрификации. Он делает все, что от него зависит, чтобы создать в России крупные электростанции, которые будут давать целым губерниям энергию для освещения, транспорта и промышленности. Он сказал, что в порядке опыта уже электрифицированы два района. Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасли торговля и промышленность? Такие проекты электрификации осуществляются сейчас в Голландии, они обсуждаются в Англии, и можно легко представить себе, что в этих густонаселенных странах с высокоразвитой промышленностью электрификация окажется успешной, рентабельной и вообще благотворной. Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии»25 Напомним,  план  ГОЭЛРО  (Государственной  комиссии  по электрификации России) — это масштабный план электрификации страны, разработанный в 1920 году и рассчитанный  на  10-15  лет.  Он  предусматривал  коренное  переустройство  сельского  хозяйства  на  базе  электрификации  (сооружение  гидроэлектростанций,  строительство  крупных  предприятий    и т. п.). Ленин был инициатором и активным поборником этого грандиозного проекта. Вопреки недоумению Герберта Уэллса, план ГОЭЛРО был в основном выполнен к 1931 году.

1.8. Ярое выявление чувств «Все, кто близко знал Владимира Ильича, помнят, как менялось у него настроение: то веселый, смеющийся заразительно, как ребенок, увлекающий собеседника быстрым бегом своей мысли, хохочущий без конца, до слез, то мрачносдержанный, строгий, ушедший в себя, сосредоточенный, властный, бросающий короткие, резкие фразы, углубленный в разрешение какойто трудной, важной задачи»26 «"Вот именно так, — говорил он, — если здоровый человек хочет есть — так уж хочет понастоящему; хочет спать — так уж так, что не станет разбирать, придется ли ему спать на мягкой кровати или нет, и если возненавидит — так уж тоже понастоящему…" Я взглянул тогда на яркий румянец его щек и на блеск его темных глаз и подумал, что вот тыто именно и есть прекрасный образец такого здорового человека»27 «Никогда я не встречал человека, который умел бы так заразительно смеяться, как смеялся Владимир Ильич. Было даже странно видеть, что такой суровый реалист, человек, который так хорошо видит, глубоко чувствует неизбежность великих социальных трагедий, непримиримый, непоколебимый в своей ненависти к миру капитализма, может смеяться подетски, до слез, захлебываясь смехом. Большое, крепкое душевное здоровье нужно было иметь, чтобы так смеяться»28 «Ух, как умел хохотать. До слез. Отбрасывался назад при хохоте.

Ни так называемой вежливой улыбки или смеха, натянутости. Они были всегда очень естественны»29

–  –  –

«Когда во время дебатов противники подвергали Ленина критике, он обычно сохранял спокойствие и даже умел подмечать смешные стороны в происходящем. Закончив речь на IV съезде Советов, он занял свое место в президиуме, чтобы выслушать нападки пятерых оппонентов. Всякий раз, когда он находил, что оппонент сделал удачный ход, Ленин широко улыбался и вместе со всеми аплодировал.

Но если ктонибудь начинал нести чушь, Ленин иронически усмехался и "аплодировал", постукивая ногтем одного большого пальца о другой…»32 «Ленин всегда казался мне оптимистом, его оптимизм действовал освежающе и ободряюще. Всякий, кто с ним соприкасался, возвращался полным новой силы и бодрости к своей работе.

Но его оптимизм был и другого рода. У большинства людей оптимизм и пессимизм являются результатами той или иной оценки, безразлично правильной или неправильной, данного положения или явления. У Ленина это было не так. Его глубоко продуманное мировоззрение, полнота, с которой он владел революционной боевой тактикой и стратегией, находчивость и способность не потеряться в любых обстоятельствах не оставляли места для пессимизма. Все эти элементы были в нем развиты гармонически, как ни у одного другого из наших современников»33

–  –  –

«Далеко вперед видел он и, размышляя, разговаривая о людях в [19]19–[19]21 годах, нередко и безошибочно предугадывал, каковы они будут через несколько лет. Не всегда хотелось верить в его предвидения, и нередко они были обидны, но, к сожалению, не мало людей оправдало его скептические характеристики»35 «Людей Владимир Ильич чувствовал, должно быть, очень хорошо. Както, входя в его кабинет, я застал там человека, который, пятясь к двери задом, раскланивался с Владимиром Ильичом, а Владимир Ильич, не глядя на него, писал.

—Знаете этого? — спросил он, показав пальцем на дверь; я сказал, что раза два обращался к нему по делам [издательства] "Всемирной литературы".

—И — что?

—Могу сказать: невежественный и грубый человек.

—Гмгм… Подхалим какойто. И, вероятно, жулик.

Впрочем, я его первый раз вижу, может быть, ошибаюсь.

Нет, Владимир Ильич не ошибся; через несколько месяцев человек этот вполне оправдал характеристику Ленина»36 <

1.11. Работа психической энергии (йогические способности)

«…Если Ленин не был чрезмерно занят, он довольно охотно, запросто беседовал с нами, и эти беседы заряжали нас новым приливом энергии и энтузиазма. Признаться, довольно частенько мы злоупотребляли своей близостью и бегали к нему даже тогда, когда это и не представлялось крайне необходимым. Но чувствовалось, что это ему не было в тягость. Я не помню ни одного недовольного выражения или досадливого жеста Владимира Ильича. Впрочем этого и не нужно было: он умел както погружаться в свои мысли, отходить от беседы, и собеседник тут же чувствовал, что надо стушеваться.

Ленин сразу отрывался от беседы, задумывался и, очевидно, прежде чем приступить к разработке охватившей его идеи, мысленно набрасывал основные ее положения.

Надежда Константиновна в своих воспоминаниях рассказывает, как Ленин шепотком, прежде чем засесть за работу, на ходу излагал свои мысли. При нас, посторонних, он этого не делал, но както сосредотачивался и отходил от нас. Это всегда было так заметно, что не нужно было никакого напоминания, чтобы раскланяться, причем Ленин прощался уже рассеянно, точно не видя тебя. Надежда Константиновна, зная эту черту Ленина, спрашивала иногда, не обижаются ли на это товарищи. Обижаться! Такого понятия вообще не существовало. Мы любили Ленина, с восторгом ловили каждое его слово, каждый готов был умереть за него»37 «Обычное, преобладающее настроение — напряженная сосредоточенность. … Колоссальная сосредоточенность»38 «На заседании обсуждались сравнительно небольшие текущие вопросы. Ленин взял слово и говорил не больше пяти — восьми минут. С тех пор прошло более 45 лет, и я, к сожалению, не помню этой речи Ильича. Но никогда не забуду, как она коренным образом изменила мое самочувствие.

Состояние усталости, физической разбитости совершенно исчезло. Казалось, я выздоровела от тяжелого недомогания»39 «Во всех случаях жизни он проявлял исключительное самообладание. События, в результате которых другие теряли голову, служили для Ленина лишь поводом продемонстрировать свое спокойствие и душевное равновесие.

Единственное заседание Учредительного собрания проходило бурно. На нем в смертельной схватке сцепились две фракции. Боевые выкрики делегатов, стук пюпитров, громы и молнии, которыми разражались ораторы, страстное пение "Интернационала" и революционного марша, звучавших в устах двух тысяч человек, — все это наэлектризовывало атмосферу. С приближением ночи напряжение все нарастало. Мы сидели на балконе, вцепившись руками в барьер и стиснув зубы, наши нервы были напряжены. Ленин сидел в первом ряду ложи, и лицо его выражало полнейшее отсутствие интереса.

Наконец он встал, прошел за трибуну и сел там на покрытые ковром ступеньки. Изредка он поднимал голову и окидывал взглядом огромное скопление народа. Затем подпер голову рукой и закрыл глаза, будто говоря себе: "Так много людей понапрасну растрачивает свои силы, пусть хоть один их побережет". Громкие голоса ораторов и шум собрания прокатывались над его головой, но он продолжал преспокойно сидеть. Раза два он приоткрывал глаза, прищурившись, осматривался вокруг и снова опускал голову»40 «Когда он задавал важный вопрос, то садился прямо на край дивана, опустив слегка плечи и искоса поглядывая на меня, пока я долго отвечал на вопрос. И вообще я постоянно чувствовал его взгляд на себе, внимательный, испытующий, которым он, кажется, мог прочитать мысли, так как часто дополнительные вопросы Ленина касались того, о чем я только еще собирался сказать»41

1.12. Простота в личном общении, скромность

–  –  –

«Никогда мне не приходилось видеть человека, до того естественного и простого в каждом своем слове, в каждом движении. Сам он, казалось, совершенно не чувствовал своей исключительности, не то чтобы дать ее почувствовать другим. Мы же знали, с каким необыкновенным человеком имеем дело, знали, что такие родятся не каждое столетие. Понимали, что сопутствуем человеку, который призван стать во главе восставшего народа. И всетаки никто не чувствовал себя подавленным его личностью, даже смущения перед ним не испытывал. Он внушал лишь беспредельную любовь, с ним было радостно и счастливо. Человек чувствовал себя способным на гораздо большее, чем был способен до знакомства с ним, а главное, и сам становился проще, естественней.

Рисовка в присутствии Ильича была невозможна. Он не то чтобы обрывал человека или высмеивал его, а просто както сразу переставал тебя видеть, слышать, ты точно выпадал из поля его зрения, как только переставал говорить о том, что тебя действительно интересовало, а начинал позировать. И именно потому, что в его присутствии сам человек становился лучше и естественней, было так свободно и радостно с ним»44 «…автомобиль Владимира Ильича навлек на себя подозрение усердных охранителей московских улиц и был под охраной препровожден в отделение милиции. С вооруженными милиционерами на подножках автомобиля подкатили мы к милиции, нас высадили, провели в отделение, где Владимир Ильич с улыбкой показал свой пропуск и был отпущен. Задержавшие Владимира Ильича товарищи были немало смущены этим случаем, но Владимир Ильич просто и ласково успокоил их»45 «Когда Владимир Ильич незадолго до своей роковой болезни поехал в Костино, он в один из последующих дней по приезде направился к скотному двору, чтобы осмотреть его. Служащие совхоза "Костино" еще не знали Владимира Ильича, и, так как вход на скотный двор для посторонних был запрещен, сторож не пропустил Ленина. Владимир Ильич спокойно повернул вспять, не сказав ни слова.

Дело доходило до того, что, приходя в кремлевскую парикмахерскую, Владимир Ильич садился, чтобы дождаться своей очереди, но тут уже присутствовавшие восставали, они не могли допустить, чтобы он так непроизводительно тратил свое время»46 «Первая же встреча моя с Владимиром Ильичем в Минусинске окончательно рассеяла мои представления о нем как о "генерале". Своей приветливостью и простотой он производил чарующее впечатление. Он совершенно не давал чувствовать своего интеллектуального превосходства, охотно делился с нами своими задушевными мыслями и настроениями, своими взглядами на ту или иную только что прочитанную им книжку, сведениями о политических новостях. … …ему хотелось бы, чтобы мы столь же страстно, с таким же горением пламенной мысли воспринимали тот или иной теоретический вклад в наше мировоззрение, с каким обычно и он искал новое в прочитываемой или изучаемой им книжке»47 «Замечательная была черта у Ленина — он никогда не давал чувствовать своего превосходства, не давил своим авторитетом, считался с мнением других, видел в каждом товарище равного себе. Оттого так легко было с ним, так радостно и свободно дышалось около него. Он умел внимательно выслушать собеседника, втянуть в спор, заставить высказаться до конца, а если видел, что собеседник не сводит концов с концами, путается в противоречиях, он, добродушно посмеиваясь над зарвавшимся  спорщиком, доведшим свою мысль до логического абсурда, направлял его на правильный путь, не задевая самолюбия, не обескураживая, как делал бы обязательно в таком случае Плеханов. Тот доводил иногда застенчивых людей до желания провалиться сквозь землю. Владимир Ильич никогда не спрашивал, что вы читали, как усвоили прочитанное, а просто беседовал с вами по поводу отдельных вопросов и сразу видел и пробелы, и слабые места, причем и собеседнику становилось ясно, над чем надо ему поработать.

В присутствии Ленина мысль обострялась, хотелось больше знать, думать, читать, учиться и, главное, работать. От одной мысли, что Ленин знает о твоей работе, удесятерялись силы»48 «…поражало, до чего Ленин был внимателен и терпелив с каждым товарищем.

С Лениным никто не старался казаться умным, говорить о высоких материях, становиться на носки. Он видел человека насквозь, и каждый чувствовал, что с Ильичем надо говорить только просто, щеголять не нужно.

Сколько раз мне приходилось присутствовать при его беседах с товарищами, и меня всегда поражало, с каким доверием и вниманием он всех слушал. Это был такт большого человека: ободрить работника, поднять в нем веру в свои силы, зажечь бодростью и энергией. Не в этом ли исключительный успех и влияние Ленина, что он умел, как никто, воодушевить волей к работе, и человек, соприкоснувшись с ним, трудился с удесятеренной энергией. Каждый чувствовал, что у него точно крылья выросли»49 «Это было в 1918 году, вскоре после приезда Владимира Ильича из Петрограда в Москву, когда он поселился в Кремле.

В том коридоре, который вел в квартиру Владимира Ильича, комендант Кремля установил пост курсантов школы ВЦИК[5]. Там было много молодежи, не знавшей Владимира Ильича в лицо. Комендант дал приказ: никого не допускать в квартиру Ленина без пропуска. И вот однажды Владимир Ильич пошел в свой кабинет в Совнаркоме[6], а постоянный пропуск забыл дома. Днем ему чтото понадобилось в квартире, и он пошел к себе, подошел к дежурному курсанту, а тот спросил у него пропуск.

Владимир Ильич указал на дверь в свою квартиру и говорит:

—Вот же дверь в мою квартиру…

Курсант отвечает:

—Не могу знать. Есть приказ: никого не пускать без пропуска.

Владимир Ильич повернулся, пошел в комендатуру, взял разовый пропуск и пришел к себе домой.

Кончилось суточное дежурство. Дежурный пришел к своему командиру и доложил об инциденте с человеком [5] Всероссийский центральный исполнительный комитет — орган верховной  власти в РСФСР в период между съездами советов.

[6] Совет народных комиссаров — название первого Советского правительства.  Народный комиссар — аналог нынешнего министра; например, народный комиссар просвещения, народный комиссар иностранных дел. В первые годы советской власти председателем Совнаркома (т. е. фактическим главой Советской  России) был Ленин.

без пропуска. Тот уже знал об этом. Выслушав курсанта, командир спросил его:

—А знаешь, кого ты не пропустил?

—Не знаю.

—Председателя Совнарокома Ленина.

Курсант схватился за голову и побежал к Владимиру Ильичу извиняться.

Но Владимир Ильич сказал:

—Нет, вам извиняться нечего. Распоряжение или приказ коменданта на территории Кремля — это закон. Как же я, Председатель Совета Народных Комиссаров, мог этот закон нарушить? Я был виноват, а вы — правы»50 Ленин,  3  года  стоящий  во  главе  государства,  пишет  записку  в  библиотеку  Румянцевского  музея  с  просьбой  выдать ему на ночь, когда библиотека закрыта, два словаря  греческого  языка,  лучшие  философские  словари  и  две  книги  по  истории  греческой  философии,  обещая  вернуть  их к утру: «Если, по правилам, справочные издания не выдаются на дом, то нельзя ли получить на вечер, на ночь, когда библиотека закрыта. Верну к утру…»51 «Ленин горячо пожал нам руки и засыпал вопросами о семьях, о заработках, о настроениях рабочих, о том, чего ждут они от конференции. У Ильича была присущая только ему, особая манера слушать и расспрашивать. Он затрагивал только то, что больше всего интересовало в данный момент. Веселый, бодрый, жизнерадостный, он както сразу сблизился с нами, будто мы знали его долгие годы. Ленин умел допытываться до самого главного, самого основного.

И как нас сразу покорила и пленила эта удивительная ленинская простота и доступность. Мы с Ильичем чувствовали себя совершенно непринужденно, как с самым близким товарищем»52 «После Октябрьской революции, когда В.И. Ленин стал главой Советского правительства и его имя стало известно миллионам трудящихся во всем мире, он продолжал оставаться скромным, чутким товарищем, с величайшим вниманием относившимся к мнениям других работников.

Выработав принципы коллективности руководства партией, Ленин сам следовал им.

Вот яркий пример, рисующий облик В.И. Ленина. 5 апреля 1920 года делегаты IX съезда партии чествовали В.И. Ленина в связи с приближавшимся пятидесятилетием со дня его рождения. После выступления двух ораторов Владимир Ильич сказал, что этого вполне достаточно, и предложил поговорить о насущных вопросах партии и советского строительства.

Однако делегаты съезда не согласились с этим:

они хотели выразить свои чувства, свою горячую любовь к В.И. Ленину. Тогда Владимир Ильич ушел. Это было чрезвычайно характерно для него: он не терпел хвалебных речей по своему адресу. Подошла моя очередь председательствовать на заседании. Мне сказали, что Владимир Ильич вызывает меня к телефону. Он спросил, что происходит на съезде.

Я ответил: "Продолжаются выступления о пятидесятилетии Владимира Ильича Ленина". Владимир Ильич настойчиво потребовал от меня, как председателя, прекратить эти выступления. Но сделать это было невозможно»53 «Было начало апреля 1917 года. Мучительно переживал В.И. Ленин в последние дни своего изгнания отрыв от родины, где бушевала [февральская] революция. … В последний день пребывания в Цюрихе Владимир Ильич вручил мне свою сберегательную книжку, в которой значился остаток вклада 5 франков и 5 сантимов, с просьбой "реализовать" эти деньги и принять их в уплату членских взносов за себя и Надежду Константиновну за апрель месяц. "Простите, что обременяю вас этим поручением, но не хватило времени сделать это самому", — с извиняющейся улыбкой сказал Владимир Ильич, пожимая мне руку на прощание.

Я была ошеломлена. В такой волнующий момент В.И. Ленин подумал об уплате членских взносов за апрель месяц. Никто из отъезжающих товарищей не вспомнил об этом. Да и я, как казначей Цюрихской секции большевиков, не напоминала им об этом, так как считала, что еще в апреле они будут в Петрограде»54 «Возвращаясь из Кремля, я думал: видел ли я когданибудь человека его калибра, который обладал бы таким же жизнерадостным темпераментом? Мне никто не приходил на ум. Этот невысокий, лысоватый, с морщинками на лице человек, который, покачиваясь на стуле, смеется то по одному, то по другому поводу, в то же время всегда готов каждому дать обстоятельный совет;

при этом совет настолько хорошо аргументирован, что делается для его сторонников убедительнее любого приказания. Его морщины — морщины смеха, а не горя. Я думаю, что это именно так, ибо он первый великий вождь, который полностью отрицает значение своей собственной личности. Ему совершенно несвойственно честолюбие.

Более того, как марксист, он верит в народное движение, которое с ним или без него все равно будет поступательным… Поэтому он свободен, как не был свободен ни один выдающийся человек до него. Доверие к нему рождает не столько то, что он говорит, сколько эта ощущаемая в нем внутренняя свобода и это его бросающееся в глаза самоотречение. Исходя из своей философской концепции, он ни на минуту не допускает, чтобы ошибка одного человека могла испортить все дело. Сам он, по его мнению, только участник, а не причина событий, которые навеки будут связаны с его именем»55

1.13. Обостренное чувство справедливости

«Упорная теоретическая работа не делала Владимира Ильича сухим книжным человеком. Ту страсть, которую он вкладывал в работу, он вкладывал в отдых, прогулки и пр.

Он любил жизнь во всех ее проявлениях, любил людей. Болел душой за их страдания, за несправедливость по отношению к ним.

Прав был Горький, который писал, что он не встречал, не знает человека, "который с такой глубиной и силой, как Ленин, чувствовал бы ненависть, отвращение и презрение к несчастиям, горю, страданию людей"»56

1.14. Отсутствие мстительности

–  –  –

«Нередко меня очень удивляла готовность Ленина помочь людям, которых он считал своими врагами, и не только готовность, а и забота о будущем их. Так, например, одному генералу, ученому, химику, угрожала смерть.

—Гмгм, — сказал Ленин, внимательно выслушав мой рассказ. — Так, повашему, он не знал, что сыновья спрятали оружие в его лаборатории? Тут есть какаято романтика. Но — надо, чтоб это разобрал Дзержинский, у него тонкое чутье на правду.

Через несколько дней он говорил мне по телефону в Петроград:

—А генерала Вашего — выпустим, — кажется, уже и выпустили. Он что хочет делать?

—Гомоэмульсию.

—Да, да — карболку какуюто! Ну вот, пусть варит карболку. Вы скажите мне, чего ему надо.

И для того, чтобы скрыть стыдливую радость спасения человека, Ленин прикрывал радость иронией.

Через несколько дней он снова спрашивал:

—А как — генерал? Устроился?»59 Характерен случай, имевший место в марте 1919 года.  17-летняя  Валентина  Першикова  из  Царицына  была  арестована за то, что исчеркала и разрисовала портрет Ленина,  вырванный из брошюры с краткой биографией Владимира  Ильича. Начальник одного из царицынских отделений милиции и красноармеец написали письмо с просьбой об освобождении девушки из-под стражи и направили его…Ленину.  Вот  его  телеграмма  председателю  губернского  ЧК:  «За изуродование портрета арестовывать нельзя. Освободите люционерка, то следите за ней»60.  В  связи  с  распоряжениВалентину Першикову немедленно, а если она контрревоем Ленина В. Першикова была освобождена из-под стражи  на следующий день, а дело в отношении нее было прекращено 9 марта 1919 года.

–  –  –

Практически  все  современники  Ленина,  вспоминавшие  его  выступления,  отмечают  необычайную  простоту  речи  Владимира  Ильича.  Никакой  рисовки,  никаких  риторических  приемов,  никакой  вычурности.  Мысль  проста  и  прозрачна.  Бывало,  слушатели,  подуставшие  от  череды  ораторов, ждали, когда же наконец на трибуну выйдет Ленин, чтобы разобраться, в чем собственно «гвоздь» проблемы, о которой так страстно вещают выступающие.

«…вот поспешно взошел на кафедру Владимир Ильич, картаво произнес "товарищи". Мне показалось, что он плохо говорит, но уже через минуту я, как и все, был "поглощен" его речью. Первый раз слышал я, что о сложнейших вопросах политики можно говорить так просто. Этот не пытался сочинять красивые фразы, а подавал каждое слово на ладони, изумительно легко обнажая его точный смысл. Очень трудно передать необычное впечатление, которое он вызывал»61 «Ленин берет слово. Его доклад — мастерской[7]  образец его искусства убеждать. Ни малейшего признака риторических прикрас. Он действует только силой своей ясной мысли, неумолимой логикой аргументации и последовательно выдержанной линией. Он кидает свои фразы, как неотесанные глыбы, и возводит из них одно законченное целое.

Ленин не хочет ослепить, увлечь, он хочет только убедить.

Он убеждает и этим увлекает. Не при помощи звонких, красивых слов, которые пьянят, а при помощи прозрачной мысли, которая постигает без самообмана мир общественных явлений в их действительности и с беспощадной правдой вскрывает "то, что есть"»62 [7] Так в тексте.

«Речь простая была, не вычурная и не театральная, не было ни "естественной искусственности", "певучая" типа французской речи (как у Луначарского, например), не было и сухости, деревянности, монотонности типа английской — русская речь посередине между этими крайностями. И она была у Ильича такая — посредине — типичная русская речь.

Она была эмоционально насыщена, но не театральна, не надуманна; естественно эмоциональна. Модулирования не были штампованно однообразны и стереотипны»63 В  чем  причина  простоты  ленинских  выступлений?  Во-первых,  Ленин  не  думал  о  себе  —  о  том,  как  он  выглядит на сцене, что о нем скажут и т. п. Все его мысли были  о  деле  —  о  том,  как  убедить,  как  показать  привлекательность  и  осуществимость  предлагаемых  планов.  Почему  люди пишут «заумные», малопонятные статьи в то время,  как  излагаемый  в  них  материал  можно  пересказать  очень  простыми  словами  без  потери  смысла?  Очевидно,  потому  что они хотят казаться умными, боятся потерять лицо перед «учеными» коллегами и т. п. Они движимы эгоистическими мотивами — страхом и честолюбием.

Во-вторых, мысль Ленина работала ясно и точно. Он  видел  примитивность  и  однообразие  человеческих  мотивов, понимал, как из этих мотивов «собираются» масштабные социальные явления, которые в сути своей тоже были  простыми. Когда видишь простоту процесса, незачем говорить о нем многословно и трудно.

Важность этого качества сложно переоценить. Именно  так,  выражаясь  просто  и  понятно,  можно  было  «достучаться»  до  всех  слушателей  —  и  до  малограмотного  крестьянина, и до профессора.

1.16. Необычно воздействовал на слушателей

–  –  –

«Владимир Ильич говорил недолго, минут тридцать, не больше. Но уже минут через пять можно было слышать полет мухи: такое молчание воцарилось в огромном манеже.

Солдаты и все мы стояли как прикованные… Какоето чудо совершалось с толпой»65 «Никто, как он (Ленин. — Г. Х.), не умел так заражать своими планами, так импонировать своей волей, так покорять своей личностью, как этот на первый взгляд такой невзрачный и грубоватый человек, повидимому, не имеющий никаких данных, чтобы быть обаятельным. Ни Плеханов, ни Мартов, ни ктолибо другой не обладали секретом излучавшегося Лениным прямо гипнотического воздействия на людей, я бы сказал господства над ними. Только за Лениным беспрекословно шли как за единственным бесспорным вождем, ибо только Ленин представлял собою, в особенности в России, редкостное явление человека железной воли, неукротимой энергии, сливающей фанатическую веру в движение, в дело, с неменьшей верой в себя. Эта своего рода волевая избранность Ленина производила когдато и на меня впечатление»66 «Мне вспоминается одно выступление Владимира Ильича на колоссальном митинге в Народном доме графини Паниной. На трибуне последовательно сменяются одна за другой фигуры известных всему Петербургу ораторов.

Выступают лучшие силы кадетов и трудовиков. И вот на той же трибуне новая фигура неизвестного широкой толпе оратора. Бросается в глаза только необычайно выпуклая линия лба и пронизывающий блеск слегка косящих глаз. Он говорит только какойнибудь десяток минут, но вы ясно видите, что этот оратор уже вполне завладел и посвоему зачаровал эту массу впившихся в него с напряженным выражением тысяч и тысяч глаз… Перед нами, несомненно, грозный народный трибун. С железной логикой развертывает он перед слушателями анализ протекающих на их глазах событий, и всем становится ясно, что другого толкования этих событий дать нельзя, как нельзя сомневаться в том, что дважды два — четыре. А если это так, с каким негодованием должен обрушиться суд истории на головы тех, которые не уразумели ясного смысла этих событий и прозевали в них решающую роль движения народных низов. Но еще большее презрение должно пасть на головы тех, которые сознательно стараются затушевать истинный смысл событий, которые тщатся извратить самосознание трудящихся масс, усыпить их волю побасенками о якобы уже достигнутой мирной пристани.

Кто же эти предатели и изменники, обращающие в ничто те громадные жертвы, которые принесены уже пролетариатом в его освободительной борьбе не только за себя, но и за дело всех трудящихся? На поверку оказывается, что под покровом более или менее красивых слов такую измену совершают все партии, до меньшевиков включительно, и лишь одни большевики держат железный курс на неуклонное достижение подлинных, а не фальсифицированных завоеваний революции.

За каждым словом этого оратора чувствуется такая глубокая продуманность до конца, такая страстная убежденность, которые покоряют сильнее всяких словесных красот и изысканных голосовых модуляций. Он сходит с трибуны под гром аплодисментов, переходящих в овацию, и нам приходится наблюдать, что в этом единодушном порыве участвуют даже те, которых он только что обличал.

Но ведь в этомто и сила народного трибуна, могущего покорить массу вопреки ее разнокалиберному составу. Таким трибуном был наш Владимир Ильич, и много нужно было употребить конспиративных уловок, чтобы при таких ярких выступлениях по возможности меньше оглашалось заветное имя В.И. УльяноваЛенина»67 «Никогда не забыть выражения лиц рабочих, слушающих Ленина. На лицах радостный восторг, который охватывает всех и роднит с Лениным аудиторию.

Незнакомый угрюмый товарищ, стоящий рядом с тобой, вдруг весь меняется, лицо расплывается в радостную улыбку, глаза загораются, и видишь рядом с собой похорошевшее и помолодевшее лицо, преображенное до неузнаваемости;

угрюмый человек становится вдруг общительным, делится своим восторгом, загорается пафосом борьбы, точно частица гениальности Ленина передалась и ему.

Рабочие, послушав Ленина, переходили навсегда в наши ряды. Помню, как один рабочий корил меня: "Эх вы, научились бы, как Ленин, объяснять свою программу — небось ни одного рабочего не одурачили бы меньшевики. Ведь вот как все у него ладно и правильно выходит!" Научиться говорить, как Ленин, быть, как Ленин, — это была страстная мечта всех большевиков.

Владимира Ильича рвали на части, все большевики хотели его видеть, слушать, говорить с ним, получать указания»68 «Никакого оратора не слушали так, как Ленина.

Впервые я увидела его на трибуне в 1904 году в Женеве, когда он делал доклад о Парижской коммуне. Ленин на трибуне весь преображался. Какойто весь ладный, подобранный, точно сделанный из одного куска. Вся сила сосредоточена в голосе, в сверкающих глазах, в чеканной стальной фразе.

Мне приводилось тогда слышать очень крупных ораторов, которые говорят точно для того, чтобы поразить слушателей, блеснуть яркой фразой, остроумной шуткой, умеют использовать силу и гибкость голоса, плавный жест, красивую позу. Таковы были Плеханов, Жорес, Вандервельде, считавшиеся мировыми ораторами. В их выступлениях было много эффектного, но мне никогда не удавалось отрешиться от впечатления какойто искусственности их речей.

Не то Ленин. Непередаваема сила его речей. В них нет как будто никакого внешнего блеска, они просты и ясны, но, слушая Ленина, забываешь обо всем. Он овладевает слушателем всецело. И тут разница между Лениным и Плехановым разительна.

Плеханов любил красиво отточенные фразы. Он знал цену своему таланту, знал, когда повысить и понизить голос, умел вовремя блеснуть остроумием, поднять утомленное внимание аудитории кстати рассказанным анекдотом.

Но его слушали спокойно, он волновал в меру.

У Ленина нет этого внешнего блеска, он не оттачивает фразы, но тем не менее именно его слушают, затаив дыхание, слушают так, точно он раскрывает твои самые сокровенные мысли, заветные мечты. Другие ораторы восхищают, но слушаешь их точно со стороны — Ленин зовет к действию. Его речи зажигают энтузиазмом и желанием действовать. Речи Ленина нельзя забыть: все чувствуют, что он сказал самое важное и нужное»69 «Неизгладимое впечатление производили выступления Владимира Ильича. Изумляла простота его речи, несокрушимая логика, последовательность, глубочайшая убежденность. Он бросал в аудиторию слова, проникавшие в глубину сознания и чувства. Он говорил, и каждому из нас казалось, что речь обращена именно к нему»70 «Странно теперь вспомнить впечатление, какое он произвел тогда на меня. Как спокойно, просто, без всяких ораторских приемов он подчинил и завладел этой огромной, незнакомой аудиторией. Как неуклонной логикой он заставил их понять его точку зрения. Казалось, что он интуитивно понимает мысли своих слушателей. Я сразу почувствовал, что это необыкновенный человек. Но больше, чем когдалибо я почувствовал это при свидании с ним в Кремле.

… Впечатление мощи, исходившей от него, углублялось непосредственной силой его речи. Чт ему нужно было сказать, он говорил прямо, ясно, без всяких туманных слов.

В разговоре с Лениным не могло быть никаких недоразумений; никто не мог уйти под ложным впечатлением. Слишком ясен, слишком прям был он для этого.

У обыкновенного дипломата речь скрывает мысль. У Ленина она выражала мысль. В этом — целый мир различия.

Сила его речи, энергия, которая, казалось, исходила от него, живость выражения его лица помогли мне составить, раньше чем окончилась беседа, некоторое представление о том, что люди называли магнетизмом Ленина. И я понял — слабо, сознаюсь в этом, — источник той силы, благодаря которой он владел умами людей»71

–  –  –

«Пришел в гостиницу, где я остановился, и вижу: озабоченно щупает постель.

—Что это вы делаете?

—Смотрю — не сырые ли простыни.

Я не сразу понял: зачем ему нужно знать — какие в Лондоне простыни? Тогда он, заметив мое недоумение, объяснил:

—Вы должны следить за своим здоровьем»74 В  марте  —  апреле  1920  года  в  Москве  проходил  IX  съезд  Российской  коммунистической  партии  (большевиков).  По  дороге  на  утреннее  заседание  Ленин  в  Кремле  встретился  с  делегаткой  от  Вятской  губернии  Е.И.  Варзеговой,  поинтересовался  у  нее,  сколько  женщин  избрано  на съезд от губернии и т. п. Увидев, что Е.И. Варзегова плохо  обута,  Ленин  поручил  сотрудникам  Управления  делами  Совнаркома составить список всех женщин-делегаток съезда, кто не имеет галош.75 О  Ленине,  который,  даже  сидя  в  тюрьме,  не  уставал  заботиться о товарищах, всячески поддерживал их: «Я передавала ему известия с воли, то, что неудобно было, при всей маскировке, сказать на свидании. Он давал поручения такого же рода, просил передать чтолибо товарищам, завязывал связи с ними, переписку по книгам из тюремной библиотеки;

просил передать, к которой доске в клетке, в которую пускали гулять, прилеплена черным хлебом записка для того или другого из них. Он очень заботился о товарищах: писал ободряющие письма тому, кто, как он слышал, нервничал;

просил достать тех или иных книг; устроить свидание тем, кто не имел его. Эти заботы брали много времени у него и у нас. Его неистощимое, бодрое настроение и юмор поддерживали дух и у товарищей»76 «Я собралась в Россию, серьезно заболев от переутомления и тяжелых переживаний. И тогда я близко узнала заботу Ильича о больном товарище. Эту заботливость ощутили на себе многие и многие товарищи, когда Ленин после Октябрьского восстания стал руководителем Советского государства»77 «Надо сказать, что некоторые очень злоупотребляли готовностью Владимира Ильича всегда помочь товарищу и обращались к нему со всякими пустяками. Надо получить обед в столовой Совнаркома, получить комнату или еще чтонибудь — обращались к Ленину и никогда не слыхали от него отказа. Мне тов[арищ] Невский рассказывал, как он говорил с Лениным во время голода. Когда разговор был окончен, Невский, прощаясь с Лениным, извинился, что он оторвал его от работы. "Это ничего, об этом надо было поговорить, — ответил Ленин, — но вот телефоны, телефоны… Изза всякого пустяка обращаются ко мне"»78 (автору  воспоминаний.  —  Г. Х.)  приходилось заниматься «В то время секретарю Центрального Комитета  не только политическими делами, но и снабжением. Владимир Ильич часто звонил мне о том, чтобы такомуто товарищу достать шапку, такомуто — сапоги, третьему — еще чтолибо. На следующий день он обязательно проверял, выполнено ли его указание»79 «…И вот впервые я увидел Ленина в домашней обстановке. Он был удивительно мягок, внимателен и деликатен.

Его исключительную заботу ощущали не только я, но и каждый делегат. За короткое время работы конференции Ленин запомнил в лицо всех делегатов, и к каждому у него был свой подход»80 «Второй конгресс III Интернационала, на котором мне посчастливилось присутствовать, открылся в Москве.

Затем он продолжал свою работу в Петрограде. От этого конгресса у меня сохранилось одно дорогое воспоминание — о Ленине, великом деятеле, навсегда оставшемся простым и человечным.

Когда члены Исполнительного Комитета партии заняли свои места в президиуме, на сцену вышел тов[арищ] Ленин. Он обвел взглядом огромный зал собрания, потом почемуто вдруг спустился в партер и направился вверх по проходу амфитеатра. Все оборачивались и не сводили с него глаз.

Гдето в задних рядах сидел старый друг Ленина, ослепший питерский рабочий и революционер Шелгунов. Это один из самых старых друзей Владимира Ильича, оставшихся еще в живых. Он работал вместе с Лениным в подпольных кружках, принимал участие в большинстве проводившихся тогда политических кампаний, распространял листовки, был в 1895 году в числе первых членов "Союза борьбы", а когда в 1900 году под редакцией Ленина начала выходить "Искра", Шелгунов, работавший в ту пору на электростанции близ Баку, стал ревностным распространителем газеты. Он принял участие в Октябрьской революции, но дождался ее уже слепым.

Когда Ленин подходил к его креслу, ослепшего большевика предупредили об этом. Шелгунов встал, сделал два шага навстречу Владимиру Ильичу, и оба борца крепко расцеловались.

Вот и все. Мне кажется, что они не сказали друг другу ни слова.

И все же их встреча была прекрасна своей яркой человечностью. Потом Ленин вернулся на сцену, и вскоре заседание началось»81

2. Ленин в наследии Рерихов

–  –  –

В книге «Община» из серии Живой Этики многократно — 29 раз — в самом почтительном ключе упоминается  имя Владимира Ильича Ленина. Ниже мы приводим небольшую  подборку  наиболее  ярких  фрагментов  из  «Общины»,  посвященных вождю Октябрьской революции:

«Надо предпочесть того Учителя, который идет новыми путями. В этом люди Северной Страны имеют отличный пример — их Учитель Ленин знал ценность новых путей.

Каждое слово его проповеди, каждый поступок его несли на себе печать незабываемой новизны. Это отличие создало зовущую мощь. Не подражатель, не толкователь, но мощный каменщик новых руд! Нужно принять за основание зов новизны»82 «Можете представить, что в свое время Ленин уже ощутил без малейшего материального основания непреложность нового строения. И невидимые лодочки подвезли провиант к его одинокому кораблю. Монолитность мышления бесстрашия создала Ленину ореол слева и справа. Даже в болезни не покинуло его твердое мышление. Его сознание, как в пещеру, сосредоточилось, и вместо недовольства и жалоб он удивительно использовал последнее время.

И много молчаливой эманации воли посылал он на укрепление дела. Его последние часы были хороши. Даже последний вздох он послал народу.

Видя несовершенство России, можно многое принять ради Ленина, ибо не было другого, кто ради общего блага мог бы принять большую тяготу. Не по близости, но по справедливости он даже помог делу Будды. И нет области, которую он бы отверг подобно разным правителям.

Книги его Мы меньше любим — они слишком длинны, и самое ценное в нем в книгах не выражено. Он сам не любил свои книги. Ленин — это действие, но не теория»83 «Лучше прочитать жизнь Ленина. Никогда он не жаловался, никогда не считал себя ущемленным, говорил, как непреложную, свою веру. Появление Ленина примите как знак чуткости Космоса.

Мало последователей Ленина, много легче быть его почитателем. У последнего лентяя будет портрет Ленина. У последнего болтуна будет книга о Ленине. Но Иван Стотысячный[8] собирает жатву Ленинских зерен»84 «Почтим Ленина со всем пониманием. Явим утверждение Учителя, сохранившего постоянное горение в удаче и в неудаче. Среди чуждых ему сотрудников нес Ленин пламя неугасимого подвига.

Учение не прерывалось ни усталостью, ни огорчениями. Сердце Ленина жило подвигом народа.

У него не было страха, и слова боюсь не было в его словаре. Ярко успел он зажечь своим примером свет. Руша, создавал он сознание народа»85 [8] Иван Стотысячный — в наследии Рерихов собирательный образ той части  русского народа, которой суждено строить будущее Новой России и тем самым  закладывать устои Мировой Эволюции.

«Столько сделано Лениным, столько явлено теми, кто строил в бесконечность»86 «Ленин мыслил широко и понимал материю. Неужели вы не можете хотя бы частично следовать за вождем?»87 «Почему на Востоке почитают Ленина?

Именно за ясность построений и нелюбовь к условностям и за веру в детей как символ движения человечества»88 «Чуждое учение настаивает на явлении подчинения, но община настолько насыщена возможностями, что единственной Иерархией будет ступень знания. Никто не назначает Иерарха, но слушающий и познающий признают тем эту ступень. Учитель будет естественным вождем. Можно радоваться, что Ленин признан таким Учителем»89 «В легендах великаны переходили моря, отрывая монолиты скал. Уподобимся великанам и монолитам мышления. Робкую половинчатость рассеем, иначе она завладеет нами и предаст позорной казни через побитие счетоводными книгами. Знаем монолитное мышление. Мы видели Ленина в Швейцарии. Наш сотрудник беседовал с ним в Москве. Фронт не менял, не мыслил половинчато. Каждый знал о неисчерпаемости его утверждений»90 «Придется встретиться с людьми, которые будут смеяться при каждом непонятном для них слове. Их воспринимательный аппарат покрыт мозолями невежества. Например, если им сказать: "Шамбала", — они примут это реальное понятие за фетиш суеверия. Не так поступили Маркс и Ленин. Уже Говорил, что Наши представители посетили Маркса в Лондоне и Ленина в Швейцарии. Явно было произнесено слово Шамбала. Разновременно, но одинаково оба вождя спросили: "Какие признаки времени

Шамбалы?" Отвечено было: "Век истины и Мировой Общины". Оба вождя одинаково сказали:

"Пусть скорее наступит Шамбала". Словами вождей измеряем наследников. Не можем включать в марксизм и ленинизм узость невежества. Если невежда дерзнет называть себя марксистом или ленинистом, сурово скажите ему: "Явное предательство основ общины"»91

2.1.2. Слова Учителя М., не вошедшие в книги Живой Этики

Ряд  высказываний  Великого  Учителя  М.  о  Ленине  не  вошли  в  опубликованные  книги  Учения  Живой  Этики.  Они зафиксированы в дневниках Елены Ивановны и, надо  полагать,  представляют  собой  более  сокровенную  информацию, не рассчитанную (во всяком случае, тогда, в 1920-е  годы) на широкого читателя:

«Утверждайте, как были спасены люди, которые думали об Общем Благе. Скажите — Л[енин] дал все что мог, дальше его начали ками» (28 мая 1927 года)92.

бы унижать. Щит наш покрыт сложными знаЛенин строил страну задолго до того, что нога коснулась земли. Его луч расширил сознание задолго до прихода. Луч касался многих, направленных к новому строительству.

(1 февраля 1930 года)93.

Без этого было бы невозможно действовать»

2.2. Участие Н.К. Рериха в постройке памятника Ленину 11 апреля 1926 года Рерихи в рамках Центрально-Азиатской экспедиции (1923–1928) прибыли в город Урумчи, административный центр Синьцзяна, провинции на северо-западе  Китая. Здесь экспедиция простояла чуть больше месяца, до 16  мая 1926 года94. За этот короткий срок Н.К. Рерих завязал тесные контакты с тамошним советским консульством, особенно  близко сошелся с генеральным консулом СССР А.Е. Быстровым.

В тот год на собранные сотрудниками консульства деньги из Москвы был заказан памятник Владимиру Ильичу Ленину, который предполагалось разместить во дворе консульства.  Этот памятник пришел в Урумчи как раз во время пребывания  там Н.К. Рериха. Однако вместе с бюстом из столицы не поступило никаких проектов постамента, и с этим вопросом консул  А.Е. Быстров обратился к Н.К. Рериху. Николай Константинович охотно откликнулся и уже на следующий день, 22 апреля,  представил свой проект пьедестала. Им, по замыслу художника, должна была стать величавая усеченная пирамида.

Тогда  же,  22  апреля,  в  56-й  день  рождения  вождя  Октябрьской  революции,  состоялась  закладка  памятника,  а  вскоре  был  сооружен  пьедестал.  Однако  закончить  этот  проект в полном объеме не удалось. Спустя несколько дней  китайские  власти  (а  именно  —  Янь  Цзэнсинь,  генерал-губернатор Синьцзяна) запретили установку бюста и открытие памятника95, посчитав недопустимым, чтобы «все видеционного вождя чужого государства»96.

ли во дворе консульства бюст коммунистического революНеделю спустя Н.К. Рерих с грустью напишет об этих  событиях  в  своем  экспедиционном  дневнике:  «1 мая [1926 года]. Первомайский праздник в [советском] консульстве. В половине первого обед с китайцами. Двор консульства удачно и красочно убран. Под большим навесом, увешанным яркими коврами, столы на сто человек. Рядом стоят три юрты для мусульман, где вся еда приготовлена без свинины под особым присмотром мусульманина. Перед юртами сиротливо стоит усеченная пирамида — подножие запрещенного памятника Ленину. Невозможно понять, почему все революционные плакаты допустимы; почему китайские власти пьют за процветание коммунизма, но бюст Ленина не может стоять на готовом уже подножии. … Так обидно, что имя Ленина не успели написать на подножии "запрещенного" памятника. Ведь к этому имени тянется весь мыслящий Восток и самые различные люди встречаются на этом имени»97 В связи с проектом установки памятника любопытно  еще одна зарисовка, сделанная Н.К. Рерихом в дневнике спустя 5 дней после закладки монумента: «Местный священник сделал из Ленина кесаря[9]. Какието люди из русской колонии не решались прийти на открытие памятника Ленину, опасаясь контроверзы[10] с религией. Но священник сказал проповедь и указал: "Воздайте богу божие, а кесарю кесарево"[11].

Тогда затруднения исчезли…»98

2.3. Ларец со священной гималайской землей

Летом 1926 года, отклонившись от основного маршрута  Центрально-Азиатской  экспедиции  (1923–1928),  Н.К.  Рерих,  Е.И.  Рерих  и  Ю.Н.  Рерих  прибыли  в  Москву.  Здесь,  по  Указанию  Учителя  М.,  они  посетили  некоторых  сподвижников  Ленина  —  народного  комиссара  просвещения  А.В. Луначарского,  народного  комиссара  иностранных  [9] Старославянская и древнерусская передача римского императорского титула Цезарь.

[10] Разногласие, спор (от фр. controverse).  [11]  Вольный  пересказ  евангельского  изречения  «отдавайте кесарево кесакак призыв к подчинению светской власти.

рю, а Божие Богу» (Мф. 22:15, Мк. 12:17, Лк. 20:25), которое обычно трактуется  дел Г.В. Чичерина, председателя Главного комитета политико-просветительной работы Н.К. Крупскую (вдову Ленина).  В беседах с советскими деятелями Рерих говорил о Махатмах,  о  близости  буддизма  к  коммунистическим  идеалам,  о пробуждении народов Востока под влиянием социальных  перемен в России… Фактически, молодому советскому государству предлагалась Помощь Великих Учителей, которые  своими Советами могли бы привести страну к подлинному  культурному и экономическому расцвету.

Рерихи  передали  высоким  собеседникам  несколько  Даров  —  рукопись  книги  «Община»  из  серии  Живой  Этики[12];  Послание  Махатм  советскому  народу;  серию  картин  «Майтрейя  (Красный  Всадник)»,  написанных  Н.К.  Рерихом  во время экспедиции; а также Ларец со священной гималайской землей, взятой с могил великих мудрецов Индии. Этот  Ларец с надписями на тибетском и русском языках «Махатмы Востока на могилу русскому Махатме»99 предполагалось  [12]  Содержание  привезенной  в  Москву  рукописи  иногда  ошибочно  отождествляется  с  содержанием  книги  «Община  (Урга)»,  изданной  в  Улан-Баторе  в  1927  году.  В  действительности  около 80%  опубликованного  в  Улан-Баторе  текста (все параграфы, начиная с ч. II, гл. VIII, §1) были приняты и записаны Еленой Ивановной уже после отъезда Рерихов из Москвы. Рукопись, привезенная в столицу Советского союза в 1926 году, насколько мы знаем, до настоящего  времени не разыскана.

разместить на месте упокоения Ленина100. Тем самым Учителя давали понять, что деятельность Владимира Ильича протекала  в  русле  мировой  Эволюции,  отвечала  Космическому  Велению  (подробнее  см.  §3.2)[13].  Ларец  был  вручен  Г.В.  Чичерину101, Николай Константинович высказал предложение  о  передаче  Дара  в  Институт  Ленина102,  который  был  учрежден в Москве в июле 1923 года с целью сбора документов  о  жизни  Вождя.  Однако  дальнейшая  судьба  Ларца  покрыта  тайной:  он  исчез  в  недрах  советских  ведомств103  и  сейчас,  вероятно,  хранится  в  одном  из  архивов  Министерства  иностранных дел РФ или в Архиве Президента РФ. Насколько мы  знаем, попыток разыскать Ларец не предпринимается.

2.4. Картины Н.К. Рериха, касающиеся Ленина Автору  известно  лишь  две  художественные  работы  Н.К. Рериха, которые так или иначе связываются с именем  [13] Не следует, однако, думать, что использование эпитета «Махатма» по отношению к Ленину указывает на его принадлежность к Тем Семи Великим, которые составляют ядро Белого Братства. Этот эпитет иногда используется и в более широком смысле — например, для обозначения признанных святых и подвижников (так, «Махатмой» называют лидера национально-освободительного  движения М.К. Ганди). К тому же сама Е.И. Рерих неоднократно говорила, что  Ленин не может быть поставлен рядом с Учителями Великой Гималайской Общины (см. §2.11).

Владимира Ильича Ленина. Это «Гора Ленина» (1925–1926)  и «Явление срока» (1927).

2.4.1. «Гора Ленина» (1925–1926) Так называется одна из 9 картин, которые Н.К. Рерих  привез в Москву в 1926 году и передал в дар Советскому правительству104.  Как  поступили  с  этой  картиной  в  СССР,  нам  неизвестно. Однако спустя много десятилетий, в 2008 году,  на  аукционе  Christie’s  «всплыла»  картина  с  точно  таким  же  названием105.  Та  это  картина  или  ее  вариант,  сказать  сложно.  Скорее всего, та.  Во  всяком случае,  в  наиболее авторитетном из существующих на данный момент систематическом каталоге произведений Н.К. Рериха упоминается  единственная работа под названием «Гора Ленина»106, и она  датирована  точно  так  же  («1925–1926»),  как  выставленная на аукционе. Нынешний владелец проданной картины  нам неизвестен, предыдущий — тоже107. Ниже речь пойдет  именно о ней.

В  левом  нижнем  углу  картины  имеется  надпись: 

«XIII день  АКТАГ ГОРА ЛЕНИНА».  Гора  Ак-Таг  (в  переводе  с  тюркских  языков  —  «Белая  гора»)  упоминается  в  экспедиционной записи Н.К. Рериха от 2 октября 1925 года:

«В морозном солнце утра перед стоянкой четко вырисовалась снеговая гора Патос. Так назвал высший пик хребта (Патос фонетически, поместному АкТаг) Махатма АкДордже, проходя здесь из Тибета. Гора Патос стоит над разветвлением дороги на Каргалык — Яркенд и Каракаш — Хотан. Путь Каргалык — Яркенд ниже, всего два невысоких перевала, но зато много рек. Путь Каракаш — Хотан выше, гористее, перевалы выше, зато короче.

Гора высится конусом, между двух крыльев белого хребта»108 Всякий,  у  кого  перед  глазами  будет  карта  Центрально-  Азиатской экспедиции Н.К. Рериха, без труда найдет это место.  На севере Индии есть город Лех (иногда пишется: Ле или Лэ).  Примерно в 200 км к северу от Леха лежит населенный пункт  Зава, это уже территория Китая. Так вот, гора Ак-Таг расположена между пунктами Лех и Зава, в районе китайской границы.

Что касается надписи «XIII день», то мы можем лишь  предположить:  на  картине  художник  отметил  время,  прошедшее  с  момента  выхода  экспедиции  из  Леха,  т.  е.  от  19  сентября 1925 года. Эту дату Ю.Н. Рерих назвал «памятным днем в анналах нашей экспедиции»109.

2.4.2. «Явление срока» (1927) История  появления  и  смысл  второго  произведения  не вполне ясны. Традиционно считается, что в образе богатыря, изображенного на картине, угадываются черты Владимира Ильича Ленина110. Так это или нет, пусть читатель  рассудит сам. Насколько нам известно, Николай Константинович никогда не комментировал это сходство.

В советской периодике о картине «Явление срока» сообщалось  следующее.  Она  была  создана  Н.К.  Рерихом  весной  1926  года,  в  период  пребывания  в  г.  Урумчи  (административный центр Синьцзяна, провинции на северо-западе  Китая),  где  художник,  в  частности,  работал  над  проектом  пьедестала  для  памятника  Вождю  революции  (§2.2);  затем,  летом  того  же  года,  уже  будучи  в  Москве,  он  передал  ее в дар Советскому правительству (§2.3)111. Сведения о том,  что  картина  «Явление  срока»  была  в  1926  году  привезена  Рерихами в Москву и передана А.В. Луначарскому, встречаются и в некоторых советских книгах112.

Однако ряд фактов почти полностью перечеркивают  озвученную  версию.  Во-первых,  в  наиболее  авторитетном  из существующих на данный момент систематическом каталоге произведений Н.К. Рериха среди картин 1926 года работы с названием «Явление срока» нет; но зато такая работа встречается в списке полотен, созданных в 1927 году113.  Во-вторых,  многие  исследователи  прямо  пишут,  что  картина была создана позднее — в 1927 году, и даже указывают место — в Улан-Баторе (Монголия)114. В-третьих, летом  1926  года  Н.К.  Рерих,  будучи  в  Москве  (т.  е.  после  Урумчи  и до Улан-Батора), публично делился замыслами написать  картину с подобным сюжетом115. И, в-четвертых, на обороте  обсуждаемой  картины  имеется  надпись,  сделанная  самим 

Н.К. Рерихом: «1927[14] "Явление срока" (Улан Батор Хото[15]):

проект наддверной фрески»116. По всей вероятности, картина является эскизом проекта наддверной фрески будущего  храма, посвященного Владыке Шамбалы117.

Предположение о том, что Николай Константинович  написал две работы под названием «Явление срока» — одну  в 1926 году, а другую в 1927 году в Улан-Баторе, — не выдерживает  критики.  Дело  в  том,  что  упомянутый  выше  каталог  произведений  Н.К.  Рериха  составлялся  на  основе  списков  самого  художника,  причем  перечни  картин  за  1925–1926  годы  и  за  1927  год  в  каталоге  по  содержанию  идентичны авторским спискам за эти годы118.

[14] Между «19» и «27» Н.К. Рерих вставил свою знаменитую монограмму, составленную из букв Р, Х и трех точек.

[15] Хото (монг.) — город.

Из  всей  совокупности  представленных  фактов  можно  сделать  следующий  вывод:  картина  «Явление  срока»  была написана в единственном варианте — в Улан-Баторе  в 1927 году, т. е. уже после отъезда Рерихов из СССР, и, значит, она не могла быть подарена членам Советского правительства лично Н.К. Рерихом.

Как бы то ни было, все публикации сходятся в одном: 

в середине 1930-х годов картина «Явление срока» находилась  в  СССР  и  принадлежала  А.М.  Горькому  (1868–1936),  по завещанию которого она в 1936 году поступила в Горьковский  художественный  музей  (ныне  —  Нижегородский  государственный  художественный  музей),  где  и  хранится  по сей день.

Сам  Николай  Константинович,  насколько  мы  знаем,  нигде подробно не раскрывал смысл картины. Нам известно  единственное приписываемое художнику высказывание, которое обычно приводится (увы, без указания первоисточника) в связи с этим полотном: «Настал срок восточным народам пробудиться от векового сна, сбросить цепи рабства»119.

В этой лаконичной фразе — вера художника в неизбежность  культурного и экономического подъема стран Востока, который, вероятно, будет происходить под влиянием социальных  перемен в России и при ее активном содействии. Думается,  в определенной степени картина явилась откликом на революционные события в Монголии, в 1924 году окончательно  сбросившей монархию и ставшей республикой.

В  этой  связи  интересна  другая  картина  Н.К.  Рериха — «Сон Востока», созданная в 1920 году и находящаяся  сейчас в собрании Музея имени Н.К. Рериха (Москва). Она  является как бы предтечей «Явления срока»: та же голова  великана,  те  же  вершины  гор  или  холмов,  но  все  окутано  дымкой,  и  даже  очертания  спящего  великана  (в  котором  еще нельзя разглядеть лицо Ленина) расплываются в зеленовато-песочном мареве.

О  связи  между  картинами  есть  прозрачные  намеки у самого художника. Летом 1926 года, будучи в Москве,  Н.К.  Рерих  так  обобщил  свои  впечатления  о  путешествии  по Индии, Цейлону, Гималаям, Западному Тибету и Китаю:  «…много лет тому назад я написал картину "Сон Востока":

большая голова с закрытыми глазами посреди простора крытыми глазами»120. Аналогичное  высказывание  есть  пустыни. Теперь, после этой поездки, я написал бы ее с оти  в  экспедиционных  записях  Н.К.  Рериха,  тоже  июньских  1926 года: «На картине "Сон Востока" великан еще не проснулся, и глаза его еще закрыты. Но прошло несколько лет, и глаза открылись, уже великан осмотрелся и хочет знать все. Великан уже знает, чем владеет. В Америке … писали об этой картине, спорили, а она уже — в жизни»121.

2.4.3. Замечания о картинах тинович вспоминает, что в Лондоне в 1920 году «писалась Замечание 1. В одном из очерков Николай Констаниндусская серия — панно "Сны Востока"»122.  Эту  серию  не следует путать с обсуждаемой выше картиной «Сон Востока», которая появилась в том же году. «Индусская серия»,  упоминаемая  в  очерке,  впоследствии  стала  именоваться  «Мечты мудрости»123, именно под таким названием она фигурирует в перечнях рериховских картин124.

Замечание 2.  Некоторые авторы смешивают картины  «Гора  Ленина»  и  «Явление  срока»,  утверждая,  что  это  якобы два варианта названия одной и той же работы125. Вероятно,  причиной  такой  путаницы  стало  несоответствие  рукописного  перечня  картин,  оставленных  Н.К.  Рерихом  в Москве в 1926 году,126 и реальной коллекции картин, которая в 1936 году поступила от А.М. Горького в музей Нижнего Новгорода. Дело в том, что список 1926 года, составленный самим Николаем Константиновичем, содержит картину «Гора Ленина» и не упоминает картину «Явление срока».  В  то  же  время  в  Нижегородском  государственном  художественном музее среди картин, переданных туда А.М. Горьким, наоборот — имеется картина «Явление срока», но нет  картины «Гора Ленина». По всей видимости, автор(ы) путаницы посчитал(и), что «Гора Ленина» была переименована  и получила новое название — «Явление срока», хотя никаких  прямых  подтверждений  этому,  по-видимому,  не  существует.

2.5. Явные упоминания Ленина у Н.К. Рериха

Насколько  нам  известно,  самые  ранние  упоминания  Ленина в изданных работах Н.К. Рериха относятся к периоду  Центрально-Азиатской  экспедиции  (1923–1928).  Почти  все  этапы  этого  уникального  путешествия  отражены  в  путевом  дневнике  Николая  Константиновича,  который  издавался  в  разных  редакциях  под  названием  «Алтай  —  Гималаи».  Именно  в  этом  собрании  научных  наблюдений  и путевых заметок мы впервые читаем размышления Рериха о Вожде революции. Приведем здесь лишь две наиболее  значительные выдержки:

«После смерти Ленина Е Чинбен[16] писал:

"Народы многих [деятелей] называют славными героями, но в сущности только малое [16] Неустановленное лицо. Возможные варианты написания имени: Е ЦинПэн, Е ЦинБен, Ецин Пэн, Юэцин Пэн, Yeqing Peng, Yueqing Peng, Ye Qingpeng.

количество людей заслуживает этого названия. Таким был он, пользовавшийся всеобщей любовью, — "яркая звезда человечества", и может быть сравнен с ШакьяМуни[17] и с Христом. Небеса безжалостны; он ушел из нашего мира, но идеи его будут жить вечно". Есть же гдето светлые и смелые, и честные китайцы, но ведь мыто их не видим. А так хотели бы увидеть!»127

И еще одна:

«В великом Ленине поразительно отсутствует отрицание. Он вмещал и целесообразно вкладывал каждый материал в мировую постройку. Именно это вмещение открывало ему путь во все части света. И народы складывают ленинскую легенду не только по прописи его постулатов, но и по качеству его устремлений. За нами лежат двадцать четыре страны, и мы сами в действительности видели, как народы [17] Шакьямуни (санскр. «мудрец [из рода] Шакьев») — имя Будды, основоположника буддизма.

поняли притягательную мощь Ленина. Друзья, самый плохой советчик — отрицание. За каждым отрицанием скрыто невежество. И в невежестве — вся гидра контрэволюции.

Знайте, знайте без страха и во всем объеме.

Когда же наконец люди выйдут из туманных потемок "мистики" для изучения солнечной действительности? Когда же извилины пещеры сменятся сиянием простора? Ленин понимал это»128.

По  окончании  Центрально-Азиатской  экспедиции,  в 1928 году Н.К. Рерих с семьей поселяется в индийской долине  Кулу.  Он  будет  совершать  кратковременные  выезды  в Европу и Америку, полтора года проведет в Маньчжурской  экспедиции  (1934–1935).  Однако  почти  все  отведенное  ему  судьбою время он проведет в Индии — тогда еще английской  колонии — и будет находиться под пристальным наблюдением британской разведки. Многие письма Рерихов этого периода, ввиду регулярного вскрытия корреспонденции, содержат  зашифрованные имена и названия стран, особо важные темы  обсуждаются  намеками,  эзоповым  языком.  Судя  по  всему,  именно здесь кроются причины того, что Николай Константинович, тесно связанный с западными научными и культурными кругами, в эти годы почти «забывает» о Ленине.

Все  известные  нам  явные  упоминания  Вождя  революции  в  трудах  Н.К.  Рериха  позднего  периода  (т.  е.  после  1928  года)  относятся  к  1943–1946  годам.  Они  разбросаны  по  очеркам  и  письмам  художника,  где  в  одной  или  в  нескольких фразах отмечается жизненность и поучительность  заветов Владимира Ильича129. Вот, к примеру, что писал Николай Константинович в 1946 году, за полтора года до своего ухода: «Велик Ленин в своем приказе: "Учиться! Учиться!

Учиться!". Велик он в призыве к движению, к вечной диалекесть завет истинного созидателя»130.  Другие  упоминания  тике. Эта подвижность, бесстрашие, одоление невежества носят аналогичный характер, мы их не приводим.

Иногда  приходится  слышать  гипотезы,  что  обращение Н.К. Рериха к фигуре Ленина в поздних очерках было,  мол,  «вынужденным»,  ведь  в  последнее  десятилетие  жизни, с конца 1930-х годов вплоть до своего ухода в 1947 году,  Николай  Константинович  безуспешно  добивался  разрешения вернуться на Родину, где его считали как минимум  «неблагонадежным». Нужно было, дескать, продемонстрировать лояльность к советской власти и т. п. Однако подобные предположения лишены основания. Во-первых, все эти  упоминания Владимира Ильича никогда не публиковались  при жизни Н.К. Рериха (самая ранняя их публикация относится к 1972 году131). А во-вторых, воздавая дань уважения  Ленину,  Николай  Константинович  в  тех  же  очерках,  в  том  числе за те же 1940-е годы, подчас весьма резко отзывался  о Сталине132.

–  –  –

Если говорить о неявных упоминаниях Ленина в работах  Н.К.  Рериха,  то  здесь  наиболее  интригующим  является  фрагмент  из  его  очерка  «Катакомбы»,  написанного  1 июля 1935 года в Наран Обо (Монголия):

«Было бы непростительной отвлеченностью говорить о том, что почетные преследования закончились. Они попрежнему существуют в передовом ряду борьбы за благо. И они должны быть воспринимаемы со всею твердостью и решимостью как стигматы благодати. Тот, кто не был преследован за благо, тот и не являл его. Было бы неестественно предположить, что истинные достижения приходят без борьбы.

Об одном всем известном деятеле еще недавно мы читали такую характеристику: "Любили или не любили вы его, соглашались или не соглашались с ним, но вы никогда не оставались безразличны к нему.

Около него всегда было нечто, что не могло быть пренебрегаемо — определенная героичность, беззаветная смелость, радость битвы, огонь убеждения. В нем не было полутонов, не было слащавости, не было пугливой уступчивости. Все в нем было светло, жения, убедительно, как громы Синая" (выкак день, непререкаемо, как таблица умноделено мной. — Г. Х.).

Да, громы Синая для известного рода ушей неприемлемы и ужасны, но другим самоотверженным душам эти громы, именно эти молнии вселяют новое непобедимое мужество.

В горении таким мужеством люди теряют ощущение боли и, как на огненных крыльях, сокращаются для них самые длинные пути»133 Очерк  «Катакомбы»,  из  которого  взята  приведенная  выдержка,  впервые  увидел  свет  в  1936  году  в  книге  Н.К.  Рериха  «Нерушимое»134.  В  этом  издании  вместо  слов  еще  более  неопределенно:  «Об одном деятеле…»135.  ДумаОб одном всем известном деятеле…» параграф начинался  ется, этот укороченный вариант был выбран именно потому,  что  в  противном  случае  намек  Н.К.  Рериха  становился  бы  слишком  прозрачным,  чего,  вероятно,  нельзя  было  допустить как по цензурным соображениям, так и ввиду особенностей целевой аудитории книги. Действительно, и содержание (ср. §§1.1-1.17), и стиль (ср. §2.1.1) выделенного  фрагмента наводят на мысль, что в нем речь идет о Ленине.  Установить это надежно мы не смогли: источник приводимой  Н.К.  Рерихом  цитаты  так  и  остался  для  нас  загадкой.  Работа  с  архивными  материалами,  обращение  к  рериховедам и лениноведам пока не принесли результатов. Мы продолжаем поиски и будем благодарны читателям за любые  соображения.

2.7. Явные упоминания Ленина в письмах Е.И. Рерих

Е.И.  Рерих  упоминала  лидера  большевиков  нечасто.  В  доступных  нам  изданиях  писем  Елены  Ивановны136  его  имя встречается всего лишь в четырех местах.

Во-первых, это письмо 1926 года, в котором выражено  определенно  положительное  мнение  о  Ленине,  вполне  созвучное  параграфам  улан-баторской  «Общины»:  «С восв  СССР.  —  Г. Х.), и особенно тронуло нас почитание, кототоргом читали "Известия", прекрасно строительство там рым окружено имя учителя Ленина. Спросите дядю, он должен иметь эти газеты — прочитайте их, очень поучительно после безумия и пошлости Запада. Воистину, это новая страна, и ярко горит заря Учителя над нею. … С каким восторгом и благоговением преклонится спасенное человека. — Г. Х.), веками стоящими на страже эволюции планеты.

чество перед этими Великими Душами (Махатмами ВостоОни поручили нам отвезти в Москву на могилу Ленина коробочку, наполненную землею, где ступала нога Будды (этого Великого Учителя и провозвестника общины), с надписями гилу русскому Махатме"»137.

на тибетском и русском языках: "Махатмы Востока на моВо-вторых, это два письма Е.И. Рерих середины 1930-х  годов, не содержащие каких-либо оценок его личных качеств  и общественной деятельности138. Мы их не приводим.

И,  наконец,  в-третьих,  это  письмо  1939  года,  где  Е.И. Рерих отмечает, что «Л[енин] был далек как от святоком»139.  Приведенное  утверждение  малоинформативно  —  сти, так и от сатанизма, но он был незаурядным человеоно свидетельствует о том, что жизненный путь Владимира  Ильича, по мнению Елены Ивановны, не соответствует традиционным представлениям о жизни святого (что неоспоримо); в то же время никакой критики, умаления или пренебрежительного тона в ее словах нет.

Таким  образом,  если  ограничиваться  явными  упоминаниями  Ленина  в  переписке  Е.И.  Рерих,  то  составить  полное и отчетливое представление об отношении к нему  Елены Ивановны в поздний период (1930-е — 1950-е годы)  весьма затруднительно. И здесь на помощь приходят неявные  отсылки  к  Вождю  революции,  развеивающие  всякие  сомнения.

2.8. Неявные упоминания Ленина в письмах Е.И. Рерих В  данный  момент  нам  известно  шесть  упоминаний,  которые  несомненно  или  с  высокой  вероятностью  могут  быть отнесены к лидеру большевиков.

Ивановна пишет в 1935 году: «Когдато был нужен Петр ВеУпоминание №1. Размышляя о судьбе России, Елена  ликий с дубинкой для того, чтобы сдвинуть остановившуюся эволюцию страны, потом на смену явился более суровый грузную родину?»140.

обновитель, какое же огненное крещение ожидает еще нашу Давайте подумаем, кто может быть этот «более суровый обновитель»?  Речь  идет,  очевидно,  об  одном  из  руководителей России — лице мужского пола, которое правило  после Петра I. Выпишем все такие имена и поставим годы  правления: Петр II (1727–1730), Петр III (1761–1762), Павел  I  (1796–1801),  Александр  I  (1801–1825),  Николай  I  (1825– 1855), Александр II (1855–1881), Александр III (1881–1894),  Николай II (1894–1917), Ленин (1917 — ок. 1922), И.В. Сталин (конец 1920-х — 1953). Из перечисленных руководителей «более суровым [чем Петр Великий] обновителем» может быть назван только Владимир Ильич, никакой другой  правитель  не  менял  жизнь  России  настолько  радикально.  Таким образом, Е.И. Рерих говорит о Ленине. Но как говорит! Вчитайтесь — она не называет его «более суровым разрушителем» или «более суровым тираном». Она использует совершенно иной по звучанию эпитет — «обновитель»,  т.  е.  положительно  оценивает  общественно-политическую  деятельность вождя большевиков. Сам контекст, в который  помещено это неявное упоминание, говорит о позитивных,  эволюционных сдвигах в жизни России.

же  корреспонденту  от  1936  года  мы  обнаружили  прямую  Упоминание №2. В одном из писем Е.И. Рерих тому  цитату из статьи Ленина, а рядом, чуть выше, — почти дословный пересказ, но уже без кавычек, другой фразы из той  же работы Ленина. Для удобства сопоставления приводим  обсуждаемые фрагменты в таблице:

Из письма Е.И. Рерих — Из статьи Ленина А.И. Клизовскому «Лучше меньше, от 24.08.1936141 (курсив наш) да лучше»142 (курсив

–  –  –

какого-либо одного государства,  то, чтобы наука у нас но и всего мира и можно будет  говорить о скорейшей эволюции  вой буквой или модной  не оставалась мерти претворить в жизнь мечты о сно- фразой (а это, нечешении с дальними мирами. Потому го греха таить, у нас  повторим вместе с одним мысли- особенно часто бывателем и деятелем — «всем нужно, ет), чтобы наука дейвопервых — учиться, вовто- ствительно входила рых — учиться и, втретьих — в плоть и кровь, преучиться, затем проверять, чтобы вращалась в составной и настоящим образом.

наука не осталась мертвой буквой, элемент быта вполне  но прилагалась бы в жизни».

Упоминание №3.  Еще  одна  выдержка,  на  этот  раз  из  поздней  переписки  Е.И.  Рерих  (1947):  «Хорошо, что Вы ознакомились с трудами Нострадамуса. У нас имеются его пророчества с приведенными комментариями. В свое время я читала их с большим интересом, но, конечно, нужно ознакомиться с языком символов древних алхимиков и звездочетов, думается, что и комментарии не всегда правильно освещают значение того или иного символа. Все эти предсказания основаны прежде всего на астрологических данных и, вероятно, иногда подтверждены и ясновидением. Помню, как я дивилась точности предсказаний[18] о революции в Германии, о появлении знака свастики на знаменах, о событиях во Франции, совпадавших с появлением на горизонте ее личности, по описанию весьма схожей с Херио[19], а также и о вожде в сев[ерной] стране, причем было указано, что вождь этот будет человеком многообразной деятельности и долго будет ходить по земле, не ведая о той роли, которая ему предназначена богами. Жаль, что я сейчас не могу найти книгу эту, а то привела бы Вам эти места»143.

[18] В этом месте и далее по цитате выделения мои. — Г. Х.

[19] Видимо, Эдуар Эрри (Edouard Herriot, 1872–1957) — французский государственный и политический деятель. При нем правительство Франции установило  дипломатические  отношения  (1924)  и  подписало  договор  о  ненападении  (1932) с СССР.

«Северной  страной»  в  Учении  Живой  Этики  названа Россия144. Фраза «долго будет ходить по земле, не ведая жится на биографию Ленина, который лишь последние нео той роли, которая ему предназначена богами» хорошо лосколько лет жизни находился у власти. Нам пока не удалось  разыскать предсказание Нострадамуса, о котором говорит  Е.И.  Рерих.  Некоторые  исследователи,  занимающиеся  наследием великого ясновидца, утверждают, что у Нострадамуса  нет  таких  пророчеств,  и  выражают  предположение,  что Елена Ивановна имеет в виду одну из многочисленных  интерпретаций его катренов145.

Упоминание №4. Большинство  корреспондентов,  с  которыми  переписывались  Рерихи,  жили  за  пределами  СССР, некоторые из них весьма враждебно относились к Советскому  союзу.  Особенно  подогревала  страсти  так  называемая  «холодная  война»  —  глобальное  геополитическое  противостояние между США и СССР, начавшееся во второй  половине 1940-х годов. Письма Елены Ивановны Рерих этого периода то и дело обращаются к России: она неизменно  призывает своих собеседников не делать поспешных выводов, не осуждать, «являть глаз добрый». Многое на планете,  пишет  Е.И.  Рерих,  складывается  необычными  путями,  Россия проходит свой особый путь и, вопреки всем наветам,  станет ведущей мировой державой.

Вот одно из таких посланий, оно датируется 1954 годом:  «Тронула меня работа Миши, милый мой сотрудник, так хотелось бы, чтобы он возмужал и развивался под Лучом Вл[ады]ки и, главное, чтобы утвердился на самостоятельном суждении и не поддавался невежественным суждениям товарищей. Его чудесная мама всегда может побеседовать с ним и пояснить многое происходящее в мире лучше, нежели самомнительные и невежественные приговоры и оценка случайных встречных авторитетов. Пусть научится осторожно принимать критику о стране новой[20]. Чтобы правильно судить о такой обширной и богатейшей во всех отношениях стране и ее способнейшем народе, нужно знать историю ее. Нужно знать, как складывалась эта громада и какие великие Духи являлись во главе ленную и совершенно особую Державу»146.

ее при зарождении, образовании и развитии ее в опредеПолитическая ситуация, в которой писалось письмо,  подталкивает читателя думать о «зарождении» именно Советского  государства,  ставшего  объектом  критики  в  годы  «холодной  войны».  Соответственно,  в  «великих Духах»  хочется  видеть,  прежде  всего,  Владимира  Ильича  Ленина.  В  то  же  время  дальше  в  письме  Елена  Ивановна  заводит  [20] Имеется в виду СССР. В этом месте и далее по цитате выделения мои. — Г. Х.

разговор о деятелях прошлых веков — Владимире Мономахе, Ярославе Мудром, Иване Третьем, Александре Невском,  Преподобном  Сергии  Радонежском.  И,  таким  образом,  создается другое впечатление — что Е.И. Рерих имеет в виду  зарождение русского государства вообще (в средние века).  Выявить основной мотив письма, на наш взгляд, затруднительно.

граф  (§2.11),  имеющий  принципиальное  значение  для  поУпоминания №5 и 6 мы вынесли в отдельный паранимания того, как Рерихи относились к Ленину в поздние  годы и каков был статус первого издания «Общины».

–  –  –

В этом параграфе речь пойдет о третьей книге из серии Живой Этики под названием «Община». Она была издана  в двух вариантах. Первый увидел свет в Улан-Баторе (Монголия)  в  1927  году[21],  другой  появился  в  1936  году  в  Риге  (Латвия).  Приведенные  выше  выдержки  о  Ленине  (§2.1.1)  взяты из издания 1927 года. В то же время текст, опубликоЭто издание традиционно обозначается как «Община (Урга)» и именуется  «ургинским», однако правильнее было бы говорить об «улан-баторском» варианте, поскольку на момент выпуска книги столица Монголии уже несколько лет  как была переименована из Урги в Улан-Батор.

ванный в 1936 году, ни разу не упоминает имя Владимира  Ильича. Это расхождение породило миф о том, что Рерихи  и Великие Учителя к середине 1930-х годов якобы изменили  свое  отношение  к  Ленину,  что  улан-баторское  издание  «Общины»  якобы  безнадежно  устарело,  а  рижский  текст  является  якобы  «единственно  правильным».  Тщательное  изучение истории появления этих двух изданий «Общины»  приводит к выводу, что такая точка зрения в корне ошибочна.

<

2.9.1. Почему были изъяты упоминания о Ленине

Причины  этих  изъятий  хорошо  известны  рериховедам и подробно описаны в литературе. В издании 1927 года  Великие  Учителя  благожелательно  отзывались  о  тех  изменениях,  которые  начали  происходить  в  России.  В  книге  много раз говорится о Ленине, Марксе, коммунизме, материализме, порицается капитализм с его стремлением к личному  обогащению  и  т.  п.  Это  издание  не  предназначалось  для  распространения  в  западных  странах.  Долго  и  упорно  улан-баторский  текст  пытались  раздобыть  некоторые  сотрудники Рерихов в Европе, по разным каналам направлялись  запросы,  однако  Рерихи,  как  правило,  тянули  с  ответом или обходили эти моменты молчанием.

Оно и понятно. Попади такой текст к широкому западному читателю — продвижение в жизнь Идей и Плана Владык  неимоверно  осложнилось  бы.  Во-первых,  под  угрозой  оказались бы все культурные начинания Рерихов, разворачивавшиеся  главным  образом  в  Америке,  Европе  и  Индии  (не  говоря  уже об опасности высылки семьи из Британской Индии, где им  и без того пришлось немало претерпеть от колониальных властей). А во-вторых, многие последователи Живой Этики — прежде всего, из среды русской эмиграции, — по-своему преданные и полезные делу Учителей, в силу разнообразных причин  не были готовы принять и поддержать реформы, проводившиеся в нашей стране с 1917 года; их знакомство с улан-баторским  текстом произвело бы разрушительный эффект.

Что  послужило  основной  причиной  переиздания  «Общины»,  нам  неизвестно.  Вероятно,  ее  содержание  и  предполагавшиеся новые параграфы отвечали духовным потребностям того времени. Не исключено также, что некоторую роль  сыграли  и  усилившиеся  в  1930-е  годы  недоуменные  запросы об «изъятой из обращения» книге Учения (см., например,  §2.11). Как бы то ни было, в середине 1930-х годов встал вопрос  о  ее  повторном  издании:  «Также мне Указано собрать ступна, и оставить прежний ее заголовок»147, — написала Елетретью книгу [Учения] в таком виде, как она может быть дона  Ивановна  летом  1935  года  мужу  и  старшему  сыну.  Таким  образом, инициатива переиздания книги 1927 года исходила  от Учителя, причем Он Сам Распорядился видоизменить текст  так, чтобы послание отвечало сознанию читателей.

О  том,  что  именно  особенности  целевой  аудитории,  а не перемены в отношении Рерихов к содержанию текста,  послужили  причиной  его  редактирования,  неоднократно  писал  один  из  крупнейших  рериховедов  П.Ф.  Беликов:

«Появление "Общины" в ее настоящем виде вызвало бы такую бурю, которая грозила бы снести все организации Рериха с лица иноземных держав и загубила бы Пакт[22]. Поэтому Н.К.[Рерих] предупреждал, чтобы на Западе книга не распространялась. Однако наиболее близкие сотрудники имели ее. Я беседовал с З.Г. Фосдик[23], когда она была у нас [22] Пакт Рериха — международный Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников, подписанный в Белом Доме (г.  Вашингтон, США) представителями Соединенных Штатов и 20 латиноамериканских государств 15 апреля 1935 года. Разработан Н.К. Рерихом.

[23]  Зинаида  Григорьевна  Фосдик  (1889–1983)  —  познакомилась  с  Рерихами  в 1920 году, т. е. в год начала записей Живой Этики, и на всю жизнь сохранила  верность идеям Учения; «Моя самая преданная сотрудница в Ам[ерике]» —  так о ней сказал Владыка М.; одна из самых близких сотрудниц Е.И. Рерих; единственный человек, который с самого начала работы Рерихов под руководством  Учителей делил с Рерихами почти все, что они делали и что испытывали на своем пути; бессменный вице-президент Музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке; участница Центрально-Азиатской экспедиции, в которой создавалась книга «Община».

в 1961 году. Меня особенно интересовало ее мнение об этом издании "Общины", т. к. она была одна из первых, кто получил эту книгу. Ее ответ на мой вопрос был предельно крание — вынужденный вариант"»148. Иными словами, Рерихи,  ток: "Все написанное остается в полной силе. Второе издапо словам Зинаиды Григорьевны, были вынуждены пойти  на уступки антисоветскому менталитету и выразить в сущности те же идеи, но в более обтекаемой форме.

2.9.2. Какие изменения вносились в текст Адаптирование  текста  состояло  в  сокрытии  конкретных  имен,  упоминавшихся  в  издании  1927  года,  под  безличными  эпитетами,  а  ключевых  для  советской  идеологии  понятий  —  под  покровом  нейтральных  терминов.  Так,  имена Ленин и Маркс  в  издании  1936  года  были  заменены  на  социальные пророки  и  Великие умы;  слово коммунист — на общинник; коммунизм — на община или новое сознание;  коммуна  —  на  община;  материалист — на реалист; материализм — на реализм; основы великой Материи  —  на  основы Бытия;  социальный подды;  в  обличительных  обсуждениях  царских дворцов  исвиг — на жизненный подвиг; реакционеры — на ретрограпользовано  более  обтекаемое  роскошные палаты  и  т.  д.  При  этом,  что  примечательно,  весь  прежний  контекст  был оставлен без изменений.

«Готовя Рижское издание,  —  отмечает  П.Ф.  Беликов, — Елена Ивановна стремилась, чтобы по духу оно ничем не отличалось от Монгольского, и только, идя навстречу "существующим настроениям", завуалировала прямые указания на события, происходящие в Советской России.

Как в первом, так и во втором изданиях имеется обращение "Привет трудящимся и искателям", в обоих уделено много внимания социальнообщественным проблемам. Во втором издании [1936 года]  несколько больше отводится места вопросам воспитания с самого раннего детства. Вообще, сравнительное изучение двух изданий "Общины" приводит к выводу, что второе издание нисколько не "зачеркивает" первого и было [осуществлено] исключительно в целях дать основы Учения туда, где имеются малейшие намеки на принятие эволюции, хотя сознание и затуманено событиями в нем начала Нового Мира»149.

дня сегодняшнего настолько, что не способно различить То,  что  описанные  выше  замены  производились  с расчетом на цензуру и общественные настроения, вполне  явно  засвидетельствовано  перепиской  Е.И.  Рерих:  «Скоро вышлю Вам и "Общину", —  пишет  Елена  Ивановна  латвийскому  сотруднику  о  готовящемся  к  изданию  тексте. — Думаю, что, прочтя ее, Вы не найдете в ней ничего, что могло бы вызвать возражения в ценз[уре]. Само слово "Община" в своем значении содружества, общения — так прекрасно. Но, во всяком случае, если бы Вы нашли в этой рукописи нечто неприемлемое по существующим теперь настроениям, то не откажите сообщить, и можно изменые отношения»150.

нить или изъять. Нужно поддерживать всюду дружелюб

–  –  –

Что  касается  первого  варианта  «Общины»  (1927),  то его статус никогда не претерпевал существенных изменений. Ни в одном из известных нам текстов, будь то самих  Рерихов или их ближайших сотрудников, мы не встречали  указаний  на  то,  что  новый  текст  (1936)  является  «единственно правильным» или что он должен «вытеснить» первое издание. Крупнейший советский рериховед П.Ф. Беликов, переписывавшийся с Н.К. Рерихом, лично общавшийся  с Ю. Н. и С.Н. Рерихами, в 1970-х годах вообще был убежден,  что  улан-баторское  издание  «Общины»  —  это  «книга, предельно ясно раскрывающая общественнополитические взгляды Е. И. и Н. К. [Рерихов]»151.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |



Похожие работы:

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Московский государственный институт культуры УТВЕРЖДЕНО УТВЕРЖДЕНО Деканом факультета Зав. кафедрой Музыкального искусства Теор...»

«Вестник ПСТГУ. Серия II: Cуслова Евгения Дмитриевна, История. История Русской канд. ист. наук, ст. науч. сотр. Православной Церкви. государственной бюджетной темы 653-14 2017. Вып. 74. С. 63–79 "Традиционное общество...»

«О РАССЕЛЕНИИ АРМЯН НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ ДО НАЧАЛА XX ВЕКА Н. Г. ВОЛКОВА (Москва) Северный Кавказ представляет едва ли не самую сложную в этническом отношении область нашей страны. Кроме северокавказских народов, здесь живут национальности, основная область расселения которых лежит за пределами Северного Кавказа и о...»

«244 ГЛАВА VII СОБОРНО-ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ И НОВАЯ КАТАСТРОФА НОВАЯ ИНВЕРСИЯ Банкротство позднего умеренного авторитаризма означало, что вялая инверсия, попытка общества преодолеть инерцию истории, найти альтернативу за рамками исторически сложившихся циклов ок...»

«РЫНОК РЕСТОРАНОВ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА МОСКВА 2012 2012 [РЫНОК РЕСТОРАНОВ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА] СОДЕРЖАНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫДЕРЖКИ ИЗ ИССЛЕДОВАНИЯ СПИСОК ГРАФИКОВ, ДИАГРАММ И ТАБЛИЦ И С...»

«Абдуллин Евгений Михайлович АНГЛИЙСКИЙ ПОДПЛАСТ ЗАИМСТВОВАННОЙ ЛЕКСИКИ СОВРЕМЕНННОГО ТАТАРСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА Специальность 10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (татарский язык) Специальность 10.02.20 — Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание. Авторефе...»

«Редактировать "Историю." приезжала из Финляндии, где уже жил ее сын Марк с женой и с двумя дочерьми, но уехала она не к нему, а к любимому человеку, впервые заключив брак в 57 лет. П...»

«ПОТАНИНА Александра Викторовна СЕМАНТИЧЕСКИЕ И СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕЖЪЯЗЫКОВЫХ СУБСТАНТИВНЫХ ПАРОНИМОВ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой сте...»

«-ЛОДАЯ ГВАРДИЯ ПЕРВОИЕЛИННИКМ • Целина долго не отпускает тех, кто хоть раз побывал на ней—так сказал однажды целинный бригадир Василии Иосифович Калмык. История нашей социалистической Родины делалась и. Впервые мне довелось побывать на казахстанской цели­ не в 1954 году В качест...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 07.03.2017, 8/31836 ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 19 января 2017 г. № 18 О мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 2 сентября 2016 г. № 330 На основании подпункта 9.4 пункта 9 Положени...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА В современной ситуации общественного развития России важнейшей задачей осознается необходимость возрождения нации, обретения утраченных духовных корней и нравственных начал. Поэтому особую актуальность обретает проблема духовно-нравственного воспитания детей и подростков. В обществе возрастает социальный з...»

«Министерство культуры Краснодарского края Государственное бюджетное учреждение культуры Краснодарского края "Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына" III "АНФИМОВСКИЕ ЧТЕНИЯ"ПО АРХЕОЛОГИИ ЗАПАДН...»

«АЛМАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И СТАТИСТИКИ Утверждено на заседании учебно-методического совета академии, протокол № от 27_августа_ 2012 г. Председатель УМС, проректор по учебной работе к.п.н., _ профессор Машанова Р.К. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ (УМКД) по дисциплине "_История Казахстана_" дневное о...»

«Дмитрий Воинов Честно признаюсь: я долгое время не знал, в какой африканской стране находится гора Килиманджаро, пока не услышал рассказ своего знакомого о восхождении на нее. Впечатленный историей, я запомнил как минимум две вещи: во-первых, мне очень хочется оказ...»

«ИКОНА СЕБЕ ДОМ САМА НАЙДЕТ. "НЕВЬЯНСКАЯ ИКОНА":ЧАСТНЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИЯ И КОМПЛЕКТОВАНИЕ Е.В. Ройзман В 1997 г. мне довелось с сильным коллективом авторов издать альбом "Невьянская икона"1, который не потерял своей актуальности и до сих пор является базовым для многих исследователей. Следующим шагом стало решение о с...»

«В марте в Познавательном центре "Энергия" Новый фильм в планетарии – „Сокровища земных недр “ Фильм в планетарии Сокровища земных недр уведёт зрителя вглубь Земли и расскажет о том, как возникли полезные ископаемые, какие следы доисторической жизни мы можем найти и как землетрясения и вулканы влияют на жизнь...»

«История л и т ер а ур ы СА Ш Учреждение Российской Академии Н аук И нст ит ут мировой лит ерат уры им. А.М.Горького ИСТОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ США Редакционная коллегия. Я.Н.Засурски й (главный редактор издании) М.М.К оренева (з...»

«Введение Эта книга является продолжением опубликованной в 2015 году работы, посвященной Александровскому дворцу Царского Села1. Обращение к истории Александровского парка с его многочисленными сооружениями и павильонами обусловлено...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК   Институт востоковедения                 В. Г. РАСТЯННИКОВ    АГРАРНАЯ ИНДИЯ  ПАРАДОКСЫ  ЭКОНОМИЧЕСКОГО  РОСТА  Вторая половина ХХ в. – начало XXI в.                      Москва...»

«Новейшие Библейские Археологические Открытия Иосиф, Египет, Пирамиды, Библейская хронология http://www.lipetsk.ru/~wyatt НБАО Липецк © 2002 Оглавление Оглавление 3 Иосиф в древнеегипетской истории 4 Имхотеп 6 Записи о 7-летнем голоде 7 Имхотеп голос Бога по имени Ай Эм (Я Есмь) 9 Имхотеп врач 10 Имхотеп мудрец 10 Имх...»

«История социологии © 2003 г. Б.Л. РУБАНОВ ФИЛОСОФИЯ ЛИМИТИЗМА К.Ф. ЖАКОВА. К ВОПРОСУ ОБ ИСТОКАХ СОЦИОЛОГИИ П.А. СОРОКИНА РУБАНОВ Борис Львович аспирант Государственного университета гуманитарных наук при Институте социологии РАН. В последние годы научное наследие Питирима Александровича Сорокина (188...»

«160 Эксмо, 2012. Cools V. The Phenomenology of Contemporary Mainstream Manga // Image & Narrative. – 2011. – Vol. 12, N 1. – P. 63–82. ETHICAL PROBLEMS OF F.M. DOSTOYEVSKY’S “CRIME AND PUNISHMENT” IN THE MANGA AND ANIME “DEATH NOTE” The article deals with the influence of F.M. Dost...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.