WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАСЧЕТА ДОПУСТИМЫХ КОНЦЕНТРАЦИЙ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В СТОЧНЫХ ВОДАХ ПРЕДПРИЯТИЙ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ ГОРОДСКИХ СИСТЕМ ВОДООТВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ Г. БАРНАУЛА) ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ

ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Дрюпина Екатерина Юрьевна

МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАСЧЕТА ДОПУСТИМЫХ

КОНЦЕНТРАЦИЙ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В СТОЧНЫХ ВОДАХ

ПРЕДПРИЯТИЙ ПРИ ОРГАНИЗАЦИИ ГОРОДСКИХ СИСТЕМ

ВОДООТВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ Г. БАРНАУЛА)

25.00.27 – гидрология суши, водные ресурсы, гидрохимия Диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук

Научный руководитель доктор химических наук Папина Т.С.

Барнаул–2014 Содержание ВВЕДЕНИЕ...…………………………………………………………………………...5

ГЛАВА 1. КАЧЕСТВО ПОВЕРХНОСТНЫХ ВОД И ВИДЫ

ВОДОПОЛЬЗОВАНИЯ………………………………………...……….....9

1.1 Формирование химического состава природных вод……………………..11

1.2 Источники загрязнения речных вод………………………………………...17

1.3 Критерии и методы оценки качества вод………………………………..…24

1.4 Нормирование водопользования в России и за рубежом………………....31 ГЛАВА 2. ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ …………………………..35

2.1 Объекты исследования………………………………………………………35 2.1.1 Характеристика р. Обь………………………………………………….....35 2.1.2 Характеристика р. Барнаулка…………………………………………..…36



2.2 Отбор проб……………………………………………………………............36 2.2.1 Отбор проб воды р. Обь……………………………………………...........36 2.2.2 Отбор проб сточных вод…………………………………………….…….38

2.3 Подготовка проб к анализу……………………………………………….…38 2.3.1 Подготовка проб природной воды………………………………………..38 2.3.2 Подготовка проб сточных вод………………………………………….…38

2.4 Методы анализа………………………………………………………............39

ГЛАВА 3. ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ПОВЕРХНОСТНЫХ ВОД Р. ОБЬ В РАЙОНЕ

Г. БАРНАУЛА ……………………………………………………………42

3.1 Расчет фоновых концентраций загрязняющих веществ в р. Обь…............42

3.2 Влияние р. Барнаулки на качество воды р. Обь.…………………………...47

3.3 Влияние канализационно-очистных станций на качество воды р. Обь….48

ГЛАВА 4. ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ

ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В КОММУНАЛЬНЫХ СТОЧНЫХ

ВОДАХ Г. БАРНАУЛА ……………………………………………..……..52

4.1 Суточная динамика содержания загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах г. Барнаула…………………………………………………...53

4.2 Сезонная динамика содержания загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах г. Барнаула…………………………………………………56

4.3 Пространственная динамика содержания загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах г. Барнаула………………………………..59

ГЛАВА 5. ОБОСНОВАНИЕ РАСЧЕТА ДОПУСТИМЫХ КОНЦЕНТРАЦИЙ

ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В СТОЧНЫХ ВОДАХ ПРЕДПРИЯТИЙ

Г. БАРНАУЛА ПРИ ИХ ПРИЕМЕ В ГОРОДСКУЮ СИСТЕМУ

КАНАЛИЗАЦИИ …………………………………………………..……....61

5.1 Расчет фоновых концентраций загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах г. Барнаула ………………………………………………...61 Сравнительный анализ допустимых концентраций загрязняющих 5.2 веществ, установленных для сточных вод предприятий г. Барнаула, с нормами других городов и существующими нормативами качества природных вод ……………………………………………………………...66





5.3 Основные лимитирующие факторы, определяющие значения ДК в сточных водах предприятий при их приеме на очистку в систему городской канализации …………………………………………….............69

5.4 Расчет нормативов сброса очищенных сточных вод в реку (НДС) и допустимых концентраций (ДК) для предприятий с учетом эффективности очистки на городских очистных сооружениях и условий сброса сточных вод в р. Обь……………………………………………...71

5.5 Расчет допустимых концентраций загрязняющих веществ, поступающих со сточными водами предприятий в систему центрального водоотведения с учетом лимитирующих факторов ….……………………………………79

5.6 Практические рекомендации по установлению ДК загрязняющих веществ в сточных водах предприятий при их приеме в систему городской канализации…………………………………………………………………81 ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..............83 СПИОК ЛИТЕРАТУРЫ..……………………………………………………………..85 ПРИЛОЖЕНИЯ……………………………………………………………………...111 Приложение А. Среднее содержание и интервал варьирования концентраций загрязняющих веществ в колодце № 1 в различное время суток Приложение Б. Интервалы концентраций загрязняющих веществ в колодце № 2 в различное время суток (усреднено по всем датам отбора) Приложение В. Интервалы концентраций загрязняющих веществ в колодце № 3 в различное время суток (усреднено по всем датам отбора) Приложение Г. Интервалы концентраций загрязняющих веществ в колодце № 5 в различное время суток (усреднено по всем датам отбора) Приложение Д. Среднесуточные концентрации загрязняющих веществ и интервалы их варьирования в канализационном колодце № 1 в различные сезоны Приложение Е. Среднесуточные концентрации загрязняющих веществ и интервалы их варьирования в канализационном колодце № 2 в различные сезоны Приложение Ж. Среднесуточные концентрации загрязняющих веществ и интервалы их варьирования в канализационном колодце № 3 в различные сезоны Приложение И. Среднесуточные концентрации загрязняющих веществ и интервалы их варьирования в канализационном колодце № 5 в различные сезоны Приложение К. Содержание загрязняющих веществ на очистных сооружениях г. Барнаула (КОС-1) в различные периоды времени Приложение Л. Содержание загрязняющих веществ на очистных сооружениях г. Барнаула (КОС-1) в различные периоды времени

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Нормирование водопользования занимает ведущее место в системе управления антропогенной нагрузкой на водные объекты.

Обладая четко выраженными механизмами установления пределов воздействия, нормативы должны накладывать ограничения на деятельность водопользователей с целью обеспечения благоприятного состояния водных экосистем [1]. В качестве таких ограничений выступают нормативы допустимого сброса (НДС) загрязняющих веществ со сточными водами. При этом согласно 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» при установлении НДС для водопользователей следует руководствоваться принципом не ухудшения качества сточных вод, поступающих на очистку [2].

В настоящее время большинство предприятий России, особенно небольших, не имеют своих очистных сооружений и вынуждены сбрасывать сточные воды в систему городской канализации. При этом в каждом городе для них устанавливаются свои НДС. С 1 января 2014 г. на территории РФ действует 416ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», согласно которому предприятия должны самостоятельно очищать свои сточные воды как в случае их сброса в реки и водоемы, так и в случае поступления в сети водоканалов. При этом мелкие и средние предприятия должны не просто построить свои локальные очистные сооружения, но и достигать уровня очистки до качества вод рыбохозяйственных водоемов. В настоящее время ни одна из существующих технологий не может обеспечить требуемый уровень очистки, а санкции, предусмотренные за невыполнение нормативов, способны закрыть или разорить на штрафах практически любое предприятие. Кроме того, в настоящее время нет общепризнанной методики расчета нормативов допустимых сбросов загрязняющих веществ, поступающих со сточными водами в систему центрального водоотведения.

Цель исследования. Обоснование расчета допустимых концентраций (ДК) загрязняющих веществ в сточных водах промышленных предприятий при их приеме в городскую систему канализации с учетом природно-экологических особенностей региона.

Задачи исследования.

1. Оценить современное эколого-гидрохимическое состояние р. Обь;

рассчитать фоновые концентрации загрязняющих веществ на исследуемом участке реки.

2. Изучить пространственно-временные закономерности содержания загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах и рассчитать их фоновые концентрации.

3. Выявить основные лимитирующие факторы и на их основе рассчитать допустимые концентрации (ДК) загрязняющих веществ в сточных водах предприятий, поступающих в систему городской канализации.

Объект исследования – речные, коммунальные и смешанные сточные воды.

Предмет исследования – загрязняющие вещества – минеральные, биогенные, органические и микроэлементы (всего 24 показателя) в исследуемых объектах.

Научная новизна работы.

На основе ретроспективных и современных данных проведено исследование эколого-гидрохимического состояния р. Обь.

Впервые предложено ввести понятие «фоновой концентрации загрязняющего вещества в коммунальных сточных водах». Данные концентрации мы предлагаем рассчитывать по аналогии с методикой расчета регионального фона для поверхностных вод. Для промышленных предприятий, сбрасывающих сточные воды в систему городской канализации, рекомендуется устанавливать допустимые концентрации (ДК) загрязняющих веществ с учетом нижней границы их фоновых концентраций в коммунальных сточных водах, в то время как городские коммунальные службы должны справляться с очисткой сточных вод от концентраций, достигающих верхних границ фона.

Впервые определены лимитирующие факторы, определяющие способ расчета ДК загрязняющих веществ в сточных водах водопользователей, при их приеме в систему городской канализации (на примере г. Барнаула).

Практическая значимость работы. Результаты исследований были использованы для разработки нормативов сброса загрязняющих веществ, поступающих со сточными водами промышленных предприятий г. Барнаула в систему городской канализации.

Предлагаемый расчет может быть использован организациями, контролирующими в нашей стране региональное водоотведение (органы местного самоуправления, Ростехнадзор и др.), для установления ДК для предприятий других российских городов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Оценка современного эколого-гидрохимического состояния р. Обь.

2. Расчет фоновых концентраций загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах. Оценка влияния промышленных стоков на общий состав сточных вод.

3. Способ расчета нормативов сброса загрязняющих веществ со сточными водами предприятий, поступающими в систему городской канализации с учетом выявленных лимитирующих факторов.

Апробация работы. Основные результаты представлены на XXXVI, XXXVII, XXXVIII «Научной конференции студентов магистрантов, аспирантов и учащихся лицейных классов» (Барнаул, 2009 г., 2010 г., 2011 г.); IX, XII Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Химия и химическая технология в XXI веке» (Томск, 2008 г., 2011 г.); ежегодной конференции молодых ученых ИВЭП СО РАН» (Барнаул, 2010 г., 2012 г); I Всероссийской молодежной научной конференции «Естественнонаучные основы теории и методов защиты окружающей среды» (Санкт-Петербург, 2011 г.), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Питьевая вода в XXI веке» (Иркутск, 2013 г.), IWA 6th Eastern European Young Water Professionals Conference "East meets West" (Istanbul, 2014 г.).

По теме диссертации опубликовано 9 работ, в том числе 3 в журналах из перечня, рекомендуемого ВАК.

Фактический материал и личный вклад автора. В основу работы были положены данные ФГБУ «Западно-Сибирского УГМС» по основным показателям качества воды р. Обь в районе г. Барнаула, гидрологические данные р. Обь в районе г. Барнаула ГУП «Сибгипрокоммунводоканал», данные об утвержденных расходах сточных вод для канализационно-очистных станций 1 и 2 (КОС-1 и КОС-2), а так же результаты работ Химико-аналитического центра ИВЭП СО РАН по содержанию загрязняющих веществ в воде р. Обь в различные гидрологические периоды 1989-2003 гг., 2005-2012 гг., и в коммунальных сточных водах, поступающих на очистку за период с декабря 2011 по май 2012 гг.

Всего в рамках данной работы было выполнено около 4500 элементоопределений и проанализировано более 150 проб речной и 100 проб сточной воды. Личный вклад автора состоял в отборе и подготовке проб речных и сточных вод к инструментальному анализу, а также обработке, систематизации и анализе полученных результатов.

Структура и объем. Диссертация включает в себя текст диссертации, изложенный на 128 страницах, состоит из введения, 5 глав, заключения и списка литературы, включающего 242 наименования.

Работа содержит 10 приложений, 13 таблиц и 26 рисунков.

Благодарности. Считаю своим долгом высказать слова благодарности к.х.н., с.н.с. ХАЦ ИВЭП СО РАН Эйрих С.С. за помощь при выполнении работы, обсуждения и ценные замечания; Ускову Т.Н. за помощь в проведении экспедиционных работ и всем сотрудникам Химико-аналитического центра за предоставленные материалы и помощь при выполнении работы. Особую благодарность выражаю своему научному руководителю д.х.н. Папиной Т.С. за идею работы и постоянную помощь при ее выполнении.

ГЛАВА 1. КАЧЕСТВО ПОВЕРХНОСТНЫХ ВОД И ВИДЫ

ВОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

Согласно [3] под качеством воды понимается характеристика ее состава и свойств, определяющая ее пригодность для конкретных видов водопользования.

При этом критериями качества воды называют признак или комплекс признаков, по которым производится оценка [4].

Нормирование качества воды состоит в установлении для воды водного объекта совокупности допустимых значений показателей ее состава и свойств, в пределах которых надежно обеспечиваются здоровье населения, благоприятные условия водопользования и экологическое благополучие водного объекта [5].

Нормами качества воды являются установленные значения показателей качества воды для конкретных видов водопользования [4].

Под водопользованием понимается использование водных объектов для удовлетворения любых нужд населения и народного хозяйства [3]. Виды водопользования на водных объектах определяются органами Министерства природных ресурсов РФ, Государственного комитета по охране окружающей среды и подлежат утверждению органами местного самоуправления субъектов Российской Федерации [6]. Согласно [7] водопользование классифицируют: по целям использования вод, по объектам водопользования, по техническим условиям водопользования, по условиям предоставления водных объектов в пользование, по характеру использования воды, по способу использования водных объектов. Водные объекты используются для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, сброса сточных вод, в том числе дренажных, производства электрической энергии, водного и воздушного транспорта, сплава древесины и иных целей [8].

К хозяйственно-питьевому водопользованию относится использование водных объектов или их участков в качестве источников хозяйственно-питьевого водоснабжения, а также для снабжения предприятий пищевой промышленности [5]. В соответствии с [9], питьевая вода должна быть безопасна в эпидемическом и радиационном отношении, безвредна по химическому составу и должна иметь благоприятные органолептические свойства.

К культурно-бытовому водопользованию относится использование водных объектов для купания, занятия спортом и отдыха населения. Требования к качеству воды, установленные для культурно-бытового водопользования, распространяются на все участки водных объектов, находящихся в черте населенных мест, независимо от их использования для обитания, размножения и миграции рыб [5]. Качество воды водных объектов должно соответствовать установленным требованиям [10]. Содержание химических веществ не должно превышать предельно допустимые концентрации веществ в воде водных объектов, приведенные в [11].

К водным объектам рыбохозяйственного значения относятся водоемы, которые используются или могут быть использованы для добычи (вылова) водных биоресурсов [12]. Для них также утверждены нормативы качества воды водных объектов рыбохозяйственного значения, в том числе нормативы предельно допустимых концентраций вредных веществ в водах водных объектов рыбохозяйственного значения [13].

Водные объекты рыбохозяйственного значения могут относиться к высшей, первой или второй категории. К высшей категории относят места расположения нерестилищ, массового нагула и зимовальных ям особо ценных видов рыб и других промысловых водных организмов, а также охранные зоны хозяйств любого типа для разведения и выращивания рыб, других водных животных и растений. К первой категории относят водные объекты, используемые для сохранения и воспроизводства ценных видов рыб, обладающих высокой чувствительностью к содержанию кислорода, ко второй – водные объекты, используемые для других рыбохозяйственных целей [5, 14, 15].

По способу использования водных объектов водопользование подразделяется на:

1) водопользование с забором (изъятием) водных ресурсов из водных объектов при условии возврата воды в водные объекты;

2) водопользование с забором (изъятием) водных ресурсов из водных объектов без возврата воды в водные объекты;

3) водопользование без забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов [8].

1.1 Формирование химического состава природных вод

Химический состав поверхностных вод является результатом сложного сочетания природных процессов и антропогенного воздействия [16], и зависит от факторов, как непосредственно влияющих на водную среду, так и определяющих условия, в которых протекает взаимодействие веществ с водой [17].

Формирование химического состава поверхностных вод определяют в основном две группы факторов [18, 19]:

прямые факторы, непосредственно воздействующие на воду, т.е.

действие веществ, которые могут обогащать воду растворенными соединениями или, наоборот, выделять их из воды (состав горных пород, живые организмы, хозяйственная деятельность человека);

косвенные факторы, определяющие условия, в которых протекает взаимодействие веществ с водой (климат, рельеф, гидрологический режим, растительность, гидрогеологические и гидродинамические условия и др.).

По характеру своего воздействия факторы, определяющие формирование химического состава природных вод, целесообразно разделить на следующие группы:

физико-географические (рельеф, климат, выветривание, почвенный покров);

геологические (состав горных пород, тектоническое строение);

физико-химические (химические свойства элементов, кислотнощелочные и окислительно-восстановительные условия, смешение вод и катионный обмен);

биологические (влияние растений и живых организмов);

–  –  –

[18, 19].

На формирование состава природных вод также оказывают влияние биохимические процессы. К ним относятся: минерализация органического вещества, фотосинтез, который определяет состав растворенных газов и появление в природной воде органического вещества, биохимические процессы с участием неорганических соединений. В результате абиотических и биотических процессов может существенно изменяться токсичность веществ в воде и степень загрязнения ими водоема [20].

Важнейшими показателями, влияющими на химический состав водной среды, являются: температура, атмосферные осадки, рН и растворенный кислород. К не менее важным параметрам можно так же отнести общее содержание взвешенных веществ, общую щелочность и кислотность, а так же загрязнение тяжелыми металлами [21, 22].

Температура является лимитирующим фактором водной среды в силу ряда причин:

1. Вертикальный температурный профиль в воде оказывает влияние на стратификацию и является одним из важнейших показателей для вертикального перемешивания.

2. Содержание растворенного кислорода в значительной степени зависит от температуры воды (концентрация кислорода уменьшается с повышением температуры).

3. Многие биохимические и физиологические процессы зависят от температуры воды. Повышение температуры может увеличить скорость метаболизма и репродукции по всей пищевой цепи.

4. Некоторые процессы, такие как реаэрация, испарение, и сорбция органических веществ на твердых частицах очень сильно зависят от температуры.

Ее повышение может привести к увеличению растворенных токсичных соединений, которые являются наиболее биологически активными [23].

5. многие водные организмы могут существовать только в определенном диапазоне температур, а значительное отклонение от нормы оказывает негативное воздействие на их метаболическую активность, рост, питание, размножение, распространение и миграцию [21, 24-27].

Концентрация ионов водорода (рН) является одной из важнейших характеристик окружающей среды, она определяет выживание, метаболизм, физиологию и рост водных организмов. Авторы [28, 29] утверждают, что интервал рН 6,8 – 8,7 является оптимальным для максимального роста водных организмов, в то время как рН 4 является для них вредным [21]. Величина рН зависит от кислотности донных отложений и биологической активности. Высокое значение рН может быть результатом высокой скорости фотосинтеза, бурного цветения фитопланктона. Величина рН также влияет на процессы превращения различных форм биогенных элементов, изменяет токсичность загрязняющих веществ [30].

Существенное влияние на химический состав природной воды оказывают живые организмы и продукты их жизнедеятельности. Именно наличие в природной воде живых организмов и органического вещества отличает ее от искусственного раствора тех же солей и газов [31, 32]. Организмы, населяющие водоемы, влияют на содержание растворенных в воде газов, особенно кислорода и двуокиси углерода, биогенных и органических веществ. Громадную роль в изменении состава природной воды играют микроорганизмы, разлагающие в процессе своей жизнедеятельности органическое вещество на его составные части или создающие его из неорганического вещества. Такая жизнедеятельность микроорганизмов имеет очень серьезное значение для природной очистки вод [31].

Растворенный кислород является одним из наиболее важных параметров химического состава поверхностных вод. Главными источниками поступления кислорода в поверхностные воды являются процессы абсорбции его из атмосферы и продуцирование в результате фотосинтетической деятельности водных организмов. Кислород может также поступать в водоемы с дождевыми и снеговыми водами, которые обычно им пересыщены [33]. Кислородный режим оказывает глубокое влияние на жизнь водоема. Минимальное содержание растворенного кислорода, обеспечивающее нормальное развитие водных организмов составляет около 5 мг/л, понижение его до 2 мг/л вызывает массовую их гибель. Неблагоприятно сказывается на состоянии водного населения и пересыщение воды кислородом в результате процессов фотосинтеза при недостаточно интенсивном перемешивании слоев воды [30]. В результате этого вода на поверхности водоема чрезмерно обогащена кислородом, в то время как на глубине его очень мало и у водных организмов, обитающих на дне водоема, начинается гипоксия или даже кислородное голодание [23] Растворенный кислород так же влияет на растворимость и доступность питательных веществ. Его низкий уровень может привести к переходу загрязняющего вещества из окисленной формы в восстановленную, таким образом, увеличивая концентрацию токсичных метаболитов [21].

Концентрация кислорода определяет величину окислительновосстановительного потенциала и в значительной мере направление и скорость процессов химического и биохимического окисления органических и неорганических соединений. Окислительно-восстановительные процессы оказывают существенное влияние на миграционную способность элементов, на их рассеяние и концентрацию [34].

При этом редокс-реакции в природных водах характеризуются следующими особенностями:

1. Большинство наиболее важных редокс-реакций катализируется микроорганизмами (окисление органического вещества молекулярным кислородом, восстановление Fe(III) в Fe(II) и т. д.).

2. Инициирование процессов окисления связано с присутствием в природных водах (в очень малых количествах) свободных радикалов, пероксида водорода, озона и некоторых других сильных окислителей.

3. Направление окислительно-восстановительных реакций в природных водах, с одной стороны, в общем случае зависит от рН, с другой стороны, протекание многих редокс-реакций приводит к изменению рН.

4. Окислительно-восстановительная обстановка в водоемах связана с условиями перемешивания, определяемыми аномальным характером зависимости плотности воды от температуры [35].

Щелочность характеризует «резервную емкость» воды в отношении способности нейтрализовать ионы водорода и играет определяющую роль в предотвращении закисления водоемов при поступлении в них кислых осадков и стоков [35-37]. Она является косвенной мерой концентрации анионов в воде.

Источниками растворенных анионов в соответствии с [38] могут быть бикарбонаты, карбонаты, гидроксиды, фосфаты, бораты или силикаты, которые попадают в водоем, прежде всего, в результате обменных процессов с подстилающими породами и донными осадками, а так же с промышленными сточными водами. Щелочность от 30 до 500 мг/л, в целом, является оптимальной для рыб [29, Высокие значения щелочности могут привести к 38].

физиологическому стрессу водных организмов и утрате биоразнообразия [21]. От щелочности природных вод (содержания СО2 и НСО3-) зависит количество синтезируемых в процессе фотосинтеза органических соединений [35].

К одному из ведущих факторов формирования минералогического состава природных вод можно отнести залегающие горные породы. Главнейшими растворимыми минералами, которые в основном и определяют химический состав природных вод, являются галит, каменная соль (NaСl), гипс (СаSO4), кальцит (СаСО3)и доломит (СаСО х МgCO3). Химический состав природных вод в значительной степени определяется процессами выщелачивания, или химического выветривания горных пород [31].

Атмосферные осадки так же играют важную роль в формировании химического состава природных вод. С одной стороны они, как правило, уменьшают минерализацию поверхностных и подземных вод [39], с другой – взаимодействие атмосферных осадков с почвами и породами на водосборе приводит к дополнительному поступлению химических веществ в водоемы [40].

Еще одним из основных факторов формирования химического состава воды является климат местности. Он, прежде всего, определяет метеорологические условия, от которых зависит водный режим поверхностных вод. Климат имеет огромное значение для химического состава природных вод. Он определяет баланс тепла и влаги, от которого зависит увлажненность местности и объем водного стока, а, следовательно, разбавление или концентрирование природных растворов и возможность растворения веществ или выпадения их в осадок.

Климатические условия определяют не только количество, но и характер атмосферных осадков (дождь, снег), их распределение в течение года, условия миграции различных элементов. Влияние климата на химический состав воды настолько существенно, что часто является решающим фактором, определяющим не только минерализацию воды, но и ее химический состав. Климат создает общий фон, на котором происходит большинство процессов, влияющих на формирование химического состава природных вод [34]. На климат местности оказывают воздействие такие географические факторы, как широта, высота над уровнем моря, расположение морей, равнинных пространств и горных массивов, растительный и снежный покров. Антропогенные факторы также могут влияять на климат. Рукотворные водоемы, регулирование речных стоков, тепловое, газовое и аэрозольное загрязнение атмосферы, тепловое загрязнение гидросферы, вырубка лесов и т. д. – все эти факторы приводят к глобальному изменению климата [40].

Промышленность, сельское хозяйство, горнодобывающая и лесная промышленность также значительно влияют на химический состав воды [41].

Сельское хозяйство играет существенную роль в развитии евтрофикации водоемов. Смываемые с почвы и поступающие в водоемы и подземные воды, минеральные удобрения и отходы животноводства нарушают природное равновесие существующих экосистем, приводят к бурному росту водорослей, что вызывает зарастание каналов, рек, озер, водохранилищ, особенно слабопроточных, приводит к гибели водоемов, превращая их в болото. Большой вред приносят смываемые с полей орошаемых массивов пестициды, которые не поддаются биологическому распаду и сохраняются на протяжении многих лет в пресной воде. Они вызывают гибель обитателей водоемов на ранних стадиях развития, различные мутации и вырождение особей. Разложение пестицидов под действием микроорганизмов в донных отложениях происходит наиболее быстро в тех случаях, когда образуются гидрофильные метаболиты [42].

В результате промышленной деятельности повышается содержание металлов и токсичных химических веществ, кроме того, повышается температура и уменьшается количество растворенного кислорода в воде [41-43].

Коммунальные городские стоки так же способны изменить химический состав вод в реках и озерах за счет увеличения концентрации биогенных элементов (азот и фосфор), нефтепродуктов, а также веществ бытовой химии и ливневых городских стоков [21].

1.2 Источники загрязнения речных вод

Под загрязнением водных ресурсов понимают любые изменения физических, химических и биологических свойств воды, способных оказывать негативное влияние на живые организмы [44].

Все источники поступления загрязняющих веществ в реку можно разделить на точечные (сосредоточенные) и диффузные (неточечные или рассредоточенные) [17, 45-47]. Точечные источники относительно стабильны по расходу и концентрации сбрасываемых в окружающую среду загрязняющих веществ.

Диапазон, в котором могут изменяться их характеристики, не превышают одного порядка. Количество сбрасываемых таким источником загрязнений не связано, либо связано очень слабо с изменением метеорологических факторов [17, 48]. Эти источники загрязнения легко идентифицируются [45-47, 49].

Неточечные (диффузные) источники загрязнения большей частью весьма динамичны, изменения в их характеристиках (расход и концентрация) происходят через произвольные, перемежающиеся интервалы и могут составлять несколько порядков. Величина нагрузки от источника тесно связана с метеорологическими условиями, в особенности – с осадками. Эти источники загрязнения трудно или не возможно идентифицировать [17, 48, 50-52].

Исходя из приведенных признаков, можно сделать вывод, что кроме количественного и качественного состава вид источника определяет также вариабельность поступления загрязняющих веществ в реку во времени [53, 54].

Все источники загрязнения водных экосистем можно также разделить на естественные (природные) и антропогенные (техногенные) (Рисунок 1.1).

–  –  –

Рисунок 1.1 – Источники загрязнения водоемов По виду все загрязнения подразделяют на: биологические, физические и химические (Рисунок 1.

2)

–  –  –

Рисунок 1.2 – Основные виды загрязнения водоемов [56, 57, 60] Физическое загрязнение.

Физическое загрязнение связано с изменением физических параметров водной среды [55]. Под механическим загрязнением понимается загрязнение вод механическими примесями. При этом значительно ухудшаются органолептические показатели воды и способность водоема к самоочищению [56, 57]. Общее содержание взвешенных веществ в речной воде находится в прямой зависимости от скорости течения и расхода воды в реке.

Загрязнение вод взвешенными частицами ухудшает прозрачность вод, снижает фотосинтетическую аэрацию водной среды, способствует заилению дна в зонах с низкой скоростью течения. Взвешенные частицы могут оказывать неблагоприятное воздействие на жизнедеятельность гидробионтов-фильтраторов [58, 59]. Механические загрязнения попадают в поверхностные воды со сточными водами, с водосборной площади во время таяния снега и выпадения дождей.

Применительно к поверхностным водам еще выделяют загрязнение твердыми промышленными и бытовыми отходами (строительный и бытовой мусор, упаковочные материалы, пластмассы и др.) [60].

Тепловое загрязнение возникает вследствие выпуска подогретых выше естественной температуры сточных вод [61-63]. Повышение температуры в водоеме способствует увеличению скорости обмена веществ, и как следствие, к повышенной потребности в кислороде при уменьшении его концентрации, что вызывает физиологический стресс у живых организмов и их гибель. Кроме того, повышение температуры воды нарушает структуру растительного мира водных объектов, что может привести к появлению неприятных запахов, изменению ее вкуса и к помехам в водоснабжении (закупорка решеток и фильтров) [64-68].

Под радиоактивным загрязнением понимается загрязнение вод радионуклидами [56, 57]. Выделяют природные и техногенные источники радиоактивного загрязнения водоемов. Поступление природных радиоактивных нуклидов в водные экосистемы происходит двумя основными способами: путем сухого осаждения и выпадения их с осадками, находящихся в атмосфере, и при взаимодействии вод с радиоактивными горными породами и почвами [69-73].

Основными техногенными источниками поступления радионуклидов в водные объекты являются: деятельность АЭС и предприятий ядерно-топливного цикла (ЯТЦ), разведка и эксплуатация месторождений радиоактивных руд; переработка отработанного топлива и хранение радиоактивных отходов, их захоронение на дне океана, сжигание огромных количеств органического топлива (нефть, газ, уголь, древесина, выбросы транспорта); извлечение пластовых вод нефтегазовых месторождений; деятельность НИИ и др. Наиболее социально значимыми и опасными факторами являются аварийные ситуации на предприятиях ЯТЦ [74].

Негативное воздействие радиоактивных загрязнений заключается в воздействии излучающих веществ. Все виды радиоактивного излучения являются ионизирующими, поскольку они обладают свойством вырывать электроны с внешних орбит атомов, т.е. ионизировать их. Образующиеся при этом ионы химически очень активны. Они способны изменять различные свойства живой клетки и вызывать образование перекисей и других цитотоксических составляющих. Ионизирующие лучи могут явиться причиной серьезных нарушений в клетках при наружном или внутреннем облучении организма.

Сильная доза радиации, вызывающая появление многочисленных ионов, рано или поздно приведет к гибели облученных клеток. Слабые дозы могут переноситься без каких-либо видимых нарушений, но могут вызвать необратимые нарушения структуры ДНК [75-77].

Биологическое загрязнение. Вселение чужеродных видов животных, растений и микроорганизмов в природные сообщества в результате деятельности человека (интродукции) представляет собой биологическое загрязнение [78, 79].

Оно подразделяется на биогенное (биотическое) и микробиологическое (микробное).

Под биогенным загрязнением понимается поступление высоких концентраций биогенных элементов (соединений азота, фосфора и кремния) в водные экосистемы. Оно приводит к изменению продуктивности водных экосистем и повышению уровня трофности водоемов [80-82]. В результате это может привести к потере погруженной водной растительности [83], снижению концентрации растворенного кислорода [84], интенсификации цветения токсичных водорослей [85], а так же нарушению в цепях питания [86, 87].

Несмотря на то, что наличие в водоеме биогенных элементов стимулирует рост растений (водорослей, а так же высших растений), избыточное содержание биогенов приводит к ухудшению качества воды и деградации целых экосистем [88-94]. Основными источниками поступления биогенных элементов в водоемы являются коммунальные и промышленные сточные воды, а также сельскохозяйственное производство [95].

Микробное загрязнение водных экосистем наблюдается в результате поступления в них большого количества патогенных микроорганизмов. [76, 96].

Патогены могут поступать в водоемы, как от точечных, так и от диффузных источников загрязнения [97, 98]. Примерами диффузных источников могут служить атмосферные осадки, поступление загрязнителей с водосборной площади, переполнение и разлив ливневой канализации и др. В качестве точечных источников выступают сельскохозяйственные стоки, сброс неочищенных или частично очищенных сточных вод с очистных сооружений [99Наличие патогенов в водоемах представляют собой большую угрозу для здоровья населения, использующего воду для питья, купания и полива [104, 105].

По данным Всемирной ассоциации здравоохранения (ВОЗ) 80 % заболеваний и эпидемий в мире связано с микробным загрязнением водоемов. В связи с этим ВОЗ разработала микробиологические требования к качеству вод с учетом видов ее использования [106, 107].

Химическое загрязнение. Химическое загрязнение характеризуется изменением естественных свойств воды в результате увеличения содержания вредных примесей неорганической и органической природы [108].

Загрязнителями органического происхождения являются: нефть и нефтепродукты, органические остатки, поверхностно-активные вещества, пестициды и др.

Суспензии органического происхождения, попадая в водоем со сточными водами, оседают на дно, задерживают или полностью останавливают развитие микроорганизмов, участвующих в процессе самоочищения. Наличие суспензий так же препятствует проникновению света вглубь водоема, тем самым, замедляя процесс фотосинтеза. Вредное воздействие оказывают все вещества, поступление которых в водную экосистему приводит снижению уровня кислорода в водоеме.

Поверхностно-активные вещества (масла, жиры, смазочные материалы) образуют пленку на поверхности водоема, что создает преграду газообмена с атмосферой.

Большинство органических веществ, не свойственных природным водам, сбрасываются вместе с бытовыми, промышленными и сельскохозяйственными стоками. Бытовые загрязнители опасны не только тем, что являются источником некоторых болезней (холера, брюшной тиф, дизентерия), но и тем что, при разложении расходуют много кислорода [109].

Основные неорганические загрязнители – это соединения тяжелых металлов, кислоты и щелочи. Тяжелые металлы являются наиболее опасными загрязнителями, поскольку они не разлагаются в водных экосистемах, а переходят из одной формы в другую. Кроме того, они способны активно включаться в круговорот веществ и мигрировать по пищевым цепям [110-112]. Так, например, в водной среде за счет протекания процессов метилирования происходит образование метилртути, которая накапливается по трофической цепи, в результате чего содержание ртути в высших звеньях пищевой цепи может в сотни раз превышать ее концентрацию относительно низших звеньев [109].

–  –  –

Состав загрязнителей, поступающих в водоемы, может быть весьма разнообразным [113]. При этом загрязняющие вещества осаждаются на дно или сорбируются взвешенными частицами, окисляются и восстанавливаются, выпадают в осадок и т.д., однако, как правило, полного очищения загрязненных вод не происходит [56]. Более подробно последствия загрязнения и деградации водоемов рассмотрены в [115-121].

Загрязнение воды может оказывать неблагоприятное воздействие или даже полностью нарушать условия питьевого, культурно-бытового и промышленного водопользования, а также рыбного хозяйства, орошения земель, обеспечения водой скота и транспортного хозяйства. В связи с этим эффективная защита водных ресурсов и экосистем от загрязнения требует значительного увеличения имеющихся в настоящее время у многих стран материальных и технологических возможностей [76]. Кроме того, в нашей стране необходима разработка надлежащей законодательной базы как по критериям и методам оценки качества вод, так и по организации структуры рационального водопользования [122, 123].

1.3 Критерии и методы оценки качества вод

В зависимости от целей использования формируются различные критерии качества вод.

В настоящее время выделяют следующие критерии:

гигиенический, учитывающий токсикологическую, эпидемиологическую и радиоактивную безопасность воды и наличие благоприятных свойств для здоровья живущих и последующих поколений людей;

экологический, учитывающий условия нормального функционирования водно-экологической системы;

экономический, учитывающий рентабельность использования водного объекта;

рыбохозяйственный, учитывающий пригодность воды для обитания и развития промысловых рыб и промысловых водных организмов [4].

Существуют несколько методов оценки качества вод. Среди них различают:

дифференциальный, основанный на использовании единичных показателей качества вод;

комплексный, основанный на использовании комплексных показателей качества;

интегральный, основанный на использовании суммы показателей качества продукции [124] Таким образом, критерий качества воды может быть задан различным способом:

одним признаком (показателем) – дифференциальный метод оценки 1.

качества, например: минерализация или бальнеологический активный компонент воды при оценке минеральных вод;

несколькими признаками (несколькими показателями), комплексный 2.

метод оценки качества. Например, рН, мутность, общая жёсткость, железо, марганец, перманганатная окисляемость, микробиологические показатели воды;

формулой, связывающей содержание компонента в воде с его нормой, 3.

– интегральный метод оценки качества, например, Сi /ПДКi [125].

Контроль качества воды проводится путем сравнения показателей воды с нормами качества воды для различных целей водопотребления [125]. Для характеристики понятия «качество воды» используют индексы качества воды.

Индексы качества воды устанавливаются на основе экспериментальных исследований, теоретических расчётов или специальной экспертизы. Под индексом качества воды понимается обобщенная числовая оценка качества воды по совокупности основных показателей для конкретных видов водопользования [4]. На Рисунке 1.3 приведены основные индексы, с помощью которых в настоящее время можно охарактеризовать качество воды водных объектов.

–  –  –

К наиболее часто используемым критериям оценки качества водных объектов относятся: индекс загрязнения воды (ИЗВ), удельный комбинаторный индекс загрязнения воды (УКИЗВ) и показатель химического загрязнения воды (ПХЗ-10). В основе расчетов этих критериев лежит соотношение Сi/ПДКi. Кроме того, данные индексы рассчитываются по определенному количеству показателей. Так, например, УКИЗВ рассчитывается строго по 15 показателям [126], ПХЗ – по десяти, а ИЗВ – по 6 показателям. В число этих шести основных, так называемых «лимитируемых» показателей, при расчете ИЗВ входят в обязательном порядке концентрация растворенного кислорода и значение БПК5, а также значения еще 4 показателей, являющихся для данного водного объекта наиболее неблагополучными, или которые имеют наибольшие приведенные концентрации (отношение сi/ПДКi) [127]. Однако данный критерий имеет

–  –  –

Как видно из таблицы, принятые в нашей стране предельно допустимые концентрации для водоемов рыбохозяйственного назначения (ПДКр.х.) значительно разнятся с аналогичными по назначению (ПДКALС) стандартами США. Особенно это проявляется в отношении меди, кадмия и цинка.

Подтверждением несоответствия принятого у нас значения ПДКр.х. для меди и кадмия реальным значениям служит тот факт, что по принятой шкале токсичности металлов [154] медь относится к разряду средне токсичных металлов, а кадмий – к разряду высоко токсичных металлов. Но значение ПДКр.х.

для меди в нашей стране установлено в пять раз ниже, чем ПДК р.х. для кадмия.

Установление крайне жестких величин ПДК, особенно для рыбохозяйственных водоемов привело к тому, что многие водные объекты даже вне зон техногенного воздействия по ряду показателей имеют «плохое» качество воды. Вопрос о природном происхождении повышенных концентраций никогда не рассматривается органами государственной власти, осуществляющими регулирование в области охраны окружающей среды. Причем это относится к водоемам с большим биоразнообразием и биорепродуктивностью. Таким образом, по некоторым ингредиентам (в первую очередь высокотоксичным веществам) назрела острая необходимость привести ныне действующие Российские государственные стандарты ПДКк-б и ПДКр.х. в соответствие с мировыми стандартами [155].

Во всем мире существует огромное количество показателей качества воды.

Наиболее известными являются: индекс качества воды Национального Фонда санитарной охраны США (NSF WQI), индекс качества воды Канадского Совета Министров охраны окружающей среды (CCME WQI) [156-158] и Британский индекс качества воды (BC WQI), [159-161]. Подробный расчет NSF WQI приведен в [162], CCME WQI в [163, 164], BC WQI в [165].

Основным отличием NSF WQI от индексов, используемых в нашей стране (ИЗВ, УКИЗВ и ПХЗ-10), является то, что для его расчета используются 9 строго регламентированных параметров, наиболее характерных для любого водоема (растворенный кислород, коли-индекс), рН, БПК5, нитраты, фосфаты, температура, мутность, взвешенные вещества) [15], в то время как для расчета ИЗВ выбираются 6 загрязнителей, содержание которых в водоеме наибольшее [166], а для ПХЗ-10 – десять показателей, максимально превышающих предельно-допустимые концентрации [167]. При расчете ИЗВ, УКИЗВ и ПХЗ-10 так же не учитываются микробиологические показатели, которые часто являются решающими при оценке пригодности воды для водопользования [128], в то время как в расчет NSF WQI включен коли-индекс.

Еще одним отличием отечественных индексов качества воды является то, что в основе их расчетов лежат предельно-допустимые концентрации загрязнителей, не учитывающие региональные особенности водных экосистем, в то время как зарубежные индексы рассчитываются относительно фоновых региональных содержаний загрязнителей в водоеме.

Индексы CCME WQI и BC WQI принципиально отличаются в расчетах от всех существующих индексов, как в нашей стране, так и за рубежом. При их расчете учитывается, что при отборе проб в данной точке в силу каких-либо причин могут быть не получены данные по какому-либо показателю, что существует определенная частота, с которой часть проб может оказаться необработанной или испорченной и что количество необработанных проб для разных отборов может различаться [168]. В силу специфики вычисления, данные индексы считаются наиболее эффективными для небольшого количества параметров [169].

В настоящее время в [170] и [171] размещены специальные калькуляторы для расчета индекса качества воды NSF WQI и CCME WQI, а так же руководство пользователя. Другие индексы качества воды, рассчитываемые за рубежом, и способ их расчета рассмотрены в [170, 172-183].

На сегодняшний день в водной среде нормируется содержание более 1300 химических соединений. И их количество будет постоянно расти. Анализ такого большого числа загрязняющих веществ, безусловно, не возможен: он трудоемок, дорогостоящ и длителен. В связи с этим особую значимость приобретают методы интегральной оценки качества воды. Кроме того, в настоящее время назрела необходимость разработки региональных нормативов содержания загрязнителей в водоемах. В таком случае имеется возможность учитывать природный гидрохимический фон. Такое «сглаживание» регионального фактора, может способствовать выбору того или иного способа оценивания качества воды для общего применения [15, 184]. Не смотря на это, во многих государствах считается целесообразной разработка нормативов для каждого водного объекта в целом [185]. Однако при этом теряется возможность при необходимости сравнивать качество различных водных экосистем между собой [15].

1.4 Нормирование водопользования в России и за рубежом

Водное законодательство Российской Федерации – это система нормативных актов, регулирующих общественные отношения в области использования и охраны вод [156]. Оно состоит из Водного Кодекса, федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними законов субъектов Российской Федерации [8]. Среди принципов водного законодательства выделяется приоритет охраны водных объектов перед их использованием [186].

7-ФЗ «Об охране окружающей среды» предусматривает принятие комплекса мер, направленных на сохранение, сбережение водных ресурсов, недопущения ухудшения их качества, а так же восстановление водных объектов, а исходя из анализа большинства норм Водного кодекса РФ, можно увидеть направление на использование водных объектов в целях реализации рыночных отношений. Платность водопользования предполагает максимальную прибыль от продажи воды как ресурса, что в наших условиях автоматически отодвигает на второй план проведение мероприятий по рациональному использованию водных ресурсов и защиту водоемов от негативного воздействия [187].

В целях предотвращения негативного воздействия на водные объекты для водопользователей устанавливаются нормативы допустимого воздействия на окружающую среду, а для водных объектов – нормативы допустимых выбросов и сбросов веществ и микроорганизмов [2]. При этом под предельно-допустимым сбросом (ПДС) вещества в водный объект понимается его масса в сточных водах, максимально допустимая к отведению в данном пункте водного объекта в единицу времени с целью обеспечения норм качества [3]. Нормативы ПДС устанавливаются исходя из условий недопустимости превышения нормативов качества воды, в том числе предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ (ПДК) в водоеме [188].

Такая система нормирования сброса веществ со сточными водами, основанная на условии соблюдения ПДК загрязняющих веществ в водоеме, трудоемка и малоэффективна. Одним из основных факторов, препятствующих эффективному управлению процессами водопользования, является неопределенность в выборе нормируемых показателей. Их перечень и количество в законодательном порядке не определены [189]. В результате на практике контроль за составом сточных вод осуществляется по 20-30 показателям и превращается в сильно заформализованный процесс, влекущий неоправданные затраты. Важным моментом является отсутствие надежных методик для определения ряда специфических веществ органической природы. Значительные средства затрачиваются на разработку и согласование проектов нормативов ПДС.

При этом очевидно, что достичь жестких критериев качества воды водоема практически невозможно, так как при установлении нормативов ПДС не учитывается уровень существующих технологий водоочистки. На практике нормирование превратилось в формальную неэффективную процедуру [156], причем недостижимость установленных критериев провоцирует водопользователей к стихийному и неорганизованному сбросу неочищенных сточных вод.

С 1 января 2013 на территории РФ действует 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении». Согласно данному закону предприятия должны самостоятельно очищать свои сточные воды как в случае сброса в ближайшие реки и водоемы, так и в случае их сброса в сети местных водоканалов. При этом все средние и мелкие промышленные предприятия должны не просто построить свои локальные очистные сооружения, но и достигать нормативы для рыбохозяйственных водоемов. При этом строительство очистных сооружений, обеспечивающих очистку только основных загрязнителей, обойдется предприятию в несколько миллионов долларов, а попытка приблизиться к рыбохозяйственным нормативам, как минимум, удвоит сумму инвестиций. Таким образом, в условиях снижения прибыльности бизнеса срок окупаемости таких инвестиций составит десятки лет, а санкции, предусмотренные за невыполнение нормативов, способны закрыть или разорить на штрафах практически любое предприятие. Поэтому на сегодняшний день представители, как частных компаний, так и госучреждений пришли к единому мнению: показатели качества воды в промышленных сточных водах необходимо приравнять к фоновому загрязнению городских канализационных сточных вод [190].

В последние десятилетия большинство стран добилось значительного прогресса в области охраны окружающей среды с уменьшением воздействия на ее состояние [191, 192]. В США в основе водного законодательства лежит «Закон о чистой воде» (Clean Water Act, CWA) и «Национальная система предотвращения сброса загрязняющих веществ» (National Pollutant Discharge Elimination System, NPDES), которые контролируют сброс загрязняющих веществ в водные объекты [193]. В настоящее время в США действуют две системы стандартов. Первая закрепляет нормативы сброса загрязняющих веществ для потенциальных источников загрязнения [194], вторая закрепляет требования к качеству вод, необходимому для их использования по назначению [195]. Нормативы сброса устанавливаются Агентством по охране окружающей среды (EPA) [196].

Деятельность предприятий в части сброса загрязняющих веществ со сточными водами регламентируется исходя из технических возможностей и затрат, необходимых для их соблюдения, категории загрязняющих веществ, а также из того, являются эти предприятия новыми или действующими на момент принятия стандартов [197].

В европейских странах процедура выдачи разрешений на право хозяйственной деятельности до недавнего времени была законодательно закреплена директивой Совета Европейского союза 2008/1/EC о комплексном предотвращении и контроле загрязнений (Integrated Pollution Prevention and Control) – IPPC-директивой [198]. В ней введено понятие НДТ, которое однозначно трактуется как наилучшие из доступных существующих технологий (Best Available Techniques – BAT) [199-201]. В настоящее время действует директива о промышленных выбросах (Industrial Emissions Directive (IED), 2010/75/EU). Она является законодательно-адаптированным вариантом директивы IPPC. IED объединяет IPPC с семью отраслевыми директивами в одну, охватывает наиболее загрязняющие отрасли промышленности и основана на комплексном подходе к выдаче разрешений на выбросы и сбросы загрязняющих веществ с использованием наилучших доступных технологий (НДТ) [202]. Для каждой из 30 отраслей промышленности Европейское бюро разработало рекомендательный справочный документ по наилучшим доступным технологиям – справочник BREF. Справочник BREF не содержит конкретных значений предельно допустимых выбросов и сбросов загрязняющих веществ, но в нем указаны максимальные и минимальные их значения при условии соблюдения НДТ.

Положения директивы включены в национальные законодательства стран – членов ЕС [203].

Таким образом, в настоящее время в нашей стране основные документы водного законодательства не выполняют заявленных в них задач, отстают от передовых мировых документов в области охраны окружающей среды и требуют скорейшего рассмотрения и изменения.

ГЛАВА 2. ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

–  –  –

Бассейн Оби расположен на территории трех государств – Российской Федерации, Казахстана и Китая, при этом примерно 75 % водосборной площади принадлежит России. Среди рек России Обь занимает первое место по водосборной площади и третье – по стоку (после Енисея и Лены). Обь образуется при слиянии Бии и Катуни, берет начало в горах Алтая и впадает в Обскую губу Карского моря. Длина реки – 3680 км. Площадь водосбора р. Обь составляет около 3 тыс. км2, из них 49 % представлено лесами [204].

По гидрографическим условиям и характеру водного режима Обь может быть разделена на три крупных участка: верхний – от места слияния Бии и Катуни до устья р. Томь, средний – от устья Томи до устья Иртыша и нижний – от устья Иртыша до Обской губы [205]. В лесной зоне уклоны поверхности незначительны, сток затруднен, и междуречья сильно заболочены. Почти на всем протяжении, за исключением верховьев, Обь является типично равнинной рекой [204]. Р. Обь и ее притоки являются водоемами рыбохозяйственного назначения.

Одновременно вода рек бассейна используется для питьевого, промышленного и коммунально-бытового водоснабжения. По объему водозабора для нужд народного хозяйства р. Обь занимает четвертое место в России после Волги, Дона и Кубани [206]. Всего в поверхностные водоемы бассейна Оби ежегодно сбрасывается около 6000 млн. м3 сточных вод или 79 % от объема используемой воды [204].

Длина участка Оби в районе Барнаула – более 60 км. Водные ресурсы реки на данном участке используются для судоходства, ирригации, рекреации и хозяйственно-питьевого водоснабжения [207]. При этом в последнее время основной вклад в загрязнение реки вносит коммунальное водопользование, т.к. на его долю приходится более 70 % от всего объема потребляемой городом воды [244].

2.1.2 Характеристика р. Барнаулка Р. Барнаулка является левым притоком р. Оби, впадая в нее у г. Барнаула [208]. По своей длине и площади бассейна она относится к средним рекам, но по расходу воды является малой рекой. Длина реки – 207 км., площадь ее бассейна составляет 5720 кв. км., в том числе действующая – 4500 кв. км. [209].

Свое начало р. Барнаулка берет из оз. Зеркального (Шипуновский район), в верхнем течении протекает через ряд проточных озер. Ниже озерного участка русло реки выражено слабо, преобладающие глубины 1,5 м. На последних 60 км ширина русла увеличивается с 20 до 60 м и более. Берега высотой 2-3 м крутые и обрывистые, сложены песчаными грунтами. В верхнем и среднем течении река практически не подвержена антропогенной нагрузке [208].

В нижнем течении долина реки сужается, появляются городские застройки.

Часть водосбора в нижнем течении активно используется для рекреации [210]. На данном участке водосбора так же располагаются промышленные (заводы «Ротор», Алтайский завод агрегатов (АЗА и сельскохозяйственные предприятия (совхозы «Барнаульский», «Спутник», «Декоративные культуры»). На расстоянии 6 км от устья сток реки зарегулирован плотиной, где находится зона отдыха горожан – городской пляж. Ниже плотины в Барнаулку впадает левый городской приток – река Пивоварка, берущая начало в зоне промышленных предприятий и принимающая бытовые стоки частного сектора г. Барнаула [208]. Кроме того, в р. Барнаулку так же поступают неочищенные ливневые сточные воды [211]. В целом, нижняя часть водосборной площади р. Барнаулка испытывает значительную антропогенную нагрузку.

–  –  –

Для оценки современного состояния поверхностных вод р. Обь в период 2005-2012 гг. были проведены экспедиционные работы. Карта-схема представлена на Рисунке 2.1.

Рисунок 2.1 – Карта-схема точек отбора проб на р.

Обь и в канализационных колодцах г. Барнаула (КК-1; КК-2; КК-3; КК-5) Створ 1 выбран в качестве фонового, поскольку он располагается выше зоны городского влияния. Створы 1Б и 2 расположены выше и ниже впадения протекающей по городской территории р. Барнаулка и характеризуют ее вклад в загрязнение вод Оби. Для оценки влияния сточных вод г. Барнаула на качество речных вод были выбраны створы наблюдения, расположенные выше и ниже выпусков сточных вод после систем очистки КОС-1 и КОС-2.

Количество точек отбора проб воды по створу варьировало в зависимости от гидрологического периода. Для репрезентативной характеристики створа пробы воды отбирались на трех вертикалях и трех глубинах (0,2 h, 0,6 h, и 0,8 h), в зимнюю межень отбор проводили только на глубине 0,2 h (h – высота водного столба). Для расчета современных фоновых концентраций загрязняющих веществ в р. Обь пробы воды отбирали в различные гидрологические периоды.

2.2.2. Отбор проб сточных вод

Для оценки уровня загрязнения бытовых сточных вод г. Барнаула были выбраны 4 контрольных канализационных колодца, расположенных в разных районах города (рисунок 2.1.): Ленинском (КК-1, ул. Малахова), Индустриальном (КК-2, ул. Попова) и Центральном (КК-3, ул. Ползунова; КК-5, пер. Некрасова).

Все выбранные колодцы являются коллекторными, при этом в них поступают только коммунальные сточные воды, т.е. сброс промышленных стоков полностью отсутствует.

Во всех точках наблюдения пробы воды из канализационных колодцев отбирали 3-х литровым эмалированным бидоном. Для получения репрезентативной пробы отобранный объем сточной воды сливали в эмалированное ведро (10 л), перемешивали и разливали в полиэтиленовые (для определения минеральных и биогенных веществ, тяжелых металлов) или стеклянные (для определения органических веществ) бутылки. Сразу после отбора пробы сточной воды фильтровали через мембранный фильтр с диаметром пор 0,45 мкм в атмосфере инертного газа (аргон) [212]. Для оценки суточной динамики загрязняющих веществ отбор проб воды в сточных водах из канализационных колодцев, а также отбор проб на входе и выходе КОС-1 и КОСпроводили четыре раза в течение дня (в 9-00; 14-00; 18-00; 21-00 часов). Для изучения сезонной динамики загрязняющих веществ в колодцах и на КОС отбор проб воды проводили в различные периоды года: зимой, весной и летом. Всего за период с 7.12.2011 по 10.06.2012 было отобрано и проанализировано около 100 проб сточной воды.

2.3 Подготовка проб к анализу

Стадия пробоподготовки является важной и обязательной процедурой химического анализа, поскольку от правильности ее проведения зависит качество самого химического анализа. В зависимости от типа анализируемой пробы стадия пробоподготовки может включать в себя различное число операций [213].

2.3.1 Подготовка проб природной воды

Во всех створах наблюдения пробы воды отбирали стеклянным батометром. На месте отбора проб сразу определяли температуру и рН.

Для разделения растворенных и взвешенных форм исследуемых показателей пробы воды фильтровали через мембранный фильтр с диаметром пор 0,45 мкм в атмосфере инертного газа (аргон) [212]. При определении тяжелых металлов для консервации полученные фильтраты подкисляли азотной кислотой марки о.с.ч. до pH 2 [214]. Для определения ртути, фильтрованные пробы воды окисляли BrCl в соответствии с методикой [215]. Контроль возможного загрязнения проб при их отборе, фильтровании и транспортировке проводили с помощью «полевого холостого» опыта.

2.3.2 Подготовка проб сточных вод

В большинстве методов для определения тяжелых металлов в сточных водах предполагается предварительное разложение проб. При определении содержания металлов в сточной воде обычно применяют мокрое озоление, поскольку в этом случае легче предотвратить потери летучих соединений.

Стандартная процедура обычно заключается в обработке пробы индивидуальными кислотами (HNO3, HCl), смесью HNO3 и H2O2, или смесями кислот (HNO3–H2SO4; HNO3–HClO4; HNO3–HCl; HNO3–HClO4–HF) [216].

В данной работе перед инструментальным определением тяжелых металлов проводили «мокрое» озоление пробы в микроволновой печи «MARS-5». Для разложения использовали азотную кислоту марки ОСЧ. Пробы сточной воды объемом 50 мл помещали в автоклавы, приливали 2 мл кислоты и проводили «мокрое» озоление. После окончания разложения пробы охлаждали до комнатной температуры, затем полученный раствор переносили в мерную колбу на 50 мл, доводили до метки водой и определяли содержание микроэлементов. Параллельно с анализом пробы проводили контрольный «холостой» опыт для учета фона реактивов и всех стадий пробоподготовки. При определении ртути пробу после разложения дополнительно окисляли раствором BrCl (в соответствии с методом US EPA 1631). Проверку правильности определения тяжелых металлов проводили с помощью метода добавок.

Среди остальных исследуемых показателей предварительная подготовка пробы требуется только для цианидов. Перед их определением пробы сточной воды перегоняли для устранения мешающих влияний сероводорода и органической матрицы.

2.4. Методы анализа

Для определения загрязняющих веществ в сточных водах и пробах воды р. Обь использовали классические аналитические методы (таблица 2.2).

Основные гидрохимические показатели определяли следующими методами:

спектрометрическим с использованием спектрофотометра лабораторного DR/2800 и потенциометрическим на ионометрическом преобразователе И-500.

Концентрации тяжелых металлов (As, Cd, Cr, Co, Cu, Fe, Mn, Ni, Pb, Zn) определяли методом атомно-абсорбционной спектрометрии с использованием пламенного варианта атомизации (ацетилен – воздух) или электротермической атомизации (ЭТА) на приборе SOLAAR M-6. Содержание ртути определяли двумя методами: атомно-абсорбционной спектрометрией (метод «холодного пара») и атомно-флуоресцентным методом на приборе Mercur Duo.

–  –  –

ГЛАВА 3. ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ПОВЕРХНОСТНЫХ ВОД Р. ОБЬ В

РАЙОНЕ Г. БАРНАУЛА

В настоящее время р. Обь присвоен статус водного объекта рыбохозяйственного назначения высшей категории. Поэтому для оценки уровня ее загрязненности было проведено сравнение определяемого содержания растворенных форм загрязнителей с законодательно регламентированными предельно допустимыми концентрациями для вод рыбохозяйственного назначения (ПДКр.х.).

Для репрезентативной характеристики содержания загрязняющих веществ на каждом участке реки учитывалось неоднородное распределение загрязняющих веществ в створе, как по горизонтали, так и по вертикали, поскольку их концентрации могут значительно отличаться в придонных слоях от содержания в поверхностном слое и в толще воды, а также по поперечному сечению реки.

3.1 Расчет фоновых концентраций загрязняющих веществ в воде р. Обь Согласно ретроспективным (1989-2003 гг.) и современным (2005-2012 гг.) натурным данным в створе 1 (выше водозабора № 2, рисунок 2.1) наблюдаются невысокие концентрации биогенных элементов группы азота и фосфатов, часто находящиеся на уровне и ниже предела чувствительности метода определения. По показателям общего содержания органического вещества (БПК5, ХПК) превышений нормативов не выявлено. Для большинства микроэлементов их концентрации в фоновой точке невелики. Исключение составляют медь и марганец, для которых повышенные концентрации наблюдаются как по ретроспективным, так и по современным данным. Для Cu концентрации превышают нормативы в 3-16 раз, а для Mn – в 2-5 раз в зависимости от гидрологического периода года. Кроме того, анализ ретроспективных данных (1989 – 2003 гг.) показал, что в период половодья в воде р. Обь увеличивается содержание взвешенных веществ (ВВ), Fe и Zn. Однако по современным данным (2005 – 2012 гг.) такая закономерность наблюдается только в отношении взвешенных веществ.

Таким образом, для оценки влияния г. Барнаула и его сточных вод на качество речных вод Оби необходимо учитывать уже имеющийся природный фон и состояние реки Оби выше города. При этом для основных гидрологических периодов фоновые сезонные концентрации загрязняющих веществ рекомендуется рассчитывать отдельно. Такой расчет был сделан в рамках работы [233], выполненной по заказу Верхне-Обского бассейнового управления в 2004 г.

(таблица 3.1).

В этой работе за основу при расчете средне-сезонных концентраций тяжелых металлов (Cd, Cu, Fe, Hg, Mn и Pb) использовали результаты исследований Института водных и экологических проблем СО РАН, а недостающие по сезонам данные для этих металлов были рассчитаны по базе государственных постов наблюдения с использованием коэффициентов нормирования. Остальные компоненты рассчитывались только по данным государственных постов наблюдения. Расчет средне-сезонной концентрации проводился только для тех компонентов, для которых в течение последних 12-ти лет ряд наблюдений в створе составлял один раз или более за сезон. На основе полученных среднемноголетних сезонных значений гидрохимических показателей р. Обь [233] были предложены величины фоновых концентраций в зависимости от гидрологических периодов (таблица 3.1).

–  –  –

где C Р,Ф - фоновая концентрация вещества в р. Обь;

Ср – среднее значение концентрации используемой выборки;

S – величина среднего квадратичного отклонения;

t0,9 – коэффициент Стьюдента, зависящий от величины выборки (таблица 3.2);

п – количество членов выборки.

Величина среднеквадратичного отклонения рассчитывается по формуле:

–  –  –

В качестве выборки были взяты результаты, полученные для фоновой точки с 2005 по 2012 гг. в различные гидрологические периоды (n=20-37, для отдельных показателей n=6-12). Рассчитанные фоновые среднегодовые концентрации гидрохимических показателей в створе р. Обь выше г. Барнаула (2005-2012 гг.) приведены в таблице 3.3.

При сравнении ретроспективных и современных фоновых концентраций по большинству показателей (сульфаты, хлориды, Fe, Mn, Cu (рисунок 3.1), БПК5, нитраты, нитриты, и др.) можно отметить незначительное снижение концентраций (не более чем в 1,5-2 раза), для ряда показателей наблюдается существенное снижение: аммоний, фосфаты, никель (Рисунок 3.1), свинец – в 5-7 раз, хром ~ в 100 раз.

–  –  –

Единственным показателем, по которому наблюдается повышение современной фоновой концентрации по сравнению с ретроспективной, является цинк (таблица 3.3, рисунок 3.1).

–  –  –

Воды р. Барнаулка характеризуются высокой цветностью и мутностью, содержание в них биогенных элементов группы азота и фосфаты, сульфиды, цианиды и БПК5 превышают ПДКр.х., но поскольку р. Барнаулка не относится к рекам рыбохозяйственного значения, то к ней применимы нормативы для вод культурно-бытового назначения [11], которые, как правило, выше показателей для вод рыбохозяйственного назначения [13]. Превышения как ПДКр.х., так и ПДКк-б.

наблюдались в реке повсеместно для таких показателей как цианиды и сульфиды.

Оценить влияние р. Барнаулки на воды р. Обь можно, сравнив гидрохимические показатели в створах 1Б и 2, расположенных соответственно выше и ниже впадения р. Барнаулки в р. Обь (рисунок 2.1).

В створе 1 Б (р. Обь, выше впадения р. Барнаулки) превышений ПДКр.х. по исследуемым гидрохимическим показателям не наблюдалось, напротив, величины часто были на уровне и ниже пределов обнаружения метода анализа.

Концентрации таких металлов, как Cu, Fe, Mn, Zn фиксировались выше ПДКр.х., но не превышали ПДКк-б..

Примеры повышенного содержания веществ в водах р. Барнаулка относительно р. Обь представлены на Рисунке 3.2. Из рисунка видно, что, несмотря на превышение концентраций сульфатов, железа и марганца в р. Барнаулке над их содержанием в Оби в 4-6 раз, загрязнение по этим показателям в створе ниже впадения Барнаулки не наблюдается. Для Cu и Ni напротив, можно отметить более низкие концентрации в р. Барнаулке и даже снижение концентраций в р. Обь, ниже впадения Барнаулки. Содержание большинства гидрохимических показателей в створах Оби выше и ниже впадения Барнаулки находится на близком уровне. Из чего можно сделать вывод, что р.

Барнаулка, несмотря на значительное загрязнение по ряду показателей, вследствие большого разбавления (расход воды в устье р. Барнаулки в 100 раз меньше р. Оби в точке ее впадения), практически не влияет на качество вод р.

Обь.

–  –  –

Для оценки влияния сбросов сточных вод с КОС-1 и КОС-2 на качество р. Обь пробы воды отбирали в точках, расположенных выше и ниже КОС, а также вблизи выходов труб в реку. Анализ полученных данных показывает, что поступление ионов аммония в концентрациях, превышающих ПДКр.х., наблюдается в непосредственной близости от выходов труб с КОС-1 и КОС-2 (Рисунок 3.3). При этом ниже по течению реки концентрации резко снижаются, но небольшое остаточное влияние обоих КОС еще прослеживается. Следует отметить, что значительное поступление аммония со сбросами от КОС-1 (в концентрациях, превышающих ПДКр.х.) наблюдалось по всем датам отбора, тогда как для КОС-2 подобные превышения зафиксированы только весной.

Аналогичная ситуация была отмечена так же для фосфатов.

–  –  –

0,2 0,2 0,1 0,1

–  –  –

Поступление сульфидов с КОС в концентрациях, превышающих ПДКр.х., характерно для летне-осенней межени как вблизи выходов КОС, так и ниже по течению. Особенно высокие концентрации характерны для КОС-1.

Среди определяемых тяжелых металлов (ТМ) превышение ПДКр.х. выявлено для Cu (Рисунок 3.5), Mn (рисунок 3.6) и Zn (рисунок 3.7).

–  –  –

Рисунок 3.6 – Содержание марганца в воде р.

Обь вблизи выходов труб, а так же в створах выше и ниже КОС-1 и КОС-2 Для большинства металлов, какой-либо сезонной динамики не выявлено, за исключением цинка, для которого можно отметить максимальные концентрации в августе (Рисунок 3.7).

–  –  –

ГЛАВА 4. ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ

ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В КОММУНАЛЬНЫХ СТОЧНЫХ ВОДАХ

Г. БАРНАУЛА Из всех водопользователей г. Барнаула самостоятельный сброс очищенных сточных вод в объеме 2,6 тыс. м3/сутки производит только ОАО АПЗ “Ротор”, остальные предприятия осуществляют выпуск производственных сточных вод в систему городской канализации, где происходит их смешение с бытовыми сточными водами. Далее смешанные воды поступают на очистные сооружения

КОС-1 и КОС-2, где проходят следующие стадии очистки:

1) механическая очистка от крупных загрязнений на механических фильтрах и песколовках;

2) очистка стоков от мелких механических примесей на первичных радиальных отстойниках;

3) биологическая очистка в аэротенках с использованием активного ила;

4) оседание активного ила на вторичных радиальных отстойниках.

После прохождения всех стадий очистки сточные воды сбрасываются в р.

Обь через рассеивающие выпуски (общий объем сбрасываемых вод 390 тыс.

м3/сутки). В настоящее время система городской канализации г. Барнаула, включая очистные сооружения, передана в долгосрочную аренду ОАО «Барнаульский водоканал», который отвечает за сброс очищенных сточных вод в реку.

Согласно [235] при выпуске сточных вод хоть и допускается некоторое ухудшение качества воды в водоемах, однако это не должно заметно отражаться на его жизни и на возможности дальнейшего использования, поэтому для того, чтобы очистные сооружения осуществляли должный уровень очистки, необходимо устанавливать нормы сброса сточных вод для водопользователей. В соответствии с ними, производственные сточные воды, не удовлетворяющие установленным нормам, следует предварительно очищать, охлаждать или разбавлять до требуемых параметров. В противном случае, предприятиям за невыполнение требований к качеству сточных вод выставляются штрафные санкции «за негативное воздействие на окружающую среду».

В зависимости от водоема-приемника сточных вод в каждом городе Российской Федерации установлены свои нормы сброса сточных вод для водопользователей. В г. Барнауле до недавнего времени действовало постановление администрации № 1557 от 02.06.2002 [236], в котором приведен перечень и допустимые концентрации загрязняющих веществ (ДК), принимаемых и запрещенных к сбросу в систему канализации. В настоящее время действует постановление № 2557 от 30.08.2010, в котором перечень загрязняющих веществ уменьшился, а требования к ДК некоторых веществ существенно ужесточились, при этом дополнительно указывается, что сброс веществ, отсутствующих в перечне, допускается в соответствии с нормативами качества воды водных объектов рыбохозяйственного назначения (ПДКр.х.) [237].

Для оценки объективности и целесообразности принятых нормативов допустимых концентраций (ДК) для предприятий г. Барнаула, сбрасывающих сточные воды в городскую канализацию, и определения меры ответственности всех основных водопользователей за сброс загрязняющих веществ в реку была изучена суточная и сезонная динамика содержания загрязняющих веществ в коммунальных и смешанных сточных водах и проведено сравнение полученных значений концентраций с ранее действовавшими (ДК 1) [236] и вновь установленными (ДК 2) [237] нормативами.

–  –  –

Рисунок 4.1 – Изменение температуры (колодец № 3) и рН (колодец № 2) в различное время суток Содержание взвешенных веществ, ионов аммония, сульфатов, нитратов, мышьяка и кобальта изменяются слабо – не более чем в 2-3 раза в течение суток.

Для примера на рисунке 4.2 приведена суточная динамика содержания нитратов и сульфатов в канализационных колодцах.

–  –  –

При этом следует отметить, что для отдельных показателей такой разброс концентраций фиксировался не повсеместно, а только для определенного колодца, либо конкретной даты отбора. Например, в колодце № 2 в дневное время было зафиксировано резкое увеличение концентрации хрома, что может быть связано с залповым выбросом соединений хрома (Рисунок 4.5), источником которых могут являться отходы мелкого производства (кожевенного, красильного или производства эмалей), расположенного в жилом доме или магазине.

–  –  –

Аналогичные разовые максимальные концентрации наблюдались для цианидов (Рисунок 4.5), БПК5, взвешенных веществ, аммонийного азота, хлоридов, и ртути (Приложения А–Г).

–  –  –

Среднесуточные концентрации загрязняющих веществ и интервалы их варьирования в коммунальных сточных водах г. Барнаула в контрольных колодцах в различные сезоны года представлены в Приложениях Д–И. В целом, среди изученных загрязняющих веществ сезонных закономерностей не выявлено, т.е. содержание загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах г. Барнаула не зависит от сезона года. Исключение составляют цианиды, содержание которых во всех колодцах существенно увеличивается в марте месяце (Рисунок 4.6).

Сравнение содержания исследуемых загрязняющих веществ в канализационных колодцах (КК) с ранее действовавшими (ДК1) и вновь установленными (ДК 2) нормативами показало, что для цианидов (Рисунок 4.6) во все сезоны наблюдается значительное превышение среднесуточных концентраций относительно ДК1, в то время как превышение ДК2 отмечено только в марте (Рисунок 4.6).

–  –  –

Постоянное превышение концентраций во всех колодцах относительно ранее установленных (ДК1) и действующих (ДК2) нормативов наблюдается для ионов аммония и фосфатов (Рисунок 4.8). Аналогичная ситуация отмечена для БПК5.

–  –  –

4.3 Пространственная динамика содержания загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах г. Барнаула Сравнение, как суточных, так и сезонных диапазонов изменения содержания загрязняющих веществ в бытовых сточных водах различных колодцев (Приложениях А–И), показало, что колодцы № 2 и № 3 отличаются максимальным разбросом концентраций, т.е. неоднородностью сточных вод по содержанию загрязняющих веществ.

При этом наиболее загрязненными по большинству показателей являются сточные воды колодцев № 1 и № 2, расположенных в наиболее густонаселенных Ленинском и Индустриальном районах г. Барнаула (таблица 2.1).

–  –  –

На Рисунке 4.10 на примере сульфидов и БПК5 представлены средние по всем датам отбора их содержания в различных колодцах (т.е. среднесуточные концентрации, усредненные по всем датам отбора).

–  –  –

КК1 КК2 КК3 КК5 КК1 КК2 КК3 КК5 Рисунок 4.10 – Среднее содержание сульфидов и БПК5 в различных колодцах Таким образом, содержание таких загрязняющих веществ, как взвешенное вещество, сульфиды, БПК5, аммоний, фосфаты, хлориды и цианиды в коммунальных сточных водах превышают значения как ранее (ДК1), так и вновь (ДК2) установленных нормативов при приеме промышленных сточных вод предприятий г. Барнаула в систему городской канализации.

ГЛАВА 5. ОБОСНОВАНИЕ РАСЧЕТА ДОПУСТИМЫХ

КОНЦЕНТРАЦИЙ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ В СТОЧНЫХ ВОДАХ

ПРЕДПРИЯТИЙ Г. БАРНАУЛА ПРИ ИХ ПРИЕМЕ В ГОРОДСКУЮ

СИСТЕМУ КАНАЛИЗАЦИИ

–  –  –

В качестве «точки отсчета» при приеме промышленных сточных вод в городскую канализацию мы предлагаем ввести понятие «фоновой концентрации вещества в коммунальных сточных водах», т.е. концентрации, характеризующей средний уровень загрязнения данным веществом коммунальных сточных вод в пределах сезонных и суточных колебаний. Для оценки фоновых концентраций загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах мы предлагаем взять за основу методику по расчету регионального естественного фона [235].

Значения фоновых концентраций загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах по аналогии с поверхностными водами предлагается определять по нижней границе доверительного интервала (90 % уровня доверия) для среднего значения ряда наблюдений по соотношению:

S t 0,9 С Р,Ф С Р (5.1) n где C Р,Ф – фоновая концентрация вещества в коммунальных сточных водах, поступающих от жилых кварталов г. Барнаула;

Ср – среднее значение концентрации используемой выборки;

S – величина среднего квадратичного отклонения;

t0,9 – коэффициент Стьюдента, зависящий от величины выборки;

п – количество членов выборки.

Минимальное количество измерений, по которым допустимо оценивать фоновые концентрации – 20. В наших расчетах количество измерений составляло от 45 до 48. При этом из выборки исключались разовые пиковые концентрации веществ. Данная фоновая концентрация, являясь нижней границей разброса среднего значения, может быть рекомендована в качестве ДК для промышленных предприятий, сбрасывающих сточные воды в городскую канализацию, поскольку в этом случае их сточные воды заведомо не будут ухудшать исходное состояние коммунальных сточных вод и даже наоборот обеспечивать небольшой разбавляющий эффект. С другой стороны, очистные сооружения городских коммунальных служб должны обеспечивать очистку коммунальных сточных вод по верхней границе доверительного интервала (90 % уровня доверия) для среднего значения.

S t 0,9 С Р,Ф С Р (5.2) n Для расчетов фоновых значений мы использовали все полученные в ходе выполнения работ среднесуточные концентрации загрязняющих веществ в коммунальных стоках жилых кварталов г. Барнаула по всем сезонам года, т.к.

значительных сезонных отличий для большинства изучаемых веществ обнаружено не было (Глава 4.2). Дополнительно, здесь следует отметить, что для того, чтобы рассчитывать фоновые сезонные допустимые концентрации и допустимые сезонные объемы сбросов, необходима большая статистика (в нашем случае количество определений по сезону варьировало от 14 до 16, что недостаточно).

Содержания загрязняющих веществ в смешанных сточных водах, поступающих от жилых городских кварталов и промышленных предприятий в системы городской очистки (вход на КОС-1 и КОС-2), были рассчитаны как среднее значение концентрации используемой выборки (11 и 12 определений, соответственно).

Сравнение значений фоновых среднесуточных концентраций (нижняя и верхняя границы) загрязняющих веществ в исследуемых колодцах (таблица 5.1) с действующими (ДК2) и бывшими (ДК1) значениями наглядно показывает, что в колодцах наблюдается постоянное устойчивое превышение относительно установленных ДК таких типичных для коммунальных сточных вод загрязняющих веществ, как взвешенные вещества, БПК5, аммонийный азот, фосфаты, сульфаты, сульфиды и цианиды (вход на КОС-1 и КОС-2, Приложения К–Л). При этом следует отметить, что содержание большинства загрязняющих веществ в смешанных сточных водах, поступающих в системы городской очистки, в основном, находится в пределах варьирования фоновых концентраций ближе к нижней границе фона (Рисунок 5.1).

–  –  –

4 0,12 2 0,06

–  –  –

Для БПК5, сульфатов и свинца наблюдается незначительное разбавление коммунальных сточных вод промышленными водами (Рисунок 5.2). В то время как для кадмия, сульфидов и цинка отмечено существенное разбавление сточных вод.

–  –  –

0,03 0,2 0,015 0,1

–  –  –

Таким образом, исходя из реально существующей ситуации для загрязняющих веществ, повсеместно присутствующих в коммунальных сточных водах (БПК5, NH4+, PO43-, SO42-, S2-, CN-,), для промышленных предприятий необходимо устанавливать ДК, равные нижней границе фоновых концентраций (таблица 5.1). При этом коммунальные службы города (ООО “Барнаульский Водоканал”) должны справляться с очисткой сточных вод от концентраций, достигающих верхней границы фона, а для таких широко варьирующих по значениям показателей, как БПК, необходимо устанавливать верхнюю границу фона с учетом пиковых концентраций.

–  –  –

5.2 Сравнительный анализ допустимых концентраций загрязняющих веществ, установленных для сточных вод предприятий г. Барнаула, с нормами других городов и существующими нормативами качества природных вод В таблице 5.2 приведены значения допустимых концентраций (ДК) загрязняющих веществ, принимаемых в систему канализации г. Барнаула и других городов РФ. Для сравнения в таблице представлены требования, предъявляемые к очищенным сточным водам при сбросе в водные объекты в странах ЕС и принятые в РФ нормы ПДК веществ для природных вод различного назначения. Сравнение представленных нормативов показывает, что наиболее жесткие требования по большинству показателей для сточных вод наблюдаются в г. Барнауле, где ДК загрязняющих веществ – самые низкие. Здесь следует также отметить, что для стран ЕС установленные требования при сбросе очищенных сточных вод в водные объекты выше норм, установленных для сточных вод, принимаемых водоканалами различных городов РФ на очистку.

–  –  –

Для оценки объективности значений установленных и ранее используемых ДК загрязняющих веществ, принимаемых в систему канализации г. Барнаула, мы сравнили ДК этих веществ с фоновыми современными (2005-2012 гг.) концентрациями в р. Обь и ПДК для водных объектов рыбохозяйственного назначения (таблица 5.3).

–  –  –

Из таблицы 5.3 следует, что даже без учета эффективности очистки по таким показателям, как марганец и цианиды, установленные ДК2 ниже фоновых концентраций в р. Обь в районе г. Барнаула, а по таким показателям, как кадмий, сульфаты, хлориды, нитраты, цианиды ниже ПДКр.х. Анализ изменения нормативов (от ДК1 к ДК2) для схожих по процессу очистки веществ показал, что для одних современные нормы ДК понижаются, а для других повышаются. Так по железу, меди, цинку, свинцу и кадмию нормы новых ДК2 снижены порой существенно, в то время как для никеля и хрома они повышены. Если снижение ДК для ионов аммония можно объяснить разницей между ПДКк.-б. и ПДКр.х., которую необходимо учитывать при переходе р. Обь в разряд рыбохозяйственного водоема, то ужесточение по БПК5, с которым очистные сооружения г. Барнаула должны успешно справляться, понять сложно.

5.3 Основные лимитирующие факторы, определяющие значения ДК в сточных водах предприятий при их приеме на очистку в систему городской канализации При установлении нормативов ДК загрязняющих веществ в сточных водах предприятий при их приеме в городскую канализацию необходимо учитывать:

уровни содержания загрязняющих веществ в городских бытовых стоках;

эффективность очистки на очистных сооружениях;

–  –  –

вида водопользования.

Все перечисленные выше условия в зависимости от обстоятельств могут выступать в качестве лимитирующих факторов, определяющих значение ДК конкретного загрязнителя в сточных водах промышленных предприятий. При этом эффективность очистки на очистных сооружениях и условия сброса сточных вод в водоем являются основными отправными точками при расчете ДК веществ в сточных водах всех водопользователей.

Поэтому все водопользователи, включая городские коммунальные службы (в нашем случае это ОАО «Барнаульский водоканал») должны предварительно очищать свои стоки до концентраций, обеспечивающих нормативы безопасного сброса в водоем при существующей эффективности очистки на городских очистных сооружениях.

В этом случае при приеме сточных вод предприятий в систему городской канализации лимитирующими факторами, ограничивающими содержание загрязняющих веществ (ЗВ) в промышленных стоках, могут выступать:

фоновые концентрации ЗВ в очищенных коммунальных сточных водах, если эти значения ниже их фоновых содержаний в водоеме (Cст.Сф) фоновые концентрации ЗВ в водоеме-приемнике, если они превышают величину ПДК для вод данного вида водопользования (СфПДКр.х(к-б)) величина ПДК, если она выше фонового содержания ЗВ в водоеме, но ниже их концентраций в очищенных коммунальных сточных водах (СфПДКр.х(ПДКк-б)Cст.) нижние границы фоновых концентраций загрязняющих веществ, характерных для коммунальных сточных вод, определяемых по формуле 5.1 (глава 5.1). Это относится к таким загрязнителям, как БПК5, NH4+, PO43-, S2-.

Для наглядности все рассмотренные лимитирующие факторы, контролирующие содержание ЗВ в сточных водах предприятий при их приеме в городскую канализационную сеть, и условия, определяющие их применение, представлены на рисунке 5.4.

–  –  –

Рисунок 5.4.

Лимитирующие факторы при установлении ДК загрязняющих веществ в сточных водах предприятий, сбрасывающих промышленные стоки в систему городской канализации

5.4 Расчет нормативов сброса очищенных сточных вод в реку (НДС) и допустимых концентраций (ДК) для предприятий с учетом эффективности очистки на городских очистных сооружениях и условий сброса сточных вод в р. Обь При расчете СНДС мы руководствовались методикой расчета из [235]. Гидрологические данные р. Обь у г. Барнаула были приняты согласно [243], данные об утвержденных расходах сточных вод для КОС-1 и КОС-2 взяты из [244]. Расчет фоновых концентраций веществ в реке Обь выше выпусков КОС-1 и КОС-2 выполнен по методике, изложенной в [243], с использованием данных гидрохимических наблюдений ИВЭП СО РАН за последние 5 лет.

Так как расстояние между выпусками сточных вод КОС-1 и КОС-2 по реке составляет 20 км, то по методике их можно рассматривать, как одиночные выпуски. На середине участка реки между выпусками КОС-1 и КОС-2 есть выпуск ливневой канализации и недостаточно очищенный коллективный сток нескольких предприятий, однако все эти выпуски по объему не превышают 1 % относительно стоков КОС, и не вносят заметного вклада в загрязнение реки на этом участке. По нашим данным, значительный вклад в загрязнение данного участка реки вносит смыв в реку через протоку М. Болдин загрязняющих веществ (в первую очередь Zn) с неэксплуатируемого шламонакопителя ОАО «Химволокно», а также других веществ с территории 3-й секции золошлакоотвала ТЭЦ-2 и иловых карт КОС-1, расположенных в водоохранной зоне реки. Поэтому, при расчете ДК в стоках с КОС-2 для веществ, фоновые концентрации которых в выше расположенном створе превышали ПДКр.х, мы использовали значение фоновых концентраций, принятых для участка реки выше города, если они также превышали значения ПДКр.х. Если не превышали, то ДК принимали равным ПДКр.х.

Так как сброс сточных вод после КОС-1 и КОС-2 производится через рассеивающие выпуски, то, согласно методике, используется следующая формула для расчета СНДС:

СНДС=n(СПДК – Сф) +СФ, для СФ CПДК СНДС= СФ, для СФ CПДК СНДС= Сст, если СФ Cст.CНДС где СПДК = ПДКр.х.;

Сф – фоновая концентрация выше сброса сточных вод;

Сст. –концентрация вещества в очищенных сточных водах; n- кратность разбавления в створе начального разбавления.

Необходимые данные для расчетов СНДС, взятые из [243, 244] или рассчитанные на их основе, приведены в таблице 5.4.

–  –  –

Результаты расчета фоновых концентраций в речной воде, СНДС при сбросе сточных вод в реку и ДК для предприятий г. Барнаула приведены в таблицах 5.5 и 5.6. Расчет ДК в сточных водах предприятий, принимаемых на очистку, проводили с учетом эффективности очистки на КОС. При этом за основу брали данные расчетов эффекта очистки по нормативам 1999 г, если процент очистки был выше, указанного в нормативах 2010 г., если было наоборот, то за основу расчета брали эффект очистки 2010 г. Это связано с тем, что с выполнением планов по модернизации и усовершенствованию работы КОС эффективность очистки в последующие годы должна только улучшаться. В случае отсутствия данных об эффективности очистки в вышеуказанных нормативах, за основу брались данные наших расчетов.

Таблица 5.5 – Сравнение расчетных значений ДК загрязняющих веществ в сточных водах при приеме на КОС-1 и сбросе после очистки в реку (СНДС), выполненные ООО “Барнаульский водоканал” (БВК) и ИВЭП СО РАН (ИВЭП) (кратность начального разбавления 3,32 для контрольного створа 50 м ниже выпуска)

–  –  –

Как видно из таблиц 5.5 и 5.6 расчетные значения ДК, выполненные в данной работе с учетом кратности разбавления и эффективности очистки, в некоторых случаях существенно отличаются как в ту, так и другую сторону относительно ДК, приведенных в постановлении администрации № 2557 от 30.08.2010. При этом необходимо отметить, что по марганцу, меди и цинку фон реки Обь загружен (выше ПДКр.х.), поэтому необходимо жестко ограничивать поступление этих веществ в реку со сточными водами. В то время как содержание нитратов, хлоридов, сульфатов, цианидов и большинства тяжелых металлов (As, Cd, Co, Cr, Fe, Ni, Pb) в сточных водах существенно ниже как нормативов ПДКр.х, так и их фоновых концентраций в реке. Это означает, что даже при значительном повышении этих веществ в стоках, за счет дополнительного резерва по их разбавлению река успешно будет с ними справляется. Поэтому для отдельных предприятий по этим показателям можно установить временные ДК, превышающие их фоновые концентрации в коммунальных сточных водах, но не выше ПДКр.х., т.к. за счет разбавления коммунальными сточными водами и водами других предприятий их влияние на реку будет незначительным.

5.5 Расчет допустимых концентраций загрязняющих веществ, поступающих со сточными водами предприятий в систему централизованного водоотведения с учетом лимитирующих факторов В таблице 5.7 приведены результаты расчета ДК (СНДС) для предприятий г. Барнаула, сбрасывающих стоки в городскую канализацию, с учетом данных раздела 5.4. данной главы и нижних границ фонового содержания загрязняющих веществ в городских коммунальных сточных водах, с которыми городские очистные сооружения должны справляться. С учетом технических возможностей очистных сооружений г. Барнаула лимитирующими факторами, ограничивающими содержание загрязняющих веществ (ЗВ) в сточных водах предприятий при их приеме в городскую канализацию, согласно разделу 5.3 данной главы, выступали либо фоновые концентрации ЗВ в коммунальных сточных водах (низкий фон СВ), либо фоновые концентрации ЗВ в реке (река), либо нижняя граница фоновых концентраций ЗВ, характерных для коммунальных сточных вод (колодец).

–  –  –

Как видно из таблицы для большинства определяемых элементов лимитирующим фактором является фон коммунальных сточных вод, для БПК 5, ионов аммония, фосфатов, сульфидов и цинка – канализационные колодцы, а для взвешенных веществ, меди и марганца – река, что связано с загруженностью ее фона по данным показателям.

–  –  –

Предлагаемый комплекс работ включает:

1. провести оценку современного состояния речной экосистемы с учетом сезонной динамики и влияния источников загрязнения;

2. выбрать репрезентативный фоновый створ(ы) и рассчитать фоновые концентрации загрязняющих веществ;

3. рассчитать «фоновые концентрации ЗВ в коммунальных сточных водах»

с учетом их суточных и сезонных колебаний;

4. оценить вклад промышленных стоков в общий состав сточных вод посредством сравнения фоновых концентраций загрязняющих веществ в сточных водах жилых кварталов (канализационных колодцах) с их средним содержанием в смешанных сточных водах;

5. определить лимитирующие факторы и с их учетом рассчитать НДС.

В качестве лимитирующих факторов могут выступать:

1. фоновые концентрации веществ в реке, если СфПДКр.х(ПДКк-б);

2. ПДКр.х.(ПДКк-б)., если Сф ПДКр.х(ПДКк-б).Cст.

3. фоновое содержание в очищенных сточных водах, если Cст. Сф;

4. концентрации характерных для сточных вод загрязняющих веществ в канализационных колодцах (колодец) с учетом нижних границ их фоновых концентраций.

Такой подход позволит установить объективные и достижимые нормативы сброса загрязняющих веществ со сточными водами предприятий при их приеме в систему городской водоочистки. Поскольку в настоящее время нет утвержденной методики расчета нормативов допустимых сбросов (НДС) веществ в систему городской канализации, то предложенная нами схема расчета может быть использована в качестве основы для разработки такой методики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные выводы:

Проведена оценка эколого-гидрохимического состояния р. Обь в районе г.

1.

Барнаула.

Среди изучаемых показателей превышение ПДКр.х. отмечено только для меди, марганца и цинка, что связано с их высоким фоновым содержанием на исследуемом участке реки.

Для БПК5, нитратов, нитритов, сульфатов, хлоридов, Fe, Mn, Cu наблюдается незначительное (1,5-2 раза), а для аммония, фосфатов, никеля свинца существенное (5-7 раз) снижение современных фоновых концентраций в воде р. Обь в районе г. Барнаула относительно ретроспективных данных. Для цинка отмечено повышение фоновой концентрации.

Несмотря на значительное загрязнение по ряду показателей, р. Барнаулка практически не влияет на качество вод р. Обь, в то время как рассредоточенный сток веществ с городской территории и сточные воды с КОС-1 и КОС-2 оказывают влияние на качество речной воды и требует учета при расчетах допустимых сбросов.

Изучена сезонная и суточная динамика содержания загрязняющих веществ в 2.

коммунальных сточных водах г. Барнаула, предложен способ расчета фоновых концентраций загрязняющих веществ, сбрасываемых предприятиями в систему городской канализации.

Содержание загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах не зависит от гидрологического периода, но имеет определенную суточную динамику. При этом колодцы с малым расходом сточных вод отличаются максимальным в течение суток разбросом концентраций загрязняющих веществ.

Для оценки «фоновых концентраций загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах», предложено взять за основу методику расчета регионального естественного фона. Для промышленных предприятий, сбрасывающих сточные воды в систему городской канализации, допустимые концентрации (ДК) загрязняющих веществ необходимо устанавливать, с учетом нижней границы их фоновых концентраций в коммунальных сточных водах.

Установлено, что промышленные сточные воды не ухудшают качество коммунальных сточных вод г. Барнаула.

Предложен способ расчета научно-обоснованных нормативов допустимых 3.

концентраций (ДК) загрязняющих веществ в сточных водах предприятий при их приеме в систему городской канализации, учитывающий лимитирующие факторы, связанные как с условиями выпуска очищенных сточных вод в водный объект, так и фоновыми концентрациями загрязняющих веществ в коммунальных сточных водах. Показано, что для г. Барнаула лимитирующими факторами при расчете ДК загрязняющих веществ в сточных водах предприятий являются: нижняя граница их фоновых содержаний в коммунальных сточных водах (БПК5, NH4+, PO43-, S2-, CN-, Zn), фон реки (взвешенные вещества, NO2-, Mn, Cu, Hg) и низкий фоновый уровень их содержания в коммунальных сточных водах (NO3-, Cl-, SO42-, CN-, Fe, Cd, Co, As, Ni, Pb, Cr+6).

Список литературы

1. Курганович, К. А. Учет технологических особенностей водопользователей при нормировании допустимых воздействий на водные объекты : автореф. дисс.

… канд. техн. наук : 25.00.36 / Курганович Константин Анатольевич. – Екатеринбург, 2006. – 19 с.

2. Об охране окружающей среды [Электронный ресурс] : федеральный закон от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ ред. от 12.03.2014. – Режим доступа:

http://base.garant.ru/12125350/

3. ГОСТ 17.1.1.01-77. Охрана природы. Гидросфера. Использование и охрана вод. Основные термины и определения. – М. : ИПК Издательство стандартов, 2001. – 9 с.

4. ГОСТ 27065-86. Качество вод. Термины и определения. – М. : ИПК Издательство стандартов, 2003. – 7 с.

5. Правила охраны поверхностных вод (типовые положения) / Сборник нормативно-методических и справочных материалов по соблюдению водного законодательства: руководство для проведения экологическогй экспертизы предпроектных и проектных материалов. – Волгоград, 2001. – 17 с.

6. Кузнецова, Н. В. Экологическое право : учебное пособие / Н. В. Кузнецова. – М. : Юриспруденция, 2000. – 168 с.

7. ГОСТ 17.1.1.03-86. Охрана природы. Гидросфера. Классификация водопользований. – М. : ИПК Издательство стандартов, 2000. – 2 с.

8. Водный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : федер.

закон от 03.06.2006 № 74-ФЗ ред. от 28.06.2014. – Режим доступа:

http://base.garant.ru/12147594/

9. СанПиН 2.1.4.1074-01. Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. Гигиенические требования к обеспечению безопасности систем горячего водоснабжения. – М. : Минздрав России, 2002. – 54 с.

СанПиН 2.1.

5.980-00 Гигиенические требования к охране 10.

поверхностных вод. – М. : Минздрав России, 2000. – 11 с.

ГН 2.1.5.1315-03 Предельно допустимые концентрации (ПДК) 11.

химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования. – М. : Минздрав России, 2003. – 152 с.

О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов 12.

[Электронный ресурс] : федер. закон от 20.12.2004 г. № 166-ФЗ ред. от 28.06.2014.

– Режим доступа: http://base.garant.ru/12138110/ Об утверждении нормативов качества воды водных объектов 13.

рыбохозяйственного значения, в том числе нормативов предельно допустимых концентраций вредных веществ в водах водных объектов рыбохозяйственного значения [Электронный ресурс] : приказ Федерального агентства по рыболовству от 18.01. 2010 г. № 20 ред. от 16.03.2010. – Режим доступа:

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/2070984/ Об установлении категорий водных объектов рыбохозяйственного 14.

значения и особенностей добычи (вылова) водных биологических ресурсов, обитающих в них и отнесенных к объектам рыболовства [Электронный ресурс] :

приказ Федерального агентства по рыболовству от 17.09.2009 № 818 ред. от 15.10.2009. – Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/2069700/

Гагарина, О. В. Оценка и нормирование качества природных вод :

15.

критерии, методы, существующие проблемы : учебно-методическое пособие / О.

В. Гагарина. – Ижевск : Изд-во Удмуртского ун-та, 2012. – 199 с.

Мусихина, Т. А. Формирование химического состава поверхностных 16.

вод Кировской области : дисс. … канд. геогр. наук : 25.00.36 / Мусихина Татьяна Анатольевна. – М., 2001. – 198 с.

Папина, Т.С. Транспорт и особенности распределения тяжелых 17.

металлов в ряду: вода - взвешенное вещество - донные отложения речных экосистем: аналитический обзор / Т. С. Папина ; ГПНТБ СО РАН, ИВЭП СО РАН. – Новосибирск, 2001. – 58 с.

Гусева, Т. В. Гидрохомические показатели состояния окружающей 18.

среды : справочные материалы [Электронный ресурс] / Т. В. Гусева, Я. П.

Молчанова, Е. А. Заика, В. Н. Винниченко, Е. М. Аверочкин. – М. : Эколайн, 2000, 88 с. – Режим доступа: http://www.ecoline.ru/mc Воронина, Т. В. Гидрохимические особенности речных и озерных вод 19.

Урала и Приуралья / Т. В. Воронина // Вестник Башкирского университета. – 2012. – Т. 17. – № 1. – C. 110-112.

Пименова, Е. В. Химические методы анализа в мониторинге водных 20.

объектов / Е. В. Пименова – Пермь: Изд-во ФГБОУ ВПО Пермская ГСХА, 2011. – 138 с.

21. Lawson, E. O. Physico-сhemical parameters and heavy metal contents of water from the mangrove swamps of Lagos Lagoon, Lagos, Nigeria / E. O. Lawson // Advances in Biological Research. – 2011. – Vol. 5 (1). – Р. 8-21.

22. Chitmanat, C. Spatial and temporal variations of physical-chemical water quality and some heavy metals in water, sediments and fish of the Mae Kuang River, Northern Thailand / C. Chitmanat, S. Traichaiyaporn // International Journal of Agriculture and Biology. – 2010. – Vol. 12(6). – Р. 816-820.

23. Zhen-Gang, J. Hydrodynamics and water quality. Modeling rivers, lakes, and estuaries / J. Zhen-Gang. – A John Wiley & Sons, Inc, 2008. – 670 p.

Odum, E. P. Fundamentals of Ecology : 3rd Edn. / E. P. Odum. – 24.

Philadelphia, 1971. – 574 р.

Boyd, C. E. Water Quality in Warm Water Fish Ponds / C. E. Boyd. –USA 25.

: Alabama. – 1979. – 359 р.

26. Crillet, C. Effect of temperature changes on the reproductive cycle of loach in lake Geneva from 1983 to 2001 / C. Crillet, P. Quetin // Journal of Fish Biology. – 2006. – Vol. 69. – Р. 518-534.

27. Suski, C. D. The influence of environmental temperature and oxygen concentration on the recovery of largemouth bass from exercise. Implications for liverelease angling tournaments / C. D. Suski, S. S. Killen, J. D. Keiffer and B. L. Tufts, // Journal of Fish Biology. – 2006. – Vol. 68. – P. 120-136.

28. Ramanathan, N. Manual on polyculture of tiger shrimp and carps in freshwater / N. Ramanathan, P. Padmavathy, T. Francis, S. Athithian, N.

Selvaranjitham. – Thothukudi, Tamil Nadu Veterinary and Animal Sciences University, Fisheries College and Research Institute, 2005. – 1-161 р.

29. Abowei, J. F. N. Some physical and chemical characteristics in Okpoka creek, Niger Delta / J. F. N. Abowei, A. D. I. George // Research Journal of Environmental and Earth Sciences. – 2009. – Vol. 1(2). – P. 45-53.

Румянцева, Н. В. Экологическое состояние поверхностных вод КетьЧулымского междуречья / Н. В. Румянцева // Вестник ТГУ. – 2007. – № 304. – С.

207-210.

Алекин, О. А. Основы гидрохимии / О. А. Алекин. – Л. :

31.

Гидрометиздат, 1953. – 297 с.

32. Sharma, M. P. Water quality assessment of Behta River using benthic macroinvertebrates / M. P. Sharma, S. Sharma, V. Goel, P. Sharma, A. Kumar // Life Science Journal. – 2006. – Vol. 3 ( 4 ). – P. 68-84.

Кузьмина, И. А. Содержание растворенного кислорода в воде :

33.

методические указания / И. А. Кузьмина. – НовГУ, Великий Новгород, 2007. – 12 с.

Никаноров, А. М. Гидрохимия / А. М. Никаноров. – Л. :

34.

Гидрометеоиздат, 1989. – 351 с.

Гришина, Е. П. Основы химии окружающей среды : учебное пособие :

35.

в 3 ч. / Е. П. Гришина. – Владимир : Изд-во Владим. гос. ун-та, 2009. – Ч. 2.

36. American Public Health Association (APHA). Water Pollution Method for the Examination of Water and Wastewater. – 18th ed. – Washington D.C., 1980. – 1437 р.

37. Edokpayi, C. A. Variation of chemical constituents of a brackish water prawn habitat in southern Nigeria / C. A. Edokpayi // Acta SATECH. – 2005. – Vol.

2(1). –Р. 11-18.

38. McNeely, R.N. Water quality source book: a guide to water quality parameters / R. N. McNeely, V.P. Neimanis, L. Dweyer. – Inland Waters Directorate, Water Quality Branch Ottawa, Canada, 1979. – 88 р.

Миклашевский, Н. В. Чистая вода. Системы очистки и бытовые 39.

фильтры / Н. В Миклашевский, С. В. Королькова. – Спб. : Издательская группа Арлит, 2000. – 240 c.

Потапова, И. Ю Роль атмосферных осадков в формировании 40.

химического состава поверхностных вод Карелии / И. Ю. Потапова // Труды Карельского центра РАН. – 2011. – № 4. – С. 134-137.

41. Ganyaglo, S. Surface water quality assessment in the central part of Bangladesh using multivariate analysis / S. Ganyaglo, S. Shigeyuki // KSCE Journal of Civil Engineering. – 2011. – Vol. 15(6). – P. 995-1003.

Чибисова, Н. В. Экологическая химия : учебное пособие / 42.

Н. В. Чибисова, Е. К. Долгань. – Калининград: Изд-во Калинингр. ун-та, 1998. – 113 с.

43. Qadir, A. Spatio-temporal variations in water quality of Nullah Aiktributary of the river Chenab, Pakistan / A. Qadir, R. N. Malik, S. Z. Husain // Environmental Monitoring and Assessment. – 2007. – Vol. 140. – No. 1-3. – Р. 43-59.

44. Ramandeep, S. G. Water pollution: impact of pollutants and new promising techniques in purification / S. G. Ramandeep, V. Kapoor, A. Nirola, R. Sohi, V. Bansa // Journal of Human Ecology. – 2012. – Vol. 37 (2). – P. 103-109.

http://www.icwc-aral.uz/20years/files/domuladjanov-abdullaeva-abduganiev.pdf

45. Behrendt, H. Point and diffuse loads of selected pollutants in the river Rhine and its main tributaries / H. Behrendt. – Vienna, 1993. – 84 p.

Novotny, V. Diffuse (nonpoint) pollution – a political, institutional, and 46.

fiscal problem / V. Novotny // Journal of the Water Pollution Control Federation. – 1988. – Vol. 60. – No. 8. – P. 1404-1413.

Novotny, V. Handbook of non-point pollution / V. Novotny, G. Chesters. – 47.

New York, NY : Van Nostrand Reinhold Co., 1981. – 545 p.

Михайлов, С. А. Диффузное загрязнение водных экосистем. Методы 48.

оценки и математические модели: Аналитический обзор / СО РАН. ГПНТБ. Ин-т водн. и экол. Проблем / С. А. Михайлов. – Барнаул: День, 2000. – 130 с.

49. Loague, K. Point and non-point source pollution / K. Loague, L. D. Corwin // Encyclopedia of Hydrological Sciences Part 8. Water Quality and Biogeochemistry. – John Wiley & Sons, Ltd., 2005. – P. 1427-1439.

50. Corwin, D. L. Applications of GIS to the modeling of non-point source pollutants in the vadose zone: A conference overview / D. L. Corwin, R. J. Wagenet // Journal of Environmental Quality. – 1996. – 25. – P. 403–411.

51. Corwin, D. L. Modeling non-point source pollutants in the vadose zone using GIS / D. L. Corwin, K. Logue // Water Encyclopedia. – John Wiley & Sons, Inc, 2005. – P. 1-7.

52. Novotny, V. Water quality: prevention, identification and management of diffuse pollution / V. Novotny, H. Olem. – New York : J.Wiley & Sons, 1997. – 1054 p.

53. Carvalho, C. E. V. Seasonal variation of particulate heavy metals in the Lower Paraiba do Sul River, R.J., Brazil / C. E. V.Carvalho, A. R. C. Ovalle, C. E.

Rezende [et al.] // Environmental Geology. – 1999. – Vol. 37. – No. 4. – P. 297-302.

54. Apodaca, L. E. Occurrence, transport, and fate of trace elements, Blue River basin, Summit County, Colorado : an integrated approach / L. E. Apodaca, N. E.

Driver, J. B. Bails // Environmental Geology. – 2000. – Vol. 39. – No. 8. – P. 901-913.

Аксенов, В. И. Водное хозяйство промышленных предприятий :

55.

справочное издание : в 2-х книгах. / В. И. Аксенов, М. Г. Ладыгичев, И. И. Ничкова, В. А. Никулин, С. Э. Кляйн, Е. В. Аксенов; под ред.

В. И. Аксенова. – М. : Теплотехник, 2005. – Книга 1.

Коробкин, В. И. Экология / В. И. Коробкин, Л. В. Передельский. –5-е 56.

изд., перераб. – Ростов н/Дону : Изд-во «Феникс», 2003. – 576 c.

Колесников, С. И. Экология: учебное пособие / С. И. Колесников. – М.

57.

: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К0»; Ростов н/Д: Академцентр, 2012. – 384 с.

Скурлатов, Ю. И. Введение в экологическую химию : учебное 58.

пособие для хим. и химтехнолог. вузов / Ю. И. Скурлатов, Г. Г. Дука, А. Мизити.

– М. : Высшая школа, 1994. – 400 c.

– Режим доступа:

59. The water cycle.

http://water.epa.gov/learn/kids/drinkingwater/upload/The-Water-Sourcebooks-FactSheets.pdf Протасов, В. Ф. Экология: Термины и понятия. Стандарты, 60.

сертификация. Нормативы и показатели: учебное и справочное пособие / В. Ф. Протасов, А. С. Матвеев. – М. : Финансы и статистика, 2001. – 208 с.

Носков, В. М. Исследование термического режима и оценка теплового 61.

загрязнения в приплотинной части Камского водохранилища / В. М. Носков // Географический вестник. – 2008. – № 1. – С. 117-132.

62. Walkuska, G. Influence of discharged heated water on aquatic ecosystem fauna / G. Walkuska, A. Wilczek // Polish Journal Of Environmental Studies. –2010. – Vol. 19. – No. 3. – Р. 547-552

63. Langfort T.E. Ecological effects of thermal discharges (pollution monitoring series). Elsevier Applied Science./ T. E. Langfort. – 1990. – P. 1-6.

64. Kassem, S. El-Alfy Surface discharges of warm water from thermal power stations into river / S. El-Alfy Kassem // Eighth International Water Technology Conference. – Alexandria, Egypt, 2004. – P. 433-447

65. Varley, M. British freshwater fishes. Factors affecting their distribution / M. Varley. – Fishing News (Books), London, 1967. – 148 p.

66. Alabaster, J. S. Water Quality Criteria for freshwater fish / J. S. Alabaster, R. Lloyd. – Food and Agriculture Organisation, Butterworths, London. – 1980. – 361 p.

67. Hellawell, J. M. Biological Indicators of Freshwater Pollution and Environmental Management / J. M. Hellawell. – London : Elsevier Applied Science Publishers, 1986. – 546 p.

Abel, P. D.Water pollution biology / P. D. Abel. – Second Edition. – 68.

London, Taylor & Francis, 2002. – 286 р.

69. Kleinschmidt, R. Mapping radioactivity in groundwater to identify elevated exposure in remote and rural communities / R. Kleinschmidt, J. Black, R. Akber // Journal of Environmental Radioactivity. – 2011. – Vol. 102(3). P. 235-43.

70. Lal, D. Cosmic ray produced isotopes and their application to problems in geophysics / D. Lal, B. Peters // Progress in Elementary Particle and Cosmic Ray Physics. – Vol. 6. – P. 1-74.

71. Nagai, H. Production rates of Be-7 and Be-10 in the atmosphere / H. Nagai, W. Tada, T. Kobayashi // Nuclear Instruments & Methods in Physics Research Section B-Beam Interactions with Materials and Atoms. – 2000. – Vol. 172. – P. 796-801.

Сахаров, В. К. Радиоэкология :учебное пособие / В. К. Сахаров. – 72.

СПб. : Издательство «Лань», 2006. – 320 с.

Radionuclides in water [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

73.

http://www.epa.gov/radtown/water.html.

Бахур, А. Е. Научно-методические основы радиоэкологической 74.

оценки геологической среды : автореф. дис. … д-ра геол.-мин. Наук : 25.00.36 / Бахур Александр Евстафьевича. – М., 2008. – 45 с.

Рамад, Ф. Основы прикладной экологии. Воздействие человека на 75.

биосферу / Ф. Рамад. – Л. : Гидрометеоиздат, 1981. – 543 с.

Семерной, В. П. Санитарная гидробиология : учебное пособие по 76.

гидробиологии / В. П. Семерной. – 2-е изд., перераб. и доп. – Ярославль : Ремдер, 2002. – 147 с.

Крышев, А. И. Динамическое моделирование переноса радионуклидов 77.

в гидробиоценозах и оценка последствий радиоактивного загрязнения для биоты и человека : автореф. дисс. … д-ра биол. наук : 03.00.01 / Крышев Александр Иванович. – Обнинск, 2008. – 50 с.

Колонин, Г. В. Биологическое загрязнение / Г. В. Колонин, 78.

С. М. Герасимов, В. Н. Морозов // Экология. – 1992. – № 20. – С. 89–94.

Ижевский, С. С. Чужеземные насекомые как биозагрязнители / 79.

С. С. Ижевский // Экология. – 1995. – № 2. – С. 119–122.

Коваленко, С. Н. Регулирование водного и биогенного баланса малых 80.

рек при освоении водосборов : автореф. дисс. … д-ра техн. наук : 05.23.16 / Коваленко Сергей Николаевич. – Спб., 2011. – 35 с.

81. Choudhary, P. Organic geochemical record of increased productivity in Lake Naukuchiyatal, Kumaun Himalayas, India / P. Choudhary, J. Routh, G J Chakrapani // Environmental Earth Sciences. – 2010. – Vol. 60. – P. 837–843.

82. Zan, F. Y. Phosphorus distribution in the sediments of a shallow eutrophic lake, Lake Chaohu, China / F. Y. Zan, S. L. Huo, B. D. Xi, Q. Q. Li, H. Q. Liao, J. T. Zhang // Environmental Earth Sciences. –2011. – Vol. 62. – P. 1643-1653.

83. Duarte, C. Submerged aquatic vegetation in relation to different nutrient regimes / C. Duartre // Ophelia. – 1995. – Vol. 41. – P. 87-112.

84. Diaz, R. J. Overview of hypoxia around the world / R. J. Diaz // Journal of Environmental Quality, 2001. – Vol. 30. P. 275-281.

85. Paerl, H. W. Nuisance phytoplankton blooms in coastal, estuarine, and inland waters / H. W. Paerl // Limnology and Oceanography. – 1988. – Vol. 33. – P. 823-847.

86. McClelland, J. W. Changes in food web structure under the influence of increased anthropogenic nitrogen inputs to estuaries / J. W. McClelland, I. Valiela // Marine Ecology Progress Series. – 1998. – Vol. 168. – P. 259-271.

87. Conkle, J. L. Reduction of pharmaceutically active compounds by a lagoon wetland wastewater treatment system in Southeast Louisiana / J. L. Conkle, J. R. White, C. D. Metcalfe // Chemosphere. – 2008. – Vol. 73 (11). P. 1741-1748.

88. Oczkowski, A. Increasing nutrient concentrations and the rise and fall of a coastal fishery, a review of data from the Nile Delta, Egypt / A. Oczkowski, S. Nixon // Estuarine Coastal Shelf Sciences. – 2008. – Vol. 77. – P. 309–319.

89. Yu, F. C. Eutrophication, health risk assessment and spatial analysis of water quality in Gucheng Lake, China / F. C. Yu, G. H. Fang, X. W. Ru // Environmental Earth Sciences – 2010. – Vol. 59. – P. 1741–1748.

90. Shuchun, Y. Chronology and nutrients change in recent sediment of Taihu Lake, lower Changjiang River Basin, East China / Y. Shuchun, X. Bin, K. Deyang // Chinese Geographical Science. – 2010. – Vol. 20(3). – P. 202–208.

91. Mahvi, A. H. Agricultural activities impact on groundwater nitrate pollution / A. H. Mahvi, J. Nouri, A. A. Babaei, R. Nabizadeh // International Journal of Environmental Science and Technology. – 2005. – Vol. 2(1). – P. 41-47.

92. Nouri, J. Environmental management of coastal regions in the Caspian Sea / J. Nouri, A. R. Karbassi, S. Mirkia // International Journal of Environmental Science and Technology. – 2008. – 5 (1). – P. 43-52.

93. Karbassi, A. R. Flocculation of heavy metals during mixing of freshwater with Caspian Sea water / A. R. Karbassi, J. Nouri, N. Mehrdadi, G. O. Ayaz // Environmental geology. – 2008. – Vol. 53(8). – P. 1811-1816.

94. Karbassi, A. R. Development of Water Quality Index (WQI) for Gorganrood River / A. R. Karbassi, A. Baghvand, M. Nazariha // International Journal of Environmental Research. – 2011. – Vol. 5. – Issue 4. P. 1041-1046.

Эвтрофикация – общая проблема [Электронный ресурс]. – Режим 95.

доступа:

http://www.bstu.by/uploads/attachments/Eutrophication%20Brochure%20WEB%20RU S.pdf Авдеева, Е. В. Микробный пейзаж Калининградского залива и его 96.

экологическая оценка / Е. В Авдеева., О. В. Казимирченко // Успехи современного естествознания : материалы конференции. – 2005. – № 11. – С. 80.

97. Ferguson, C. Fate and transport of surface water pathogens in watersheds / C. Ferguson, A. M. D. Husman, N. Altavilla, D. Deere, N. Ashbolt // Critical Reviews in Environmental Science and Technology. – 2003. – Vol. 33 (3). – P. 299-361.

98. Musyoki, A. M. Water-borne bacterial pathogens in surface waters of Nairobi river and health implication to communities downstream Athi river / A. M. Musyoki, M. A. Suleiman, J. N. Mbithi, J. M. Maingi // International Journal of Life science & Pharma research. – 2013. – Vol. 3. – Issue 1. – P. 4–10.

99. Tyrrel, S. F. Overland flow transport of pathogens from agricultural land receiving faecal wastes / S. F. Tyrrel, J. N. Quinton // Journal of Applied Microbiology.

– 2003. – Vol. 94. P. 87–93.

100. Signor, R. S. Quantifying the impact of runoff events on microbiological contaminant concentrations entering surface drinking source waters / R. S. Signor, D. J.

Roser, N. J. Ashbolt, J. E. Ball // Journal of Water and Health. – 2005. – Vol. 3(4). – P. 453-468.

101. Taylor, H. The Handbook of Water and Wastewater Microbiology / H.

Taylor ; ed. D. Mara, N. J. Horan. – Academic, London, 2003. – 611–626 p.

102. Kay, D Decay of intestinal enterococci concentrations in highenergy estuarine and coastal waters: towards real-time T90 values for modelling faecal indicators in recreational waters / D. Kay, C. M. Stapleton, M. D. Wyer // Water Research. – 2005. – Vol. 39(4). – P. 655–667.

103. strm, J. Identification and management of microbial contaminations in a surface drinking water source / J. strm, T. J. R. Pettersson, T. A. Stenstrm // Journal of Water and Health. – 2007. – Vol. 5 (Suppl. 1). – P. 67-79

104. Liu, L. Modeling the transport and inactivation of E. coli and Enterococci in the near-shore region of Lake Michigan / L. Liu, M. S. Phanikumar, S. L. Molloy, [et al.] // Environmental Science and Technology. – 2006. – Vol. 40. – P. 5022-5028.

105. Hellweger, F. L. Investigating the fate and transport of Escherichia coli in the Charles River, Boston, using highresolution observation and modeling / F. L. Hellweger, P. Masopust // Journal of the American Water Resources Association.

– 2008. – Vol. 44 (2). – P. 509-522.

106. Ullah, I. Coliforms and Halophiles pollution in surface and sub-surface

water of Salt Range Wetlands, Punjab, Pakistan / I. Ullah, A. Khan, Z. Ali // Records:

Zoological Survey of Pakistan. – 2012. – Vol. 21. – 42-46.

107. WHO. Health guidelines for the use of wastewater in agriculture and aquaculture (Technical Report Series No.778). – World Health Organization, Geneva, 1989.

108. Логинова, Е. В. Гидроэкология: курс лекций / Е.В. Логинова, П. С.

Лопух – Минск: БГУ, 2011.– 300 с.

109. Ильинский, В. Г. Химическое загрязнение природных вод / В.

Г. Ильинский, Е. А. Аношин // Успехи современного естествознания. – 2011. – № 7. – С. 116.

110. Соловых, Г. Н. Оценка гидрохимического загрязнения водных экосистем на территории Оренбургской области / Г. Н. Соловых, Л. В. Голинская, Г. М. Тихомирова, Л. Г. Фабарисова // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2011. – № 12 (131). – С. 146–148.

111. Лесцова, Н. А. Гигиеническая оценка загрязнения почвы агропромышленного региона / Н. А. Лесцова, В. В. Быстрых, М. В. Боев, Е. М. Гусельникова // Гигиена и санитария. – 2009. – № 4. – С. 24-27.

112. Искаков, А. Ж. Гигиеническая оценка трансграничного загрязнения Уральского водного бассейна / А. Ж. Искаков, Н. А. Лесцова, Б. В. Засорин, М. В.

Боев // Гигиена и санитария. – 2009. – № 4. – С. 22-24.

113. Пивоваров, Ю. П. Экологические и гигиенические проблемы, обусловленные антропогенным загрязнением / Ю.П. Пивоваров // Вестник РГМУ.

– 2006. – №4 (51). – С. 80-84.

114. Бугреева, М. Н. Особенности загрязнения гидросферы промышленными и бытовыми стоками / М. Н. Бугреева, А. Е. Спиридонов, Т. Ю.

Минакова // Вестник Воронежского университета. Геология. – 2003. – № 2. – С.

218-223

115. Ali, Y. Effect of salinity on chlorophyll concentration, leaf area, yield and yield components of rice genotypes grown under saline environment / Y. Ali, Z. Aslam, M. Y. Ashraf, G. R. Tahir // International Journal of Environmental Science and Technology. – 2004. – Vol. 1(3). P. 221-225.

116. Nakane, K. Sensitivity analysis of stream water quality and land cover leachate models using Monte Carlo method / K. Nakane, A. Haidary // International Journal of Environmental Research. – 2010. – Vol. 4(1). P. 121-130.

117. Bhatnagar, A. Impact of mass bathing on water quality / A. Bhatnagar, P. Sangwan // International Journal of Environmental Research. – 2009. – Vol. 3(2). – P. 247-252.

118. Taseli, B. K. Influence of land-based fish farm effluents on the water quality of Yanyklar Creek / B. K. Taseli // International Journal of Environmental Research. – 2009. – Vol. 3(1). – P. 45-56.

119. Najafpour, Sh. Evaluation of spatial and temporal variation in river water quality / Sh. Najafpour, A. F. M. Alkarkhi, M. O. A. Kadir, Gh. D. Najafpour // International Journal of Environmental Research. – 2008. – Vol. 2 (4). – P. 349-358.

120. Rene, E. R. Prediction of water quality indices by regression analysis and artificial neural networks / E. R. Rene, M. B. Saidutta // International Journal of Environmental Research. – 2008. Vol. 2 (2). – P. 183-188.

121. Jeong, K. S. Flow Regulation for water quality (chlorophyll a) Improvement / K. S. Jeong, D. K. Kim, H. S. Shin, [et al.] // International Journal of Environmental Research. – 2010. – Vol. 4 (4). – P. 713-724.

122. Koklu, R. Water quality assessment using multivariate statistical MethodsA case study: Melen River System (Turkey) / R. Koklu, B. Sengorur, B. Topal // Water Resources Management. – 2010. – Vol. 24. – P. 959-978/

123. Singh, K. P. Multivariate statistical technique for the evaluation of spatial temporal variation in water quality of Gomti River (India): a case study / K. P. Singh, A. Malik, D. Mohan, S. Sinha // Water Resourses. – 2004. – Vol. 38. – P. 3980-3992.

124. ГОСТ 15467-79 Управление качеством продукции. Основные понятия. Термины и определения. – М. : Стандартинформ, 2009. – 22 с.

125. Назаров, А. Д. Водоснабжение и мелиорация : учебное пособие (лабораторный практикум) / А. Д. Назаров, Р. Ф. Зарубина. – Томкс : Изд-во Томского политехнического университета, 2010. – 138 с.

126. РД 52.24.643-2002 Методические указания. Метод комплексной оценки степени загрязненности поверхностных вод по гидрохимическим показателям. – Ростов-на-Дону, 2002. – 21 с.

127. Сибагатуллина, А. М. Измерение загрязненности речной воды (на примере малой реки Малая Кокшага) [Текст] : научно-учебное издание / А. М.

Сибагатуллина, П. М. Мазуркин. – Москва : Академия Естествознания, 2009. – 72 с.

128. Остроумов, С. А. Сохранение качества и совершенствование системы принципов анализа экологической опасности антропогенных воздействий на водные экосистемы / С. А. Остроумов // Водное хозяйство России: проблемы, технологии, управление. – 2004. – Т.6. – №6 – C. 617-632.

129. Алексеев, В. В. Система оценки качества водных объектов по комплексу гидробиологических показателей на геоинформационной основе / В. В. Алексеев, Е. Г. Гридина, Н. И. Куракина, А. А. Минина // Надежность и качество 2006 : cборник трудов международного симпозиума – Пенза, 2006. – С. 52-55.

130. Barinova, S. Algal indication of pollution in the Lower Jordan River, Israel / S. Barinova, M. Tavassi, H. Glassman, E. Nevo // Applied ecology and Environmental research. – 2010. – Vol. 8 (1). – P. 19-38.

131. Tagliapietra, D. Saprobity: a unified view of benthic succession models for coastal lagoons / D. Tagliapietra, M. Sigovini, P. Magni // Hydrobiologia. – 2012. – Volume 686. – Issue 1. – P. 15-28.

132. Чертопруд, М.В. Модификация индекса сапробности Пантле-Букка для водоемов Европейской России / М. В. Чертопруд // Биоиндикация в мониторинге пресноводных экосистем : материалы международной конференции.

– СПб., 2007. – С. 298-302.

133. Чертопруд, М. В. Модификация метода Пантле–Букка для оценки загрязнения водотоков по качественным показателям макробентоса / М. В. Чертопруд // Водные ресурсы. – 2002. – Т. 29. – № 3. – С. 337–342.

134. Whitton, B. A. Use of algae for monitoring rivers / Whitton, B.A., Roth, E., Friedrich, G. – Institute fr Botanic University Press, Innsbruck, 1991. – 271 p.

135. Carlson, R.E. Coordinator’s Guide to Volunteer Lake Monitoring Methods / R. E. Carlson, J. Simpson. – North American Lake Management Society, 1996. – 96 pp.

136. Humphries, C. P. Measuring biodiversity value for conservation / C. Humphries, P. Williams, R. Vane-Wright. // Annual Review of Ecology and Systematics. – 1995. – Vol. 26. – P. 93-111.

137. Crozier, R. Preserving the information content of species: genetic diversity, phylogeny, and conservation worth / R. Crozier // Annual Review of Ecology and Systematics. – 1997. – Vol. 28. P. 243-268.

138. Izsak, J. A link between ecological diversity indices and measures of biodiversity / J. Izsak, L. Papp // Ecological Modelling. – 2000. – Vol. 130. – P. 151Webb, C. Phylogenies and community ecology / C. Webb, D. Ackerly, M. McPeek, M. Donoghue // Annual Review of Ecology and Systematics. – 2002. – Vol. 33. – P. 475-505.

140. Ricotta, C. An information-theoretical mea-sure of taxonomic diversity / C. Ricotta, G. C. Avena // Acta Biotheoretica. – 2003. – Vol. 51. – P. 35-41.

141. Ricotta, C. A parametric diversity measure combining the relative abundances and taxonomic distinctiveness of species / C. A. Ricotta // Diversity and Distributions. – 2004. – Vol. 10. – P. 143-146.

142. Ricotta, C. Towards a unifying approach to diversity measures: bridging the gap between the Shannon entropy and Rao’s quadratic index / C. Ricotta, L. Szeidl // Theoretical Population Biology. – 2006. – Vol. 70. – P. 237-243.

143. Weikard, H. Diversity measurement combining relative abundances and taxonomic distinctiveness of species / H. Weikard, M. Punt, J. Wesseler // Diversity and Distributions. – 2006. – Vol. 12. – P. 215-217.

144. Helmus, M. Phylogenetic measures of biodiversity / M. Helmus, T. Bland, C. Williams, A. Ives. // American Naturalist. – 2007. – Vol. 169. – P. E68-E83.

145. Allen B. A New Phylogenetic diversity measure generalizing the Shannon Index and its application to Phyllostomid Bats / B. Allen, M. Kon, Y. Bar-Yam // The American naturalist. – 2009. – Vol. 174. – P. 236-243.

146. Микряков, В. Р. Использование индекса шеннона для оценки последствий влияния стресс-факторов на структурную организацию состава лейкоцитов рыб / В. Р. Микряков, В. Г. Терещенко, Д. В. Микряков // Вопросы рыболовства. – 2005. – Т. 6. – №3-23. – С. 518-532

147. Абакумов, В. А. Руководство по гидробиологическому мониторингу пресноводных экосистем / В. А. Абакумов. – СПб.: Гидрометеоиздат, 1992. – 345 с.

148. Голд, З. Г. Оценка качества вод по химическим и биологическим показателям: пример классификации показателей для водной системы руч.

Черемушный–Енисей / З. Г. Голд // Водные ресурсы. – 2003. – Т. 30. – № 3. – С. 335-345.

149. Кичигин, В. И. Использование интегральных показателей загрязненности для анализа состояния водотоков / В. И. Кичигин, Е. Д. Палагин // Водоснабжение и санитарная техника. – 2005. – № 7. – С. 25.

150. Макрушин, А. В. Биоиндикация загрязнений внутренних водоемов.

Биологические методы оценки природной среды / А. В. Марушин // Биологические методы оценки природной среды. – М.: Наука, 1978. – С. 123-137.

151. Смирнов, Н. Н. Наблюдение над биологическими системами озер/ Н. Н. Смирнов // Биологические методы оценки природной среды – М.: Наука, 1978. – С. 116-122.

152. EPA 816-F-03-016. National primary drinking water standards. – U.S. :

Environmental Protection Agency, Office of water, 2003. – 6 p.

153. EPA 822-R-02-047. National recommended water quality criteria. – U.S. :

Environmental Protection Agency, Office of water, 2002. – 33 p.

154. Vahrenkamp, H. Metalle in Lebensprozessen / H. Vahrenkamp // Chemie in Unserer Zeit. – 1979. – Vol. 7, P. 97-105.

155. Боголицын, К. Г. Научные основы эколого-апалитичсского контроля промышленных сточных вод ЦБП / К. Г. Боголицын, Т. В. Соболева, М. А. Гусакова, А. С. Почтовалова, Т. Ф. Личутина. – Екатеринбург: УрО РАН, 2010. – 168 с.

156. Lumb, A. Application of CCME Water Quality Index to monitor water quality: a case study of the Mackenzie River Basin, Canada / A. Lumb, D. Halliwell, T. Sharma // Environmental Monitoring and Assessment. – 2006. – Vol. 113. – P. 411Zandbergen, P. A. Analysis of the British Columbia water quality index for watershed managers: A case study of two small watersheds / P. A. Zandbergen, K. J. Hall. // Water Quality Research Journal of Canada. – 1998. – Vol. 33. – P. 519-549.

158. Wright, C. R. A Water Quality Index for Agricultural Streams in Alberta:

The Alberta Agricultural Water Quality Index (AAWQI) / C. R. Wright, K. A. Saffran, A.-M. Anderson, D. Neilson, N. MacAlpine, S. Cooke. – Alberta Agriculture, Food and Rural Development, 1999. – 17 p.

159. Debels, P. Evaluation of water quality in the Chilla’n River (Central Chile) using physicochemical parameters and a modified water quality index / P. Debels, R. Figueroa, R. Urrutia, R. Barra, X. Niell // Environmental Monitoring and Assessment. – 2005. – Vol. 110. P. 301-322.

160. Kannel, P. R. Application of water quality indices and dissolved oxygen as indicators for river water classification and urban impact assessment / P. R. Kannel, S. Lee, Y. S. Lee, S. R. Kanel, S. P. Khan // Environmental Monitoring and Assessment. – 2007. – Vol. 132. – P. 93-110.

161. Abbasi, S. A. Water quality indices, state of the art report / S. A. Abbasi.

– Scientifiec Contribution Published by INCOH, National Institute of Hydrology, Roorkee, 2002. – 73 p.

162. Sharifinia, M. Water quality assessment of the Zarivar Lake using physicochemicalparameters and NSF- WQI indicator, Kurdistan Province-Iran / M. Sharifinia, Z. Ramezanpour, J. Imanpour, A. Mahmoudifard, T. Rahmani // International Journal of Advanced Biological and Biomedical Research. – 2013. – Vol. 1. – Issue 3. – P. 302Canadian water quality guidelines for the protection of aquatic life ресурс]. – Режим доступа:

[Электронный http://unstats.un.org/unsd/envaccounting/ceea/archive/Water/CCME_Canada.PDF

164. Al-Janabi, Z. Z. Assessment of water quality of Tigris River by using Water Quality Index (CCME WQI) / Z. Z. Al-Janabi, A. Al-Kubaisi, A. M. J. AlObaidy // Water Journal of Al-Nahrain University. –2012. – Vol. 15 (1). P. 119-126

165. The British Columbia Water Quality Index [Электронный ресурс]. –

Режим доступа:

http://www.env.gov.bc.ca/wat/wq/BCguidelines/indexreport.html

166. Временные методические указания по комплексной оценке качества поверхностных и морских вод. – М., 1986. – 5 с.

167. Методика «Критерии оценки экологической обстановки территорий для выявления зон чрезвычайной экологической ситуации и зон экологического бедствия» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_90799/

168. Семенченко, В. П. Принципы и системы биоиндикации текучих вод – В. П. Семенченко. – Минск : «Орех», 2004. – 125 с.

169. Poonam, T. Water quality indices – important tools for water quality assessment : A review / T. Poonam, B. Tanushree, C. Sukalyan // International Journal of Advances in Chemistry (IJAC). – 2013. – Vol. 1. – No. 1. – P. 15-28.

170. Calculating NSF Water Quality Index [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.water-research.net/index.php/water-treatment/watermonitoring/monitoring-the-quality-of-surfacewaters

171. Canadian Council of Ministers of the Environment. – Режим доступа:

http://www.ccme.ca/ourwork/water.html?category_id=102

172. Backman, B. Application of a groundwater contamination index in Finland and Slovakia / B. Backman, D. Bodis, P. Lahermo, S. Rapant, T. Tarvainen // Environmental Geology. – 1998. – Vol. 36. – No. 1-2. – Р. 55-64.

173. Bhargava, D. S. A light- penetration model for the rivers Ganga and Yamuna / D. S. Bhargava // International Journal for Development Technology. – 1983.

– Vol. 1. – No. 3. – Р. 199-205.

174. Cude, C. A tool for evaluating water quality management effectiveness / C. Cude // Journal of the American Water Resources Association. – 2001. – Vol. 37. – Р. 125-137.

175. Dinius, S. H. Design of an index of water quality / S. H. Dinius // Water Resources Bulletin. – 1987. – Vol. 23. – No. 5. – Р. 833- 843.

176. House, M. A. Water quality indices: An additional management tool? / M. A. House, J. B. Ellis // Progress in Water Technology. – 1980. – Vol. 13. – Р. 336Prati, L. Assessment of surface water quality by a single index of pollution / L. Prati, R. Pavanello, F. Pesarin // Water Resourses. – 1971. – Vol. 5. – P. 741-75.

178. Sargaonkar, A. Development of an overall index of pollution for surface water based on a general classification scheme in Indian context / A. Sargaonkar, V. Deshpande // Environmental Monitoring and Assessment. – 2003. – Vol. 89. – P. 43Smith, D. G. A better water quality indexing system for rivers and streams / D. G. Smith // Water Research. – 1990. – Vol. 24. – P. 1237–1244.



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«BY9800127 Министерство по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь Институт радиобиологии Национальной академии наук Беларуси Основные итоги выполнения научного раздела Государственной программы Республики Бела...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ, ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ И АТОМНОМУ НАДЗОРУ (РОСТЕХНАДЗОР) _ ПРИОКСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ s Юридический адрес: пр-кт Ленина, д.40, г. Тула, 300041, тел. (4872)36-26-35, E-mail: Driok@gosnadzor.ru Почтовый адрес: ул. Зубковой, д. 17, корп. 2, г. Рязань, 390037,тел...»

«УДК 621.313.320 ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫХ ИСТОЧНИКОВ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ В УКРАИНЕ Шевченко В. В., Лизан И. Я. Украинская инженерно – педагогическая академия, г. Харьков, г. Артемовск О...»

«© 1994 г. С.М. НАВАСАРДОВ ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ В МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ НАВАСАРДОВ Сергей Михайлович — доктор медицинских наук, главный научный сотрудник Ин...»

«Тема урока: "Подари эту розу поэту." (Цветы в творчестве А. А. Фета) Литературно-биологическая гостиная Цель проведения: -Расширить и углубить знания учащихся о творчестве А. А. Фета;-Обобщить знания о строении цветков, соцветий, их биологической роли;-Продолжить ф...»

«ИННОВАЦИОННОЕ И УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ Туманова Е.А., к.э.н., и.о. доцента, 502.34+502.36 Униятова О.А., асистент, Национальная академия природоохранного и курортного строительства ПРИНЦИПЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СТРАХОВАНИЯ Экологическое страхование представляет собой сложную категорию, проявляющую...»

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Гражданский кодекс Российской Федерации часть 1. Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ (текст по состоянию на 03.09.2015 г.) Глава 9. СДЕЛКИ § 2. Недействительность сделок Статья 166. Оспоримые и ничтожные сделки 1. Сделка недействительна по основаниям,...»

«УДК 504 Т. А.Мелешко, В.В.Толмачева, г. Шадринск Социально-экологические проблемы взаимодействия человека и природы В данной статье представлен историко-логический анализ проблемы взаимоотношения человека и природы, выделены основные предпосылки и этапы становления проблемы. Человек, природа, экологический...»

«ВАЗОРАТИ МАОРИФ ВА ИЛМИ ЉУМЊУРИИ ТОЉИКИСТОН МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН ДОНИШГОЊИ ДАВЛАТИИ ХУЉАНД БА НОМИ АКАДЕМИК БОБОЉОН FАФУРОВ ХУДЖАНДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А...»

«Коммерческое предложение ООО "БИОСМАРТЕКС", специализирующееся на разработке, проектировании, изготовлении и комплектации высокотехнологического оборудования для переработки всех видов биомасс, в высокоэффективное, экологически чистое твердое биотопливо топл...»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ по сопоставлению данных разведки и разработки месторождений твердых полезных ископаемых Москва, 2007 Разработаны Федеральным государственным учреждением "Г...»

«Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад комбинированного вида № 8 "Снеговичок" Дидактические игры по экологическому воспитанию для детей среднего дошкольного возраста Подготовила воспитатель Жидкова А.А. г.Нижн...»

«Утверждены Решением Комиссии таможенного союза от 18 ноября 2010 г. N 455 ЕДИНЫЕ ФОРМЫ ВЕТЕРИНАРНЫХ СЕРТИФИКАТОВ Форма N 1 (1) ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ (2) _ (наименование уполномоченного органа в области ветеринарии государства члена Т...»

«Экологические сказки Экологические сказки Сказка входит в жизнь ребенка с самого раннего возраста, сопровождает на протяжении всего дошкольного детства и остается с ним на всю жизнь. Со сказки начинается его знакомство с миром литературы, с миром человеческих взаимо...»

«УДК 556.166 Ладжель Махмуд, к.г.н. Университет Сэтиф, Алжир Гопченко Е.Д., д.г.н., Овчарук В.А, к.г.н. Одесский государственный экологический университет ПРОЕКТИРОВАНИЕ ГИДРОГРАФОВ ДОЖДЕВЫХ ПАВОДКОВ НА УЭДАХ АЛЖИРА Предлагается методика проектирования гидрографов дождевых паводков на уэдах Алжира, основ...»

«Министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области Нижегородское отделение Союза охраны птиц России Экологический центр "Дронт" Нижегородский государственный педагогический университет им....»

«Научно – исследовательская работа ИССЛЕДОВАНИЕ СОСТАВА ШОКОЛАДА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ОРГАНИЗМ Выполнил: Бегоулев Даниил Олегович учащийся 9 класса МОУ "Средней общеобразовательной школы № 75", МО "Котлас", Архангельской области Руководитель учитель Овсянникова Ольга Георгиевна учитель химии и биологии МОУ "Средней...»

«ВЕСЦІ НАЦЫЯНАЛЬНАЙ АКАДЭМІІ НАВУК БЕЛАРУСІ № 3 2012 СЕРЫЯ БІЯЛАГІЧНЫХ НАВУК УДК 579.22:582.28:66.081 В. В. ЩЕРБА, Т. А. ПУЧКОВА, Л. Т. МИШИН ОБРАЗОВАНИЕ СОЕДИНЕНИЙ ИНДОЛЬНОЙ ПРИРОДЫ СЪЕДОБНЫМИ И ЛЕКАРСТВЕННЫМИ ГРИБАМИ Институт микробиологии НАН Беларуси,...»

«МКОУ "Новорычанская ООШ" ДО Дидактические игры по экологии для детей старшей группы.Составила: воспитатель старшей группы Нурманова А.К. 2014г. Дидактическая игра "Рисуем птиц". Дидактическая задача. Учить воссоздавать целостный образ животного с учетом особенностей его внешнего вида; развивать память, пред...»

«ОПИСАНИЕ BY (11) 5555 РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ (19) ИЗОБРЕТЕНИЯ (13) C1 К ПАТЕНТУ 7 (51) B 24D 3/14 (12) НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ МАССА ДЛЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ АЛМАЗНОГО АБРАЗИВНОГО (54) ИНСТРУМЕНТА (21) Номер заявки: a 2000030...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.