WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«2 ЛЕСНОЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ РОССИИ ЗА 30 ЛЕТ Н.А. Моисеев Леса России занимают 22% площади мирового лесного покрова и играют исключительно важную роль планетарного значения для ...»

Сельское хозяйство и аграрная политика в России: 1975–2005 гг.

2 ЛЕСНОЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ

РОССИИ ЗА 30 ЛЕТ

Н.А. Моисеев

Леса России занимают 22% площади мирового лесного покрова и играют исключительно важную роль планетарного значения для самой жизни на

Земле. Они являются надежным каркасом для формирования экологически

устойчивых ландшафтов; защищают землю от эрозии, а среду обитания – от

болезнетворных бактерий; регулируют гидрологический режим и газовый состав атмосферы, будучи самым эффективным и мощным поглотителем излишков углекислого газа и производителем кислорода, влияя таким образом на климат биосферы и защищая планету от перегрева.

Известно, что наряду с природоохранной ролью леса имеют и многостороннее социально-экономическое значение, воспроизводя широчайший ассортимент ресурсов и услуг (полезностей), потребителем которых являются все без исключения отрасли народного хозяйства и человечество в целом.

Здесь можно было бы перечислить не только древесные, но и недревесные ресурсы леса, включая технические, пищевые, кормовые, лекарственные, водные, а также разнообразные социальные, защитные и средообразующие полезности леса.

Леса России являются национальным богатством, притом всемирного значения, и фундаментальной базой для развития всех многочисленных отраслей, связанных с использованием и воспроизводством всех названных ресурсов и услуг леса, которые можно объединить в понятии «Лесной сектор экономики».



Введение данного понятия в обиход необходимо, поскольку как все ресурсы и услуги, так и отрасли, использующие их, тесно между собою взаимосвязаны и взаимообусловлены, а потому не могут рассматриваться изолированно, вне связи между собою, как в общей очень сложной «суперсистеме». Для наглядности приведем лишь два значимых для последующего изложения примера. Намечая рубку леса для заготовки древесины, мы должны, прежде всего, подумать, каким способом и в каком возрасте ее провести, чтобы она не привела к ущербу для других ресурсов и услуг леса с учетом его целевого назначения, и вместе с тем обеспечила бы и условия для их воспроизводства. Именно поэтому отечественный лидер и классик лесоводства проф. Г.Ф. Морозов в созданном им учении о лесе говорил, что рубка и возобновление леса являются синонимами [11].

Однако, заготавливая древесину, мы должны подумать не только о лесозаготовительной промышленности как об отрасли, но и о других отраслях, обеспечивающих эффективное комплексное, безотходное и к тому же экоРоссия в окружающем мире: 2007 логически безопасное использование древесины, включая лесопильно-деревообрабатывающую промышленность (ЛПДОП), предназначенную для использования самой ценной части древесного ствола в натуральном виде для конструкционных материалов (в домостроении, производстве мебели и других изделиях), а разного рода образующихся при этом отходов – для целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП), изготовления древесностружечных плит (ДСП), гидролизного производства, для биоэнергетических целей и др.

Только в оптимальных пропорциях представленные на практике все лесные отрасли с учетом характера и качества древесного сырья могут обеспечить его рациональное и эффективное использование. И только в этом случае они обеспечат и необходимые условия для самого лесного хозяйства и лесоуправления, предназначенного для формирования экологически устойчивых продуктивных лесов многоцелевого значения, их охраны от пожаров, защиты от вредителей и болезней, а также от браконьеров и других лесонарушителей. Без этого условия ни о каком рациональном лесном хозяйстве как составной части и базовой основе всего лесного сектора экономики нам говорить и помышлять не придется.





Стратегический прорыв в деле рационального использования лесов и ведения лесного хозяйства в промышленно развитых странах начался только во второй половине ХХ столетия путем организации сбалансированного внутри себя лесного сектора экономики, притом главным образом через форсированную организацию широкомасштабной глубокой переработки древесины низкого качества и различных древесных отходов, в первую очередь, ЦБП как наиболее массового и всеядного потребителя древесного сырья низкого качества. Именно эта отрасль позволила «очистить» леса от древесины, не находившей ранее сбыта, а благодаря этому – обеспечить уход за лесами, резко повысить продуктивность и их социально-экономическую и природоохранную значимость. Именно таким путем лидерами лесного сектора экономики на мировом уровне стали скандинавские и североамериканские страны. В последние годы на это положение вырываются Китай, Бразилия и ряд других стран, в том числе из бывших развивающихся.

Трагедией для лесного сектора экономики России стало хроническое отставание именно глубокой переработки древесного сырья, из-за чего жалкое существование влачат и лесное хозяйство, и лесозаготовительная промышленность, а по этой же причине нерационально используются леса и в неудовлетворительном виде остается и вся система государственного лесоуправления. Страна в области лесного дела, образно говоря, представляет «богача-бедняка», располагающего, казалось бы, несметными лесными богатствами, но не умеющего распорядиться ими.

Самое удивительное, что все – от верха до низа – знают об этом, громогласно заявляют на словах и обещают исправить неприглядное положение лесных дел в стране, но ничего существенного на деле не предпринимают.

Лесной сектор экономики России за 30 лет Известно, что Президент России В.В. Путин на встрече с министрами и представителями крупного лесного бизнеса в Сыктывкаре 6 апреля 2006 г. заявил о неотложной необходимости форсирования глубокой переработки древесины, поддержал ранее принятое Правительством РФ решение о разработке Федеральной целевой программы в этой области и представлении ее в марте 2006 г. на рассмотрение руководству страны. Но ни к этому сроку, ни к концу того года, несмотря на объявленные выговоры заместителям министров двух министерств – экономразвития (МЭРТ) и Минпромэнергии – за нерасторопность в подготовке этого документа, последний так и не был представлен и в 2007 г. В связи с предстоящими в декабре 2007 г. думскими выборами и переизбранием в марте 2008 г. президента страны есть основание полагать, что руки государственной власти еще долго не дойдут до решения назревших в стране лесных проблем.

Навязанный же руководством МЭРТ крайне либеральный Лесной кодекс РФ, принятый в декабре 2006 г., вообще снял с федеральной государственной власти ответственность за леса, находящиеся пока в федеральной государственной собственности, передав их в управление субъектам РФ и переложив решение всех лесных проблем на плечи губернаторов. При этом с федеральной власти сняты и полномочия по определению государственной лесной политики в стране и разработке на ее основе Федеральной программы развития лесного сектора экономики.

Лесной сектор экономики России разделил общую судьбу всего народного хозяйства, которое до сих пор не может вырваться из глубокого системного кризиса.

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО

И МИРОВОГО ЛЕСНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ

Чтобы дать оценку лесному сектору России за последние 30 лет, надо показать его в сравнении с общемировыми тенденциями и, в особенности, со странами, лидирующими в этой области, имея в виду возрастающую с течением времени взаимозависимость внутреннего и внешних лесных рынков в условиях глобализации. При этом с самого начала следует отметить специфику имеющихся официальных статистических характеризуемых данных и их роль в описании исследуемых тенденций.

Что касается отечественной статистики, то на официальном уровне она представляется данными Госкомстата, которые не отражают деятельность всех хозяйствующих субъектов, относящихся к лесному сектору экономики, а ограничиваются в основном кругом предприятий, контролируемых в той или иной мере Минпромэнерго. За пределами этой официальной статистики до последнего времени находилась промышленная деятельность лесхозов Федерального агентства лесного хозяйства МПР РФ, ставших вторыми лесозаготовителями страны и реализующих древесину главным образом в круглом виде и частично в виде продукции лесопиления. За пределами названРоссия в окружающем мире: 2007 ных двух групп хозяйствующих субъектов действует никем не учитываемая третья группа субъектов, занимающаяся нелегальными лесозаготовками и реализующая свою продукцию в сфере так называемого «теневого» рынка.

Объем нелегальных рубок в стране достиг беспрецедентных в истории масштабов и, по оценкам Гринпис, составляет не менее 20–40% от общего оборота древесины в стране.

В общемировой статистике данные о производстве основных видов лесопродукции, их экспорте и импорте по разным странам мира обобщаются в ежегодных аналитических обзорах Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН «FAO Yearbook of Forest Products» [16]. Последний из них к моменту подготовки этой статьи заканчивается данными 2005 г.

При всей неполноте аналитических обзоров их роль весьма значима и в целом они отражают основные тенденции развития лесного сектора в мировом масштабе, в том числе и в России.

В Приложении 1–08 приведены данные о динамике производства основных видов лесопродукции за 1975–2005 гг. в мире, в России, а также в двух группах стран, одну из которых представляют лидеры лесного сектора в общемировом масштабе (США, Канада, Швеция, Финляндия), другую – представители развивающихся стран, претендующие в перспективе вступить в группу лидеров (Китай, Бразилия, Индонезия). На их примере можно проследить общие мировые тенденции развития не только производства, но и международной лесной торговли.

Прежде всего, обращает на себя внимание мировой прирост на треть объемов заготовки древесины за первые 15 лет (1975–1990 гг.) анализируемого тридцатилетнего периода и стабилизация их в течение последующих 15 лет (1990–2005 гг.). Похожая динамика прослеживается и в объемах производства пиломатериалов, максимум которого был достигнут также к 1990 г. В то же время наиболее высокими темпами возрастало производство продукции глубокой переработки древесины: фанеры – в 2 раза, бумаги и картона – в 2,7 раза, древесных плит – в 3–3,5 раза.

Суммарные объемы заготовки древесины в мире приблизились к величине ежегодного прироста леса. Рост объема лесозаготовок наблюдается в тех странах, которые вот уже длительное время проводят мероприятия по повышению продуктивности своих лесов. В отдельных странах, например в Канаде и Бразилии, рост лесозаготовок связан с освоением еще не используемых резервных лесов. Такие резервы сохраняются и в России.

Одной из причин стабилизации объемов лесозаготовок во многих странах стало истощение в освоенных лесах высококачественной древесины (пиловочника), используемой в натуральном виде для конструкционных целей (домостроения, производства мебели из цельной древесины и пр.). Именно этот фактор объясняет стабилизацию объемов лесопиления в целом по миру.

Рост его объемов наблюдается в тех странах, которые импортируют в значительных объемах пиловочник (например, Китай и Япония). На стабилизации Лесной сектор экономики России за 30 лет объемов производства пиломатериалов отразился в определенной мере и рост производства фанеры, поскольку исходное сырье (пиловочник и фанерный кряж) взаимозаменяемы. Конечно, на колебаниях объемов производств по отдельным годам сказывался и финансовый кризис, прокатившийся в 1990-х годах по отдельным странам мира.

К числу лидеров мирового лесного сектора экономики, организовавших глубокую переработку древесного сырья и отходов, относятся такие страны, как США, Канада, Финляндия, Швеция, Япония и некоторые другие. В последние годы к ним стали подстраиваться и развивающиеся страны – Китай, Бразилия, Индонезия и др. Помимо благоприятных природных условий и быстрого лесовосстановления, большое значение получила активная протекционистская политика по ограничению вывоза из этих стран древесины в круглом виде. Например, Индонезия уже 25 лет назад приняла меры по запрету экспорта древесины в круглом виде. Эта мера вынудила ряд импортеров вкладывать инвестиции в эту страну для развития весьма капиталоемкой целлюлозно-бумажной промышленности, а также фанерного производства.

Такую же политику проводили Бразилия и Китай.

Структурную перестройку лесной промышленности развитые страны осуществили уже в 1950–1975 гг., и в последующий период они продолжали расширять масштабы глубокой переработки древесины, особое внимание уделяя целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП). Первое место в мире по этим видам продукции на протяжении всех последних 30 лет удерживают США (81,4 млн т в 2005 г.). Второе место теперь занял Китай (53,5 млн т в 2005 г.), на третьем месте Япония (29,3 млн т в 2005 г.), за ними следуют Канада (19,7 млн т), Финляндия (12,4 млн т), Швеция (11,7 млн т). Но следует отметить, что также заметно вырвались вперед Бразилия и Индонезия.

За последние 15 лет объемы производства бумаги и картона в этих странах увеличились соответственно в 2 и 5 раз, и в результате они обогнали по этим видам производства Россию.

На общемировом фоне Россия продолжает отставать не только от промышленно развитых, но по отдельным видам лесопродукции – и от развивающихся стран. Для суждения о ее положении среди других стран мира важными являются показатели среднедушевого уровня производства и потребления основных видов лесопродукции.

По данным таблицы 2–1 видно, что Россия уступает промышленно развитым странам по производству на 1000 м3 общего объема заготовленной (а для импортеров также завозимой) древесины в 2–3 раза по пиломатериалам и ДСП и в 4–5 раз по целлюлозе, бумаге и картону. От Китая наша страна отстает по этому показателю в 5 раз по фанере, в 4 раза по бумаге и картону и в 8 раз по древесноволокнистым плитам (ДВП); от Индонезии – в 3 раза по фанере и почти в 2 раза по целлюлозе, бумаге и картону.

Россия в окружающем мире: 2007

–  –  –

В таблице 2–2 показан среднедушевой уровень потребления основных видов лесопродукции по отдельным странам мира. Россия по этому показателю уже на порядок отстает от промышленно развитых стран по пиломатериалам, фанере, бумаге и картону. По последнему виду продукции она отстает даже от Китая (с его миллиардным населением), а также от Бразилии.

–  –  –

В чем причина существенного расхождения в вышеприведенных показателях по уровню производства основных видов лесопродукции и потребления на душу населения в России? Ответ на этот вопрос мы находим в таблице 2–3.

Оказывается, Россия среди всех приведенных в этой таблице стран выделяется самым высоким удельным весом экспорта круглого леса (34,8%), и это при спаде объемов заготовки древесины в 2 раза по сравнению с «доперестроечным»

периодом. Более 2/3 пиломатериалов также вывозится из России за рубеж.

Чрезмерно высок (60,3%) и уровень вывоза из страны фанеры.

–  –  –

Чем можно объяснить приоритет лесоэкспорта для страны, внутренний рынок лесопродукции которой сократился? Безусловно, большей платежеспособностью внешних потребителей. Но при этом получаемые частным сектором доходы от экспорта не используются для структурной перестройки и модернизации лесопромышленного комплекса. За последние 20 лет не построено ни одного целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК), а частный сектор, ни отечественный, ни иностранный, пока не заключили ни одного контракта на их строительство. Разговоры об этом идут в основном лишь на уровне намерений.

ИСХОДНОЕ СОСТОЯНИЕ ЛЕСНОГО СЕКТОРА

ЭКОНОМИКИ РОССИИ

С УЧЕТОМ ИСТОРИИ ЕГО РАЗВИТИЯ

В Приложении 1–08 была показана динамика развития производства основных видов лесопродукции в России за последние 30 лет, из которых первые 15 лет относятся к периоду развития в рамках бывшего СССР, а вторые 15 лет

– после его распада и при переходе к рыночной экономике. Поскольку предРоссия в окружающем мире: 2007 ставленная динамика обусловлена историей социально-экономического развития страны, отметим отдельные этапы пройденного пути.

Период с 1950 по 1975 г. был отмечен стратегическим прорывом в развитии лесного сектора экономики промышленно развитых стран [5, 6, 8]. В рамках принятого Правительством СССР семилетнего плана развития лесных отраслей (1958–1965 гг.) было намечено строительство крупных лесопромышленных комплексов (ЛПК), а в составе их ЦБК, которые должны были обеспечить организацию в промышленных масштабах переработки древесного сырья и древесных отходов. К их числу относятся гигантские для того времени предприятия в Сибири – Братский и Усть-Илимский ЛПК, на Европейском Севере

– Сыктывкарский ЛПК, Котласский ЦБК, Сегежский ЦБК (в Карелии) и др.

Расширялись производственные мощности предприятий крупнейшего в стране Архангельского лесопромышленного узла, в том числе Архангельского и Соломбальского ЦБК. Создавались и расширялись мощности лесного машиностроения. На базе этих предприятий сегодня существуют и развиваются крупнейшие в России вертикально интегрированные структуры в виде лесных корпораций («Илим-Палп», группа компаний «Титан», ОАО «Сыктывкарский ЛПК», АО «Континентальинвест» и др.).

К тому времени относится укрепление и расширение сети научно-исследовательских и проектных организаций, высших, средних и профессиональных учебных заведений. После выполнения семилетнего плана, в последующие 1970-е–1980-е годы, произошел подъем всего лесного сектора экономики и его научно-технического, материально-технического и кадрового обеспечения.

Пик лесозаготовок (только по главному пользованию) был достигнут в 1975 г.

(395 млн м3), в том числе на 85% за счет лесов России. Россия по существу все годы была главным поставщиком древесины для союзных республик. Круглый лес поставлялся из России и во многие страны. Болгария и Северная Корея даже имели свои предприятия на территории нашей страны, первая – в Коми, вторая – на Дальнем Востоке.

Высокий уровень лесозаготовок в целом по СССР сохранялся вплоть до его распада: в 1990 г. заготавливалось по главным рубкам 386 млн м3 древесины, в том числе по России 304 млн м3.

При этом следует отметить самый высокий за всю историю России уровень лесопиления: свыше 100 млн м3 в 1975 и 1980 гг. по СССР (примерно на уровне США того времени), и в том числе около 80 млн м3 по России. На базе созданных предприятий объем производства целлюлозы к 1975 г. увеличился до 8,6 млн т в целом по СССР и до 6,4 млн т по России, продолжая расти вплоть до 1990 г. (10,4 млн т по СССР, из них 7,5 млн т по России). Одновременно рос и объем производства бумаги и картона (с 8,6 млн т в 1975 г. до 10,7 млн т в 1990 г. по СССР, в том числе по России с 6,8 млн т до 8,3 млн т соответственно).

Бурными темпами росло производство ДСП и ДВП. Объемы их как по СССР, так и по России с 1975 по 1990 г. удвоились. Было создано и фанерное производство.

Лесной сектор экономики России за 30 лет Однако и в то время в добыче и переработке леса не все было гладко. 82,8% всех российских лесов расположены по долготе на протяжении около десятка тысяч километров в малообжитых и труднодоступных по транспортным условиям регионах. В диаметрально противоположном направлении размещаются основные потребители лесопродукции, главным образом в густонаселенных средне- и малолесных регионах центра, юга, Поволжья и промышленного Урала. Именно в этих регионах и находятся центры внутреннего лесопотребления.

Не вдаваясь в детали, отметим, что за всю историю России наибольший и длительный пресс самых разнообразных хозяйственных воздействий, вплоть до критических в годы неоднократных военных интервенций, испытывали леса малолесных и среднелесистых и в то же время наиболее густонаселенных районов. Для восстановления и защиты их от безмерной вырубки постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 23 апреля 1943 г. «О порядке отвода лесосек в лесах государственного фонда Союза ССР» значительная часть лесов была отнесена к I группе с запретом «сплошных рубок», а остальная их часть – ко II группе со строгим режимом рубок «в соответствии с Правилами рубки леса, утвержденными Совнаркомом СССР». Заметим, что для лесов III группы, расположенных в многолесных регионах, допускались все виды рубок, в том числе даже без «Правил». Это постановление оставалось в силе вплоть до 2007 г., т.е. до введения в действие нового Лесного кодекса, в котором была принята уже иная классификация лесов [9]. Для своего времени это было прогрессивное постановление, хотя реализация его требовала более гибкого и продуманного исполнения.

В соответствии с этим постановлением в послевоенные годы и происходило перебазирование лесной промышленности из южных и центральных районов в многолесные регионы – вначале на Европейский Север, а затем в Сибирь и на Дальний Восток, главным образом вдоль транссибирской железнодорожной магистрали.

Как было отмечено, семилетний план предусматривал строительство предприятий по глубокой переработке в отдаленных восточных и северных районах страны. Однако при этом центрально-европейская часть России оставалась без предприятий по глубокой переработке древесных отходов, хотя здесь она требовалась бы в первую очередь из-за высокого удельного веса низкокачественной древесины порослевых дубрав и древостоев мягколиственных пород. Между тем, как видно из таблицы 2–4, ресурсный потенциал этих лесов значителен, а недоиспользуемая часть ежегодного среднего прироста (265 млн м3) в 2,5 раза превышает нынешний объем главного пользования по всей стране. Средний прирост этих лесов в целом по Центральному, Южному, Приволжскому и Уральскому федеральным округам используется лишь на 1/10 часть. Длительное, в течение 60 лет после принятия в 1943 г. Постановления, ограничение использования этих лесов привело к накоплению спелых и перестойных древостоев, что неуклонно снижало их экологическую устойчивость Россия в окружающем мире: 2007 и коммерческую ценность. Расширяющиеся по этой причине очаги вредителей и болезней, а также ветровалы привели к необходимости проведения в широких масштабах санитарных, в том числе сплошных, рубок, составляющих доминирующую часть промежуточного пользования лесом, которое и стало основным профилем деятельности лесхозов. Но такой характер деятельности еще классики назвали «хозяйством на мертвеца».

–  –  –

Для оздоровления этих лесов требуется их своевременное обновление, реконструкция и замена на хозяйственно ценные леса многоцелевого назначения. Показателен в этом отношении исторический пример хозяйства знаменитого лесовода К.Ф. Тюрмера в имении графа С.С. Уварова, располагавшегося в нынешнем Можайском районе Московской области. На месте бывших полугнилых осинников и кривоствольных березняков он создал высокопродуктивные смешанные леса из ели, сосны и лиственницы, экологически устойчивые и обладающие высокой эстетической привлекательностью. Но решение подобной задачи в нынешних условиях немыслимо без организации в этих лесах широкомасштабной глубокой переработки древесины, из-за отсутствия которой низкокачественная древесина не находит сбыта.

К сожалению, и новый Лесной кодекс наложил неразумные ограничения на пользование разными категориями защитных лесов, что становится препятствием для решения названных выше первоочередных задач. Снять необосРоссия в окружающем мире: 2007 нованные барьеры и привлечь внимание к организации интенсивного лесного хозяйства в лесах защитного и социального значения возможно при условии сотрудничества ученых, политиков (особенно депутатов) и представителей общественных организаций, в том числе партии «зеленых».

Обратимся далее к годам так называемой перестройки. Что касается лесного сектора экономики, то причины, приведшие к падению производства в лесных отраслях, обстоятельно описаны в монографии, посвященной этой проблеме [3], и в ряде других изданий [8, 12].

Не перечисляя их всех, отметим основные. Поспешная, тотальная и непродуманная приватизация предприятий лесного сектора, которые в настоящее время на 97% находятся в частной собственности, привели к разрыву технологических и экономических связей между поставщиками и потребителями лесопродукции с потерей многих рынков сбыта.

Особенно пострадали крупные ЛПК, которые приватизировались по частям, что разъединяло комплекс как единое целое. Процесс разрыва и дробления бывших предприятий продолжался путем неоднократных перепродаж, превратившихся в спекуляцию бывшим государственным имуществом. В процессе приватизации стратегически важнейшие предприятия ЦБП как конкуренты на международных лесных рынках были проданы за бесценок иностранным компаниям [5]. О происходившем процессе дробления и возникновения на базе отделившихся частей самостоятельных предпринимательских структур, в том числе малого и среднего бизнеса, можно судить по числу зарегистрированных предприятий. Если в 1975–1990 гг. их насчитывалось около 4 тыс., то уже в 1995 г. их было 16,4 тыс., в 2000 г. – 22,4 тыс., а в 2005 г. – 36,5 тыс., что в 9 раз больше исходного. Однако только 1/10 часть «держится на плаву», из них лишь около 15 – в виде крупных лесных корпораций, которые определяют лицо и перспективы развития лесного дела в стране.

Либерализация цен на монопольные энергетические ресурсы и транспортные услуги, опережающая рост цен на лесопродукцию, привела к банкротству прежде всего отдаленных от потребителей поставщиков (в первую очередь «в глубинке» северных и восточных регионов) и резкому снижению рентабельности всех без исключения связанных между собою по технологической цепочке лесных отраслей. До 1999 г. весь лесопромышленный комплекс был убыточным. В наиболее бедственном положении оказалась и до сих пор находится лесозаготовительная промышленность: 60% ее предприятий остаются убыточными. О рентабельности отраслей на 2005 г. можно судить по следующим цифрам: для всего ЛПК она составила 6,9%, на лесозаготовках (в целом по отрасли) 0,4%, в лесопильно-деревообрабатывающей промышленности

– 4,7%, в ЦБП – 14,4%.

Нижней точкой падения производств был 1998 г. (год «дефолта»). К этому времени по сравнению с 1990 г. объем вывозки леса и пиломатериалов сократился в 4 раза, ДСП – в 3,5 раза, варки целлюлозы и производства бумаги и картона – в 2,3 раза. В дальнейшем начался подъем производства, достигший по Лесной сектор экономики России за 30 лет темпам роста пика в 2000–2001 гг. Затем индекс производства в целом по ЛПК снова стал снижаться: до 4% в 2005 г. и 2% в 2006 г. Однако лесозаготовительная промышленность по линии главного пользования продолжает оставаться на уровне в 3 раза ниже «доперестроечного», сдерживая соответственно рост и других отраслей, в первую очередь лесопиления, объем которого в 3,6 раза ниже «доперестроечного». На уровне 80% от объема 1990 г. в 2005 г. оставалась варка целлюлозы и на 85% – производство бумаги и картона. Увеличился лишь объем производства фанеры – в 1,6 раза. Таким образом, в целом ЛПК пока не достиг «доперестроечного» уровня и не сможет в ближайшие годы его преодолеть, если не будут решены вопросы как «внутреннего для него порядка», так и внешних условий, которые будут рассмотрены ниже.

Большинство собственников предприятий частного сектора, заинтересованные в выкачивании прибылей из доставшихся им предприятий, не были озабочены своевременным обновлением основных фондов, степень изношенности которых дошла до критического уровня: в целом по ЛПК до 60%, в лесозаготовительной промышленности до 80%. При этом отечественное лесное машиностроение из-за спада спроса на его продукцию во время кризиса по существу развалилось. Например, производство машин для лесозаготовительной промышленности сократилось в 40 раз, в том числе используемых до сих пор на производстве валочно-пакетирующих – в 30 раз [1]. Ныне лесная промышленность стала заложником зарубежного машиностроения, изделия которого весьма дорогостоящи и недоступны для большей части лесопользователей, представленных мелким и средним бизнесом.

ХХI век провозглашен веком инноваций. Этот вектор развития декларируется и политиками, проводящими последние 15 лет соответствующие реформы. Однако их поспешность и непродуманность привели к развалу научных учреждений всех отраслей лесопромышленного комплекса. Специалистами Московского государственного университета леса (МГУЛ) по договору с МПР РФ проведен детальный анализ и обзор состояния отраслевой лесной науки, с которыми можно ознакомиться в недавней публикации [14]. По данным этих исследований в Приложении 1–09 приведена динамика численности научнотехнического персонала (НТП) научных учреждений основных лесных отраслей. Численность НТП даже головных научных учреждений сократилась в 10–20 раз. По существу, утрачены важнейшие головные институты вместе с конструкторскими бюро и экспериментальными заводами: ЦНИИМЭ – по лесозаготовительной промышленности, ЦНИИМОД – по лесопильно-деревообрабатывающей, ВНИИБ – по целлюлозно-бумажной промышленности.

Главной причиной их развала явилась принятая на государственном уровне политика акционирования и приватизации отраслевых научных учреждений и резкое сокращение бюджетного финансирования научных исследований по приоритетным прикладным направлениям в расчете на то, что частный сектор должен быть заинтересован в их проведении. Однако, как показала практика, российский частный лесной сектор последние 15 лет не был способен финанРоссия в окружающем мире: 2007 сировать научные исследования, а потому договорные работы сведены до несущественного минимума.

В меньшей степени пострадали научные учреждения лесного хозяйства. Их численность, как академических, так и отраслевых, сократилась лишь в 2–3 раза, и только благодаря тому, что эти учреждения сохранили статус государственных и еще имеют некоторую подпитку из государственного бюджета, хотя финансирование из этого источника также резко сократилось.

В заключение данного обзора следует отметить, что для лесного сектора экономики за годы «перестройки» сложилась неблагоприятная база законодательного обеспечения, регламентирующая все лесные, в том числе и экономические отношения. Она лишь усугубляет положение лесных дел в стране и не способствует выходу из затянувшегося кризиса.

За годы «перестройки» вышло три лесных законодательства: в 1993, 1997 и 2006 гг. Все они как на подбор доказывают, что законы, в данном случае лесные, принимались не благодаря научному обоснованию, передовому опыту и даже здравому смыслу. Они определялись, в основном, ходом политического противоборства по праву сильнейшего на данный момент.

Макроструктурными вопросами лесного законодательства являются формы собственности на леса, распределение полномочий между субъектами управления лесами по федеральной вертикали, формы пользования лесами в рыночных условиях, экономические отношения между лесопользователями и собственниками лесов, источники лесного дохода и системы финансирования лесного хозяйства, структура управления лесами, государственного контроля и санкций за лесонарушения. Все перечисленные вопросы по-разному решались в трех из принятых лесных законодательств, далеко не преемственно связанных между собою.

«Основы лесного законодательства», принятые в 1993 г., формировались в условиях неустойчивых отношений между федеральным центром и субъектами РФ, что выразилось в так называемом «параде суверенитетов». До выхода этого запоздалого федерального закона рядом субъектов РФ были приняты свои лесные законы, по которым леса были определены в собственность соответствующих субъектов РФ (Карелия, Республика Коми, Удмуртия, Татарстан, Башкортостан и др.). Повод этому дали и договора между Президентом РФ и президентами отдельных республик. Эти обстоятельства усложнили принятие важнейших положений в федеральном законодательстве. Формулировка собственности на леса была размыта. По существу, леса одновременно оказались в собственности всех уровней государственной власти. При этом распорядительные функции оказались у местного органа власти. Ему же принадлежали и доходы от пользования лесами без обязательств за финансирование расходов на охрану и восстановление лесов.

Основными лесопользователями были приватизированные лесозаготовительные предприятия бывшего Минлеспрома СССР, которым предоставлялись леса в аренду или на лесных торгах. В условиях кризиса большинство из них Лесной сектор экономики России за 30 лет были неплатежеспособными, а потому платежи за древесину на корню были недопустимо низкими (от 10 до 20 руб. за кубометр) и не могли обеспечить расходы на лесное хозяйство, если бы даже они были использованы для этой цели. Поэтому арендные отношения, по общему признанию, были формальными и не отвечали своему назначению.

В Лесном кодексе 1997 г. удалось исправить отмеченные перекосы, но добавились свои. В этом кодексе было достигнуто соглашение о федеральной собственности на леса, но «ценой» передачи распорядительных функций по лесопользованию субъектам РФ: им передавалось право передачи лесов в аренду и на лесные торги, установления стартовых (минимальных) цен и получения 60% минимальной платы в свой бюджет на цели ведения лесного хозяйства. Арендаторы имели право взять леса в аренду на срок до 49 лет, но с обязательством вести лесное хозяйство. Однако поскольку арендаторы по своему составу оставались все те же, то положение кардинально не изменилось. Лишь незначительная их часть справлялась со своими обязанностями. Основные же объемы лесовосстановления пришлось по-прежнему проводить силами и средствами местных органов управления лесами, представленных лесхозами. В ходе проводимых реформ неуклонно снижался статус государственных органов управления лесами и доли финансирования расходов на лесное хозяйство из федерального бюджета.

Так, бывшее Министерство лесного хозяйства РФ вначале было преобразовано в Государственный комитет в составе Министерства экологии РФ, затем в Федеральную службу лесного хозяйства. В мае 2000 г. указом Президента РФ последняя была ликвидирована, а ее функции были переданы департаменту в составе МПР РФ. Последний затем был преобразован в федеральную службу при этом же Министерстве, но потом в ходе последующей административной реформы она была сведена до уровня Федерального агентства лесного хозяйства МПР РФ с весьма усеченными функциями, лишенного законодательной инициативы, а потом и традиционной функции охраны лесов, государственного контроля за лесопользователями и права привлечения лесонарушителей к ответственности. По существу, на практике дело сводилось к умалению роли государственного управления лесами и значения органов, осуществляющих эти функции.

Параллельно в ходе реформ снижалась и доля федерального бюджета в финансировании расходов на лесное хозяйство и на содержание органов управления лесами: в среднем по России с 70% в начале «перестройки» до 20–25% в последние годы. Для компенсации недостающих средств Лесным кодексом 1997 г. лесхозам было дано право зарабатывать (внебюджетные) средства за счет продажи древесины от рубок промежуточного пользования и других видов продукции и услуг. Так законодательная и исполнительная ветви власти сами спровоцировали право на совмещение функций государственного управления лесами с функциями лесопользования, превратившегося в коммерческую деятельность.

Россия в окружающем мире: 2007 Лесным кодексом, принятым в декабре 2006 г., предполагалось исправить отмеченные недостатки. Но по примеру прошлого из одной крайности ударились в другую. Формирование этого кодекса проводилось монопольно руководством Министерства экономики, развития и торговли (МЭРТ), которое, не считаясь с мнением специалистов и широкой общественности, навязывало свое видение модели управления лесами путем тотальной передачи государственных лесов в частную собственность через 10-летний срок аренды за арендную плату, выплаченную за этот период. Возмущение общественности этой попыткой вынудило руководство страны заявить, что такая мера преждевременна и не соответствует реалиям России. Однако частная собственность была снята лишь с вывески, но содержание проекта кодекса в принятом последнем варианте осталось таким, как будто все подготовлено для разгосударствления лесов. В отличие от традиционно существовавшего для государственных лесов разрешительного порядка пользования лесами (с выпиской лесорубочных билетов, в которых указываются стоимость отведенного в рубку леса и способы заготовки), введен заявительный порядок, по которому арендатор своей декларацией лишь уведомляет, где, сколько и каким способом он собирается в очередном году заготавливать древесину и сам оценивает ее стоимость. Такой порядок пользования лесами используется для частных лесов. При этом предусматривается кадастровая оценка переданных в аренду лесных земель и межевание их границ. Арендатор сам составляет «план освоения лесов», руководствуясь лесохозяйственным регламентом, разрабатываемым в лесном плане субъекта РФ по каждому лесничеству. Лесоустройство, которое раньше составляло проект плана лесопользования и ведения лесного хозяйства как основы для передачи лесов в аренду, по новому кодексу утрачивает эту функцию и ограничивается только лесоинвентаризацией.

Не входя в дальнейшие детали этого законодательного акта, отметим лишь, что им предусматривается только одна, долгосрочная, форма аренды сроком до 49 лет с обязательством ведения лесного хозяйства за свой счет на основании аукциона (за исключением инвестиционных соглашений).

Федеральным законом № 199 от 31.12.2005 г. федеральные леса переданы в управление субъектам РФ (за исключением Московской обл.). С учетом этого закона для федеральной исполнительной власти в новом кодексе уже не прописано право владения лесами, а также полномочия по определению государственной лесной политики и на основе ее разработки федеральной программы использования и воспроизводства лесов, что было закреплено в предыдущем кодексе. По существу, федеральное правительство сняло с себя ответственность за состояние лесов как федерального государственного имущества и за решение сложных проблем лесного сектора, перевалив их на плечи губернаторов. Для осуществления переданных полномочий из федерального бюджета выделяются субвенции, которые покрывают затраты лишь на 30–40% от их требуемого объема.

Лесной сектор экономики России за 30 лет В связи с передачей полномочий субъектам РФ передаются и лесхозы вместе с их имуществом, которые уже органами субъектов РФ должны быть реформированы с выделением из них лесничеств как местных органов управления лесами и отделением подразделений, связанных с хозяйственной деятельностью, с преобразованием их в государственные унитарные предприятия с последующим акционированием и возможной приватизацией.

Предложенная реформа аренды будет непосильной абсолютному большинству лесопользователей, представленному малым и средним бизнесом и недостаточно платежеспособному для того, чтобы за свой счет вести лесное хозяйство и строить дороги. Поэтому, даже по признанию руководства Федерального агентства лесного хозяйства МПР, значительная их часть вынуждена будет выйти из лесного бизнеса, что приведет к последующему снижению объемов лесозаготовок в целом по стране со всеми вытекающими последствиями для всего лесного сектора экономики [4].

Условия предлагаемой аренды посильны лишь для крупных лесных корпораций, располагающих производственными мощностями по глубокой переработке, которая позволяет осваивать леса и с низкокачественной древесиной.

Однако такие корпорации размещаются в весьма ограниченном числе субъектов РФ, главным образом в Архангельской и Иркутской областях, в Карелии и Республике Коми, хотя для освоения лесов этих субъектов РФ и их производственные мощности ограничены.

Для введения в действие нового Лесного кодекса требовалось до 1 июля 2007 г. разработать более полусотни подзаконных актов, из них 26 должны быть утверждены Правительством РФ.

Однако большой объем подготовительных работ по новому кодексу заставляет МПР РФ входить в Правительство с просьбой отодвинуть введение отдельных новых положений. Так, например, предлагается на два года сохранить разрешительный порядок пользования лесами, на этот же срок сохранить действие ранее заключенных арендных договоров, отложить кадастровую оценку лесов и их межевание, заменяя их материалами лесоустройства.

По признанию ученых и специалистов, основные положения вводимого нового Лесного кодекса не решают накопившиеся проблемы, не дают стимулов для развития лесных отраслей, но создают предпосылки для очередного передела собственности на лесные земли, отражая интересы олигархического капитала.

Накануне вступления страны в ВТО отечественный лесной сектор экономики остается неподготовленным для конкурентной борьбы с зарубежными компаниями.

ЛИТЕРАТУРА

1. 3-й Международный лесной форум «Лес и человек». Рациональное использование лесных ресурсов. Состояние и перспективы развития лесопромышленного комплекса России в ХХI веке. Москва, «Экспоцентр». 13–15 сентября 2006 г. М., 2006.

Россия в окружающем мире: 2007

2. Арнольд Ф.К. Русский лес. Т. 1. 1-е изд. СПб., 1980. 325 с. (без приложений).

3. Бурдин Н.А., Шлыков В.М., Егорнов В.А., Саханов В.В. Лесопромышленный комплекс. Состояние, проблемы, перспективы. М.: Изд-во МГУЛ, 2000.

473 с.

4. Лесная Россия. 2006. № 12 (24). С. 6–9.

5. Моисеев Н.А. Лесное хозяйство России за 100 лет//Россия в окружающем мире: 2001 (Аналитический ежегодник). Отв. ред. Н.Н. Марфенин/Под общ. ред. В.И. Данилова-Данильяна, С.А. Степанова. М.: Изд-во МНЭПУ,

2001. С. 80–99.

6. Моисеев Н.А. Основы прогнозирования использования и воспроизводства лесных ресурсов. М.: «Лесная промышленность», 1974.

7. Моисеев Н.А. Пути улучшения лесного хозяйства и лесопользования в многолесных районах. М.: «Лесная промышленность», 1972.

8. Моисеев Н.А. Экономика лесного хозяйства. Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУЛ, 2006. 383 с.

9. Моисеев Н.А., Чуенков В.С. Классификация лесов по целевому назначению и режиму их использования. К 60-летию Постановления СНК СССР о разделении лесов на группы и категории//«Лесное хозяйство». 2003. № 6. С. 2–7.

10. Моисеев Н.Н. Пришло время для серьезного разговора//Россия в окружающем мире: 2000 (Аналитический ежегодник). Отв. ред. Н.Н. Марфенин/ Под общ. ред. Н.Н. Моисеева, С.А. Степанова. М.: Изд-во МНЭПУ, 2000. С.

15–17.

11. Морозов Г.Ф. Избранные труды. М.: Изд-во ВНИИЛМ, 2004. 416 с.

12. Национальная лесная политика. М.: МГУЛ, 2001. 217 с.

13. Послание Президента РФ Путина В.В. Федеральному собранию РФ// «Российская газета». 19.04.02. 2002. № 71 (2939).

14. Состояние и основные направления научно-технического и кадрового обеспечения лесного сектора экономики РФ. М.: Изд-во МГУЛ, 2007. 94 с.

15. Социальная жизнь регионов: между прошлым и будущим. Сборник материалов по итогам семинаров, проведенным в Центральном, Сибирском и Северо-Западном федеральных округах. М., 2007. 191 с.

16. FAO Yearbook of Forest Products: 1975–1968, 1983–1994, 1992–1996, 1996–2000, 2001–2005. FAO, Rome, 1988, 1994, 1998, 2002, 2007.






Похожие работы:

«ОПИСАНИЕ BY (11) 5555 РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ (19) ИЗОБРЕТЕНИЯ (13) C1 К ПАТЕНТУ 7 (51) B 24D 3/14 (12) НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ МАССА ДЛЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ АЛМАЗНОГО АБРАЗИВНОГО (54) ИНСТРУМЕ...»

«The Nuclear Gin. Part II. La Via dell’ECOLOGIA. Ядерный Джин. Часть II.1. Курс на Экологию. Введение.1.1. Ядерный день рождения, 1896-2013 г.г., 117 лет аварий 1.2. АВАРИЯ В ФУКУCИМЕ 1.3. АВАРИЯ НА АТОМНОЙ СТАНЦИИ ТРИ-МАЙЛ-АЙЛЕНД В ПЕНСИЛЬВАНИИ, США 1.4...»

«МКОУ "Новорычанская ООШ" ДО Дидактические игры по экологии для детей старшей группы.Составила: воспитатель старшей группы Нурманова А.К. 2014г. Дидактическая игра "Рисуем птиц". Дидактическая задача. Учить воссоздавать целостный образ животного с учетом особенностей его вне...»

«Утверждены Решением Комиссии таможенного союза от 18 ноября 2010 г. N 455 ЕДИНЫЕ ФОРМЫ ВЕТЕРИНАРНЫХ СЕРТИФИКАТОВ Форма N 1 (1) ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ (2) _ (наименование уполномоченного органа в области ветеринарии государства ч...»

«Труды БГУ 2010, том 4, выпуск 2 Обзоры УДК 582.57:236:581.19:581.522.4 ПАЖИТНИК ГРЕЧЕСКИЙ (TRIGONELLA FOENUM GRAECUM L.) КАК ИСТОЧНИК ШИРОКОГО СПЕКТРА БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ СОЕДИНЕНИЙ Е.Д. Плечищик, Л.В. Гончарова, Е.В. Спиридович, В.Н. Решетников ГНУ "Центральный ботанический сад НАН Беларуси", Минск, Республика Беларусь К начал...»

«ВАЗОРАТИ МАОРИФ ВА ИЛМИ ЉУМЊУРИИ ТОЉИКИСТОН МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН ДОНИШГОЊИ ДАВЛАТИИ ХУЉАНД БА НОМИ АКАДЕМИК БОБОЉОН FАФУРОВ ХУДЖАНДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АКАДЕМИКА БАБАДЖАНА ГАФУРОВА НОМАИ ДОНИШГОЊ силсилаи илмњои табиатшиносї ва иќтисодї УЧЁНЫЕ ЗАПИСК...»

«Экологические сказки Экологические сказки Сказка входит в жизнь ребенка с самого раннего возраста, сопровождает на протяжении всего дошкольного детства и остается с ним на всю жизнь. Со сказки начинается его знакомство с миром литературы, с миром человеческих взаимоотношений и со всем окружающим миром в целом. Необ...»

«Научно – исследовательская работа ИССЛЕДОВАНИЕ СОСТАВА ШОКОЛАДА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ОРГАНИЗМ Выполнил: Бегоулев Даниил Олегович учащийся 9 класса МОУ "Средней общеобразовательной школы № 75", МО "Котлас", Ар...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛАСТЬ НЕКРАСОВСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН МУНИЦИПАЛЬНЫЙ СОВЕТ СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ КРАСНЫЙ ПРОФИНТЕРН ТРЕТЬЕГО СОЗЫВА РЕШЕНИЕ От 03.03.2016 года № 78 Об утверждении порядка расчёта ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам,...»

«Дидактические игры по познавательному развитию (экологическое воспитание) для детей старшей группы компенсирующей направленности Игра ведущий вид деятельности в дошкольном возрасте. Дидактическая игра – явление многоплановое, сложное. Это и метод обучения, и форма обучения,...»









 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.