WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 
s

Pages:   || 2 | 3 |

«Лысенко обличался как лжеучёный и шарлатан, а ему противопоставлялся как гений, святой человек и мученик науки Николай Вавилов. Эти подполь ...»

-- [ Страница 1 ] --

П.Ф. Кононков

Два мира – две идеологии.

О положении в биологических

и сельскохозяйственных науках в России

в советский и постсоветский период.

сборник статей

ООО "Луч"

Москва

УДК 001

ББК 40.0

К64

Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по

печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной программы

"Культура России (2012-2018 гг.)"

Составитель: Г.В. Смирнов

П.Ф. Кононков

Два мира – две идеологии. О положении в биологических

и сельскохозяйственных науках в России в советский и постсоветский период.

М., ООО "Луч", 2014 г., 288 стр., илл.

"Два мира - две идеологии" - название одного из разделов доклада академика Т.Д. Лысенко на знаменитой сессии ВАСХНИЛ в августе 1948 года, посвящённой повороту биологических и сельскохозяйственных наук в СССР к решению нужных для нашей страны задач.

В новой книге доктора сельскохозяйственных наук, профессора, заслуженного деятеля науки, лауреата Государственной премии (2003 г.) и премии Правительства РФ (2013 г.) в области науки и техники П.Ф.Кононкова рассказывается о подрывной деятельности в биологии, генетике, сельском хозяйстве страны национал- предателей и агентов враждебных России глобалистских структур; о борьбе учёных- патриотов против лженаук, шарлатанства, групповщины, за укрепление экономической и продовольственной безопасности государства.

ISBN 978-5-87140-357-0 © П.Ф. Кононков, 2014 г.

© ООО "Луч", дизайн, вёрстка

СОДЕРЖАНИЕ

От составителя…………………………………………………….4 Конфликт в советской биологии.…………….………………….....6 I.

Продовольственная безопасность………………………………...44 "А он и был настоящим народным академиком!"…………….…64 "Зелёная революция" по-русски…………………………………..74 Новые и нетрадиционные овощные растения в России………...78 Амарант – источник идеального белка Стахис – кладезь уникальных высокоценных веществ Заменитель сахара якон Профилактическое противоопухолевое действие водяного кресса Профилактика сердечных заболеваний – хризантема съедобная II.

Негативная роль Ю. Жданова в развитии биологических и сельскохозяйственных наук в Советский период……………84 Гражданин мира…………………………..…………………..........94 Шерсть и молоко от мухи-дрозофилы…………………………...106 Русский генетик на службе Третьего рейха…………………….114 О т.н. "научной школе Кольцова" и его учениках……………...120 Президент-резидент Келдыш…………………………….……...129 Аграрные авантюры Хрущёва…………………………………...133 Целина Кукуруза "Неперспективные" деревни Из воспоминаний П.Ф. Кононкова……………………………....143 Исторический контекст (редакционное дополнение) Программа Сталина и программа Троцкого……………………151 Идеологическая война в 1930-х гг..……………………………..156 Московские процессы……………………………………………164 Борьба с подрывной деятельностью…………………………….174 Борьба с дегенеративным искусством…………………………..198 Прекращение "эффективного бизнеса"………………………….214 Против лженауки и мафиозных кланов…………………………226 Против глобализма и космополитизма………………………….251 Патриотическое движение конца 1940- начала 50-х гг.………..261 После Сталина…………….………………………………………265 "Демократ означает предатель"……………………………….....275 Время говорить правду (от составителя) Для меня и моих ровесников, в 1950-х годах учившихся в старших классах, конфликт в отечественной биологии был уже историей.

Мы знали, что против учёного-патриота Трофима Денисовича Лысенко, последователя И.В. Мичурина, достигшего выдающихся практических успехов, выступали преклонявшиеся перед Западом вейсманисты





-морганисты, которые годами изучали муху-дрозофилу и не дали сельскому хозяйству страны ничего полезного.

В 1960-х годах, когда я работал уже в журнале "Техника- молодёжи", до нас доходили смутные слухи и самиздатовские рукописи, в которых Лысенко обличался как лжеучёный и шарлатан, а ему противопоставлялся как гений, святой человек и мученик науки Николай Вавилов. Эти подпольные слухи со временем вылились в открытое гонение на Лысенко, которое к середине 1980-х годов завершилось утвердившимися мнениями: Лысенко – "основоположник и представитель псевдонаучного направления в биологии"; Вавилов – "основоположник современного учения о биологических основах селекции и учения о центрах происхождения культурных растений".

Будучи по роду занятий далёк от понимания научной сути обсуждаемых биологических проблем, я, как зрелый человек, не мог не видеть, однако, во всём этом столкновения не столько научных, сколько клановых, корпоративных, идеологических и даже политических интересов. И не имея ни времени, ни желания разбираться в этом запутанном деле, оставил его, как говорится, в разряде "плодов ленивой доверчивости" на три десятилетия.

Переворот произошёл в 2010 году, когда я как редактор журнала "Природа и свет" получил статью профессора Петра Кононкова и Николая Овчинникова "Противостояние: Трофим Лысенко – Николай Вавилов". Прочитав её, я был ошеломлён: представленные материалы показывали, что Лысенко спас народ от голода во время Великой Отечественной войны! Мог ли быть шарлатаном и лжеучёным человек, получивший звание Героя Социалистического Труда в июне 1945 года

– через месяц после окончания боевых действий? Мог ли он получить восемь орденов Ленина и три Сталинских премии (1941, 1943, 1949) во времена Сталина, весьма щепетильного в раздаче наград? Неужели ему удавалось десятилетиями дурить голову великому руководителю страны бесполезными выдумками??

От составителя Утверждать подобное могут только те, кто привык измерять научные заслуги зарубежными званиями, грантами от западных фондов, а также хвалебными статьями в заграничной прессе. Лысенко же получил высокие государственные награды и премии за практически значимые работы, принёсшие значительную пользу нашей стране.

Новыми глазами я стал читать присланные и опубликованные в журнале статьи Кононкова и Овчинникова, которые и составили костяк представляемого вниманию читателей сборника. Тематика его не совсем однородна. Статьи о наболевших сельскохозяйственных и продовольственных проблемах соседствуют с рассказами о неоднозначных людях, приложивших к этим проблемам руку. И тут же статьи о таких, казалось бы, далёких от нас персон как американский президент Рузвельт или сенатор Маккарти. Но всем этим материалам присуща одна особенность: они говорят правду, которая замалчивалась несколько десятилетий!

Герман СМИРНОВ Москва, 2014 г.

Конфликт в советской биологии (предисловие редакции) "Две программы, два лагеря…" До революции 1917 года большинство российских учёных происходило из зажиточных слоёв населения, а на их научные взгляды зачастую определяющее влияние оказывали западные философские системы, особенно редукционизм и механицизм. Различные "школки", образовывавшиеся в российской науке XIX века, часто представляли собой корпоративно-клановые группы, мешавшие работе настоящих учёных. Например, Д.И. Менделеев, автор знаменитой Периодической таблицы, был избран почти во все академии мира, а в России он был избран только членом-корреспондентом Академии наук. Имён тех академиков, которые не избрали Менделеева в состав Императорской Санкт-Петербургской Академии, никто не помнит, а имя Дмитрия Ивановича Менделеева знает весь мир.

После Октябрьской революции 1917 года стремительную административную карьеру в биологии (как, впрочем и других науках) в Советской России сделал ряд выдвиженцев группировки Троцкого, насаждавшей свои кадры во всех областях государственной и общественной жизни. Эти учёные, как правило, были сторонниками редукционистского и вульгарно- материалистического мировоззрения, а в своих работах они ориентировались не столько на решение задач, требовавшихся для промышленности и сельского хозяйства нашей страны, сколько на "развитие мировой науки". Многие из них были приверженцами лженаучных догм Вейсмана о "неизменяемой зародышевой плазме", неодарвинизма, евгеники.

Вместе с тем, в 1930-х гг. формировалось и другое направление в биологической и сельскохозяйственной науках России, представленное такими именами, как И.В. Мичурин, В.Р. Вильямс, С.И. Жегалов, Т.Д. Лысенко и ряд других, следовавших принципу, сформулированному ещё Пастером: "Нет фундаментальной и прикладной науки, а есть наука и её приложение", и занимавшихся решением задач, требовавшихся, в первую очередь, для развития экономики нашей страны.

Биологи этой группы придерживались, как правило, системного подхода к явлениям органического мира; считали необходимым внедрять прикладные разработки в сельское хозяйство с учётом всех экологических последствий, "согласованно с Природой".

Первая группа получила название вейсманистов, вторая – мичуринцев.

Конфликт в советской биологии Обе группы отстаивали свои научные и мировоззренческие позиции; боролись за признание своего направления в биологических и сельскохозяйственных науках приоритетным; за финансовую и административную поддержку со стороны главного заказчика научных работ в СССР, государства.

Дискуссии между ними проходили на четвёртой сессии ВАСХНИЛ 19-27 декабря 1936 года, главной темой которой были "Спорные вопросы генетики и селекции"; на конференции 7-14 октября 1939 года, организованной редакцией журнала "Под знаменем марксизма";

отражались в научной, партийной, публицистической печати.

Из-за острого противостояния сторон по научным, методологическим, мировоззренческим вопросам эти дискуссии часто были очень бурными и сопровождались разными вненаучными приёмами – искажением взглядов оппонентов, игнорированием "неподходящих" экспериментальных данных, марксистской риторикой, кляузами, доносами, политическими обвинениями. Особенно злоупотребляли этим профессиональные коммунистические агитаторы, имевшиеся в обеих группах.

Дискуссии по проблемам биологии в СССР 1930-х гг. проходили в сложной социально-политической обстановке, когда в стране велась ожесточённая борьба с троцкизмом как разрушительным политическим течением; с экономическим вредительством, прямым и косвенным; с различными лжеучениями, имевшими опасные социальные последствия – в частности, с евгеникой. Хотя эта борьба не имела непосредственного отношения к дискуссиям между мичуринцами и вейсманистами, она оказала определённое влияние на их ход – ослабила, и в немалой степени, группу вейсманистов. Прежде всего, в результате борьбы против троцкизма были репрессированы или устранены с руководящих постов некоторые партийные деятели (как правило, троцкисты), оказывавшие вейсманистам административную и информационную поддержку. Далее, в ходе борьбы против вредительства в сельском хозяйстве были репрессированы некоторые видные научные работники, поддерживавшие вейсманизм. Наконец, в ходе борьбы против евгеники лидеры вейсманистов скомпрометировали себя как учёные поддержкой этой лженауки, а доктрины своей школы – использованием их для обоснования шарлатанских евгенических проектов.

Немаловажную роль в определении итогов дискуссий сыграла позиция И.В. Сталина, решительно поддержавшего ориентацию мичуринцев на развитие биологических теорий, имевших прямой выход на тогдашние задачи сельскохозяйственной практики.

Конфликт в советской биологии В ходе обсуждения проблем биологии мичуринцы убедительно отстояли свои научные и мировоззренческие позиции, а по вопросу приложения биологических теорий к сельскому хозяйству оказались гораздо ближе к требованиям заказчика-государства, чем вейсманисты. Поэтому предпочтение со стороны государства по итогам дискуссий было отдано мичуринцам: их лидеры были назначены на высокие научно-административные посты, а их программы получили финансовую и информационную поддержку.

Ещё одним результатом дискуссий между мичуринцами и вейсманистами, точнее, результатом их широкого освещения в прессе, стало определение отношения к обеим группам со стороны разных социальных слоёв и течений.

Обсуждение научных вопросов Направленность изменений наследственности. Основным вопросом, обсуждавшимся в дискуссиях по биологии 1930-х гг. между мичуринцами и вейсманистами, был следующий: вызывают ли какиелибо определённые изменения условий жизни организма определённые же изменения его наследственности, и, соответственно, возможно ли направленное изменение наследственных признаков растений или животных путём изменения их условий жизни?

После того, как в конце 1920-х гг. был открыт радиационный мутагенез, вейсманистская доктрина "непрерывной и неизменной зародышевой плазмы" была модифицирована. Её новая форма допускала возможность изменения генов, но утверждала, что такие изменения являются, во-первых, случайными, а во-вторых, очень редкими. "Мутации очень редки и имеют случайную природу" (Мёллер) 1. Возможность влияния внешней среды на наследственость теперь также допускалась, однако утверждалось, что это влияние не может быть направленным, а лишь увеличивает частоту мутаций, сохраняя их случайный характер.

Исследователь радиационного мутагенеза Мёллер на дискуссии 1936 года подчёркивал: "Генетический анализ указывает на полное отсутствие какого-либо влияния внешних условий на характер возникающих генных мутаций, рассматриваемых с точки зрения их фенотипического проявления… характер возникающих мутаций не обнаруживает видимой связи с характером изменения внешней среды… под влиянием радиации частота мутаций увеличивается… практически невозможно сколь-нибудь точно контролировать направление возникаюСпорные вопросы генетики и селекции", М., 1937 г., стр. 116.

Конфликт в советской биологии щих мутаций". С ним полностью соглашались другие вейсманисты.

Например, Н. Вавилов, на той же дискуссии, говорил: "возможность адекватных изменений наследственности никем не доказана и противоречит современным представлениям" 2. Мёллер утверждал, что такого же мнения придерживался и создатель хромосомной теории наследственности: "точка зрения Моргана на данный вопрос, как и на другие важные вопросы, касающиеся гена и его мутаций, находится в полном согласии с тем, что я говорил здесь" 3.

Мёллер подчеркивал, что "случайность и нецелесообразность изменений" является мировоззренческой идеей, "центральной для всякого материалистического, лишённого телеологии, толкования эволюции" 4.

Мичуринцы отмечали ключевое значение концепции "случайных и ненаправленных мутаций" в системе взглядов своих оппонентов.

"Современная генетика вейсманизм стоит на той точке зрения, что условия внешней среды не вызывают каких-либо определённых наследуемых изменений растений и животных. Причину изменений растений и животных генетика видит в очень редко появляющихся мутациях. Изменения же, вызываемые мутациями, в представлении генетиков случайны, весьма разнообразны, но ни в коем случае не направлены" (Долгушин, выступление на дискуссии 1936 г. 5 ). "Генетики категорически отрицают возможность направленного изменения наследственной основы растений путём соответствующего воспитания их в ряду поколений" (Лысенко, выступление на дискуссии 1936 г.) 6. "Признать участие условий существования в конкретном направлении изменений наследственной природы организмов, это значит отказаться от "святая святых" формальной генетики, то есть отказаться от всеми вейсманистами принятого исходного положения об особом, независимом от условий существования и развития организма "веществе наследственности", отказаться от принципа неизменности гена в огромном ряду поколений" (Долгушин) 7.

"Спорные вопросы…", стр. 464.

"Спорные вопросы…", стр. 436.

"Спорные вопросы…", стр. 130 "Материалистическое, лишённое телеологии, толкование эволюции" = атеистическое толкование эволюции как "ненаправленного процесса".

"Спорные вопросы…", стр. 265.

"Спорные вопросы…", стр. 57; "Агробиология", стр. 182 "Спорные вопросы…", стр. 265-266.

Конфликт в советской биологии Со своей стороны, мичуринцы держались по затронутым вопросам прямо противоположного мнения: условия жизни организма влияют на его "наследственную основу", и это влияние в ряде случаев является вполне определённым. Из чего вытекала, соответственно, и возможность направленного изменения наследственных признаков. Основным теоретическим доводом за направленность изменчивости мичуринцы считали её приспособительный характер. "Объяснить этим путём случайными мутациями эволюцию, прилаженность организмов к условиям внешней среды, всю целесообразность животного и растительного мира, несмотря на признание даже естественного отбора, выживания наиболее приспособленных, прочие законы природы, вскрытые Дарвином, не только трудно, но и невозможно" (Долгушин) 8.

Помимо таких теоретических аргументов, мичуринцы приводили, в поддержку своей точки зрения, ряд примеров из практики Мичурина и других селекционеров, свидетельствовавших, что путём изменения условий жизни растений – питания, зоны обитания, температурного режима – у них можно вызывать направленные изменения наследственных признаков. В дискуссии 1936 года Т.Д. Лысенко приводил, как основной пример направленных изменений, преобразование яровой пшеницы в озимую путём температурного "воспитания". В дискуссии 1939 года он приводил, как основной пример таких изменений, вегетативные гибриды 9.

И преобразование яровой пшеницы в озимую, и вегетативная гибридизация противоречили доктрине вейсманистов о "ненаправленности" воздействия внешней среды (в первом случае – температуры, во втором – питания). Мало того, вегетативная гибридизация противоречила и основным представлениям хромосомной теории наследственности – о генах как участках хромосом, о расщеплении гибридов в отношении 3:1 во втором поколении. Неудивительно поэтому, что оппоненты мичуринцев в своём большинстве фактически отказались признать экспериментальные данные, предъявленные Лысенко. Преобразование яровой пшеницы в озимую они, даже не рассматривая конкретных опытов, "объяснили" на дискуссии 1936 года отбором или засоренностью исходного материала. Примеры вегетативной гибридизации, приведённые на дискуссии 1939 года, были ими просто проигСпорные вопросы…", стр. 265-266.

"Агробиология", стр. 282-286.

Конфликт в советской биологии норированы, а позже неизменно объявлялись "неверными", "неправильно понятыми", или даже "сфальсифицированными". Т.Д. Лысенко отмечал причину этого: "Понятно, почему генетики-морганисты принимали все меры к тому, чтобы доказать невозможность вегетативной гибридизации … ведь не секрет же и для представителей менделизмаморганизма, что если возможны вегетативные гибриды, то тогда от так называемой моргановской хромосомной теории наследственности остаются только одни хромосомы, а вся теория, т.е. морганизм, отпадает… Если же некритически принимать эту теорию за истинную, тогда остается только одно: отрицать возможность существования таких фактов, т.е. вегетативных гибридов, что менделисты-морганисты и делают" (выступление на дискуссии 1939 г.) 10.

Почти единственным исключением стала позиция Н.П. Дубинина, признавшего, в дискуссии 1939 года, что результаты прививок могут сказаться на семенном потомстве растений: "Сейчас в генетике развивается имеющий важнейшее значение раздел, посвященный влиянию прививок и, более того, даже доказан переход этого влияния на потомство" 11. Однако и он, несколько непоследовательно, заявил затем, что вегетативная гибридизация не может быть направленной.

Таким образом, по ключевому вопросу расхождений обе стороны, несмотря на предъявленные в ходе дискуссий аргументы и экспериментальные данные, остались на исходных позициях.

Методологические различия Мичуринское и вейсманистское направления в биологии различались не только научными принципами, но и методологией.

В науке известны два метода: синтез и анализ. Первый создаёт новые законы из набора экспериментов; синтезирует из отдельных частей единые структуры, целостные системы. Второй разбивает системы на отдельные элементы; выделяет подсистемы из систем, редуцирует систему к её частям. В научной работе эти методы применяются, как правило, совместно, дополняя друг друга. Научные работники нередко имеют склонности или способности к какому-то одному из этих методов, применяя его в своей работе чаще, чем другой.

Мичуринцы предпочитали синтетический и системный подход:

они рассматривали живые организмы, их "наследственную основу" и внешнюю среду как единые системы; законы же, действующие в мире "Агробиология", стр. 282-286.

цит. по "Под знаменем марксизма", 1939 г., №11, стр. 195 Конфликт в советской биологии живого, считали биологическими, не сводимыми к физическому или химическому уровню. Формальные генетики, наоборот, придерживались аналитического и редукционистского подхода. В дискуссиях аргументы мичуринцев были больше общесистемными и холистическими; они не считали важным построение физико-химических моделей наследственности, акцентируя внимание на изучении биологических законов. Аргументы вейсманистов были больше аналитическими, объяснявшими отдельные группы опытов, но придававшими меньшее значение их увязыванию в единую картину мира. Мичуринцы неохотно и только в общих чертах отвечали на "аналитический" вопрос: каков физико-химический механизм наследственности и изменчивости? Вейсманисты старались избегать "синтетического" вопроса: как объяснить быструю приспособляемость живых организмов к изменениям внешней среды? ответ на который требовался для построения связной картины мира.

Системность и синтетичность подхода мичуринцев сказывалась и на ориентации их практической работы – они гораздо больше, чем формальные генетики, интересовались экологическими, "согласованными с Природой", методами повышения урожайности или борьбы с вредителями и сорнякам в сельском хозяйстве. Яркими примерами различия практических результатов, даваемых мичуринским и формальным направлениями в биологии, являлись новые сорта плодовых деревьев, выведенные Мичуриным, или пшениц, выведенные школой Лысенко, с одной стороны, и полиплоидные формы растений, полученные вейсманистами с помощью колхицина, с другой стороны. Применение яда колхицина для создания новых форм растений, вполне допустимое в рамках "формального" подхода к науке, для мичуринцев представлялось неприемлемым извращением.

Мировоззренческий конфликт Идеологическая подоплёка вейсманизма. Основная доктрина Вейсмана – существование некоторого вещества наследственности, "зародышевой плазмы", неизменного и независимого от любых воздействий внешней среды – не имела в его время экспериментальных обоснований и носила чисто умозрительный характер. Вместе с тем, эта доктрина быстро распространилась среди научной общественности; стала пропагандироваться в популярных изданиях. Далее, эта доктрина, вскоре после её возникновения, начала использоваться в качестве "научного" обоснования представлений о неизменном и наследственном превосходстве одних народов (или социальных групп) над Конфликт в советской биологии другими и для обоснования евгенических проектов. Больше того, эта доктрина как раз и появилась следом за зарождением евгеники и активизацией в конце XIX века в Европе расистских идеологий.

Все эти обстоятельства позволяют предположить, что доктрина "неизменной зародышевой плазмы" была не научной, а идеологической, призванной обосновать, в наукообразной форме, утверждения о "неизменном и наследственном" превосходстве одних народов над другими. Идеологическая подоплёка доктрины Вейсмана объясняет и её быстрое распространение, обусловленное поддержкой заинтересованных влиятельных группировок; и игнорирование её сторонниками противоречий с экспериментальными данными, характерное для столкновения предвзятых идеологизированных мнений с реальностью; и активное применение в отношении её критиков вненаучных приёмов (в частности, навешивание ярлыков "обскуранты", "ретрограды", "враги прогресса",…), обычного для идеологической борьбы.

Вейсман и лично поддерживал евгенику: в 1905 году он вошёл в мюнхенское "Общество расовой гигиены". (Однако из этого обстоятельства не следует делать поспешных выводов: расовую гигиену и евгенику практиковали и в гитлеровской Германии – с последствиями для немецкого народа, прямо противоположными заявленным целям).

Ещё одна важная доктрина вейсманизма, "случайность мутаций", по сути, являлась модификацией доктрины о "неизменной зародышевой плазме", призванной отвергнуть возможность определённого изменения наследственности под влиянием внешней среды и тем самым сохранить основную идеологическую суть вейсманизма.

Кроме того, доктрина "случайных мутаций" поддерживала представления о "действующей слепо и случайно Природе", распространённые тогда среди материалистической и атеистической части западной и российской интеллигенции. Её основные адепты – Мёллер, Морган, Кольцов и др. – были последовательными атеистами 13. (Таким образом, само возникновение этой доктрины, как бы в противоречии с ней самой, было неслучайно, а обусловлено влиянием внешней среды).

Ср. "В человечестве всегда были и теперь имеются, и ещё надолго сохраняться прирождённые рабы" (Н.Кольцов, "Русский евгенический журнал", 1922 г., №1).

Ср.: "До четырнадцати лет я верил в Бога, а потом понял, что Бога нет и стал относиться к религиозным предрассудкам как каждый грамотный биолог" (Н.

Кольцов). "Я всегда был безразличен к религии" (Холдейн). Антиклерикальных взглядов придерживался Т. Морган. Мёллер, Холдейн, некоторые другие крупные генетики Запада, вдобавок, были по убеждениям не только атеистами, но и марксистами.

Конфликт в советской биологии Как и доктрина "неизменной зародышевой плазмы", доктрина "случайных мутаций" получила распространение не только среди биологов, но и в более широких кругах; точно так же её сторонники игнорировали противоречия и критические аргументы; и вполне аналогичным образом на её оппонентов в дискуссиях навешивались ярлыки "обскурантов", "мракобесов", "реакционеров", "врагов прогресса" – что дополнительно свидетельствовало об её идеологическом, а не научном характере.

Мировоззренческая ориентация мичуринцев. Представления мичуринской биологии о влиянии внешней среды/ условий жизни на наследственность отвергали "неизменное и наследственное" деление народов и социальных групп на "элиту" и "прирождённых рабов". Если какие-то социальные группы имели в чём-то неблагоприятную наследственность, вызванную условиями их жизни, то изменив эти условия жизни наследственность можно было бы улучшить. И обратно, "элита", при длительном пребывании в плохой среде, или в результате собственных поступков, или по каким-то иным причинам- внешним воздействиям могла, через некоторое время, превратиться в наследственных выродков. (Впрочем, мичуринская биология и самым последним из них оставляла шанс вернуть себе, или хотя бы своим потомкам, человеческий облик).

Положения мичуринской биологии о направленности изменений наследственности больше согласовывались с религиозными и телеологическими воззрениями, чем с атеизмом и материализмом. Идея направленных изменений коррелировала скорее с представлением о Боге, целенаправленно создавшем мир, чем с образом "действующей слепо и случайно" Природы. Мало того, это положение подрывало ключевую для атеистического мировоззрения концепцию "ненаправленной эволюции живой природы" и ряд тезисов дарвинизма.

Если многие видные вейсманисты были последовательными атеистами, то во взглядах Т.Д. Лысенко, несмотря на материалистическую форму их изложения, обнаруживалось влияние православного богословия. В этом отношении показательны воспоминания биолога К.

Уэддингтона о его встречах с Т.Д. Лысенко: "Лысенко сказал: "ничто не заслуживает названия истинной науки, если оно не демонстрирует великого, лежащего в основе Вселенной, порядка вообще". Он фактически не говорил, что любая научная гипотеза должна согласовываться с волей Бога, но мне показалось, что нечто, очень похожее на это, скрывается в его невысказанных мыслях… До встречи с ним, я принимал на веру, что положенной им в основу философией являетКонфликт в советской биологии ся весьма неподатливый диалектический материализм Маркса. Сейчас, однако, я полагаю, что его философия имеет весьма сильный привкус православного русского богословия, только без Бога" 14.

Противники мичуринской биологии не без оснований жаловались, что из-за её распространения в СССР возникли "трудности в антирелигиозной пропаганде" ("письмо трёхсот" в ЦК КПСС, 1955 г.) 15, а в результате её преподавания у советских людей "целенаправленно общественной мысли до сих пор не смогла даже прикоснуться к развитию всеобщей человеческой мысли…".

Поэт Александровский выражал удовлетворение окончательным, как он полагал, уничтожением Руси:

"Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?

Что же! Вечная память тебе" (1925 г.) Поэт Джек Алтаузен (Яков Моисеевич Алтаузен) призывал "расплавить памятник Минину и Пожарскому", поскольку никаких заслуг у "этих лавочников", по его мнению, не было:

"Подумаешь, они спасли Расею!

А может, лучше было б не спасать?" (1930 г.) Многократно повторялись установки дореволюционной либерально- космополитической интеллигенции в отношении этой страны и этого народа: "страна рабов", "страна дураков", "тёмное прошлое",… Демьян Бедный (Придворов) провозгласил, что национальными чертами русского народа являлись "лень" и "стремление сидеть на печке". В фарсе "Богатыри" он в иронически-похабном стиле высмеял героев русских былин и крещение Руси. Николай Бухарин заявил, что "до революции обломовщина была самой универсальной чертой русского характера, а русский народ был нацией Обломовых".

Вплоть до середины 1930-х гг. русская история и русский народ регулярно шельмовались в стихах, пьесах, карикатурах, "юмористических" сочинениях.

"романы Ильфа и Петрова Иехиел-Лейб Арьевич Файзильберг и Е.

Катаев… Действие их как бы протекает среди обломков старой русской жизни, в романах фигурируют дворяне, священники, интеллигенты — все они изображены как какие-то нелепые, нечистоплотные животные, вызыИсторический контекст вающие брезгливость и отвращение. Им даже не приписывается каких-то черт, за которые можно было бы осудить человека. На них вместо этого ставится штамп, имеющий целью именно уменьшить, если не уничтожить, чувство общности с ними как с людьми, оттолкнуть от них чисто физиологически: одного изображают голым, с толстым отвисшим животом, покрытым рыжими волосами; про другого рассказывается, что его секут за то, что он не гасит свет в уборной… Такие существа не вызывают сострадания, истребление их – нечто вроде весёлой охоты, где дышится полной грудью, лицо горит и ничто не омрачает удовольствия" (Шафаревич, "Русофобия").

Эта кампания не ограничилась одной лишь пропагандой и злобными измышлениями. Были инсценированы судебные процессы; репрессированы дореволюционные общественные деятели, защищавшие интересы русского народа и выступавшие против бесчинств в стране паразитических мафий.

Фальсификация истории "Кто владеет прошлым – управляет будущим" Послереволюционная антирусская пропаганда троцкистов получила дальнейшее развитие и систематизацию в массово тиражировавшихся ими в 1920- 30-х гг. псевдоисторических сочинениях, фальсифицировавших прошлое России, как, впрочем, и всю мировую историю.

Фальсификация истории народа с целью подавления его самосознания не была исключительным изобретением троцкистов. В других странах грабители- колонизаторы действовали аналогичным образом (см. напр. вышеприведённую цитату Неру). Троцкистов в этом деле выделяло среди прочих, во- первых, полное бесстыдство, с которым они искажали факты и навязывали свои фальшивые мнения (см. напр.

вышеприведённые цитаты Троцкого о русской науке и культуре); вовторых, бесконечная самореклама, наполнявшая их произведения (см.

опять-таки труды Троцкого и др.); наконец, в третьих, размах и масштабность их пропагандистско-идеологических мероприятий.

С 1919 г. в университетах Сов. России исторические факультеты были заменены на факультеты общественных наук. В советских школах 1920-х гг. вместо истории нередко преподавалась политграмота.

Одновременно в общегосударственном масштабе начали создаваться структуры по подготовке кадров "марксистских историков".

19 ноября 1920 года при СНК была образована комиссия под руководством Ф. Ротштейна 2 по "перестройке" преподавания общественРотштейн Фёдор Аронович (1871 - 1953 гг.). Из Ковно (Каунаса), сын аптекаря.

Ещё во время обучения в гимназии связался с кружком "народовольцев". В 1890 г.

Борьба с подрывной деятельностью ных наук в высшей школе, занявшаяся разработкой учебных планов и составлением списков рекомендуемых в качестве профессоров лиц.

3 октября 1921 года открылся Институт красной профессуры. Его студентами стали, в первую очередь, сотрудники политотделов РККА, где в те времена доминировали троцкисты. "Профессорами" теоретической истории и философии ИКП стали Деборин (Иоффе) и Аксельрод; политэкономию преподавали "учёные" аналогичного интеллектуального профиля: Трахтенберг, Дволайцкий, Членов, Крицман.

Страну наводнил поток троцкистских псевдоисторических и популяризаторских сочинений. Ведущее место в нём заняли труды представителей т.н. школы Покровского – марксиста, подвизавшегося на поприще российской истории ещё в дореволюционное время, но не пользовавшегося авторитетом в тогдашних научных кругах. Зато в 1920-х годах его "Русская история в самом сжатом очерке" была переиздана десять раз.

В ней встречались, между прочим, такие перлы:

"Православная церковь, конечно, всячески раздувала значение этого события, так называемого "крещения Руси"… Древнерусский анимизм особенно ярко выразился в "житиях святых"… Что такое аскетизм?… Человек отказывался от пищи и эта пища, им не съеденная, была также своего рода жертвой, которую каким- то образом мог съесть дух… Смутное время, т.е. народная революция начала XVII века…" 3.

Несмотря на такой интеллектуальный уровень своих сочинений (а может, благодаря ему) сей "марксистский истолкователь истории" занял самое высокое положение в тогдашних советских научно- административных структурах. Он возглавил Коммунистическую академию и Институт красной профессуры; стал заместителем наркома просвещения, председателем общества историков- марксистов. В 1928 году был торжественно отпразднован его 60-летний юбилей. В 1932 году, в некрологе, опубликованном "Правдой", Покровский был назван "всемирно известным ? учёным-коммунистом, виднейшим организатором и руководителем нашего теоретического фронта, неустанным пропагандистом идей марксизма-ленинизма".

эмигрировал в Англию. В 1901 г. вступил в РСДРП. Сотрудничал в марксистской прессе Англии, России, Германии, США. Участвовал в создании КП Великобритании.

В 1920 г. переехал в Сов. Россию. В 1921- 22 гг. полпред РСФСР в Иране. В 1923- 30 гг. член коллегии наркомата иностранных дел; редактор журнала "Международная жизнь". В 1924- 25 гг. первый директор института мирового хозяйства и мировой политики. В 1927- 45 гг. член редакции Большой советской энциклопедии.

Покровский М.Н. "Русская история в самом сжатом очерке", 1924 г., стр. 19, 27, 28, 68, 69.

Исторический контекст В 1920- начале 30-х гг. представители "школы Покровского" и близкие к ним по духу лица захватили ключевые административные посты в редакциях советских исторических журналов и на исторических факультетах вузов. Ближайший соратник Покровского И. Татаров (Каган) стал ответственным секретарём Общества марксистов- историков и журнала "Историк-марксист"; А. Пригожин стал директором Московского института философии, истории, литературы (МИФЛИ);

Г. Фридлянд возглавил истфак Московского университета (после его восстановления в 1934 г.), а М. Лурье стал там его заместителем; деканом истфака Ленинградского университета стал Г. Зайдель; деканом истфака Казанского пединститута – Н. Эльвов и т.д.

После захвата троцкистами в 1920-х гг. основных управленческих и административных постов, началась кампания не только беспрепятственной фальсификации исторической науки, но и шельмования, изгнания с работы, принуждения к эмиграции русских учёных- историков. К 1930-м гг. в научных учреждениях и в обществе была создана такая атмосфера, что устные или письменные положительные отзывы о дореволюционной истории России стали считаться "мракобесием" или даже влекли за собой обвинения в "контрреволюции". 8 августа 1931 года постановлением коллегии ОГПУ к заключению и ссылке были приговорены около тридцати видных русских историков: академик С.Ф. Платонов, старший учёный хранитель Пушкинского дома Н.В. Измайлов, Ю.В. Готье, С.В. Бахрушин и другие. В 1934 г. по "делу славистов", которое сфабриковали Г.С. Люшков, Л.В. Каган, Л.С.

Альтман, были осуждены на тюремное заключение и ссылку более семидесяти русских учёных, включая ряд профессоров и академиков.

Языковые извращения. В послереволюционный обиход вошли искажавшие нормальную русскую речь шутовские словечки; хохмы; известный советский ломаный новояз. Извращения русского языка были не только следствиями литературной безграмотности новых властителей страны и их интеллектуальной обслуги, но и преследовали цель разрыва связей с прошлым: памятью, историей, культурой народа – по сути, являлись семантической подрывной деятельностью.

Латинизация письменности. С теми же намерениями в 1920-х гг.

была предпринята попытка перевести русский алфавит на латиницу.

Предложения по латинизации русского алфавита демократическая интеллигенция выдвигала ещё в царское время. После революции нарком просвещения Луначарский вернулся к этой идее. В 1918- начале 20-х гг. приступить к её реализации из-за множества более важных дел Борьба с подрывной деятельностью не удалось. Однако в конце 1920-х годов попытки латинизации русского алфавита были реанимированы. Они обосновывались и необходимостью "покончить с наследием царизма", "орудием национального угнетения", и "идеологическим несоответствием кириллицы строительству социалистической культуры", "интернационализмом трудящихся", "необходимостью вхождения в мировую культуру".

В 1927 году был создан Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА). В начале 1929 г. при Главнауке была образована подкомиссия по латинизации русской письменности. Эта подкомиссия объявила русский алфавит "идеологически чуждой социалистическому строительству формой графики", "пережитком классовой графики XVIII-XIX вв. русских феодалов- помещиков и буржуазии". В начале января 1930 г. в ленинградской "Красной газете" появилась статья Луначарского с призывом перейти на латиницу. В том же году Н. Яковлев опубликовал статью "За латинизацию русского алфавита", в которой осудил русский алфавит как "анахронизм", "отделяющий русских от трудовых масс Востока и Запада", к тому же "неудобный для полиграфической деятельности" 4. В июне 1932 г. "Партиздат" выпустил тиражом 20 тыс. книгу Хансуварова "Латинизация – орудие ленинской национальной политики", в которой автор призывал: "За победу Октября на всём земном шаре! Победа будет за революцией… и вместе с победой пролетарской революции победит и латинский алфавит.

И он станет международным алфавитом" 5. Впрочем, этим масштабным планам не суждено было осуществиться.

К подрывной деятельности в России относилось также внедрение паразитарных мафиозных кланов в жизненно важные сферы общественной жизни: экономику, идеологию, науку, культуру; реклама- пропаганда дегенеративного искусства; предоставление зарубежным "бизнесменам" концессий на невыгодных для России условиях; возбуждение национальной розни в стране; установление необоснованных границ между союзными советскими республиками – закладка "мин"- источников потенциальных будущих управляемых конфликтов и т.д.

Все эти проблемы пришлось решать в 1930-х гг., после политического разгрома троцкизма, сталинскому руководству СССР.

Яковлев Н. "За латинизацию русского алфавита" // "Культура и письменность Востока", кн. 6, 1930 г., изд. ВЦК НТА., стр. 27-43.

Хансуваров И. "Латинизация – орудие ленинской национальной политики", М., 1932 г., стр. 38.

Исторический контекст Борьба с подрывной деятельностью Сталинский социально-политический проект апеллировал к фундаментальным интересам нормальных людей, а потому находился, в целом, в согласии с традиционными базовыми ценностями общества и в противоречии с троцкизмом, пытавшимся разрушить эти ценности.

В своей борьбе против подрывной деятельности сталинское руководство обращалось, прямо или косвенно, к большинству русского народа; к традиционным ценностям российского общества, уходившим корнями в православное мировоззрение; к основанной на этих ценностях богатой русской культуре. Позиции их оппонентов, опиравшихся на генетических и психических выродков, на распространившиеся в их кругах патологии, и на хотя и массированное, но не столь уж долгое по историческим меркам разложение части народа в царской России были гораздо слабее.

Религия. Сталин получил образование в духовном училище в Гори, после чего около пяти лет проучился в семинарии в Тбилиси. Хотя Сталин не закончил семинарию и в дальнейшем надолго отошёл от религиозных воззрений, однако он, в отличие от большинства других лидеров большевиков, не испытывал к православию вражды.

"Сталин не был воинственным безбожником" (Молотов).

Более того, в методах рассуждений Сталина и стилистике его речей сохранилось многое из усвоенного им во время обучения в духовных заведениях.

Вместе с тем, в послереволюционное время Сталин, верный своей тактике следовать течению обстоятельств, голосовал вместе с большинством Политбюро за жёсткие меры в отношении "контрреволюционного духовенства". Впрочем, 16 августа 1923 года генсек направил партийным комитетам циркуляр "Об отношении к религиозным организациям", в котором обратил внимание на "ряд серьёзных нарушений, допущенных... в области отношений к верующим и их культам";

подверг критике "нарочито грубые приёмы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательства над предметами веры и культа";

потребовал воспретить "закрытие церквей и закрытие молитвенных помещений" а также "аресты религиозного характера".

В начале 1930-х гг., после разгрома троцкизма, антихристианская кампания как целенаправленная политика государства несколько ослабла, что с неудовольствием отмечал в книге "Преданная революция" (1936 г.) Троцкий:

"Ныне штурм небес, как и штурм земли, приостановлен".

Борьба с подрывной деятельностью Во второй половине 1930-х гг., в ходе масштабных политических репрессий, из-за засилья скрытых врагов народа в аппарате НКВД были репрессированы сотни тысяч православных священников и мирян.

Продолжалось закрытие, разрушение храмов, одобрявшееся как троцкистами, так и некоторыми соратниками Сталина.

"Церковное нам совсем ни к чему. Церковное совсем нехорошо – в самом центре Москвы" (Молотов о сносе храма Христа Спасителя).

Однако уже в 1939 году, после многократных чисток НКВД, количество арестованных священников значительно снизилось.

Ещё более существенные перемены в отношении государства к православной церкви произошли после начала Великой Отечественной войны. В июле 1941 г. была закрыта выпускавшаяся почти двадцать лет антирелигиозная газета "Безбожник". Прекратил свою деятельность "Союз воинствующих безбожников", позже, в 1947 г., и официально распущенный. 4 сентября 1943 г. Сталин встретился с митрополитами Сергием (Страгородским), Алексием (Симанским), Николаем (Ярушевичем). В ходе беседы было принято решение об избрании Патриарха, открытии духовных учебных заведений; согласовано создание органа для взаимодействия РПЦ с правительством – Совета по делам Русской православной церкви при СНК. В течении нескольких ближайших лет на территории СССР, где к началу войны оставалось от 150 до 400 действующих приходов, были открыты тысячи храмов, количество православных общин дошло до 22 тысяч. Многие репрессированные священники были освобождены. Тогда же была прекращена государственная поддержка обновленческих структур.

Мировоззрение. Хотя массово внедрявшийся во все области общественной жизни послереволюционной России марксизм формально остался господствующей идеологией и при Сталине, но он с 1930-х гг.

стал творческим, что на практике означало следующее:

"марксизм нынче есть то, что угодно Сталину" (Каменев).

Сталину же "было угодно", как показала вся его деятельность, построение сильного и независимого социального государства.

Прославление сталинской пропагандой труда, героического оптимизма; утверждение идеала человека-созидателя, защитника страны и народа не только поддерживало социально- политическую программу Сталина, но и содействовало выработке иммунитета против идеологических диверсий, распространения цинизма, пошлости, дегенеративного искусства и прочих извращений.

Исторический контекст Семья. В сталинском СССР культивировался здоровый образ жизни; поощрялись занятия физкультурой и спортом. Проявлялась забота о детях, которые были объявлены "единственным привилегированным классом в Советском Союзе". Порицалось аморальное поведение.

"…вспоминаю наших школьных девчонок, то отношение к женщине, какое нам прививали в школе сталинского периода – самой гуманистичной и чистой школе за всю историю человечества" (А.А. Зиновьев).

В середине 1930-х гг. руководство СССР предприняло ряд мер по укреплению семьи. В 1936 году были запрещены аборты.

Троцкий и его сторонники с неудовольствием отмечали изменения, происходившие в политике государства по отношению к семье.

"Торжественная реабилитация семьи…" ("Преданная революция") Особое их негодование вызывал указ о запрете абортов.

"27 июня (1936 г.) ЦИК превратил постыдный законопроект (о запрете абортов) в трижды постыдный закон" (Троцкий).

"запрещены аборты, что в тяжелых материальных условиях, при примитивной культуре и гигиене, означает закабаление женщины" (Л. Седов).

"Резко отрицательно мы отнеслись к закону о запрещении абортов, считая, что он принят против воли большинства страны" (Ландау) 6.

Русский язык. В отличие от многих других представителей большевистского руководства Сталин хорошо знал русский язык и с неодобрением относился к его деформациям, словесных вывертам.

"Русский язык знал отлично и любил употреблять образные литературные сравнения, примеры, метафоры" (Г.К. Жуков).

"Неоднократно я замечал, что Сталин не терпит безграмотности. Он возмущался при чтении плохо составленного документа" (А.С. Яковлев).

При нём стали исчезать из обихода размножившиеся ранее и вошедшие даже в стиль официальных публикаций уродливые гибриды ломаного послереволюционного новояза.

Судьба проектов "реформы письменности". 16 января 1930 года нарком просвещения Бубнов направил Сталину записку и справку о работе Главнауки по реформе орфографии и латинизации русского алфавита. Сталин отреагировал на эти эксперименты негативно. 26 января 1930 года постановление Политбюро потребовало от Главнауки "прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита".

Показания арестованного Ландау от 8.VII 1938 г. следователю; цит. по Горобец Б.С. "Круг Ландау", М., 2007 г., стр. 286.

Борьба с подрывной деятельностью 5 февраля 1930 года зав. Главнаукой Луппол сообщил в ЦК о роспуске комиссии по латинизации.

Тем не менее, предложения по "реформе письменности" продолжали поступать. Тогда сталинская бюрократия (любимое выражение Троцкого) нанесла новый удар по живой творческой мысли перманентных революционеров.

2 июля 1931 года опросом членов Политбюро было принято постановление:

"Ввиду продолжающихся попыток "реформы" русского алфавита… создающих угрозу бесплодной и пустой растраты сил и средств государства, ЦК ВКП(б) постановляет: 1) Воспретить всякую "реформу" и "дискуссию" о "реформе" русского алфавита. 2) Возложить на НКПрос РСФСР т.

Бубнова ответственность за исполнение этого постановления".

Можно было бы полагать, что вопрос исчерпан. Но летом 1932 г.

в "Партиздате" тиражом 20 тыс. экз. вышла книга Хансуварова "Латинизация – орудие ленинской национальной политики" (см. выше).

В "Правде" и на XVII съезде партии книга Хансуварова была подвергнута критике. 20 февраля 1934 года и.о. директора "Партиздата" Веритэ направил в Политбюро оправдательное письмо, сообщив, что "дано распоряжение об изъятии этой книги из торговой сети".

После 1937 года о предложениях по "реформе русского алфавита" долгое время ничего не было слышно.

Россия и русский народ. В отличие от ряда лидеров большевиков, воспитывавшихся в традициях отвращения к этой стране и этому народу, а за годы революционной борьбы в марксистских организациях многократно приумноживших эти традиции, Сталин никогда не высказывал подобных чувств. Наоборот, по свидетельству С.

Аллилуевой, жизнь Сталина в сибирских ссылках сблизила его с русским народом и русской культурой:

"Ещё в Сибири отец полюбил Россию по-настоящему: и людей, и язык, и природу. Он вспоминал всегда о годах ссылки, как будто это были сплошь рыбная ловля, охота, прогулки по тайге. У него навсегда сохранилась эта любовь..."

В 1920-х гг., во время господства троцкистов в идеологии и культуре, Сталин не поддерживал их оголтелой антирусской кампании. В начале 1930-х гг., когда политическая обстановка в стране изменилась, он решил осадить наиболее ретивых из них. В декабре 1930 года ЦК подверг критике публикации Демьяна Бедного.

12 декабря 1930 года Сталин направил пролетарскому поэту письмо, осуждая "переход в его произведениях критики недостатков в клевету":

Исторический контекст "Критика недостатков жизни и быта СССР… стала перерастать в Ваших произведениях в клевету на СССР, на его прошлое, на его настоящее.

Таковы Ваши "Слезай с печки" и "Без пощады". Такова Ваша "Перерва"… стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения… что "лень" и стремление "сидеть на печке" является чуть ли не национальной чертой русских вообще… это не большевистская критика, а клевета на наш народ, развенчание СССР".

Тогда же, 13 декабря 1930 г., Сталин высказался аналогичным образом в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом:

"В Европе многие представляют себе людей в СССР по старинке, думая, что в России живут люди, во-первых, покорные, во-вторых, ленивые.

Это устарелое и в корне неправильное представление. Оно создалось в Европе с тех времен, когда стали наезжать в Париж русские помещики, транжирили там награбленные деньги и бездельничали. Это были действительно безвольные и никчемные люди. Отсюда делались выводы о "русской лени". Но это ни в какой мере не может касаться русских рабочих и крестьян, которые добывали и добывают средства к жизни своим собственным трудом".

В 1920-х - начале 30-х гг. одним из центров подрывной пропаганды являлся РАПП – Российская ассоциация пролетарских писателей.

23 апреля 1932 года ЦК принял постановление "О перестройке литературно-художественных отношений", которым было предписано ликвидировать РАПП.

Тем временем Демьян Бедный, то ли не улавливая перемен в государственной политике, то ли не желая им верить, то ли рассчитывая выслужиться перед верными ленинцами на будущее, продолжал свои творческие эксперименты. В 1936 году он сочинил комедию "Богатыри", высмеивавшую героев русского народного эпоса. 8 ноября 1936 г.

комическая опера "Богатыри" была поставлена в Камерном театре.

Литературные критики известного толка поспешили было начать рекламу очередного "достижения пролетарского искусства" Демьян создал совершенно новую органически целостную народную историческую пьесу…" (критик О. Литовский, "Советское искусство")

- но, как вскоре выяснилось, несколько поторопились.

Молотов, посетивший спектакль, был возмущён и пересказал его содержание Сталину. Приказом Комитета по делам искусств, утверждённым 13 ноября 1936 года Политбюро, опера "Богатыри" была исключена из репертуара театра. 15 ноября в "Правде" появилась статья Керженцева под названием "Фальсификация народного прошлого", в которой председатель КДИ писал, что произведение Демьяна Бедного Борьба с подрывной деятельностью "чернит богатырей русского былинного эпоса, в то время как главнейшие из богатырей являются в народном представлении носителями героических черт русского народа; даёт антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являвшегося в действительности положительным этапом в истории русского народа, так как оно способствовало сближению славянских народов с народами более высокой культуры… искажение народного эпоса, извращение истории народа… радует только наших врагов… (опера) не народная, а лженародная, антинародная".

Пролетарский поэт приспособиться к новой государственной политике не сумел или не захотел. В августе 1938 г. Демьян Бедный, член партии с 1912 г., был исключён из ВКП(б), а затем из Союза советских писателей.

В 1947 г., в беседе с режиссерами, Сталин сказал о нём:

"Когда мы передвигали памятник Минину и Пожарскому ближе к храму Василия Блаженного, Демьян Бедный протестовал и писал о том, что памятник надо вообще выбросить и вообще надо забыть о Минине и Пожарском. В ответ на это письмо я назвал его "Иваном, не помнящим своего родства". Историю мы выбрасывать не можем…" "Об одной гнилой концепции". Примерно в те дни, когда Демьян Бедный трудился над своими "Богатырями", тезис о "лени русского народа" решил реанимировать главный редактор "Известий" Бухарин.

21 января 1936 года появилась его статья "Наш вождь, наш отец, наш учитель", посвященная годовщине смерти Ленина. В ней автор утверждал, что в России до революции "обломовщина была самой универсальной чертой характера… господствовала нация Обломовых".

30 января передовая "Правды" подвергла критике статью Бухарина (не называя его по имени), напомнив, что русский народ дал таких гениев как Ломоносов, Лобачевский, Попов, Пушкин, Менделеев. 1 февраля газета вновь осудила "историческую неправду" и "вредную болтовню" о "нации Обломовых". 10 февраля редакционная статья "Правды", озаглавленная "Об одной гнилой концепции", заявила, со ссылкой на "высказывания товарища Сталина", что Бухарин (уже названный по имени) "находится в непримиримом противоречии со всей историей нашей страны, нашей революции и нашей партии", партии, которая "всегда боролась против каких бы то ни было проявлений антиленинской идеологии Иванов, не помнящих родства, пытающихся окрасить историческое прошлое нашей страны в сплошной черный цвет".

Бухарин, говорилось в статье, вряд ли сумеет объяснить, как "нация Обломовых" смогла создать огромное государство, занявшее 1/6 часть суши земного шара.

14 февраля Бухарин был вынужден дезавуировать свой тезис.

Исторический контекст Русская история "Русская история – единственный защитник России на её неведомых путях" Очернение истории, культуры России, русского народа (см. выше) противоречили сталинской программе построения сильного и независимого государства.

Борьба сталинского руководства с фальсификациями истории имела две составляющих: созидательную и репрессивную. С одной стороны, создавались новые учебники по истории; восстанавливались исторические факультеты вузов; пропагандировались достижения дореволюционных русских учёных, писателей, государственных деятелей, полководцев. С другой стороны, ликвидировалась псевдоисторическая литература; снимались с работы, а нередко и репрессировались "историки" школы Покровского, в 1920-х - начале 30-х гг. захватившие ключевые посты в редакциях исторических журналов и научно- административных структурах. Оба процесса шли параллельно с политическим демонтажем троцкистских организаций.

Новые учебники. 20 марта 1934 года Политбюро утвердило предложение о создании к июлю следующего года учебников по истории древнего мира, средних веков, новой истории, истории СССР, новой истории зависимых и колониальных народов.

Разработку новых учебников по истории СССР курировали Сталин и Жданов. Среди их требований были: недопустимость следования вульгарно- классовой схеме Покровского; необходимость подробного описания послереволюционной борьбы против троцкизма. К лету 1937 года новый учебник по истории СССР был готов.

Преподавание. 29 марта 1934 года, в тот же день, когда была утверждена авторская группа для создания школьного учебника истории СССР, Политбюро приняло решение восстановить с 1 сентября 1934 года исторические факультеты в Московском и Ленинградском, а затем в Томском, Казанском, Ростовском и Саратовском университетах.

В программу школ была вновь введена исключённая из неё ранее история. Одновременно уменьшился объём изучения политико- пропагандистских материалов. 23 апреля 1934 года Политбюро предложило наркомпросам союзных республик и ЦК ВЛКСМ "прекратить проработку решений XVII съезда партии и вопросов марксистско- ленинской теории в начальной школе... В средней школе не допускать перегрузки детей общественно-политическими занятиями".

Борьба с подрывной деятельностью Реабилитация русской истории. С середины 1930-х гг. в советской периодике и литературе всё чаще стали появляться положительные отзывы об истории России, деятелях русской культуры и науки.

В 1934 году страна торжественно отметила столетие со дня рождения выдающегося русского учёного Д.И. Менделеева. Тогда же было начато издание 25-томного собрания сочинений его работ (завершено в 1954 г.). Была проведена, после 17-летнего перерыва, персональная выставка выдающегося русского художника Нестерова, показ работ которого в 1920-х гг. был фактически запрещён тогдашними властями.

В декабре 1936 г. по решению Политбюро (Сталина) был образован Всесоюзный Пушкинский комитет. Тогда же было подготовлено первое академическое собрание сочинений поэта.

В сталинских исторических учебниках, в отличие от троцкистских пропагандистских писаний, положительно оценивалась деятельность русских князей Александра Невского, Дмитрия Донского, царя Ивана Грозного – прежде всего потому, что они утвердили сильную централизованную власть и расширили границы Российской державы.

15 января 1937 года в "Правде" была опубликована передовая статья под названием, невозможным в прежние годы в партийной газете:

(Нелишне отметить, что публикация этой статьи была приурочена к началу второго московского процесса против лидеров троцкистов).

Вслед за чем в той же "Правде" появился цикл хвалебных статей о Пушкине, Лермонтове, Менделееве.

В начале 1937 года по всей стране прошла грандиозная "пушкинская" кампания. О поэте публиковались статьи, книги; ставились кинофильмы, спектакли. "Правда" посвятила ему чуть ли не полностью три номера – за 9, 10 и 11 февраля.

Популяризировалось, используя "круглые" даты, творчество видных русских композиторов, писателей, учёных: М.А. Балакирева, М.И.

Глинки, А.П. Бородина, В.И. Баженова, П.Н. Лебедева,… В советской литературе и драматургии стали прославляться выдающиеся русские полководцы, национальные герои России.

Троцкий в книге "Сталин" с возмущением писал:

Исторический контекст "Началась реабилитация не только старого национального патриотизма, но и военной традиции. Начались исследования русской военной доктрины, реабилитация русских стратегов, включая и 1914 год".

В 1938 году в Большом театре возобновилась постановка оперы Глинки "Иван Сусанин" ("Жизнь за царя"). 4 апреля 1939 г.

"Правда" напечатала восторженную рецензию на неё:

"опера колоссальна, как сам народ… художественное воплощение народной жизни… принадлежит к самым грандиозным музыкально- драматургическим произведениям мировой оперной литературы… безукоризненное исполнение… грандиозное, ликующее "Славься"!" В 1939 году Высшая партийная школа переиздала курс лекций по русской истории академика С.Ф. Платонова, патриота и монархиста по убеждениям, шестью годами ранее умершего в ссылке.

В девятом томе Малой Советской Энциклопедии (март 1941 г.) в статье "Русские" говорилось, что "великий русский народ - первый среди равных"; опровергалась "подлая клевета на русскую нацию", которую "Иуда- Бухарин в своей звериной вражде... назвал "нацией Обломовых""; отмечалось, что Троцкий и Бухарин "силились опорочить русскую культуру" и "облегчить империалистам расчленение СССР".

Ревизия классиков марксизма. Вышеприведённые официальные и полуофициальные утверждения советской прессы, по сути, ревизовали взгляды Маркса-Энгельса, в своё время написавших немало памфлетов против славянских народов (особенно против русских) как врагов европейской революции и прогресса ("славянские варвары – природные контрреволюционеры" (Маркс) и пр.), да и взгляды самого основателя большевистской партии, называвшего русских "угнетающей или так называемой "великой" нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда)".

Сталин пресекал попытки тиражирования и популяризации подобных высказываний "основоположников марксизма- ленинизма".

Так, в 1934 году директор Института Маркса-Энгельса-Ленина Адоратский предложил опубликовать в журнале "Большевик" ранее не переводившуюся на русский язык статью Энгельса "Внешняя политика русского царизма", где о российских дипломатах говорилось:

"с железной настойчивостью, неуклонно преследуя намеченную цепь, не останавливаясь ни перед вероломством, ни перед предательством, ни перед убийством из-за угла, ни перед низкопоклонством, не скупясь на подкупы, не опьяняясь победами, не падая духом при поражениях, шагая через миллионы солдатских трупов и по меньшей мере через один царский труп, эта шайка, настолько же бессовестная, насколько и талантлиБорьба с подрывной деятельностью вая, сделала больше, чем все русские армии, для того, чтобы расширить границы России от Днепра и Двины за Вислу, к Пруту, Дунаю, к Черному морю, от Дона и Волги за Кавказ, к истокам Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи".

Сталин направил членам Политбюро отрицательный отзыв:

"статья Энгельса… имеет ряд таких недостатков, которые, если она будет опубликована без критических замечаний, могут запутать читателя … я считал бы нецелесообразным опубликование статьи Энгельса в ближайшем номере "Большевика"".

22 июля 1934 г. Политбюро отклонило предложение Адоратского.

Вскоре последовали оргвыводы: редактор "Большевика" Кнорин был снят, а подвизавшийся там Зиновьев выведен из состава редакции.

Репрессированная псевдоистория. С середины 1930-х гг., одновременно с реабилитацией русской истории, усилилась критика псевдоисторических фальсификаций, прежде всего, трудов "школы Покровского". Их методы получили название "вульгарного социологизма" и "экономического материализма".

В январе 1936 года комиссия ЦК и СНК по учебникам истории поручила Бухарину и Радеку написать статьи об ошибках "школы Покровского". (Поручение вызвало у перманентных оппозиционеров сильный когнитивный диссонанс, но всё таки они с ним справились).

27 января 1936 года в "Правде" было напечатано сообщение "В Совете Народных Комиссаров и ЦК ВКП(б)", в котором осуждались "ошибочные исторические взгляды, свойственные так называемой исторической школе Покровского". В тот же день в "Правде" появилась статья Радека "Значение истории для революционного пролетариата", в "Известиях" – статья Бухарина "Нужна ли нам марксистская историческая наука (о некоторых существенно важных, но несостоятельных взглядах М.Н. Покровского)".

Во второй половине 1930-х гг. критика псевдоисторических сочинений стала постоянным элементом выступлений партийных пропагандистов на исторические темы. При этом наиболее негативно оценивалось не столько вульгаризаторство представителей школы Покровского, сколько их фальсификации русской истории. Сам Покровский был фактически причислен к врагам народа.

"Официальнейший историк Покровский был после смерти объявлен врагом народа, так как недостаточно почтительно относился к прошлой истории России" (Троцкий).

В 1939 и 1940 гг. вышли ещё два сборника с критикой Покровского: "Против исторической концепции М.Н. Покровского" и "Против антимарксистской концепции М.Н. Покровского".

Исторический контекст Репрессии против "школы Покровского". Ряд видных "историков-марксистов" был арестован в ходе зачистки антисталинской оппозиции после убийства Кирова. 15 декабря 1934 г. из Ленинграда был выслан Зайдель, директор местного отделения Комм. академии, декан истфака Ленинградского университета, ставленник Зиновьева. 18 декабря 1934 г. был арестован один из ближайших соратников Покровского Татаров (Каган), ранее занимавший должность ответственного секретаря Общества марксистов-историков (ОИМ) и журнала "Историк- марксист", бывший член исполкома КИМа. В феврале 1935 г. в Казани был арестован декан истфака местного пединститута Эльвов.

11 апреля 1935 г. был арестован директор Московского института философии, истории, литературы Пригожин. В декабре 1935 г. был арестован зам. декана истфака Московского университета Лурье.

После опубликования 27 января 1936 года в "Правде" официального осуждения "ошибочных исторических взглядов, свойственных так называемой исторической школе Покровского" гонения на "историков марксистов" усилились. Их аресты шли параллельно с политическим разгромом троцкистско-зиновьевского блока.

5 мая 1936 года в Саратове был арестован сосланный ранее туда бывший декан истфака Ленинградского университета Зайдель. 31 мая 1936 года был арестован Фридлянд, бывший сотрудник Покровского, занявший пост декана истфака Московского университета после восстановления этого факультета. Хотя Фридлянд подготовил себе достойную смену – его место занял Горин, видный историк-марксист, член президиума ОИМа – однако его также вскоре арестовали. 21 июня 1936 года был арестован бывший зам. директора Института истории Комм. академии Ванаг. В конце 1936 г. были арестованы декан истфака Ленинградского университета Дубровский и его жена Граве.

30 декабря 1936 года был арестован директор ИКП истории Дубыня.

В 1937 году репрессии против "историков школы Покровского" ужесточились. Марксистских теоретиков истории уже не только снимали с работы, но и отправляли в лагеря ГУЛАГа, созданные ранее их коллегами, а зачастую и родичами – марксистскими практиками истории.

Одновременно из тюрем был выпущен ряд учёных. С ними поменялись местами не только марксисты-теоретики, но и многие марксисты- практики. В 1938- 39 гг. были арестованы, а затем расстреляны как враги народа Л. Каган, Л. Альтман и ряд других следователей- фальсификаторов ОГПУ. Комиссар госбезопасности 3 ранга Г. Люшков, отБорьба с подрывной деятельностью ветственный за фальсификацию ряда дел против русских историков и славистов, в июне 1938 г. сумел сбежать в Японию.

Патриотизм. В середине 1930-х гг. проклятья троцкистов в адрес патриотизма были дезавуированы. В партийных изданиях начал пропагандироваться советский патриотизм. Подчёркивалось, что ранее у трудящихся Российской империи не было отечества, а ныне у них оно есть – социалистический Советский Союз, государство, которое выражает интересы трудового народа.

"В прошлом у нас не было и не могло быть отечества. Но теперь, когда мы свергли капитализм, а власть у нас, у народа, – у нас есть отечество и мы будем отстаивать его независимость" (Сталин, 1931 г.).

Вместе с тем, заявлялось о преемственности этого нового отечества с дореволюционной Россией в лучших образцах её политики, культуры, достижений науки, народного характера и т.д. На установление этой преемственности, собственно, и была направлена параллельно проходившая кампания реабилитации русской истории; без неё базис для советского патриотизма, особенно ввиду незначительности времени существования нового государства, был бы весьма узким.

Представители трудящихся выражали неудовольствие сменой интернационалистических лозунгов и ориентиров на патриотические:

"Революционный интернационализм заменен культом национальной государственности" (Л. Седов).

со второй половины 1930-х гг. сталинское руководство 1Начиная предпринимало меры также против других видов подрывной деятельности: внедрения мафиозных кланов в экономику; раздачи невыгодных для государства концессий; распространения шарлатанских лженаук и дегенеративного псевдоискусства.

Борьба с дегенеративным искусством Дегенеративное искусство, в его наиболее общем определении, это псевдоискусство, создаваемое дегенератами.

Искусство как никакая другая область человеческой деятельности притягивает к себе дегенератов всех видов.

Субъективность его критериев – интерес, привлекательность, красота,… – позволяет лицам с психическими отклонениями причислять визуальные или фонетические выражения своих комплексов к произведениям искусства, по принципу я так вижу:

"небо - зелёное, трава - голубая, люди - кубические… так больной разум видит окружающий мир".

Дореволюционная Россия В XVIII - первой половине XIX вв. образцы дегенеративного искусства в России распространяли, в основном, заезжие иностранцы и праздные вырожденцы из числа российской аристократии. Основная, здоровая часть народа, занятая производительным трудом, не имела ни лишнего досуга, ни интереса к этим извращениям.

Со второй половины XIX века количество произведений искусства, отмеченных признаками тех или иных психопатологий, стало неуклонно расти. Основные кадры для него поставляла, откликаясь на призыв духа времени, либерально-космополитическая интеллигенция.

Ярким примером дегенеративного искусства в российской литературе конца XIX - начала XX вв. стала упадническая поэзия символистов. Их достойными коллегами были футуристы, вначале писавшие на ломаном новоязе, а затем занявшиеся комбинированием бессмысленных словосочетаний, получивших название мозгового разжижа.

Его хрестоматийный пример:

дыр бул щыл убешщур ("стихи" одного из лидеров футуризма А. Крученых) В тогдашней живописи классическими примерами шарлатанства стали творения Шагала, Кандинского, Малевича – особенно небезызвестный чёрный квадрат. В скульптуре – "новаторские" груды ржавого железа; в музыке – сумбурные какофонии. На театральной сцене подвизался Мейерхольд, "растрепанный, взбудораженный, нервно взвинченный, притом вполне посредственный" актёр и режиссёр, выступления которого "производили впечатление шарлатанства и банкротства, тщательно скрываемого от одурачиваемой публики", а искания всё ноБорьба с дегенеративным искусством вых и новых форм, стилизации, мозговые спирали прикрывали пустоту и бездарность (М.О. Меньшиков, 1908 г.).

С конца XIX века в России декадентов-одиночек стали вытеснять организованные мафиозные кланы. К началу 1910-х гг. они проникли во все области российской культуры, поставив на поток производство фальсификатов; превратив оказавшиеся под их контролем издательства, театры, филармонии в предприятия коммерциализованного шоубизнеса и, одновременно, источники подрывной пропаганды.

После 1917 года Послереволюционное время в России характеризовались взрывным распространением дегенеративного искусства.

Футуристы, кубофутуристы, ничевоки нарочито коверкали язык, писали "разрубленными словами, полусловами и их сочетаниями".

Театральные новаторы экспериментировали уже не только с новыми формами-мозговыми спиралями, но и с новыми идеями, выражавшими их ненормальное восприятие окружающего мира.

Распространялся сумбур вместо музыки, "музыка, умышленно сделанная "шиворот-навыворот", так, чтобы ничего не напоминало классическую оперную музыку, ничего не было общего с симфоническим звучанием, с простой, общедоступной формой … левацкий загиб".

В архитектуре "после Октябрьской революции большое влияние… оказывали авангардисты — Ле Корбюзье, Мей, Эль Лисицкий" (А. Шпеер).

Бурному распространению дегенеративного искусства в Сов. России 1920-х гг. способствовал ряд факторов. Прежде всего, социальные неустройства всегда неблагоприятно сказывались на искусстве, вызывая падение нравов, деградацию художественного вкуса и, одновременно, стимулируя распространение разных психопатологий. В результате дегенеративное искусство расширяло свой кадровый состав и аудиторию. Далее, после Октябрьской революции исчезли или сильно ослабели социальные структуры хотя бы отчасти сдерживавшие поток извращений – наступила свобода творчества.

Оказались смещёнными эстетические критерии, в том числе основанные на классических образцах. Более того, "модернисты", которым теперь уже ничто не препятствовало, повели деятельную борьбу против классики. В их среде умножились эпизодически звучавшие и в дореволюционное время призывы "сбросить с корабля современности" классическую литературу, живопись, музыку,… Исторический контекст "…ликвидировать цитадель старого искусства… проклятое наследие империалистических театров…" (О. Брик, 1919 г.) "мы предсказали в своих выступлениях свержение всего академического хлама и плюнули на алтарь его святыни… Нужно поступить со старым – больше чем навсегда похоронить его на кладбище" (Малевич, 1919 г.).

"Модернисты" не ограничивались одними лишь призывами "выбросить классику" но и сами содействовали этому процессу. Одним из тогдашних методов борьбы с классикой стало её пародирование. Так, Мейерхольд неоднократно извращал в своих театральных постановках творчество русских писателей, особенно Гоголя. Этот приём стал настолько характерным для его творческого почерка, что получил нарицательное прозвание мейерхольдовщины. Достойным учеником Мейерхольда был Эйзенштейн: в июне 1925 г. он поставил классическую пьесу Островского "На всякого мудреца довольно простоты", превратив сцену в арену, на которой действовали цирковые актёры и клоуны, потешавшие зрителей. Аналогичные явления происходили в то время в музыке, живописи, скульптуре.

Извращая и пародируя классику, "новаторы" следовали не только своему сомнительному вкусу, но и инстинкту самосохранения: на фоне произведений настоящего искусства ценность дыр бул щылов, чёрных квадратов, сумбура вместо музыки была видна особенно отчётливо.

Своё творчество "модернисты" называли "смелым экспериментированием". Однако с точки зрения нормальных людей это были психопатологические извращения.

Расцвету дегенеративного искусства в послереволюционное время содействовало клакерство. Литературная и искусствоведческая критика 1920- начала 30-х гг. приобрела характер безудержной клановой рекламы. Без конца превозносились "выдающиеся произведения" Мейерхольда, Малевича, Шагала, Кандинского, Шостаковича и т.д. Так, в сборнике "Дмитрий Шостакович" (1934 г.) опера последнего "Леди Макбет Мценского уезда" без ложной скромности называлась "принципиально новым словом в мировой музыке", "величайшим триумфом советской музыки", "оперой, которая делает эпоху" и пр. Клановой рекламой занимались и в литературно-художественных салонах 1920-х гг., где энергично пропагандировались "свои" и шельмовались "чужие".

Наконец, важнейшим фактором широкого распространения в Советской России 1920- начала 30-х гг. дегенеративного искусства стало самое сочувственное отношение к нему троцкистов во властной верхушке.

Борьба с дегенеративным искусством Троцкисты ценили дегенеративное искусство по нескольким причинам. Во-первых, оно представляло собой вид подрывной деятельности, разлагавшей мораль общества, и, таким образом, облегчавшей манипулирование сознанием народа, навязывание ему ложных (не отвечающих его собственным интересам) целей и ценностей. Далее, многие "новаторы" были идейными единомышленниками или родичами троцкистов в политических структурах. Наконец, они больше других подходили на роль агитаторов-пропагандистов троцкистской идеологии, готовых воплощать её в художественных формах – в поэзии, прозе, драме, живописи, кино.

"Новаторы" охотно откликались на этот социальный заказ. Восхваления "гениального Троцкого", его ближайших соратников, комиссаров ЧК-ГПУ и пр. стали общим местом многих романов, поэм, спектаклей 1920-х гг. Мейерхольд уже вторую постановку своего театра, пьесу "Земля дыбом", посвятил Троцкому. М. Светлов (Шейнкман) воспел в своих стихах собирательный образ "председателя ЧК, товарища Орлова" Пей, товарищ Орлов, Председатель ЧК, Пусть нахмурилось небо, Тревогу тая, — Эти звезды разбиты Ударом штыка.

Эта ночь беспощадна, Как подпись твоя.

Свои литературные способности использовал для сочинения протроцкистских политических агиток футурист Маяковский.

Так, на смещение Троцкого с поста председателя Реввоенсовета он откликнулся стихами:

Горелкой Бунзена Не заменить ОСРАМ.

Вместо Троцкого Фрунзе?

Просто срам!

В 1934 году ряд видных советских писателей – Горький, Л. Авербах, М. Зощенко, Бруно Ясенский, Е. Габрилович, Вс. Иванов, В. Инбер, В. Катаев, Л. Никулин, В. Шкловский,… – в специальном 600- страничном сборнике воспели БеломорЛаг и его организаторов (Горький и Л.

Авербах были редакторами этого сборника).

"Мне не приходилось раньше видеть ГПУ в роли воспитателя – и то, что я увидел, было для меня чрезвычайно радостным" (М. Зощенко).

Исторический контекст Представители советской творческой интеллигенции, не вошедшие в авторский коллектив сборника, направили руководству ОГПУ и

БеломорЛАГа хвалебные послания в индивидуальном порядке:

"ОГПУ смелый и упрямый мастер положил свой отпечаток на созданную им стройку. То, что мы увидели, никогда не забыть – действительно великое произведение искусства" (Евг. Шварц).

И если коллективом вдохновений Поэму Беломорского пути Сумеем мы в литературу донести То это будет Лучшее из наших донесений (А. Безыменский) В 1920-х гг. симпатии троцкистской властной верхушки обеспечили новаторам 1) политическую и информационную поддержку; 2) доступ к финансовым потокам, распределению госзаказов; 3) административные места в структурах, связанных с культурой. Так, Мейерхольд получил собственный театр, назвав его без лишней скромности театром имени Мейерхольда; в 1920-21 гг. он руководил театральным отделом (ТЕО) Наркомпроса. Художник-футурист Штеренберг 1 возглавил отдел ИЗО, потом отдел художественного образования Наркомпроса. Там же подвизались Малевич, Альтман, Татлин, Брик. Шагал стал уполномоченным комиссаром по делам искусств Витебской губернии (откуда он был родом). Абстракционист Кандинский в 1918- 19 гг. являлся членом художественной коллегии ИЗО; в 1919- 21 гг. возглавлял Всероссийскую закупочную комиссию 2 и т.д.

Установление контроля троцкистов над культурой Троцкисты проявляли большое внимание к литературе и искусству, в первую очередь как к важным средствам пропаганды. Наркомпрос, которому после революции стали подчинены культурные учреждения Сов. России, возглавил близкий к Троцкому Луначарский.

"В дореволюционное время Луначарский очень помогал Ленину в издании заграничной литературы… Он отходил от партии, примыкал к межрайонной организации троцкисты" (Молотов).

Штеренберг Давид Петрович (1881 - 1948 гг.). Из Житомира. В 1905 г. уехал в Одессу. Работал фотографом; состоял в молодежной секции Бунда; в 1906 г. был избран председателем профсоюза одесских фотографов. С 1906 г. в эмиграции. С декабря 1917 г. комиссар по делам искусств. С 1922 г. зав. отделом художественного образования Наркомпроса. Участник Комфута (объединения коммунистов-футуристов).

В 1922 г. Кандинский, один из организаторов выставки советского искусства в Берлине, отказался от возращения в Сов. Россию. После 1933 г. работы Кандинского были подвергнуты в Германии официальной критике и он эмигрировал во Францию.

Борьба с дегенеративным искусством В отделы Наркомпроса, ведавшие вопросами культуры (впрочем, как и во все остальные) он назначил схожих с ним по духу руководителей: Мейерхольда, Штернберга, Малевича (см. выше) и пр. Отдел музеев, распоряжавшийся немалыми художественными ценностями, возглавила сама Н. Седова- жена Троцкого, а близкий к ней Грабарь стал ведать выставками и закупками произведений живописи, скульптуры.

Под административным и идеологическим контролем троцкистов оказались редакции практически всех крупных литературно-художественных журналов, театральные реперткомы, выставочные комитеты. По оценке Троцкого, Луначарский на посту наркома просвещения "успел до конца выполнить свою историческую миссию".

Кроме того, в 1920-х гг. при деятельном участии троцкистов возник ряд культурно-художественных организаций, руководимых фигурами, идеологически или родственно близкими к властной верхушке:

ЛЕФ, РАПП, МОРП, АХРР, ВОКС и др. Эти организации вели систематическую троцкистскую пропаганду; поставляли кадры для правительственных структур, ведавших культурой; участвовали в распределении финансовых потоков и госзаказов; занимались рекламой своих единомышленников и дискредитацией оппонентов, вплоть до прямых или косвенных политических доносов на них в репрессивные органы.

Уже возникшие вскоре после революции салоны МейерхольдаРайх, Л. Брик и др. совмещали функции литературно-художественных рекламных агентств, отделов партийной пропаганды и филиалов ГПУ

- их посещали высокопоставленные чекисты, включая Агранова, позже зам. наркома НКВД.

"У него были весьма тесные и тёплые связи с интеллигенцией. Он активно участвовал в жизни творческой элиты Москвы и широко использовал свои доверительные знакомства в интеллектуальных кругах для получения осведомительной информации… близко общался с членами РАППа и ЛЕФа и находился в дружеских отношениях с Л.Л. Авербахом, Б.А. Пильняком, Бриками и О.Э. Мандельштамом" (Хрущёв).

Впрочем, некоторые представители советской творческой интеллигенции, посещавшие эти литературно-художественные, точнее рекламно- идеологические салоны, сами были связаны с ЧК-ГПУ или даже служили там. Так, одесский писатель Бабель был в 1918- 19 гг. сотрудником Петроградского ЧК. Искусствовед Брик работал в ЧК-ГПУ в 1920- 24 гг. (См. "Осип Максимович Брик: Материалы к биографии" (составитель А.В. Валюженич), 1993 г., стр. 19; со ссылкой на документы из личного архива Л. Брик). Литературовед и редактор журнала Исторический контекст "Молодая гвардия" Авербах приходился племянником Якову Свердлову и шурином тогдашнему зам. председателя ОГПУ Ягоде, женатому на его сестре. И т.д.

В 1920 году был образован Левый фронт искусств (ЛЕФ). В него входили футуристы, включая В. Маяковского, А. Крученых, Н. Асеева, Б. Кушнера,… С ЛЕФом сотрудничали А. Безыменский, В. Шкловский, Л. Кассиль, О. Брик, И. Бабель и им подобные.

Представить стиль и направленность публикаций ЛЕФа можно по агиткам Маяковского, по дыр бур щыл А. Крученых, по стихам А. Безыменского, публикациям Брика (см. выше).

В августе 1920 года на II конгрессе Коминтерна было учреждено Международное объединение революционных писателей (МОРП), руководителем которого стал популярный в 1920- 30-х гг. в троцкистских кругах журналист М. Кольцов (Фридлянд).

Представить стиль и направленность публикаций М. Кольцова можно по его статье от 22 января 1930 г.

о взрыве древнего Симонова монастыря, напоминающей спортивный репортаж:

"Закладывают пироксилиновые шашки в стене Симонова мужского ставропигиального, первого класса монастыря в Москве… А потом грохот… менее сильный, чем ожидалось. И столб, нет не столб, а стена, широкая, плотная, исполинская, чёрная стена медленно вздымается и еще медленней оползает в просветлевшем небе. Ещё один удар – стена опять густеет и долго не хочет растаять…" Одним из самых деятельных троцкистских образований в литературном мире и, одновременно, цитаделью бездарных графоманов стала Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП), образованная в 1922 году. Её возглавил Леопольд Авербах.

"Это был молодой советский карьерист, необычайно приспособленный к бюрократической стезе. Менее тридцати лет, бритая голова молодого высокопоставленного чиновника, краснобайство съездовского оратора, притворно сердечный властный взгляд вожака президиумов" (Серж).

(Небезынтересно, что отец этого пролетарского писателя до революции был владельцем пароходной компании на Волге).

В РАПП входили Вардин, Лелевич, Афиногенов, Киршон, Мате Залка и пр. (Социальное происхождение большинства этих пролетарских писателей было аналогично авербаховскому).

В 1920-х гг. рапповцы пользовались безоговорочной поддержкой Агитпропа ЦК, отделом печати которого руководил старый большевик Волин (Фрадкин). С июня 1923 года начал выходить основной орган Борьба с дегенеративным искусством рапповцев "На посту" (потом – "На литературном посту"), под редакцией Волина. Литературной критике, точнее, политическим доносам постовых на "контрреволюционных писателей" особую силу придавала родственная связь Л. Авербаха с Г. Ягодой.

Ещё одной троцкистской крепостью в культуре Сов. России 1920х гг. стало Всероссийское общество культурных связей с заграницей (ВОКС), возглавленное самой О.Д. Троцкой. ВОКС представлял собой канал финансирования зарубежных друзей мировой революции и одновременно пункт выдачи дотаций своим пропагандистам место, где даются субсидии выезжающим для подкормки за границу советским литераторам (доверенным, типа Маяковского и Эренбурга) и приезжающим подкормиться и восхититься советскими потемкинскими деревнями заграничным литераторам и прочим "деятелям культуры" пореволюционнее. Учреждение имеет вид большой театральной постановки" (Бажанов).

Сходными по составу и направленности были и такие возникшие в 1920-х гг. организации как Ассоциация художников революционной России (АХРР); Всесоюзное объединение пролетарских архитекторов (ВОПРА); Российская ассоциация пролетарских музыкантов (РАПМ) и ряд других.

Одновременно с установлением в 1920-х гг. контроля троцкистов над культурными учреждениями Сов. России и бурным распространением в те же годы дегенеративного искусства, усиливалось экономическое, идеологическое, административного давление на русских писателей, поэтов, художников, скульпторов, музыкантов. Их работы шельмовались в художественном отношении, клеймились как "контрреволюционные" политически. Народным крестьянским поэтам наклеивались ярлыки от "мужиковствующих" до "фашистов" и "врагов пролетарской культуры". Против писателя М. Булгакова за период конца 1920 - начала 30-х гг. было напечатано порядка четырехсот разносных статей. После того, как Булгаков, благодаря вмешательству Сталина, получил возможность работать в театре, Мейерхольд заявил в 1936 году на страницах журнала "Театр и драматургия", что такие драматурги, как Булгаков, "с моей точки зрения, ни в какой мере не должны быть допущены на театральную сцену". У художников А.М. Васнецова и Н.А. Касаткина были отобраны мастерские. Отдел изобразительного искусства Наркомпроса распорядился не выдавать карточек на краски художнику М.В. Нестерову. Выдающийся скульптор Коненков вынужден был в 1925 году эмигрировать из-за отсутствия заказов. В Исторический контекст апреле-декабре 1928 года "Комсомольская правда" опубликовала серию статей против главного дирижера Большого театра Н.С. Голованова. Несмотря на выступления в его поддержку известных артистов – Станиславского, Качалова, Ипполитова- Иванова и др. – Голованов был уволен из Большого театра.

Травля русских писателей, художников, музыкантов не ограничивалась шельмованием, клеветой, изгнанием с работы. В 1924 году под руководством Ягоды и любителя искусств Агранова было сфабриковано дело "Ордена русских фашистов", по которому осудили поэтов А.А.

Ганина, П.Н. Чекрыгина, В.И. Дворяшина, В.М. Галанова и других. Ганин был расстрелян в марте 1925 г., остальные получили большие сроки и погибли впоследствии. В 1920- 30-х гг. по наводкам рапповцев ГПУ преследовало и других русских поэтов: П. Васильева, Н. Клюева, П.Орешина, С.Клычкова,…Многие из них были расстреляны.

Позиция Сталина В отличие от троцкистской верхушки, Сталин относился к дегенеративному искусству резко отрицательно. Ещё в 1930 г., в письме к Демьяну Бедному, он осуждал "выродков типа (рапповца) Лелевича".

В середине 1930-х гг. по прямому указанию Сталина была развёрнута кампания критики упадничества и формализма.

Таких же взглядов он придерживался и много позже:

"Сколько людей приходили во время войны вдохновиться на подвиги к памятнику Минину и Пожарскому на Красной площади! А на что может вдохновить груда ржавого железа, выдаваемая "новаторами" от скульптуры за произведение искусства? На что могут вдохновить абстрактные картины художников?... Есть классовая подоплека и у так называемой западной популярной музыки, так называемого формалистического направления. Такого рода, с позволения сказать, музыка создаётся на ритмах, заимствованных у сект "трясунов", "танцы" которых, доводя людей до экстаза, превращают их в неуправляемых животных, способных на самые дикие поступки… Это своего рода музыкальная наркомания, попав под влияние которой человек уже ни о каких светлых идеалах думать не может, превращается в скота" (Сталин, 1947 г.) Распространение дегенеративного искусства, по сути, представляло собой подрывную деятельность. Оно имело разнообразные отрицательные последствия для отдельных людей и для общества в целом, будучи аналогичным распространению болезней или фальсифицированной еды: портило вкус; разлагало нравственность; вызывало физические и душевные расстройства. Всё это противоречило сталинской программе построения сильного и независимого государства.

Борьба с дегенеративным искусством Борьба сталинского руководства против дегенеративного искусства имела две составляющих: созидательную и репрессивную. С одной стороны, популяризировалась русская и мировая классика; поддерживалось народное творчество; пропагандировались произведения, прославляющие созидательный труд, защиту Отечества, героический оптимизм. Была даже предпринята попытка создания единого общегосударственного стиля таких произведений, получившего название социалистического реализма. С другой стороны, критиковались извращения классики, модернистские выверты, упадническое псевдоискусство;

снимались с работы и репрессировались недавние пролетарские писатели, поэты, драматурги, кинорежиссёры и т.д. Оба процесса шли параллельно с политическим демонтажем троцкистских организаций.

Поддержка классики и народного творчества. Сталин с симпатией относился к классическим музыкальным произведениям и к старинным русским песням. Он поощрял включение в репертуар Большого театра – главного академического театра страны – русской и мировой классики. В программу правительственных концертов входили отрывки из классических опер и балетов, в первую очередь русских композиторов. В 1933 году, на выступлении ансамбля песни и пляски

Красной Армии, Сталин сказал его главному режиссёру Александрову:

"Вам нужно пополнить свой репертуар народными песнями".

С середины 1930-х гг. в России стало возрождаться палехское и другие виды народных искусств. В 1934 году было издано "Слово о полку Игореве" с красочными иллюстрациями палехских живописцев.

"Разве не символично, что возрождение Палеха идёт, так сказать, параллельно возрождению Советского Союза" (Вихрев Е. "Палех", 1938) В 1936 году вышли "Архангельские новеллы" Шергина – высокохудожественная книга, рассказывавшая о жизни мастеров- кораблестроителей, рыбаков, земледельцев Поморья. Тогда же писатель опубликовал в журналах ряд поморских рассказов.

Сталин оказал поддержку видным русским писателям Булгакову и Шолохову, шельмовавшимся рапповцами. Благодаря его вмешательству Булгаков, к началу 1930-х гг. лишённый всех средств к существованию, получил работу в МХАТе.

Сталин поддерживал популяризацию выдающихся произведений и других народов, входивших в состав СССР. Во всесоюзном масштабе проводились мероприятия, посвящённые памяти Шевченко, Руставели, Навои, Гянджеви и др. В Москве устраивались декады культуры Украины, Грузии, Туркмении,… Так, в марте 1939 г. в столице прошла Исторический контекст декада украинского искусства. 11 марта 1939 г. постановку оперы "Запорожец за Дунаем" посетили руководители правительства.

В архитектуре "в сталинскую эпоху, в конце двадцатых, Россия вернулась к традиционному, классическому стилю" (А. Шпеер).

Критика дегенеративного искусства В середине 1930-х гг. декадентско-модернистское направление в разных видах художественной деятельности, ранее именовавшееся новаторским экспериментированием, получило в официальной советской прессе своё истинное имя: гнилое упадническое искусство. Его синонимом стал термин формализм, подчёркивавший акцентацию новаторов на формах произведений в ущерб их содержанию.

Сумбур вместо музыки. 26 декабря 1935 года в Большом театре была поставлена опера Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда".

Премьеру посетил Сталин. Новые музыкальные формы, использованные композитором, вызвали его возмущение.

28 декабря 1935 г. "Правда" опубликовала статью "Сумбур вместо музыки" с резкой критикой оперы Шостаковича:

"Эта музыка, умышленно сделанная "шиворот-навыворот", так, чтобы ничего не напоминало классическую оперную музыку, ничего не было общего с симфоническим звучанием, с простой, общедоступной формой.

Это музыка, которая построена по тому же принципу отрицания оперы, по какому левацкое искусство вообще отрицает в театре простоту, реализм, понятность образа, естественное звучание слова. Это перенесение в оперу наиболее отрицательных черт "мейерхольдовщины" в умноженном виде. Это левацкий сумбур вместо естественной, человеческой музыки".

6 февраля 1936 г. "Правда" в статье "Балетная фальшь" раскритиковала в сходных тонах балет Шостаковича "Светлый ручей".

Чужой театр. С середины 1930-х гг. начали официально осуждаться и извращения русской классики в пьесах Мейерхольда.

14 марта 1936 года на совещании в Комитете по делам искусств, его председатель Керженцев назвал Мейерхольда "вождём формалистического направления" в театре.

17 сентября 1937 г. "Правда" опубликовала статью Керженцева "Чужой театр", резко критиковавшую мейерхольдовщину.

Председатель КДИ отметил, что ещё в 1910-х гг., до революции, вся деятельность Мейерхольда "сводилась, преимущественно, к борьбе против реалистического театра, за театр условный, эстетский, мистический, формалистский, т.е. чуравшийся действительной жизни". Он Борьба с дегенеративным искусством обратил внимание на сходство мировоззренческих установок Мейерхольда и дореволюционных мистиков, символистов, богоискателей.

Одновременно Керженцев подчеркнул, что театр Мейерхольда извращал и опошлял классические русские театральные пьесы:

"эти пьесы показывались в кривом формалистическом зеркале. Вместо того, чтобы обратить внимание на идейную сторону классических произведений, В. Мейерхольд всю свою энергию устремлял на внешнюю сторону: изощрённое перекручивание текста, замысловатость мизансцен, трюкачество и всякого рода пустые выверты. "Ревизор" трактовался не в стиле реалистического театра, а в духе мистической книги белоэмигранта Мережковского "Гоголь и чёрт"… Простые и ясные водевили Чехова, этого величайшего реалиста русского театра, превращались в "33 обморока", в произведение, где за левацкими трюками и фортелями совершенно исчезал смысл прекрасного чеховского текста".

Статья председателя КДИ, хотя и критиковала один лишь театр Мейерхольда, фактически своими формулировками была направлена против всего декадентского псевдоискусства.

8 января 1938 г. Комитет по делам искусств принял решение закрыть мейерхольдовский театр. В прессе были напечатаны заявления ряда театральных коллективов, поддержавших решение КДИ.

"Сложившийся на формалистическом, упадочническом трюкачестве, театр им. Мейерхольда систематически искажал, обессмысливал, уродовал величайшие ценности, созданные гениальными драматургами русского народа Грибоедовым, Гоголем, Островским, пытался опошлить "Горе от ума", "Ревизор", "Лес"".

"Величайшие произведения русской драматургии всячески искажались и опошлились Мейерхольдом под предлогом модернизации и квазиреволюционной их трактовки. Кто не помнит мейерхольдовской постановки "Ревизора"? Зритель напрасно стал бы искать в этом спектакле творчество великого Гоголя. Реалистическая комедия превратилась в мистический гротеск. Судьбу "Ревизора" разделила и грибоедовская комедия, которая в мейерхольдовской постановке стала вульгарной пародией на замечательный оригинал".

"Коллектив МХАТ приветствует решение Всесоюзного комитета по делам искусств о ликвидации театра им. Мейерхольда… В театре процветали семейственность и протекционизм…" Отмечалось, что хотя театр, извращавший лучшие произведения русской и мировой классики, закрыт, но само это явление всё ещё остаётся.

"Мейерхольдовского театра не существует, но остатки мейерхольдовщины еще есть. До последнего времени действовала ещё группа реИсторический контекст жиссёров, гордо именовавших себя учениками Мейерхольда. Они немало потрудились над извращением великих творений русской и иностранной драматургии. Эти мейерхольдовские выученики под любыми предлогами пропагандируют худшие образцы формалистического искусства Запада".

Реорганизация Политическое поражение троцкизма во второй половине 1920-х г.

сопровождалось распадом связанных с ним культурно- идеологических структур. В конце 1920-х гг. самораспустился Левый фронт искусств (ЛЕФ). Из левотроцкистских организаций в литературе к началу 1930-х гг. активно действовал лишь РАПП.

В первой половине 1930-х гг. культурно- художественные объединения были реорганизованы. 23 апреля 1932 г. ЦК постановил ликвидировать РАПП, АХРР, ВОПРА. Вместо них образовались новые творческие объединения: Союз советских писателей (ССП), Союз советских композиторов (ССК), Союз советских художников (ССХ), в которых было значительно снижено влияние троцкистов.

Подвергнутый критике бывший глава РАППа Авербах счёл нужным осудить свои прежние литературные взгляды.

"Он произнес несколько речей с осуждением своей собственной вчерашней "политики в области культуры". Люди с улыбкой спрашивали друг друга: "Вы читали памфлет Авербаха против Авербаха?"" (Серж).

Репрессии Политическое поражение троцкизма в конце 1920-х гг. разрушило и карьеры близких к Троцкому писателей, художников, композиторов, кинорежиссёров. В 1927 году на XV съезде один из лидеров рапповцев Вардин был исключён из партии вместе с другими представителями троцкистской оппозиции. За ним вскоре последовали писателитроцкисты Сосновский, Лелевич, Серж, Воронский и др. Почти все они позже были репрессированы. (Серж, благодаря содействию своих зарубежных друзей, в 1936 г. был освобождён и покинул СССР).

Некоторые видные деятели культуры, связанные с троцкистами – искусствоведы О. Брик, И. Грабарь,… – в конце 1920- начале 30-х гг., сочли разумным добровольно отойти от активной публичной деятельности и покинуть административные посты, которые они занимали.

Авербах, благодаря родству с начальником ОГПУ-НКВД Ягодой, даже после роспуска РАППа некоторое время оставался довольно влиятельной фигурой в партии и литературном мире.

"ЦК доверил ему руководство парторганизацией Магнитогорска. Там Леопольд Авербах развязал процесс по делу о саботаже, лично выступил с Борьба с дегенеративным искусством обвинительной речью против технических специалистов, что привело, как водится, к вынесению смертных приговоров" (Серж).

В 1934 году Авербах был соредактором, вместе с Горьким, престижной по тем временам хвалебной книги про БеломорЛаг.

Арест Ягоды 1 апреля 1937 года повлек за собой репрессии против связанных с ним бывших боссов РАППа. Через три дня, 4 апреля был арестован Авербах; в мае были исключены из партии Киршон, Бруно Ясенский и другие. Почти все они позже были расстреляны.

В январе 1938 года был арестован бывший руководитель МОПР, редактор "Правды", журналов "За рубежом" и "Крокодил" М. Кольцов (Фридлянд). Причиной его ареста послужила докладная записка Сталину от комиссара Интербригад в Испании Андре Марти, обвинявшая

Кольцова в связях с испанскими троцкистами:

"Мне приходилось уже и раньше, товарищ Сталин, обращать Ваше внимание на те сферы деятельности Кольцова, которые вовсе не являются прерогативой корреспондента, но самочинно узурпированы им… Но в данный момент я бы хотел обратить Ваше внимание на более серьёзные обстоятельства, которые, надеюсь, и Вы, товарищ Сталин, расцените как граничащие с преступлением. 1. Кольцов вместо со своим неизменным спутником Мальро вошёл в контакт с местной троцкистской организацией ПОУМ. Если учесть давние симпатии Кольцова к Троцкому, эти контакты не носят случайный характер".

16 мая 1939 года был арестован Бабель. Участие в работе Петроградской ЧК в 1918- 19 гг., за давностью времени, не ставилось ему в вину. Зато следствие очень интересовалось его дружескими связями с видными зарубежными писателями- троцкистами, прежде всего Мальро, а также близкими отношениями с Хаютиной, женой бывшего наркома НКВД Ежова, к тому времени уже сидевшего в тюрьме.

20 июня 1939 года был арестован Мейерхольд, восторженный поклонник Троцкого, посвятивший ему одну из своих послереволюционных пьес. Следователи допрашивали его о связях с крупными троцкистами Богуславским и Дробнисом, подсудимыми второго московского процесса; о его политических покровителях 1920-х гг., которые, все как на подбор, были противниками Сталина. "Все без исключения его кремлёвские покровители оказались позднее в рядах либо правой, либо левой оппозиции и были уничтожены Сталиным" 3. Из библиотек изъяли книги Мейерхольда и хвалебно-рекламные статьи о нём его единомышленников.

Елагин Ю. "Всеволод Мейерхольд. Тёмный гений", М., 1998 г., стр. 203.

Исторический контекст 2 февраля 1940 года Бабель, Мейерхольд, Кольцов были расстреляны. Всего до начала войны было репрессировано более 40% участников I съезда Союза советских писателей (из которых более 65% состояли в партии). Как правило, основным пунктом обвинения пролетарских писателей являлась связь с троцкистами.

Политическое поражение троцкизма в конце 1920-х гг. повлекло и значительное снижение заказов ещё недавно востребованным писателям и художникам, включая тех, чьи произведения рапповская критика объявляла "эпохальными шедеврами мирового класса".

Многие советские деятели культуры тяжело восприняли эти перемены. Так, Бабель, в разговоре со своим единомышленником Эйзенштейном сетовал на трудное, по его мнению, положение, сложившееся в сталинском СССР к середине 1930-х гг.

в области культуры:

"Талантливым людям нет места на советской почве… политика партии в области искусства исключает творческие искания, самостоятельность художника, проявление подлинного мастерства" 4.

"Советская литература пережила чудесный расцвет между 1921 и 1928 годами !. Начиная с 1928 года, она приходит в упадок и угасает" (Серж).

"Всюду ложь, издевательство и гнусность" (Чуковский).

"Алексей Толстой, когда выпивал, тоже кричал, что почти невозможно писать под таким гнётом" (Серж).

Принципиальные противники сталинского режима так и не стали сотрудничать с ним мне бы никогда не нашлось места в этой пресмыкающейся литературе; даже мои отношения с писателями были нелегки" (Серж).

Однако перед большинством представителей советской творческой интеллигенции встал вопрос: "как и на что жить??" Во второй половине 1930-х гг. уцелевшие от чисток троцкисты в союзах писателей, художников, композиторов, скульпторов, кинематографистов уже наперебой рвались к обслуживанию сталинских социальных заказов. Недавние певцы пламенных революционеров, комиссаров ЧК-ГПУ, организаторов БеломорЛага теперь превозносили передовиков производства, знатных трактористок, героев- лётчиков; ставили хвалебные фильмы о Дмитрии Донском, Александре Невском, других русских полководцах и деятелях культуры.

Правда, нельзя сказать, чтобы этот переход дался большинству из них безболезненно. Им приходилось преодолевать отвращение, ломать свой характер, насиловать собственную природу, что вызывало у мноцит. по Поварцов С. "Причина смерти – расстрел", М., 1996 г., стр. 85-86.

Борьба с дегенеративным искусством гих душевные потрясения, нервные травмы, сердечные шрамы и раннее облысение. А обострившаяся конкуренция за доступ к госзаказам разжигала в их среде ожесточённую междоусобную грызню.

Фадеев, возглавивший с 1934 г. Союз советских писателей, жаловался Сталину, что в сложившейся обстановке ему трудно работать.

На что получил известный ответ:

"Не нравится? Других писателей у меня для вас нет".

Впрочем, натужные попытки бывших певцов "гениального Троцкого" создавать произведения, посвящённые прославлению созидательного труда или русской истории, приносили народу, пожалуй, ещё больший вред, чем их прежние восхваления комиссаров ЧК-ГПУ и организаторов ГУЛАГа. Бездарность, подражательность, неспособность к творчеству, когнитивный диссонанс между внутренними побуждениями и внешними требованиями приводили к появлению столь убогих и фальшивых подделок, что они только компрометировали сталинскую пропаганду, которую "раскаявшиеся" троцкисты взялись обслуживать.

Впрочем, век этих суррогатов был недолгим; всех их вскоре забыли. В то же время произведения русских писателей и поэтов, которых шельмовали в 1920-х гг., картины художников, которым запрещали тогда выдавать краски и кисти, остались образцами высокой художественной ценности, востребованными народом.

Прекращение "эффективного бизнеса" "…целую Россию отхватили!…" 1 После Октябрьского переворота предприятия и банковские учреждения страны были "национализированы" – изъяты у российских капиталистов и переданы в управление представителям трудящихся.

Вожди мирового пролетариата и их помощники заняли, в соответствии со своим статусом, особняки, дворцы; расположились в Кремле и его окрестностях.

"Склянский, известный заместитель Троцкого, занимал для трёх своих семей в разных этажах "Метрополя" три роскошных апартамента. Другие следовали его примеру… в этих помещениях шли оргии и пиры" 2.

Советский посол в Германии в 1918 г.

Иоффе содержал там со всеми удобствами не только свою семью, но и любовницу:

"Было тут много оплаченных счетов от разных шляпных и модных фирм, часто на очень солидные суммы, выписанных на имя М.М. Гиршфельд содержанки А. Иоффе, жены Иоффе и других лиц… Деньги, которые были в посольстве, расходовались совершенно произвольно, и для меня быстро выяснилось, что вся эта публика, считая себя истинными революционерами - победителями, смотрела на народное достояние, как на какую-то добычу, по праву принадлежащую им… Для подтверждения приведу один, хотя и мелкий, но яркий пример.

Жена Иоффе… вечно, по настоящему или дипломатически в виду создавшегося положения, была больна и почти не выходила из своей комнаты, по совету врача должна была есть как можно больше фруктов, а потому ей ежедневно подавалась в её комнату ваза с разнообразными фруктами. И через некоторое время M.M. потребовала, чтобы и ей в её комнату подавали бы такую же вазу с фруктами. Напомню, что шла война, и в Германии провизия и особенно деликатесы стоили безумных денег… Помимо того, что приобреталось за большие деньги в Берлине, из голодной, уже истощённой России постоянно доставлялись дипломатическими курьерами разные русские деликатесы, как икра, балык, колбасы, масло, окорока, консервы…" 3.

цитата из "Записок президента" Б. Ельцина Соломон Г. "Среди красных вождей", М., 1995 г., стр. 135.

Исецкий Георгий Александрович (партийный псевдоним Соломон) (1868 - 1942 гг.). Член РСДРП с её основания. Близкий сотрудник Л. Красина. В 1918 г. секретарь советского посольства в Берлине; затем консул в Гамбурге. В 1919- 20 гг. зам. Красина в наркомате торговли. В 1920 г. уполномоченный наркомата внешней торговли в Ревеле. В 1921- 22 гг. директор компании "Аркос" в Лондоне. В 1923 г. отказался вернуться в Сов. Россию. Жил в Брюсселе.

Соломон Г. "Среди красных вождей", стр. 39-40, 48-50, 77.

Прекращение "эффективного бизнеса" Замнаркома финансов Гуковский совмещал в 1918- 20 гг.

в Ревеле финансирование мировой революции с активным отдыхом:

""деловая" жизнь вертелась колесом до самого вечера, когда все – и сотрудники, и поставщики, и сам Гуковский – начинали развлекаться. Вся эта компания кочевала по ресторанам, кафе-шантанам, сбиваясь в тесные, интимные группы... Начинался кутёж, шло пьянство, появлялись женщины... Кутёж переходил в оргию... Так тянулось до трёх-четырёх часов утра... С гиком и шумом вся эта публика возвращалась по своим домам... Дежурные курьеры нашего представительства ждали возвращения Гуковского. Он возвращался вдребезги пьяный. Его высаживали из экипажа и дежурный курьер, охватив его со спины под мышки, втаскивал его, смеющегося блаженным смешком "хе-хе-хе", наверх и укладывал в постель" 4.

И уж со всеми удобствами устроился глава Коминтерна:

"Мне подают полученную по прямому проводу шифрованную телеграмму… "Прошу выдать для надобностей Коминтерна имеющему прибыть в Ревель курьеру Коминтерна товарищу Сливкину двести тысяч германских золотых марок и оказать ему всяческое содействие в осуществлении им возложенного на него поручения по покупкам в Берлине для надобностей Коминтерна товаров. Зиновьев"

– А что это за груз? – спросил я вскользь.

– Извините, Георгий Александрович, – я не могу спокойно об этом говорить... Всех подняли на ноги, вас, всю администрацию железной дороги, министра, мы все скакали, все дела забросили... Ананасы, мандарины, бананы, разные фрукты в сахар, сардинки... А там народ голодает, обовшивел... армия в рогожевых шинелях... А мы должны ублажать толстое брюхо ожиревшего на советских хлебах Зиновьева...

Вскоре прибыл и сам Зиновьев. Я просто не узнал его. Я помнил его встречаясь с ним несколько раз в редакции "Правды" ещё до большевицкого переворота: это был худощавый юркий парень... Теперь это был растолстевший малый с жирным противным лицом, обрамленным густыми, курчавыми волосами и с громадным брюхом... Он сидел в кресле с надменным видом, выставив вперед своё толстое брюхо и напоминал всей своей фигурой какого-то уродливого китайского божка. Держал он себя важно... нет, не важно, а нагло. Этот отжиревший на выжатых из голодного населения деньгах каналья едва говорил, впрочем, он не говорил, а вещал...

На обратном пути в Петербург Зиновьев снова остановился в Ревеле.

Он вёз с собою какое-то колоссальное количество "ответственного" груза "для надобностей Коминтерна". Я не помню точно, но у меня осталось в памяти, что груз состоял из 75-ти громадных ящиков, в которых находиСоломон Г. "Среди красных вождей", стр. 245-246.

Исторический контекст лись апельсины, мандарины, бананы, консервы, мыла, духи... но я не бакалейный и не галантерейный торговец, чтобы помнить всю спецификацию этого награбленного у русского мужика товара" (Соломон) 5.

"Зиновьев… любит пользоваться благами жизни" (Бажанов) 6.

Примеру вождей пролетариата следовали их подчинённые.

"Илья Ионов 7 … мы собираемся у него по вечерам поиграть в карты… Красивые книги, миниатюры, гербовые сервизы, потемневшая от времени мебель красного дерева павловской эпохи. Это то, что осело у некоторых бойцов-добытчиков после многочисленных экспроприаций.… Лиза жена Ионова пополнела, носит бусы из крупных уральских самоцветов… Гриша Евдокимов 8 заходит поиграть в карты. Он прямо из Германии, куда ЦК направил его лечиться от алкоголизма" (Серж).

"Они сидели… в комфортабельных квартирах и кабинетах, среди наворованных богатств, среди своры преданных лакеев с Горьким во главе, покачивая свои ожиревшие тела на мягких рессорах дорогих автомобилей и салон-вагонов, наслаждаясь, как могли, среди общей нищеты и разрухи, жизнью и властью" (Дмитриевский) 9.

А.В. Антонов-Овсеенко, сын одного из близких соратников Троцкого, репрессированного при Сталине, с возмущением писал в мемуарах, что при аресте его отца в опись конфискованных вещей не вошли (т.е. были присвоены чекистами) "подлинные гравюры известных художников, пишущая машинка, радиола с восемью альбомами пластинок, драгоценности жены, её беличья шуба, дорогие французские духи и многое-многое другое" 10.

Иначе жил народ:

Соломон Г. "Среди красных вождей", стр. 305 - 310.

Бажанов Б. "Воспоминания бывшего секретаря Сталина", М., 1990 г.

Бажанов Б.Г. – секретарь Сталина в 1923-26 гг.

Бернштейн Илья Ионович (Ионов) (1887 - 1937 гг.). С 1904 г. в РСДРП. С января 1918 г. зав. издательством Петросовета; потом председатель правления издательств "Земля и фабрика" и "Академкниги". Его сестра Бернштейн (Лилина) Злата Ионична (1882 - 1929 гг.), член РСДРП с 1902 г., - вторая жена Г. Зиновьева. Репрессирован.

Евдокимов Григорий Еремеевич (1884 - 1936 гг.). В 1920-х гг. зам. председателя Петросовета ; ближайший помощник Зиновьева. Репрессирован.

Дмитриевский С. "Сталин. Предтеча национальной революции", стр. 301.

Антонов-Овсеенко А.В. "Портрет тирана", М., 1994 г., стр. 187.

Антонов-Овсеенко Владимир Александрович (1883 - 1938 гг.) - в РСДРП с 1903 г.; в октябре 1917 г. член Петроградского ВРК; один из организаторов штурма Зимнего дворца. Во время Гражданской войны возглавлял ряд армий и фронтов. Вместе с Тухачевским подавлял Тамбовское восстание крестьян. Во время командования им войсками на подчиненной ему территории широко применялись расстрелы заложников, а также массовые репрессии. Репрессирован.

Прекращение "эффективного бизнеса" "Бедствовали города, которым кое-как сводившее концы с концами крестьянство, не хотело давать ни за какие деньги хлеба и других продуктов… Свирепствовали реквизиции, этот узаконенный новой властью разбойный грабеж… Вот предо мною встаёт образ хорошей интеллигентной русской девушки, бывшей курсистки… Она находилась у меня на службе в отделе бухгалтерии. Я её не знал лично. Фамилии её я не помню. Смутно вспоминаю, что её звали Александра Алексеевна. Она в чём-то провинилась.

Бухгалтер пришел ко мне с жалобой на неё. Я позвал её к себе, чтобы… сделать ей внушение… Дверь отворилась и вошла Александра Алексеевна. Бледная, изможденная, голодная и почти замороженная. Она подошла к моему письменному столу. Шла она, как-то неуклюже ступая в громадных дворницких валенках, едва передвигая ноги. Она остановилась у стола против меня. Я взглянул на неё. Голова, обвязанная какими то лохмотьями шерстяного платка. Рваный, весь тоже в лохмотьях полушубок … Из под платка виднелось изможденное, измученное голодом милое лицо с прекрасными голубыми глазами… Слова, приготовленные слова начальнического внушения, сразу куда то улетели и вместо них во мне заговорило сложное чувство стыда… Я усадил её. Она дрожала и от холода и от страха, что её вызвал сам комиссар.

Я поспешил её успокоить и стал расспрашивать. У неё на руках был разбитый параличом старик отец, полковник царской службы, больная ревматизмом мать, ходившая с распухшими ногами, и племянница, девочка лет шести, дочь её умершей сестры…. Голод, холод, тьма… Она сама в ревматизме. Я заставил её показать мне свои валенки. Она сняла и показала: подошва была стерта и её заменяла какая то сложная комбинация из лучинок, картона, тряпья, веревочек… ноги её покрыты ранками… Мне удалось, с большим трудом удалось, благодаря моим связям в наркомпроде, получить для нее ботинки с галошами… И это всё, что я мог для нее сделать… А другие?… эта масса других?…" (Соломон) 11.

Положение мобилизованных солдат было не лучше.

"Троцкий пообещал войскам, расквартированным в голодном городе, ежедневный паёк с мясом или рыбой. Пушков предоставил гарнизону мешки воблы, ужасной сухой рыбы, состоящей из одних костей и соли и царапающей десны…" (Серж 12 ).

"Россия по милости пройдох и авантюристов повержена в прах и бесславие, превратилась в колонию всех паразитов и жуликов, тайно и явно распродающих наше великое достояние... Если не принять какие-то меры, Соломон Г. цит. соч., стр. 158.

В. Кибальчич (Серж) – революционер и писатель, троцкист по убеждениям.

Исторический контекст то России как государству грозит окончательная смерть, а русскому народу – неслыханная нищета, экономическое рабство и вырождение" (Ганин).

"Не бедствовали только высшие слои захватчиков, эта маленькая командная группа, в руках которой были и власть и оружие" (Соломон).

Золото для диктатуры представителей трудящихся "- Что там такое делается? - спросил Страшила.

- Простая вещь, - насмешливо ответила ворона. По приказу нового правителя все изумруды с башен и стен будут сняты и поступят в личную казну Урфина Джюса. Наш Изумрудный город перестаёт быть изумрудным. Вот что там делается!" А. Волков "Урфин Джюс и его деревянные солдаты" Несмотря на громко декларируемую вражду к мировой буржуазии, представители трудящихся хорошо знали рыночную стоимость золота, ювелирных изделий, антиквариата. Поэтому вскоре после захвата власти всё, что имело высокий валютный эквивалент – сокровища казны, Оружейной палаты, царские драгоценности, картины старых мастеров,… – было ими учтено и поставлено под контроль.

На основании декрета СНК от 16 апреля 1920 года о реквизициях у буржуазии изымалось золото, драгоценные камни, ювелирные изделия.

"При обыске у "буржуев" отбирались все сколько-нибудь ценные предметы, юридически для сдачи их в "Госхран"" (Соломон).

Хотя многое перепадало непосредственно производившим обыски чекистам, но, исключая эти неизбежные издержки производства, основная часть валютных ценностей, находившихся в то время в России, перешла к представителям трудящихся.

За Гохраном осуществлял "общий надзор" Троцкий 13, ревниво отгоняя, при поддержке Ленина, от этого крупного валютного источника представителей трудящихся из конкурирующих групп, в частности "зиновьевцев" 14.

Отдел музеев, ведавший художественными ценностями, возглавила сама Н. Седова-Троцкая (в 1928 г. её сменил Л.Я. Вайнер).

См. Ленин В.И. "Собрание сочинений", 5 издание, 1983 г., т. 54, стр. 132.

Ср.: "зачем тут реорганизация Гохрана… пусть Троцкий и Баша доведут до конца дело Гохрана: собрать, сохранить, реализовать" (Ленин, письмо Сокольникову от 22 мая 1922 г.). Письмо было написано Лениным в ответ на предложение тогдашнего наркома финансов Сокольникова (Бриллианта), входившего в группировку Зиновьева- Каменева, о "реорганизации" Гохрана - передаче этой структуры в подчинение своему ведомству.

Прекращение "эффективного бизнеса" В 1922- 23 гг. представители трудящихся произвели массовое изъятие золота, серебра, драгоценных камней, произведений искусства из церквей и монастырей "для помощи голодающим". Работу комиссии по изъятию церковных ценностей также курировал Троцкий.

Закупки оружия; выплаты долгов; стабилизационные фонды;

расходы Коминтерна Взятые под контроль в России валютные ценности дали представителям трудящихся возможность во-первых, закупать за рубежом оружие и военное снаряжение, срочно требовавшиеся ввиду разгоравшейся Гражданской войны; во-вторых, с лихвой расплатиться за кредиты и обязательства перед оказавшими им содействие спонсорами; в третьих, создать на Западе закладки- стабилизационные фонды на случай, если власть в России удержать не удастся; наконец, в четвёртых, развернуть финансирование мировой революции – деятельность организаций представителей трудящихся в других странах. Опыт Октябрьской революции показал, что такие капиталовложения могут быть фантастически прибыльными.



Pages:   || 2 | 3 |

Похожие работы:

«СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (121260, г. Москва, ул. Поварская, д. 15) адвоката Демьянчука А.В., в защиту ААА на приговор ХХХ районного суда от 03.04.200_ и кассационное определение Судебной ко...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт геологии Уфимского научного центра Российской академии наук Башкирский государственный университет Кафедра геологии и геоморфологии Российское минералогическое общество Башкирское отделение ГЕОЛОГИЯ, ГЕОЭКОЛОГИЯ И РЕСУРСНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ...»

«СОГЛАШЕНИЕ МЭРОВ ПО КЛИМАТУ И ЭНЕРГИИ Мы, Мэры, подписывающие это Соглашение, разделяем видение устойчивого будущего – независимо от размеров нашего муниципалитета и его расположения на карте мира. Это общее видение стим...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ОДЕССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И. И. МЕЧНИКОВА БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ ПО КУРСУ "ПОПУЛЯЦИОННАЯ МО...»

«УДК 556.166 Ладжель Махмуд, к.г.н. Университет Сэтиф, Алжир Гопченко Е.Д., д.г.н., Овчарук В.А, к.г.н. Одесский государственный экологический университет ПРОЕКТИРОВАНИЕ ГИДРОГРАФОВ ДОЖДЕВЫХ ПАВОДКОВ НА УЭДАХ АЛЖИРА Предлагае...»

«Селиванова Ксения Алексеевна ЭКОЛОГО-ПРАВОВОЙ МЕХАНИЗМ В АГРАРНОМ СЕКТОРЕ ЭКОНОМИКИ: НАПРАВЛЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ Специальность: 12.00.06 – Земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право Диссертация на соискание ученой степени к...»

«А А У К Алексей Иванович ЛНШВ УДК 564.53:551.763.13'3(09){571.6) ЗАКОНОМЕРНОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АЛЬБСКИХ И Р Н Е Е О А С И А М Н И Е (DESMOCERATACEAE А Н С В М Н К Х М О О ДЙ И НОРЫТАСЕАЕ ) СЕВЕРО-ВОСТОКА. СССР 04.00.09 палеонтология х стратиграфия Автореферат диссертации на соискание ученой...»

«УДК 636.082.2:575 ГУЗЕЕВ Ю.В., гл. зоотехник ООО "Голосеево"ДНК-ТЕХНОЛОГИИ В ИЗУЧЕНИИ ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКОГО РОДСТВА ПОПУЛЯЦИИ СЕРОГО УКРАИНСКОГО СКОТА В статье филогенетически проанализирован генофонд исследуемых животных, произведен популяционно-генетический мониторинг 22 пород крупно...»

«Зерновые культуры (Выращивание, уборка, доработка и использование) Учебно-практическое руководство Под общей редакцией доктора с.-х. наук, профессора, иностранного члена РАСХН Д. Шпаара 3-е издание, доработанное и дополненное ИД ООО "ДЛВ АГРОДЕЛО" Москва УДК 633.1 ББК 42.112 З...»

«УДК 621.313.320 ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТЫХ ИСТОЧНИКОВ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ В УКРАИНЕ Шевченко В. В., Лизан И. Я. Украинская инженерно – педагогичес...»

«002-12-00130 АКТ ЭКСПЕРТИЗЫ № На постоянную номенклатуру производства для оформления сертификатов происхождения товара (форма СТ-1) (Срок действия акта экспертизы – один год – по 05.02.2018г.) 1. Эксперт: Бганцева Т.А. 2. Дата...»

«Положение о взаимодействии аварийно спасательных служб министерств, ведомств и организаций на море и водных бассейнах России (утв. МЧС РФ 21.06.1995, Минобороны РФ 18.04.1995, Минтрансом РФ 29.03.1995, Минтопэнерго РФ 15.03.1995, МВД РФ 31.03.1995, Минприроды РФ 25.01.1995, Росгидрометом 24....»

«ПРОДУКТЫ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ Дробот В.И., д.т.н., профессор; Михоник Л.А., к.т.н., Грищенко А., аспирант Национальный университет пищевых технологий, г. Киев Углубление знаний человечества о роли продуктов питания в состоянии здоровья в условиях экологического неблагополучия привело к появлению концепции о фу...»

«ПОЛОЖЕНИЕ о проведении областной межвузовской студенческой олимпиады "ИНТЕЛЛЕКТ–2017" по дисциплине "Химия" (гр.А,Б) В группу А включаются студенты химических специальностей ТюмГУ, химики-технологи ТИУ, его филиалов в Тобольске и Сургуте, фармфакультета ТГМА, химики – биологи Тобольского и Ишимского пединститутов. В группу...»

«УСТИНОВА АЛИСА СЕРГЕЕВНА РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИИ СБРАЖИВАНИЯ ВЫСОКОКОНЦЕНТРИРОВАННОГО СУСЛА ИЗ ЯЧМЕНЯ Специальность 05.18.07 – Биотехнология пищевых продуктов и биологических активных веществ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степ...»

«Секция 4. Студенческое научное общество Список источников: 1. Оборотное водоснабжение промышленных предприятий / под общ. ред. А.Ф. Шабалина. – М.: Стройиздат, 1972.2. Диомидов Б. Б. "Технология п...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия "Биология, химия". Том 26 (65). 2013. № 2. С. 222-225. УДК 581.192:633.885 ЛИПИДЫ ИЗ НАДЗЕМНОЙ ЧАСТИ РАСТЕНИЙ ARTEMISIA BALCHANORUM KRASCH Котиков И.В.1, Ходаков Г.В.2...»

«Протокол совещания Банка России по вопросу автоматизации сдачи отчетности страховых организаций Короп Станислав Викторович Координатор Структурное подразделение Департамент сбора и обработки отчетности некредитных Банка России (далее – финансовых организаций, Департамент страхов...»

«УДК 639.371.5 ДИНАМИКА РЫБОВОДНО-БИОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ШЕСТИ ПОКОЛЕНИЙ БЕЛОВСКОГО КАРПА КАК РЕЗУЛЬТАТ СТУПЕНЧАТОГО ОТБОРА ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ Законнова Л.И., Ростовцев А.А. Филиал КузГТУ в г...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН О ГЕОГРАФИЧЕСКИХ УКАЗАНИЯХ (в редакции Закона РТ от 03.07.2012г.№855) Настоящим Законом регулируются отношения, возникающие в связи с правовой охраной и испо...»










 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.