WWW.BOOK.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Электронные ресурсы
 

«Реструктуризация социального пространства локальной территории большого города (на примере Канонерского острова Санкт-Петербурга) ...»

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

Агафонова Анна Геннадьевна

Реструктуризация социального пространства локальной территории

большого города

(на примере Канонерского острова Санкт-Петербурга)

Специальность

22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Санкт-Петербург

Диссертация выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном

учреждении высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет».

Научный руководитель: Доктор философских наук, профессор Козловский Владимир Вячеславович «Социологический институт Российской (ФГБУН академии наук», директор)

Официальные оппоненты: Доктор социологических наук, профессор Росенко Светлана Ивановна ВО «Национальный государственный (ФГБОУ университет физической культуры, спорта и здоровья имени П. Ф. Лесгафта, Санкт-Петербург», декан социально-гуманитарного факультета) Кандидат социологических наук Паченков Олег Вячеславович ВПО «Европейский университет в СанктНОУ Петербурге», директор Центра прикладных исследований)

Ведущая организация: Санкт-Петербургский филиал ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Защита состоится «_____»_______________2017 года в _______ часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.13 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУВО «Санкт-Петербургский государственный университет» по адресу: 191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного, 1/3, 9 подъезд, факультет социологии, ауд. _____.



С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького СанктПетербургского государственного университета.

Автореферат разослан «_____»_______________2016 г.

Ученый секретарь диссертационного совета ___________ Н.В. Соколов кандидат социологических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации Развитие городов современного российского общества сопровождается децентрализацией и разрастанием жилого пространства, возникновением новых типов профессиональной и трудовой занятости, увеличением числа ролевых репертуаров и разнообразием жизненных стилей горожан. Город превращается в арену многообразных экономических, культурных, политических практик и, соответственно, сложных взаимоотношений на региональном, местном и микроуровне.

Процессы трансформаций охватывают разнообразные аспекты городской жизни:

изменяется не только сама логика организации, застройки и использования городского пространства, но и микроуровневые структуры взаимоотношений горожан друг с другом и со средой. Отдельные города, городские микрорайоны и их население по-разному встраиваются в новые городские режимы и адаптируются к постсоветским условиям жизни.

В ходе интенсивных городских изменений возникают новые формы территориального неравенства, отражающие динамичную пространственную поляризацию. Сегрегация и разделение городского пространства на «центр» и «периферию» сопровождается выделением «серых» зон, промышленных районов, опоясывающих центр города плотным кольцом и формирующих гибридную систему: индустриальные анклавы, бизнес-центры и жилищные массивы.

В частности, в С.-Петербурге многие сложившиеся в период индустриализации в ХХ столетии промышленные территории расположены вблизи городского центра, транспортных дорожных и водных коммуникаций, то есть занимают экономически выгодное положение.

Занятые промышленными предприятиями территории постепенно освобождаются для формирования зон делового, культурного, жилищного, торгового развития. Иными словами, в начале ХХI в. происходит масштабное реструктурирование городских пространств, включающее активное освоение «заброшенной» местности, как в центральной части, так и в удаленных районах города.

Переустройство ландшафта большого города осуществляется неравномерно.

Генеральный план развития С.-Петербурга регулярно корректируется по направлениям, структуре, темпам и выделяемым ресурсам. Поэтому в числе перспективных находятся наиболее значимые и актуальные инфраструктурные, экономические, социальные, культурные проекты развития городских территорий. В повестке дня градостроительной политики, в текущей деятельности городских властей, бизнеса и негосударственных организаций, несмотря на декларируемую ими ориентированность на реализацию интересов всех горожан, явно недостаточно внимания уделяется комплексному решению основных проблем взаимодействия городского центра и периферии, социально-экономического и социокультурного структурирования различных территорий большого города. Возникает устойчивая ситуация фактического неравенства в развитии городских пространств, соответственно, в обеспечении условий, уровня и качества жизни, занятости, отдыха, повседневной жизни населения окраинных локальных территорий.

Показательным примером реструктуризации городского социального пространства локальной территории большого города является случай Канонерского острова СанктПетербурга. Канонерский остров является уникальным местом в силу особенностей его исторического развития. Расположенный неподалеку от городского центра, остров был закрыт для посторонних почти до конца XX в., и его жители могли добраться до С.Петербурга только водным путем. Закрытый режим обитания на острове способствовал формированию обособленного сообщества «канонерцев», объединенных общностью автономного существования, осознанием специфической островной коллективной идентичности. После открытия подводного тоннеля в 1983 г., связавшего Канонерский остров с материковой частью С.-Петербурга, произошли его административное включение в общегородское пространство и постепенная интеграция в экономическую ткань большого города. Между тем большая часть населения острова продолжает воспроизводить локальную идентичность, символически поддерживая границы между «островом» и «городом».

Уникальность Канонерского острова заключается в его двойственной природе: выступая частью общегородского пространства, он в то же время представляет довольно обособленное локальное сообщество.

Мы рассматриваем городское пространство одновременно как индикатор и фактор социальной дифференциации, связанной с неодинаковым распределением различных видов капитала в социальном пространстве. Проблема развития локальной городской территории Канонерского острова Санкт-Петербурга состоит в неравномерном распределении экономического, символического, политического и культурного капитала в социокультурном пространстве города. За последние двадцать лет за Канонерским островом закрепился статус депрессивного городского микрорайона в связи с немалым количеством проблем, которые существуют на его пространстве, и недостаточным количеством прибылей, которые он способен приносить владельцам недвижимости. Совокупность вышеперечисленных сложностей приводит к предположению, что Канонерский остров занимает более низкую позицию в иерархии городского пространства. Практическая актуальность данного исследования заключается в определении направлений, перспектив, ресурсов дальнейшего комплексного развития Канонерского острова.

Теоретическая актуальность настоящего исследования заключается в разработке концептуальных основ изучения трансформации и реструктурирования социального пространства локальной городской территории, а также применении относительно нового для российской социологии реляционного подхода в изучении сетевых взаимоотношений жителей локальной городской территории.

В качестве объекта исследования выступает Канонерский остров как отдельный микрорайон Кировского района Санкт-Петербурга. Предметом исследования является процесс реструктуризации социального пространства Канонерского острова.

Целью исследования выступает анализ механизмов и факторов реструктуризации социального пространства Канонерского острова.

Для реализации поставленной цели решается ряд исследовательских задач:

1) определить концептуальные основания исследования динамики городского социального пространства;

2) описать характер и специфику социального пространства Канонерского острова;





3) выявить место Канонерского острова в социально-экономической и культурной иерархии городского пространства;

4) описать ключевые этапы реструктуризации социального пространства локальной территории Канонерского острова Санкт-Петербурга;

5) выявить ключевые факторы и механизмы процесса трансформации социального пространства Канонерского острова.

Основная гипотеза: с начала 1980-х произошла кардинальная трансформация физического и социального пространства Канонерского острова, которая привела к значимым социально-экономическим сдвигам и изменению его положения в общегородской структуре.

Дополнительная гипотеза 1: в результате физического, административного и экономического включения острова в общегородскую структуру, микрорайон потерял автономность и продолжает вытесняться на городскую периферию.

Дополнительная гипотеза 2: несмотря на то, что остров является частью общегородского пространства, значительная часть населения сохраняет локальную (территориальную) и социальную идентичность, сложившуюся в советские времена.

Степень научной разработанности темы исследования Диссертационная работа направлена на комплексное исследование кейса изменения и развития локальной городской территории в контексте трансформации экономической, политической, культурной и социальной подсистем общегородского пространства.

Ключевые аспекты трансформации российских городов тесно связаны с постепенным переходом от социалистического общественного строя к капиталистическому. Процессы трансформации постсоциалистических городов были описаны И. Селеньи, К. Станиловым, О.И. Шкаратаном, А.С. Ахиезером. Дж. Бейтером были выделены особенности планирования и застройки советских городов. Р. Френч и Ф. Гамильтон предложили описательную модель социалистического города. В работах В.Л. Глазычева значительное внимание уделено различным аспектам современного городского планирования, ориентированного на создание комфортной для горожан среды проживания.

Экономическая подсистема общества оказывает наиболее значимое влияние на структурную перестройку, изменение облика и образа города. В зарубежной социологии широко представлены работы Д. Харви, Э. Соджи, М. Кастельса, в которых рассмотрены вопросы влияния современных экономик на трансформацию и развития городского пространства. Тесной взаимосвязи между экономическим капиталом и культурой, а также роли культуры в городах посвящены работы Ш. Зукин.

Политическое и властное влияние на трансформацию городского пространства представлено в теории «города как машины роста» Х. Молоча и Д. Логана: объединение интересов городских элит происходит на фоне стремления изменить стоимость конкретного городского пространства с целью получения прибыли. Теория дисциплинарного пространства М. Фуко раскрывает особенности реализации власти через каналы городского пространства и градостроительные инициативы. Аспектам взаимодействия граждан и власти на уровне местного самоуправления в российской социологии уделено значительное внимание в работах В.Л. Глазычева, Т.М. Дридзе, В.Я. Гельмана, С.И. Рыженкова.

Особенности трансформации социальных взаимоотношений в городах на микроуровне широко представлены в исследованиях социальных сетей, социального капитала и взаимоотношений в границах городских соседских сообществ. Количественный анализ степени развитости социального капитала в городах США осуществлен в работах экономиста Р. Патнема, в российских городах экономистами Л. Полищуком, Р.

Меняшевым. Качественные аспекты социальных сетей раскрыты в работах о социальной поддержке жителей сельских и городских поселений (С.Ю. Барсукова, И.Е. Штейнберг), о «сообществах практики» в ситуациях оспаривания городского пространства (Е.В. Тыканова).

Традиция изучения городских соседских сообществ и локальных соседских взаимоотношений широко представлена в зарубежной и отечественной социологии в работах Т. Саттлса, К. Фишера, Р. Патнема, Т. Блокланд, М. Сэвэдж, И. Кокарева и др., в совместном исследовании финских ученых и санкт-петербургских социологов (Е.М. Порецкина, Т. Юркинен-Паккасвиста).

Неравномерное развитие современных городов приводит к развитию и закреплению социально-пространственной сегрегации. Исследования социопространственной сегрегации городов можно условно разделить на два ключевых направления. В рамках первого, социоструктурного подхода, рассматривается взаимосвязь между местом проживания и типом жилья и системой социальной стратификации. Первый подход представлен в теории «жилищных классов» Д. Рекса и Р. Мура, работах О. Вендиной, О. Бессоновой, Н. Корнева, Л. Бляхера, П. Антипина и др. Модель изучения жилищной сегрегации Д. Рекса и Р. Мура была адаптирована к изучению российских городов в исследовании П. Кротова, М. Буравого, Т.С. Лыткиной на примере г. Сыктывкара. Во втором, социокультурном подходе, внимание уделяется изучению повседневных практик, социальных взаимоотношений и индивидуальных предпочтений как оснований структурирования городской среды. Ко второму подходу относятся работы У. Ханнерца, К. Линча, О. Трущенко, Е. Герасимовой, С.

Чуйкиной, Б. Портнова и др.

Теоретическая значимость исследования Для изучения процессов трансформации городского социального пространства использованы следующие теоретические подходы:

- концепция социального пространства и капиталов П. Бурдье, которая помогла описать неодинаковое распределение экономических, культурных, символических ресурсов в пространстве города. Вместе с тем, как показало эмпирическое исследование, теория социального капитала требует более внимательного прочтения: городское пространство нельзя описать как «контейнер», наполненный большим или меньшим социальным капиталом. Реляционная перспектива позволяет разрабатывать более детальный подход к социальному капиталу, уделяя внимание изучению социальных связей как оснований и предпосылок закрепления и воспроизводства социопространственного неравенства на микроуровне;

- концепция «жилищных классов» Дж. Рекса и Р. Мура: полученные в ходе эмпирического исследования данные о социально-демографическом портрете населения, «экономических классах» в пространстве острова, в совокупности с изучением рынка жилья позволяют сделать вывод о постепенном формировании социально-пространственной сегрегации в пространстве С.-Петербурга. Она реализуется через неравный доступ к жилью и локальным ресурсам различных групп населения, отличия в «жизненных шансах» горожан;

- концепции, описывающие дискурсивные стратегии и практики горожан, посредством которых представители различных городских публик выражают собственную точку зрения и отстаивают интересы: концепции М. де Серто, Л. Тевено и Л. Болтански позволили раскрыть разнонаправленность в представлениях и интересах сильных и слабых городских публик.

Концепция коммуникативных механизмов Э. Мише позволила продемонстрировать, что эмпирические сети отношений имеют коммуникативную природу (как и предполагает теория Э. Мише);

- концепция реляционных механизмов Ч. Тилли, с помощью которой раскрыты закрепление и воспроизводство социопространственного неравенства через социальные отношения. В ходе эмпирического исследования был выявлен один из четырех описанных автором механизмов, посредством которого происходит обособление локального малочисленного сообщества в городской среде.

Практическая значимость исследования Полученные в ходе исследования данные и результаты могут быть в дальнейшем использованы для разработки проектов социально-инфраструктурного (дороги, коммуникации, хозяйственные объекты, учреждения культуры) и социально-структурного (муниципальное и административное управление, экономическая и хозяйственная деятельность, занятость, институты общественной и гражданской активности) совершенствования пространства Канонерского острова Санкт-Петербурга, а также для изучения схожих случаев трансформации локальных территорий моногородов, бывших «закрытых городов», отдельных микрорайонов городов постсоветского пространства.

Теоретико-методологические основания работы Применяемый комплекс теоретико-методологических оснований включает как классические, так и современные концепции, что позволяет с разных перспектив посмотреть на объект исследования.

В качестве теоретико-методологического основания работы выступил постструктурализм П. Бурдье (теория социального пространства и капиталов), который позволил дать характеристику ключевых этапов трансформации социального пространства Канонерского острова, а также проанализировать положение острова в иерархии городского пространства. Для описания особенностей и закономерностей трансформации пространственной структуры постсоветского города мы обратились к концепциям А.

Лефевра, Д. Харви, М. Кастельса. Анализ неравенства в городской среде был осуществлен с опорой на различные подходы к анализу социально-пространственной сегрегации. В качестве концептуальной опоры выступила теория «жилищных классов» (Дж. Рекс, Р. Мур, П.П. Кротов, М. Буравой, Т.С. Лыткина), а также подход реляционной социологии (Ч.Тилли).

Для концептуализации степени участия различных групп в освоении пространства острова используется классификация публик на «сильные» и «слабые», предложенная американским социальным философом Н. Фрезер. Репертуар и мера участия сильных и слабых публик анализируются в русле теории практик в социологии (М. де Серто, С. Лоу).

Легитимация интересов различными группами участников раскрывается в терминах социологии критической способности Л. Болтански, Л. Тевено. Наконец, для интерпретации коммуникативных смыслов участников муниципальных выборов в местные органы власти мы воспользовались аналитическими категориями реляционного социолога Э. Мише.

Дизайн и методы эмпирического исследования Ввиду комплексности рассматриваемого случая, а также с целью получения более достоверных и обоснованных результатов, была избрана смешанная стратегия, позволяющая совместить качественные и количественные методы социологических исследований.

Основная цель состояла в анализе механизмов и факторов реструктуризации социального пространства Канонерского острова, что подразумевало выявление, описание и дальнейшую интерпретацию различных аспектов и составных частей изучаемого кейса. Исследование строилось поэтапно. На этапе пилотажного исследования (2012 г.) происходило общее знакомство с кейсом, первичные интервью с жителями острова и муниципальными служащими, призванные дать общую характеристику изучаемого случая, описать круг основных проблем. На основании полученных данных происходило построение теории и выдвижение гипотез исследования. На втором этапе (2013 г.) были проведены формализованные телефонные интервью с жителями Канонерского острова. Анкета разрабатывалась с опорой на промежуточные выводы, сделанные в ходе пилотажного исследования. Третий этап (2014 г.) подразумевал точечный и детальный сбор информации с помощью методов качественного исследования, и проводился до момента теоретического насыщения поля.

Были использованы следующие методы социологических исследований:

1. Формализованные телефонные интервью с жителями острова, по результатам которых стало возможным описать социально-экономическую структуру населения острова и дать характеристику ключевых проблем, с которыми оно сталкивается. Размер выборки составил 401 человек.

2. Слабоформализованные интервью с жителями острова (N=13), результаты которых позволили получить более детальную информацию о биографических траекториях жителей микрорайона, их отношении к пространству острова и сложностях в решении повседневных проблем.

3. Анализ роли муниципальных служащих в жизни островитян подразумевал сбор информации с помощью метода слабоформализованных интервью с действующими служащими муниципалитета (N=3);

4. Серия включенных наблюдений (N=5) и слабоформализованных интервью с кандидатами на депутатские мандаты и их сторонниками (N=10), были проведены с целью выявления специфики взаимоотношений локальных жителей с муниципальными кандидатами и действующими представителями местной власти в ходе предвыборной борьбы летом-осенью 2014 г.;

5. Слабоформализованные интервью с представителями Канонерского судоремонтного завода, балтийской таможни, Морского порта, ЖКО, градостроительного комитета и правоохранительных органов позволили дополнить картину участия «сильных» групп интересов в вопросах дальнейшего развития острова, а также получить «экспертную» оценку его нынешнего состояния (N=6);

6. Качественный анализ текстов проектных документов, а также дискурса различных городских публик по поводу благоустройства острова в СМИ и сети Интернет, позволил оценить степень и границы участия различных групп интересов в конструировании образа Канонерского острова.

Научная новизна диссертационного исследования Разработаны концептуальные основы изучения реструктуризации социального 1.

пространства локальной городской территории и социально-пространственной сегрегации, интегрирующие теорию социального пространства и капиталов, теорию «жилищных классов» и подход реляционной социологии.

2. Впервые дана характеристика становления, трансформации, сегрегации, позиционирования локальной территории в социально-экономической и культурной иерархии городского пространства на материалах уникального кейса Канонерского острова С.-Петербурга.

3. Предложена описательная модель периферийной городской среды, взаимодействия обладающих разными ресурсами «сильных» и «слабых» городских публик по поводу локального пространства Канонерского острова С.-Петербурга.

Выявлены реляционные механизмы закрепления и воспроизводства 4.

социопространственного неравенства в локальной территории Канонерского острова – особого малоизученного микрорайона С.-Петербурга.

5. Раскрыты институциональные изменения в режимах власти и управления, экономики локальной городской территории на примере Канонерского острова С.-Петербурга.

Положения, выносимые на защиту

1. Начиная с 1983 г. и особенно в 1990-е годы в период перехода к рыночной экономике, новой политической системе в постсоветском пространстве Санкт-Петербурга произошла глубокая трансформация отдельного городского пространства Канонерского острова. Она была вызвана открытием тоннеля и построением транспортной инфраструктуры, приведшим к устранению островного изоляционизма, обособленности, соответственно, к полноценному включению в городскую жизнь.

2. В результате физического, административного и экономического включения острова в общегородскую структуру, микрорайон потерял автономность и продолжает вытесняться на городскую периферию. В связи с неравномерным распределением ресурсов и капиталов (экономического, символического, культурного) в пространстве города, Канонерский остров занимает более низкую позицию в иерархии городского пространства.

3. Анализ дискурсивных и реальных практик «сильных» и «слабых» городских публик показал, что они играют неодинаковую роль в обсуждении и решении вопросов по поводу Канонерского острова Санкт-Петербурга. В ситуациях взаимодействия представителей «слабых» и «сильных» городских публик наблюдаются расхождения в их представлениях о решении вопросов благоустройства и их роли в данном процессе. Рассогласование в интересах, целях и действиях «сильных» и «слабых» городских публик по поводу Канонерского острова Санкт-Петербурга выступает одной из ключевых причин неблагоустроенности данного места в пространстве города.

4. Многие жители Канонерского острова в настоящее время оказались в положении структурной зависимости: оно обусловлено структурами экономических возможностей, которые ограничивают шансы их переезда и улучшения жизненных условий.

В то же время, переезд новых жителей на остров определяется низкой рыночной стоимостью жилья на острове. Совокупность описанных процессов позволяет говорить о постепенном закреплении социо-пространственной сегрегации в постсоветском пространстве г. С.-Петербурга. В условиях структурной зависимости у жителей формируются различные отношения с локальным пространством и с сообществом, воспроизводящиеся через различные поведенческие паттерны. Связь с локальным сообществом может быть раскрыта через персональный уровень привязанности и идентификации с местом, вовлеченности в локальные социальные сети, прошлый опыт отношений и представления о будущем, а также оценку места проживания.

5. Несмотря на трансформацию пространства острова в последние два десятилетия, изменение характера вовлеченности островитян в локальную трудовую и экономическую жизнь, отношениям между жителями все еще присуща большая эмоциональная нагруженность и открытость, нежели более «поверхностным» отношениям в городе.

Развитые соседские взаимоотношения поддержки и взаимопомощи выступают в качестве адаптивного механизма, позволяющего жителям справляться с повседневными трудностями и самостоятельно решать локальные проблемы. Наряду с этим, подобные отношения могут «блокировать» активность по поиску новых возможностей, выходу за привычный круг знакомых и друзей. Посредством механизма обособления происходит постепенное закрепление социо-пространственного неравенства на локальном уровне.

Апробация результатов исследования Основные положения диссертации были представлены в научных публикациях автора общим объемом 3,1 печатных листа, в том числе в трех публикациях в журналах из списка ВАК.

Основные выводы диссертационной работы были изложены на всероссийских конференциях в Москве (конференция молодых ученых "Антропология города", 4-6 декабря 2013 г., "Антропология города.

Молодёжные аспекты" 22-24 декабря 2014 г.), СанктПетербурге (конференция "Социология в действии" 11-12 апреля 2014 г., VIII Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых "Социальные коммуникации:

профессиональные и повседневные практики" 15-16 мая 2015), а также научных семинарах Института этнографии и антропологии РАН (семинар Совета молодых ученых, 20 февраля 2014 г.) и факультета социологии СПБГУ (семинар "Научная среда", 15.04.15).

Структура диссертационной работы Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность темы диссертации, степень ее научной разработанности, определяются цели и задачи исследования, его объект и предмет, теоретико-методологическая основа, формулируется его научная новизна, приводятся положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, а также описывается апробация результатов исследования.

В Главе 1 «Теоретико-методологические основания изучения социального пространства локальной городской территории» обобщен и проанализирован эвристический потенциал теорий, рассматривающих различные аспекты трансформации городского пространства.

В параграфе 1.1. «Концептуальные основы исследования городского социального пространства» автором проанализированы понятие и подходы к анализу социального пространства. В качестве основополагающих теоретических концептов рассмотрены понятие поля, различных форм капиталов (экономического, культурного, социального, символического) и их свойств, предложенные французским постструктуралистом П. Бурдье.

Обосновано преимущество подхода П. Бурдье, которое состоит в том, что он уравнивает значение всех форм капитала. В частности, нивелируется значение экономического капитала, определяемого как накопленный человеческий труд. Особое значение имеет социальный капитал: социальные связи, посредством которых акторы могут получать прямой доступ к экономическим ресурсам.

Рассмотрено, как различные формы капиталов могут реализовываться в пространстве города. Автор резюмирует, что неравномерное распределение капиталов в социальном и материальном пространстве города порождает различные формы внутригородского неравенства, пространственную поляризацию и сегрегацию. Неоднородность социального пространства подразумевает, что существуют различные публики, которые по-разному осваивают городское пространство, пуская в ход те или иные ресурсы, находящиеся в их распоряжении. В качестве теоретического основания классификации субъектной структуры публичной городской среды использовано деление на «сильные» и «слабые» городские публики, предложенное американским социальным философом Н. Фрезер. Под «слабыми»

городскими публиками подразумеваются акторы и социальные группы, возможность влияния которых на трансформацию городского пространства ограничена выражением мнения, но не предполагает принятия решений ввиду отсутствия необходимых ресурсов. Напротив, «сильные» городские публики могут осуществлять не только выдвижение мнения, но и оказывать влияние на существующий порядок вещей и принимать решения в отношении различных аспектов изменения городского пространства.

В параграфе 1.2. «Иерархизация практик освоения городского пространства»

автором рассмотрены дискурсивные и повседневные практики освоения и структурирования городского социального пространства, результатом которых может выступать его трансформация. Владение пространством и возможность его изменять являются основанием иерархизации городского социального пространства и маркерами принадлежности к власти.

Сильные публики имеют возможность влиять на повседневную жизнь горожан, организовывать и контролировать ее через капиталы архитектуры и городского планирования. Вместе с тем, горожане также изменяют окружающее их пространство в ходе повседневной жизни, хотя эти изменения и не так масштабны, как трансформация городского пространства в соответствии с логикой городских проектировщиков.

Существующие повседневные практики можно разделить на стратегии «производства» и практики «конструирования» (нарративизации) городского пространства (С. Лоу), пространственные - на «стратегии» и «тактики» (М. де Серто). В качестве основания для анализа дискурсивных практик легитимации действий различными социальными акторами в ситуациях переговоров, конкуренции и конфликтов рассмотрена социология критической способности Л. Болтански и Л. Тевено. Конкурентная направленность практик освоения городского социального пространства и иерархический характер распределения различных форм капитала неизбежно будут находить материальное отражение в городской среде.

В параграфе 1.3. «Теоретико-методологические основания изучения социальнопространственной сегрегации города» автором проанализированы подходы к изучению взаимосвязи между социальной дифференциацией и ее пространственным выражением.

Социально-пространственная сегрегация определяется как механизм отстранения определенных групп от ресурсов через обособленные отчуждающие сети. В настоящей работе городское пространство рассматривается одновременно как индикатор и фактор социальной дифференциации, связанной с неодинаковым распределением различных видов капитала в социальном пространстве. Жилье и место проживания служат одними из подобных факторов и индикаторов социального расслоения. Подробно рассмотрена концепция «жилищных классов» (П.П. Кротов, М. Буравой, Т.С. Лыткина), которая в дальнейшем будет использована для описания материальных условий проживания населения Канонерского острова. Автор отмечает, что данный подход не учитывает динамических аспектов и социокультурных факторов городских трансформаций, которые становятся более отчетливыми на микроуровне. С целью выявления социокультурных и динамических аспектов, мы обращаемся к концепции реляционного реализма (Ч. Тилли), рассматривающей социальные отношения между различными социальными агентами, локусами как основание закрепления и воспроизводства неравенства в городской среде, в частности, через реляционные механизмы (вос)производства городских неравенств.

В Главе 2 «Трансформация социального пространства локальной территории большого города: случай Канонерского острова Санкт-Петербурга» приводится анализ эмпирических материалов изучения ключевых этапов и особенностей трансформации социального пространства локальной городской территории на примере Канонерского острова С.-Петербурга.

В параграфе 2.1. «Канонерский остров Санкт-Петербурга: топографический очерк» описаны физические параметры пространства острова, тип и характер жилой и нежилой застройки, функциональное использование его территорий.

Канонерский остров расположен на юго-западе С.-Петербурга и входит в состав Кировского района. Территория острова сравнительно небольшая (протяженность с севера на юг составляет приблизительно 5 км, ширина – около 650 м.). Канонерский остров соседствует с островом Белым, на котором расположена Центральная станция аэрации, и Гутуевским островом, где располагается Морской порт С.-Петербурга. С остальным Петербургом остров соединен подводным тоннелем, открытым в 1983 году. Согласно материалам Генплана (2010 г.), 64,5% острова – незастроенные и функционально не используемые территории.

В параграфе 2.2. «Социокультурные перемены на локальной территории Канонерского острова» рассмотрены дизайн эмпирического исследования и методы, использованные для получения данных. Развернуто описана методология общественнонаучного дискурс-анализа немецкого социолога Райнера Келлера, которая была применена в ходе анализа качественных данных. Выделены и описаны ключевые этапы реструктуризации социального пространства Канонерского острова, а также ключевые факторы, оказывавшие влияние на этот процесс. Всего выделено 4 ключевых этапа. На первом этапе (конец XIXсередина XX вв.) происходит строительство Морского канала возле берегов Канонерского острова и Морского порта, возникает Канонерский судоремонтный завод, «давший жизнь»

острову, остров заселяют работники завода. Второй этап (середина XX в. – 1983 г.) сопровождается интенсивным развитием Канонерского судоремонтного завода и, вместе с ним, острова: растет число жителей, развивается островная инфраструктура. В результате закрытого режима обитания на острове, формируется тесное локальное территориальное сообщество, жители которого были объединены общими проблемами и вопросами, связанными с их жизнью на острове. Третий этап (1983-1990 г.) тесно связан с открытием подводного тоннеля, соединившего остров с остальным городом. Открытие было значимым событием для канонерцев: остров перестает быть физически автономным пространством в черте города, и становится частью общегородской структуры. На четвертом этапе (1990 г.– 2000 г.) происходят масштабные социально-экономические и политические трансформации, связанные с общей ситуацией в стране. Изменяется роль завода в жизни островитян:

постепенно происходит отделение завода от островного поселения. Данный этап характеризуется сломом привычного и организованного ритма повседневности, постепенным ослабеванием роли сильных публик в жизни канонерцев.

В параграфе 2.3. «Реструктуризация социального пространства Канонерского острова: современный этап» представлен анализ нынешнего состояния острова и его положения в иерархии общегородского пространства. Выводы базируются на совокупности количественных и качественных данных, полученных в ходе исследования. Дан социальнодемографический портрет населения острова на основании результатов опроса, проведенного летом 2013 г. Структура населения Канонерского острова относительно гомогенна: жители имеют приблизительно одинаковый профессиональный статус, уровень дохода, а также схожие жизненные траектории, связанные с их переездом на остров.

Описаны ключевые проблемы Канонерского острова, с которыми сталкиваются жители. К ним относятся большое скопление фур на острове, затрудненность транспортного сообщения в связи с высокой загруженностью дорог, соседство промышленных предприятий, недостаточная благоустроенность территории острова, уровень безопасности и отсутствие досуговых учреждений. Показано, что на острове достаточно низкий уровень экономического капитала, нет каких-либо дефицитных ресурсов: благ или услуг, – которыми жители могли бы пользоваться, само место описывается как не престижное для проживания.

Жильё на острове стоит на порядок дешевле по сравнению с другими районами города, что во многом обуславливает то, какие жители переезжают на остров в последние годы.

Полученные в ходе опроса данные в совокупности с анализом рынка жилья позволяют сделать вывод о постепенном формировании социально-пространственной сегрегации в пространстве Санкт-Петербурга.

На локальном уровне неравенство проявляется отчетливее.

Для изучения особенностей закрепления и воспроизводства неравенства на микроуровне мы обращаемся к анализу дискурсивных практик различных городских публик, так или иначе вовлеченных во взаимодействие по поводу вопросов, касающихся острова. В соответствии с классификацией американского социального философа Н. Фрезер, мы разделили данные публики на «сильные» (обладающими большими ресурсами и возможностями влияния на изменение пространства острова) и «слабые» (практики которых ограничиваются преимущественно выражением собственного мнения, но не предполагают принятия решений). К сильным городским публикам были отнесены представители муниципального совета острова, ЖКО, Канонерского судоремонтного завода. Сильные городские публики слабо представлены в дискурсе о Канонерском острове в СМИ и сети Интернет, но, вместе с тем, их роль и экономический потенциал влияния в несколько раз превышают возможности слабых городских публик. Остров в дискурсе сильных публик делится на подведомственные им зоны ответственности. Все, что не находится в их прямом ведении, не рассматривается как объект, за которым они должны следить.

Слабые городские публики представлены жителями Канонерского острова и «туристами» (роль, приписываемая жителями Канонерского острова всем тем, кто приезжает на остров из Петербурга).

Дискурсивные практики «туристов» важны с точки зрения их роли в формировании образа острова «извне», с позиции горожанина. Выявлены различные типы туристов. Одни склонны придавать образу острова преимущественно негативную окраску, описывая его как «депрессивный район» и «Южный Бронкс». С пространством острова ассоциируют различные мифы об опасности.

Других туристов остров привлекает своей необычностью, «оторванностью» и «изолированностью» от Петербурга. Остров в этом смысле предстает для них идеальным пространством для творческого освоения: он малоизвестен и не популярен среди широкой публики, на нем много объектов, которые можно использовать как декорации для фильмов и клипов, как место для отдыха и спортивных развлечений.

Жители Канонерского острова до сих пор склонны поддерживать дискурсивную дистанцию между «островом» и «городом». Подобные границы воспроизводятся и в нарративах более молодых канонерцев. Сохранению локальной идентичности островитян способствует, на наш взгляд, ряд причин. Во-первых, большая часть населения острова представляет относительно гомогенную группу, обладающую схожим уровнем доходов, профессиональным статусом, «жизненными шансами», а также жизненными траекториями, связанными с их переездом на остров. Во-вторых, посредством механизма межпоколенческих отношений история данного места передается более молодому поколению островитян (детям, внукам жителей острова). В-третьих, в ходе повседневных практик жителям часто приходится взаимодействовать друг с другом, в результате чего формируются локальные связи и схожий опыт повседневности. Этому также способствует и специфика ограниченного физического пространства острова, которое способствует тому, что жители регулярно «сталкиваются» лицом к лицу. Обособление локального населения имеет ряд выгод для самих жителей острова. Проживание среди группы схожего социального положения, знание друг друга в лицо, а также наличие развитой сети соседских знакомств, создает ощущение комфорта и безопасности, ощущение «деревни в городе».

При рассмотрении различных ситуаций взаимодействия представителей «слабых» и «сильных» городских публик мы можем наблюдать расхождения в их представлениях как о решении вопросов благоустройства, так и об их собственной роли в данном процессе.

Оправдывая свои действия или бездействие, жители Канонерского острова и «сильные»

городские акторы апеллируют к различным «мирам оправдания». Жители Канонерского острова, занимающие пассивную позицию, в основном выстраивают свои дискурсивные практики в контексте «домашнего мира», навязывая властям патерналистские роли. В свою очередь, представители местной администрации и ЖКО декларируют собственное бессилие, указывая, что им не хватает ресурсов и полномочий для успешного решения локальных проблем, и апеллируют к «индустриальному миру», утверждая, что для более эффективной работы им необходимо дать большую свободу по планированию и реализации инициатив различного характера. Дискурсивные стратегии руководства Канонерского судоремонтного завода выстраиваются в контексте «мира рынка», где важна лишь максимизация прибыли и получение дохода. Рассогласование в интересах, целях и действиях «сильных» и «слабых»

городских публик по поводу Канонерского острова Санкт-Петербурга, на наш взгляд, выступает одной из ключевых причин неблагоустроенности данного места в пространстве города.

На примере кейса муниципальных выборов на Канонерском острове мы раскрываем особенности взаимодействия между различными группами политических кандидатов и жителями острова. Мы демонстрируем, что ситуация выборов изменила практики взаимодействия жителей острова с муниципальной властью, их включенность в контекст и содержание местных проблем, информированность о происходящем на острове.

Деятельность муниципальных кандидатов на деле продемонстрировала роль отношений (реляций) в трансформации городской среды: использование различных коммуникативных механизмов способствовало мобилизации местного населения, и малозаметному, на первый взгляд, изменению не только социо-политического контекста локальной территории Канонерского острова, но и положительному движению в сторону практического решения локальных проблем.

В Заключении приведены основные выводы диссертационного исследования, отражающие ключевые аспекты реструктуризации социального пространства Канонерского острова Санкт-Петербурга. На примере Канонерского острова Санкт-Петербурга предложена описательная модель периферийной городской среды, дана характеристика ее истории и трансформации, социально-демографический портрет локального населения, раскрыто институциональное измерение власти и управления на территории.

На острове достаточно низкий уровень экономического капитала, нет каких-либо дефицитных ресурсов: благ или услуг, – которыми жители могли бы пользоваться, само место описывается как не престижное для проживания. Многие жители сегодня оказались в положении структурой зависимости, обусловленной низкой рыночной стоимостью жилья на острове и ограниченными шансами переезда. Аналогично, переезд новых жителей на остров определяется низкой рыночной стоимостью жилья на острове.

С точки зрения культурного капитала остров «небогат» в силу отсутствия значимых памятников и объектов исторического наследия в его пространстве. Отсутствие культурного разнообразия и наполненности данной территории создает у многих ощущение безликости пространства, следствием чего выступает, в частности, низкая экономическая и инвестиционная привлекательность острова. Однако, на наш взгляд, в уникальной истории данного места и интересе к нему со стороны «туристов» заключен определенный потенциал дальнейших возможностей использования и трансформации пространства острова.

Территория острова не подвержена пристальному контролю со стороны сильных городских публик, что открывает простор для ее творческого освоения.

Между тем, остров «богат» с точки зрения социального капитала. Развитые соседские связи можно рассматривать в качестве адаптивного механизма, в терминологии Ч. Тилли, позволяющего приспосабливаться к новым условиям и самостоятельно решать локальные проблемы посредством ресурсов, имеющихся у представителей сообщества. Однако развитые соседские связи также способствуют «огораживанию» сообщества, ограничивая круг общения и взаимодействия, и постепенному закреплению социо-пространственного неравенства на локальном уровне.

Трансформация пространства острова в последние два десятилетия, изменение характера вовлеченности островитян в локальную трудовую и экономическую жизнь (массовые увольнения в период перестройки с Канонерского судоремонтного завода, где работала большая часть жителей), повлияли на изменение отношения старожилов к месту проживания, возникновению у многих отчужденности от локального сообщества, появлению желания переехать. Выделено 4 типа отношений жителей с локальным сообществом и с местом, которые сегодня демонстрируют жители острова. Это «идеальные» типы, или аналитические категории, которые были разработаны с целью понимания контекста взаимодействия жителей с пространством и друг с другом: 1. локальная укорененность, вовлеченность в сообщество (подразумевает эмоциональную привязанность и биографическую связь с местом, активную включенность в локальные сети взаимопомощи и обмена); 2. отчуждение от пространства и сообщества (зависимая связь с местом, слабая идентификация с местом проживания и локальным сообществом); 3. индифферентное отношение (рациональная связь с местом, слабая локальная идентичность, слабая вовлеченность в сообщество); 4. функциональная зависимость (рациональная связь с местом, слабая идентификация с местом, средняя вовлеченность в локальные социальные сети, которая строится по принципу взаимной пользы и с целью совместного действия).

В ходе изучения дискурсивных практик различных городских публик по поводу Канонерского острова Санкт-Петербурга, было обнаружено рассогласование в интересах, целях и действиях «сильных» и «слабых» городских публик. На наш взгляд, оно выступает одной из ключевых причин неблагоустроенности данного места в пространстве города.

Полученные в ходе исследования данные и результаты могут быть в дальнейшем использованы для анализа схожих кейсов периферийной городской среды, разработки рекомендаций по улучшению и изменению территорий, в том числе, используя уже имеющийся потенциал данных территорий и локального населения.

В Приложении представлены анкета телефонного опроса, краткая характеристика информантов, гайды полуструктурированных интервью, исследовательские вопросы дл анализа дискурса, транскрибированная запись интервью.

Работы, опубликованные автором по теме диссертации

В журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Агафонова А. Г. «Морские ворота» Санкт-Петербурга: Канонерский остров в дискурсе городских публик / А. Г. Агафонова // Социология власти. – 2013. – № 3. – С. 94– 111. (Статья, 0,98 п.л.).

2. Агафонова А.Г. Реляционный подход в городских исследованиях / А. Г. Агафонова // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2015. – Том XVIII. – № 4 (81). – С. 96– 110. (Статья, 0,8 п.л.).

3. Агафонова А.Г. Социополитический контекст локальной городской территории:

кейс Канонерского острова Санкт-Петербурга / А. Г. Агафонова // Вестник СПбГУ. – 2016. – Сер. 12. – Вып. 1. – С. 85-98. (Статья, 0,75 п.л.).

В других изданиях:

4. Агафонова А.Г. Социокультурное пространство Канонерского острова:

Петербургские Канары или Южный Бронкс? / А. Г. Агафонова // Социальные коммуникации:

профессиональные и повседневные практики. Сб. статей / Под ред. В.В. Козловского, В.В.

Васильковой, А.М. Хохловой. – СПб.: Интерсоцис, 2013. – Выпуск 5. – С. 193-200.

(Материалы конференции, 0,4 п.л.).

5. Агафонова А.Г. Трансформация социокультурного пространства локальной городской территории (на примере Канонерского острова Санкт-Петербурга) / А. Г.

Агафонова //Избранные материалы VI социологической межвузовской конференции студентов и аспирантов / отв. ред. М. Р. Демин; Санкт-Петербургский филиал Нац. исслед.

ун-та «Высшая школа экономики». – СПб.: Отдел оперативной полиграфии НИУ ВШЭ. – 2014. – С. 97-101. (Материалы конференции, 0,2 п.л.).






Похожие работы:

«Нуруллин Ринат Маратович СЕЦЕССИЯ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Казань, 2012 Работа выполнена на кафедре политологии Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессио...»

«КАЗАНИН Максим Владимирович ВЫЗОВЫ ИНТЕРЕСАМ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность: 23.00.04 "Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального...»

«ЩЕРБИНИН ДЕНИС ИГОРЕВИЧ Конфликтный потенциал современного сибирского сепаратизма (по материалам социологических исследований в Алтайском и Красноярском краях, республике Алтай, Кемеровской и Читинской областях) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные...»








 
2017 www.book.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.